天地之
分時従
神左備手
高貴寸
駿河有
布士能高嶺乎
天原
振放見者
度日之
陰毛隠比
照月乃
光毛不見
白雲母
伊去波伐加利
時自久曽
雪者落家留
語告
言継将徃
不盡能高嶺者
あめつちの
わかれしときゆ
かむさびて
たかくたふとき
するがなる
ふじのたかねを
あまのはら
ふりさけみれば
わたるひの
かげもかくらひ
てるつきの
ひかりもみえず
しらくもも
いゆきはばかり
ときじくぞ
ゆきはふりける
かたりつぎ
いひつぎゆかむ
ふじのたかねは
…Лишь только небо и земля
Разверзлись, — в тот же миг,
Как отраженье божества,
Величественна, велика,
В стране Суруга поднялась
Высокая вершина Фудзи!
И вот, когда я поднял взор
К далеким небесам,
Она, сверкая белизной,
Предстала в вышине.
И солнца полуденный луч
Вдруг потерял свой блеск,
И ночью яркий свет луны
Сиять нам перестал.
И только плыли облака
В великой тишине,
И, забывая счет времен,
Снег падал с вышины.
Из уст в уста пойдет рассказ
О красоте твоей,
Из уст в уста, из века в век,
Высокая вершина Фудзи!
* Песня представляет собой оду Фудзи — священной горе, любимой и почитаемой японским народом, воспетой в песнях, поэмах, легендах. Ода считается самым замечательным произведением Акахито. Особой славой пользуется каэси-ута. Она вошла отдельно в сборник ста лучших песен, составленный в XIII в., и до сих пор сохранила самостоятельную славу.
田兒之浦従
打出而見者
真白衣
不盡能高嶺尓
雪波零家留
たごのうらゆ
うちいでてみれば
ましろにぞ
ふじのたかねに
ゆきはふりける
Когда из бухты Таго на простор
Я выйду и взгляну перед собой,—
Сверкая белизной,
Предстанет в вышине
Вершина Фудзи в ослепительном снегу!
Помещено в «Огура Хякунин Иссю» в слегка изменённом виде.
皇神祖之
神乃御言<乃>
敷座
國之盡
湯者霜
左波尓雖在
嶋山之
宣國跡
極此<疑>
伊豫能高嶺乃
射狭庭乃
崗尓立而
歌思
辞思為師
三湯之上乃
樹村乎見者
臣木毛
生継尓家里
鳴鳥之
音毛不更
遐代尓
神左備将徃
行幸處
すめろきの
かみのみことの
しきませる
くにのことごと
ゆはしも
さはにあれども
しまやまの
よろしきくにと
こごしかも
いよのたかねの
いざにはの
をかにたたして
うたおもひ
ことおもはしし
みゆのうへの
こむらをみれば
おみのきも
おひつぎにけり
なくとりの
こゑもかはらず
とほきよに
かむさびゆかむ
いでましところ
В разных сторонах земли,
Где правление вершат
Внуки славные богов,
К нам сошедшие с небес,
Много жарких бьет ключей.
Но в народе говорят,
Что в стране этой Иё
Дивной красоты полны —
Горы наших островов!
И когда с вершин тех гор
Взглянешь на деревьев ряд,
Над источником, где принц
На холме Исанива
У крутых вершин Иё
Думы думал
И слагал
Песни славные свои,—
Видит изумленный взор,
Что деревья оми там
Продолжают зеленеть.
Голоса поющих птиц
Там звучат без перемен.
И на долгие века
Отраженьем божества
Вечно будет процветать
Место странствия царей!
* Акахито вспоминает в этой песне о принце Сётоку-тайси (572–621), известном государственном деятеле (см. п. 415). Оми, или моми (Abies firma), — род хвойных.
百式紀乃
大宮人之
飽田津尓
船乗将為
年之不知久
ももしきの
おほみやひとの
にきたつに
ふなのりしけむ
としのしらなく
Сто мужей именитых
Императорской свиты,
Верно, здесь, в Нигитацу,
На ладьях отплывали…
Нам неведомы эти далёкие годы…

三諸乃
神名備山尓
五百枝刺
繁生有
都賀乃樹乃
弥継<嗣>尓
玉葛
絶事無
在管裳
不止将通
明日香能
舊京師者
山高三
河登保志呂之
春日者
山四見容之
秋夜者
河四清之
<旦>雲二
多頭羽乱
夕霧丹
河津者驟
毎見
哭耳所泣
古思者
みもろの
かむなびやまに
いほえさし
しじにおひたる
つがのきの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまずかよはむ
あすかの
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほしろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさくもに
たづはみだれ
ゆふぎりに
かはづはさわく
みるごとに
ねのみしなかゆ
いにしへおもへば
Словно дерево цуга
Средь священных славных гор
Каминаби в Миморо,
Что растет из века в век,
Умножая сень ветвей,
Потерявших счет в веках,
Словно тот жемчужный плющ,
Что растет меж горных скал,
Простираясь без конца,
Вновь и вновь хочу сюда
Без конца я приходить,
Чтоб на Асука взглянуть,
На столицу прежних лет!
Там и горы высоки,
Там и реки хороши,
И в весенний яркий день
Все б смотрел на склоны гор!
И осенней ночью я
Слушал бы журчанье струй!
Утром в белых облаках
Пролетают журавли,
А в тумане ввечеру
Там кричит речной олень.
Каждый раз, когда приду
И любуюсь на нее,
В голос горько плачу я,
Вспоминая старину…
* Речной олень — так в песнях М. называют лягушку, кваканьем которой японцы наслаждаются наравне с пением соловья.
明日香河
川余藤不去
立霧乃
念應過
孤悲尓不有國
あすかがは
かはよどさらず
たつきりの
おもひすぐべき
こひにあらなくに
Там, где Асука воды,
Не покинет вдруг заводь
Туман, что покрыл все густой пеленою.
Не такой я любовью люблю,
Чтобы быстро прошла….
* Песня была сложена Акахито.
* Густой, долго не проходящий туман служит образом постоянства чувств.
縄浦従
背向尓所見
奥嶋
榜廻舟者
釣為良下
なはのうらゆ
そがひにみゆる
おきつしま
こぎみるふねは
つりしすらしも
Вот за бухтою Нава,
Там, далеко, где виден
Остров в море открытом,
Челн, плывущий по волнам,
Верно, вышел на ловлю!
* Одна из шести (357–362) лирических песен странствования Ямабэ Акахито. В М. эти песни помещены подряд, но были ли они сочинены во время одного путешествия, неизвестно.
武庫浦乎
榜轉小舟
粟嶋矣
背尓見乍
乏小舟
むこのうらを
こぎみるをぶね
あはしまを
そがひにみつつ
ともしきをぶね
Челн, вдали огибающий бухту Муко!
Остров Авадзима
Позади ты оставил,
Малый челн,
На который я с завистью ныне смотрю!
* “Малый челн, на который я с завистью ныне смотрю!”—имеется в виду челн, плывущий в столицу, на родину поэта.
阿倍乃嶋
宇乃住石尓
依浪
間無比来
日本師所念
あへのしま
うのすむいそに
よするなみ
まなくこのころ
やまとしおもほゆ
На острове Абэ,
У скал, где бакланы,
Бегут беспрестанно у берега волны…
И я эти дни беспрестанно тоскую,
Исполненный думой о далеком Ямато!

