雁なきて
菊の花さく
秋はあれど
春のうみべに
すみよしのはま
かりなきて
きくのはなさく
あきはあれど
はるのうみべに
すみよしのはま
Дикие гуси кричат,
Цветут хризантемы...
То — осень, и все же
весной среди всех берегов
Сумиёси прибрежье!
Т.е. лучше всего — лучше даже осенних красот, когда пролетают караваны диких гусей, когда цветут хризантемы, — побережье Сумиёси весною.
秋の夜は
春ひわするる
物なれや
かすみにきりや
ちへまさるらん
あきのよは
はるひわするる
ものなれや
かすみにきりや
ちへまさるらん
Осенней ночью забываешь
день весенний...
Видно, дымки, что весною, —
роса, что осенью встаёт, —
сильней гораздо!

千々の秋
ひとつの春に
むかはめや
もみぢも花も
ともにこそちれ
ちぢのあき
ひとつのはるに
むかはめや
もみぢもはなも
ともにこそちれ
Осеней тысячи
можно ль сравнить
с весной хоть одною?
Однако и клён, и цветы
осыпаются равно...

秋かけて
いひしながらも
あらなくに
この葉ふりしく
えにこそありけれ
あきかけて
いひしながらも
あらなくに
このはふりしく
えにこそありけれ
"Осенью", — тебе
сказала я, и всё же
ничего не вышло!
Листвой дерев засыпанным
ручьём все оказалось!
Игра слов, э - "мелкий ручей" и "любовный союз". Как мелкий ручей осенью бывает весь засыпан листьями и гибнет, так и наша любовь погибла теперь.
秋の田の
かりほの庵の
苫をあらみ
わが衣手は
露にぬれつつ
あきのたの
かりほのいほの
とまをあらみ
わがころもでは
つゆにぬれつつ
На осеннем поле
Непрочный приют осенён
Сквозной плетёнкой.
Оттого-то мои рукава
Что ни ночь от росы намокают.
Данное стихотворение взято из ант. «Госэнсю», «Песни осени», 302.
奥山に
紅葉ふみわけ
鳴く鹿の
声きく時ぞ
秋は悲しき
おくやまに
もみぢふみわけ
なくしかの
こゑきくときぞ
あきはかなしき
В теснинах гор
Сквозь ворох кленовых листьев
Проходит олень.
Я слышу стонущий голос.
До чего тогда осень грустна!
Впервые стихотворение отмечено в записи поэтического состязания 893 г., затем было включено в «Песни осени» ант. «Кокинсю», 215, и в обоих случаях дано как анонимное.

