弥生半過る程、そゞろに浮き立心の花の、我を道引枝折となりて、よしのゝ花におもひ立んとするに、かのいらご崎にてちぎり置し人の、いせにて出むかひ、ともに旅寐のあはれをも見、且は我為に童子となりて、道の便リにもならんと、自万菊丸と名をいふ。
弥生やよひ半過なかばすぐる程、そゞろに浮きたつ心の花の、我を道引みちびく枝折しをりとなりて、よしのゝ花におもひたゝんとするに、かのいらご崎にてちぎり置し人の、いせにていでむかひ、ともに旅寐のあはれをも見、かつ我為わがため童子わらべとなりて、道の便リにもならんと、みづから万菊丸まんぎくまると名をいふ。
Была уже вторая половина месяца Яёи, когда мое беспокойное и изменчивое, словно цветы, сердце повлекло меня к новым вехам, а мысли устремились к цветам Ёсино. Человек, готовый разделить со мной радости и печали страннической жизни, — я сговорился с ним еще в Ирагосаки, — встретил меня в Исэ, а поскольку он собирался стать для меня чем-то вроде мальчика на побегушках, подпорой в пути, то и имя себе выбрал соответственное — Мангикумару.
* Яёи — иное название третьего месяца по лунному календарю.
* ...человек, готовый разделить со мной... — Цубои Тококу (1659?—1690), торговец рисом из Нагоя, один из любимейших учеников Басе.
* Мангикумару — «Мару» — именной суффикс, который употреблялся в именах мальчиков.
まことにわらべらしき名のさま、いと興有。
まことにわらべらしき名のさま、いと興あり
Звучало оно и в самом деле по-отрочески, в чем была особая прелесть.

いでや門出のたはぶれ事せんと、笠のうちに落書ス。
いでや門出かどでのたはぶれ事せんと、笠のうちに落書らくがきス。
И вот, перед тем как выйти за ворота, написал я в шутку на шляпе своей:

乾坤無住同行二人
乾坤無住同行二人けんこんむじゆうどうぎやうににん
«Два путника, вместе вершащие путь и не задерживающиеся в движении своем между небесами и землей».

よし野にて
桜見せうぞ
檜の木笠
よしのにて
さくらみせうぞ
ひのきがさ
В Ёсино я тебе
Покажу цветущие вишни,
Дорожная шляпа.

よし野にて
我も見せうぞ
檜の木笠
よしのにて
われもみせうぞ
ひのきがさ
В Ёсино ты увидишь
К тому же ещё и меня,
Дорожная шляпа.

万菊丸
万菊丸
Мангикумару

旅の具多きは道ざはりなりと、物皆払捨たれども、夜の料にとかみこ壱つ、合羽やうの物、硯、筆、かみ、薬等、昼笥なんど物に包て、後に背負たれば、いとゞすねよわく力なき身の、跡ざまにひかふるやうにて、道猶すゝまず、たゞ物うき事のみ多し。
旅の具多きは道ざはりなりと、物皆払捨はらひすてたれども、夜のれうにとかみこひとつ、合羽かつぱやうの物、すずり、筆、かみ、薬等、昼笥ひるげなんど物につつみて、うしろ背負せおひたれば、いとゞすねよわく力なき身の、あとざまにひかふるやうにて、道猶なほすゝまず、たゞ物うき事のみ多し。
Дорожная утварь, ежели её много, становится помехой в пути, поэтому мы отказались почти от всего, но так или иначе пришлось взять с собой постельные принадлежности, по одному бумажному платью, что-то вроде плащей, тушечницу, кисти, бумагу, кое-какие лекарства, коробки с едой — всё это мы связали в узлы и взвалили на плечи, получилась ноша весьма обременительная для человека со слабыми ногами, казалось, будто она тянет меня назад, в результате продвижение наше было еле заметным, зато дорожных мытарств изведали мы в избытке.

草臥て
宿かる比や
藤の花
くたびれて
やどかるころや
ふぢのはな
Добредёшь еле-еле
До гостиницы, а у ворот —
Глициния в цвету.

初瀬
初瀬はつせ
В Хацусэ:

春の夜や
籠リ人ゆかし
堂の隅
はるのよや
こもりどゆかし
だうのすみ
Весенняя ночь.
В углу храма фигурка молящейся
Так прелестна!
«Весенняя ночь...» — храм в Хацусэ, посвященный бодхисаттве Каннон, издавна был любимым местом паломничества для женщин. Об этом говорится во многих классических произведениях, в том числе в «Повести о Гэндзи» и в «Записках у изголовья»
足駄はく
僧も見えたり
花の雨
あしだはく
そうもみえたり
はなのあめ
В высоких гэта
Монах промелькнул в толпе.
Дождь и цветы.

万菊
万菊
Мангику

葛城山
葛城山かづらきやま
На горе Кадзураки:

猶みたし花に明行神の顔
なほみたし
はなにあけゆく
かみのかほ
Вот бы увидеть
Лик божества на рассвете
В сиянье цветов.
«Вот бы увидеть...» — существует легенда, согласно которой аскет Эн-но гёдзя (см. примеч. 173) поручил богам и чертям построить каменный мост от горы Кадзураки к горе Конго. Бог Хитокотонуси был очень некрасив, поэтому, стыдясь своего безобразного лица, работал только ночью. Басе хочет сказать, что в блеске утреннего цветения, наверное, даже лицо этого бога было прекрасно.
三輪、多武峯
三輪みわ多武峯たふのみね
Мива. Вершина Тономинэ.