塩干去者
玉藻苅蔵
家妹之
濱L乞者
何矣示
しほひなば
たまもかりつめ
いへのいもが
はまづとこはば
なにをしめさむ
Когда схлынет прилив,
Собери ты жемчужные травы морские.
Если дома любимая спросит тебя
О подарке из дальней страны,
Что тогда ей покажешь?
* Собирать морские травы, водоросли — см. п. 72.
* Привозить подарок с побережья было широко распространенным обычаем, существовало даже специальное слово “хамадзуто” — “подарок с побережья”.
秋風乃
寒朝開乎
佐農能岡
将超公尓
衣借益矣
あきかぜの
さむきあさけを
さぬのをか
こゆらむきみに
きぬかさましを
На рассвете холодном
От осеннего ветра,
Когда ты переходишь
Взгорья дальние Сану,
О, согреть бы тебя мне своею одеждой!
* К. Маб. считает эту песню сочинением жены Акахито. Мотоори Норинага приписывает ее женщине из гостиницы, где останавливались путешественники. Однако большинство комментаторов считает, что это сочинение Акахито. ТЮ указывает, что песня может быть и обращением к другу.
* Однако во многих песнях М. этот мотив характерен именно для песен женщин, когда они просят “ветер не дуть”, “дождь не идти” и т. п., так как милый переходит сейчас через горы или вообще находится в пути. Кроме того, это не единственная песня Акахито, написанная от лица женщины (см. п. 1425). Здесь, нам кажется, это запись народной песни в обработке Акахито.
美沙居
石轉尓生
名乗藻乃
名者告志<弖>余
親者知友
みさごゐる
いそみにおふる
なのりその
なはのらしてよ
おやはしるとも
Там, где птицы мисаго,
В изгибах прибрежных!
Зеленые травы “скажи свое имя”,
И ты их послушай, скажи свое имя.
Пусть даже родители знают об этом.
* Мисаго — птицы из породы, близкой орлу, внешне похожие на ястреба.
* В песне отражен один из древних обычаев (см. п. 1).
* Сходные песни имеются в этой же книге (п. 363) и в кн. XII среди анонимных песен.
美沙居
荒礒尓生
名乗藻乃
<吉>名者告世
父母者知友
みさごゐる
ありそにおふる
なのりその
よしなはのらせ
おやはしるとも
Там, где птицы мисаго,
На брегу каменистом
Зеленые травы “скажи свое имя”,
И ты их послушай, себя назови мне,
Пусть даже родители знают об этом.
* См. предыдущую песню Акахито. Возможно, это запись его же песни, взятая из другой книги, либо вариант народной песни на ту же тему, что и песня 3077 в кн. XII, собрании народных песен.
春日乎
春日山乃
高座之
御笠乃山尓
朝不離
雲居多奈引
容鳥能
間無數鳴
雲居奈須
心射左欲比
其鳥乃
片戀耳二
晝者毛
日之盡
夜者毛
夜之盡
立而居而
念曽吾為流
不相兒故荷
はるひを
かすがのやまの
たかくらの
みかさのやまに
あささらず
くもゐたなびき
かほどりの
まなくしばなく
くもゐなす
こころいさよひ
そのとりの
かたこひのみに
ひるはも
ひのことごと
よるはも
よのことごと
たちてゐて
おもひぞわがする
あはぬこゆゑに
О весенний яркий день!
В Касуга — долине гор,
Гор Микаса, что взнесли
Гордую корону ввысь,
Как над троном у царей!
По утрам среди вершин
Там клубятся облака,
Птицы каодори там
Распевают без конца.
И как эти облака,
Мечется моя душа,
И как птицы те, поет
Одинокая любовь.
В час дневной —
За днями дни,
В час ночной —
За ночью ночь,
Встану я или ложусь —
Все томит меня тоска
Из-за той, что никогда
Не встречается со мной!

