朝尓食尓
欲見
其玉乎
如何為鴨
従手不離有牟
あさにけに
みまくほりする
そのたまを
いかにせばかも
てゆかれずあらむ
И рано утром, и при свете дня
Хочу всегда я ею любоваться —
Той яшмой дорогой…
Что сделать должен я,
Чтоб с ней рукам моим не расставаться?
* Песня автором послана своей возлюбленной, будущей жене.
石竹之
其花尓毛我
朝旦
手取持而
不戀日将無
なでしこが
そのはなにもが
あさなさな
てにとりもちて
こひぬひなけむ
О, если бы имел я у себя
Цветок, который назывался бы гвоздикой,
То каждым утром
Я б в руках его держал,
И не было бы дня, чтоб им не любовался!
* Здесь под цветком гвоздики подразумевается возлюбленная. Сравнение возлюбленной с цветком, водорослями, травой часто встречается в песнях антологии. Гвоздика как метафора любимой характерна для песен Якамоти.
足日木能
石根許其思美
菅根乎
引者難三等
標耳曽結焉
あしひきの
いはねこごしみ
すがのねを
ひかばかたみと
しめのみぞゆふ
Средь распростертых гор
Отроги скал отвесны,
Цветущий сугэ трудно мне сорвать,
И оттого святой запрета знак
Придется, уходя, мне завязать на память!
* Сугэ — метафора возлюбленной.
従今者
秋風寒
将吹焉
如何獨
長夜乎将宿
いまよりは
あきかぜさむく
ふきなむを
いかにかひとり
ながきよをねむ
Отныне —
Осенний ветер будет дуть
Такой холодный…
Как смогу я
Ночами долгими один уснуть?

秋去者
見乍思跡
妹之殖之
屋前乃石竹
開家流香聞
あきさらば
みつつしのへと
いもがうゑし
やどのなでしこ
さきにけるかも
Вот расцвела в саду моем гвоздика,
Что посадила милая моя,
Мне говоря:
“Когда настанет осень,
Любуясь на нее, ты вспоминай меня!”

虚蝉之
代者無常跡
知物乎
秋風寒
思努妣都流可聞
うつせみの
よはつねなしと
しるものを
あきかぜさむみ
しのひつるかも
Хоть знаю я, что этот мир невечен,
Где смертные живут,
И все же оттого,
Что дышит холодом теперь осенний ветер,
С такой тоской я вспоминал ее!

吾屋前尓
花曽咲有
其乎見杼
情毛不行
愛八師
妹之有世婆
水鴨成
二人雙居
手折而毛
令見麻思物乎
打蝉乃
借有身在者
<露>霜乃
消去之如久
足日木乃
山道乎指而
入日成
隠去可婆
曽許念尓
胸己所痛
言毛不得
名付毛不知
跡無
世間尓有者
将為須辨毛奈思
わがやどに
はなぞさきたる
そをみれど
こころもゆかず
はしきやし
いもがありせば
みかもなす
ふたりならびゐ
たをりても
みせましものを
うつせみの
かれるみなれば
つゆしもの
けぬるがごとく
あしひきの
やまぢをさして
いりひなす
かくりにしかば
そこもふに
むねこそいたき
いひもえず
なづけもしらず
あともなき
よのなかにあれば
せむすべもなし
Возле дома моего
Пышно расцвели цветы,
И любуюсь я на них,
Но без радости в душе.
Если бы жива была
Милая моя жена,
Неразлучны были б с ней,
Словно утки, что всегда
Плавают вдвоем.
Как хотел бы я теперь
Для нее сорвать цветы,
Дать полюбоваться ей!
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек,
Словно иней иль роса,
Быстро исчезает он,
Быстро скроется из глаз,
Словно солнце, что лучом
Озарив на склоне дня
Путь средь распростертых гор,
Исчезает навсегда…
Оттого-то каждый раз,
Как подумаю о ней,
В сердце чувствую я боль…
И не в силах я сказать,
И не знаю, как назвать
Этот жалкий, бренный мир,
Что исчезнет без следа.—
Ведь помочь нельзя ничем

時者霜
何時毛将有乎
情哀
伊去吾妹可
<若>子乎置而
ときはしも
いつもあらむを
こころいたく
いゆくわぎもか
みどりこをおきて
Всегда мог наступить — я это знал —
Для меня разлуки вечной срок,
Но так больно было сердцу, что ушла
Милая, любимая жена,
Мне оставив малое дитя…

出行
道知末世波

妹乎将留
塞毛置末思乎
いでてゆく
みちしらませば
あらかじめ
いもをとどめむ
せきもおかましを
Если б знал я, где лежит тот путь,
По которому уйдёшь ты от меня,—
Я заранее
Заставы бы воздвиг,
Чтобы только удержать тебя!

妹之見師
屋前尓花咲
時者經去
吾泣涙
未干尓
いもがみし
やどにはなさき
ときはへぬ
わがなくなみた
いまだひなくに
Срок прошел — и отцвели цветы,
Которыми у дома любовалась
Моя любимая жена,
А слезы, проливаемые мною,
Еще никак не высохнут в тоске…

如是耳
有家留物乎
妹毛吾毛
如千歳
憑有来
かくのみに
ありけるものを
いももあれも
ちとせのごとく
たのみたりけり
О, только так на свете и бывает,
Такие уж обычаи земли!
А я и ты
Надеялись и ждали,
Как будто впереди у нас века!

離家
伊麻須吾妹乎
停不得
山隠都礼
情神毛奈思
いへざかり
いますわぎもを
とどめかね
やまかくしつれ
こころどもなし
Покинувшую дом родимый
Любимую мою
Не мог я удержать.
В горах от всех она навеки скрылась,
И нет покоя сердцу моему!..
* “В горах от всех она навеки скрылась” — в те времена умерших хоронили обычно в горах.
世間之
常如此耳跡
可都<知跡>
痛情者
不忍都毛
よのなかし
つねかくのみと
かつしれど
いたきこころは
しのびかねつも
Хоть знаю я давно,
Что в этом бренном мире
Нас ждёт всегда жестокая судьба,
Но всё же сердце, преисполненное боли,
Тебя не в силах позабыть!

佐保山尓
多奈引霞
毎見
妹乎思出
不泣日者無
さほやまに
たなびくかすみ
みるごとに
いもをおもひで
なかぬひはなし
О, каждый раз, когда там вдалеке
Встает туман над склонами Сахо,
Ведь каждый раз
Я вспоминаю о тебе,
И нету дня, чтобы не плакал я…

昔許曽
外尓毛見之加
吾妹子之
奥槨常念者
波之吉佐寳山
むかしこそ
よそにもみしか
わぎもこが
おくつきとおもへば
はしきさほやま
Пусть в годы давние на горный склон Сахо
Смотрел всегда я равнодушно,
А вот теперь, когда подумал я,
Что это — место твоего упокоенья,—
Гора Сахо мне стала дорога!

<挂>巻母
綾尓恐之
言巻毛
齊忌志伎可物
吾王
御子乃命
萬代尓
食賜麻思
大日本
久邇乃京者
打靡
春去奴礼婆
山邊尓波
花咲乎為里
河湍尓波
年魚小狭走
弥日異
榮時尓
逆言之
狂言登加聞
白細尓
舎人装束而
和豆香山
御輿立之而
久堅乃
天所知奴礼
展轉
埿打雖泣
将為須便毛奈思
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしきかも
わがおほきみ
みこのみこと
よろづよに
めしたまはまし
おほやまと
くにのみやこは
うちなびく
はるさりぬれば
やまへには
はなさきををり
かはせには
あゆこさばしり
いやひけに
さかゆるときに
およづれの
たはこととかも
しろたへに
とねりよそひて
わづかやま
みこしたたして
ひさかたの
あめしらしぬれ
こいまろび
ひづちなけども
せむすべもなし
И поведать это вам
Я смущаюсь и боюсь,
И сказать об этом вам
Для меня великий страх…
Ах, столица есть Куни
В нашей славной стороне,
Что Ямато названа,
Там, где тысячи веков
Должен был бы
Править принц,
Наш великий государь,
И в столице той всегда,
Лишь придет из-за морей
В дымке розовой весна,
Как повсюду на горах
Распускаются цветы,
И в прозрачных струях рек
Мчится резвая форель…
И как раз, когда в стране
С каждым днем сильнее был
Пышной славы его блеск,
То не ложь или обман,
То не вымысел иль бред,—
В платьях яркой белизны
Слуги верные его,
Встал на Вадзука-горе
Погребальный паланкин!
Ах, отныне править будет
Принц наш в вечных небесах,—
И упал я в страшном горе,
И катался по земле…
Я рыдал, и были влажны
Рукава мои от слез,
Но напрасно горевал я,—
Ведь помочь ничем нельзя…
* Править в небесах — умереть (об императоре); считалось, что после смерти император переселяется на небо и правит там.
* Гора Вадзука — место погребения принца.
* В примечании к тексту М. указано, что приведенные выше песни (475–477) были сложены 3-го дня 2-го месяца 16-го года Тэмпё (744).
吾王
天所知牟登
不思者
於保尓曽見谿流
和豆香蘇麻山
わがおほきみ
あめしらさむと
おもはねば
おほにぞみける
わづかそまやま
Не думал я,
Что наш великий государь
Решил отныне править небесами,
И Вадзука-гора
Казалась мне чужой!

足桧木乃
山左倍光
咲花乃
散去如寸
吾王香聞
あしひきの
やまさへひかり
さくはなの
ちりぬるごとき
わがおほきみかも
Как пышные цветы,
Что блеском озаряли
И горы, распростертые вокруг,
А после неожиданно увяли,
Вот так и ты, великий государь!

<挂>巻毛
文尓恐之
吾王
皇子之命
物乃負能
八十伴男乎
召集聚
率比賜比
朝猟尓
鹿猪踐<起>
暮猟尓
鶉雉履立
大御馬之
口抑駐
御心乎
見為明米之
活道山
木立之繁尓
咲花毛
移尓家里
世間者
如此耳奈良之
大夫之
心振起
劔刀
腰尓取佩
梓弓
靭取負而
天地与
弥遠長尓
万代尓
如此毛欲得跡
憑有之
皇子乃御門乃
五月蝿成
驟驂舎人者
白栲尓
<服>取著而
常有之
咲比振麻比
弥日異
更經<見>者
悲<呂>可聞
かけまくも
あやにかしこし
わがおほきみ
みこのみことの
もののふの
やそとものをを
めしつどへ
あどもひたまひ
あさがりに
ししふみおこし
ゆふがりに
とりふみたて
おほみまの
くちおさへとめ
みこころを
めしあきらめし
いくぢやま
こだちのしげに
さくはなも
うつろひにけり
よのなかは
かくのみならし
ますらをの
こころふりおこし
つるぎたち
こしにとりはき
あづさゆみ
ゆきとりおひて
あめつちと
いやとほながに
よろづよに
かくしもがもと
たのめりし
みこのみかどの
さばへなす
さわくとねりは
しろたへに
ころもとりきて
つねなりし
ゑまひふるまひ
いやひけに
かはらふみれば
かなしきろかも
И поведать это вам
Я смущаюсь и боюсь…
Наш великий государь,
Принц светлейший
Как-то раз
Вдруг, призвав к себе, собрал
Множество людей
Славных воинских родов
И повел их за собой.
На охоте поутру
Диких он ловил зверей;
На охоте ввечеру
Он ловил пугливых птиц.
И прекрасного коня
За узду остановив,
Он, любуясь на цветы,
Сердце веселил.
О расцветшие цветы,
В темных зарослях лесных
Горных склонов Икудзи,
Вы увяли навсегда!
В мире бренном и пустом
Все бывает только так!
Словно мухи в майский день
Слуги верные шумят!
Слуги верные его,
Принца нашего, что был
Сердцем доблестный герой,
Что, бывало, славный меч
Крепко привязав к бедру,
Славный ясеневый лук
И колчан нес за спиной.
Уповая на него,
Мы мечтали,
Чтобы он
Вместе с небом и землей
В мире долго, долго жил,
Чтобы тысячи веков
Оставалось все, как есть!
Словно мухи в майский день,
Слуги верные шумят,
Платья яркой белизны
Нынче на себя надев…
И когда мой видит взор,
Как меняется вокруг
С каждым днем
Веселый вид
Слуг его,
Что здесь всегда
Улыбались, веселясь,—
О, как полон скорби я!

波之吉可聞
皇子之命乃
安里我欲比
見之活道乃
路波荒尓鷄里
はしきかも
みこのみことの
ありがよひ
めししいくぢの
みちはあれにけり
Дорога, что идет между горами
По склонам Икудзи, куда ходил всегда
И любовался ею
Принц, любимый нами,
Навеки опустела без него…

大伴之
名負靭帶而
萬代尓
憑之心
何所可将寄
おほともの
なにおふゆきおびて
よろづよに
たのみしこころ
いづくかよせむ
Надев колчан,
Что знаменит в роду Отомо,
Не знаю я, кому теперь отдать
Мне сердце, что служить было готово
Бесчисленное множество веков!
* Род Отомо был военный, представители его служили в личной охране императора, поэтому носили всегда колчан со стрелами.
今更
妹尓将相八跡
念可聞
幾許吾胸
欝悒将有
いまさらに
いもにあはめやと
おもへかも
ここだあがむね
いぶせくあるらむ
Не оттого ль, что думаю всегда
О том, что вряд ли вновь мы встретимся с тобою,
Вся грудь моя
Так сильно в эти дни
Наполнена тоскою безысходной!

中々者
黙毛有益<乎>
何為跡香
相見始兼
不遂尓
なかなかに
もだもあらましを
なにすとか
あひみそめけむ
とげざらまくに
И дальше мы с тобой
Должны молчать,
Зачем же вновь
Мы начали встречаться?
Ведь все равно ничем не кончится любовь…

盖毛
人之中言
聞可毛
幾許雖待
君之不来益
けだしくも
ひとのなかごと
きかせかも
ここだくまてど
きみがきまさぬ
О, верно, слышал ты
Про злую клевету,
Которой разлучить хотят нас люди,
Ждал с нетерпеньем я,
Но не явился ты!

中々尓
絶年云者
如此許
氣緒尓四而
吾将戀八方
なかなかに
たゆとしいはば
かくばかり
いきのをにして
あれこひめやも
Когда бы ты сказал,
Что лучше все порвать,
То разве стал бы я,
Нить жизни обрывая,
С отчаяньем таким о друге тосковать?

将念
人尓有莫國

情盡而
戀流吾毳
おもふらむ
ひとにあらなくに
ねもころに
こころつくして
こふるあれかも
Пусть ты в ответ
Любви своей не даришь,
Но все равно
Люблю я горячо,
Любви своей все сердце отдавая…

百礒城之
大宮人者
雖多有
情尓乗而
所念妹
ももしきの
おほみやひとは
おほかれど
こころにのりて
おもほゆるいも
Сто чинов придворных,
Слуг придворных много,
Но средь них одна — любимая моя,
Та, что безраздельно сердцем моим правит,
Та, что постоянно в думах у меня!

得羽重無
妹二毛有鴨
如此許
人情乎
令盡念者
うはへなき
いもにもあるかも
かくばかり
ひとのこころを
つくさくおもへば
Безжалостная милая моя
О жалости ко мне совсем забыла!
Когда подумаю —
Ведь до каких границ
Ты человеческое сердце иссушила!

如此為而哉
猶八将退
不近
道之間乎
煩参来而
かくしてや
なほやまからむ
ちかからぬ
みちのあひだを
なづみまゐきて
Ужель, придя к любимому порогу,
Тебя не увидав,
Покинуть вновь твой дом,
Пройдя с мученьем и трудом
Такую дальнюю дорогу!

葉根蘰
今為妹乎
夢見而
情内二
戀<渡>鴨
はねかづら
いまするいもを
いめにみて
こころのうちに
こひわたるかも
Деву юную, прелестную, в венке,
Что зовется ханэкадзура,
Я во сне однажды—увидал…
И с тех пор в сердечной глубине,
Продолжаю я ее любить…
* Ханэкадзура — головной убор, венок, надеваемый девушками, достигшими совершеннолетия; точного описания его нет, одни считают, что это венок из цветов (вообще) (С), другие, — что это венок из ирисов (МС), третьи—головное украшение из перьев (К. Мор.) (см. п. 1112, 2627). У глиняных статуэток, найденных при раскопке могил (ханива), к голове были прикреплены перья птицы, поэтому возникло предположение, не ханэкадзура ли это (К. Мор.).
* Возможно, что первоначально это был венок из цветов, а затем он был заменен украшением из перьев. Возможно в разных местах этот головной убор имел разный вид, но назначение было одно и то же, отсюда и различные толкования.
情尓者
思渡跡
縁乎無三
外耳為而
嘆曽吾為
こころには
おもひわたれど
よしをなみ
よそのみにして
なげきぞわがする
В душе
Всегда храню любовь к тебе,
Но не судьба нам встретиться с тобою,
И горя, и тоски я полон!
Лишь издали любуясь на тебя…

千鳥鳴
佐保乃河門之
清瀬乎
馬打和多思
何時将通
ちどりなく
さほのかはとの
きよきせを
うまうちわたし
いつかかよはむ
По чистой отмели
У переправы,
Проехав на коне через Сахо,
Где раздается пение тидори,
Когда достигну дома твоего?

夜晝
云別不知
吾戀
情盖
夢所見寸八
よるひると
いふわきしらず
あがこふる
こころはけだし
いめにみえきや
Ни дня, ни ночи
Я не различаю,
Тоскою по тебе
Полна душа моя,
Наверное, во сне ты видела меня?
* В песне отражено народное поверье (см. п. 490).
都礼毛無
将有人乎
獨念尓
吾念者
惑毛安流香
つれもなく
あるらむひとを
かたもひに
われはおもへば
わびしくもあるか
Того человека,
Что пощады, как видно, не знает,
Я люблю безответной любовью…
И от этой любви
Так печально на сердце…

不念尓
妹之咲儛乎
夢見而
心中二
燎管曽呼留
おもはぬに
いもがゑまひを
いめにみて
こころのうちに
もえつつぞをる
Вдруг неожиданно
Увидел я во сне
Улыбку нежную любимой девы,
И в сердца скрытой глубине
Горит огонь, не угасая…

大夫跡
念流吾乎
如此許
三礼二見津礼
片<念>男責
ますらをと
おもへるわれを
かくばかり
みつれにみつれ
かたもひをせむ
Я думал о себе, что рыцарь я,
Исполненный и мужества, и силы,
А сам лишь чахну все сильнее и сильней,
Любя тебя,
Тобою нелюбимый!

村肝之
情揣而
如此許
余戀良<苦>乎
不知香安類良武
むらきもの
こころくだけて
かくばかり
あがこふらくを
しらずかあるらむ
На тысячи мелких кусков
Сердце мое раскололось,—
Так сильно
Тебя люблю я.
Ужель ты не знаешь об этом?

如是許
戀乍不有者
石木二毛
成益物乎
物不思四手
かくばかり
こひつつあらずは
いはきにも
ならましものを
ものもはずして
Чем жить мне так,
Как я живу,
Чем без тебя в тоске томиться,
Хотел бы в дерево, в скалу я превратиться,
Чтоб ни о чем не тосковать!

萱草
吾下紐尓
著有跡
鬼乃志許草
事二思安利家理
わすれくさ
わがしたひもに
つけたれど
しこのしこくさ
ことにしありけり
Траву “позабудь”
Я на шнур свой повесил,
Но сделал напрасно:
Постылая эта трава!
Названье ее оказалось пустыми словами…

人毛無
國母有粳
吾妹子与
携行而
副而将座
ひともなき
くにもあらぬか
わぎもこと
たづさはりゆきて
たぐひてをらむ
Страны, где не было б совсем людей,
Такой страны ужели нет на свете?
Чтобы уйти туда
С любимою моей
И с ней наедине забыть страданья эти!

今時者四
名之惜雲
吾者無
妹丹因者
千遍立十方
いましはし
なのをしけくも
われはなし
いもによりては
ちたびたつとも
О, ныне для меня все это не кручина,
Об имени своем не сожалею я,
Теперь я не такой…
И если ты — причина,
Пусть сотни раз шумит о нас молва!

空蝉乃
代也毛二行
何為跡鹿
妹尓不相而
吾獨将宿
うつせみの
よやもふたゆく
なにすとか
いもにあはずて
わがひとりねむ
В этом мире бренном и непрочном,
Разве снова нам придется жить?
Почему же,
Не встречаясь с милой,
Буду ночи проводить один?