臍峠
臍峠ほそたうげ
Перевал Пуповина.

多武峯ヨリ龍門ヘ越道也
多武峯ヨリ龍門ヘ越道也
Путь от Тономинэ к Драконьим вратам — Рюмон.

雲雀より
空にやすらふ
峠哉
ひばりより
そらにやすらふ
たうげかな
Над жаворонками
Отдыхаю в бескрайнем небе
На перевале.

龍門
龍門りゆうもん
Драконьи врата — Рюмон:

龍門の
花や上戸の
土産にせん
りゆうもんの
はなやじやうごの
つとにせん
От драконьих ворот
Цветы привезу в подарок
Выпивохам-друзьям.

酒のみに
語らんかゝる
瀧の花
さけのみに
かたらんかかる
たきのはな
Любителям выпить,
Только им расскажу об этом
Водопаде в цветах.

西河
西河にしかう
Западная река — Нидзикко:

ほろ〳〵と
山吹ちるか
瀧の音
ほろほろと
やまぶきちるか
たきのおと
Шорохи-шелест...
То ли падают горные керрии,
То ли шумит водопад.

蜻䳋が滝
蜻䳋せいめいたき
Стрекозиный водопад — Сэймэй-га таки.

布留の滝は、布留の宮より二十五丁山の奥也。津の国幾田の川上に有。布引の瀧、箕面の瀧。勝尾寺へ越る道に有。
布留ふるの滝は、布留の宮より二十五丁山の奥也。津の国幾田の川上に有。布引の瀧、箕面の瀧。勝尾寺へ越る道に有。
Водопад Фуру находится в горах на расстоянии 25 тё от святилища Фуру-но мия. Водопад Нунобики. В верховьях реки Икута, в стране Цу. Водопад Мино. По дороге через горы к храму Катиодзи.



Вишни:

桜がり
きどくや日ゝに
五里六里
さくらがり
きどくやひびに
ごりろくり
Охота за вишнями.
Не похвально ли? — в день прохожу
По пять ри, а то и по шесть.

日は花に
暮てさびしや
あすならう
ひははなに
くれてさびしや
あすならう
«Цветы да цветы
Целый день», — приуныл кипарис,
Но, может быть, завтра...

扇にて
酒くむかげや
ちる桜
あふぎにて
さけくむかげや
ちるさくら
Веером
Взмахнув, зачерпну вина
Под опадающей вишней.

苔清水
苔清水こけしみず
Родник во мху:
Родник во мху — намек на стихотворение Сайгё:
Кап да кап —
В ущелье меж скал родник
Стекает по мху,
Иссякнет вот-вот.
Сколь печально жилище моё в горах
春雨の
こしたにつたふ
清水哉
はるさめの
こしたにつたう
しみずかな
Весенний дождь,
Сквозь ветки деревьев проникнув,
Звенит родником.

よしのゝ花に三日とゞまりて、曙、黄昏のけしきにむかひ、有明の月の哀なるさまなど、心にせまり、胸にみちて、あるは摂章公のながめにうばゝれ、西行の枝折にまよひ、かの貞室が「是は〳〵」と打なぐりたるに、われいはん言葉もなくて、いたづらに口をとぢたる、いと口をし。
よしのゝ花に三日とゞまりて、あけぼの黄昏たそがれのけしきにむかひ、有明ありあけの月のあはれなるさまなど、心にせまり、胸にみちて、あるは摂章公せつしやうこうのながめにうばゝれ、西行の枝折しをりにまよひ、かの貞室ていしつが「是は〳〵」と打なぐりたるに、われいはん言葉もなくて、いたづらに口をとぢたる、いと口をし。
Три дня провел я с вишнями Ёсино, любовался рассветами и закатами, печальный свет предрассветной луны проникал в мою душу и полнил грудь, меня чаровали виды, воспетые некогда господином Регентом, я блуждал по тропам в поисках веток, надломленных рукой Сайгё, вспоминал строки, когда-то оброненные здесь Тэйсицу: «Вот это да!..», сам же не умел найти ни единого слова, да, как это ни досадно, бесполезные уста мои неизменно оставались замкнутыми.
* Господин Регент — имеется в виду поэт и каллиграф Фудзивара Ёсицунэ (1169—1206), известный под прозвищем Регент со Столичного Предела. У него есть такое стихотворение:
Кто был тот человек,
Бросивший здесь когда-то к
Косточки вишен,
И сделавший горы Ёсино
Весенними горами навеки».
* ...в поисках веток, надломленных рукой Сайгё... — имеется в виду следующее пятистишие Сайгё:
Дорогу переменю,
Что прошлой весною пометил
В глубинах гор Ёсино!
С неведомой мне стороны
Взгляну на цветущие вишни».
См.: Сайге. Горная хижина / Пер. В. Н. Марковой. М., 1979. С. 44.
* …вспоминал строки, когда-то оброненные здесь Тэйси-цу... — Тэйсицу — Ясухара Масаакира (1610—1673), ученик Мацунага Тэйтоку (1573—1653), впоследствии стакший ведущим поэтом его школы, был одним из наиболее почитаемых поэтов в школе Басе.. Имеется в виду следующее его трехстишие: «Вот это да! Только и скажешь, взглянув на вишни Ёсино».
おもひ立たる風流、いかめしく侍れども、爰に至りて無興の事なり。
おもひたちたる風流、いかめしく侍れども、ここに至りて無興ぶきようの事なり。
Стремление к прекрасному, заставившее меня пуститься в путь, было воистину неукротимо, но вот я здесь и не могу ничего сказать прискорбное обстоятельство!