高按之
三笠乃山尓
鳴<鳥>之
止者継流
<戀>哭為鴨
たかくらの
みかさのやまに
なくとりの
やめばつがるる
こひもするかも
Как корона над троном,
Эти горы Микаса,
И как птицы там плачут,
Смолкнут, вновь зарыдают,—
Так любовь моя ныне не знает покоя…

昔者之
舊堤者
年深
池之瀲尓
水草生家里
いにしへの
ふるきつつみは
としふかみ
いけのなぎさに
みくさおひにけり
С далеких, далеких времен
Сохранилась престарая эта плотина.
Много лет ей минуло,
И берег пруда
Сплошь покрылся густою болотною тиной…
* В песне иносказательно говорится о прошедшей славе Фудзивара Фубито (659–720) — прежнего первого министра и главы государственного совета (дадзёдайдзина). Он был сыном Фудзивара Каматари и занимал должность министра во время правления четырех императоров: Дзито, Момму, Гэммё и Гэнсё.
吾屋戸尓
韓藍<種>生之
雖干
不懲而亦毛
将蒔登曽念
わがやどに
からあゐまきおほし
かれぬれど
こりずてまたも
まかむとぞおもふ
Я у дома
Посеял, взрастил карааи,—
И увяли ее лепестки…
Но не будет мне это уроком сейчас,
Я посею опять карааи!
* Карааи (Gelosia Crestata) — по-видимому, старинное название цветов, малоизвестное позднейшим комментаторам, поэтому толкуется по-разному. Одни считают, что это летние цветы, так называемые бэнибана (К. Маб. и др.); другие считают, что это кэйто-гуса—петушиный гребень (К., К. Мае.). Третьи считают, что это осенние цветы, об этом свидетельствует и песня 1362 (К. Мор.); по словарю “Манъёсю-дзитэн” — совр. кэйто — осенние цветы красного, желтого, белого цвета, разводились в садах.
* Здесь цветок — символ девушки, возлюбленной, что характерно для народных песен,
古昔
有家武人之
倭<文>幡乃
帶解替而
廬屋立
妻問為家武
勝壮鹿乃
真間之手兒名之
奥槨乎
此間登波聞杼
真木葉哉
茂有良武
松之根也
遠久寸
言耳毛
名耳母吾者
不<可>忘
いにしへに
ありけむひとの
しつはたの
おびときかへて
ふせやたて
つまどひしけむ
かつしかの
ままのてごなが
おくつきを
こことはきけど
まきのはや
しげくあるらむ
まつがねや
とほくひさしき
ことのみも
なのみもわれは
わすらゆましじ
Говорят, что в старину
Жил на свете человек.
Чтобы деву в жены взять,
Он построил ей шалаш,
Обменяться думал он
Из цветистой ткани с ней
Поясами навсегда!
И хоть слышал я, что здесь
Место, где лежит она,
Успокоившись навек,
Чудо-дева Тэкона
Из страны Кацусика,—
Потому ли, что листва
На деревьях хиноки
Стала так густа,
Потому ль, что у сосны
Корни далеко ушли,—
Не узнать мне этих мест…
Но достаточно и слов,
Только имени ее,
Чтоб об этом позабыть
Был уже не в силах я!

吾毛見都
人尓毛将告
勝壮鹿之
間<々>能手兒名之
奥津城處
われもみつ
ひとにもつげむ
かつしかの
ままのてごなが
おくつきところ
Видел это я сам
И другим собираюсь поведать
О Кацусика славной стране, где в уезде Мама,
Знаменитой красавицы девы младой Тэкона
Место вечного упокоенья…
* Легендарная красавица Тэкона неоднократно воспевается в песнях известных поэтов и в народных песнях М. (431, 1807, 3385, 3387 и др.). Тема о легендарной красавице сближает песню с народными песнями. Очень часто образ Тэкона ассоциируется с привычной женской работой в те далекие времена, а именно со срезанием и собиранием водорослей, которые служили пищей.
* Выражение Акахито “и другим собираюсь поведать” отмечается как указание на существовавшую в те времена преимущественно устную традицию.
勝壮鹿乃
真々乃入江尓
打靡
玉藻苅兼
手兒名志所念
かつしかの
ままのいりえに
うちなびく
たまもかりけむ
てごなしおもほゆ
Вот в Кацусика, в дальней стране,
В тихой бухте Мама,
Верно, здесь, наклонившись,
Срезала жемчужные травы морские
Тэкона. — Все о ней нынче думаю я…
* Одна из двух песен, сочиненных Акахито во время путешествия в Кацусика, где находилась могила легендарной красавицы Тэкона.
安見知之
和期大王之
常宮等
仕奉流
左日鹿野由
背<匕>尓所見
奥嶋
清波瀲尓
風吹者
白浪左和伎
潮干者
玉藻苅管
神代従
然曽尊吉
玉津嶋夜麻
やすみしし
わごおほきみの
とこみやと
つかへまつれる
さひかのゆ
そがひにみゆる
おきつしま
きよきなぎさに
かぜふけば
しらなみさわき
しほふれば
たまもかりつつ
かむよより
しかぞたふとき
たまつしまやま
Из долины Саига,
Где покорно служим мы
В вечном храме — во дворце,
Где правление вершит
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Из долины Саига,
Позади бегущих волн
Виден взору вдалеке
Остров средь морских равнин.
И у чистых берегов,
Лишь подует ветерок,
Волны белые шумят.
А отхлынет вдаль прилив,
Водоросли-жемчуга
Собирают на ладьях.
Это вечно было так —
Чтили со времен богов,
С незапамятных времен
Горы острова Тама,
Что за красоту свою
Дивной Яшмой назван был!
* “Водоросли-жемчуга собирают на ладьях” — собирание водорослей — обычное занятие рыбачек и рыбаков (водоросли идут в пищу, или из них выпаривают соль), одновременно один из видов развлечения в придворной среде; часто водоросли собирали для подарка возлюбленной или жене, который привозили из странствования или приносили с прогулки.
* “Дивной яшмой назван был” — речь идет об о-ве Тамацусима (Яшмовый остров или остров Яшма), сейчас остров слился с берегом.
奥嶋
荒礒之玉藻
潮干満
伊隠去者
所念武香聞
おきつしま
ありそのたまも
しほひみち
いかくりゆかば
おもほえむかも
Там, где остров на взморье,
У брегов каменистых
Поднялись, зеленея, жемчужные травы морские,
И когда наступает прилив и от глаз их скрывает,
Как о них я тогда безутешно тоскую!

