生而有者
見巻毛不知
何如毛
将死与妹常
夢所見鶴
いきてあらば
みまくもしらず
なにしかも
しなむよいもと
いめにみえつる
Если только будем жить на свете,
Может быть, и встретимся с тобою…
Почему же ты
Явился мне во сне
И говорил: “Умрем, любимая, в разлуке”?..

大夫毛
如此戀家流乎
幼婦之
戀情尓
比有目八方
ますらをも
かくこひけるを
たわやめの
こふるこころに
たぐひあらめやも
Пусть даже мужественный рыцарь
И любит сильно, всей душой,
Но все же
С чувством слабых женщин
Его любовь нельзя сравнить.

月草之
徙安久
念可母
我念人之
事毛告不来
つきくさの
うつろひやすく
おもへかも
わがおもふひとの
こともつげこぬ
Ужель любовь так быстро увядает,
Как лунная трава-цукигуса?
От друга моего,
О ком тоски полна,
И слова до меня не долетает!
* Лунная трава цукигуса (Commelina communis) — легко и быстро увядает, поэтому служит образом быстро проходящей любви, непрочных чувств и т. п.
春日山
朝立雲之
不居日無
見巻之欲寸
君毛有鴨
かすがやま
あさたつくもの
ゐぬひなく
みまくのほしき
きみにもあるかも
Подобно облакам, что поутру встают
Над Касуга-горой
И с ней не расстаются,
О, если б так же ты все время был со мной,
Ты, на кого хочу все время любоваться!


玉有者
手二母将巻乎
欝瞻乃
世人有者
手二巻難石
たまならば
てにもまかむを
うつせみの
よのひとなれば
てにまきかたし
Когда бы ты был яшмой дорогой,
Тебя надела бы на руки.
Но в мире суетном
Ты просто человек,
И удержать тебя мои бессильны руки…

将相夜者
何時将有乎
何如為常香
彼夕相而
事之繁裳
あはむよは
いつもあらむを
なにすとか
そのよひあひて
ことのしげきも
С тобой ночами виделись всегда…
Но отчего же
Из-за встречи прошлой ночью
Шумит теперь, не умолкая,
О нас с тобою злобная молва?

吾名者毛
千名之五百名尓
雖立
君之名立者
惜社泣
わがなはも
ちなのいほなに
たちぬとも
きみがなたたば
をしみこそなけ
Пускай на тысячи ладов
Шумит молва,
Мне все равно, что с именем моим,
Но имени коснулись твоего,—
Тебя жалея, горько плачу!

春日山
霞多奈引
情具久
照月夜尓
獨鴨念
かすがやま
かすみたなびき
こころぐく
てれるつくよに
ひとりかもねむ
Вершина Касуга
Подернулась туманом,
И сердце грусть заволокла…
О, в эту ночь, когда луна сияет,
Смогу ли я уснуть без милого, одна?

云々
人者雖云
若狭道乃
後瀬山之
後毛将<會>君
かにかくに
ひとはいふとも
わかさぢの
のちせのやまの
のちもあはむきみ
Пусть что угодно
Говорит молва,
Но все равно, — как на пути в Вакаса
Гора “Потом, любимый” поднялась,—
И мы потом увидимся, любимый!

世間之
苦物尓
有家良<之>
戀尓不勝而
可死念者
よのなかの
くるしきものに
ありけらし
こひにあへずて
しぬべきおもへば
О этот мир и бренный, и унылый!
Как тяжело порой бывает жить,
Когда подумаешь —
Любить уже нет силы,
И суждено лишь умереть!

茅花抜
淺茅之原乃
都保須美礼
今盛有
吾戀苦波
つばなぬく
あさぢがはらの
つほすみれ
いまさかりなり
あがこふらくは
В весеннем поле с мелкою травою,
Где забавляются разбухшей цубана,
Фиалки дивные в расцвете ныне,
В расцвете ныне
И любовь моя!
* “Где забавляются разбухшей цубана” — переведено согласно толкованию СП, НКБТ, МС, где говорится, что ранней весной, когда набухают почки цубана, детвора ест их. Это распространенная забава деревенской детворы и сейчас (СН). Возможно, упоминая об этом, автор песни хочет напомнить сестре их совместные забавы в дни детства.
* Фиалки — см. п. 1444.
吾之蒔有
早田之穂立
造有
蘰曽見乍
師弩波世吾背
わがまける
わさだのほたち
つくりたる
かづらぞみつつ
しのはせわがせ
Любуясь на венок,
Сплетенный мной
Из ранних рисовых колосьев, что взрастила
Я на поле, где сеяла сама,—
Не забывай меня в разлуке, милый!
* Песня послана Якамоти, когда старшая дочь Отомо Саканоэ жила с матерью в имении Такэда. Была ли она в это время уже его женой или это было еще до их брака, неизвестно.
* Комментаторы считают обычно, что она в шутку написала, что работала сама на поле (СП МС), но судя по ответу Якамоти, возможно, она и в самом деле работала на поле, в виде развлечения исполняя работу крестьян, так же, как знатные придворные часто срезали морские водоросли и пр., выполняя обычную работу рыбаков (см. п. 1625).