去来子等
早日本邊
大伴乃
御津乃濱松
待戀奴良武
いざこども
はやくやまとへ
おほともの
みつのはままつ
まちこひぬらむ
Итак, друзья, скорей в страну Ямато,
Туда, где сосны ждут на берегу!
В заливе Мицу,
Где я жил когда-то,
О нас, наверно, память берегут!
* В песнях Окура впервые в японской поэзии нашли отражение социальные мотивы. Из его произведений наиболее знаменита поэма “Диалог бедняков” (см. п. 892–893).
* Песня была сложена, когда Окура жил в Китае в составе посольства, отправленного из Японии во 2-м г. Тайхо (702 г.). Он вернулся домой в 704 г.
鳥翔成
有我欲比管
見良目杼母
人社不知
松者知良武
あまがけり
ありがよひつつ
みらめども
ひとこそしらね
まつはしるらむ
Подобно птицам, что летают в небе,
Быть может, он являлся здесь потом
И видел всё,
Не знают только люди,
А сосны, может, ведают про то!
* Возможно, это ответ на одну из предыдущих песен — Окимаро или Арима (МС).
* В песне отражена вера в бессмертие души, которая встречается и в других песнях М. под влиянием буддизма.
憶良等者
今者将罷
子将哭
其彼母毛
吾乎将待曽
おくららは
いまはまからむ
こなくらむ
それそのははも
わをまつらむぞ
Окура теперь встает,
Вас оставит и уйдет,
Сын, наверно, слезы льет,
И его родная мать
Окура, наверно, ждет!

愛河波浪已先滅
苦海煩悩亦無結
従来厭離此穢土
本願託生彼浄刹



伊弊尓由伎弖
伊可尓可阿我世武
摩久良豆久
都摩夜左夫斯久
於母保由倍斯母
いへにゆきて
いかにかあがせむ
まくらづく
つまやさぶしく
おもほゆべしも
Домой возвратившись,
Как быть, что мне делать?
Как тяжко мне будет
В покинутой спальне
Увидеть на ложе твое изголовье!
* Спальня (цумая) — так в старину называлось специальное помещение для супругов, был ли это особый домик или комната, неизвестно (МС).
伴之伎与之
加久乃未可良尓
之多比己之
伊毛我己許呂乃
須別毛須別那左
はしきよし
かくのみからに
したひこし
いもがこころの
すべもすべなさ
Как жаль безгранично мне доброе сердце
Любимой жены, что, любя и тоскуя,
Ко мне прибыла
Из далекого дома,
Чтоб вместе со мною прожить так недолго…

久夜斯可母
可久斯良摩世婆
阿乎尓与斯
久奴知許等其等
美世摩斯母乃乎
くやしかも
かくしらませば
あをによし
くぬちことごと
みせましものを
Как об этом сожалею я…
Если б мог заранее я знать,
Что случится с нею страшная беда,
Здесь, в стране прекрасной зеленью листвы,
Сколько бы я мог ей показать!

伊毛何美斯
阿布知乃波那波
知利奴倍斯
和何那久那美多
伊摩陀飛那久尓
いもがみし
あふちのはなは
ちりぬべし
わがなくなみた
いまだひなくに
Верно, лепестки лиловые ооти,
На которые любила ты смотреть,
Все опали…
Только слезы, что струятся,
Высохнуть не могут до сих пор…
* Ооти (совр. сэндан) — мелия японская, кустарник, цветет мелкими цветами бледно-лилового цвета.
大野山
紀利多知<和>多流
和何那宜久
於伎蘇乃可是尓
紀利多知和多流
おほのやま
きりたちわたる
わがなげく
おきそのかぜに
きりたちわたる
Над горою ближнею Оону,
Подымаясь, расстилается туман…
Из-за ветра —
Вздохов горести моей —
Подымаясь, расстилается туман…
* Появление тумана, когда возлюбленные находятся в разлуке, служит приметой того, что любимый человек вздыхает и тоскует. В песне гипербола: глубокие вздохи вызывают ветер.
父母乎
美礼婆多布斗斯
妻子見礼婆
米具斯宇都久志
余能奈迦波
加久叙許等和理
母<智>騰利乃
可可良波志母与
由久弊斯良祢婆
宇既具都遠
奴伎都流其等久
布美奴伎提
由久智布比等波
伊波紀欲利
奈利提志比等迦
奈何名能良佐祢
阿米弊由迦婆
奈何麻尓麻尓
都智奈良婆
大王伊摩周
許能提羅周
日月能斯多波
雨麻久毛能
牟迦夫周伎波美
多尓具久能
佐和多流伎波美
企許斯遠周
久尓能麻保良叙
可尓迦久尓
保志伎麻尓麻尓
斯可尓波阿羅慈迦
ちちははを
みればたふとし
めこみれば
めぐしうつくし
よのなかは
かくぞことわり
もちどりの
かからはしもよ
ゆくへしらねば
うけぐつを
ぬきつるごとく
ふみぬきて
ゆくちふひとは
いはきより
なりでしひとか
ながなのらさね
あめへゆかば
ながまにまに
つちならば
おほきみいます
このてらす
ひつきのしたは
あまくもの
むかぶすきはみ
たにぐくの
さわたるきはみ
きこしをす
くにのまほらぞ
かにかくに
ほしきまにまに
しかにはあらじか
Глядя на отца и мать,
Люди почитают их,
Глядя на жену, детей,
Люди нежно любят их.
В мире здесь
Закон таков!
Как приманка — птиц,
Крепко держит всех закон!
От него уйти нельзя!
И упрямый человек,
Что идет, презрев его,
Как бросают, сняв с ноги
Стоптанный башмак,
Не из дерева ль такой,
Не из камня ли, скажи,
Сделан этот человек?
Имя назови своё!
Коль уйдёшь на небеса,
Делай там, что хочешь ты,
Коль живёшь ты на земле,—
На земле есть государь.
Здесь, под солнцем и луной,
Озаряющими мир,
До пределов, где плывут
В дальнем небе облака,
До пределов, где ползёт
По долинам дальним тварь,
Он правление вершит
На просторах всей страны!
Так иль эдак
Делать все, что на ум тебе взбредёт,—
Допустимо ли, скажи?
* “…Как приманка—птиц…” (мк) — для поимки птиц в старину ветви деревьев смазывали птичьим клеем.
比佐迦多能
阿麻遅波等保斯
奈保<々々>尓
伊弊尓可弊利提
奈利乎斯麻佐尓
ひさかたの
あまぢはとほし
なほなほに
いへにかへりて
なりをしまさに
В небеса путь не простой,
Чем стремиться в эту высь,
Лучше
Поверни домой,
Нужным делом там займись!

宇利<波><米婆>
胡藤母意母保由
久利波米婆
麻斯提斯農波由
伊豆久欲利
枳多利斯物能曽
麻奈迦比尓
母等奈可可利提
夜周伊斯奈佐農
うりはめば
こどもおもほゆ
くりはめば
ましてしぬはゆ
いづくより
きたりしものぞ
まなかひに
もとなかかりて
やすいしなさぬ
Дыни ли отведаю —
Вспомнишься ты мне,
Каштанов ли отведаю —
Стремлюсь к тебе вдвойне.
Откуда только взялся ты
Назойливый такой?
Все пред глазами вертишься,
Стоишь передо мной!
Одними лишь заботами
Мне наполняешь грудь,
Из-за тебя спокойным сном
Я не могу уснуть!

銀母
金母玉母
奈尓世武尓
麻佐礼留多可良
古尓斯迦米夜母
しろかねも
くがねもたまも
なにせむに
まされるたから
こにしかめやも
Для чего нам серебро,
Золото, каменья эти?
Все ничтожно.
Всех сокровищ
Драгоценней сердцу дети!