若浦尓
塩満来者
滷乎無美
葦邊乎指天
多頭鳴渡
わかのうらに
しほみちくれば
かたをなみ
あしへをさして
たづなきわたる
В этой бухте Вака,
Лишь нахлынет прилив,
Вмиг скрывается отмель,
И тогда в камыши
Журавли улетают крича…
* Эта танка Акахито представляет собой самостоятельную песню.
八隅知之
和期大王乃
高知為
芳野宮者
立名附
青垣隠
河次乃
清河内曽
春部者
花咲乎遠里
秋去者
霧立渡
其山之
弥益々尓
此河之
絶事無
百石木能
大宮人者
常将通
やすみしし
わごおほきみの
たかしらす
よしののみやは
たたなづく
あをかきごもり
かはなみの
きよきかふちぞ
はるへは
はなさきををり
あきされば
きりたちわたる
そのやまの
いやしくしくに
このかはの
たゆることなく
ももしきの
おほみやひとは
つねにかよはむ
Дивный Ёсину-дворец,
Где правление вершит
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
За зеленою стеной
Громоздящейся листвы
Он укрыт от глаз людских;
Посреди кристальных рек,
Что струятся без конца,
Подымается он ввысь,
И весной кругом цветут
Вишен пышные цветы,
А лишь осень настает,
Расстилается туман.
Словно горы в вышине,
Много выше, чем они,
Будет славы блеск расти.
Словно воды этих рек,
Что струятся без конца,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги славные твои,
Будут вечно вновь и вновь
Приходить к тебе сюда!

三吉野乃
象山際乃
木末尓波
幾許毛散和口
鳥之聲可聞
みよしのの
きさやまのまの
こぬれには
ここだもさわく
とりのこゑかも
В этом Ёсино дивном,
Здесь, в горах Кисаяма,
На верхушках высоких зеленых деревьев,
Что за шум подымают
Своим щебетом птицы?

烏玉之
夜之深去者
久木生留
清河原尓
知鳥數鳴
ぬばたまの
よのふけゆけば
ひさぎおふる
きよきかはらに
ちどりしばなく
Когда ночь наступает,
Ночь, как черные ягоды тута,
Там на отмели чистой,
Где деревья хисаги,—
Часто плачут тидори…
* Хисаги (Mellotus japonicus) — дерево из семейства дубовых; растет в горных долинах, листья длинные, овальные, летом цветет пышными соцветиями мелких бледно-желтых цветов.
安見知之
和期大王波
見吉野乃
飽津之小野笶
野上者
跡見居置而
御山者
射目立渡
朝猟尓
十六履起之
夕狩尓
十里さ立
馬並而
御<猟>曽立為
春之茂野尓
やすみしし
わごおほきみは
みよしのの
あきづのをのの
ののへには
とみすゑおきて
みやまには
いめたてわたし
あさがりに
ししふみおこし
ゆふがりに
とりふみたて
うまなめて
みかりぞたたす
はるのしげのに
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
В дивной Ёсину-стране,
На просторах Акицу
Ставит на полях ловцов
Караулить след зверей.
А среди прекрасных гор
Им расставлены стрелки.
На охоте поутру —
Ловит вепрей он в горах,
На охоте ввечеру —
Он выслеживает птиц,
И, построив в ряд коней,
На охоту едет он
На весенние поля
В яркой зелени густой!
* Песня, сложенная Ямабэ Акахито
足引之
山毛野毛
御<猟>人
得物矢手<挟>
散動而有所見
あしひきの
やまにものにも
みかりひと
さつやたばさみ
さわきてありみゆ
И видно мне, как посреди долин
И распростертых гор,
В руках сжимая стрелы счастья,
Охотники из свиты государя
Несутся, подымая шум…
* “В руках сжимая стрелы счастья” — в древности в Японии верили, что стрелы и лук таят в себе особую силу (сацу), которая приносит счастье во время охоты (ТЮ).
天地之
遠我如
日月之
長我如
臨照
難波乃宮尓
和期大王
國所知良之
御食都國
日之御調等
淡路乃
野嶋之海子乃
海底
奥津伊久利二
鰒珠
左盤尓潜出
船並而
仕奉之
貴見礼者
あめつちの
とほきがごとく
ひつきの
ながきがごとく
おしてる
なにはのみやに
わごおほきみ
くにしらすらし
みけつくに
ひのみつきと
あはぢの
のしまのあまの
わたのそこ
おきついくりに
あはびたま
さはにかづきで
ふねなめて
つかへまつるし
たふとしみれば
Как не ведают конца
Небо и земля
И как вечны в небесах
Солнце и луна,
Так в заливе Нанива,
Озаренном блеском волн,
Неизменно во дворце
Правит славною страной
Наш великий государь!
Как святую солнцу дань
Той страны, где в дар несут
Славный плод земли богам,
Из Нусима рыбаки,
Из Авадзи держат путь,
В ряд построивши челны,
На глубоком дне морском
Груды жемчуга собрав,
Государю в дар везут.
И почтенья полон я,
Видя, как везут дары!
* Песни Акахито сложены во время пребывания во дворце Нанива в свите императора Сёму зимой во 2-м г. Дзинки (725 г.), в 9-м месяце.
朝名寸二
梶音所聞
三食津國
野嶋乃海子乃
船二四有良信
あさなぎに
かぢのおときこゆ
みけつくに
のしまのあまの
ふねにしあるらし
Вот в затишье утра
Всплески волн я услышал:
Верно, челн с рыбаками
Плывет из Нусима
К государю с дарами.
* Речь идет о рыбаках, поставлявших рыбу к императорскому столу и привозивших жемчуга во дворец в качестве дара (мицуги).
* Нусима (Нудзима) — рыбацкое селение в Авадзи, славилось морскими промыслами (ловлей рыб, добычей жемчуга и т. п.).
八隅知之
吾大王乃
神随
高所知流
稲見野能
大海乃原笶
荒妙
藤井乃浦尓
鮪釣等
海人船散動
塩焼等
人曽左波尓有
浦乎吉美
宇倍毛釣者為
濱乎吉美
諾毛塩焼
蟻徃来
御覧母知師
清白濱
やすみしし
わがおほきみの
かむながら
たかしらせる
いなみのの
おふみのはらの
あらたへの
ふぢゐのうらに
しびつると
あまぶねさわき
しほやくと
ひとぞさはにある
うらをよみ
うべもつりはす
はまをよみ
うべもしほやく
ありがよひ
みさくもしるし
きよきしらはま
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Словно в небе божество
Ведает с высот своих,
Управляет он страной
Здесь, в Инами,
Средь равнин
Оминохара.
В бухте славной Фудзии,
Где из фудзи-волокон
Грубую готовят ткань,
Если ловят в море рыб —
Шум от лодок рыбаков,
Если выжигают соль —
Люди сходятся толпой.
Дивно бухта хороша!
Ведь недаром ловят рыб
И прекрасны берега!
Ведь недаром жгут там соль
И как знак, что вновь и вновь
Будут приходить сюда
Любоваться на нее,
Отмель чистого песка
Блещет яркой белизной!
* Песни Акахито, сложенные во время пребывания в уезде Инами, в стране Харима, осенью, в 3-м г. Дзинки (726 г.), в 5-й день 9-го месяца, когда он путешествовал, сопровождая императора Сёму.
* Сиби (магуро, Thynnus sibi) — тунец из семейства скумбриевых.
奥浪
邊波安美
射去為登
藤江乃浦尓
船曽動流
おきつなみ
へなみしづけみ
いざりすと
ふぢえのうらに
ふねぞさわける
И в море открытом,
И у берега — волны спокойны.
Это, выйдя на ловлю,
В Фудзии — ближней бухте,
Рыбачьи челны с шумом двинулись в море.