千早ぶる
神代もきかず
龍田川
からくれないに
水くくるとは
ちはやぶる
かみよもきかず
たつたがは
からくれなゐに
みずくくるとは
Век могучих богов
Не слыхал о подобном деянье.
О река Тацута,
Кто волны твои испещрил,
Синеву с багрянцем мешая?!
Стихотворение впервые помещено в «Кокинсю», 294 («Песни осени», книга вторая) под заголовком: «Когда в Весеннем дворце государыни Нидзё слагали стихи на тему картины на ширме: алые листья, плывущие по реке Тацута». Оно построено на одном термине текстильного дела. По-японски это глагол, означающий: зашить ткань во многих местах узлами, чтобы при погружении в краску они остались незакрашенными.
Также есть в Исэ-моногатари, 106
吹くからに
秋の草木の
しをるれば
むべ山風を
あらしといふらむ
ふくからに
あきのくさきの
しをるれば
むべやまかぜを
あらしといふらむ
Она налетит,
И никнут осенние травы,
Сгибаются дерева.
Воистину, горы и ветер,
Съединяясь, рождают бурю.
Данное стихотворение взято из «Кокинсю», 249 («Песни осени», книга вторая). В нем образно рассказывается о том, как построен китайский иероглиф «буря»: его верхняя часть означает горы, а нижняя — ветер.
月見れば
千々に物こそ
悲しけれ
わが身ひとつの
秋にはあらねど
つきみれば
ちぢにものこそ
かなしけれ
わがみひとつの
あきにはあらねど
Гляжу на луну,
И смутных тысяча тысяч
В душе печалей.
Пусть не ко мне одному
Осень явилась, и всё же...
Взято из антологии «Кокинсю», 193 («Песни осени», книга вторая)
このたびは
幣もとりあへず
手向山
紅葉のにしき
神のまにまに
このたびは
ぬさもとりあへず
たむけやま
もみぢのにしき
かみのまにまに
Торопясь в дорогу,
Мы даров собрать не успели,
О гора Приношений!
Но утешься: на склонах твоих —
Облетающих клёнов парча.
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 420 («Песни странствий»). Согласно предисловию, оно было сложено, когда Митидзанэ сопровождал государя Уда (867—931, правил 887—897) в путешествии в г. Нара.
小倉山
峰のもみじ葉
心あらば
今ひとたびの
みゆきまたなむ
をぐらやま
みねのもみぢば
こころあらば
いまひとたびの
みゆきまたなむ
О красные клёны
На высотах горы Огура,
Когда есть у вас сердце,
Дождитесь ещё одного,
Высочайшего посещенья.
Данное стихотворение взято из ант. «Сюисю» [1128](«Разные песни»).
Помещено также в Ямато-моногатари, 99 "Огураяма" и с небольшими изменениями во второй строке в Окагами, в разделе «Старинные повести»
心あてに
折らばや折らむ
初霜の
おきまどはせる
白菊の花
こころあてに
をらばやおらむ
はつしもの
おきまどはせる
しらぎくのはな
Пущусь наугад!
Будет удача, не будет...
Первый иней лёг,
И брожу я, заворожённый,
Там, где белые хризантемы.
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 277 («Песни осени», книга вторая).
山川に
風のかけたる
しがらみは
流れもあへぬ
紅葉なりけり
やまがはに
かぜのかけたる
しがらみは
ながれもあへぬ
もみぢなりけり
Сколько плотин
Ветер на реках построил
В теснинах гор.
Это кленовые листья
Воде бежать не дают.
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 303 («Песни осени», книга вторая).
白露を
風のふきしく
秋の野は
つらぬきとめぬ
玉ぞちりける
しらつゆに
かぜのふきしく
あきののは
つらぬきとめぬ
たまぞちりける
Осенний ветер
Капли белой росы разметал
По всему полю.
Так летят врассыпную
Неснизанные жемчуга.
Данное стихотворение взято из ант. «Госэнсю», 308 («Песни осени», книга вторая).
八重むぐら
しげれる宿の
さびしきに
人こそ見えね
秋は来にけり
やへむぐら
しげれるやどの
さびしきに
ひとこそみえね
あきはきにけり
Дикие травы
Густо в доме растут.
Какая печаль!
Никого! Одна только осень
В гости приходит сюда.
Данное стихотворение взято из ант. «Сюисю» [140] («Песни осени»). В предисловии к нему указана тема: «Осень пришла в руины дворца Кавара-но ин».
あらし吹く
三室の山の
もみぢ葉は
龍田の川の
にしきなりけり
あらしふく
みむろのやまの
もみぢばは
たつたのかはの
にしきなりけり
Красные листья
С отрогов горы Мимуро,
Где буря бушует,
Пёстрой парчой застлали
Воды реки Тацута.
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни осени», книга вторая, 366). Осень в горах Мимуро (пров. Ямато) воспета еще в «Манъёсю».
Река Тацута не протекает близ этих гор. Поэт соединил в стихотворении гору и реку, названия которых вызывали в памяти образы осени.
寂しさに
宿を立出て
ながむれば
いづこもおなじ
秋の夕暮
さびしさに
やどをたちいでて
ながむれば
いづこもおなじ
あきのゆふぐれ
Печалью застигнут,
Я приют свой покинул и вышел,
И вокруг огляделся.
И вблизи, и далёко всё то же,
Повсюду осени сумрак.
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни осени», книга вторая, 333). Одно из важнейших в смысловой структуре «Ста стихотворений».

