車持皇子は、心たばかりある人にて、

Принц Курамоти был человеком глубокого ума.

公には、「筑紫國に湯あみに罷らむ」とて、暇申して、

Он испросил себе отпуск у императорского двора якобы для того, чтобы поехать купаться в горячих источниках на острове Цукуси.
24. …на острове Цукуси. – Цукуси (остров Кюсю) расположен к югу от главного острова Японии. Морское путешествие в те времена было длительным и опасным.
赫映姫の家には、「玉の枝取りになむ罷る」といはせて下り給ふに、

Но прекрасной Кагуя-химэ велел сказать: «Отправляюсь искать жемчужную ветку на горе Хорай», – и отбыл из столицы.

仕うまつるべき人々、皆難波まで御送しけり。皇子、「いと忍びて」と宣はせて、人も數多率ておはしまさず、

Челядинцы проводили его до гавани Нанива, а там принц сказал, что едет по тайному делу, лишних людей ему не надо.
25. …до гавани Нанива… – Осакский залив, где ныне расположен город Осака.
近う仕うまつる限りして出で給ひぬ。御送の人々見奉り送りて歸りぬ。

Оставил при себе только самых близких слуг, остальных отпустил домой.

おはしましぬと人には見え給ひて、三日許ありて漕ぎ歸り給ひぬ。

Но принц только для отвода глаз говорил, что едет в Цукуси, а сам через три дня тайно вернулся на корабле в гавань Нанива.

かねて事皆仰せたりければ、その時一の工匠なりけるうちまろら六人を召し取りて、

Он заранее повелел, чтобы призвали шестерых первейших в стране мастеров златокузнечного дела.

容易く人寄り來まじき家を作りて、構を三重に仕込めて、工匠等を入れ給ひつゝ、

Выстроил для них дом в таком потаенном месте, куда не могли бы наведаться любопытные, вокруг дома возвел тройную ограду и поселил в нем мастеров.

皇子も同じ所に籠り給ひて、

Да и сам принц укрылся там от чужих взглядов.

知らせ給ひつる限り十六所をかみにくどをあけて、玉の枝を造り給ふ。

Молясь об успехе дела, принес он в дар богам шестнадцать своих поместий и велел мастерам с божьей помощью приступить к работе.

赫映姫宣ふやうに、違はず造り出でつ。

И мастера изготовили для принца в точности такую жемчужную ветку, какую пожелала Кагуя-химэ.

いとかしこくたばかりて、

Хитроумную уловку придумал принц.

難波に密に持て出でぬ。「船に乘りて歸り來にけり」と殿に告げやりて、いといたく苦しげなる樣して居給へり。

Через три года сделал он вид, будто возвратился в гавань Нанива из дальнего странствия, и прежде всего послал в свой собственный дворец извещение: «Я прибыл на корабле». Прикинулся, будто еле жив, так измучен трудной дорогой!

迎に人多く參りたり。

Навстречу ему вышло множество народу.

玉の枝をば長櫃に入れて、物覆ひて持ちて參る。

Принц положил драгоценную ветку в длинный дорожный сундук, накинул на него покрывало и повез в дар Кагуя-химэ.

いつか聞きけむ、「車持皇子は、優曇華の花持ちて上り給へり」とのゝしりけり。

Пошла в народе громкая молва: «Приехал из дальних стран принц Курамоти и привез с собою волшебный цветок Удумбара…»
26. …волшебный цветок Удумбара. – Удумбара (санскритск.) – фантастическое древо, которое, согласно индийской буддийской легенде, цветет раз в три тысячи лет, и тогда на земле появляется Будда.
これを赫映姫聞きて、我はこの皇子に負けぬべし、と胸潰れて思ひけり。

Услышала эти толки Кагуя-химэ, и сердце у нее чуть не разорвалось от горя и тревоги: как знать, быть может, принц Курамоти и в самом деле одержал над ней победу?

斯かる程に門を叩きて、「車持皇子おはしましたり」と告ぐ。

Тем временем раздался стук в ворота: «Принц Курамоти пожаловал».

「旅の御姿ながらおはしましたり」といへば、逢ひ奉る。

– Я, как был, в дорожном платье… – воскликнул принц, и старик поспешил ему навстречу.

皇子宣はく、「命を捨てて、かの玉の枝持て來たり」とて、「赫映姫に見せ奉り給へ」といへば、

– Жизни не жалея, добыл я эту жемчужную ветку. Покажите ее Кагуя-химэ.