不欲見野乃
淺茅押靡
左宿夜之
氣長<在>者
家之小篠生
いなみのの
あさぢおしなべ
さぬるよの
けながくしあれば
いへししのはゆ
В поле дальнем Инами,
К земле прижимая тростник невысокий,
Сколько спал я ночей,
Сколько дней, долгих дней я провел одиноко,
И теперь я о доме далеком тоскую!

明方
潮干乃道乎
従明日者
下咲異六
家近附者
あかしがた
しほひのみちを
あすよりは
したゑましけむ
いへちかづけば
Вот и бухта Акаси!
Отхлынул прилив на дороге,
Завтра, завтра
Наполнится радостью сердце:
Я все ближе и ближе к родимому дому!

味澤相
妹目不數見而
敷細乃
枕毛不巻
櫻皮纒
作流舟二
真梶貫
吾榜来者
淡路乃
野嶋毛過
伊奈美嬬
辛荷乃嶋之
嶋際従
吾宅乎見者
青山乃
曽許十方不見
白雲毛
千重尓成来沼
許伎多武流
浦乃盡
徃隠
嶋乃埼々
隈毛不置
憶曽吾来
客乃氣長弥
あぢさはふ
いもがめかれて
しきたへの
まくらもまかず
かにはまき
つくれるふねに
まかぢぬき
わがこぎくれば
あはぢの
のしまもすぎ
いなみつま
からにのしまの
しまのまゆ
わぎへをみれば
あをやまの
そこともみえず
しらくもも
ちへになりきぬ
こぎたむる
うらのことごと
ゆきかくる
しまのさきざき
くまもおかず
おもひぞわがくる
たびのけながみ
Птицы адзи шумной стаей
Пролетают надо мною,
И глаза не видят милой,
Рукава из мягкой ткани
Ты не стелешь в изголовье.
На ладье, что смастерил я
Из коры деревьев вишни,
Весла закрепив,
Поплыл я.
Вот селение Нусима,
Что в Авадзи,
Миновал я,
И меж островов Карани,
Миновав Инамидзума,
Посмотрел когда,
Где дом мой —
Среди дальних гор лазурных,
Я не смог его увидеть!
В тысячи слоев сгрудились
Белых облаков громады,
И за каждой, каждой бухтой,
Что оставил за собою,
И за каждым, каждым мысом,
Где скрывался я порою,
Через всех путей изгибы,—
О, куда б ни приплывал я,
Все тоска со мной о доме…
Слишком долги дни скитаний!
* Эта песня и каэси-ута сложены Акахито, когда он проезжал о-в Карани, находясь в свите императора Сёму, совершавшего путешествие по стране. Адзи — род уток, распространенный в Японии (см. п. 196).
玉藻苅
辛荷乃嶋尓
嶋廻為流
水烏二四毛有哉
家不念有六
たまもかる
からにのしまに
しまみする
うにしもあれや
いへおもはずあらむ
На острове этом Карани,
Где срезают жемчужные травы морские,
Если был бы бакланом,
Что ищет добычу,
Я не думал бы столько, наверно, о доме!
* “Где срезают жемчужные травы морские” — см. п. 917.
嶋隠
吾榜来者
乏毳
倭邊上
真熊野之船
しまがくり
わがこぎくれば
ともしかも
やまとへのぼる
まくまののふね
Когда к островам
Довелось мне причалить,
Как завидовал я
Кораблям из Куману,
Плывущим в Ямато!
* Ямато — центральная провинция Японии, родина поэта.
風吹者
浪可将立跡
伺候尓
都太乃細江尓
浦隠居
かぜふけば
なみかたたむと
さもらひに
つだのほそえに
うらがくりをり
Только ветры подули,
Боясь, чтобы волны не встали,
Под защиту
Узкой маленькой бухты Цута
Мы решили укрыться…

