梅花
開而落去登
人者雖云
吾標結之
枝将有八方
うめのはな
さきてちりぬと
ひとはいへど
わがしめゆひし
えだにあらめやも
Пусть люди говорят,
Что нежных слив цветы
Цветут и после опадают долу…
Но разве может с веткой это быть,
Где знак запрета был завязан мною?
* Песня, посланная возлюбленной, когда автор узнал об изменении ее отношения к нему.
* Ветка — метафора возлюбленной.
* Знак запрета завязан — связан клятвой, помолвлен (о происхождении этого образа см. п. 20).
山主者
盖雖有
吾妹子之
将結標乎
人将解八方
やまもりは
けだしありとも
わぎもこが
ゆひけむしめを
ひととかめやも
Пусть даже у горы
И были б стражи,
Но тот священный знак, что милая моя
Там завязать могла, любя,
О, разве развязать другая сможет?

春霞
春日里之
殖子水葱
苗有跡云師
柄者指尓家牟
はるかすみ
かすがのさとの
うゑこなぎ
なへなりといひし
えはさしにけむ
Трава канаги, что посажена была
В селенье Касуга,
Где встал туман весенний,
По слухам, маленьким ростком была,
А ныне, кажется, пустила ввысь побеги!
* Суругамаро иносказательно говорит о младшей дочери Отомо Саканоэ, сравнивая ее с молодой травой.
* Канаги (Monochoric vaginalis) — трава, часто растет на затопляемых рисовых полях, в старину ее употребляли в пищу.
一日尓波
千重浪敷尓
雖念
奈何其玉之
手二巻<難>寸
ひとひには
ちへなみしきに
おもへども
なぞそのたまの
てにまきかたき
День целый
В тысячи рядов волна здесь приливает за волною,
И также думы непрерывны о тебе…
Но почему же трудно в руки взять
И завладеть жемчужиною дорогою?
* Жемчужина — метафора возлюбленной.
大夫之
思和備乍
遍多
嘆久嘆乎
不負物可聞
ますらをの
おもひわびつつ
たびまねく
なげくなげきを
おはぬものかも
Бывает часто:
Рыцарь доблестный, любя,
Горюет без своей любимой,
А что печаль его,
Известна ль ей она?

不相見而
氣長久成奴
比日者
奈何好去哉
言借吾妹
あひみずて
けながくなりぬ
このころは
いかにさきくや
いふかしわぎも
Немало долгих дней
Прошло без встреч с тобою,
И вот теперь, в разлуке, без меня,
Как ты живешь, ты счастлива ли ныне?
Тревожусь я, любимая моя!

情者
不忘物乎
<儻>
不見日數多
月曽經去来
こころには
わすれぬものを
たまさかに
みぬひさまねく
つきぞへにける
В душе
Тебя я никогда не забывал,
Но много было дней, когда случайно
Тебя, любимая, я просто не встречал.
Ах, целый месяц миновал в разлуке…

相見者
月毛不經尓
戀云者
乎曽呂登吾乎
於毛保寒毳
あひみては
つきもへなくに
こふといはば
をそろとわれを
おもほさむかも
Ведь месяца еще не миновало,
Как были мы с тобой вдвоем,
И если б я сказал,
Что я тоскую,
Наверно, ты сочла б меня лжецом!

不念乎
思常云者
天地之
神祇毛知寒
邑礼左變
おもはぬを
おもふといはば
あめつちの
かみもしらさむ
****
О, если бы, не чувствуя любви,
Мои уста тебе солгали,
То боги неба и земли
Про ложь мою немедленно б узнали,—
Не сомневайся же во мне!

霞立
春日里之
梅花
波奈尓将問常
吾念奈久尓
かすみたつ
かすがのさとの
うめのはな
はなにとはむと
わがおもはなくに
Цветы душистой сливы, что цветут
В селенье Касуга,
Покрытом легкой дымкой,
Изменчивы, но я ведь не такой,—
Я не приду к тебе с неверным сердцем.
Песня Отомо Суругамаро
* Песня Отомо Суругамаро (см. п. 400) обращена к будущей жене, второй дочери Отомо Саканоэ (из Тамура) (см. п. 401).
梅花
令落冬風
音耳
聞之吾妹乎
見良久志吉裳
うめのはな
ちらすあらしの
おとのみに
ききしわぎもを
みらくしよしも
Как будто отголоски дальней бури,
Которая у слив сорвала лепестки,
Так слухи о тебе…
И вот люблю я снова,
И счастлив я, и больше нет тоски!
* Песня включена в любовные песни зимы, так как в ней говорится о лепестках сливы. Полагают, что адресована второй дочери Отомо Саканоэ — будущей жене автора (К).