翁持ちて入りたり。この玉の枝に文をぞ附けたりける。

Старик отнес ветку девушке. Глядит она, к ветке послание привязано с такими стихами:

徒らに
身はなしつとも
玉の枝を
手折らで更に
歸らざらまし
いたづらに
みはなしつとも
たまのえを
てをらでさらに
かへらざらまし
Пускай бы вдали от всех
Погиб я смертью напрасной
В далекой, чужой стороне,
Но я бы вовек не вернулся
Без этой ветки жемчужной…

これをも哀れと見て居るに、

Хорош был подарок, но Кагуя-химэ и глядеть на него не хотела.

竹取の翁走り入りていはく、

Тут старик Такэтори опять торопливо вбежал в ее покой и стал убеждать и уговаривать:

「この皇子に申し給ひし蓬莱の玉の枝を、一つの所もあやしき處なく、あやまたず持ておはしませり。何をもちてか、とかく申すべきにあらず。旅の御姿ながら、我が御家へも寄り給はずしておはしましたり。はやこの皇子に婚ひ仕うまつり給へ」といふに、

– Смотри, принц достал тебе жемчужную ветку с горы Хорай, в точности такую, как ты велела, сомневаться нечего. Чем теперь ты станешь отговариваться? Принц приехал прямо к нам, как был, в дорожном наряде, даже дома не побывал. Ну же, не упрямься, выйди к нему скорее!

物もいはず頬杖をつきて、いみじう歎かしげに思ひたり。

Но Кагуя-химэ, не отвечая ни слова, оперлась щекой на руку и погрузилась в невеселую думу.

この皇子、「今さら何かといふべからず」といふまゝに、縁に這ひ上り給ひぬ。

А принц поднялся на веранду с видом победителя, словно говоря: «Теперь-то уж она не сможет отказать мне».

翁理に思ふ。

Старик тоже считал, что так и должно быть.

「この國に見えぬ玉の枝なり。この度はいかでか辭み申さむ。人ざまもよき人におはす」などいひ居たり。

– Жемчужные деревья в нашей стране не растут, – сказал он Кагуя-химэ. – Нелегко, верно, было сыскать такое. Как ты на этот раз откажешь жениху? И собой он загляденье как хорош!

赫映姫のいふやう、「親の宣ふ事を、一向に辭み申さむ事のいとほしさに、得難き物を、ゆかし、とは申しつるを、かく淺ましく持て來る事をなむ、妬く思ひ侍る」といへど、

– Не хотелось мне ответить на просьбу моего отца решительным отказом, – жаловалась Кагуя-химэ, – вот я и попросила ненужную вещь, ее и в руки-то брать не хочется. Не ждала я, что он ее добудет. Что делать теперь? Что делать?


なほ翁は閨の内しつらひなどす。

Но старик Такэтори, не слушая дочери, стал готовить опочивальню для молодых.

翁、皇子に申すやう、「いかなる所にか、この木はさぶらひけむ。怪しく麗しくめでたき物にも」と申す。

Спросил он у принца Курамоти:
– Где растет такое дерево красоты небесной, чудесной, небывалой?

皇子答へて宣はく、

Начал принц рассказывать:

一昨々年の二月の十日比に、難波より船に乘りて、

– Позапрошлый год в десятый день второго месяца отплыл я на корабле из гавани Нанива.

海中に出でて、行かむ方も知らず覺えしかど、

Вышел корабль в открытое море, а куда плыть – не знаю.

思ふ事成らでは、世の中に生きて何かせむ、と思ひしかば、唯空しき風に任せて歩く。命死なば如何はせむ、生きてあらむ限りは斯く歩きて、蓬莱といふらむ山に逢ふや、

Но подумал я: «К чему мне жить, если не достигну я цели всех моих помыслов? Пусть же плывет корабль по воле ветра, куда понесут волны. Смерть, так смерть, но если суждено мне жить, то, верно, уж где-нибудь встретится мне этот чудесный остров Хорай».

と浪に漂ひ漕ぎ歩きて、我が國の内を離れて歩き廻りしに、

Унесло мой корабль в неведомые просторы океана, далеко от родной страны.

或時は浪荒れつゝ海の底にも入りぬべく、

Много бед встретили мы на своем пути. Порою волны так вздувались и бушевали, что казалось, вот-вот поглотит нас морская пучина.