世間能
周弊奈伎物能波
年月波
奈何流々其等斯
等利都々伎
意比久留<母>能波
毛々久佐尓
勢米余利伎多流
遠等咩良何
遠等咩佐備周等
可羅多麻乎
多母等尓麻可志
(或有此句云
之路多倍乃
袖布利可伴之
久礼奈為乃
阿可毛須蘇毗伎)
余知古良等
手多豆佐波利提
阿蘇比家武
等伎能佐迦利乎
等々尾迦祢
周具斯野利都礼
美奈乃和多
迦具漏伎可美尓
伊都乃麻可
斯毛乃布利家武
久礼奈為能
(一云
尓能保奈須)
意母提乃宇倍尓
伊豆久由可
斯和何伎多利斯
(一云
都祢奈利之
恵麻比麻欲毗伎
散久伴奈能
宇都呂比<尓>家利
余乃奈可伴
可久乃未奈良之)
麻周羅遠乃
遠刀古佐備周等
都流伎多智
許志尓刀利波枳
佐都由美乎
多尓伎利物知提
阿迦胡麻尓
志都久良宇知意伎
波比能利提
阿蘇比阿留伎斯
余乃奈迦野
都祢尓阿利家留
遠等咩良何
佐那周伊多斗乎
意斯比良伎
伊多度利与利提
麻<多麻>提乃
多麻提佐斯迦閇
佐祢斯欲能
伊久陀母阿羅祢婆
多都可豆<恵>
許志尓多何祢提
可由既婆
比等尓伊等波延
可久由既婆
比等尓邇久<麻>延
意余斯遠波
迦久能尾奈良志
多麻枳<波>流
伊能知遠志家騰
世武周弊母奈新
よのなかの
すべなきものは
としつきは
ながるるごとし
とりつつき
おひくるものは
ももくさに
せめよりきたる
をとめらが
をとめさびすと
からたまを
たもとにまかし
(しろたへの
そでふりかはし
くれなゐの
あかもすそひき)
よちこらと
てたづさはりて
あそびけむ
ときのさかりを
とどみかね
すぐしやりつれ
みなのわた
かぐろきかみに
いつのまか
しものふりけむ
くれなゐの
(にのほなす)
おもてのうへに
いづくゆか
しわがきたりし
(つねなりし
ゑまひまよびき
さくはなの
うつろひにけり
よのなかは
かくのみならし)
ますらをの
をとこさびすと
つるぎたち
こしにとりはき
さつゆみを
たにぎりもちて
あかごまに
しつくらうちおき
はひのりて
あそびあるきし
よのなかや
つねにありける
をとめらが
さなすいたとを
おしひらき
いたどりよりて
またまでの
たまでさしかへ
さねしよの
いくだもあらねば
たつかづゑ
こしにたがねて
かゆけば
ひとにいとはえ
かくゆけば
ひとににくまえ
およしをは
かくのみならし
たまきはる
いのちをしけど
せむすべもなし
Как непрочен этот мир,
В нем надежды людям нет!
Так же, как плывут
Годы, месяцы и дни
Друг за другом вслед,
Все меняется кругом,
Принимая разный вид.
Множество вещей
Заполняют эту жизнь
И теснятся на бегу,
Чтобы вновь спешить вперед.
С женщин мы начнем.
Женщине привычно что? —
Жемчуг дорогой
Из чужих краев надеть,
Любоваться им,
Белотканым рукавом
Другу помахать в ответ
Или алый шлейф —
Платья красного подол,—
Идя, волочить
И с подругою своей,
Взявшись за руки,
Играть —
Вот он радостный расцвет
Жизни сил!
Но тот расцвет
Удержать нельзя.—
Все пройдет:
На прядь волос,
Черных раковин черней,
Скоро иней упадет,
И на свежесть
Алых щек
Быстро ляжет
Сеть морщин.
А теперь — мужчин возьмем.
Рыцарям привычно что?
Славный бранный меч
Крепко привязать к бедру,
Крепко в руки взять
Стрелы счастья,
Оседлать
Своего коня
И, красуясь так в седле,
Забавляясь, разъезжать.
Мир, в котором мы живем,
Разве прочен он?
Там, где сладко девы спят,
Рыцари, сойдя с коней,
Двери распахнут
И приблизятся
И рук яшмовых рукой
Чуть коснутся — и тотчас,
Обнимая юных дев,
Руки вмиг переплетут
И в объятьях
До зари
Будут вместе спать.
Но глянь!
Нет этих ночей:
Вот уж с посохом в руках,
Сгорбившись,
Они бредут,
И теперь — они
Презираемы людьми,
И теперь — они
Ненавидимы людьми.
В мире здесь конец таков
Яшмою сверкающей
Юной жизни
Жаль тебе,—
Но бессилен ты.
* “Жемчуг дорогой из чужих краев надеть…” — т. е. жемчуг (или яшму), привезенный из Китая или Кореи.

* “Белотканым рукавом другу помахать в ответ…” — см. п. 20.

* “…алый шлейф — платья красного подол…” — красный подол обычен для женской одежды тех времен. Заслуживает внимания тавтология эпитетов, характерная для народных песен.

* “…черных раковин черней…” — речь идет о раковинах мина, внутри совершенно черных.
等伎波奈周
<迦>久斯母何母等
意母閇騰母
余能許等奈礼婆
等登尾可祢都母
ときはなす
かくしもがもと
おもへども
よのことなれば
とどみかねつも
Ах, неприступным, вечным, как скала,
Хотелось бы мне в жизни этой быть!
Но тщетно все:
Жизнь эта такова,
Что мы не в силах бег её остановить!

可既麻久波
阿夜尓可斯故斯
多良志比咩
可尾能弥許等
可良久尓遠
武氣多比良宜弖
弥許々呂遠
斯豆迷多麻布等
伊刀良斯弖
伊波比多麻比斯
麻多麻奈須
布多都能伊斯乎
世人尓
斯咩斯多麻比弖
余呂豆余尓
伊比都具可祢等
和多能曽許
意枳都布可延乃
宇奈可美乃
故布乃波良尓
美弖豆可良
意可志多麻比弖
可武奈何良
可武佐備伊麻須
久志美多麻
伊麻能遠都豆尓
多布刀伎呂可儛
かけまくは
あやにかしこし
たらしひめ
かみのみこと
からくにを
むけたひらげて
みこころを
しづめたまふと
いとらして
いはひたまひし
またまなす
ふたつのいしを
よのひとに
しめしたまひて
よろづよに
いひつぐかねと
わたのそこ
おきつふかえの
うなかみの
こふのはらに
みてづから
おかしたまひて
かむながら
かむさびいます
くしみたま
いまのをつづに
たふときろかむ
Вам хочу поведать я:
Беззаветно чтили все Тарасихимэ,
Что богинею была
На земле у нас.
Раз корейскую страну
Собираясь покорить
И желая успокоить
Дух светлейший свой,
Освященные молитвой
Повезла в поход с собой
Камня два, что красотой
Яшме дорогой равны.
И потом их завещала
Бренным людям на земле,
И чтоб шел из века в век
Сказ о силе тех камней,
Положила их она
Царственной своей рукой
В месте Кофунохара,
Где селенье Фукаэ,
Возле берегов морских,
Что лежали на пути,
Где далека глубина
У долин на дне морском.
И божественными стали,
Божество в себе тая,
Эти камни с дивным даром,
Камни, что богов веленья
Навсегда в себе хранят.
И теперь, и в наши дни
Почитаются они!

阿米都知能
等母尓比佐斯久
伊比都夏等
許能久斯美多麻
志可志家良斯母
あめつちの
ともにひさしく
いひつげと
このくしみたま
しかしけらしも
Верно, для того чтоб вечно
Вместе с небом и землёй
Шёл в веках рассказ такой,
Эти камни с дивным даром
И поныне там лежат!
Каэси-ута
波流佐礼婆
麻豆佐久耶登能
烏梅能波奈
比等利美都々夜
波流比久良佐武
はるされば
まづさくやどの
うめのはな
ひとりみつつや
はるひくらさむ
Придёт весна,
И первыми цветут у дома моего
Цветы душистой сливы…
Ужель совсем один, любуясь ими,
Я буду проводить весною дни?

