すべて世のありにくきこと、わが身とすみかとの、はかなくあだなる樣かくのごとし。

Вот какова горечь жизни в этом мире, вся непрочность и ненадежность в нас самих, и наших жилищах.
* Большая часть главы III раздела первого (как и описание кельи и размышления о друзьях в разделе втором) по смыслу и по построению близка «Запискам в павильоне у пруда» Ёсисигэ-но Ясутанэ (934—997) из рода Камо — одного из предков Тёмэя.
いはんや處により、身のほどに隨ひて、心をなやますこと、あげて數ふべからず。

А сколько страданий выпадает на долю нашего сердца в зависимости от отдельных обстоятельств, в соответствии с положением каждого, — этого и не перечесть!

もしおのづから身かなはずして、權門のかたはらに居る者は、深く悦ぶことはあれども、大いにたのしぶにあたはず。

Вот люди, которые сами по себе не пользуются влиянием и живут под крылом у могущественных домов: случится у них большая радость — они не смеют громко смеяться;

歎きある時も、聲をあげて泣くことなし。

когда же у них грустно на сердце — они не могут рыдать вслух;

進退やすからず、立ち居につけて恐れをのゝく。

что бы они ни делали — они неспокойны. Как бы они ни поступали — они страшатся, дрожат.

たとへば、雀の鷹の巣に近づけるがごとし。

Совсем что воробьи вблизи гнезда коршуна!

もし貧しくして、富める家の鄰に居るものは、朝夕すぼき姿を恥ぢて、諂ひつゝ出で入る妻子童僕の羨めるさまを見るにも、富める家のないがしろなるけしきを聞くにも、心念々にうごきて、時としてやすからず。

Вот люди, которые сами — бедняки, и живут они по соседству с домом богатых: каждое утро уходят они, каждый вечер приходят крадучись, так как стыдятся своего неприглядного вида. Посмотришь, как их жены и дети, все домочадцы завидуют этим богатым; послушаешь, как те из богатого дома их не ставят ни во что, — и вся душа поднимается и ни на мгновенье не приходит в покой!

若し狹せばき地に居れば、近く炎上する時、その害を遁るゝことなし。

Вот люди, что живут в городской тесноте: приключится вблизи их пожар — не избежать беды и им;

もし邊地にあれば、往反わづらひ多く、盜賊の難はなれがたし。

а вот люди, что живут на окраинах: в сношениях с городом у них так много неудобств; к тому же постоянно случаются нападения воров и разбойников.

いきほひある者は貪慾深く、ひとり身なる者は人に輕しめらる。

У кого могущество — тот и жаден; кто одинок — того презирают;

寶あればおそれ多く、貧しければ歎き切なり。

у кого богатство — тот всего боится; кто беден — у того столько горя;

人を頼めば身他の奴となり、人をはごくめば心恩愛につかはる。

на поддержке других, сам — раб этих других; привяжешься к кому-нибудь — сердце будет полонено любовью;

世にしたがへば身くるし、またしたがはねば狂へるに似たり。

будешь поступать как все — самому радости не будет; не будешь поступать как все — будешь похож на безумца.

いづれの處をしめ、いかなるわざをしてか、暫しもこの身をやどし、玉ゆらも心をなぐさむべき。

Где же поселиться, каким делом заняться, чтобы хоть на миг найти место своему телу, чтобы хоть на мгновенье обрести покой для своей души?

我が身、父方の祖母の家を傳へて、久しく彼の處に住む。

Вот и я сам... Бабка моя с отцовской стороны передала мне по наследству дом, и долго я жил в нем,

その後、縁かけ、身おとろへて、しのぶかたがたしげかりしかば、遂に跡とむることを得ずして、三十餘にして、更に我が心と一つの庵を結ぶ。

но потом судьба моя переменилась, меня постигла неудача, потерял я очень много всего и поэтому был больше уже не в силах оставаться там же; и вот, имея уже за тридцать лет, я от всего сердца сплел себе простую хижину.

これをありしすまひになずらふるに、十分ぶが一なり。

По сравнению с моим прежним жилищем эта хижина равнялась всего одной десятой его части:

ただ居屋ゐやばかりをかまへて、はかばかしくは屋をつくるに及ばず。

я выстроил помещение только для одного себя, за постройку же дома по-настоящему и не принимался.

わづかに築地をつけりといへども、門たつるにたづきなし。

Ограду кое-как устроил из глины, ворота же поставить не хватило средств.

竹を柱として、車やどりとせり。

Взяв взамен столбов бамбуковые жерди, я устроил сарай для колесницы.

雪ふり風吹くごとに、危からずしもあらず。

Всякий раз, как только шел снег или дул сильный ветер, бывало далеко не безопасно.

處は河原近ければ、水の難も深く、白波の恐れもさわがし。

Самое место было неподалеку от реки, отчего всегда существовала угроза наводнения, да и страх от разбойников был немал.

すべてあらぬ世を念じ過しつゝ、心をなやませることは、三十餘年なり。

И вот, переживая этот чуждый сердцу мир, заставлял страдать я свою душу тридцать с лишком лет.

その間をりをりのたがひめに、おのづから短き運を悟りぬ。

За это время испытал я много превратностей судьбы и само собою постиг, как ничтожна вся наша жизнь.

すなはち五十の春をむかへて、家を出で世をそむけり。

Поэтому ушел я из дому совсем и отвратился от суетного мира.


もとより妻子なければ、捨てがたきよすがもなし。

С самого начала я не имел ни жены, ни детей, так что не было таких близких мне людей, которых тяжело было бы покинуть.

身に官祿あらず。

Не было у меня также ни чинов, ни наград;

何につけてか執しふをとどめむ。

на чем же я мог в таком случае остановить свою привязанность?

空しく大原山の雲に、いくそばくの春秋をか經ぬる。

И так уже без толку сколько весен и осеней провел я в облаках горы Охараяма!