御食向
淡路乃嶋二
直向
三犬女乃浦能
奥部庭
深海松採
浦廻庭
名告藻苅
深見流乃
見巻欲跡
莫告藻之
己名惜三
間使裳
不遣而吾者
生友奈重二
みけむかふ
あはぢのしまに
ただむかふ
みぬめのうらの
おきへには
ふかみるとり
うらみには
なのりそかる
ふかみるの
みまくほしけど
なのりその
おのがなをしみ
まつかひも
やらずてわれは
いけりともなし
Возле берегов морских
В тихой бухте Минумэ,
От которой недалек
Остров Авадзисима,
Где подносят в дар богам
Урожая славный плод,
У пустынных берегов
Водоросли я возьму,
Водоросли “вглубь — взгляну”.
Бухту обогнув кругом,
Срежу нежную траву,
Что зовут “не-говори”.
Словно водоросли, я
В сердца глубь взглянуть хочу,
Но подобен я траве,
Что зовут “не-говори”,—
Имя берегу свое
И не шлю тебе гонца,
Хоть, тоскуя о тебе,
Не могу на свете жить!
* Песни передают тоску Акахито о жене, оставленной дома. Они относятся к циклу, сложенному Акахито во время путешествия. В примечании указано, что дата их написания неизвестна. Относительно времени написания их напрашиваются два предположения: 1) Акахито сопровождал императора Сёму в его путешествии по стране; возможно, эти песни были сложены во время такого путешествия; 2) одно время поэт занимал должность провинциального чиновника. Вероятно, его постигла временная опала, как Табито, и он был выслан за пределы столицы. Отсюда тоска о жене, о родных краях.
* Водоросли “вглубь-взгляну” (фукамиру) — “морская сосна” — народное название водорослей, растущих глубоко в море.
* Трава “не-говори” (нанорисо, Sargassum fulvellum) — народное название морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* “Имя берегу свое” — говорится о боязни людской молвы.
為間乃海人之
塩焼衣乃
奈礼名者香
一日母君乎
忘而将念
すまのあまの
しほやききぬの
なれなばか
ひとひもきみを
わすれておもはむ
Если б даже к тебе я привык,
Как к одежде своей привыкают
Рыбаки из Сума, выжигая обычно в ней соль,—
Все равно, я и на день один,
Не забыл бы тебя, дорогая…
* Сума — бухта, воспетая во многих песнях М. и в позднейшей классической литературе.
大夫者
御<猟>尓立之
未通女等者
赤裳須素引
清濱備乎
ますらをは
みかりにたたし
をとめらは
あかもすそひく
きよきはまびを
Вот достойные рыцари
На охоту светлейшую вышли,
И придворные дамы
Волочат подолы пурпурной одежды…
О кристальная отмель!
* Песня относится ко времени пребывания Акахито во дворце Нанива в свите императора Сёму весной 6-го г. Тэмпё (734 г.), в 3-м месяце.
* “На охоту светлейшую” — имеется в виду охота, в которой участвует сам император.
* Пурпурный — парадный цвет в те времена. В песне дается картина придворных развлечений: рыцари охотятся, дамы совершают прогулку.
八隅知之
我大王之
見給
芳野宮者
山高
雲曽軽引
河速弥
湍之聲曽清寸
神佐備而
見者貴久
宜名倍
見者清之
此山<乃>
盡者耳社
此河乃
絶者耳社
百師紀能
大宮所
止時裳有目
やすみしし
わがおほきみの
めしたまふ
よしののみやは
やまたかみ
くもぞたなびく
かははやみ
せのおとぞきよき
かむさびて
みればたふとき
よろしなへ
みればさやけし
このやまの
つきばのみこそ
このかはの
たえばのみこそ
ももしきの
おほみやところ
やむときもあらめ
Дивный Ёсину-дворец,
Где изволит тешить взор
Мирно правящий страной
Наш великий государь!
Оттого что высоко
Горы в небо поднялись—
Тянутся по склонам их
Вереницы облаков.
Оттого что быстры так
Горные теченья рек,—
Струи падающих вод
И прозрачны и чисты.
Горы встали божеством:
Взглянешь — и боготворишь.
Дивно реки хороши;
Взглянешь — свежестью пахнёт.
И как горы в вышине
Не исчезнут никогда,
И как реки, что текут
И не перестанут течь,
Месту, где стоит дворец
С сотнями дворцовых слуг,
Никогда
Не знать конца!

自神代
芳野宮尓
蟻通
高所知者
山河乎吉三
かむよより
よしののみやに
ありがよひ
たかしらせるは
やまかはをよみ
Со времен всемогущих богов
Во дворце этом, в Ёсину дивном,
Всегда пребывали и вершили правленье
Земли властелины,
Оттого что здесь горы и реки прекрасны!

春野尓
須美礼採尓等
来師吾曽
野乎奈都可之美
一夜宿二来
はるののに
すみれつみにと
こしわれぞ
のをなつかしみ
ひとよねにける
Я в весеннее поле пошел за цветами,
Мне хотелось собрать там фиалок душистых,
И поля
Показались так дороги сердцу,
Что всю ночь там провел средь цветов до рассвета!
* Песня 1424 считается одной из лучших песен Ямабэ Акахито.
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
足比奇乃
山櫻花
日並而
如是開有者
甚戀目夜裳
あしひきの
やまさくらばな
ひならべて
かくさきたらば
いたくこひめやも
Когда бы вишен дивные цветы
Средь распростертых гор всегда благоухали
День изо дня,
Такой большой любви,
Такой тоски, наверно, мы не знали!
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
吾勢子尓
令見常念之
梅花
其十方不所見
雪乃零有者
わがせこに
みせむとおもひし
うめのはな
それともみえず
ゆきのふれれば
Я не могу найти цветов расцветшей сливы,
Что другу показать хотела я:
Здесь выпал снег,—
И я узнать не в силах,
Где сливы цвет, где снега белизна?
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
従明日者
春菜将採跡
標之野尓
昨日毛今日<母>
雪波布利管
あすよりは
はるなつまむと
しめしのに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ
Ах, завтра хотелось пойти мне в поля,
Чтобы свежие, вешние травы собрать,
Но в полях огороженных быть мне нельзя;
И вчера, и сегодня
Там падает снег…
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
忍照
難波乎過而
打靡
草香乃山乎
暮晩尓
吾越来者
山毛世尓
咲有馬酔木乃
不悪
君乎何時
徃而早将見
おしてる
なにはをすぎて
うちなびく
くさかのやまを
ゆふぐれに
わがこえくれば
やまもせに
さけるあしびの
あしからぬ
きみをいつしか
ゆきてはやみむ
Блеском озаренную
Нанива я миновал,
И когда я проходил
В час вечерний
Горный склон Кусака,
Где плыл туман,
От асиби молодых,
Что повсюду расцвели,
Не видать было горы
Из-за белых лепестков.
Ядовиты те цветы,
Непохожа ты на них…
Ах, когда же я смогу
В путь отправиться к тебе,
На тебя скорей взглянуть?
* Асиби — вечнозеленое растение из семейства азалий (см. п. 166), цветы ядовитые. “Асиби” сокр. от “аси-сиби” “паралич ног” (СНмд.), кроме того аси значит “плохой”, “скверный”, здесь: “ядовитый”, поэтому название цветка используется для игры слов, непередаваемой в переводе.
百濟野乃
芽古枝尓
待春跡
居之鴬
鳴尓鶏鵡鴨
くだらのの
はぎのふるえに
はるまつと
をりしうぐひす
なきにけむかも
В поле Кудара
На старых ветках хаги
Приют себе нашедший соловей,
Весны прихода ожидая,
Наверное, давно уже запел!
* Хаги — название дерева, цветов (см. п. 19).
戀之家婆
形見尓将為跡
吾屋戸尓
殖之藤浪
今開尓家里
こひしけば
かたみにせむと
わがやどに
うゑしふぢなみ
いまさきにけり
Когда ты любила,
На память об этом
Цветы нежных фудзи, что льются волною,
Ты тогда посадила у нашего дома,
И теперь, посмотри, они полны расцвета!
* Фудзи, что льются волною… — глицинии сиреневого цвета, спускающиеся длинными гроздьями, всегда сравниваются со струящимися волнами, что вылилось в особый образ — волны фудзи (фудзинами).
安之比奇能
山谷古延氐
野豆加佐尓
今者鳴良武
宇具比須乃許恵
あしひきの
やまたにこえて
のづかさに
いまはなくらむ
うぐひすのこゑ
Пролетев распростертые
Горы, долины,
На холме, средь весенних полей,
Всюду, всюду теперь раздается
Соловьиная трель!