麻都良我多
佐欲比賣能故何
比列布利斯
夜麻能名乃<尾>夜
伎々都々遠良武
まつらがた
さよひめのこが
ひれふりし
やまのなのみや
ききつつをらむ
Ужели вечно слышать буду
Лишь имя той горы,
Где бедное дитя Саёхимэ
У Мацура-залива
Махала шарфом, милого зовя?

多良志比賣
可尾能美許等能
奈都良須等
美多々志世利斯
伊志遠多礼美吉
(一云
阿由都流等)
たらしひめ
かみのみことの
なつらすと
みたたしせりし
いしをたれみき
(あゆつると)
Кто видел камень,
Где стояла,
Ловя форелей молодых,
Богиня эта неземная —
Принцесса Тарасихимэ?
* О принцессе Тарасихимэ см. п. 813. Предание, в котором говорится, как императрица Дзингу ловила рыбу в бухте у Яшмового острова (см. комм. к п. 853), записано в “Кодзики”, в “Нихонги” и “Хидзэн-фудоки”.

TODO:LINK:KOJIKI
TODO:LINK:NIHONGI
TODO:LINK:HIZEN
毛々可斯母
由加奴麻都良遅
家布由伎弖
阿須波吉奈武遠
奈尓可佐夜礼留
ももがしも
ゆかぬまつらぢ
けふゆきて
あすはきなむを
なにかさやれる
Не сотни дней
Ведь будет продолжаться
Дорога в Мацура:
Сегодня вышел я, а завтра я вернусь.
Но что же мне мешает и не дает отправиться туда?

阿麻等夫夜
等利尓母賀母夜
美夜故<麻>提
意久利摩遠志弖
等比可弊流母能
あまとぶや
とりにもがもや
みやこまで
おくりまをして
とびかへるもの
Когда бы в облаках я мог парить,
Как в небе этом реющие птицы,
О, если б крылья мне,
Чтоб друга проводить
К далеким берегам моей столицы!..

比等母祢能
宇良夫禮遠留尓
多都多夜麻
美麻知可豆加婆
和周良志奈牟迦
ひともねの
うらぶれをるに
たつたやま
みまちかづかば
わすらしなむか
Вот люди близкие прощаются с тобою,
Печали и уныния полны,
Но лишь доедет конь
До Тацута-горы,
О них, наверно, ты забудешь!

伊比都々母
能知許曽斯良米
等乃斯久母
佐夫志計米夜母
吉美伊麻佐受斯弖
いひつつも
のちこそしらめ
とのしくも
さぶしけめやも
きみいまさずして
Хоть и говорили мы не раз,
Но лишь после понимаешь все.
О, как сильно,
Верно, будем мы скучать
Без тебя, без друга своего!

余呂豆余尓
伊麻志多麻比提
阿米能志多
麻乎志多麻波祢
美加<度>佐良受弖
よろづよに
いましたまひて
あめのした
まをしたまはね
みかどさらずて
Пусть ты вечно пребываешь на земле,
В Поднебесной,
И не знать тебе конца,
Пусть все время службу ты несешь,
Никогда не отлучаясь из дворца!
* “Пусть все время службу ты несешь, никогда не отлучаясь из дворца” — пожелание, чтобы Табито жил все время благополучно в столице и ему не пришлось бы снова быть высланным за ее пределы.
阿麻社迦留
比奈尓伊都等世
周麻比都々
美夜故能提夫利
和周良延尓家利
あまざかる
ひなにいつとせ
すまひつつ
みやこのてぶり
わすらえにけり
В далёкой, словно свод небесный,
Пять долгих лет я жил в стране глухой,
И вот теперь
Столичные приметы, привычки, нравы —
Всё забыто мной!

加久能<未>夜
伊吉豆伎遠良牟
阿良多麻能
吉倍由久等志乃
可伎利斯良受提
かくのみや
いきづきをらむ
あらたまの
きへゆくとしの
かぎりしらずて
Неужели будет так и впредь,
Буду я, вздыхая, продолжать здесь жить?
Не узнав, когда придет конец
Уходящим
Новояшмовым годам?
* Срок службы губернаторов провинций в те времена не был точно установлен, и больной Окура сожалеет, что не знает, когда кончится срок его службы в глуши.
阿我農斯能
美多麻々々比弖
波流佐良婆
奈良能美夜故尓
咩佐宜多麻波祢
あがぬしの
みたまたまひて
はるさらば
ならのみやこに
めさげたまはね
Коль милости тебе теперь и слава,
Ты и меня пригреешь как-нибудь,
Когда придет весна,
В столицу нашу Нара
Позвать меня к себе не позабудь!
* Окура выражает надежду на то, что Табито похлопочет о его возвращении в столицу. Возможно, что он, как и Табито, в свое время был выслан за пределы столицы. Социальные проблемы, затронутые в песнях Окура, сочувствие беднякам позволяют думать, что его пребывание на о-ве Кюсю имело характер ссылки, тем более что в те времена высылка за пределы столицы была обычным наказанием для провинившихся чиновников. В песне говорится о его надежде на хлопоты друга, которому возвращена милость двора и который получил высокое назначение.
多良知子能
波々何目美受提
意保々斯久
伊豆知武伎提可
阿我和可留良武
たらちしの
ははがめみずて
おほほしく
いづちむきてか
あがわかるらむ
Верно, больше не увижу я
Мать родимую, вскормившую меня,
И в отчаянье,
Не зная, что там ждет,
Этот мир покину навсегда!
Каэси-ута
都祢斯良農
道乃長手袁
久礼々々等
伊可尓可由迦牟
可利弖波奈斯尓
つねしらぬ
みちのながてを
くれくれと
いかにかゆかむ
かりてはなしに
Незнакомый мне,
Далекий путь!
Мучась и страдая без конца,
Как сумею я его пройти,
Без еды оставшись, без воды?

家尓阿利弖
波々何刀利美婆
奈具佐牟流
許々呂波阿良麻志
斯奈婆斯農等母
いへにありて
ははがとりみば
なぐさむる
こころはあらまし
しなばしぬとも
(のちはしぬとも)
Если бы я в доме был родном,
То за мной смотрела б мать моя,
Сердце б успокоила моё,
Ну, а если надо умирать,
Пусть бы умер около неё!

出弖由伎斯
日乎可俗閇都々
家布々々等
阿袁麻多周良武
知々波々良波母
いでてゆきし
ひをかぞへつつ
けふけふと
あをまたすらむ
ちちははらはも
Считая каждый день
С тех пор, как я ушел:
Вот нынче, нынче, — каждый раз твердя,
Наверно, будут ждать они меня —
Отец и мать мои родные!

一世尓波
二遍美延農
知々波々袁
意伎弖夜奈何久
阿我和加礼南
(一云
相別南)
ひとよには
ふたたびみえぬ
ちちははを
おきてやながく
あがわかれなむ
(あひわかれなむ)
О, всего единственный лишь раз,
Во второй раз мне не увидать
В этом мире ни отца, ни мать.
Их оставив в дальней стороне,
Неужель простился с ними навсегда?