吾念
如此而不有者
玉二毛我
真毛妹之
手二所纒<乎>
わがおもひ
かくてあらずは
たまにもが
まこともいもが
てにまかれなむ
Чем так мне жить, страдая и любя,
Чем мне терпеть тоску и эту муку,—
Пусть стал бы яшмой я,
Чтоб милая моя
Со мной осталась бы, украсив яшмой руку!
* Яшма, как и жемчуг, были самыми распространенными украшениями в те времена. Ими украшали волосы, платья и т. п. особенно распространены были браслеты. Желание стать яшмой или чтобы любимый стал яшмой с тем, чтобы с ним не расставаться — встречается и в других песнях М.
月夜尓波
門尓出立
夕占問
足卜乎曽為之
行乎欲焉
つくよには
かどにいでたち
ゆふけとひ
あしうらをぞせし
ゆかまくをほり
В ту ночь, когда луна была светла,
Вставал и выходил я за ворота,
Гадал у перекрестка на слова
И на шаги — так я хотел тогда
К тебе, моя любимая, прийти!
* В песне говорится о двух очень распространенных в те времена способах гадания, часто упоминаемых в песнях М.: гадание вечерами у перекрестка (юкэ), когда идут к перекрестку и слушают разговоры прохожих, и второе—по шагам (аура), когда загадывают желание на число шагов.
後湍山
後毛将相常
念社
可死物乎
至今日<毛>生有
のちせやま
のちもあはむと
おもへこそ
しぬべきものを
けふまでもいけれ
Гора Потом, Любимый…
Оттого лишь,
Что ты сказала мне: увидимся потом,—
Тот человек, что умереть бы должен,
Находит силы жить ещё теперь!

事耳乎
後毛相跡

吾乎令憑而
不相可聞
ことのみを
のちもあはむと
ねもころに
われをたのめて
あはざらむかも
Не будут ли все это лишь слова,
Что после мы увидимся с тобою?
Всем сердцем хочешь ты,
Чтоб верил в это я,
А, может, мы не встретимся с тобою?..

夢之相者
苦有家里
覺而
掻探友
手二毛不所觸者
いめのあひは
くるしかりけり
おどろきて
かきさぐれども
てにもふれねば
О, эти встречи
Только в снах с тобою,—
Как это сердцу тяжело…
Проснешься — ищешь, думаешь — ты рядом.
И видишь — нет тебя со мной…

一重耳
妹之将結
帶乎尚
三重可結
吾身者成
ひとへのみ
いもがむすばむ
おびをすら
みへむすぶべく
わがみはなりぬ
Даже пояс,
Которым один раз меня обвязала
Дорогая моя,
Я три раза могу обвязать.
Вот что стало со мною!

吾戀者
千引乃石乎
七許
頚二将繋母
神之諸伏
あがこひは
ちびきのいはを
ななばかり
くびにかけむも
かみのまにまに
О несчастная моя любовь!
Даже если семь тяжелых скал,
Что под силу только тысяче людей,
Целиком взвалил бы на себя —
Мне не вызвать жалости богов!
* Песня носит юмористический характер, как и песни, помещенные в кн. XVI. Последняя строка переведена согласно толкованию К. Мае.
暮去者
屋戸開設而
吾将待
夢尓相見二
将来云比登乎
ゆふさらば
やとあけまけて
われまたむ
いめにあひみに
こむといふひとを
Как только наступает вечер,
Я открываю дверь в свой дом
И жду любимую,
Что в снах мне говорила:
“К тебе я на свидание приду!”

朝夕二
将見時左倍也
吾妹之
雖見如不見
由戀四家武
あさよひに
みむときさへや
わぎもこが
みれどみぬごと
なほこほしけむ
И ночью, и утром
Пусть видимся мы,
Но кажется мне,
Что не видел тебя,
И только сильнее тоска…

生有代尓
吾者未見
事絶而
如是𪫧怜
縫流嚢者
いけるよに
われはいまだみず
ことたえて
かくおもしろく
ぬへるふくろは
В бренном этом мире, где я прожил долго,
Я еще не видел красоты такой…
Слов не нахожу —
Такой занятный
Маленький мешочек, вышитый тобой.
* Песня написана в ответ на подарок, присланный старшей дочерью Саканоэ.
吾妹兒之
形見乃服
下著而
直相左右者
吾将脱八方
わぎもこが
かたみのころも
したにきて
ただにあふまでは
われぬかめやも
Одежду, что в знак памяти дала
Моя любимая,
Я вниз надену.
До дня, пока вдвоем не буду с нею,
Одежду эту не сниму!
* “Одежду… я вниз надену” — т. е. подарок близок сердцу, очень дорог. Об обычае дарить одежду см. п. 636.
戀死六
其毛同曽
奈何為二
人目他言
辞痛吾将為
こひしなむ
そこもおやじぞ
なにせむに
ひとめひとごと
こちたみわがせむ
Пускай умру я от любви к тебе.
Живу или умру — одни и те же муки.
Так для чего же из-за глаз людских,
Из-за людской молвы
Я мучаю себя?

夢二谷
所見者社有
如此許
不所見有者
戀而死跡香
いめにだに
みえばこそあれ
かくばかり
みえずてあるは
こひてしねとか
Хотя бы в снах увидеть тебя,
Тогда еще можно жить.
Но жить вот так,
Не видя тебя,
Не лучше ли мне умереть?

念絶
和備西物尾
中々<荷>
奈何辛苦
相見始兼
おもひたえ
わびにしものを
なかなかに
なにかくるしく
あひみそめけむ
Всегда конец любви
Несет печаль с собой!
Другое — у меня:
Мне почему-то тяжко
Начать встречаться, милая, с тобой!

相見而者
幾日毛不經乎
幾許久毛
<久>流比尓久流必
所念鴨
あひみては
いくかもへぬを
ここだくも
くるひにくるひ
おもほゆるかも
После встречи с тобою
И дня не минуло,
А как я тоскую,
Все больше и больше,
Теряя рассудок…

如是許
面影耳
所念者
何如将為
人目繁而
かくばかり
おもかげにのみ
おもほえば
いかにかもせむ
ひとめしげくて
Когда я тоскую так сильно,
И вижу твой облик
Лишь в думах,—
Как быть мне, что делать, не знаю,
Здесь глаз осуждающих много!..

相見者
須臾戀者
奈木六香登
雖念弥
戀益来
あひみては
しましもこひは
なぎむかと
おもへどいよよ
こひまさりけり
Я думал всегда, если встречусь с тобою,
Ненадолго, быть может, успокою тоску.
Но напрасно я думал:
Все сильней и сильнее
Растет после встречи тоска!

夜之穂杼呂
吾出而来者
吾妹子之
念有四九四
面影二三湯
よのほどろ
わがいでてくれば
わぎもこが
おもへりしくし
おもかげにみゆ
Когда я уходил домой
Рассветной раннею порою,
Моя любимая
Была полна тоски,
И грустный образ все стоит передо мной…

夜之穂杼呂
出都追来良久
遍多數
成者吾胸
截焼如
よのほどろ
いでつつくらく
たびまねく
なればあがむね
たちやくごとし
Шел от тебя домой
Рассветною порою,
И оттого, что это было много раз,
Грудь у меня как будто раскололась
И пламенем пылала в этот час.

百年尓
老舌出而
与余牟友
吾者不猒
戀者益友
ももとせに
おいしたいでて
よよむとも
われはいとはじ
こひはますとも
Пускай тебе исполнится сто лет
И дряхлый твой язык
И бормотать не сможет,
Я все равно тебя не стану избегать;
Забота о тебе любовь мою умножит!

一隔山
重成物乎
月夜好見
門尓出立
妹可将待
ひとへやま
へなれるものを
つくよよみ
かどにいでたち
いもかまつらむ
Пусть цепь далеких гор
Нас разделяет.
Ночь лунная светла,
И, стоя у ворот, любимая моя
Меня, быть может, поджидает!

都路乎
遠哉妹之
比来者
得飼飯而雖宿
夢尓不所見来
みやこぢを
とほみかいもが
このころは
うけひてぬれど
いめにみえこぬ
Не оттого ль, что далеки
Пути в столицу,—
Ты далека, любимая моя!
Все это время в снах тебя не вижу я,
Хотя не раз молил богов об этом!

今所知
久邇乃京尓
妹二不相
久成
行而早見奈
いましらす
くにのみやこに
いもにあはず
ひさしくなりぬ
ゆきてはやみな
В Куни, где ныне правят всей страною,
В разлуке с милой провожу я дни
Уже давно
И все мечтаю:
Уехать бы, увидеться скорей!

久堅之
雨之落日乎
直獨
山邊尓居者
欝有来
ひさかたの
あめのふるひを
ただひとり
やまへにをれば
いぶせかりけり
О, в эти дни, когда все время льют
С небес извечных на землю дожди,
Когда я здесь
Совсем один средь гор,
Как преисполнен я мучительной тоски!

人眼多見
不相耳曽
情左倍
妹乎忘而
吾念莫國
ひとめおほみ
あはなくのみぞ
こころさへ
いもをわすれて
わがおもはなくに
Лишь потому, что много глаз людских,
Мы не встречаемся с тобою.
Но даже в сердце, я не скрою,
Нет мысли у меня
Тебя забыть!

偽毛
似付而曽為流
打布裳
真吾妹兒
吾尓戀目八
いつはりも
につきてぞする
うつしくも
まことわぎもこ
われにこひめや
И даже в лжи
Всегда есть доля правды!
И, верно, ты, любимая моя,
На самом деле не любя меня,
Быть может, все-таки немного любишь?

夢尓谷
将所見常吾者
保杼毛友
不相志思<者>
諾不所見<有>武
いめにだに
みえむとわれは
ほどけども
あひしおもはねば
うべみえずあらむ
Я развязал свой шнур в надежде,
Что хоть во сне
Увидимся с тобой,
Но, видно, ты о встрече не мечтаешь,
Поэтому и в снах не снишься мне.

事不問
木尚味狭藍
諸<弟>等之
練乃村戸二
所詐来
こととはぬ
きすらあじさゐ
もろとらが
ねりのむらとに
あざむかえけり
Ведь даже дерево безгласное и то
Цветы обманные адзисаи имеет,
Что могут обмануть и жителей села,
Таких искусных, как Моротора.
Я вижу, что тобою я обманут!
* Смысл песни не совсем ясен. Считается, что в основе ее лежит какая-то легенда.
* Адзисаи (Hydrangea macrophylla) — цветы, быстро меняющие окраску, японская гортензия, цветет пурпурными и лиловыми цветами в шестом-седьмом месяце.
* Моротора (Моротира) — лицо неизвестное.
百千遍
戀跡云友
諸<弟>等之
練乃言羽<者>
吾波不信
ももちたび
こふといふとも
もろとらが
ねりのことばは
われはたのまじ
Пусть тысячу мне раз
Ты скажешь, что любим,
Но всё равно словам искусным этим,
Не уступающим словам Моротора.
Я не могу уже поверить!

鶉鳴
故郷従
念友
何如裳妹尓
相縁毛無寸
うづらなく
ふりにしさとゆ
おもへども
なにぞもいもに
あふよしもなき
С тех пор как старое село покинул,
Где плачут птицы удзура,
Тоскую о тебе…
Но что могу я сделать? —
С тобою встретиться надежды нет!

吾妹子之
屋戸乃籬乎
見尓徃者
盖従門
将返却可聞
わぎもこが
やどのまがきを
みにゆかば
けだしかどより
かへしてむかも
О, если бы пошел взглянуть я на плетень
У дома, где живет любимая моя,
Тогда, наверно б,
Сразу от ворот
Она вернула бы назад меня!

打妙尓
前垣乃酢堅
欲見
将行常云哉
君乎見尓許曽
うつたへに
まがきのすがた
みまくほり
ゆかむといへや
きみをみにこそ
Могу ли уверять,
Что я иду к тебе,
Мечтая поглядеть на дивный твой плетень?
О нет! Иду, любимая, к тебе
Лишь для того, чтоб на тебя взглянуть!

板盖之
黒木乃屋根者
山近之
明日取而
持将参来
いたぶきの
くろきのやねは
やまちかし
あすのひとりて
もちてまゐこむ
Что до дерева, покрытого корой,
Из которого ты хочешь сделать крышу,—
Горы близко,
Завтра все достану,
Все тебе я принесу домой!

黒樹取
草毛苅乍
仕目利
勤<和>氣登
将譽十方不有
(一云仕登母)
くろきとり
かやもかりつつ
つかへめど
いそしきわけと
ほめむともあらず
(つかふとも)
Пусть деревья принесу с корою,
Буду помогать, траву срезая,
Все равно
Меня хвалить не будешь
И не скажешь мне: “Какой прилежный!”

野干玉能
昨夜者令還
今夜左倍
吾乎還莫
路之長手<呼>
ぬばたまの
きぞはかへしつ
こよひさへ
われをかへすな
みちのながてを
Ночью черной, как черные ягоды тута,
Вчера ты домой отослала с порога…
Хоть сегодняшней ночью
Не вели мне вернуться,—
Ведь такою далекою шел я дорогой!

前年之
先年従
至今年
戀跡奈何毛
妹尓相難
をととしの
さきつとしより
ことしまで
こふれどなぞも
いもにあひかたき
И позапрошлый год,
И год прошедший,
И этот год — все также я люблю,
Но деву милую мою
По-прежнему мне трудно встретить!
* Под таким заголовком в М. помещен ряд песен (691, 692, 700, 714, 720). Возможно, что адресат их один и тот же.
打乍二波
更毛不得言
夢谷
妹之<手>本乎
纒宿常思見者
うつつには
さらにもえいはず
いめにだに
いもがたもとを
まきぬとしみば
Наяву —
Опять сказать нельзя…
О, пусть бы хоть во сне я мог увидеть,
Что изголовьем, на котором сплю,
Мне служат рукава моей любимой!

吾屋戸之
草上白久
置露乃
壽母不有惜
妹尓不相有者
わがやどの
くさのうへしろく
おくつゆの
みもをしくあらず
いもにあはずあれば
Как белая роса, что, засверкав, легла
На травах возле дома моего,
Так жизнь
Недолговечна, как роса,
Но мне ее не жаль, раз нет с тобою счастья!
* Сравнение недолговечности жизни с росой — влияние буддийских учений о бренности земной жизни. Это сравнение получило широкое распространение в классической японской поэзии Х— XIII вв.
春之雨者
弥布落尓
梅花
未咲久
伊等若美可聞
はるのあめは
いやしきふるに
うめのはな
いまださかなく
いとわかみかも
Весенние дожди
Все льют и льют…
А вот цветы на белой сливе
Еще до сей поры никак не расцветут,—
Не оттого ль, что слишком молодая?
* По поводу этой песни есть много толкований. Чаще придерживаются толкования К., считающего, что здесь речь идет о молодой девушке из семьи Фудзивара Кусумаро. Слива — метафора девушки, “цветы… никак не расцветут” — т. е. она не отвечает на любовь.
如夢
所念鴨
愛八師
君之使乃
麻祢久通者
いめのごと
おもほゆるかも
はしきやし
きみがつかひの
まねくかよへば
Ах, мнится мне,
Как будто сон все это,
Когда приходит
От любимого, тебя,
По многу раз гонец в знак твоего привета!
* Песня выражает радость Якамоти по поводу частого прихода слуги Фудзивара Кусумаро, приносившего вести от своего господина.
浦若見
花咲難寸
梅乎殖而
人之事重三
念曽吾為類
うらわかみ
はなさきかたき
うめをうゑて
ひとのことしげみ
おもひぞわがする
Посадил я
Слишком молодую сливу,
Что ещё цветами даже не цвела,
И шумит о нас кругом молва,
Оттого я и тоскую ныне!
* Молодая слива — метафора молодой девушки.
情八十一
所念可聞
春霞
軽引時二
事之通者
こころぐく
おもほゆるかも
はるかすみ
たなびくときに
ことのかよへば
С какой тоской
Мечтаю я теперь,
О, если б в час, когда туман весенний
Легчайшей дымкой стелется вокруг,
Пришли бы вести от тебя, мой друг!

春風之
聲尓四出名者
有去而
不有今友
君之随意
はるかぜの
おとにしいでなば
ありさりて
いまならずとも
きみがまにまに
О, были б только сказаны слова,
Что прошумели бы, как шум весенних ветров,
А время пусть идет…
Пусть нынче не судьба…
Но будет все лишь так, как ты желаешь…
* Речь идет об обещании, данном Фудзивара Кусумаро.
振仰而
若月見者
一目見之
人乃眉引
所念可聞
ふりさけて
みかづきみれば
ひとめみし
ひとのまよびき
おもほゆるかも
Когда, подняв свой взор к высоким небесам,
Я вижу этот месяц молодой,
Встает передо мной изогнутая бровь
Той, с кем один лишь раз
Мне встретиться пришлось!
* В этой песне в противоположность предыдущей молодой месяц сравнивается с изогнутой бровью, но по сути говорится о сходстве одних и тех же образов. Брови были предметом особого внимания во внешности женщин, их сбривали и тушью накладывался изогнутый рисунок, значительно выше естественного положения бровей, и это было главным критерием в оценке внешности. Характерно поэтому, что в любовной лирике М. воспеваются не глаза любимой, а ее брови, и только в народных песнях изредка встречается “мэгувасико” — “узкоглазое дитя”, т. е. “прекрасное дитя”.
河口之
野邊尓廬而
夜乃歴者
妹之手本師
所念鴨
かはぐちの
のへにいほりて
よのふれば
いもがたもとし
おもほゆるかも
В приюте временном живу среди полей
Близ устья протекающей реки
И в те часы,
Когда приходит ночь,
О рукавах любимой я грущу!
* “О рукавах любимой я грущу” — см. п. 508.
* Предполагают, что речь идет о его жене — старшей дочери Отомо Саканоэ (СН).
天皇之
行幸之随
吾妹子之
手枕不巻
月曽歴去家留
おほきみの
みゆきのまにま
わぎもこが
たまくらまかず
つきぞへにける
Пока сопровождаю я тебя
В твоем пути, великий государь,
У дорогой жены
В объятьях мне не спать,—
Ведь целый месяц с той поры прошел!

御食國
志麻乃海部有之
真熊野之
小船尓乗而
奥部榜所見
みけつくに
しまのあまならし
まくまのの
をぶねにのりて
おきへこぐみゆ
Быть может, это рыбаки Сима,
Страны, что дань приносит рыбою и рисом.
Мне видно, как плывут
На море их ладьи,
Что мастерами сделаны в Куману!
* Рыбаки Сима — приносили дань морскими продуктами для стола государя (см. п. 934). В “Энгисики” установлены сроки подношений.
* Ладьи, корабли из Куману — местности, славившейся кораблестроением.
田跡河之
瀧乎清美香
従古
<官>仕兼
多藝乃野之上尓
たどかはの
たきをきよみか
いにしへゆ
みやつかへけむ
たぎのののへに
Не потому ль, что дивен водопад
Реки Тадо с ее кристальной влагой,
С древнейших пор
Здесь строили дворцы
Среди полей зеленых Таги!
* Речь идет о том же водопаде, что в п. 1034.
關無者
還尓谷藻
打行而
妹之手枕
巻手宿益乎
せきなくは
かへりにだにも
うちゆきて
いもがたまくら
まきてねましを
Когда бы не было кругом меня застав,
Пустился б я тогда
В обратный путь:
Так хочется в объятьях мне уснуть
На изголовье из твоих любимых рук!

今造
久<邇>乃王都者
山河之
清見者
宇倍所知良之
いまつくる
くにのみやこは
やまかはの
さやけきみれば
うべしらすらし
Столица родины моей,
Что здесь мы ныне заложили!
Когда взгляну
На прелесть рек и гор,
Я вижу впрямь, что нет ее красивей!

久堅乃
雨者零敷
念子之
屋戸尓今夜者
明而将去
ひさかたの
あめはふりしけ
おもふこが
やどにこよひは
あかしてゆかむ
С небес извечных
Льет поток дождя…
И эту ночь, любимое дитя,
В твоем приюте
Провести мечтаю…
* Шуточная песня, обращенная к хозяину, как будто к любимой (СН),
霊剋
壽者不知
松之枝
結情者
長等曽念
たまきはる
いのちはしらず
まつがえを
むすぶこころは
ながくとぞおもふ
Не знаю жизни я,
Что яшмою блеснет,
И узел мной завязанных ветвей
Сосны зеленой будет означать,
Что долго, долго жить хочу я на земле!
* “И узел мной завязанных ветвей” — см. п. 141.
打霧之
雪者零乍
然為我二
吾宅乃苑尓
鴬鳴裳
うちきらし
ゆきはふりつつ
しかすがに
わぎへのそのに
うぐひすなくも
Туман кругом
И белый снег идёт…
И всё-таки в саду у дома
Средь снега выпавшего
Соловей поёт!