田子の浦に
打ち出でてみれば
白妙の
富士の高嶺に
雪はふりつつ
たごのうらに
うちいでてみれば
しろたへの
ふじのたかねに
ゆきはふりつつ
К заливу Таго
Я выйду и словно бы вижу:
О, белотканый —
Над высокой вершиной Фудзи
Падает, падает снег.
Данное стихотворение взято из антологии «Синкокинсю», «Песни зимы», 675. Впервые помещено в «Манъёсю», 318 как «каэси-ута» («песня возвращения») к «Песне, сложенной Ямабэ-но Акахито, когда он любовался горой Фудзи».
あすからは
若菜つまむと
しめし野に
きのふもけふも
雪はふりつつ
あすからは
わかなつまむと
しめしのに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ
Задумал я назавтра
Отправиться в поля
За молодою зеленью,
А снег, начавшийся вчера,
Ещё идет!
* Молодая зелень — сбор молодых побегов (вакана) ранней весной был излюбленным занятием как в придворной среде, так и среди народа. Каждый выбирал для себя участок поля, на котором намечал собирать зелень, и огораживал его веревкой из рисовой соломы, которая именовалась симэнава — «веревка для запрета» (симэ) (т.е. для запрета посторонним пользоваться этим участком), а сама процедура огораживания называлась навабари - букв, «протягивание веревки». Было 8 сортов трав, из которых варили нечто вроде похлебки. Считалось, что эта похлебка должна оберегать от зла и болезней. Было в обычае подносить молодые побеги в подарок на 1-й и 8-й день нового года, т.е. на 1-й и 8-й день 1-й луны — января месяца, с которого начинался новый год по лунному календарю. День 1 января считался также и началом весны.
А.С. — первый месяц лунный приходится на конец февраля, начало марта, т.е. на весну, не на январь по современному календарю! "Январь" в данном случае условное обозначение первого месяца года.
あづさゆみ
はる山ちかく
家居して
たえず聞きつる
鶯の声
あづさゆみ
はるやまちかく
いへいして
たえずききつる
うぐひすのこゑ
Стремительно, — словно стрела из лука,
Пришла весна.
Я поселился возле гор
И слушаю всё время
Трели соловья!
* (Словно) стрела из лука — стилистическое традиционное введение (дзё) к слову хару — «весна», присоединяемое к этому слову с помощью омонимической метафоры: хару — «весна» ассоциируется с хару — «натягивать». Автор использует намек на песню неизвестного автора из «Манъёсю» [1829]:
Словно стрела из лука,
Стремительно настала
Весна...
Вон кто-то поселился под горою —
Целыми днями слушает, наверно, соловья...
ももしきの
大宮人は
いとまあれや
桜かざして
今日もくらしつ
ももしきの
おほみやひとは
いとまあれや
さくらかざして
けふもくらしつ
Гляжу на придворных:
Знать, много досуга у них.
Забавляются,
Цветами вишни украшая
Волосы свои.
* Было принято, особенно на празднествах, украшать волосы и головные уборы цветами.

Манъёсю?
春雨は
いたくなふりそ
桜花
まだ見ぬ人に
散らまくも惜し
はるさめは
いたくなふりそ
さくらばな
まだみぬひとに
ちらまくもをし
О дождь весенний,
Сильно так не лей:
Сорвешь до времени
Цветы прекрасных вишен,
А друг мой не успел полюбоваться ими.

恋しくは
形見にせむと
わが宿に
うゑし藤波
いまさかりなり
こひしくは
かたみにせむと
わがやどに
うゑしふぢなみ
いまさかりなり
В Реке богов — Каннаби,
Наверное, кричат лягушки,
Предвещая холода,
И в волнах отражаются
Желтые розы.
* Река богов Каннаби — протекает у подножья горы того же названия, имеющего значение «место обитания божества», т.е. храм. Горы с таким названием были в нескольких местах страны, и там действительно имеются храмы. В данном случае имеется в виду либо река Асука (протекает в уезде Такати префектуры Нара), либо река Тацута (протекающая в уезде Икома той же префектуры).