風雜
雨布流欲乃
雨雜
雪布流欲波
為部母奈久
寒之安礼婆
堅塩乎
取都豆之呂比
糟湯酒
宇知須々呂比弖
之<叵>夫可比
鼻毗之毗之尓
志可登阿良農
比宜可伎撫而
安礼乎於伎弖
人者安良自等
富己呂倍騰
寒之安礼婆
麻被
引可賀布利
布可多衣
安里能許等其等
伎曽倍騰毛
寒夜須良乎
和礼欲利母
貧人乃
父母波
飢寒良牟
妻子等波
乞々泣良牟
此時者
伊可尓之都々可
汝代者和多流
天地者
比呂之等伊倍杼
安我多米波
狭也奈里奴流
日月波
安可之等伊倍騰
安我多米波
照哉多麻波奴
人皆可
吾耳也之可流
和久良婆尓
比等々波安流乎
比等奈美尓
安礼母作乎
綿毛奈伎
布可多衣乃
美留乃其等
和々氣佐我礼流
可々布能尾
肩尓打懸
布勢伊保能
麻宜伊保乃内尓
直土尓
藁解敷而
父母波
枕乃可多尓
妻子等母波
足乃方尓
圍居而
憂吟
可麻度柔播
火氣布伎多弖受
許之伎尓波
久毛能須可伎弖
飯炊
事毛和須礼提
奴延鳥乃
能杼与比居尓
伊等乃伎提
短物乎
端伎流等
云之如
楚取
五十戸良我許恵波
寝屋度麻R
来立呼比奴
可久<婆>可里
須部奈伎物能可
世間乃道
かぜまじり
あめふるよの
あめまじり
ゆきふるよは
すべもなく
さむくしあれば
かたしほを
とりつづしろひ
かすゆざけ
うちすすろひて
しはぶかひ
はなびしびしに
しかとあらぬ
ひげかきなでて
あれをおきて
ひとはあらじと
ほころへど
さむくしあれば
あさぶすま
ひきかがふり
ぬのかたきぬ
ありのことごと
きそへども
さむきよすらを
われよりも
まづしきひとの
ちちははは
うゑこゆらむ
めこどもは
こふこふなくらむ
このときは
いかにしつつか
ながよはわたる
あめつちは
ひろしといへど
あがためは
さくやなりぬる
ひつきは
あかしといへど
あがためは
てりやたまはぬ
ひとみなか
あのみやしかる
わくらばに
ひととはあるを
ひとなみに
あれもつくるを
わたもなき
ぬのかたぎぬの
みるのごと
わわけさがれる
かかふのみ
かたにうちかけ
ふせいほの
まげいほのうちに
ひたつちに
わらときしきて
ちちははは
まくらのかたに
めこどもは
あとのかたに
かくみゐて
うれへさまよひ
かまどには
ほけふきたてず
こしきには
くものすかきて
いひかしく
こともわすれて
ぬえどりの
のどよひをるに
いとのきて
みじかきものを
はしきると
いへるがごとく
しもととる
さとをさがこゑは
ねやどまで
きたちよばひぬ
かくばかり
すべなきものか
よのなかのみち
Когда ночами
Льют дожди
И воет ветер,
Когда ночами
Дождь
И мокрый снег,—
Как беспросветно
Беднякам на свете,
Как зябну я
В лачуге у себя!
Чтобы согреться,
Мутное сакэ
Тяну в себя,
Жую
Комочки соли,
Посапываю,
Кашляю до боли,
Сморкаюсь и хриплю…
Как зябну я!
Но как я горд зато
В минуты эти,
Поглаживаю бороденку:
“Эх!
Нет, не найдется
Никого на свете
Мне равного —
Отличен я от всех!”
Я горд, но я озяб,
Холщовым одеялом
Стараюсь я
Укрыться с головой.
Все полотняные
Лохмотья надеваю,
Тряпье наваливаю
На себя горой,—
Но сколько
Я себя ни согреваю,
Как этими ночами
Зябну я!
Но думаю:
“А кто бедней меня,
Того отец и мать
Не спят в тоске голодной
И мерзнут в эту ночь
Еще сильней…
Сейчас он слышит плач
Жены, детей:
О пище молят,—
И в минуты эти
Ему должно быть тяжелей, чем мне.
Скажи, как ты живешь еще на свете?”
Ответ
Земли и неба
Широки просторы, А для меня
Всегда они тесны,
Всем солнце и луна
Сияют без разбора,
И только мне
Их света не видать.
Скажи мне,
Все ли в мире так несчастны,
Иль я один
Страдаю понапрасну?
Сравню себя с людьми —
Таков же, как и все:
Люблю свой труд простой,
Копаюсь в поле,
Но платья теплого
Нет у меня к зиме,
Одежда рваная
Морской траве подобна,
Лохмотьями
Она свисает с плеч,
Лишь клочьями
Я тело прикрываю,
В кривой лачуге
Негде даже лечь,
На голый пол
Стелю одну солому.
У изголовья моего
Отец и мать,
Жена и дети
Возле ног ютятся,
И все в слезах
От горя и нужды.
Не видно больше
Дыма в очаге,
В котле давно
Повисла паутина,
Мы позабыли думать о еде,
И каждый день —
Один и тот же голод…
Нам тяжело,
И вечно стонем мы,
Как птицы нуэдори,
Громким стоном…
Недаром говорят:
Где тонко — рвется,
Где коротко —
Еще надрежут край!
И вот я слышу
Голос за стеной,
То староста
Явился за оброком…
Я слышу, он кричит,
Зовет меня…
Так мучимся,
Презренные людьми.
Не безнадежна ли,
Скажи ты сам,
Дорога жизни
В горьком мире этом?
* Мутное сакэ — неочищенная рисовая водка.
* “Где тонко — рвется, где коротко — ещё надрежут край” — народная пословица.

世間乎
宇之等夜佐之等
於母倍杼母
飛立可祢都
鳥尓之安良祢婆
よのなかを
うしとやさしと
おもへども
とびたちかねつ
とりにしあらねば
Грустна моя дорога на земле,
В слезах и горе я бреду по свету.
Что делать?
Ведь нельзя мне улететь:
Не птица я, и крыльев нету!
Каэси-ута
神代欲理
云傳久良久
虚見通
倭國者
皇神能
伊都久志吉國
言霊能
佐吉播布國等
加多利継
伊比都賀比計理
今世能
人母許等期等
目前尓
見在知在
人佐播尓
満弖播阿礼等母
高光
日御朝庭
神奈我良
愛能盛尓
天下
奏多麻比志
家子等
撰多麻比天
勅旨
反云
大命
<戴>持弖
唐能
遠境尓
都加播佐礼
麻加利伊麻勢
宇奈原能
邊尓母奥尓母
神豆麻利
宇志播吉伊麻須
諸能
大御神等
船舳尓
反云
布奈能閇尓