春野尓
安佐留雉乃
妻戀尓
己我當乎
人尓令知管
はるののに
あさるきぎしの
つまごひに
おのがあたりを
ひとにしれつつ
Оттого что в тоске по жене
Громко стонет фазан,
Что еду себе ищет на поле весеннем,
Известны становятся людям места,
Где бедный фазан приютился на время…
* Эту песню при всех ее отличиях сравнивают с п. 267 и с п. 2149. Учитывая, что Якамоти был замешан в заговоре против правящего дома, можно предположить, что он скрывался, и, сравнивая себя с фазаном, тоскующим о жене, намекает на то, что, подавая вести жене, он рискует жизнью. Во всяком случае эти песни не случайно помещены вместе и, по-видимому, имеют аллегорический смысл.
吾屋外尓
蒔之瞿麥
何時毛
花尓咲奈武
名蘇經乍見武
わがやどに
まきしなでしこ
いつしかも
はなにさきなむ
なそへつつみむ
Гвоздика, что посеял
Возле дома,
Когда раскроешь дивный свой цветок,
Чтоб на него я любоваться мог,
Как на любимую, все время глядя?
* Песня была послана весной, когда Якамоти сажал семена (СП).
吾君尓
戯奴者戀良思
給有
茅花手雖喫
弥痩尓夜須
あがきみに
わけはこふらし
たばりたる
つばなをはめど
いややせにやす
Подруге милой, вижу, мнится,
Что я, негодный, сохну от любви.
Хоть посланные цубана я съем,
Но пользы не случится,
И дальше буду я худеть, худеть…

吾妹子之
形見乃合歡木者
花耳尓
咲而盖
實尓不成鴨
わぎもこが
かたみのねぶは
はなのみに
さきてけだしく
みにならじかも
Ах, нэбунохана, что мне на память
Прислала милая моя,—
Одни цветы,
И те цветы плодами,
Боюсь, не станут никогда!
* Цветы не станут плодами — т. е. любовь не завершится браком.

春霞
軽引山乃
隔者
妹尓不相而
月曽經去来
はるかすみ
たなびくやまの
へなれれば
いもにあはずて
つきぞへにける
Те горы дальние, где стелется повсюду
Весенней легкой дымкою туман,
Нас разделили.
Не встречаюсь с милой,
Ведь целый месяц я живу один…
* Одна из ранних песен Якамоти, сложенная весной 741 г. во время его пребывания в новой столице, в то время как молодая жена оставалась еще в старой.
宇能花毛
未開者
霍公鳥
佐保乃山邊
来鳴令響
うのはなも
いまださかねば
ほととぎす
さほのやまへに
きなきとよもす
Цветок унохана
Еще не расцветал,
А вот кукушка прилетела
На склоны горные Сахо
И песни звонкие запела.

吾屋前之
花橘乃
何時毛
珠貫倍久
其實成奈武
わがやどの
はなたちばなの
いつしかも
たまにぬくべく
そのみなりなむ
Цветы прекрасных померанцев
У дома моего…
Когда же, наконец,
Те нежные цветы в плоды здесь превратятся,
Чтоб мог их жемчугом на нить я нанизать?
* “Чтоб мог их жемчугом на нить я нанизать…” — см. п. 1465.
隠耳
居者欝悒
奈具左武登
出立聞者
来鳴日晩
こもりのみ
をればいぶせみ
なぐさむと
いでたちきけば
きなくひぐらし
Все время был я взаперти,
И сердцу бедному тоскливо стало.
Утешиться стремясь,
Из дома вышел я,
Прислушался, и вот — звенящие цикады!

,夏儲而
開有波祢受
久方乃
雨打零者
将移香
なつまけて
さきたるはねず
ひさかたの
あめうちふらば
うつろひなむか
Цветы, прелестные ханэдзу,
Чьи семена посеял летом я,
Ужель, когда с небес польет поток дождя,
Свой потеряют блеск
И вмиг увянут?
* Цветы ханэдзу — необычайно красивы и легко меняют окраску (см. п. 657). Песня звучит в аллегорическом плане, однако в комментариях это не получило особого толкования.
吾屋前之
花橘乎
霍公鳥
来不喧地尓
令落常香
わがやどの
はなたちばなを
ほととぎす
きなかずつちに
ちらしてむとか
На померанцах возле дома моего
Цветут цветы, а песнь не раздается.
Кукушка!
Неужель без песен, в тишине,
Цветам на землю здесь осыпаться придется?

霍公鳥
不念有寸
木晩乃
如此成左右尓
奈何不来喧
ほととぎす
おもはずありき
このくれの
かくなるまでに
なにかきなかぬ
Кукушка,
До меня тебе и дела мало,—
Ах, до сих пор, когда в тени ветвей
Уже совсем темно от листьев свежих стало,
Скажи мне, почему не прилетаешь петь?

何處者
鳴毛思仁家武
霍公鳥
吾家乃里尓
<今>日耳曽鳴
いづくには
なきもしにけむ
ほととぎす
わぎへのさとに
けふのみぞなく
Быть может, раньше где-нибудь и пела
Кукушка, прилетевшая сейчас.
Но здесь,
В моем селении, у дома,—
О, здесь она поет сегодня в первый раз!

吾屋前之
花橘者
落過而
珠尓可貫
實尓成二家利
わがやどの
はなたちばなは
ちりすぎて
たまにぬくべく
みになりにけり
О, померанцев распустившихся цветы
У дома моего
Совсем опали…
Они плодами ныне стали,—
Как жемчуг можно их нанизывать на нить!
* “Как жемчуг можно их нанизывать на нить…” — см. п. 1465.
霍公鳥
雖待不来喧
<菖>蒲草
玉尓貫日乎
未遠美香
ほととぎす
まてどきなかず
あやめぐさ
たまにぬくひを
いまだとほみか
Кукушку ожидаю я напрасно,
Она не прилетает, не поет.
Ужели потому, что день еще далек,
Когда я ирис жемчугом прекрасным
На нить сумею нанизать?
* Ирис (аямэгуса, совр. сёбу, Iris orientalis) — употребляется как лекарство, цветет летом.
* “День еще далек” — имеется в виду 5 мая — праздник, когда изготовляют кусуридама (см. п. 1465).
宇乃花能
過者惜香
霍公鳥
雨間毛不置
従此間喧渡
うのはなの
すぎばをしみか
ほととぎす
あままもおかず
こゆなきわたる
Не потому ли, что цветы унохана
Опасть должны, полна такой тоскою
Кукушка здесь?
Ах, даже в дождь она
Все время плачет и летает надо мною!

夏山之
木末乃繁尓
霍公鳥
鳴響奈流
聲之遥佐
なつやまの
こぬれのしげに
ほととぎす
なきとよむなる
こゑのはるけさ
Средь зарослей деревьев, что цветут
На горных склонах летнею порою,
Кукушки плач…
Ах, он, пронизывая все,
Несется далеко, звеня тоскою!

足引乃
許乃間立八十一
霍公鳥
如此聞始而
後将戀可聞
あしひきの
このまたちくく
ほととぎす
かくききそめて
のちこひむかも
У склонов распростертых гор
Между деревьев притаился я,
Кукушка!
В первый раз услышав голос твой,
Как после без тебя я буду тосковать!
* По-видимому, сложены на тему о кукушке на поэтическом турнире, как и остальные песни этого раздела.
吾屋前之
瞿麥乃花
盛有
手折而一目
令見兒毛我母
わがやどの
なでしこのはな
さかりなり
たをりてひとめ
みせむこもがも
Цветы гвоздики
Возле дома моего
Так пышно распустились ныне.
О, как бы я хотел тебе, мое дитя,
Сорвать и дать хоть миг полюбоваться!

霍公鳥
鳴之登時
君之家尓
徃跡追者
将至鴨
ほととぎす
なきしすなはち
きみがいへに
ゆけとおひしは
いたりけむかも
Кукушка
Лишь запела, в тот же миг
Я от себя её прогнала:
“Ты к дому милого лети!” — я ей сказала,
Но прилетела ли она к тебе?

伊加登伊可等
有吾屋前尓
百枝刺
於布流橘
玉尓貫
五月乎近美
安要奴我尓
花咲尓家里
朝尓食尓
出見毎
氣緒尓
吾念妹尓
銅鏡
清月夜尓
直一眼
令覩麻而尓波
落許須奈
由<米>登云管
幾許
吾守物乎
宇礼多伎也
志許霍公鳥
暁之
裏悲尓
雖追雖追
尚来鳴而

地尓令散者
為便乎奈美
<攀>而手折都
見末世吾妹兒
いかといかと
あるわがやどに
ももえさし
おふるたちばな
たまにぬく
さつきをちかみ
あえぬがに
はなさきにけり
あさにけに
いでみるごとに
いきのをに
あがおもふいもに
まそかがみ
きよきつくよに
ただひとめ
みするまでには
ちりこすな
ゆめといひつつ
ここだくも
わがもるものを
うれたきや
しこほととぎす
あかときの
うらがなしきに
おへどおへど
なほしきなきて
いたづらに
つちにちらせば
すべをなみ
よぢてたをりつ
みませわぎもこ
О, когда же,
О, когда?—
Думал я, и в этот миг
Возле дома моего
Среди множества ветвей
Померанцы расцвели!
И цветы раскрылись так,
Будто вот опасть должны!
Рано поутру и днем,
Каждый раз, как выхожу,
Все любуюсь, говоря:
“Рано опадать!
Подождите, чтобы я
Дал полюбоваться ей,
Хоть один недолгий миг,
Ночью с ясною луной —
Зеркалом светлей воды,—
Ей, которую любить
Долго буду, до конца,
До пределов дней моих!”
Так цветы я заклинал
Для тебя.
И как потом
Я негодовал,
Глядя на кукушку ту,
На противную, что здесь
Рано на заре,
В час печальный,
Вновь и вновь
Прилетала громко петь,
Заставляя облетать
Лепестки моих цветов
Понапрасну!..
И тогда
Не осталось ничего
Мне другого, как сорвать
Для тебя эти цветы.—
Полюбуйся же на них,
Милая моя!
* Осыпающиеся от громкого пения кукушки лепестки померанцев не только гиперболический образ. Увядание цветов померанца совпадает со временем, когда кукушка особенно громко поет. Предполагают, что песня была послана незадолго до свадьбы Якамоти со своей возлюбленной.
望降
清月夜尓
吾妹兒尓
令覩常念之
屋前之橘
もちぐたち
きよきつくよに
わぎもこに
みせむとおもひし
やどのたちばな
Померанцы, что цветут передо мною,
Возле дома, среди множества ветвей,
Как хотел бы
Ночью с ясною луною
Показать возлюбленной моей!

妹之見而
後毛将鳴
霍公鳥
花橘乎
地尓落津
いもがみて
のちもなかなむ
ほととぎす
はなたちばなを
つちにちらしつ
Пусть бы ты полюбовалась ими,
А потом могла бы и кукушка петь,
Ведь в цвету, раскрывшись, померанцы
Из-за песни громкой понапрасну
Могут слишком рано облететь!

瞿麥者
咲而落去常
人者雖言
吾標之野乃
花尓有目八方
なでしこは
さきてちりぬと
ひとはいへど
わがしめしのの
はなにあらめやも
Пусть люди говорят: “Гвоздики лепестки
Цвели, осыпались
И нет уже их боле”,—
Но это не цветы моих полей,
Где знак запрета был повешен мною.
* Гвоздика — метафора красавицы, возлюбленной.
* “…Где знак запрета был повешен мною”—поля в старину огораживали священной рисовой соломой в знак запрета для посторонних и указания на собственность владельца (см. п. 400, считают, что Якамоти подражает ей).
皇之
御笠乃山能
秋黄葉
今日之<鍾>礼尓
散香過奈牟
おほきみの
みかさのやまの
もみちばは
けふのしぐれに
ちりかすぎなむ
Алая листва осенних кленов
На горе Микаса,
Что с короной схожа,
От дождей, что моросили ныне,
Не осыпалась ли, отцветя, на землю?

聞津哉登
妹之問勢流
鴈鳴者
真毛遠
雲隠奈利
ききつやと
いもがとはせる
かりがねは
まこともとほく
くもがくるなり
“Кто слышал их,—
Спросила ты меня,—
Гусей, что стаей пронеслись над нами?”
Поверь, те гуси ныне далеко,
И скрылись навсегда за облаками!
* “…те гуси ныне далеко и скрылись навсегда за облаками” — т. е. чувства эти мне теперь далеки, любовь прошла.
吾屋戸乃
一村芽子乎
念兒尓
不令見殆
令散都類香聞
わがやどの
ひとむらはぎを
おもふこに
みせずほとほと
ちらしつるかも
Цветы осенних нежных хаги,
Благоухавшие у дома моего,
Чуть-чуть на землю не опали
До той поры,
Как дал тебе взглянуть!
* У многих комментаторов вызывает сомнение, что эта песня — ответ на предыдущую. Между ними нет никакой связи. Вероятно, это ответ на другую песню, но поскольку речь идет о переписке с дочерью Хэки Нагаэ, то она помещена после ее песни.
久堅之
雨間毛不置
雲隠
鳴曽去奈流
早田鴈之哭
ひさかたの
あままもおかず
くもがくり
なきぞゆくなる
わさだかりがね
С небес извечных, ни на миг не прекращаясь,
Дождь все идет…
Скрываясь в облаках
И громко плача, гуси улетают
С полей, где ранний рис растет.

雲隠
鳴奈流鴈乃
去而将居
秋田之穂立
繁之所念
くもがくり
なくなるかりの
ゆきてゐむ
あきたのほたち
しげくしおもほゆ
Колосья риса на осеннем поле,
Где, в облаках скрываясь, с криком гусь летит,
Густеют и растут,
Так и с моей любовью:
Растёт, — и сердце всё сильней грустит.
* Песня 1567 — одна из лучших песен Якамоти.
雨隠
情欝悒
出見者
春日山者
色付二家利
あまごもり
こころいぶせみ
いでみれば
かすがのやまは
いろづきにけり
Из-за дождя сидел я взаперти,
Сжималось сердце одинокое тоскою,
Я вышел и взглянул:
Ах, Касуга-гора
Вся засверкала алою листвою!
* Касуга — гора в алых кленах — одно из красивейших зрелищ, которым специально любовались.
雨晴而
清照有
此月夜
又更而
雲勿田菜引
あめはれて
きよくてりたる
このつくよ
またさらにして
くもなたなびき
Небо прояснилось,
Ярко светит
Этой ночью ясная луна.
Ах, не надо, чтоб ушла она,
Облака, не застилайте небо!

吾屋戸乃
草花上之
白露乎
不令消而玉尓
貫物尓毛我
わがやどの
をばながうへの
しらつゆを
けたずてたまに
ぬくものにもが
Ах, светлая роса, что здесь упала
На обана-цветы близ дома моего…
Чтоб та роса вовек не исчезала,
На яшмовую нить
Хотел бы нанизать!
* Песня считается ответом на п. 1564.
* “На яшмовую нить хотел бы нанизать” — см. п. 1465; здесь — “сделать своей женой”, “быть всегда вместе”.
黄葉乃
過麻久惜美
思共
遊今夜者
不開毛有奴香
もみちばの
すぎまくをしみ
おもふどち
あそぶこよひは
あけずもあらぬか
Так жаль, что кленов алая листва
Уже с ветвей на землю опадает…
Любимые друзья,
Пускай же в эту ночь, когда я с вами веселюсь,—
Не рассветает!

妹家之
門田乎見跡
打出来之
情毛知久
照月夜鴨
いもがいへの
かどたをみむと
うちいでこし
こころもしるく
てるつくよかも
Думая поля окинуть взглядом
У твоих ворот, любимая моя,
Я пришел…
И сердце чуяло — недаром:
Дивно светит в эту ночь луна!
* “Дивно светит в эту ночь луна” — в песне выражена надежда, что любимая выйдет полюбоваться луной.
秋野尓
開流秋芽子
秋風尓
靡流上尓
秋露置有
あきののに
さけるあきはぎ
あきかぜに
なびけるうへに
あきのつゆおけり
Осенний хаги, что цветет в осеннем поле,
В осеннем ветре клонит лепестки.
И на ветвях его
Осенние росинки
Ложатся на поникшие цветы…
* Песня 1597 считается очень искусной и построена на игре слова “осенний”.
棹<壮>鹿之
朝立野邊乃
秋芽子尓
玉跡見左右
置有白露
さをしかの
あさたつのへの
あきはぎに
たまとみるまで
おけるしらつゆ
На лепестках осенних хаги в поле,
Куда выходит по утрам олень,
На лепестках
Сверкает яшмой дорогою
С небес упавшая прозрачная роса…

狭尾<壮>鹿乃
胸別尓可毛
秋芽子乃
散過鶏類
盛可毛行流
さをしかの
むなわけにかも
あきはぎの
ちりすぎにける
さかりかもいぬる
Не оттого ль, что, проходя полями,
Олень цветущий хаги грудью раздвигал,
Цветы лиловые поблекли и опали,
А может оттого,
Что срок их миновал?

山妣姑乃
相響左右
妻戀尓
鹿鳴山邊尓
獨耳為手
やまびこの
あひとよむまで
つまごひに
かなくやまへに
ひとりのみして
Тоской глубокой о жене томим,
Среди осенних гор кричит олень,
И отраженный эхом крик его гремит…
И я средь этих гор —
Совсем один!

<頃>者之
朝開尓聞者
足日木篦
山<呼>令響
狭尾<壮>鹿鳴哭
このころの
あさけにきけば
あしひきの
やまよびとよめ
さをしかなくも
Всегда перед зарей — прислушаться лишь надо —
Предутренней порой,
Едва забрезжит день,
Здесь, сотрясая гор простертые громады,
В тоске рыдает осенью олень!

高圓之
野邊乃秋芽子
此日之
暁露尓
開兼可聞
たかまとの
のへのあきはぎ
このころの
あかときつゆに
さきにけむかも
Цветы прекрасных хаги в Такамато
На золотых полях
Осеннею порой,
В рассвета алый час покрытые росой,
Как нынче, верно, пышно расцвели!
* Отомо Якамоти сложил эту песню, живя в новой столице Куни в тоске о старой и ее окрестностях Такамато.
毎朝
吾見屋戸乃
瞿麦之
花尓毛君波
有許世奴香裳
あさごとに
わがみるやどの
なでしこの
はなにもきみは
ありこせぬかも
Не можешь ли ты стать
Хотя б цветком гвоздики,
Что здесь растет у дома моего,
Где каждый день любуюсь на него,
Как только утро наступает…
* Гвоздика — часто метафора возлюбленной, красавицы, иногда служит сравнением. Здесь этот образ используется в послании к возлюбленному несколько необычно.
玉桙乃
道者雖遠
愛哉師
妹乎相見尓
出而曽吾来之
たまほこの
みちはとほけど
はしきやし
いもをあひみに
いでてぞわがこし
Прямая, что копье из яшмы,
Пускай дорога далека,
Но чтобы увидать тебя,
О ком я думаю с любовью,
Отправился я в путь и вот пришел сюда!
* Любовная переписка Отомо Якамоти с Отомо Саканоэ трактуется по-разному. По обычаям того времени в песнях-посланиях всегда допускалось преувеличенное выражение чувств. Даже монах Мансэй пишет своему другу Табито почти любовные послания (см. 573). Однако толкование, что Отомо Саканоэ переписывалась с Якамоти от имени своей дочери более убедительно, так как в те времена было очень принято сочинять песни-послания от чужого имени по просьбе данного лица. В М. — целый ряд таких песен: тот же Якамоти отвечал сестре от лица своей жены, в другом случае он писал послание матери жены от имени жены. Придворные поэты сочиняли песни по просьбе знатных лиц от их имени, Хитомаро часто сочиняет плачи от лица близких людей и т. д. Поэтому вполне возможно, мать сочиняла песни-послания вместо дочери, которая не обладала поэтическим даром.
吾妹兒之
業跡造有
秋田
早穂乃蘰
雖見不飽可聞
わぎもこが
なりとつくれる
あきのたの
わさほのかづら
みれどあかぬかも
Венком из ранних рисовых колосьев
С полей осенних, что любимая моя
Возделала, сама, своим считая долгом,
О, сколько ни гляжу,
Не налюбуюсь я!