夕されば
門田の稲葉
おとづれて
あしのまろやに
秋風ぞふく
ゆふされば
かどたのいなば
おとづれて
あしのまろやに
あきかぜぞふく
Лишь только стемнеет,
Гостит он в рисовом поле,
Шуршит у калитки,
И в шалаш тростниковый
Врывается осенний ветер.
Данное стихотворение взято из ант. «Кинъёсю» («Песни осени») [183].
契りをきし
させもが露を
命にて
あはれことしの
秋もいぬめり
ちぎりおきし
させもがつゆを
いのちにて
あはれことしの
あきもいぬめり
Ты клялся: «Повремени!»
Росинка в траве Упованья —
Цена всей жизни моей.
О, горе! И в этом году
Бесследно осень минует.
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 1026 («Разные песни», книга первая).
Мототоси обратился к канцлеру Фудзивара-но Тадамити с просьбой, исполнение которой было бы существенным для придворной карьеры его сына. Тадамити ответил: «Доверься мне», но обещания не выполнил. В контексте «Изборника...» это стихотворение неразрывно связано с предыдущим.
秋風に
たなびく雲の
たえまより
もれ出づる月の
かげのさやけさ
あきかぜに
たなびくくもの
たえまより
もれいづるつきの
かげのさやけさ
Ветер осенний
Гонит облака в вышине.
Сквозь летучие клочья
Так ярок, так чист прольётся
Ослепительный лунный луч.
Данное стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 413 («Песни осени», книга первая).
むらさめの
露もまだひぬ
まきの葉に
霧立ちのぼる
秋の夕暮
むらさめの
つゆもまだひぬ
まきのはに
きりたちのぼる
あきのゆふぐれ
Брызнула морось,
Но еще не просохли капли на листьях
Прекрасных древес,
А уж тянется кверху туман
Из глубин осеннего сумрака.
Включено в ант. «Синкокинсю», 491 («Песни осени», книга вторая).
きりぎりす
鳴くや霜夜の
さむしろに
衣かたしき
ひとりかも寝む
きりぎりす
なくやしもよの
さむしろに
ころもかたしき
ひとりかもねむ
Сверчок не смолкает
Под половицей в морозной ночи.
Веет стужей циновка.
Не скинув одежды, прилягу.
Ужели мне спать одному?!
Данное стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 518 («Песни осени», книга вторая).
Ужели мне спать одному? — см. стихотворение Какиномото-но Хитомаро.
千々の色に
いそぎし秋は
過ぎにけり
今は時雨に
何を染めまし
ちぢのいろに
いそぎしあきは
すぎにけり
いまはしぐれに
なにをそめまし
Во множество цветов
Хлопотливо [все красившая] осень
Кончилась.
А теперь холодный, мелкий дождь
Что будет красить?[19]
19. Танка приводится в антологии Кокинрокутё, 1 (раздел «Осенний дождь»), с пометой: «Автор неизвестен». Также включено в Синтёкусэнсю [365]
大かたの
秋の終てだに
悲しきに
今日はいかでか
君暮すらむ
おほかたの
あきのはてだに
かなしきに
けふはいかでか
きみくらすらむ
Ведь всегда
Конец осени
Так печален.
Как же сегодня, теперь
Переживешь ты это время?[42]
42. Танка содержит омонимы: хатэ – «конец» (осени) и название церемонии отпевания усопшего. Встречается в Сёкугосэнсю, 18.
あらばこそ(*秋の)
初めも終ても
思ほえめ
今日にも逢はで
消えにしものを
あらばこそ
はじめもはても
おもほえめ
けふにもあはで
きえにしものを
Если бы он был жив,
Начало и конец [осени]
Различила бы я.
Но, не дождавшись нынешнего дня,
Угас он! —

袂とも
しのばざらまし
秋風に
靡く尾花の
驚かさずば
たもととも
しのばざらまし
あきかぜに
なびくをばなの
おどろかさずば
О рукаве
Ты, верно, не вспомнил бы,
Если б под осенним ветром
Склоняющемуся мисканту обана
Не удивился.