道引麻<遠志>
天地能
大御神等

大國霊
久堅能
阿麻能見虚喩
阿麻賀氣利
見渡多麻比
事畢
還日者
又更
大御神等
船舳尓
御手<打>掛弖
墨縄遠
播倍多留期等久
阿<遅>可遠志
智可能岫欲利
大伴
御津濱備尓
多太泊尓
美船播将泊
都々美無久
佐伎久伊麻志弖
速歸坐勢
かむよより
いひつてくらく
そらみつ
やまとのくには
すめかみの
いつくしきくに
ことだまの
さきはふくにと
かたりつぎ
いひつがひけり
いまのよの
ひともことごと
めのまへに
みたりしりたり
ひとさはに
みちてはあれども
たかてらす
ひのみかど
かむながら
めでのさかりに
あめのした
まをしたまひし
いへのこと
えらひたまひて
おほみこと
おほみこと
いただきもちて
からくにの
とほきさかひに
つかはされ
まかりいませ
うなはらの
へにもおきにも
かむづまり
うしはきいます
もろもろの
おほみかみたち
ふなのへに
ふなのへに
みちびきまをし
あめつちの
おほみかみたち
やまとの
おほくにみたま
ひさかたの
あまのみそらゆ
あまがけり
みわたしたまひ
ことをはり
かへらむひには
またさらに
おほみかみたち
ふなのへに
みてうちかけて
すみなはを
はへたるごとく
あぢかをし
ちかのさきより
おほともの
みつのはまびに
ただはてに
みふねははてむ
つつみなく
さきくいまして
はやかへりませ
Со времен еще богов
Говорят из века в век:
“Вот Ямато! То страна,
Что заметили с небес
Боги в ясной высоте
И могуществом ее
Наделили с давних пор.
То страна, где сила слов
Счастье людям принесла”.—
Так передавали нам,
Сказ ведя из века в век.
И все люди, что живут
В нынешние времена,
Это все перед собой видят,
Ведают про то…
И хоть множество людей
Наполняют ту страну,
Все же повелитель наш,
Тот, что озаряет высь,
Солнца лучезарный сын,
Милостью тебя почтил,
Выбор свой остановив
На тебе, чей славный род
С давних пор вершил дела
В Поднебесной при дворе.
Высочайший тот указ
Получив,
В страну Китай,
В дальний незнакомый край,
Ты отправился теперь.
И когда отчалишь в путь,
И у берегов морских,
И в открытом море, знай:
Встанут боги на пути,
Будут всем повелевать,
Будет множество богов
На корме тогда стоять,
Твой корабль вести вперед.
Боги неба и земли
И страны Ямато бог —
Оокунимитама,
В белых облаках паря,
С ясной высоты небес,
С вечных сводов
Вниз глядя
На простор морских равнин,
Будут охранять тебя!
А в тот день,
Когда дела
Ты закончишь и домой
Повернешь в обратный путь,
Снова, как и в прошлый раз,
Боги встанут на корме,
Будут на море глядеть,
Будут охранять тебя!
Будто по канату ты
Прямо по морским волнам
От Тиканосаки вверх,
Где Отомо-сторона,
К Мицу — милым берегам,
Сразу к пристани сюда
К нам причалишь свой корабль!
Будь же счастлив, друг, в пути,
Возвращайся поскорей!
* “То страна, что заметили с небес” — намек на древний миф о том, что боги, заметив страну с небес, спустились, чтобы повелевать ею.
* “То страна, где сила слов счастье дивное несет” — говорится о древней вере японцев в магическую силу слов.
* Оокунимитама — бог, душа страны, хранитель страны и ее обитателей, был очень почитаем, и в каждой провинции были храмы, посвященные ему.
大伴
御津松原
可吉掃弖
和礼立待
速歸坐勢
おほともの
みつのまつばら
かきはきて
われたちまたむ
はやかへりませ
В Отомо, в Мицу,
Освятив обрядом
Зеленые сосновые леса,
Стоять я буду, друг мой, ожидая…
Скорей на родину вернись!
* Освятив обрядом (какихакитэ “навести чистоту”, “убирать”) — некоторые комментаторы (СН) отмечают, что это выражение содержит более глубокий и отвлеченный смысл. Исходя из содержания других песен, где указывается на обряды очищения при ожидании домой близких людей, мы позволили себе истолковать это место именно таким образом, т. е. “очистив” = “освятив обрядом” по контексту.
難波津尓
美船泊農等
吉許延許婆
紐解佐氣弖
多知婆志利勢武
なにはつに
みふねはてぬと
きこえこば
ひもときさけて
たちばしりせむ
Если только я услышу, что причалил
В бухте Нанива
Корабль твой дорогой,
Я, не завязав шнуры у платья,
Побегу скорей тебя встречать!

霊剋
内限者
謂瞻州人<壽>一百二十年也
平氣久
安久母阿良牟遠
事母無
裳無母阿良牟遠
世間能
宇計久都良計久
伊等能伎提
痛伎瘡尓波
<鹹>塩遠
潅知布何其等久
益々母
重馬荷尓
表荷打等
伊布許等能其等
老尓弖阿留
我身上尓
病遠等
加弖阿礼婆
晝波母
歎加比久良志
夜波母
息豆伎阿可志
年長久
夜美志渡礼婆
月累
憂吟比
許等々々波
斯奈々等思騰
五月蝿奈周
佐和久兒等遠
宇都弖々波
死波不知
見乍阿礼婆
心波母延農
可尓<可>久尓
思和豆良比
祢能尾志奈可由
たまきはる
うちのかぎりは
たひらけく
やすくもあらむを
こともなく
もなくもあらむを
よのなかの
うけくつらけく
いとのきて
いたききずには
からしほを
そそくちふがごとく
ますますも
おもきうまにに
うはにうつと
いふことのごと
おいにてある
あがみのうへに
やまひをと
くはへてあれば
ひるはも
なげかひくらし
よるはも
いきづきあかし
としながく
やみしわたれば
つきかさね
うれへさまよひ
ことことは
しななとおもへど
さばへなす
さわくこどもを
うつてては
しにはしらず
みつつあれば
こころはもえぬ
かにかくに
おもひわづらひ
ねのみしなかゆ
Этой жизни краткий срок,
Что лишь яшмою блеснет,
Как хотелось бы прожить
Тихо и спокойно мне,
Как хотелось бы прожить
Мне без горя и беды.
Но в непрочном мире здесь
Горько и печально все,
А особенно тяжка
Наша доля, если вдруг,
Как в народе говорят,—
В рану, что и так болит,
Жгучую насыплют соль;
Или на тяжелый вьюк
Бедной лошади опять
И опять добавят груз.
Так в слабеющем моем теле
В старости еще
Вдруг добавился недуг.
Дни в страданьях я влачу
И вздыхаю по ночам.
Годы долгие подряд
Лишь в болезнях проводя,
Неустанно плачу я,
Проклиная жребий свой.
Думаю лишь об одном:
Как бы умереть скорей,
Но не знаю, как смогу
Я покинуть этот мир.
Разве брошу я детей,
Что вокруг меня шумят,
Будто мухи в майский день?
Стоит поглядеть на них —
И горит огнем душа.
В горьких думах и тоске
Только в голос плачу я!
* “В рану, что и так болит, жгучую насыпят соль, или на тяжелый вьюк бедной лошади опять и опять добавят груз” — здесь Окура использует народные поговорки — прием, характерный для его песен.
* В этой и сопутствующих ей шести песнях отражены характерные черты поэзии Окура: его думы о бедняках и сочувствие им, обращение к образам, взятым, с одной стороны, из народных песен, с другой, — навеянных буддизмом; здесь отражена его глубокая скорбь по поводу своей горькой участи и в то же время всегда присущий ему оптимизм, любовь к жизни, любовь к детям, желание долго, долго жить.
奈具佐牟留
心波奈之尓
雲隠
鳴徃鳥乃
祢能尾志奈可由
なぐさむる
こころはなしに
くもがくり
なきゆくとりの
ねのみしなかゆ
Ныне сердцу моему
Не утешиться ничем!
Словно птица, что кричит,
Укрываясь в облаках,
Только в голос плачу я!

周弊母奈久
苦志久阿礼婆
出波之利
伊奈々等思騰
許良尓<佐>夜利奴
すべもなく
くるしくあれば
いではしり
いななとおもへど
こらにさやりぬ
Без надежды каждый день
Только в муках я живу
И хочу покинуть мир.
Но напрасны думы те:
Дети преграждают путь.

富人能
家能子等能
伎留身奈美
久多志須都良牟
絁綿良波母
とみひとの
いへのこどもの
きるみなみ
くたしすつらむ
きぬわたらはも
Много платьев у ребенка богача,
Их вовек ему не износить,
У богатых в сундуках
Добро гниет,
Пропадает драгоценный шелк!

麁妙能
布衣遠陀尓
伎世難尓
可久夜歎敢
世牟周弊遠奈美
あらたへの
ぬのきぬをだに
きせかてに
かくやなげかむ
せむすべをなみ
А у бедного — из грубого холста
Даже платья нет, чтобы надеть.
Так живём,
И лишь горюешь ты,
Но не в силах это изменить!