秋風之
寒比日
下尓将服
妹之形見跡
可都毛思努播武
あきかぜの
さむきこのころ
したにきむ
いもがかたみと
かつもしのはむ
Эти дни, когда холоден
Ветер осенний,
Я носить ее буду на теле своём
В знак того, что я помню о деве любимой,
И её ещё больше отныне люблю!
* Песня сложена Отомо Якамоти по поводу присланного женой платья, которое она носила сама. Обмениваться одеждой, дарить платье со своего плеча было в обычаях того времени.
吾屋前之
芽子乃下葉者
秋風毛
未吹者
如此曽毛美照
わがやどの
はぎのしたばは
あきかぜも
いまだふかねば
かくぞもみてる
Хотя осенний ветер
И не дул,
А нижняя листва цветущих хаги,
Что высятся у дома моего,
Вдруг стала сразу ярко алой!
* В старину принято было к подаркам присоединять песню. Фудзи цветут летом, а хаги алеют осенью. Первую песню следовало бы отнести к летним песням, но, вероятно, их объединили, отдавая предпочтение сюжету второй песни (МС).
叩々
物乎念者
将言為便
将為々便毛奈之
妹与吾
手携而
旦者
庭尓出立
夕者
床打拂
白細乃
袖指代而
佐寐之夜也
常尓有家類
足日木能
山鳥許曽婆
峯向尓
嬬問為云
打蝉乃
人有我哉
如何為跡可
一日一夜毛
離居而
嘆戀良武
許己念者
胸許曽痛
其故尓
情奈具夜登
高圓乃
山尓毛野尓母
打行而
遊徃杼
花耳
丹穂日手有者
毎見
益而所思
奈何為而
忘物曽
戀云物呼
ねもころに
ものをおもへば
いはむすべ
せむすべもなし
いもとあれと
てたづさはりて
あしたには
にはにいでたち
ゆふへには
とこうちはらひ
しろたへの
そでさしかへて
さねしよや
つねにありける
あしひきの
やまどりこそば
をむかひに
つまどひすといへ
うつせみの
ひとなるわれや
なにすとか
ひとひひとよも
さかりゐて
なげきこふらむ
ここおもへば
むねこそいたき
そこゆゑに
こころなぐやと
たかまとの
やまにものにも
うちゆきて
あそびあるけど
はなのみ
にほひてあれば
みるごとに
ましてしのはゆ
いかにして
わすれむものぞ
こひといふものを
Если в сердце глубоко
Поразмыслить обо всем,
Что сказать, что делать мне? —
Выхода не знаю я…
Милая жена и я,
Взявшись за руки,
Вдвоем
По утрам
Спускались в сад,
Вечерами, освятив
Ложе,
Белые свои
Рукава переплетя,
Спали вместе.
Ночи те
Не навеки ли прошли?
Даже, слышал я, фазан,—
Житель распростертых гор,
Говорят, свою жену
Ищет и находит там,
На другой вершине гор,
Я же в мире суеты
Бренный, жалкий человек,
Почему же только я
Даже ночи, даже дня
Не могу с ней провести,
Верно, быть в разлуке нам,
Верно, плакать мне в тоске!
Как подумаю о том,
Горестно душа болит!
И поэтому решил —
Не утешу ль сердце я?
По горам и по полям
В Такамато
Я бродил,
Все бродил, гуляя там,
Но кругом одни цветы
Мне сверкали на полях.
Каждый раз, как видел их,
Тосковал еще сильней!
Что же делать,
Как забыть,
То, что все зовут — любовь?
* Песня посвящена тоске в разлуке с женой, несет на себе следы влияния песен Хитомаро (207) и Окура (804). Однако аналогичные образы можно встретить и в анонимных песнях; возможно. это следы неизжитой народно-песенной традиции.
* “Говорят, свою жену ищет и находит там, на другой вершине гор” — фазаны днем бывают вместе со своей самкой, но ночи проводят отдельно на разных вершинах гор.
高圓之
野邊乃容花
面影尓
所見乍妹者
忘不勝裳
たかまとの
のへのかほばな
おもかげに
みえつついもは
わすれかねつも
Смотрю я на цветок каобана,
Что в Такамато на полях растет,
И облик твой
Передо мной встает,
И не могу я позабыть тебя!
* Каобана — японская петунья, бледно-алого цвета с сердечкообразными продолговатыми листьями, чашечка в виде перевернутого колокола, обращенного широкой стороной вверх, растет в полях и на лугах, многолетнее растение, цветет все лето начиная с 5—6-го месяца.
今造
久邇能京尓
秋夜乃
長尓獨
宿之苦左
いまつくる
くにのみやこに
あきのよの
ながきにひとり
ぬるがくるしさ
О, как тоскливо спать мне одному
Ночами долгими
Осеннею порою
В столице нынешней —
Куни!

足日木乃
山邊尓居而
秋風之
日異吹者
妹乎之曽念
あしひきの
やまへにをりて
あきかぜの
ひにけにふけば
いもをしぞおもふ
Когда на склонах
Распростертых гор
День изо дня
Осенний ветер дует,—
Как я тогда тоскую о тебе!

今日零之
雪尓競而
我屋前之
冬木梅者
花開二家里
けふふりし
ゆきにきほひて
わがやどの
ふゆきのうめは
はなさきにけり
Соперничая с белизною снега,
Упавшего с небесной высоты,
У дома моего
Везде на сливах зимних
Цветут сегодня белые цветы!
* На ветках сливы зимней — т. е. цветущей зимой. По народным приметам, получившим отражение в песнях и образах М., крики гусей и моросящий осенний дождь заставляют алеть листву; от росы, выпадающей обильно осенью, начинают цвести хаги, снег же стимулирует цветение сливы. Слива и снег — обычные парные образы.
沫雪乃
庭尓零敷
寒夜乎
手枕不纒
一香聞将宿
あわゆきの
にはにふりしき
さむきよを
たまくらまかず
ひとりかもねむ
Когда на землю, падая, ложится
Снег белой пеною, с высот небес летя,
Холодной ночью
Без твоих объятий
Навряд ли я смогу уснуть один…

多奈波多之
船乗須良之
麻蘇鏡
吉欲伎月夜尓
雲起和多流
たなばたし
ふなのりすらし
まそかがみ
きよきつくよに
くもたちわたる
Как видно, в вышине к звезде Ткачихе
Отчаливает в путь небесная ладья…
В ночь светлую, когда лучистая луна,
Как зеркало кристальное, сияет,
Встают, плывя по небу, облака…
* “Встают, плывя по небу, облака…” — по легенде, от весел ладьи Волопаса летят брызги и образуется туман, а на реке поднимаются волны — облака. Поэтому появление тумана или облаков в эту ночь — примета того, что ладья Волопаса спешит к любимой Ткачихе.
佐家理等母
之良受之安良婆
母太毛安良牟
己能夜万夫吉乎
美勢追都母等奈
さけりとも
しらずしあらば
もだもあらむ
このやまぶきを
みせつつもとな
Пускай повсюду расцвели цветы,
Но, если б я не знал про их цветенье,
Я б не грустил тогда.
Напрасно ты прислал
Ямабуки цветы — мне только на мученье.
* “Мне только на мученье” — я не знал бы, что цветут ямабуки, и не мучился бы, что не могу пойти и полюбоваться ими вместе с тобой, — таков подтекст этой фразы.
安之可伎能
保加尓母伎美我
余里多々志
孤悲家礼許<曽>婆
伊米尓見要家礼
あしかきの
ほかにもきみが
よりたたし
こひけれこそば
いめにみえけれ
Хоть ты
Как будто за оградой тростниковой,
Но всё равно ты близко от меня,
И оттого, что обо мне тоскуешь,
Тебя я постоянно вижу в снах.

奈加等美乃
敷刀能里<等其>等
伊比波良倍
安<賀>布伊能知毛
多我多米尓奈礼
なかとみの
ふとのりとごと
いひはらへ
あかふいのちも
たがためになれ
Ведь эту жизнь, что я молю продлить
И что жрецы священным гимном очищают,
Твердя слова молитв,
Я для кого спасаю?
* Песня обращена к возлюбленной.
* Священный гимн (норито) читался жрецами с целью очищения от грехов.
乎敷乃佐吉
許藝多母等保里
比祢毛須尓
美等母安久倍伎
宇良尓安良奈久尓
をふのさき
こぎたもとほり
ひねもすに
みともあくべき
うらにあらなくに
Возле мыса Оу мы не раз
Будем плыть вперед и снова возвращаться,
Ах, с утра до ночи,
Сколько ни гляди,
На залив прекрасный не налюбоваться!
[きみがとはすも]
宇能花能
佐久都奇多知奴
保等登藝須
伎奈吉等与米余
敷布美多里登母
うのはなの
さくつきたちぬ
ほととぎす
きなきとよめよ
ふふみたりとも
Ведь месяц наступил, когда цветут
Цветы унохана,
И ты, кукушка,
Лети сюда и громко песню пой,
Пускай еще бутоны не раскрылись!
* Унохана—летние белые цветы, которые в песнях М. обычно воспеваются вместе с кукушкой как парные образы. Обычно кукушка поет, когда цветут унохана, вот почему автор просит кукушку петь, оговаривая: “Пускай еще (у цветов унохана) бутоны не раскрылись”.
於保支見能
末支能末尓々々
等里毛知氐
都可布流久尓能
年内能
許登可多祢母知
多末保許能
美知尓伊天多知
伊波祢布美
也末古衣野由支
弥夜故敝尓
末為之和我世乎
安良多末乃
等之由吉我弊理
月可佐祢
美奴日佐末祢美
故敷流曽良
夜須久之安良祢波
保止々支須
支奈久五月能
安夜女具佐
余母疑可豆良伎
左加美都伎
安蘇比奈具礼止
射水河
雪消溢而
逝水能
伊夜末思尓乃未
多豆我奈久
奈呉江能須氣能
根毛己呂尓
於母比牟須保礼
奈介伎都々
安我末<川>君我
許登乎波里
可敝利末可利天
夏野能
佐由里能波奈能
花咲尓
々布夫尓恵美天
阿波之多流
今日乎波自米氐
鏡奈須
可久之都祢見牟
於毛我波利世須
おほきみの
まきのまにまに
とりもちて
つかふるくにの
としのうちの
ことかたねもち
たまほこの
みちにいでたち
いはねふみ
やまこえのゆき
みやこへに
まゐしわがせを
あらたまの
としゆきがへり
つきかさね
みぬひさまねみ
こふるそら
やすくしあらねば
ほととぎす
きなくさつきの
あやめぐさ
よもぎかづらき
さかみづき
あそびなぐれど
いみづかは
ゆきげはふりて
ゆくみづの
いやましにのみ
たづがなく
なごえのすげの
ねもころに
おもひむすぼれ
なげきつつ
あがまつきみが
ことをはり
かへりまかりて
なつののの
さゆりのはなの
はなゑみに
にふぶにゑみて
あはしたる
けふをはじめて
かがみなす
かくしつねみむ
おもがはりせず
Назначенью подчинись
Государя своего,
Принял власть и стал служить.
Ты в далекой стороне.
За год завершив дела,
Вышел ты на путь прямой,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем.
Там по скалам ты шагал,
Горы ты переходил,
Шел полями
И пришел
Вновь в столицу, милый друг.
Новояшмовые шли
И сменялись годы здесь,
Много месяцев прошло,
Много дней
Был без тебя.
Небо, полное тоски,
Было неспокойно здесь.
И поэтому
Хотя в мае
Прилетела к нам
Милая кукушка петь,
Ирис, лотосы сорвав,
Украшался я венком.
И хоть пил я, веселясь,
Даже славное вино,
Но ведь ты, кого я ждал
Сердцем всем, горюя здесь,
Ты, которого любил
Глубоко я всей душой,
Как глубоки камышей
Корни крепкие в земле
Возле бухты Нагоэ,
Там, где плачут журавли,—
Ты, к кому любовь моя
Все сильнее и сильней
Прибывала с каждым днем,
Как текущая вода
Вешних тающих снегов
На реке Имидзу,—
Ты,
Вдруг закончив все дела,
Возвратился к нам теперь.
И как летом на полях
Лилий нежные цветы
Улыбаются в траве,
Улыбаешься ты нам.
И в счастливый этот день,
Что мы встретились с тобой,
Будем веселиться мы.
И с сегодняшнего дня
Будем вечно мы смотреть
Друг на друга,
Как сейчас,
Словно в зеркало глядя,
Не меняясь никогда.
* Должность тёсюси (посланца из провинции в столицу) обычно выпадала на долю губернатора провинции, который раз в год, в июле, докладывал в верховной канцелярии государственного совета (дадзёкан) о состоянии дел в провинции (состояние учреждений, охраны, оружия, судов, почтовых возниц, колодцев, канав, храмов, монашества и др.).
須賣呂伎能
之伎麻須久尓能
安米能之多
四方能美知尓波
宇麻乃都米
伊都久須伎波美
布奈乃倍能
伊波都流麻泥尓
伊尓之敝欲
伊麻乃乎都頭尓
万調
麻都流都可佐等
都久里多流
曽能奈里波比乎
安米布良受
日能可左奈礼婆
宇恵之田毛
麻吉之波多氣毛
安佐其登尓
之保美可礼由苦
曽乎見礼婆
許己呂乎伊多美
弥騰里兒能
知許布我其登久
安麻都美豆
安布藝弖曽麻都
安之比奇能
夜麻能多乎理尓
許能見油流
安麻能之良久母
和多都美能
於枳都美夜敝尓
多知和多里
等能具毛利安比弖
安米母多麻波祢
すめろきの
しきますくにの
あめのした
よものみちには
うまのつめ
いつくすきはみ
ふなのへの
いはつるまでに
いにしへよ
いまのをつづに
よろづつき
まつるつかさと
つくりたる
そのなりはひを
あめふらず
ひのかさなれば
うゑしたも
まきしはたけも
あさごとに
しぼみかれゆく
そをみれば
こころをいたみ
みどりこの
ちこふがごとく
あまつみづ
あふぎてぞまつ
あしひきの
やまのたをりに
このみゆる
あまのしらくも
わたつみの
おきつみやへに
たちわたり
とのぐもりあひて
あめもたまはね
В этой, внуками небес
Управляемой стране,
В Поднебесной, на путях
Четырех сторон земли,
До предела, что достичь
Мог копытом конь,
До границ, куда дойти
Корабли могли,
С незапамятных времен
И до сей поры
Из бесчисленных даров
Лучший дар был в честь богов
То, что добыто трудом —
Урожая славный плод.
Но не льет на землю дождь
Вот уж много, много дней.
Рисовые все поля,
Что засажены давно,
И пшеничные поля,
Что засеяны давно,
С каждым утром,
С каждым днем
Вянут, сохнут без дождя.
И когда глядишь на них,
Сердце бедное болит.
И как малое дитя,
Плача, просит молока,
Так небесной влаги ждем,
Не спуская глаз с небес.
О, средь распростертых гор
Из лощины вдалеке
Показавшаяся нам
Туча белая, спеши.
Поднимись, покинь дворец
Властелина вод морских,
Затяни небесный свод,
Ниспошли на землю дождь!
Вечер 1-го дня 6-й луны
Отомо Якамоти
* Песни вызывания дождя, в основе которых лежит вера в магическую силу слов, были широко распространены в Японии. До сих пор в современном японском фольклоре много таких песен, они обычно сопровождаются плясками и подношениями в храм.
許能美由流
久毛保妣許里弖
等能具毛理
安米毛布良奴可
<己許>呂太良比尓
このみゆる
くもほびこりて
とのくもり
あめもふらぬか
こころだらひに
Показавшаяся там
Туча белая, плыви,
Затяни небесный свод
И пролейся здесь дождем,
Чтоб утешить нам сердца!

和我保里之
安米波布里伎奴
可久之安良<婆>
許登安氣世受杼母
登思波佐可延牟
わがほりし
あめはふりきぬ
かくしあらば
ことあげせずとも
としはさかえむ
На землю хлынул дождь,
О чем мы все мечтали,
И раз случилось так, что минула беда,
Нести богам мольбу уже не надо —
И так обильным будет этот год.

安麻泥良須
可未能御代欲里
夜洲能河波
奈加尓敝太弖々
牟可比太知
蘇泥布利可波之
伊吉能乎尓
奈氣加須古良
和多里母理
布祢毛麻宇氣受
波之太尓母
和多之弖安良波
曽<乃>倍由母
伊由伎和多良之
多豆佐波利
宇奈我既里為弖
於<毛>保之吉
許登母加多良比
<奈>具左牟流
許己呂波安良牟乎
奈尓之可母
安吉尓之安良祢波
許等騰比能
等毛之伎古良
宇都世美能
代人和礼<毛>
許己<乎>之母
安夜尓久須之弥
徃更
年<乃>波其登尓
安麻<乃>波良
布里左氣見都追
伊比都藝尓須礼
あまでらす
かみのみよより
やすのかは
なかにへだてて
むかひたち
そでふりかはし
いきのをに
なげかすこら
わたりもり
ふねもまうけず
はしだにも
わたしてあらば
そのへゆも
いゆきわたらし
たづさはり
うながけりゐて
おもほしき
こともかたらひ
なぐさむる
こころはあらむを
なにしかも
あきにしあらねば
ことどひの
ともしきこら
うつせみの
よのひとわれも
ここをしも
あやにくすしみ
ゆきかはる
としのはごとに
あまのはら
ふりさけみつつ
いひつぎにすれ
Со времен богини Солнца —
Аматэрасу,
Разделенные рекой
Ясунокава,
Друг ко другу обратись
И махая рукавом,
На далеких берегах
Горько плачут две звезды.
О, какой полна тоской
Этой краткой жизни нить!
Перевозчик не дает
Переплыть им на ладье.
Если б можно было мост
Перекинуть над рекой!
Перейдя его скорей,
Взялись за руки б они,
Обнялись бы горячо,
Рассказали б до конца
Думы тайные свои
И утешили бы вмиг
Горем полные сердца.
Но напрасны те мечты.
Только осенью одной
Им встречаться суждено.
А до осени должны
Жить на разных берегах
В одиночестве, в тоске…
Даже я, живущий сам
В мире бренном и пустом,
Их жалею всей душой
И скорблю об их судьбе.
Так, сменяясь, шли года,
И в день встречи, каждый год,
Глядя на простор небес,
Буду вновь я говорить
О несчастной их любви,
И пускай из века в век
Сказ идет из уст в уста…
7-й день 7-й луны
Отомо Якамоти
* Одна из многочисленных песен, посвященных в М. Танабата — Ткачихе или легенде о любви двух звезд, разлученных Небесной Рекой.
* Богиня солнца Аматэрасу — главная богиня синтоистского культа, считается родоначальницей японских императоров и покровительницей всего японского народа.
安麻能我波
々志和多世良波
曽能倍由母
伊和多良佐牟乎
安吉尓安良受得物
あまのがは
はしわたせらば
そのへゆも
いわたらさむを
あきにあらずとも
Если б только протянули мост
Через ту Небесную Реку,
О, тогда
Они бы встретиться могли,
Даже если б осень не пришла.

夜須能河波
許牟可比太知弖
等之<乃>古非
氣奈我伎古良河
都麻度比能欲曽
やすのかは
こむかひたちて
としのこひ
けながきこらが
つまどひのよぞ
О, эта ночь, когда, тоскуя друг о друге
Дни долгие, на разных берегах
Реки Ясукава
Встречаются супруги —
Звезду зовущая звезда.
* Небесная Река — т. е. Млечный Путь.
牟都奇多都
波流能波自米尓
可久之都追
安比之恵美天婆
等枳自家米也母
むつきたつ
はるのはじめに
かくしつつ
あひしゑみてば
ときじけめやも
Раз мы собрались веселиться вместе
В начале первых дней весны,
Когда настал январь,
Возможно ль усомниться,
Что здесь не вовремя веселья мы полны?

此間尓之氐
曽我比尓所見
和我勢故我
垣都能谿尓
安氣左礼婆
榛之狭枝尓
暮左礼婆
藤之繁美尓
遥々尓
鳴霍公鳥
吾屋戸能
殖木橘
花尓知流
時乎麻<太>之美
伎奈加奈久
曽許波不怨
之可礼杼毛
谷可多頭伎氐
家居有
君之聞都々
追氣奈久毛宇之
ここにして
そがひにみゆる
わがせこが
かきつのたにに
あけされば
はりのさえだに
ゆふされば
ふぢのしげみに
はろはろに
なくほととぎす
わがやどの
うゑきたちばな
はなにちる
ときをまだしみ
きなかなく
そこはうらみず
しかれども
たにかたづきて
いへをれる
きみがききつつ
つげなくもうし
Та кукушка, что поет
За забором у тебя
Средь долины,
Милый друг,
Что отсюда мне видна,
Та кукушка, что поет
Ранним утром,
В час зари,
Средь ветвей,
Где расцвели
Хаги нежные цветы,
А в вечерний поздний час
Там, где фудзи пышный цвет,
Та кукушка эти дни
Распевает вдалеке,
Только к дому моему
Все не прилетает петь.
Я на это не ропщу,
Оттого что не настал
Срок, когда должны опасть
Померанцев лепестки
У цветов в моем саду.
Но печалюсь о другом:
То, что ты, живя, мой друг,
В доме близ долины той,
Пенье слушая не раз,
Ничего мне не сказал,
Не подал об этом весть,—
Вот о чем печалюсь я!
[Отомо Якамоти]
* В старину было принято приглашать любимого человека, друзей посмотреть на расцветшие цветы, полюбоваться красивым видом, послушать пение кукушки. Кумэ Хиронава — см. п. 4201.
古尓
有家流和射乃
久須婆之伎
事跡言継
知努乎登古
宇奈比<壮>子乃
宇都勢美能
名乎競争<登>
玉剋
壽毛須底弖
相争尓
嬬問為家留
𡢳嬬等之
聞者悲左
春花乃
尓太要盛而
秋葉之
尓保比尓照有

身之壮尚
大夫之
語勞美
父母尓
啓別而
離家
海邊尓出立
朝暮尓
満来潮之
八隔浪尓
靡珠藻乃
節間毛
惜命乎
露霜之
過麻之尓家礼
奥墓乎
此間定而
後代之
聞継人毛
伊也遠尓
思努比尓勢餘等
黄楊小櫛
之賀左志家良之
生而靡有
いにしへに
ありけるわざの
くすばしき
ことといひつぐ
ちぬをとこ
うなひをとこの
うつせみの
なをあらそふと
たまきはる
いのちもすてて
あらそひに
つまどひしける
をとめらが
きけばかなしさ
はるはなの
にほえさかえて
あきのはの
にほひにてれる
あたらしき
みのさかりすら
ますらをの
こといたはしみ
ちちははに
まをしわかれて
いへざかり
うみへにいでたち
あさよひに
みちくるしほの
やへなみに
なびくたまもの
ふしのまも
をしきいのちを
つゆしもの
すぎましにけれ
おくつきを
こことさだめて
のちのよの
ききつぐひとも
いやとほに
しのひにせよと
つげをぐし
しかさしけらし
おひてなびけり
Ах, в далекие года
Это все произошло,
И теперь рассказ идет
О чудесных тех делах.
Был там юноша Тину,
Юноша Унаи был,
Жарко спорили они
Из-за славы, говорят,
Бренной славы на земле!
Даже жизни не щадя,
Что лишь яшмою блеснет,
Состязалися они,
Сватая себе жену.
И когда об их делах
Услыхала дева вдруг,—
Что была там за печаль!
Словно вешние цветы,
Хороша была она.
Словно осенью листва,
Удивляла красотой.
И в расцвете юных лет,
Самой дорогой поры,
Оттого что жалко ей
Стало рыцарей своих,
Попрощалася она
С матерью, отцом родным
И, оставив милый дом,
Вышла на берег морской!
Жизнь бренная ее,
Что короткою была,
Как коленце трав морских,
Трав жемчужных,
Что к земле
Низко клонятся с волной,
Набегающей на брег
С моря в множество рядов
Ввечеру и поутру
В час, когда придет прилив,—
Жизнь бренная ее,
Словно иней иль роса,
Навсегда исчезла вдруг
В набегающих волнах…
И решил тогда народ,
Чтобы здесь стоял курган
В память девы молодой,
И чтоб шел
Из века в век
Сказ о гибели ее,
И чтоб помнили о ней
Люди будущих времен,
Взяли гребень из цуга
И воткнули в землю там.
И в том месте поднялось
Вскоре дерево цуга
И склонилось до земли
Зеленеющей листвой…
* Данная песня сложена Якамоти на сюжет старинного народного предания. Песня о деве Унаи — один из вариантов популярного сюжета о любви двух (иногда трех) юношей к одной красавице. В М. этому сюжету посвящен ряд песен (см. п. 3786–3790). О деве Унаи в М. помещены записи народных песен в обработке Такахаси Мусимаро (см. п. 1801, 1809–1811).
* Дерево цугэ — японский самшит.