秋風に
靡く尾花は
昔見し
袂に似てぞ
戀しかりける
あきかぜに
なびくをばなは
むかしみし
たもとににてぞ
こひしかりける
Под осенним ветром
Склоняющийся мискант обана[66],
Как издавна говорят,
С рукавом возлюбленной схож.
[Смотрю на него] – и полон любви к тебе.
66. Обана 尾花 – китайский мискант.
朝霧の
なかに君ます
ものならば
晴るるまにまに
うれしからまし
あさぎりの
なかにきみます
ものならば
はるるまにまに
うれしからまし
В утреннем тумане
Если бы ты
Пребывал,
То, только бы начал он рассеиваться,
Вот мы бы возрадовались —

ことならば
晴れずもあらなむ
秋霧の
まぎれに見えぬ
君と思はむ
ことならば
はれずもあらなむ
あきぎりの
まぎれにみえぬ
きみとおもはむ
Ах, если б было так,
Пусть бы осенний туман не редел.
В его дымке
Ты смутно виден,
Думал бы я[89].
89. Обе танка помещены в Кокинрокутё, I (раздел «Туман»).
時雨のみ
降る山里の
木の下は
をる人からや
もりすぎぬらむ
しぐれのみ
ふるやまざとの
きのしたは
をるひとからや
もりすぎぬらむ
Даже под дерево
В горной деревушке, где льет
Беспрестанно осенний дождь,
И туда капли дождя просочились,
Верно, какой-то человек ветви сломал[97] —
97. Танка содержит омонимы: ору – «рвать», «ломать» и «пребывать», морасу — «течь» и «пропускать». Автор хочет сказать, что он столь ничтожен, что император не дарит его своей милостью (милость государя сравнивается с дождем) и не дает ему повышения по службе.
立ち寄らむ
木のもともなき
つたの身は
ときはながらに
秋ぞかなしき
たちよらむ
きのもともなき
つたのみは
ときはながらに
あきぞかなしき
Подобно плющу,
Не имеющему дерева,
Чтоб опереться,
Все время зеленый.
И осенью это особенно грустно[99].
99. Танка содержит омонимы: цута – «плющ» и часть слова цутанаси – «плохой», «дурной». Токиха «вечнозеленый», «зелень» – цвет одежд чиновников шестого и седьмого рангов. Мицунэ был в седьмом ранге и жаждал получить пятый, предоставлявший право носить одежду цвета киновари.
おなじ枝を
わきてしもおく
秋なれば
光もつらく
おもほゆるかな
おなじえだを
わきてしもおく
あきなれば
ひかりもつらく
おもほゆるかな
На одинаковые ветки
По-разному сыплет иней
Осень.
Оттого даже солнечный свет
Приносит мне горечь[141].
141. Стихотворение основано на омонимах: э – «ветка» и «родство», симо – подчеркивающая частица и «иней». Сайин упрекает отца в том, что он неодинаково относится к ней и к ее сестрам и братьям.
巨勢山乃
列々椿
都良々々尓
見乍思奈
許湍乃春野乎
こせやまの
つらつらつばき
つらつらに
みつつしのはな
こせのはるのを
На горах здесь, в Косэ,
Много, много камелий везде!
Долго, долго
Смотрю я на них, и все думаю я:
“А какие весною поля здесь, в Косэ?”