水沫奈須
微命母
栲縄能
千尋尓母何等
慕久良志都
みなわなす
もろきいのちも
たくづなの
ちひろにもがと
ねがひくらしつ
Словно пена на воде,
Жизнь мгновенна и хрупка,
И живу я, лишь молясь:
О, когда б она была
Прочной, крепкой, что канат!

倭<文>手纒
數母不在
身尓波在等
千年尓母<何>等
意母保由留加母
去神龜二年作之
但以<類>故更載於茲

しつたまき
かずにもあらぬ
みにはあれど
ちとせにもがと
おもほゆるかも
Жемчуг иль простая ткань —
Тело бренное мое
Ничего не стоит здесь…
А ведь как мечтаю я
Тысячу бы лет прожить!

世人之
貴慕
七種之
寶毛我波
何為
和我中能
産礼出有
白玉之
吾子古日者
明星之
開朝者
敷多倍乃
登許能邊佐良受
立礼杼毛
居礼杼毛
登母尓戯礼
夕星乃
由布弊尓奈礼<婆>
伊射祢余登
手乎多豆佐波里
父母毛
表者奈佐我利
三枝之
中尓乎祢牟登
愛久
志我可多良倍婆
何時可毛
比等々奈理伊弖天
安志家口毛
与家久母見武登
大船乃
於毛比多能無尓
於毛波奴尓
横風乃
<尓布敷可尓>
覆来礼婆
世武須便乃
多杼伎乎之良尓
志路多倍乃
多須吉乎可氣
麻蘇鏡
弖尓登利毛知弖
天神
阿布藝許比乃美
地祇
布之弖額拜
可加良受毛
可賀利毛
神乃末尓麻尓等
立阿射里
我例乞能米登
須臾毛
余家久波奈之尓
漸々
可多知都久保里
朝々
伊布許等夜美
霊剋
伊乃知多延奴礼
立乎杼利
足須里佐家婢
伏仰
武祢宇知奈氣<吉>
手尓持流
安我古登<婆>之都
世間之道
よのなかの
たふとびねがふ
ななくさの
たからもわれは
なにせむに
わがなかの
うまれいでたる
しらたまの
あがこふるひは
あかぼしの
あくるあしたは
しきたへの
とこのへさらず
たてれども
をれども
ともにたはぶれ
ゆふつづの
ゆふへになれば
いざねよと
てをたづさはり
ちちははも
うへはなさがり
さきくさの
なかにをねむと
うつくしく
しがかたらへば
いつしかも
ひととなりいでて
あしけくも
よけくもみむと
おほぶねの
おもひたのむに
おもはぬに
よこしまかぜの
にふふかに
おほひきたれば
せむすべの
たどきをしらに
しろたへの
たすきをかけ
まそかがみ
てにとりもちて
あまつかみ
あふぎこひのみ
くにつかみ
ふしてぬかつき
かからずも
かかりも
かみのまにまにと
たちあざり
われこひのめど
しましくも
よけくはなしに
やくやくに
かたちつくほり
あさなさな
いふことやみ
たまきはる
いのちたえぬれ
たちをどり
あしすりさけび
ふしあふぎ
むねうちなげき
てにもてる
あがことばしつ
よのなかのみち
Семь родов сокровищ есть
Драгоценных на земле,
Но зачем богатства мне,
Раз у нас родился сын —
Фурухи, подобный сам
Драгоценным жемчугам!
По утрам, в рассвета час,
В час, когда еще видна
Предрассветная звезда,
В мягкой ткани покрывал
На постели у себя
То сидел он, то вставал,
И, бывало, вместе с ним
Забавлялся я всегда.
А лишь вечер приходил
И вдали, на небесах,
Звезды появлялись вновь,
За руки меня он брал,
Говорил: “Идемте спать,
Папа, мама не должны
Сына покидать!
В серединку лягу к вам!” —
Он ласкался, говоря,—
И, казалось, расцветали
Травы счастья для меня!
Думал я тогда, любуясь:
“Время минет, подрастешь,
Ждет ли радость, ждут ли беды,
Встретим их с тобой!”
Как большому кораблю,
Доверяли мы ему,
Но подул тогда нежданно
Ветер злой со стороны,
Заболел малютка наш,
Как нам быть, не знали мы.
Перевязь из белой ткани
Мы надели на себя,
И кристальной чистоты
Зеркало в руке держа,
Мы богов небес молили,
К небу взоры обратив,
Мы богам земли молились,
Низко головы склонив.
“Будет жив или не будет,—
Все зависит от богов”,—
Думал я и всей душою
Им молиться был готов.
И в отчаянье и горе
Заклинал богов, молил,
Но напрасно было, — вскоре
Потеряли мы тебя…
Постепенно становился
Все прозрачнее твой лик,
С каждым утром, с каждым утром,
Все слабее был язык.
И блеснувшая, как яшма,
Жизнь прервалась навсегда…
И вскочил я, как безумный,
Закричал от горя я!
То катался по земле я,
То смотрел на небеса,
То в отчаянье и горе
Ударял я в грудь себя.
Ведь дитя, что я лелеял,
Упорхнуло — не вернуть!
Вот он, этой жизни бренной
Горький и тяжелый путь!
* “Семь родов сокровищ есть” — говорится о семи буддийских сокровищах. В сутре Амида это: золото, серебро, изумруд, агат, жемчуг, горный хрусталь, перламутр. В разных сутрах эти драгоценности перечисляются по-разному, но обычно не совпадают лишь две или три из них.
* Травы счастья (сакикуса от “саки” — “счастье”, “куса” — “травы”, “растения”) — в старину так называли хиноки (см. п. 45). Однако Мотоори Норинага в “Кодзики-дэн” (“Комментарии Кодзики”) высказал мнение о том, что травы счастья — это горные лилии (яма-юри) — СН. Судя по песням М., горные лилии использовались в обрядах гадания о судьбе, счастье, о счастливом возвращении и т. п. Возможно, что оба мнения справедливы, разница лишь в том, что сначала только хиноки имели значение благожелательных символов, а потом и другие растения.
和可家礼婆
道行之良士
末比波世武
之多敝乃使
於比弖登保良世
わかければ
みちゆきしらじ
まひはせむ
したへのつかひ
おひてとほらせ
Оттого что очень еще молод,
Он не будет знать, куда идти,
Принесу тебе богатые дары,
Из подземных царств гонец суровый,—
На спину возьми его и отнеси!
* Эта песня отражает буддийские представления Окура о посмертном существовании души, в отличие от его элегии, где отражены чисто японские синтоистские обычаи: обращение к богам неба и земли с мольбой о благополучии, о долгой жизни и т. п. Это сосуществование синтоистских и буддийских элементов в верованиях японцев того времени встречается и в других песнях М.
布施於吉弖
吾波許比能武
阿射無加受
多太尓率去弖
阿麻治思良之米
ふせおきて
われはこひのむ
あざむかず
ただにゐゆきて
あまぢしらしめ
Поднося дары,
Молить тебя я буду,
Ты не обмани мое дитя,
Поведи прямым путем малютку,
Покажи, где путь на небеса!
* Дары (фусэ) — здесь пожертвования, подношения будде и буддийским монахам.
士也母
空應有
萬代尓
語續可
名者不立之而
をのこやも
むなしくあるべき
よろづよに
かたりつぐべき
なはたてずして
Отважным мужем ведь родился я.
Ужель конец короткого пути
Без славы,
Что могла из уст в уста,
Из года в год, из века в век идти?

天漢
相向立而
吾戀之
君来益奈利
紐解設奈
(一云
向河)
あまのがは
あひむきたちて
あがこひし
きみきますなり
ひもときまけな
(かはにむかひて)
Любимый мой, с кем с давних пор
Разлучены Рекой Небесной,
Друг против друга мы стоим,
Ты приплываешь к берегам моим,
И я развязываю шнур, готовясь к встрече!