* Вариант сказания можно посмотреть в Ямато-моногатари, 147
乎等女等之
後<乃>表跡
黄楊小櫛
生更生而
靡家良思母
をとめらが
のちのしるしと
つげをぐし
おひかはりおひて
なびきけらしも
И, верно, в память юной девы
На будущие годы и века
Тот дивный гребень из цуга
Здесь деревом чудесным вырос,
Склонившись ветвями к земле…
Каэси-ута
此雪之
消遺時尓
去来歸奈
山橘之
實光毛将見
このゆきの
けのこるときに
いざゆかな
やまたちばなの
みのてるもみむ
Пока ещё не стаял снег,
Идемте, же со мной полюбоваться,
Как всё в снегу
Сверкают яркие плоды
В горах растущих померанцев!

君之徃
若久尓有婆
梅柳
誰与共可
吾縵可牟
きみがゆき
もしひさにあらば
うめやなぎ
たれとともにか
わがかづらかむ
Уедешь ты,
И коль надолго нам расстаться,
С кем буду я
Из сливовых цветов, из веток ив
Венками украшаться?
Отомо Якамоти
Песня обращена к Кумэ Хиронава
* Об обычае украшаться венками см. п. 4035.
荒玉乃
年緒長久
相見氐之
彼心引
将忘也毛
あらたまの
としのをながく
あひみてし
そのこころひき
わすらえめやも
Новояшмовых лет
Очень долго тянулася нить,
И с тобою все годы мы прожили вместе.
И привязанность эту и дружбу твою
Разве в силах я буду забыть?

伊波世野尓
秋芽子之努藝
馬並
始鷹猟太尓
不為哉将別
いはせのに
あきはぎしのぎ
うまなめて
はつとがりだに
せずやわかれむ
Ужели осенью в полях Ивасэну
Мне не раздвинуть больше ветви хаги
И не построим больше в ряд коней.
Ужель расстанусь я, не выйдя даже
С тобой на первую охоту, милый друг?

之奈謝可流
越尓五箇年
住々而
立別麻久
惜初夜可<毛>
しなざかる
こしにいつとせ
すみすみて
たちわかれまく
をしきよひかも
В стране Коси,
В глуши далекой,
Пять долгих лет я жил и жил —
И в эту ночь её покинуть
Внезапно сердцу стало жаль!

玉桙之
道尓出立
徃吾者
公之事跡乎
負而之将去
たまほこの
みちにいでたち
ゆくわれは
きみがこととを
おひてしゆかむ
В тот путь, что яшмовым копьем отмечен,
Из дома отправляюсь нынче я,
И друга моего прощальные слова
Я унесу с собой,
Как груз бесценный!
* “…посланец провинции в столицу…” — см. п. 3961.
立而居而
待登待可祢
伊泥氐来之
君尓於是相
挿頭都流波疑
たちてゐて
まてどまちかね
いでてこし
きみにここにあひ
かざしつるはぎ
В волненье я вставал, то я опять садился,
Все ждал тебя, но больше ждать не мог,
Пришел сюда
И встретился с тобою,
И хаги нас украсили венком!
* Якамоти в шутливой форме говорит о том, с каким нетерпением он ждал еще дома возвращения Хиронава (см. п. 4241).
蜻嶋
山跡國乎
天雲尓
磐船浮
等母尓倍尓
真可伊繁貫
伊許藝都遣
國看之勢志氐
安母里麻之
掃平
千代累
弥嗣継尓
所知来流
天之日継等
神奈我良
吾皇乃
天下
治賜者
物乃布能
八十友之雄乎
撫賜
等登能倍賜
食國毛
四方之人乎母
安<夫>左波受
怋賜者
従古昔
無利之瑞
多婢<末>祢久
申多麻比奴
手拱而
事無御代等
天地
日月等登聞仁
万世尓
記續牟曽
八隅知之
吾大皇
秋花
之我色々尓
見賜
明米多麻比
酒見附
榮流今日之
安夜尓貴左
あきづしま
やまとのくにを
あまくもに
いはふねうかべ
ともにへに
まかいしじぬき
いこぎつつ
くにみしせして
あもりまし
はらひたひらげ
ちよかさね
いやつぎつぎに
しらしくる
あまのひつぎと
かむながら
わがおほきみの
あめのした
をさめたまへば
もののふの
やそとものをを
なでたまひ
ととのへたまひ
をすくにも
よものひとをも
あぶさはず
めぐみたまへば
いにしへゆ
なかりししるし
たびまねく
まをしたまひぬ
たむだきて
ことなきみよと
あめつち
ひつきとともに
よろづよに
しるしつがむぞ
やすみしし
わがおほきみ
あきのはな
しがいろいろに
めしたまひ
あきらめたまひ
さかみづき
さかゆるけふの
あやにたふとさ
На чудесном корабле,
Что был высечен из скал,
На борту и на носу
Много весел закрепив
И плывя средь облаков,
Вниз смотрел Ниниги-бог
С дальней высоты небес
На Ямато, на страну —
Остров Акицусима.
И сошел на землю он,
Покорив, изгнал врагов.
Тысячи веков прошли
С той поры.
Из века в век
Боги правили страной,
И, от солнца в небесах
Получив святую власть,
Божеством являясь, ты,
Государыня моя,
Правишь на земле страной!
Много воинов лихих
Славных воинских родов
Греешь милостью своей,
И порядок ты ведешь,
И людей во всех концах
Четырех сторон земли
В той стране, где правишь ты,
Даришь милостью своей.
И поэтому тебе много раз
Был знак небес,
Что не видели еще
Никогда
С древнейших пор,
И правление твое
Не знавало тяжких бед.
Мирно правишь ты страной!
Вместе с небом и землей,
Вместе с солнцем и луной
Много, много тысяч лет
Славить будут все тебя,
О тебе писать в веках,
Мирно правящая здесь
Государыня моя!
Сердце радуешь свое
Ты, любуясь на цветы,
На красу и свежий блеск,
Прелесть каждого цветка,
Что осеннею порой
Расцвели в твоих садах.
И сегодня, в день, когда
Ты даешь блестящий пир,
Удивительно полно
Все величия вокруг!
* В начале песни говорится о Ниниги-но Микото, спустившемся, согласно древнему мифу, с неба на землю. Под знаком небесной милости подразумевается открытие золотых россыпей в провинции Митиноку, чему посвящена особая песня в М. (см. п. 4094).
秋時花
種尓有等
色別尓
見之明良牟流
今日之貴左
あきのはな
くさぐさにあれど
いろごとに
めしあきらむる
けふのたふとさ
Хоть и много разных
Есть цветов осенних,
Красотою каждого цветка
Ты любуешься и радуешься сердцем,
Ах, какой достойный нынче день!

古昔尓
君之三代經
仕家利
吾大主波
七世申祢
いにしへに
きみのみよへて
つかへけり
あがおほぬしは
ななよまをさね
Трем государям
В давние года,
Бывало, люди старые служили,
И я теперь молю, хозяин дорогой,
Чтоб множество веков вы жили в этом мире!
* В песне намек на мать Мороэ, которая служила при трех императорах: Тэмму, Дзито, Момму.
十月
之具礼能常可
吾世古河
屋戸乃黄葉
可落所見
かむなづき
しぐれのつねか
わがせこが
やどのもみちば
ちりぬべくみゆ
В этот “месяц без богов”
Не всегда ли мелкий дождь таков?
Видно, как у дома
Друга моего
Алая листва должна опасть…
Отомо Якамоти
安之比奇能
八峯能宇倍能
都我能木能
伊也継々尓
松根能
絶事奈久
青丹余志
奈良能京師尓
万代尓
國所知等
安美知之
吾大皇乃
神奈我良
於母保之賣志弖
豊宴
見為今日者
毛能乃布能
八十伴雄能
嶋山尓
安可流橘
宇受尓指
紐解放而
千年保伎
<保>吉等餘毛之
恵良々々尓
仕奉乎
見之貴者
あしひきの
やつをのうへの
つがのきの
いやつぎつぎに
まつがねの
たゆることなく
あをによし
ならのみやこに
よろづよに
くにしらさむと
やすみしし
わがおほきみの
かむながら
おもほしめして
とよのあかり
めすけふのひは
もののふの
やそとものをの
しまやまに
あかるたちばな
うずにさし
ひもときさけて
ちとせほき
ほきとよもし
ゑらゑらに
つかへまつるを
みるがたふとさ
Словно дерево цуга,
Что растет на пиках гор
Распростертых,
Множась там
Сотнями густых ветвей,—
Так пускай из века в век,
Не кончаясь никогда,
Вечно,
Словно у сосны корни,
Будешь продолжать
Ты правление свое
Сотни, тысячи веков,
В Нара —
Городе царей,
Дивном зеленью листвы!
Мирно правящая здесь
Государыня моя!
Божеством являясь нам,
Управляешь ты страной.
И сегодня, в этот день,
Когда пир идет у нас,
Когда славим урожай,
Много воинов лихих
Славных воинских родов
Из цветов татибана,
Что сверкают среди гор
В государевом саду,
Делают себе венки
И, украсивши чело,
Распустив у платья шнур,
Славят и желают все,
Чтобы много тысяч лет
Процветало все вокруг!
И, смотря на этот пир,
Где все люди, веселясь,
Шумно славят всей душой
Государыню свою,
Чтя ее и ей служа,
Преклоняюсь я душой.
* В песне описывается пир в честь урожая (тоё-но акари), который устраивался после подношения богам первого риса во дворце.
須賣呂伎能
御代万代尓
如是許曽
見為安伎良目<米>
立年之葉尓
すめろきの
みよよろづよに
かくしこそ
めしあきらめめ
たつとしのはに
Преемница богов небесных,
Пусть тысячи веков ты правишь на земле!
И, как и ныне,
В радости великой
Будь каждый раз, как наступает год!
* “И, как и ныне, в радости великой будь каждый раз, как наступает год!” — т. е. пусть всегда будет хороший урожай.
天地尓
足之照而
吾大皇
之伎座婆可母
樂伎小里
あめつちに
たらはしてりて
わがおほきみ
しきませばかも
たのしきをさと
И небеса, и землю наполняя
Чудесным светом блеска своего,
О государь!
Когда ты управляешь,
То радостно и малое село!

足日木乃
夜麻之多日影
可豆良家流
宇倍尓也左良尓
梅乎之<努>波牟
あしひきの
やましたひかげ
かづらける
うへにやさらに
うめをしのはむ
Украсившись листвой небесного плюща
С подножья гор,
Пред нами распростёртых,
Ах, после пира дивного смогу ль
Ещё цветами сливы восторгаться?

白雪能
布里之久山乎
越由加牟
君乎曽母等奈
伊吉能乎尓念
しらゆきの
ふりしくやまを
こえゆかむ
きみをぞもとな
いきのをにおもふ
О тебе, что горы будешь проходить,
Где ложится наземь белый снег,
Думаю с тоской:
Напрасно ты спешишь
Оборвать нить жизни, милый друг.
* Друг выражает тревогу за судьбу отъезжающего, за его смелость отправиться в трудное для путешествий время, когда возможны снежные заносы и обвалы.
大宮能
内尓毛外尓母
米都良之久
布礼留大雪
莫踏祢乎之
おほみやの
うちにもとにも
めづらしく
ふれるおほゆき
なふみそねをし
Во дворе дворца,
Вокруг дворца, снаружи
Так чудесны выросшие здесь
Снега выпавшего белые сугробы…
Будет жаль, не растопчите их!
* Сложена в 5-м г. Тэмпё-сёхо (753) в 11-й день 4-го месяца, когда снег был особенно глубок.
御苑布能
竹林尓
鴬波
之波奈吉尓之乎
雪波布利都々
みそのふの
たけのはやしに
うぐひすは
しばなきにしを
ゆきはふりつつ
В саду,
Средь зарослей бамбука
Так часто пел, порхая, соловей…
И все же меж деревьев и ветвей
Идет, конца не зная, белый снег…

鴬能
鳴之可伎都尓
<々>保敝理之
梅此雪尓
宇都呂布良牟可
うぐひすの
なきしかきつに
にほへりし
うめこのゆきに
うつろふらむか
Внутри ограды,
Там, где соловей недавно пел,
Благоухающие сливы
От снега белого, что падает теперь,
Быть может, опадут, увянув?..

河渚尓母
雪波布礼々之
<宮>裏
智杼利鳴良之
為牟等己呂奈美
かはすにも
ゆきはふれれし
みやのうちに
ちどりなくらし
ゐむところなみ
Ах, на отмели, возле реки,
Выпал снег и сугробом глубоким лежит,
Потому, верно, здесь, у дворца,
Нынче плачут тидори;
Из-за снега теперь больше негде им жить…

青柳乃
保都枝与治等理
可豆良久波
君之屋戸尓之
千年保久等曽
あをやぎの
ほつえよぢとり
かづらくは
きみがやどにし
ちとせほくとぞ
Нарвав с верхушек ив зеленых веток,
Украсившись венками,
Молим мы:
Пусть много тысяч лет тебя мы будем славить
И веселиться в доме у тебя!
* Украсившись венками — см. п. 4035.
春野尓
霞多奈毗伎
宇良悲
許能暮影尓
鴬奈久母
はるののに
かすみたなびき
うらがなし
このゆふかげに
うぐひすなくも
В полях весеннею порою
Воздушной дымкой стелется туман,
И грустно на душе…
Ах, как поёт сегодня
В лучах вечерних солнца соловей!

和我屋度能
伊佐左村竹
布久風能
於等能可蘇氣伎
許能由布敝可母
わがやどの
いささむらたけ
ふくかぜの
おとのかそけき
このゆふへかも
Вечерняя пора,—
Когда едва-едва
Я слышу дуновенье ветра
У дома моего
В бамбуковой листве…

宇良々々尓
照流春日尓
比婆理安我里
情悲毛
比<登>里志於母倍婆
うらうらに
てれるはるひに
ひばりあがり
こころかなしも
ひとりしおもへば
В день весенний,
Когда светит ярко солнце,
Жаворонки с песней в небеса летят,
О, как полно грусти моё сердце,
Оттого что я совсем один…

乎美奈<弊>之
安伎波疑之努藝
左乎之可能
都由和氣奈加牟
多加麻刀能野曽
をみなへし
あきはぎしのぎ
さをしかの
つゆわけなかむ
たかまとののぞ
Там, где, раздвинув в стороны кусты
Осенних хаги, оминаэси-цветы,
Олень, с листвы росу блестящую роняя,
Сквозь ветви пробирается, крича,—
Там Такамато — дивные поля.
* Хаги, оминаэси — цветы осени (см. п. 1538, 2145).
和我勢故我
夜度乃也麻夫伎
佐吉弖安良婆
也麻受可欲波牟
伊夜登之能波尓
わがせこが
やどのやまぶき
さきてあらば
やまずかよはむ
いやとしのはに
Когда у дома друга моего
Цветы ямабуки
Распустятся опять,
К нему я буду беспрестанно приходить
И любоваться ими каждый год.
Ответная песня Отомо Якамоти
夜麻夫伎乃
花能左香利尓
可久乃其等
伎美乎見麻久波
知登世尓母我母
やまぶきの
はなのさかりに
かくのごと
きみをみまくは
ちとせにもがも
Тысячелетьями хотел бы я
Встречаться, как теперь, с тобой, любимый друг,
В расцвета час,
Когда кругом цветут
Цветы ямабуки в твоих садах.
Отомо Якамоти
* Песня представляет собой обычное церемониальное приветствие хозяину пира (см. п. 4303).
許乃久礼能
之氣伎乎乃倍乎
保等登藝須
奈伎弖故由奈理
伊麻之久良之母
このくれの
しげきをのへを
ほととぎす
なきてこゆなり
いましくらしも
Над цепью длинной распростертых гор,
В тени деревьев, где густа листва,
Кукушка
С песней звонкою летит,
Ах, верно, лишь сейчас она явилась к нам!
* В песне выражена радость по поводу первого пения кукушки, прилетевшей в Сахо.
波都秋風
須受之伎由布弊
等香武等曽
比毛波牟須妣之
伊母尓安波牟多米
はつあきかぜ
すずしきゆふへ
とかむとぞ
ひもはむすびし
いもにあはむため
Вечернею порой, когда прохладен был
Осенний первый ветер, я мечтал,
Что нынче развяжу
Заветный тайный шнур,
Раз встречусь с той, кем он завязан был.
* Песня, как и четыре следующие (4307–4310), сложена от лица звезды Волопаса. Эта легенда пришла из Китая и широко использовалась как тема для поэтических произведений.
* “Раз встречусь с той, кем он завязан был” — имеется в виду старинный обычай, когда перед разлукой возлюбленные или супруги завязывали друг другу шнур у одежды и обещали не развязывать его до следующей встречи, давая таким образом обет верности.
秋等伊閇婆
許己呂曽伊多伎
宇多弖家尓
花仁奈蘇倍弖
見麻久保里香聞
あきといへば
こころぞいたき
うたてけに
はなになそへて
みまくほりかも
Когда об осени заговорят,
Мгновенно сердцу станет больно,
И больше, чем всегда,
Увидеть я хочу
Ту, что прекрасному цветку подобна.