或時には風につけて知らぬ國に吹き寄せられて、

Иной раз корабль прибивало волнами к берегам неизвестной земли.

鬼のやうなるもの出で來て殺さむとしき。

Нападали на нас страшные, похожие на демонов, существа, угрожая пожрать живьем.
27. Нападали на нас страшные, похожие на демонов, существа… – В Китае и Японии, так же, как в древней Греции, были в большом ходу рассказав о всевозможных чудовищах, населяющих острова в океане.
或時には來し方行末も知らず、海に紛れむとしき。

Бывало и так, что теряли мы направление, не понимая, откуда и в какую сторону плывем, и становились игрушкой волн.

或時には粮盡きて、草の根を食物としき。

Когда кончались запасы пищи, собирали мы съедобные травы и коренья на берегах безвестных островов, чтобы только не умереть с голоду.

或時にはいはむ方なくむくつけげなるもの來て、食ひかからむとしき。

А однажды вдруг, откуда ни возьмись, появилось чудовище, – не описать словами его ужасного вида, – и, разинув пасть, напало на меня и моих спутников.

或時には海の貝を取りて命をつぐ。

Случалось, мы поддерживали свою жизнь только морскими ракушками.

旅の空に助くべき人も無き所に、いろ/\の病をして、行方すらも覺えず。

Сколько тяжких недугов перенесли мы в пути под открытым небом, там, где не от кого ждать помощи! Не знали, куда плывем, жутко было на душе…

船の行くに任せて、海に漂ひて、五百日といふ辰の時許に、海の中に遙かに山見ゆ。

Так неслись мы на корабле по воле морских течении, и вот на пятисотый день пути… Да, как раз на пятисотый день, утром, в «час Дракона», вдруг в морской дали показалась гора!
28. …утром, в час Дракона… – В старой Японии, как и в Китае, сутки делились на двенадцать «страж», по два часа в каждой. «Час Дракона» – с восьми до десяти утра.
舟の中をなむせめて見る。

Все мы на корабле сгрудились вместе и смотрели на нее, не отводя глаз.

海の上に漂へる山いと大にてあり。

Большая гора точно плыла по морю нам навстречу.

その山の樣高くうるはし。

Как прекрасна была ее высокая вершина!

これや我が覓むる山ならむと思へど、流石に恐ろしく覺えて、

«Вот она, та самая гора, которую я ищу!» – подумалось мне, и страшно стало на душе и радостно.

山の圍を指し廻らして、二三日ばかり見歩くに、

Два-три дня плавали мы вокруг горы, любуясь на нее.

天人の粧したる女、山の中より出で來て、

Вдруг видим, вышла из самых ее недр молодая дева в одеянии небесной феи.

銀の金碗をもて水を汲み歩く。

Стала она черпать воду из ручья серебряным кувшинчиком.

これを見て船より下りて、

Тут сошли мы с корабля на берег.

『この山の名を何とか申す』と問ふに、

Спросил я у нее: «Как зовется эта гора?»

女答へて曰く、『これは蓬莱の山なり』と答ふ。

Дева ответила мне: «Зовут ее Хорай».

之を聞くに嬉しき事限りなし。

Не могу и описать, какую радость почувствовал я в ту минуту.

この女に、『かく宣ふは誰ぞ』と問ふ。

Спросил я еще: «Как тебя величают по имени?»

『我が名はほうかむるり』といひて、ふと山の中に入りぬ。

Ответила она: «Имя мое Уканрури – „Бирюза в венце“», – и с этими словами вдруг пропала в глубине горы.

その山を見るに、更に登るべきやうなし。

А гора крутая, нигде не видно подступа к вершине.

その山の岨づらを廻れば、

Стал я бродить по острову.

世の中に無き花の木ども立てり。

Всюду на горных склонах росли деревья, усыпанные невиданными цветами дивной красоты.

金銀瑠璃色の水流れ出でたり。

Журча, сбегали вниз ручьи и потоки, золотые, серебряные, лазоревые,

それにはいろ/\の玉の橋渡せり。

а над ними висели мосты, украшенные драгоценными камнями всех цветов радуги.

その邊に照り輝く木ども立てり。

Деревья вокруг так и светились, так и сияли!

その中に、この取りて持てまうで來たりしは、いと惡かりしかども、宣ひしに違はましかばとて、この花を折りてまうで來たるなり。

Растение с жемчужными ветками было среди них самым невзрачным, но я не посмел ослушаться приказа Кагуя-химэ и сломил с него ветку.