久方之
漢<瀬>尓
船泛而
今夜可君之
我許来益武
ひさかたの
あまのかはせに
ふねうけて
こよひかきみが
わがりきまさむ
В ладье, плывущей по реке туманной,
Раскинутой в извечных небесах,
Качаясь на волне,
Не нынче ль ночью
Любимый приплывет ко мне?

牽牛者
織女等
天地之
別時<由>
伊奈宇之呂
河向立
<思>空
不安久尓
嘆空
不安久尓
青浪尓
望者多要奴
白雲尓
渧者盡奴
如是耳也
伊伎都枳乎良牟
如是耳也
戀都追安良牟
佐丹塗之
小船毛賀茂
玉纒之
真可伊毛我母
(一云
小棹毛何毛)
朝奈藝尓
伊可伎渡
夕塩尓
(一云
夕倍尓毛)
伊許藝渡
久方之
天河原尓
天飛也
領巾可多思吉
真玉手乃
玉手指更
餘宿毛
寐而師可聞
(一云
伊毛左祢而師加)
秋尓安良受登母
(一云
秋不待登毛)
ひこほしは
たなばたつめと
あめつちの
わかれしときゆ
いなうしろ
かはにむきたち
おもふそら
やすけなくに
なげくそら
やすけなくに
あをなみに
のぞみはたえぬ
しらくもに
なみたはつきぬ
かくのみや
いきづきをらむ
かくのみや
こひつつあらむ
さにぬりの
をぶねもがも
たままきの
まかいもがも
をさをもがも
あさなぎに
いかきわたり
ゆふしほに
ゆふべにも
いこぎわたり
ひさかたの
あまのかはらに
あまとぶや
ひれかたしき
またまでの
たまでさしかへ
あまたよも
いねてしかも
いもさねてしか
あきにあらずとも
あきまたずとも
С той поры, как в мире есть
Небо и земля,
Две звезды разлучены
Горькою судьбой.
Эти звезды —
Волопас
И Ткачиха —
С давних пор,
Друг ко другу обратясь,
Все стоят на берегу,
Навсегда разделены
В небе Млечною Рекой,
Что циновкою лежит
Между разных берегов.
Небо горьких дум у них
Неспокойно и темно!
Небо горестей у них
Неспокойно и темно!
О, когда бы им ладью,
Крашенную в красный цвет!
О, когда бы им весло
В белых жемчугах!
Ах, в затишье поутру
Переплыли бы реку,
Вечером, в прилива час,
Переплыли бы они!
И на берегу реки,
На извечных небесах
Постелила б шарф она,
Что летает средь небес,
Руки-яшмы дорогой,
Руки яшмовые их
Вмиг в объятьях бы сплелись!
О, как много, много раз
Вместе спали бы они,
Даже если б не была
Осень на земле!
* Сходна с п. 3299.
* “О когда бы им ладью, крашенную в красный цвет! О когда бы им весло в белых жемчугах!” — судя по песням М. и по повторению этих образов, вероятно, они связаны с какой-нибудь народной легендой или сказкой, тем более что красный и белый цвет являются в народных обрядах цветом солнца и, по народным приметам, цветами, приносящими счастье (урожай), имеющими магическое значение. Красный цвет спасает также от болезней, от бед. И ладья, и весло, по-видимому, должны обладать волшебной силой, помочь любящим вопреки запрету переплыть реку.
* “Постелила б шарф она” — речь идет о принадлежности женской одежды—шарфе (хирэ), который носили на плечах. Он был очень длинным, развевающимся, красавицы махали им своим возлюбленным, провожая их в путь.
風雲者
二岸尓
可欲倍杼母
吾遠嬬之
(一云
波之嬬乃)
事曽不通
かぜくもは
ふたつのきしに
かよへども
わがとほづまの(はしつまの)
ことぞかよはぬ
Хотя и облака, и ветер
На том и этом берегу бывают,
Но вести
От жены моей далекой
До берегов моих не достигают…

多夫手二毛
投越都倍<吉>
天漢
敝太而礼婆可母
安麻多須辨奈吉
たぶてにも
なげこしつべき
あまのがは
へだてればかも
あまたすべなき
Они разделены Небесною Рекою
И, кажется, что близки берега,
Что камень долетит вдаль, брошенный рукою,
И все же им помочь
Ничем нельзя…
* Песни о танабата пишутся чаще всего от лица Ткачихи или Волопаса, но в М. встречаются и написанные от третьего лица, сочувствующего любви разлученных звезд.
秋風之
吹尓之日従
何時可登
吾待戀之
君曽来座流
あきかぜの
ふきにしひより
いつしかと
あがまちこひし
きみぞきませる
Со дня того, когда подул нежданно
Осенний ветер,
Думаю всегда: “Когда же наконец
Придет мой друг желанный,
Которого с такой тоскою жду?”
* Песня сложена от лица Ткачихи.
天漢
伊刀河浪者
多々祢杼母
伺候難之
近此瀬呼
あまのがは
いとかはなみは
たたねども
さもらひかたし
ちかきこのせを
Небесная Река!
Хотя волна на ней
Не подымается высоко,
Но все же трудно ждать мне срока,—
Ах, отмель эта так близка!
* Песня сложена от лица Волопаса.
* “Ах, отмель эта так близка” — расстояние между звездами, разделенными Небесной Рекой, совсем небольшое, но запрет позволяет им встречаться лишь раз в году.
袖振者
見毛可波之都倍久
雖近
度為便無
秋西安良祢波
そでふらば
みもかはしつべく
ちかけども
わたるすべなし
あきにしあらねば
Хоть близок срок,
Когда взмахнувши рукавами,
Они увидятся, забыв про целый свет,
Но все же переплыть реку — надежды нет,
Доколе осень не настанет!

玉蜻蜒
髣髴所見而
別去者
毛等奈也戀牟
相時麻而波
たまかぎる
ほのかにみえて
わかれなば
もとなやこひむ
あふときまでは
Лишь жемчугом блеснувший миг,
Побыв вдвоем,
Они должны расстаться,
И тщетно тосковать и убиваться
До срока новой встречи в небесах!

牽牛之
迎嬬船
己藝出良之
<天>漢原尓
霧之立波
ひこほしの
つまむかへぶね
こぎづらし
あまのかはらに
きりのたてるは
Как видно, отплыла
От берега ладья,—
То Волопас жену свою встречает.
Встает кругом тумана пелена
Среди долин Реки Небесной!..
* Туман над Небесной Рекой — всегда ассоциируется в песнях с брызгами от весел спешащей ладьи Волопаса.
* Обычно Ткачиха выходит навстречу и ждет Волопаса, здесь несколько необычный вариант (см. п. 1518).
霞立
天河原尓
待君登
伊徃<還>尓
裳襴所沾
かすみたつ
あまのかはらに
きみまつと
いゆきかへるに
ものすそぬれぬ
“Там, где тумана дымка встала,
Среди долин небесных у реки
Я буду ждать тебя!”—она сказала,—
И вот, пока ходила в ожиданье,
В сыром тумане весь подол промок…
* Песня о Ткачихе — см. п. 1527. п. 1529 Песня сложена от лица Ткачихи.
天河
浮津之浪音
佐和久奈里
吾待君思
舟出為良之母
あまのがは
うきつのなみおと
さわくなり
わがまつきみし
ふなですらしも
В гавани из белых облаков
На Реке Небесной шум волны
Все сильней:
Как видно, ты, кого я жду,
На ладье от берега отплыл.