?????
?????
в другом списке тут другая танка?
この夕べ
ふりつる雨は
彦星の
とわたる舟の
かいのしづくか
このゆふべ
ふりつるあめは
ひこぼしの
とわたるふねの
かいのしづくか
Вечер настал, закапал дождь...
А может, проплывает Волопас
Через Врата небес
И это — брызги
От его весла?
* ...проплывает Волопас через Врата небес... Речь идёт о том же вечере 7-го дня 7-й луны, когда, по преданию, Волопас переплывает Млечный путь, чтобы встретиться со своей возлюбленной Танабатой.
うばたまの
夜のふけゆけば
ひさぎ生ふる
清きかはらに
千鳥鳴くなり
うばたまの
よのふけゆけば
ひさぎおふる
きよきかはらに
ちとりなくなり
Ночь наступила
Тёмная, словно ягода тута,
И берег речной,
Где поднялись деревья хисаги,
Криками птиц огласился.
* Это — один из рефренов (ханка) оды поэта, прославляющей загородный императорский дворец в Ёсино (см. коммент. 1, 92). Древнеяпонские «длинные песни» — нагаута часто завершались своеобразным рефреном в форме танка, излагавшим фабулу песни или её основной смысл. Рефренов могло быть несколько. Песня Акахито взята из антологии «Манъёсю». Деревья хисаги — одна из разновидностей японского дуба.
田子の浦に
うち出でて見れば
白妙の
富士の高嶺に
雪は降りつつ
たごのうらに
うちいでてみれば
しろたへの
ふじのたかねに
ゆきはふりつつ
Выйдешь в бухту Таго,
Окинешь взором даль,
И снежной белизною
Ослепительно сверкнёт
Вершина Фудзи.
* Бухта Таго — часть залива Суруга на территории г. Фудзи префектуры Сидзуока. Песня взята из антологии «Манъёсю» и представляет собой рефрен (ханка) знаменитой оды Акахито, посвящённой горе Фудзи (о рефренах см. коммент. 641).

«Манъёсю», 318
Помещено в «Огура Хякунин Иссю» в слегка изменённом виде.
昨日こそ
年はくれしか
春霞
かすかの山に
はやたちにけり
きのふこそ
としはくれしか
はるかすみ
かすかのやまに
はやたちにけり
Не оттого ль,
Что прошлый год вчера истёк,
Тумана дымка
Над Касуга-горой
Так рано поднялась?

我か背子を
ならしの岡の
よふことり
君よひかへせ
夜のふけぬ時
わかせこを
ならしのをかの
よふことり
きみよひかへせ
よのふけぬとき


こひしくは
かたみにせむと
わかやとに
うゑし秋はき
今さかりなり
こひしくは
かたみにせむと
わかやとに
うゑしあきはき
いまさかりなり


山本に
雪はふりつゝ
志かすがに
この川柳
もえにけるかも
やまもとに
ゆきはふりつつ
しかすがに
このかはやなぎ
もえにけるかも


かみさびて
ふりにし里に
すむ人は
都に匂ふ
花をだにみず
かみさびて
ふりにしさとに
すむひとは
みやこににほふ
はなをだにみず


彦星と
七夕つめと
こよひあふ
天の河原に
なみ立つなゆめ
ひこぼしと
たなばたつめと
こよひあふ
あめのかはらに
なみたつなゆめ


梓弓
はるになるらし
かすが山
霞たなびき
みやこはるけし
あづさゆみ
はるになるらし
かすがやま
かすみたなびき
みやこはるけし


春がすみ
たなびくかたの
夕月夜
きよくてるらむ
高圓の山
はるがすみ
たなびくかたの
ゆふつきよ
きよくてるらむ
たかまとのやま


風に散る
花立花を
袖に受けて
君がためにと
思ひけるかな
かぜにちる
はなたちはなを
そでにうけて
きみがためにと
おもひけるかな


天の河
舵音きこゆ
彦星の
たなばたつめと
こよひ逢ふらし
あまのかは
かぢおときこゆ
ひこぼしの
たなばたつめと
こよひあふらし


あめつちの
別れし日より
かみさびて
高くかしこき
するがなる
富士の高嶺と
あまのはら
ふりさけみれば
わたる日の
影もかくろひ
てるつきの
光も見えず
志らくもの
い去り憚り
ときじくぞ
雪は降りける
かたりつぎ
云繼ぎゆかむ
富士の高嶺は
あめつちの
わかれしひより
かみさびて
たかくかしこき
するがなる
ふじのたかねと
あまのはら
ふりさけみれば
わたるひの
かげもかくろひ
てるつきの
ひかりもみえず
しらくもの
いさりはばかり
ときじくぞ
ゆきはふりける
かたりつぎ
いひつぎゆかむ
ふじのたかねは


春の野に
鳴くや鶯
なつけむと
我家のそのに
梅のはな咲く
はるののに
なくやうぐひす
なつけむと
わがいへのそのに
うめのはなさく


宵の間も
おぼつかなきを
時鳥
鳴くなる聲の
ほどの遙けき
よひのまも
おぼつかなきを
ほととぎす
なくなるこゑの
ほどのはるけき


はるたては
若なつまむと
しめし野に
きのふもけふも
雪はふりつゝ
はるたてば
わかなつまむと
しめしのに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ
Думал, завтра
Отправлюсь в поля
Собирать молодую зелень.
Только с неба
Всё падает снег...
* Только настанет весна, ...
百敷の
大宮人は
暇有れや
櫻髻首して
今日も暮しつ
もゝしきの
おほみやひとは
いとまあれや
さくらかざして
けふもくらしつ


明日からは
若菜摘まむと
注連し野に
昨日も今日も
雪は降りつつ
明日からは
わかなつまむと
しめしのに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ


袖漬ちて
掬びし水の
凍れるを
春立つ今日の
風や溶くらむ
そでひちて
むすびしみずの
こほれるを
はるたつけふの
かぜやとくらむ


我が背子に
見せむと思ひし
梅花
其とも見えず
雪の降れれば
わがせこに
みせむとおもひし
うめのはな
それともみえず
ゆきのふれれば


草深き
荒たる宿の
燈火の
風に消えぬは
螢也けり
くさふかき
あれたるやどの
ともしひの
かぜにきえぬは
ほたるなりけり


若浦に
潮滿ち來れば
潟を無み
葦邊を指して
鶴鳴き渡る
わかのうらに
しほみちくれば
かたをなみ
あしへをさして
たづなきわたる