忘らるる
ときはの山の
音をぞなく
秋野の虫の
声にみだれて
わすらるる
ときはのやまの
ねをぞなく
あきののむしの
こゑにみだれて
Позабыла [осень]
О горах с вечно зеленеющими деревьями, и те
Громко стонут,
Сливаясь голосами
С плачем осенних цикад[288].
288. Танка содержит омонимы: токи ва – «время» и «вечнозеленый», аки – «осень» и «пресыщение». Поэтесса хочет сказать, что сама подобна горам с вечнозелеными деревьями, о которых осень забыла; пресытившись ею, забыли и ее.
秋の夜を
待てと頼めし
言の葉に
今もかかれる
露のはかなさ
あきのよを
まてとたのめし
ことのはに
いまもかかれる
つゆのはかなさ
До ночи осенней
Подожди, [тогда встретимся] —
Эти внушавшие надежду слова,
Подобно ныне падающей
Росе, преходящи[312] —
312. Танка помещена в Сёкугосэнвакасю, 13, приписывается правому министру Кудзё.
秋風の
心やつらき
花すすき
吹きくるかたを
まづそむくらむ
あきかぜの
こころやつらき
はなすすき
ふきくるかたを
まづそむくらむ
Осеннего ветра
Сердце жестоко, видно,
Трава сусуки
Туда, куда ветер дует,
Не спешит склониться[349].
349. Дама хочет сказать, что и она не уверена в привязанности своего возлюбленного, потому и не спешит повиноваться его пожеланиям. Танка помещена также в Хигакиосю.
かりにのみ
来る君待つと
ふりいでつつ
鳴くしが山は
秋ぞ悲しき
かりにのみ
くるきみまつと
ふりいでつつ
なくしがやまは
あきぞかなしき
Лишь на охоту
Приезжаешь сюда, и в ожидании этого
Во весь голос
Плачет олень. Ах, горы
Осенью особенно печальны![357] —
357. Танка содержит омонимы: кари – «охота» и «временно», сика – «олень» и топоним Сига. Таким образом, складывается второй смысл стиха:
«Лишь на время
Приезжающего тебя ожидая,
Навзрыд
Плачу на горах Сига,
Что осенью особенно печально».

Включено в Синтёкусэнсю [301]
いつはとは
わかねどたえて
秋の夜ぞ
身のわびしさは
知りまさりける
いつはとは
わかねどたえて
あきのよぞ
みのわびしさは
しりまさりける
Всегда
Неизменно [грущу],
Но в осенние ночи
Моя печаль
Всего сильнее[378] —
378. Четвертая строка стихотворения включает топоним Минова. Танка сходного содержания помещена в Сюисю и в Кокинсю, 4 [189], с пометой: «Автор неизвестен», а также в Мунэюкисю.
秋萩を
色どる風の
吹きぬれば
人の心も
うたがはれけり
あきはぎを
いろどるかぜの
ふきぬれば
ひとのこころも
うたがはれけり
Осенние кусты хаги
В алый цвет красящий ветер
Подул,
И сердце
Охвачено сомнениями[433] —
433. Танка содержит омонимы: аки — «осень» и «пресыщаться». Стихотворение помещено в Нарихирасю, а также в Госэнсю, 5, с пометой: «Автор неизвестен».
秋の野を
色どる風は
吹きぬとも
心はかれじ
草葉ならねば
あきののを
いろどるかぜは
ふきぬとも
こころはかれじ
くさばならねば
Осенние поля
В алый цвет красящий ветер
Пусть и подул,
Но сердце не увядает,
Оно ведь не трава[434] —
434. Танка содержит омонимы: аки – «осень» и «пресыщаться», карэдзи – «не увядать» и «не расставаться». В некоторых сборниках авторство приписывается Нарихира, в других – считается ответной танка дамы.
いささめに
吹く風にやは
なびくべき
野分すぐしし
君にやはあらぬ
いささめに
ふくかぜにやは
なびくべき
のわきすぐしし
きみにやはあらぬ
Краткое время
Дующий ветер
Клонить вас,
Выдержавшего осенние бури,
Не должен.