波都乎婆奈
<々々>尓見牟登之
安麻乃可波
弊奈里尓家良之
年緒奈我久
はつをばな
はなにみむとし
あまのがは
へなりにけらし
としのをながく
Мечтал, что любоваться буду я
Тобой, как первыми цветами обана,
Но, верно, разлучит меня с тобою
Небесная река,
И целый год — нить времени тянуться будет долго…
* В песне намек на то, что возлюбленные могут видеться лишь раз в году (см. п. 4306).
秋風尓
奈妣久可波備能
尓故具左能
尓古餘可尓之母
於毛保由流香母
あきかぜに
なびくかはびの
にこぐさの
にこよかにしも
おもほゆるかも
Я, как трава нико — “трава улыбка”,
Что клонится к земле на берегах реки
От ветра осенью,—
Так полон я улыбки
От мысли, что с тобой свиданье суждено.
* “Трава-улыбка” — никогуса, совр. хаконэсо — адиант (Adiantum monochlamus), вечнозеленое растение, служит украшением и употребляется как лекарство.
安吉佐礼婆
奇里多知和多流
安麻能河波
伊之奈弥於可<婆>
都藝弖見牟可母
あきされば
きりたちわたる
あまのがは
いしなみおかば
つぎてみむかも
Настала осень,
Встал туман кругом,
Пути не видно на Реке Небесной,
Но если б камни положить мостком,
С тобой бы мог встречаться постоянно.
* Сложена от лица звезды Волопаса.
秋風尓
伊麻香伊麻可等
比母等伎弖
宇良麻知乎流尓
月可多夫伎奴
あきかぜに
いまかいまかと
ひもときて
うらまちをるに
つきかたぶきぬ
Когда всем сердцем я его ждала,
Шнур развязав и думая с любовью:
Сейчас, сейчас придет его ладья,
Гонимая ко мне осенним ветром,—
На небесах в тот миг зашла луна…
* Сложена от лица звезды Ткачихи.
秋草尓
於久之良都由能
安可受能未
安比見流毛乃乎
月乎之麻多牟
あきくさに
おくしらつゆの
あかずのみ
あひみるものを
つきをしまたむ
Ах, словно светлою, прозрачною росою,
Что на траве лежит
Осеннею порой,
Не уставая мы любуемся друг другом
И каждый раз луну седьмую ждем.
* Песня сложена от лица звезды Ткачихи (см. п. 4306).
安乎奈美尓
蘇弖佐閇奴礼弖
許具布祢乃
可之布流保刀尓
左欲布氣奈武可
あをなみに
そでさへぬれて
こぐふねの
かしふるほとに
さよふけなむか
Пока вобьет он кол, чтоб привязать ладью,
В которой так спешил по голубым волнам,
Что даже рукава все промочил насквозь,
Пока вобьет он кол,
Не станет ли светать?
* Песня Якамоти, сложенная в тревоге, что ночь встречи двух звезд, тосковавших друг о друге в течение целого года, которым разрешено встречаться лишь раз в году, может пройти, и они не успеют побыть вместе (см. п. 4306).
八千種尓
久佐奇乎宇恵弖
等伎其等尓
佐加牟波奈乎之
見都追思<努>波奈
やちくさに
くさきをうゑて
ときごとに
さかむはなをし
みつつしのはな
Много разных трав, деревьев разных
Посадить хочу в своем саду,
Летом и весною, осенью, зимою
Распустившихся цветов красою
Буду любоваться, восхищаться я.
* Якамоти очень любил цветы, в М. им воспето свыше 157 различных трав, цветов, деревьев.
宮人乃
蘇泥都氣其呂母
安伎波疑尓
仁保比与呂之伎
多加麻刀能美夜
みやひとの
そでつけごろも
あきはぎに
にほひよろしき
たかまとのみや
Дворец прекрасен
В Такамато,
Где средь цветов осенних нежных хаги
Сверкают платья яркие придворных
И рукава с большими обшлагами.
* Хаги — см. п. 1538.
多可麻刀能
宮乃須蘇未乃
努都可佐尓
伊麻左家流良武
乎美奈弊之波母
たかまとの
みやのすそみの
のづかさに
いまさけるらむ
をみなへしはも
В Такамато, внизу,
У подножья дворца,
На холмах небольших средь зеленых полей,
Верно, ныне раскрылись и пышно цветут
Оминаэси нежных цветы.
* Оминаэси — см. п. 1538.
秋野尓波
伊麻己曽由可米
母能乃布能
乎等古乎美奈能
波奈尓保比見尓
あきのには
いまこそゆかめ
もののふの
をとこをみなの
はなにほひみに
Теперь в поля осенние пойдем,
Чтоб любоваться блеском
Женщин и мужчин
Из древних славных воинских родов,
Напоминающих цветов осенних блеск.

安伎能野尓
都由於弊流波疑乎
多乎良受弖
安多良佐可里乎
須<具>之弖牟登香
あきののに
つゆおへるはぎを
たをらずて
あたらさかりを
すぐしてむとか
Ужель пройдет напрасно для меня
Расцвета хаги дорогое время?
И не сорву я их цветов осенних,
Покрытых светлою росою
В далеких золотых полях?..

多可麻刀能
秋野乃宇倍能
安佐疑里尓
都麻欲夫乎之可
伊泥多都良牟可
たかまとの
あきののうへの
あさぎりに
つまよぶをしか
いでたつらむか
Верно, вышел олень на поля
И жену призывает с тоской, —
Слышен голос его из густого тумана,
Что завесою плотною встал поутру
Над полями осенними там, в Такамато.

麻須良男乃
欲妣多天思加婆
左乎之加能
牟奈和氣由加牟
安伎野波疑波良
ますらをの
よびたてしかば
さをしかの
むなわけゆかむ
あきのはぎはら
Когда их рыцари,
В рожок трубя, зовут,
Наверно, грудью пролагая себе скорее путь,
Олени к ним идут
Сквозь заросли осенних хаги.

天皇乃
等保能朝<廷>等
之良奴日
筑紫國波
安多麻毛流
於佐倍乃城曽等
聞食
四方國尓波
比等佐波尓
美知弖波安礼杼
登利我奈久
安豆麻乎能故波
伊田牟可比
加敝里見世受弖
伊佐美多流
多家吉軍卒等
祢疑多麻比
麻氣乃麻尓々々
多良知祢乃
波々我目可礼弖
若草能
都麻乎母麻可受
安良多麻能
月日餘美都々
安之我知流
難波能美津尓
大船尓
末加伊之自奴伎
安佐奈藝尓
可故等登能倍
由布思保尓
可知比伎乎里
安騰母比弖
許藝由久伎美波
奈美乃間乎
伊由伎佐具久美
麻佐吉久母
波夜久伊多里弖
大王乃
美許等能麻尓末
麻須良男乃
許己呂乎母知弖
安里米具<理>
事之乎波良<婆>
都々麻波受
可敝理伎麻勢登
伊波比倍乎
等許敝尓須恵弖
之路多倍能
蘇田遠利加敝之
奴婆多麻乃
久路加美之伎弖
奈我伎氣遠
麻知可母戀牟
波之伎都麻良波
おほきみの
とほのみかどと
しらぬひ
つくしのくには
あたまもる
おさへのきぞと
きこしをす
よものくにには
ひとさはに
みちてはあれど
とりがなく
あづまをのこは
いでむかひ
かへりみせずて
いさみたる
たけきいくさと
ねぎたまひ
まけのまにまに
たらちねの
ははがめかれて
わかくさの
つまをもまかず
あらたまの
つきひよみつつ
あしがちる
なにはのみつに
おほぶねに
まかいしじぬき
あさなぎに
かこととのへ
ゆふしほに
かぢひきをり
あどもひて
こぎゆくきみは
なみのまを
いゆきさぐくみ
まさきくも
はやくいたりて
おほきみの
みことのまにま
ますらをの
こころをもちて
ありめぐり
ことしをはらば
つつまはず
かへりきませと
いはひへを
とこへにすゑて
しろたへの
そでをりかへし
ぬばたまの
くろかみしきて
ながきけを
まちかもこひむ
はしきつまらは
Службою далекою
Сына славного небес
Называется она —
Эта дальняя страна,
Что Цукуси мы зовем,
Там, где яркие огни
Зажигают на полях,
И считается давно
Верной крепостью она,
Что хранит нас от врагов.
И хотя в твоей стране,
В четырех концах земли,
Управляемой тобой,
Много всюду есть людей,
Но в Цукуси шлют сынов
Из восточной стороны,
Где так много певчих птиц.
Собирают там отряд
Храбрый,
Тех, кто смел на вид
И назад не повернет,
Назначенью подчинясь.
Мать родимую свою
Покидает милый сын,
И как вешняя трава,
Им любимая жена
С ним не спит уже теперь.
Новояшмовым годам,
Дням и месяцам ведет
Он все время горький счет.
И в заливе Мину там,
В Нанива,
Где в тростниках
Осыпаются цветы,
К кораблю большому он,
Много весел прикрепив,
В час затишья поутру
Моряков к себе позвав,
В час прилива ввечеру
С силой веслами взмахнув,
Покидает берега.
О ушедшие друзья!
Средь морских далеких волн
Проплывая путь с трудом
И добравшись без беды
До далеких мест своих,
Волю славную верша
Государя своего,
С чувством рыцарей в душе
Храбро все несут дозор!
Дома ж молятся о них,
Вопрошая: “О, когда
Кончатся дела твои?
Без беды скорей домой
Возвращайся ты назад” —
И святой сосуд с вином
Возле ложа своего
Ставят с жаркою мольбой,
Белотканые свои
Загибают рукава,
Ягод тутовых черней
Пряди черные волос
Распуская по плечам,
О, как будут, верно, ждать,
Проводя одни в тоске
Долгие разлуки дни,
Жены милые без вас…
Отомо Якамоти
* Эту песню сложил Отомо Якамоти, сочувствуя пограничным стражам, прибывающим из далеких восточных провинций на о-в Кюсю, оставив на родине родителей, жен и детей. В песне говорится об обрядах, сопутствующих молитвам: ставят сосуд со святым вином у постели в дар богам. Согласно народным магическим обрядам, загибают (выворачивают наизнанку) рукава, чтобы увидеть мужа во сне.
麻須良男能
由伎等里於比弖
伊田弖伊氣<婆>
和可礼乎乎之美
奈氣伎家牟都麻
ますらをの
ゆきとりおひて
いでていけば
わかれををしみ
なげきけむつま
Когда, колчан подвесив за спиною,
Уходит воин
В дальние края,
Наверное, страшась разлуки долгой,
Горюет тяжко бедная жена.

等里我奈久
安豆麻乎等故能
都麻和可礼
可奈之久安里家牟
等之能乎奈我美
とりがなく
あづまをとこの
つまわかれ
かなしくありけむ
としのをながみ
Там, где много певчих птиц,
В той восточной стороне,
Храбрый муж прощается с женой,
Верно, сокрушается о ней,
Оттого что нить годов длинна…

海原乎
等保久和多里弖
等之布等母
兒良我牟須敝流
比毛等久奈由米
うなはらを
とほくわたりて
としふとも
こらがむすべる
ひもとくなゆめ
Хоть будут проходить в разлуке и года,
Уплыв далеко
По равнине моря,
Не развяжите вы заветные шнуры,
Которые вам жены завязали.
* Развязывать шнур — см. комм. к п. 2413, 2558.
今替
尓比佐伎母利我
布奈弖須流
宇奈波良乃宇倍尓
<奈>美那佐伎曽祢
いまかはる
にひさきもりが
ふなでする
うなはらのうへに
なみなさきそね
Стражи новые границ
Идут на смену,
В путь сейчас пускают корабли,
На равнинах на широких моря,
Волны, не вставайте на пути!

佐吉母利能
保理江己藝豆流
伊豆手夫祢
可治<登>流間奈久
戀波思氣家牟
さきもりの
ほりえこぎづる
いづてぶね
かぢとるまなく
こひはしげけむ
Как на корабле с пятью гребцами,
Что плывет из бухты Хориэ
И везет к границам новых стражей,
Никогда не знает отдыха весло,—
Так тоска и миг оставить их не может.

天皇乃
等保伎美与尓毛
於之弖流
難波乃久尓々
阿米能之多
之良志賣之伎等
伊麻能乎尓
多要受伊比都々
可氣麻久毛
安夜尓可之古志
可武奈我良
和其大王乃
宇知奈妣久
春初波
夜知久佐尓
波奈佐伎尓保比
夜麻美礼婆
見能等母之久
可波美礼婆
見乃佐夜氣久
母能其等尓
佐可由流等伎登
賣之多麻比
安伎良米多麻比
之伎麻世流
難波宮者
伎己之乎須
四方乃久尓欲里
多弖麻都流
美都奇能船者
保理江欲里
美乎妣伎之都々
安佐奈藝尓
可治比伎能保理
由布之保尓
佐乎佐之久太理
安治牟良能
佐和伎々保比弖
波麻尓伊泥弖
海原見礼婆
之良奈美乃
夜敝乎流我宇倍尓
安麻乎夫祢
波良々尓宇伎弖
於保美氣尓
都加倍麻都流等
乎知許知尓
伊射里都利家理
曽伎太久毛
於藝呂奈伎可毛
己伎婆久母
由多氣伎可母
許己見礼婆
宇倍之神代由
波自米家良思母
すめろきの
とほきみよにも
おしてる
なにはのくにに
あめのした
しらしめしきと
いまのをに
たえずいひつつ
かけまくも
あやにかしこし
かむながら
わごおほきみの
うちなびく
はるのはじめは
やちくさに
はなさきにほひ
やまみれば
みのともしく
かはみれば
みのさやけく
ものごとに
さかゆるときと
めしたまひ
あきらめたまひ
しきませる
なにはのみやは
きこしをす
よものくにより
たてまつる
みつきのふねは
ほりえより
みをびきしつつ
あさなぎに
かぢひきのぼり
ゆふしほに
さをさしくだり
あぢむらの
さわききほひて
はまにいでて
うなはらみれば
しらなみの
やへをるがうへに
あまをぶね
はららにうきて
おほみけに
つかへまつると
をちこちに
いざりつりけり
そきだくも
おぎろなきかも
こきばくも
ゆたけきかも
ここみれば
うべしかむよゆ
はじめけらしも
Ах, в далекие века
Внуков солнечных небес
В дивной Нанива- стране,
Озаренной блеском волн,
Поднебесной управлял
Предок славный —
Внук небес.
И об этом до сих пор
Без конца передают…
Ох, и страшно мне сказать,
Трепета исполнен я.
Ныне держит эту власть,
Воплощая божество,
Государыня моя.
Лишь придет сюда весна
С легкой дымкой над землей,
Сколько разных трав, цветов
Расцветают на полях!
Коль на горы посмотреть —
Высотой ласкают взор,
Коль на реки посмотреть —
Чистотой ласкают взор,
Все, что видишь ты вокруг,
Блеска яркого полно!
И когда на ту красу
Ты изволишь посмотреть,
Не устанет жадный взор
Любоваться на нее!
О, прекраснейший дворец
У залива Нанива,
Где правленье ты вершишь!
С четырех концов страны,
Управляемой тобой,
Корабли везут тебе
Отовсюду дань свою:
Там, из бухты Хориэ,
По теченью вверх плывут,
Как затишье поутру —
Веслами на них гребут,
Ввечеру, в прилива час,
Воду меряют шестом.
И как стаи адзи- птиц,
Так шумит на них народ,
Приплывая к берегам…
На равнину моря там
Взглянешь — и перед тобой
Волны белые кругом
В множество рядов встают,
И качается вдали
На волнах рыбачий челн.
Чтобы яства во дворец
Государыне принесть,
Там и тут, куда ни глянь,
Ловят рыбу для нее
И повсюду жгут костры
Для приманки рыб морских.
Ах, безбрежно море здесь
И границы нет ему!
Необъятна эта ширь!
И когда перед собой
Видишь эту красоту,
Кажется, что было так
С незапамятных времен!
13-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
* Песня Якамоти, в которой он, наблюдая на Кюсю приезжающих из далеких стран стражей и сочувствуя их разлуке с родными, рассказал об их тоске на далекой чужбине от лица такого стража.
櫻花
伊麻佐可里奈里
難波乃海
於之弖流宮尓
伎許之賣須奈倍
さくらばな
いまさかりなり
なにはのうみ
おしてるみやに
きこしめすなへ
Сегодня вишня
Пышно расцвела,
Как и правленье, что вершишь ты ныне
В дворце сверкающем
У моря в Нанива!
* Песня была сложена 13 февраля, поэтому считают, что Якамоти описывает действительно расцветшую вишню. Приведенное сравнение встречается и в других песнях (см. кн. III, песню Оно Ою).
海原乃
由多氣伎見都々
安之我知流
奈尓波尓等之波
倍<奴>倍久於毛保由
うなはらの
ゆたけきみつつ
あしがちる
なにはにとしは
へぬべくおもほゆ
Любуясь, как спокойна гладь
Морской равнины,
Я мечтаю —
Здесь годы проводить в заливе Нанива,
Где с тростников цветы на землю опадают…

多都多夜麻
見都々古要許之
佐久良波奈
知利加須疑奈牟
和我可敝流刀<尓>
たつたやま
みつつこえこし
さくらばな
ちりかすぎなむ
わがかへるとに
По склонам Тацута,
Любуясь, проходил…
Цветы вишневые, цветущие в горах!
Ужель осыплетесь и облетите вы
До той поры, как я вернусь назад?
17-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
* Песня, сложенная Отомо Якамоти, когда он шел из Нара в Нанива и сожалел, что осыпаются цветы вишни, которыми он любовался на горах Тацута.
保理江欲利
安佐之保美知尓
与流許都美
可比尓安里世波
都刀尓勢麻之乎
ほりえより
あさしほみちに
よるこつみ
かひにありせば
つとにせましを
Когда бы щепки, что волной прибило
В прилива час из бухты Хориэ,
Здесь поутру
Жемчужинами стали,
О, я тогда б тебе их подарил!
Отомо Якамоти
見和多世波
牟加都乎能倍乃
波奈尓保比
弖里氐多弖流<波>
波之伎多我都麻
みわたせば
むかつをのへの
はなにほひ
てりてたてるは
はしきたがつま
Обвел кругом я грустным взором даль!
О, чья эта прелестная жена
Стоит, сияния чудесного полна,
Сверкая, как цветок,
На гребнях гор?
Отомо Якамоти
大王乃
美己等可之古美
都麻和可礼
可奈之久波安礼特
大夫
情布里於許之
等里与曽比
門出乎須礼婆
多良知祢乃
波々可伎奈埿
若草乃
都麻波等里都吉
平久
和礼波伊波々牟
好去而
早還来等
麻蘇埿毛知
奈美太乎能其比
牟世比都々
言語須礼婆
群鳥乃
伊埿多知加弖尓
等騰己保里
可<弊>里美之都々
伊也等保尓
國乎伎波奈例
伊夜多可尓
山乎故要須疑
安之我知流
難波尓伎為弖
由布之保尓
船乎宇氣須恵
安佐奈藝尓
倍牟氣許我牟等
佐毛良布等
和我乎流等伎尓
春霞
之麻<未>尓多知弖
多頭我祢乃
悲鳴婆
波呂<婆>呂尓
伊弊乎於毛比埿
於比曽箭乃
曽与等奈流麻埿
奈氣吉都流香母
おほきみの
みことかしこみ
つまわかれ
かなしくはあれど
ますらをの
こころふりおこし
とりよそひ
かどでをすれば
たらちねの
ははかきなで
わかくさの
つまはとりつき
たひらけく
われはいははむ
まさきくて
はやかへりこと
まそでもち
なみだをのごひ
むせひつつ
ことどひすれば
むらとりの
いでたちかてに
とどこほり
かへりみしつつ
いやとほに
くにをきはなれ
いやたかに
やまをこえすぎ
あしがちる
なにはにきゐて
ゆふしほに
ふねをうけすゑ
あさなぎに
へむけこがむと
さもらふと
わがをるときに
はるかすみ
しまみにたちて
たづがねの
かなしくなけば
はろはろに
いへをおもひで
おひそやの
そよとなるまで
なげきつるかも
Императора приказу
С трепетом внимаю я,
Расстаюсь с женой своей,
Тяжела разлука мне.
Но отважный дух бойца
Я спешу поднять в себе,
Снаряжаюсь в дальний путь,
За ворота выхожу.
И родная мать моя
Гладит ласково меня,
И, как вешняя трава,
Юная моя жена
Держит за руки меня.
Чтобы был спокоен путь,—
Приношу мольбу богам.
“Счастлив будь в своем пути,
Возвращайся поскорей!” —
Говорят жена и мать
И, одежды рукавом
Слезы смахивая с глаз,
Причитают надо мной,
Мне напутствия твердят.
Как взлетает стая птиц,—
Трогаюсь в дорогу я,
Но все мешкаю в пути,
Все оглядываюсь я.
И все дальше ухожу,
Расстаюсь с родной землей,
Высоко взбираюсь я,
Через горы перейдя,
Прибываю в Нанива,
Где в зеленых тростниках
Осыпаются цветы…
Ввечеру, когда прилив,
Выплываю на ладье,
Поутру, в затишья час,
Ветра жду, спеша ладью
Повернуть в обратный путь,
А пока передо мной
Дымкой вешнею туман
Закрывает острова,
Крики дальних журавлей
Так печально здесь звучат,
И, когда их слышу я,
Вспоминаю дом родной,
Что далеко от меня,
И горюю я о нем
Так, что стрелы за спиной
Стонут жалобно со мной!
19-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
宇奈波良尓
霞多奈妣伎
多頭我祢乃
可奈之伎与比波
久尓<弊>之於毛保由
うなはらに
かすみたなびき
たづがねの
かなしきよひは
くにへしおもほゆ
Когда ночами полные печали
Звучат у моря крики журавлей
И дымкою туман
Плывет в морские дали,—
Тоскую я о родине моей!

伊<弊>於毛負等
伊乎祢受乎礼婆
多頭我奈久
安之<弊>毛美要受
波流乃可須美尓
いへおもふと
いをねずをれば
たづがなく
あしへもみえず
はるのかすみに
Когда о доме я тоскую
И ночи провожу без сна в пути,
Из-за весенней дымки
Мне не видно
Зеленых тростников, где плачут журавли!