秋野尓
咲有花乎
指折
可伎數者
七種花

あきののに
さきたるはなを
およびをり
かきかぞふれば
ななくさのはな
Когда по пальцам ты захочешь сосчитать
Цветы, расцветшие в желтеющих полях
Осеннею порой,—
Ты среди них найдешь
Семь зеленеющих цветущих трав!
* Известные песни Окура, посвященные семи осенним травам или семи осенним цветам, воспеваемым в песнях осени М.
芽之花
乎花葛花
瞿麦之花
姫部志
又藤袴
朝皃之花
はぎのはな
をばなくずはな
なでしこのはな
をみなへし
またふぢはかま
あさがほのはな
Хаги-но хана,
Обана, кудзубана,
Надэсико-но хана,
Оминаэси,
Дальше фудзибакама,
Асагао-но хана.
* Известные песни Окура, посвященные семи осенним травам или семи осенним цветам, воспеваемым в песнях осени М.
* Хаги или хаги-но хана — самый характерный образ осени, обычно связанный с образом оленя; хаги часто называют женой оленя.
* Обана (Miscanthus einensis) — цветок в виде веерообразного колоса с тонкими узкими длинными листьями.
* Кудзубана (Puoraria Thunbergiana) — цветы, по форме похожие на бабочку, небольшие, лилово-красного цвета.
* Надэсико-но хана или надэсико (Dianthus superbus) — японская гвоздика алого цвета.
* Оминаэси (Patrinia scabiosaefolia) — мелкие цветы желтого цвета, растут пышными соцветиями, японская валериана.
* Фудзибакама (Eupatorium stoechadosmum) — долголетнее растение, цветы мелкие, пурпурного цвета, с лиловатым оттенком, растут пышными соцветиями.
* Асагао-но хана или асагао (Pharbitis) — японская петунья (букв. “лик утра”), цветок, что раскрывается утром, а вечером закрывается.
大王能
等保乃朝廷等
斯良農比
筑紫國尓
泣子那須
斯多比枳摩斯提
伊企陀<尓>母
伊摩陀夜周米受
年月母
伊摩他阿良祢婆
許々呂由母
於母波奴阿比陀尓
宇知那i枳
許夜斯努礼
伊波牟須弊
世武須弊斯良尓
石木乎母
刀比佐氣斯良受
伊弊那良婆
迦多知波阿良牟乎
宇良賣斯企
伊毛乃美許等能
阿礼乎婆母
伊可尓世与等可
尓保鳥能
布多利那良i為
加多良比斯
許々呂曽牟企弖
伊弊社可利伊摩須
おほきみの
とほのみかどと
しらぬひ
つくしのくにに
なくこなす
したひきまして
いきだにも
いまだやすめず
としつきも
いまだあらねば
こころゆも
おもはぬあひだに
うちなびき
こやしぬれ
いはむすべ
せむすべしらに
いはきをも
とひさけしらず
いへならば
かたちはあらむを
うらめしき
いものみことの
あれをばも
いかにせよとか
にほどりの
ふたりならびゐ
かたらひし
こころそむきて
いへざかりいます
В дальней стороне,
Где правление вершит
Наш великий государь,
Там, где яркие огни
Зажигают на полях,
Там Цукуси есть страна.
Словно малое дитя
Плачущее, в ту страну
Ты, тоскуя,
Прибыла.
Не успели мы вздохнуть
И побыть с тобой вдвоем,
Не успели миновать месяцы, года,
За такой короткий срок
Что и сердцем не гадал,
Надломившись, ты слегла.
Что сказать, что делать мне,—
Я в отчаянье не знал.
У деревьев и у скал
Я хотел найти ответ,
Но ответа не нашел.
Если б дома ты была,
Я бы облик видел твой…
Но, несчастная жена,
Божество мое, скажи,
Что ты думала тогда
Обо мне в последний час?
Вдруг, нарушив наш обет,
Что давали мы с тобой,
Обещая быть всегда
Вместе, рядом, как в воде
Утка с селезнем своим,—
Ты оставила наш дом
И покинула меня…
Плач Яманоэ Окура
* Некоторые комментаторы считают, что плач Окура посвящен жене Табито, но большинство исследователей рассматривают песню как плач о его собственной жене. Полагаем, что плач сложен Окура от лица Табито и в нем говорится о жене Табито, ибо в те времена было принято сочинять плачи от лица, потерпевшего утрату, и преподносить ему свое сочинение. Окура, преподнося песню Табито, выражает ему сочувствие и понимание его горя.
* “Утка с селезнем своим”…— символ неразлучной пары, постоянный образ в песнях любви.
宇知比佐受
宮弊能保留等
多羅知斯夜
波々何手波奈例
常斯良奴
國乃意久迦袁
百重山
越弖須<疑>由伎
伊都斯可母
京師乎美武等
意母比都々
迦多良比遠礼騰
意乃何身志
伊多波斯計礼婆
玉桙乃
道乃久麻尾尓
久佐太袁利
志<婆>刀利志伎提
等許自母能
宇知<許>伊布志提
意母比都々
奈宜伎布勢良久
國尓阿良婆
父刀利美麻之
家尓阿良婆
母刀利美麻志
世間波
迦久乃尾奈良志
伊奴時母能
道尓布斯弖夜
伊能知周<疑>南
(一云
和何余須疑奈牟)
うちひさす
みやへのぼると
たらちしや
ははがてはなれ
つねしらぬ
くにのおくかを
ももへやま
こえてすぎゆき
いつしかも
みやこをみむと
おもひつつ
かたらひをれど
おのがみし
いたはしければ
たまほこの
みちのくまみに
くさたをり
しばとりしきて
とこじもの
うちこいふして
おもひつつ
なげきふせらく
くににあらば
ちちとりみまし
いへにあらば
ははとりみまし
よのなかは
かくのみならし
いぬじもの
みちにふしてや
いのちすぎなむ
(わがよすぎなむ)
Во дворец собрался я,
Где указывают нам
День работ.
Идя туда,
Мать, вскормившую меня,
Я покинул и ушел
В незнакомые края,
В глубь страны моей родной…
Через сотни гор я шел,
Сотни гор я миновал,
О, когда же, наконец,
На столицу я взгляну? —
Думал неустанно я
И расспрашивал людей.
Но в пути я занемог
И не стало сил идти.
У дороги, что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем,
Я нарвал зеленых трав
И валежник я собрал,
Разложил их в стороне
И как будто на постель
Я улегся и лежал
И все думал про себя,
Лежа в горе и тоске:
Был бы я в родном краю,
Холил бы меня отец,
Был бы в доме я родном,
Холила бы мать меня.
Бренный и непрочный мир!
Верно, ты всегда таков!
Как собака, лежа здесь,
У окраины дорог,
Неужели кончу я
Жизнь недолгую свою?
* Песня 886 начинает цикл, посвященный печальной участи молодого Отомо Кумагори и сложенный от его лица.
いざ子ども
はや日の本へ
大伴の
御津の浜松
待ち恋ひぬらむ
いざねども
はやひのもとへ
おほともの
みつのはままつ
まちこひぬらむ
О милые друзья мои!
Скорее бы домой вернуться:
Там ждут нас —
Даже сосны в Мицу
Владеньях храброго Отомо!
* Яманоэ Окура в 702 г. был направлен в Китай вместе с послом Авада-но Махито. Мицу — часть побережья Нанива (побережья Осакского залива, ныне район Дотомбори г. Осака). Отомо — название древнего воинского рода, используется здесь в качестве зачина (макура-котоба). ибо название Мицу ассоциируется с мицу-мицуси — «храбрый», «доблестный». Не исключено, что здесь имеется в виду отдельный член рода, когда-то отличившийся своей храбростью.
春されば
先さく宿の
梅の花
ひとりみつゝや
今日を暮さむ
はるされば
まづさくやどの
うめのはな
ひとりみつつや
けふをくらさむ
Пришла весна,
На цветы сливы,
Что первыми зацвели у дома,
Один ли я буду смотреть
Сегодня целый день?