とふことの
あきしも稀に
聞ゆるは
かりにや我を
人の頼めし
とふことの
あきしもまれに
きこゆるは
かりにやわれを
ひとのたのめし


秋田之
穂上尓霧相
朝霞
何時邊乃方二
我戀将息
あきのたの
ほのへにきらふ
あさかすみ
いつへのかたに
あがこひやまむ
Тот утренний туман, что дымкой заволок
Колосья риса на осеннем поле,
Исчезнет, уплывая вдаль…
А вот любовь моя?
Куда она исчезнет?
* По поводу авторства Иванохимэ, так же как и по поводу авторства п. 84, имеются сомнения (МС). В песнях 86–88 заметно влияние народных песен.
秋山之
樹下隠
逝水乃
吾許曽益目
御念従者
あきやまの
このしたがくり
ゆくみづの
われこそまさめ
みおもひよりは
Средь гор осенних
Скрытая листвою
Течёт вода незримо в глубине…
Так знай, что я ещё сильней тоскую,
Чем ты тоскуешь обо мне!
* В песне Кагами намекает на то, что своё чувство она скрывает от всех и оно незримо, как вода, текущая под сенью деревьев и скрытая листвою.
二人行杼
去過難寸
秋山乎
如何君之
獨越武
ふたりゆけど
ゆきすぎかたき
あきやまを
いかにかきみが
ひとりこゆらむ
Вдвоем — и то
Нелегок этот путь!..
Осенние в багряных кленах горы
Как, милый мой,
Один ты будешь проходить?
* Принц Оцу погиб после того, как по доносу принца Кавасима был раскрыт его заговор. Так как в этих песнях говорится об осени, т. е. о том времени, когда это произошло, можно предположить, что сестра кое-что уже знала, провожая его.
秋田之
穂向乃所縁
異所縁
君尓因奈名
事痛有登母
あきのたの
ほむきのよれる
かたよりに
きみによりなな
こちたくありとも
Как на полях осенних колос риса
Склоняется всегда
К одной лишь стороне,
Так я хочу к тебе, мой друг, склониться,
Пусть даже не дает молва покоя мне!

秋山尓
落黄葉
須臾者
勿散乱曽
妹之<當>将見
(一云
知里勿乱曽)
あきやまに
おつるもみちば
しましくは
なちりまがひそ
いもがあたりみむ
(ちりなまがひそ)
Несущиеся вихрем листья клёна среди осенних гор,
Хотя б на миг единый
Не опадайте, заслоняя всё от глаз,
Чтоб мог увидеть я
Ещё раз дом любимый!

秋山
下部留妹
奈用竹乃
騰遠依子等者
何方尓
念居可
栲紲之
長命乎
露己曽婆
朝尓置而
夕者
消等言
霧己曽婆
夕立而
明者
失等言
梓弓
音聞吾母
髣髴見之
事悔敷乎
布栲乃
手枕纒而
劔刀
身二副寐價牟
若草
其嬬子者
不怜弥可
念而寐良武
悔弥可
念戀良武
時不在
過去子等我
朝露乃如也
夕霧乃如也
あきやまの
したへるいも
なよたけの
とをよるこらは
いかさまに
おもひをれか
たくなはの
ながきいのちを
つゆこそば
あしたにおきて
ゆふへは
きゆといへ
きりこそば
ゆふへにたちて
あしたは
うすといへ
あづさゆみ
おときくわれも
おほにみし
ことくやしきを
しきたへの
たまくらまきて
つるぎたち
みにそへねけむ
わかくさの
そのつまのこは
さぶしみか
おもひてぬらむ
くやしみか
おもひこふらむ
ときならず
すぎにしこらが
あさつゆのごと
ゆふぎりのごと
Словно средь осенних гор
Алый клен,
Сверкала так
Красотой она!
Как бамбуковый побег,
Так стройна она была.
Кто бы и подумать мог,
Что случится это с ней?
Долгой будет жизнь ее,
Прочной будет, что канат,—
Всем казалось нам.
Говорят,
Что лишь роса
Утром рано упадет,
А под вечер — нет ее.
Говорят,
Что лишь туман
Встанет вечером в полях,
А под утро — нет его…
И когда услышал я
Роковую весть,
Словно ясеневый лук,
Прогудев, спустил стрелу.
Даже я, что мало знал,
Я, что мельком лишь видал
Красоту ее,—
Как скорбеть я стал о ней!
Ну, а как же он теперь —
Муж влюбленный, Молодой,
Как весенняя трава,
Что в ее объятьях спал,
Что всегда был рядом с ней,
Как при воине всегда
Бранный меч?
Как печали полон он,
Как ночами он скорбит
Одиноко в тишине,
Думая о ней!
Неутешен, верно, он,
Вечно в думах об одной,
Что безвременно ушла,
Что растаяла росой
Поутру,
Что исчезла, как туман,
В сумеречный час…