山は限りなく面白し。

Гора Хорай невыразимо прекрасна!

世に譬ふべきにあらざりしかど、

Нет ей равных на свете, – можно без конца любоваться.

この枝を折りてしかば、更に心許無くて、船に乘りて追風吹きて、

Но только сорвал я эту ветку, как поспешил назад, на корабль. Сердце торопило меня скорей вернуться на родину. К счастью, подул попутный ветер,

四百餘日になむまうで來にし。大願の力にや、

и спустя четыре сотни дней с небольшим мы уже увидели родной берег. Боги послали мне благополучное возвращение на родину в ответ на мои горячие молитвы.

難波より昨日なむ都にまうで來つる。更に潮に濡れたる衣をだに脱ぎ更へなでなむ、此方まうで來つる」と宣へば、

Только вчера возвратился я в столицу и, даже не сбросив с себя одежды, еще влажной от соленой морской воды, поспешил сюда. И вот я здесь!

翁聞きて、打歎きて詠める、

Старик выразил свое сердечное сочувствие в такой песне:

呉竹の
よゝの竹取る
野山にも
さやは侘しき
節をのみ見し

День за днем искал я бамбук
На горе в бессолнечной чаще
Я узлы его разрубал,
Но встречался ты с горем чаще,
Разрубая узлы судьбы.

これを皇子聞きて、「こゝらの日比思ひ侘び侍りつる心は、今日なむ落居ぬる」と宣ひて、返し、

Принц молвил в ответ:
– Да, много я горя вытерпел, но сегодня наконец мое измученное сердце нашло покой. – И сложил ответную песню:

我が袂
今日乾ければ
侘しさの
千種の數も
忘られぬべし

Сегодня просох мой рукав,
Росой моих слез окропленный,
Росою любовной отравы…
О травы, на летних лугах,
Не счесть вас, как муки мои!

と宣ふ。



斯かる程に、男ども六人連ねて、庭に出で來たり。

Но, как на грех, в эту самую минуту во двор ввалилась гурьба людей. Было их шестеро.

一人の男、文挾に文を挾みて申す。

Один из них нес письмо, как подобает, на конце длинной расщепленной трости.
29. Один из них нес письмо… – Знатному человеку, по обычаю, подавали письмо на конце трости из некрашеного дерева о зажимом в виде птичьего клюва.
「作物所の司の工匠漢部内麿申さく、玉の木を作りて仕う奉りし事、心を碎きて、千餘日に力を盡くしたる事少からず。然るに祿未だ賜はらず、これを賜はりて、分ちて家子に賜はせむ」といひて捧げたり。

– Я – старшина мастеров златокузнечного дела из дворцовой мастерской, – объявил он. – Зовут меня Аябэ-но Утимаро. Изготовил я вместе с моими подручными жемчужную ветку. Больше тысячи дней трудились мы не покладая рук, постились по обету, не брали в рот до конца работы ни риса, ни другого какого-нибудь зерна, но награды за свои труды не получили. Прошу уплатить мне, чтоб мог я поскорее вознаградить моих помощников.
30. …ни риса, ни какого другого… зерна… – Имеются в виду пять злаков: рис, ячмень, просо, сорго, бобы.
竹取の翁、この工匠等が申すことは何事ぞ、と傾き居り。

– О чем толкует этот человек? – недоуменно спросил старик Такэтори.

皇子は我にもあらぬ氣色にて、肝消えぬべき心地して居給へり。

Принц от смущения был сам не свой, душа у него готова была расстаться с телом.

これを赫映姫聞きて、

До слуха Кагуя-химэ долетели слова: «…изготовил я жемчужную ветку».

「この奉る文を取れ」といひて見れば、文に申しけるやう、

Она потребовала:

– Покажите мне прошение этих людей. Раскрыла она прошение и прочла:

皇子君千餘日賤しき工匠等と諸共に、同じ所に隱れ居給ひて、かしこき玉の枝を作らせ給ひて、官も賜はらむと仰せ給ひき。

«Милостивый господин принц! Больше тысячи дней мы, подлые ремесленники, скрывались вместе с вами в одном потаенном доме. За это время мы с великим тщанием изготовили по вашему приказу драгоценную ветку с жемчугами. Вы обещали, что не только пожалуете нам щедрую денежную награду за нашу работу, но и добудете для нас доходные государственные должности, однако ничего нам не уплатили.