大王乃
麻氣乃麻尓々々
嶋守尓
和我多知久礼婆
波々蘇婆能
波々能美許等波
美母乃須蘇
都美安氣可伎奈埿
知々能未乃
知々能美許等波
多久頭<努>能
之良比氣乃宇倍由
奈美太多利
奈氣伎乃多婆久
可胡自母乃
多太比等里之氐
安佐刀埿乃
可奈之伎吾子
安良多麻乃
等之能乎奈我久
安比美受波
古非之久安流倍之
今日太<尓>母
許等騰比勢武等
乎之美都々
可奈之備麻勢婆
若草之
都麻母古騰母毛
乎知己知尓
左波尓可久美為
春鳥乃
己恵乃佐麻欲比
之路多倍乃
蘇埿奈伎奴良之
多豆佐波里
和可礼加弖尓等
比伎等騰米
之多比之毛能乎
天皇乃
美許等可之古美
多麻保己乃
美知尓出立
乎可<乃>佐伎
伊多牟流其等尓
与呂頭多妣
可弊里見之都追
波呂々々尓
和可礼之久礼婆
於毛布蘇良
夜須久母安良受
古布流蘇良
久流之伎毛乃乎
宇都世美乃
与能比等奈礼婆
多麻伎波流
伊能知母之良受
海原乃
可之古伎美知乎
之麻豆多比
伊己藝和多利弖
安里米具利
和我久流麻埿尓
多比良氣久
於夜波伊麻佐祢
都々美奈久
都麻波麻多世等
須美乃延能
安我須賣可未尓
奴佐麻都利
伊能里麻乎之弖
奈尓波都尓
船乎宇氣須恵
夜蘇加奴伎
可古<等登>能倍弖
安佐婢良伎
和波己藝埿奴等
伊弊尓都氣己曽
おほきみの
まけのまにまに
しまもりに
わがたちくれば
ははそばの
ははのみことは
みものすそ
つみあげかきなで
ちちのみの
ちちのみことは
たくづのの
しらひげのうへゆ
なみだたり
なげきのたばく
かこじもの
ただひとりして
あさとでの
かなしきあがこ
あらたまの
としのをながく
あひみずは
こひしくあるべし
けふだにも
ことどひせむと
をしみつつ
かなしびませば
わかくさの
つまもこどもも
をちこちに
さはにかくみゐ
はるとりの
こゑのさまよひ
しろたへの
そでなきぬらし
たづさはり
わかれかてにと
ひきとどめ
したひしものを
おほきみの
みことかしこみ
たまほこの
みちにいでたち
をかのさき
いたむるごとに
よろづたび
かへりみしつつ
はろはろに
わかれしくれば
おもふそら
やすくもあらず
こふるそら
くるしきものを
うつせみの
よのひとなれば
たまきはる
いのちもしらず
うなはらの
かしこきみちを
しまづたひ
いこぎわたりて
ありめぐり
わがくるまでに
たひらけく
おやはいまさね
つつみなく
つまはまたせと
すみのえの
あがすめかみに
ぬさまつり
いのりまをして
なにはつに
ふねをうけすゑ
やそかぬき
かこととのへて
あさびらき
わはこぎでぬと
いへにつげこそ
Воле грозной подчинись
Государя своего,
В стражи из дому я шел,
Чтоб границы охранять.
Божество — родная мать,
Воспитавшая меня,
Уцепившись за подол,
Нежно гладила меня,
Божество — родной отец,
Что вскормил, вспоил меня,
Расставаяся со мной,
Слезы горестные лил
На усы, на седину
Длинной бороды своей,
Белой, как из волокон таку
Связанный канат.
И, горюя, говорил:
“Как единое дитя
У оленей —
Ты один
У меня,
Мое дитя,
Дорогой, любимый сын,
Что уходишь поутру…
Если длинной будет нить
Новояшмовых годов —
Не увижу я тебя,
Буду сильно тосковать
Я в разлуке о тебе.
О, хотя бы нынче здесь,
Нам поговорить с тобой!” —
Говорил, жалея он
И печалясь обо мне.
Словно вешняя трава,
Милая моя жена
И детишки там и тут
Окружили все меня,
Как весенних звонких птиц
Их звучали голоса,
В белотканых рукавах,
Верно, прятали слезу,
Взявшись за руки, они
Не давали мне уйти.
“Не отпустим”,— говоря,
Шли они за мною вслед…
Но, приказу подчинись
Государя моего,
Вышел на дорогу я,
Что отмечена давно
Яшмовым копьем,
И в дороге каждый раз,
Огибая там холмы,
Много раз, несчетно раз
Все оглядывался я.
И когда я отошел
Далеко от милых мест,
Стало небо горьких дум
Неспокойно у меня,
Сердце, полное тоски,
Больно сжалось у меня,
Раз ты смертный человек —
Мира бренного жилец,—
Жизнь, что жемчугом блеснет,
Вечно тайна для тебя.
Средь морских пустых равнин,
Страшный путь проплыв в волнах,
Цепь минуя островов,
Буду в мире я кружить,
До тех пор пока домой
Не вернусь опять назад.
Поднеся дары богам —
Покровителям моим
В Суминоэ,
Буду я их об этом умолять,
Чтоб спокойно жить могли
И отец, и мать мои
И без бед меня ждала
Милая моя жена.
Нынче в бухте Нанива
Мой качается корабль,
Много весел закрепив,
Моряков созвав сюда,
Рано утром на заре
Мы отплыли нынче в путь —
И об этом я прошу
Передать моим родным.
23-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
伊弊婢等乃
伊波倍尓可安良牟
多比良氣久
布奈埿波之奴等
於夜尓麻乎佐祢
いへびとの
いはへにかあらむ
たひらけく
ふなではしぬと
おやにまをさね
Наверно, дома близкие мои
Богам молились жарко обо мне:
Благополучно я
Приплыл на корабле,
Хочу родителям об этом я сказать.

美蘇良由久
々母々都可比等
比等波伊倍等
伊弊頭刀夜良武
多豆伎之良受母
みそらゆく
くももつかひと
ひとはいへど
いへづとやらむ
たづきしらずも
Хоть люди говорят, что даже облака,
Что в небесах лазоревых плывут,
Служить гонцами могут для людей,
Но все равно не знаю, как послать
Подарок мой в далекий край родной.

伊弊都刀尓
可比曽比里弊流
波麻奈美波
伊也<之>久々々二
多可久与須礼騰
いへづとに
かひぞひりへる
はまなみは
いやしくしくに
たかくよすれど
Чтоб мог подарок привезти домой,
Я раковины долго собирал,
Хотя волна вздымалась высоко
И беспрестанно
Заливала берега.
* В песне отражен обычай посылать в подарок раковины, водоросли и т. п. При этом принято говорить о всех трудностях при поиске подарка, чтобы этим подчеркнуть любовь к человеку, которому дарят подарок.
之麻可氣尓
和我布祢波弖氐
都氣也良牟
都可比乎奈美也
古非都々由加牟
しまかげに
わがふねはてて
つげやらむ
つかひをなみや
こひつつゆかむ
В тень островов причалил наш корабль,
Но нет гонца,
Чтоб весть тебе послать.
Тоскою полон весь,
Я дальше в путь иду.

比婆里安我流
波流弊等佐夜尓
奈理奴礼波
美夜古母美要受
可須美多奈妣久
ひばりあがる
はるへとさやに
なりぬれば
みやこもみえず
かすみたなびく
Настала полностью уже весна,
Когда взлетают жаворонки ввысь,
И оттого
Столица взору не видна —
Туманной дымкой все заволокло.
Отомо Якамоти
布敷賣里之
波奈乃波自米尓
許之和礼夜
知里奈牟能知尓
美夜古敝由可無
ふふめりし
はなのはじめに
こしわれや
ちりなむのちに
みやこへゆかむ
Когда пришел сюда,
Цветы в бутонах были,
Они лишь начинали расцветать,
И после, когда будут опадать,
Уеду ль я назад, в свою столицу?
Отомо Якамоти~
比佐可多<能>
安米波布里之久
奈弖之故我
伊夜波都波奈尓
故非之伎和我勢
ひさかたの
あめはふりしく
なでしこが
いやはつはなに
こひしきわがせ
Гвоздика яркая под проливным дождем,
Что с неба вечного все льет и льет вокруг,
Еще милей —
Как вновь раскрывшийся цветок…
Как тот цветок — и ты, любимый друг!

宇具比須乃
許恵波須疑奴等
於毛倍杼母
之美尓之許己呂
奈保古非尓家里
うぐひすの
こゑはすぎぬと
おもへども
しみにしこころ
なほこひにけり
Я думал:
Миновало время,
Когда звенели трели соловья,
Но сердце, тронутое зазвучавшей песней,
Опять исполнено любви к тебе.
* Песня обращена к Охара Имаки. Такое преувеличенное выражение чувств в песнях и письмах по отношению к другу было в обычаях того времени (см. кн. V).
和我勢故我
夜度能奈弖之故
知良米也母
伊夜波都波奈尓
佐伎波麻須等母
わがせこが
やどのなでしこ
ちらめやも
いやはつはなに
さきはますとも
Гвоздика, что у дома здесь цветет,
У друга дорогого моего,
Навряд ли она наземь опадет.
О, еще больше пусть цветет она,
Цветами свежими сверкая вечно!
Песня Отомо Якамоти
宇流波之美
安我毛布伎美波
奈弖之故我
波奈尓奈<蘇>倍弖
美礼杼安可奴香母
うるはしみ
あがもふきみは
なでしこが
はなになそへて
みれどあかぬかも
Мой любимый друг, что сердцу дорог,
О котором думаю с любовью,
Кажется цветком гвоздики алой:
Сколько ни глядишь — всегда мне мало,
Никогда мне на него не насмотреться.
Песня Отомо Якамоти
* Отомо Якамоти был близким приятелем Татибана Нарамаро. Обе песни обращены с приветствием и любовью к хозяину дома — Нарамаро.
安吉加是能
布伎古吉之家流
波奈能尓波
伎欲伎都久欲仁
美礼杼安賀奴香母
あきかぜの
ふきこきしける
はなのには
きよきつくよに
みれどあかぬかも
О, сколько лунной, ясной ночью ни смотрю
На сад, где ветерок осенний
Порывом оборвав цветы,
Устлал их лепестками землю,
О, сколько ни смотрю — не наглядеться мне!

須美乃江能
波麻末都我根乃
之多<婆>倍弖
和我見流乎努能
久佐奈加利曽祢
すみのえの
はままつがねの
したはへて
わがみるをのの
くさなかりそね
На берегах далеких Суминоэ
Глубоки корни сосен вековых,
Глубоко в сердца тайниках моих
Мечтаю я на травы любоваться,
О, не срезайте травы на полях!
* Это одна из обычных приветственных песен, обращенных к хозяину, в которых восхваляют пейзаж вблизи его дома.
保利江己具
伊豆手乃船乃
可治都久米
於等之婆多知奴
美乎波也美加母
ほりえこぐ
いづてのふねの
かぢつくめ
おとしばたちぬ
みをはやみかも
У корабля, что изготовлен в Идзу,
Плывущего в заливе Хориэ,
Скрипит весло,
Все время слышен шум
Из-за того, что быстрое теченье.
* “У корабля, что изготовлен в Идзу…” — Речь идет о корабле особой конструкции, изготовленном в местности Идзу.
保里江欲利
美乎左<香>能保流
<梶>音乃
麻奈久曽奈良波
古非之可利家留
ほりえより
みをさかのぼる
かぢのおとの
まなくぞならは
こひしかりける
Как ни на миг
Не стихнет скрип весла
У корабля, плывущего по морю
Из бухты Хориэ теченью вопреки,—
Так ни на миг мне не забыть столицу.

布奈藝保布
保利江乃可波乃
美奈伎波尓
伎為都々奈久波
美夜故杼里香蒙
ふなぎほふ
ほりえのかはの
みなきはに
きゐつつなくは
みやこどりかも
Ах, над водой реки прозрачной Хориэ,
Где соревнуются плывущие ладьи,
Та птица, что летает и поет,
Не из столицы ли далекой птица,
Что называют мияко- дори?
* Мияко-дори — “столичная птица”, или “птица столицы” (мияко — столица, дори, тори—птица).
保等登藝須
麻豆奈久安佐氣
伊可尓世婆
和我加度須疑自
可多利都具麻埿
ほととぎす
まづなくあさけ
いかにせば
わがかどすぎじ
かたりつぐまで
Кукушка,
Рано на заре впервые ты поешь,
Что делать, не пойму,
Чтоб мимо ты ворот моих не пролетела,
Пока я о тебе другим не расскажу.
* Пение кукушки вызывает восхищение больше всего на ранней заре.
保等登藝須
可氣都々伎美我
麻都可氣尓
比毛等伎佐久流
都奇知可都伎奴
ほととぎす
かけつつきみが
まつかげに
ひもときさくる
つきちかづきぬ
Заветный месяц
Близится уже,
Когда, кукушку с нетерпеньем ожидая,
Ты, друг, под сенью сосен отдыхая,
Развяжешь с наслажденьем шнур.

比左加多能
安麻能刀比良伎
多可知保乃
多氣尓阿毛理之
須賣呂伎能
可未能御代欲利
波自由美乎
多尓藝利母多之
麻可胡也乎
多婆左美蘇倍弖
於保久米能
麻須良多祁乎々
佐吉尓多弖
由伎登利於保世
山河乎
伊波祢左久美弖
布美等保利
久尓麻藝之都々
知波夜夫流
神乎許等牟氣
麻都呂倍奴
比等乎母夜波之
波吉伎欲米
都可倍麻都里弖
安吉豆之萬
夜萬登能久尓乃
可之<波>良能
宇祢備乃宮尓
美也<婆>之良
布刀之利多弖氐
安米能之多
之良志賣之祁流
須賣呂伎能
安麻能日継等
都藝弖久流
伎美能御代々々
加久左波奴
安加吉許己呂乎
須賣良弊尓
伎波米都久之弖
都加倍久流
於夜能都可佐等
許等太弖氐
佐豆氣多麻敝流
宇美乃古能
伊也都藝都岐尓
美流比等乃
可多里都藝弖氐
伎久比等能
可我見尓世武乎
安多良之伎
吉用伎曽乃名曽
於煩呂加尓
己許呂於母比弖
牟奈許等母
於夜乃名多都奈
大伴乃
宇治等名尓於敝流
麻須良乎能等母
ひさかたの
あまのとひらき
たかちほの
たけにあもりし
すめろきの
かみのみよより
はじゆみを
たにぎりもたし
まかごやを
たばさみそへて
おほくめの
ますらたけをを
さきにたて
ゆきとりおほせ
やまかはを
いはねさくみて
ふみとほり
くにまぎしつつ
ちはやぶる
かみをことむけ
まつろはぬ
ひとをもやはし
はききよめ
つかへまつりて
あきづしま
やまとのくにの
かしはらの
うねびのみやに
みやばしら
ふとしりたてて
あめのした
しらしめしける
すめろきの
あまのひつぎと
つぎてくる
きみのみよみよ
かくさはぬ
あかきこころを
すめらへに
きはめつくして
つかへくる
おやのつかさと
ことだてて
さづけたまへる
うみのこの
いやつぎつぎに
みるひとの
かたりつぎてて
きくひとの
かがみにせむを
あたらしき
きよきそのなぞ
おぼろかに
こころおもひて
むなことも
おやのなたつな
おほともの
うぢとなにおへる
ますらをのとも
В дальних вечных небесах
Отворив небесный грот,
Вниз сошел тогда с высот
На известный древний пик,
Что зовут Такатихо,
Предок славный, внук небес.
И еще с тех древних пор,
Со времен еще богов,
Лук из хадзи сжав в руках,
Стрелы для оленей взяв
И поставив во главе
Славных воинов своих —
Рыцарей из Окумэ,
На себя колчан надев,
По горам и по рекам
Проходил он и ломал
Скалы на своем пути,
И искал он место,
Где
Основать столицу б мог.
Грозных усмирив богов,
Пребывавших до него,
Подчинив себе людей,
Не желавших там служить.
Воины храбрые его
Расчищали землю ту,
Службу верную неся,
И на Акицусима —
Острове восточном,
Где
Славная лежит страна,
Что Ямато названа,
В Касивара,
Во дворце
Унэби,
Воздвигли там,
Укрепили навсегда
Крепкие столбы.
Стали во дворце с тех пор
Поднебесной управлять
Внуки славные богов,
Что от солнца в небесах
Приняли навеки власть.
И из рода в род в веках
Продолжали править в нем,
И из века в век служить
Продолжали с этих пор
Наши предки, клятву дав,
Государю своему.
Сердце чистое свое,
Где не пряталась вражда,
Отдавали службе той.
Принимали службу ту
Внуки их из века в век.
Те, кто видел,
Говорил
О примере их другим.
Тот, кто слышал,
Тот считал
Их отвагу образцом.
Этой славой древних лет
Небывалой чистоты
Не пренебрегайте вы.
Даже мелким словом лжи
Не давайте осквернить,
Уничтожить навсегда
Славу древнюю отцов.
Вы, кто имя их несет,
Вы, чей род — Отомо,
Вы—
Рыцари, друзья мои!
Отомо Якамоти~
* “Предок славный, внук небес” — т. е. бог Ниниги, который был послан на землю богиней Солнца Аматэрасу (ее внук). Далее все говорится о нем. (См. Кодзики, Ниниги-но микото)
* Лук из хадзи (хадзиюми) — хадзи, совр. ямахадзэ — японское восковое дерево (Rhus Cotenus), завезено было с материка.
* “Рыцарей из Окумэ” — рыцарей из рода Окумэ, см. п. 4094.
* “Внуки славные богов…” — имеется в виду внук бога Ниниги — легендарный император Дзимму.
之奇志麻乃
夜末等能久尓々
安伎良氣伎
名尓於布等毛能乎
己許呂都刀米与
しきしまの
やまとのくにに
あきらけき
なにおふとものを
こころつとめよ
В стране Ямато,
На простертых островах,
Могучий род отважных рыцарей Отомо,
Что дивной доблестью прославился в веках,
Старайся же и впредь той славы быть достойным!

都流藝多知
伊与餘刀具倍之
伊尓之敝由
佐夜氣久於比弖
伎尓之曽乃名曽
つるぎたち
いよよとぐべし
いにしへゆ
さやけくおひて
きにしそのなぞ
О, бренный славный меч
Должны мы наточить
Еще сильнее, чем в былые времена,—
Ведь с давних пор всегда сверкавшей славой
Покрыты были наши имена.

宇都世美波
加受奈吉身奈利
夜麻加波乃
佐夜氣吉見都々
美知乎多豆祢奈
うつせみは
かずなきみなり
やまかはの
さやけきみつつ
みちをたづねな
Люди смертные земли
Ни в какой не входят счет…
Как хотел бы я,
Чистотой любуясь рек и гор,
Истинный найти для сердца путь.
* “Истинный найти для сердца путь” — полагают, что в данном случае Якамоти думал о пути Будды, т. е. о буддизме.
和多流日能
加氣尓伎保比弖
多豆祢弖奈
伎欲吉曽能美知
末多母安波無多米
わたるひの
かげにきほひて
たづねてな
きよきそのみち
またもあはむため
С лучами солнца состязаясь,
Которые обходят небеса,
Хотел бы в поиски отправиться и я,
Чтоб вновь ступить на путь
Кристально чистый.
* “Чтоб вновь ступить на путь кристально чистый”—т. е. следовать по пути буддизма и в будущем человеческом существовании (см. п. 4468).
美都煩奈須
可礼流身曽等波
之礼々杼母
奈保之祢我比都
知等世能伊乃知乎
みつぼなす
かれるみぞとは
しれれども
なほしねがひつ
ちとせのいのちを
Хоть знаю я,
Что бренно наше тело,
Подобно легкой пене на воде,
И все же я опять прошу себе
Жизнь долгую, чтоб длилась бесконечно…
* Песня сложена под влиянием буддийских представлений о бренности земного существования, и в то же время жизнелюбие, которым проникнута в целом поэзия М., выражено и здесь в виде пожелания долгой жизни.
武良等里乃
安佐太知伊尓之
伎美我宇倍波
左夜加尓伎吉都
於毛比之其等久
むらどりの
あさだちいにし
きみがうへは
さやかにききつ
おもひしごとく
Услышал точно,
Что судьба твоя,
Взлетевшего, как стая птиц поутру
В края чужие, счастлива была,
Как и мечтали мы об этом раньше.
Ответная песня Отомо Якамоти
[おもひしものを]
安之比奇能
夜都乎乃都婆吉
都良々々尓
美等母安<可>米也
宇恵弖家流伎美
あしひきの
やつをのつばき
つらつらに
みともあかめや
うゑてけるきみ
Ах, долго, долго, сколько ни смотрю
Я на камелии прекрасные цветы,
Что с высей горных пересажены сюда,
На них не наглядеться никогда,—
И также на тебя, мой милый друг!
Отомо Якамоти
* Образец церемониально-приветственной песни, обращенной к хозяину пира, в котором обычно хвалят его сад, дом, пир и т.д.
宇都里由久
時見其登尓
許己呂伊多久
牟可之能比等之
於毛保由流加母
うつりゆく
ときみるごとに
こころいたく
むかしのひとし
おもほゆるかも
Меняются, проходят времена,
И каждый раз, как видимся с тобою,
Болит душа…
Людей минувших лет
С тоскою в этот миг я вспоминаю.
Отомо Якамоти
* “Меняются, проходят времена…” — до 9-го г. Тэмпё-сёхо было много событий, были раскрыты заговоры, многие были казнены, сосланы.
* “Людей минувших лет…” — полагают, что речь идет об отце принца Миката (МС). Однако правильнее толковать этот текст шире (по СН), имея в виду, что в заговорах минувших лет участвовали и пострадали и представители рода Отомо.
佐久波奈波
宇都呂布等伎安里
安之比奇乃
夜麻須我乃祢之
奈我久波安利家里
さくはなは
うつろふときあり
あしひきの
やますがのねし
ながくはありけり
Цветам цветущим
Суждено увянуть —
Таков закон земли с древнейших пор,
Ах, долговечны только корни лилий
На склонах дальних распростертых гор…
* Песня носит аллегорический характер.
* “Цветам цветущим суждено увянуть…” — Якамоти имеет в виду судьбу блестящих царедворцев Татибана Нарамаро и других высоких сановников и государственных деятелей, которые погибли, будучи жертвами придворных интриг.
* “Ах, долговечны только корни лилий на склонах дальних распростертых гор!”—Якамоти намекает на себя и других чиновников, служивших в далеких от императорского двора глухих провинциях. В примечании к тексту сказано, что “песня сложена Отомо Якамоти в печали об изменчивости вещей”.
時花
伊夜米豆良之母
<加>久之許曽
賣之安伎良米晩
阿伎多都其等尓
ときのはな
いやめづらしも
かくしこそ
めしあきらめめ
あきたつごとに
О, дивен и хорош
Любых времен цветок.
Поэтому
Любуйся, наслаждайся
Ты каждый раз, как осень к нам придет!
* Песня была сложена 23 июня, по лунному календарю это считалось уже осенью (МС).
* В песне выражены те же настроения Якамоти, что и в предыдущих песнях. Все меняется, но природа прекрасна во все времена! Любуйся же ею, и она утешит тебя! — таков подтекст песни.
安良多末能
等之由伎我敝理
波流多々婆
末豆和我夜度尓
宇具比須波奈家
あらたまの
としゆきがへり
はるたたば
まづわがやどに
うぐひすはなけ
Идут, сменяясь,
Новояшмовые годы,
И вот, когда повеет вдруг весной,
О, прежде всех у моего родного дома
Ты, соловей, свои нам песни спой!

