およそ物の心を知りしより以來このかた、四十あまりの春秋を送れる間に、世の不思議を見ること、やや度々になりぬ。
およそ物の心を知りしより以來このかた、四十よそぢあまりの春秋はるあきを送れる間に、世の不思議を見ること、やや度々になりぬ。
С той поры, как я стал понимать смысл вещей, прошло уже более чем сорок весен и осеней, и за это время постепенно накопилось много необычного, чему я был свидетелем.

いにし安元三年四月うづき二十八日かとよ、風烈しく吹きて靜かならざりし夜、戌の時ばかり、都の巽より火出で來りて、乾に至る。

Было это давно: как будто в 3-м году Ангэн, в 28-й день четвертой луны. В неспокойную ночь, когда неистово дул ветер, около восьми часов вечера в юго-восточной части города начался пожар и распространился до северо-западной стороны.
(1177 г.)
* Периодам правления государей в Японии, по примеру Китая, давались особые девизы, имевшие благоприятный смысл. Так, «Ангэн» значит «Источник покоя»..
* Хэйан был построен в виде прямоугольника, вытянутого с севера на юг. Северный, наиболее почётный угол занимала резиденция государя — комплекс правительственных учреждений, в центре которого находился собственно дворцовый ансамбль (в частности, Дайкоку-дэн — церемониальный дворец). Из двенадцати ворот резиденции центральные, обращённые к югу, назывались Судзаку-мон. От них начинался проспект Судзаку, деливший город на восточную и западную части. Десять проспектов, шедших с севера на юг, пересекались с одиннадцатью, идущими с востока на запад; таким образом город делился на участки, в которых располагались улицы.
はてには朱雀門、大極殿、大學寮、民部省まで移りて、一夜ひとよが程に、塵灰ぢんくゎいとなりにき。

В конце концов он перешел на ворота Судзаку-мон, дворец Дайкоку-дэн, на здание Школы высших наук и Управления гражданскими делами, и они в одну ночь превратились все в пепел.

火元は樋口富小路とかや。

Начался пожар, кажется, в переулке Томи-но-кодзи на улице Хигути

病人やまうどを宿せる假屋より出で來けるとなむ。

и возник с бараков, куда помещали больных.

吹き迷ふ風に、とかく移り行くほどに、扇をひろげたるが如く、末廣になりぬ。

При дующем во все стороны ветре огонь, переходя то туда, то сюда, развернулся широким краем, будто раскрыли складной веер.

遠き家は煙にむせび、近き邊あたりはひたすら焔を地に吹きつけたり。

Дома вдалеке заволакивались дымом; вблизи всюду по земле стлалось пламя.

空には灰を吹き立てたれば、火の光に映じて、あまねく紅なるなかに、風に堪へず吹き切られたる焔、飛ぶが如くにして、一二町を越えつつ移り行く。

В небеса вздымался пепел, и во всем этом, багровом от огня, окружении как будто летали оторвавшиеся языки пламени, не устоявшие перед ветром: они перелетали через один-два квартала.

その中の人現心うつつごころあらむや。

Люди же — среди всего этого... могли ли они еще сохранить свой здравый рассудок?

或は煙にむせびてたふれ伏し、或は焔にまぐれて忽ちに死にぬ。

Одни, задохнувшись в дыму, падали наземь; другие, объятые огнем, умирали на месте;

あるは又、僅に身一つ辛くして遁れたれども、資材を取り出づるに及ばず、七珍萬寶ばんぱう、さながら灰燼となりにき。

третьи... пусть сами кой-как и спасались, но имущество вынести не поспевали, так что все драгоценности, все сокровища так и превращались в пепел.

その費いくそばくぞ。

А сколько все это стоило?

このたび公卿の家十六燒けたり。

В тот раз домов высших сановников сгорело шестнадцать,

ましてその外は數を知らず。

а сколько других — и число неизвестно!

すべて都のうち三分が一に及べりとぞ。

Говорят, всего во всей столице число сгоревших построек достигало одной ее трети.

男女なんにょ死ぬる者數千人、馬牛の類邊際を知らず。

Мужчин и женщин погибло несколько тысяч, а коней и волов — им и конца не знали!

人の營みみな愚かなるなかに、さしも危き京中の家をつくるとて、寶を費し心をなやますことは、勝れてあぢきなくぞ侍るべき。

Средь всех людских забот, вообще таких бессмысленных, поистине самая бесплодная — это озабочивать свое сердце, тратить сокровища, с тем чтобы построить себе жилище в этой ненадежной столице...