これを、この比案ずるに、御使とおはしますべき赫映姫の要じ給ふべきなりけり、と承りて、

Пока мы думали, как же нам теперь быть, дошли до нас вести о том, что изготовлена эта жемчужная ветка в подарок вашей будущей супруге Кагуя-химэ.

「この宮より賜はらむ」と申して賜はるべきなり。

Мы пришли сюда в надежде получить от ее милости обещанную плату».

といふを聞きて、赫映姫、暮るゝまゝに思ひ侘びつる心地笑み榮えて、翁を喚び取りていふやう、

Когда Кагуя-химэ прочла эти слова, лицо ее, затуманенное печалью, вдруг просветлело, она улыбнулась счастливой улыбкой и позвала к себе старика:

「眞に蓬莱の木かとこそ思ひつれ。斯くあさましき虚事にてありければ、はや疾く返し給へ」といへば、

– А я-то в самом деле поверила, что эта ветка дерева с горы Хорай! Все было низким обманом. Скорее отдай назад эту жалкую подделку!

翁答ふ、「定かに造らせたる物と聞きつれば、返さむ事いと易し」と頷き居り。

– Ну уж раз это подделка, – согласился старик, – то, само собой, надо ее вернуть обманщику.

赫映姫の心ゆき果てて、ありつる歌の返し、

Легко стало на сердце у Кагуя-химэ. Отослала она жемчужную ветку назад с такими стихами:

眞かと
聞きて見つれば
言の葉を
飾れる玉の
枝にぞありける

Я думала: истина!
Поверила я…
Все было поддельно:
Жемчужины слов
И жемчужные листья.

といひて、玉の枝も返しつ。



竹取の翁然ばかり語らひつるが、流石に覺えて眠り居り。

А старик Такэтори, который до этого так приветливо беседовал с принцем, прикинулся, будто спит.

皇子は、立つもはした、居るもはしたにて居給へり。

Принц не знал, что ему делать, куда деваться от смущения.

日の暮れぬれば、すべり出で給ひぬ。

Наконец смерклось, и он смог потихоньку оставить дом Кагуя-химэ.

かの愁訴せし工匠等をば、赫映姫呼びすゑて、「嬉しき人どもなり」といひて、祿いと多く取らせ給ふ

Кагуя-химэ позвала к себе мастеров и в благодарность за то, что они так вовремя пришли со своей жалобой, щедро их наградила, как своих спасителей.

工匠等いみじく喜びて、「思ひつる樣にもあるかな」といひて、

Мастера не помнили себя от радости: «Получили мы все, на что надеялись!»

歸る道にて、車持皇子血の流るゝまでちようぜさせ給ふ。

Довольные, пошли они домой, но на обратном пути подстерег их принц Курамоти со своими людьми и нещадно избил.

祿得し詮もなく、皆取り捨てさせ給ひてければ、逃げ失せにけり。

Недолго пришлось мастерам радоваться награде – побросали они деньги и убежали, обливаясь кровью.

かくて、この皇子、

А принц Курамоти воскликнул:

「一生の恥これに過ぐるはあらじ。女を得ずなりぬるのみにあらず、天の下の人の見思はむことの恥かしき事」と宣ひて、

– Какой невиданный позор! На свете не бывает худшего. Потерял я любимую, но мало того – теперь мне стыдно людям на глаза показаться.

唯一所深き山へ入り給ひぬ。

И скрылся один в глубине гор.

宮司侍ふ人々、皆手を分ちて求め奉れども、身まかりもやし給ひけむ、え見つけ奉らずなりぬ。

Придворные из его свиты, все его слуги, разбившись на отряды, бросились искать своего господина повсюду, да так и не нашли.

皇子の御供に隱し給はむとて、年比見え給はざりけるなりけり。

Исчез бесследно… Может, и на свете его не стало. А может быть, принц, стыдясь даже собственных слуг, спрятался так, что и найти его было нельзя.

これをなむ、たまさかるとはいひ始めける。

С тех пор и говорят про таких неудачников: «Напрасно рассыпал он жемчужины своего красноречия…»
31. Напрасно рассыпал он жемчужины своего красноречия… – В оригинале игра слов построена на том, что «тама» (душа) и «тама» (жемчужина) – омонимы. Поговорка имеет двойной смысл: «потерял жемчуга» – «потерял душу», то есть жизнь.