都奇餘米婆
伊麻太冬奈里
之可須我尓
霞多奈婢久
波流多知奴等可
つきよめば
いまだふゆなり
しかすがに
かすみたなびく
はるたちぬとか
Ах, если счет вести минувшим месяцам —
Стоит еще зима,
И все же над землею
Тумана дымка протянулась пеленою —
Не значит ли, что к нам пришла весна?

始春乃
波都祢乃家布能
多麻婆波伎
手尓等流可良尓
由良久多麻能乎
はつはるの
はつねのけふの
たまばはき
てにとるからに
ゆらくたまのを
В день хацунэ, сегодня,
Раннею весною,
На тамахабаки, полученной здесь нами,
Оттого что прикоснулся я рукою,
Тихо зазвенели нити с жемчугами…
Песня Отомо Якамоти
* Хацунэ — 3-й день 1-го месяца — день, когда поклонялись богу земледелия Дайкоку и испрашивали урожай хлебам. С глубокой старины существовал обычай, по которому в этот день сам император, беря в руки метелку из сосны или из травы мэтогигуса, обвешанную пятицветными стеклянными бусинками, очищал предметы, употребляемые в шелководстве (бумагу, полки и т. д.), и мотыгой, украшенной серебром и золотом, или плугом делал запашку на поле, и тогда молились об урожае и при дворе дарили людям тамахабаки — особые метелки в качестве священного талисмана. В Нара в знаменитом храме-музее Сёкураин хранится оставшаяся с тех времен такая метелка (тамахабаки) из мэтогигуса; на кончиках некоторых веток сохранились нанизанные цветные стеклянные бусинки… Рукоять ее обернута лиловой кожей, часть ее обмотана золотой ниткой, часть белой веревкой с разными бусинками. Возле этой метелки имеются два плута (карасуки), разрисованных серебром и золотом, на ручке написано, что поднесено в храм Тодайдзи в январе 2-го г. Тэмпё-ходзи (758), т. е. тогда, когда написана данная песня.
* Мэтогигуса — лиственный кустарник около метра высотой, растущий в горных лесах, осенью цветет белыми цветами.
水鳥乃
可毛<能>羽能伊呂乃
青馬乎
家布美流比等波
可藝利奈之等伊布
みづとりの
かものはのいろの
あをうまを
けふみるひとは
かぎりなしといふ
Тот человек, что увидит сегодня
Коня голубого,
Как крылья у птиц водяных —
У селезней диких,—
Говорят, будет счастлив безмерно.
Песня Отомо Якамоти
* По записям в книгах известно, что в свое время считалось, что тот, кто увидит голубого коня 7 января, в течение всего года не будет знать ничего плохого и будет счастлив (потому что конь — солнечное животное, голубой цвет — цвет весны). В этой песне говорится о голубом коне, впоследствии же, после периода Хэйан, 7 января устраивался церемониал с участием императора в честь белого коня. Дело в том, что в глубокую старину белого коня, отливавшего голубизной, называли голубым конем (так как голубой цвет — цвет весны). По сути же, речь шла о белом коне. Но в силу обычая даже позже, в записях об этом празднестве, “белый конь”, написанный иероглифами, еще долго читался и произносился “аомума” — “голубой конь” (иероглифы — “голубой конь” встречаются последний раз в “Энгисики”).
打奈婢久
波流等毛之流久
宇具比須波
宇恵木之樹間乎
奈<枳>和多良奈牟
うちなびく
はるともしるく
うぐひすは
うゑきのこまを
なきわたらなむ
Хочу, чтоб соловей
Здесь с песней пролетел
Между деревьями, посаженными нами,
Указывая всем, что к нам пришла весна
Со стелющимся по земле туманом.

波之伎余之
家布能安路自波
伊蘇麻都能
都祢尓伊麻佐祢
伊麻母美流其等
はしきよし
けふのあろじは
いそまつの
つねにいまさね
いまもみるごと
Прекрасный
Наш сегодняшний хозяин,
Пусть вечно жить ты будешь на земле,
Подобно вековой сосне,
И, как теперь, всегда таким же будешь!
* Приветственная песня, обращенная к хозяину пира Накатоми Киёмаро. Полагают, что, говоря о сосне, автор песни имел в виду искусственный пейзаж в саду, где сосна красовалась на скалистом берегу у пруда (МС, СП). Речь идет о декоративном садоводстве, которым занимались еще в старину.
夜知久佐能
波奈波宇都呂布
等伎波奈流
麻都能左要太乎
和礼波牟須婆奈
やちくさの
はなはうつろふ
ときはなる
まつのさえだを
われはむすばな
Ведь тысячи различных есть цветов,
Но все они в конце концов увянут…
Хочу я ветви завязать
На той сосне,
Что вечна, как скала, и цвета не меняет.
В песне отражен старинный обычай куса-мусуби — завязывание трав, в данном случае веток сосны. Завязывая их, загадывали о судьбе, о любви, о счастье, благополучном путешествии и возвращении, о долголетии.
伎美我伊敝能
伊氣乃之良奈美
伊蘇尓与世
之婆之婆美等母
安加無伎弥加毛
きみがいへの
いけのしらなみ
いそによせ
しばしばみとも
あかむきみかも
Пусть часто вижу я,
Как к скалам приливает
В пруду у дома твоего волна,
Но любоваться никогда я не устану
И также на тебя не налюбуюсь, друг!
Песня Отомо Якамоти
* Речь идет о декоративном садоводстве, об искусственном миниатюрном пейзаже, сооруженном в саду хозяина (см. п. 4502).
多加麻刀能
努乃宇倍能美也<波>
安礼尓家里
多々志々伎美能
美与等保曽氣婆
たかまとの
ののうへのみやは
あれにけり
たたししきみの
みよとほそけば
Дворец
В долине Такамато
Совсем заброшенным и диким стал,
Все оттого что время то далеко,
Когда наш государь мог посещать его.

波布久受能
多要受之努波牟
於保吉美<乃>
賣之思野邊尓波
之米由布倍之母
はふくずの
たえずしのはむ
おほきみの
めししのへには
しめゆふべしも
Как тянутся лианы кудзу бесконечно,—
О, так же без конца мы будем вспоминать
И на полях, что любовался ране
Великий государь, нам должно
Запрета знак святой немедля завязать.
* “Запрета знак святой немедля завязать” — старинный обычай (см. п. 2466). Здесь означает желание подчеркнуть особое почтение к этим полям.
伊氣美豆尓
可氣左倍見要氐
佐伎尓保布
安之婢乃波奈乎
蘇弖尓古伎礼奈
いけみづに
かげさへみえて
さきにほふ
あしびのはなを
そでにこきれな
Хочу, сорвав, сложить в рукав
Цветы асиби,
Что расцвели, заполнив блеском сад,
И отражаются, средь зелени сверкая,
В воде прозрачного пруда.
Песня Отомо Якамоти
* Цветы в старину было принято вкладывать в рукава, чтобы пропитать их ароматом одежду.
阿乎宇奈波良
加是奈美奈妣伎
由久左久佐
都々牟許等奈久
布祢波々夜家無
あをうなはら
かぜなみなびき
ゆくさくさ
つつむことなく
ふねははやけむ
На голубой равнине моря
И ветра нет, и тихая волна.
Корабль умчится быстро в дальние края,
И плыть вперед, и плыть обратно
Спокойно будешь без беды.
Песня Отомо Якамоти
秋風乃
須恵布伎奈婢久
波疑能花
登毛尓加射左受
安比加和可礼牟
あきかぜの
すゑふきなびく
はぎのはな
ともにかざさず
あひかわかれむ
Не украшаться вместе нам цветами
Лиловых хаги,
Что склонил к земле
Осенний ветер, пробежавший по верхушкам,—
Расстаться мне с друзьями суждено.
* Песня была сложена, когда Якамоти получил назначение в провинцию Инаба на должность губернатора провинции. В “Сёку-нихонги” указано, что в 6-м месяце 2-го г. Тэмпё-ходзи (758) Отомо Якамоти был назначен губернатором провинции Инаба.

年乃始乃
波都波流能
家布敷流由伎能
伊夜之家餘其騰
あらたしき
としのはじめの
はつはるの
けふふるゆきの
いやしけよごと
Снег белый, падающий с неба
Весною раннею,
Сегодня, в Новый год,
О, падай, падай же сильнее,
Приход твой счастье нам несёт!

かささぎの
渡せる橋に
置く霜の
白きを見れば
夜ぞふけにける
かささぎの
わたせるはしに
おくしもの
しろきをみれば
よぞふけにける
Сороки в небе
Летучий мост навели
Для заветной встречи:
Белый искрится иней.
Так, значит, глубокая ночь?!
Впервые стихотворение Якамоти отмечено в его личном собрании, составленном много позже его смерти, затем включено в «Песни зимы» ант. «Синкокинсю», 620.
苅流早飯者
獨奈流倍思
かれるはついひは
ひとりなるべし
Колосьев первых рис, что ты сварил,
Ты должен съесть весь, без остатка сам.

巻向の
檜原のいまだ
くもらねば
小松が原に
あは雪ぞふる
まきむくの
ひばらのいまだ
くもらねば
こまつがはらに
あはゆきぞふる
Долину кипарисов
Ещё не затянула дымка,
И на равнине мелких сосен
Падает
Мокрый снег...
* Дымка — первый признак весны. Долина кипарисов — кипарисовая роща у подножья горы Макимоку в г. Сакураи префектуры Нара. Прототип песни — танка из антологии «Манъёсю» [2314], принадлежащая знаменитому поэту Хитомаро (входит также в частное собрание сочинений поэта):
Ещё не затянули тучи
Долину кипарисов
В Макимоку,
Но в сосенках, что под горою,
Падает мокрый снег...
行かむ人
来む人しのべ
春霞
立田の山の
初桜花
ゆかむひと
こむひとしのべ
はるかすみ
たつたのやまの
はつさくらばな
О вы, гуляющие по полям!
Восторженные взоры обратите
На гору Тацута,
Где, чуть прикрыты дымкой,
Вишни раскинули свою красу!

唐人の
舟を浮かべて
遊ぶてふ
今日ぞ我がせこ
花かづらせよ
からひとの
ふねをうきかべて
あそぶてふ
けふぞわがせこ
はなかづらせよ
Сегодня, в день,
Когда в стране далекой Кара
Кораблики пускают по воде,
Украсьте волосы цветами,
Друзья мои!

ほととぎす
一声鳴きて
いぬる夜は
いかでか人の
いを安く寝る
ほととぎす
ひとこゑなきて
いぬるよは
いかでかひとの
いをやすくねる
Меня средь ночи
Кукушки сладкий голос
Разбудил.
Разве смогу теперь
Уснуть спокойно?

神南備の
御室の山の
葛かづら
浦吹きかへす
秋は来にけり
かむなびの
みむろのやまの
くずかづら
うらふきかへす
あきはきにけり
На священной Мимуро-горе
Ветер гуляет,
Листья плюща
Изнанкою вверх повернув.
Осень настала...
* Мимуро — слово не является собственным названием конкретной горы, имеет значение «обитель богов». Синтоистские святыни находились также на горе Мива в провинции Ямато, горе Тацута (уезд И кома) и др.
さを鹿の
朝たつ野辺の
秋萩に
玉とみるまで
おける白露
さをしかの
あさたつのべの
あきはぎに
たまとみるまで
おけるしらつゆ
Утро в полях...
Проснулся олень,
И сверкает, как яшма,
Роса
На листьях осеннего хаги.

今よりは
秋風寒く
なりぬべし
いかでかひとり
長き夜を寝む
いまよりは
あきかぜさむく
なりぬべし
いかでかひとり
ながきよをねむ
Осенний ветер
Отныне будет холоднее с каждым днём.
Каково же мне будет
Долгие ночи
Одному коротать?

我が宿の
尾花が末に
白露の
おきし日よりぞ
秋風も吹く
わがやどの
をはながすゑに
しらつゆの
おきしひよりぞ
あきかぜもふく
Росой увлажнились верхушки
Колосьев мисканта
В саду,
С того самого дня
Осенний ветер подул...

かささぎの
渡せる橋に
おく霜の
白きを見れば
夜ぞふけにける
かささぎの
わたせるはしに
おくしもの
しらきをみれば
よぞふけにける
Увидел я,
Что инеем покрылся
Сорочий мост,
Сверкает белизной:
Настала полночь.
* Сорочий мост — см. коммент. 522.


Взято в антологию Огура хякунин иссю, 6.
秋萩の
枝もとををに
おく露の
けさ消えぬとも
色に出でめや
あきはぎの
えだもとををに
おくつゆの
けさきえぬとも
いろにいでめや
Хоть нынче, может, я растаю,
Как белая роса
На ветках хаги,
Любовь свою, глубоко затаив,
Я унесу с собой.

あしびきの
山のかげ草
むすびおきて
恋ひやわたらむ
逢ふよしをなみ
あしびきの
やまのかげくさ
むすびおきて
こひやわたらむ
あふよしをなみ
Ты мне призналась,
Но встречаться
Как сможем мы?
Ты - как трава в глубинах гор,
Простершихся вдали.

うちきらし
雪はふりつつ
しかすかに
わか家のそのに
鴬そなく
うちきらし
ゆきはふりつつ
しかすかに
わかいへのそのに
うくひすそなく
Затянуто дымкой,
И снег беспрестанно идёт,
Но всё же
В саду возле дома
Поёт соловей!

春ののに
あさるききすの
つまこひに
おのかありかを
人にしれつつ
はるののに
あさるききすの
つまこひに
おのかありかを
ひとにしれつつ


久方の
あめのふるひを
たたひとり
山へにをれは
むもれたりけり
ひさかたの
あめのふるひを
たたひとり
やまへにをれは
うもれたりけり


秋萩の
移ろふをしと
なく鹿の
こゑ聞く山は
紅葉しにけり
あきはぎの
うつろふをしと
なくしかの
こゑきくやまは
もみぢしにけり
В печали глубокой
О том, что хаги отцвели,
Олень рыдает.
И на горах, где голос его слышен
Листва вся заалела...

ふせの海の
沖津白浪
あり通ひ
いや年のはに
みつゝ忍ばむ
ふせのうみの
おきつしらなみ
ありかよひ
いやとしのはに
みつつしのばむ
Белые волны на море в далеком Фусэ
Уходят и снова приходят к родным берегам,
Каждый год будем мы возвращаться с друзьями сюда
И смотреть с восхищеньем
На дивную эту красу.
Также имеется в Манъёсю, 3992.

Перевод: Глускина А.Е. Манъёсю.
足引の
山した日かげ
かつらなる
上にやさらに
梅を忍ばむ
あしびきの
やましたひかげ
かつらなる
うへにやさらに
うめをしのばむ


千鳥なく
佐保の川瀬の
清きせを
駒うち渡し
いつか通はむ
ちとりなく
さほのかはせの
きよきせを
こまうちわたし
いつかかよはむ
Там, где плачут Тидори,
На чистой отмели
Реки Сахо
Переводя коня,
Когда я буду там ходить?..

七夕の
ふなのりすらし
天の河
きよき月夜に
雲立ちわたる
たなばたの
ふなのりすらし
あまのかは
きよきつきよに
くもたちわたる


あすか河
川音高し
うばたまの
夜風をさむみ
雪ぞ降るらし
あすかかは
かはおとたかし
うばたまの
よかぜをさむみ
ゆきぞふるらし


逢ふ事を
今夜〳〵と
たのめずば
中々春の
ゆめはみてまし
あふことを
こよひこよひと
たのめずば
なかなかはるの
ゆめはみてまし


雪の色を
うばひて咲ける
梅の花
今盛りなり
見む人もがな
ゆきのいろを
うばひてさける
うめのはな
いまさかりなり
みむひともがな


春雨に
あらそひかねて
我宿の
櫻のはなは
咲きそめにけり
はるさめに
あらそひかねて
わがやどの
さくらのはなは
さきそめにけり


立田山
見つゝ越えこし
櫻花
ちりか過ぎなむ
我が歸るとき
たつたやま
みつつこえこし
さくらばな
ちりかすぎなむ
わがかへるとき


現には
更にも云はず
夢にだに
いもが袂を
まきぬとし見ば
うつつには
ふけにもいはず
ゆめにだに
いもがたもとを
まきぬとしみば


夢にだに
見えば社あらめ
斯計
見えずて有るは
戀て死ねとか
ゆめにだに
みえばこそあらめ
かくばかり
みえずてあるは
こひてしねとか


我が門に
秋萩咲けり
此の寐ぬる
朝かぜ早み
花散りぬべし
わがかどに
あきはぎさけり
このいぬる
あさかぜはやみ
はなちりぬべし


霧分けて
雁は來にけり
隙もなく
時雨は今や
野邊を染む覽
きりわけて
かりはきにけり
ひまもなく
しぐれはいまや
のべをそむらん


楸生ふる
河原の千鳥
鳴くなべに
妹がり行けば
月渡る見ゆ
ひさぎおふる
かはらのちとり
なくなべに
いもがりゆけば
つきわたるみゆ


初雪の
庭にふりはへ
寒き夜を
手枕にして
ひとりかも寐む
はつゆきの
にはにふりはへ
さむきよを
たまくらにして
ひとりかもねむ


いはせ野の
秋萩しのぎ
駒なべて
小鷹狩をも
せでや別れむ
いはせのの
あきはぎしのぎ
こまなべて
こたかがりをも
せでやわかれむ

*はつとがり
旅人の
よこをり伏せる
山越えて
月にも幾夜
別れしつらむ
たびひとの
よこをりふせる
やまこえて
つきにもいくよ
わかれしつらむ


後瀬山
後も逢はむと
思ふにそ
死ぬべき物を
今日迄もあれ
のちせやま
のちもあはむと
おもふにそ
しぬべきものを
けふまでもあれ


我が宿の
花たちばなに
郭公
夜ふかく鳴けば
戀まさりけり
わがやどの
はなたちばなに
ほととぎす
よふかくなけば
こひまさりけり


雄鹿の
あさ立つをのゝ
秋萩は
玉とみるまて
おけるしら露
さをしかの
あさたつをのの
あきはぎに
たまとみるまで
おけるしらつゆ
Росинки белые
Сверкают, словно яшма,
На листьях хаги
Осенью в полях.
Сюда олень приходит по утрам..

小壯鹿の
朝立つ野邊の
秋萩に
玉と見る迄
置ける白露
さをしかの
あさたつのべの
あきはぎに
たまとみるまで
をけるしらつゆ