高圓之
野邊乃秋芽子
勿散祢
君之形見尓
見管思奴播武
たかまとの
のへのあきはぎ
なちりそね
きみがかたみに
みつつしぬはむ
Осенний хаги, что расцвел в полях
У горных склонов Такамато,
Не опадай!
Любуясь на цветы,
Я буду вспоминать о друге дальнем!
* Варианты песен 231, 232.
高圓之
野邊乃秋芽子

開香将散
見人無尓
たかまとの
のへのあきはぎ
いたづらに
さきかちるらむ
みるひとなしに
Осенний хаги, что растешь в полях
У Такамато — гор, сверкая красотою,
Напрасно будешь ты
Цвести и опадать —
Ведь некому тобою любоваться!
* “Любоваться некому тобою”— речь идет о принце, который любил любоваться хаги.
秋風乃
寒朝開乎
佐農能岡
将超公尓
衣借益矣
あきかぜの
さむきあさけを
さぬのをか
こゆらむきみに
きぬかさましを
На рассвете холодном
От осеннего ветра,
Когда ты переходишь
Взгорья дальние Сану,
О, согреть бы тебя мне своею одеждой!
* К. Маб. считает эту песню сочинением жены Акахито. Мотоори Норинага приписывает ее женщине из гостиницы, где останавливались путешественники. Однако большинство комментаторов считает, что это сочинение Акахито. ТЮ указывает, что песня может быть и обращением к другу.
* Однако во многих песнях М. этот мотив характерен именно для песен женщин, когда они просят “ветер не дуть”, “дождь не идти” и т. п., так как милый переходит сейчас через горы или вообще находится в пути. Кроме того, это не единственная песня Акахито, написанная от лица женщины (см. п. 1425). Здесь, нам кажется, это запись народной песни в обработке Акахито.
従今者
秋風寒
将吹焉
如何獨
長夜乎将宿
いまよりは
あきかぜさむく
ふきなむを
いかにかひとり
ながきよをねむ
Отныне —
Осенний ветер будет дуть
Такой холодный…
Как смогу я
Ночами долгими один уснуть?

虚蝉之
代者無常跡
知物乎
秋風寒
思努妣都流可聞
うつせみの
よはつねなしと
しるものを
あきかぜさむみ
しのひつるかも
Хоть знаю я, что этот мир невечен,
Где смертные живут,
И все же оттого,
Что дышит холодом теперь осенний ветер,
С такой тоской я вспоминал ее!

君待登
吾戀居者
我屋戸之
簾動之
秋風吹
きみまつと
あがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきのかぜふく
Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора —
Дует ветер…
* По народным японским приметам, если в то время, когда думаешь о любимом, подует ветер, значит любимый вспоминает о тебе, любит и придет. Нукада думала, что занавес тронул возлюбленный, и поэтому разочарована, что это всего лишь ветер.
秋田之
穂田乃苅婆加
香縁相者
彼所毛加人之
吾乎事将成
あきのたの
ほたのかりばか
かよりあはば
そこもかひとの
わをことなさむ
На полях осеннею порой
Льнет один к другому колос, когда жнут,—
Так же крепко обнимались мы с тобой.
Ах, не оттого ли средь людей
Обо мне и ходит слух такой?

懐風藻 > 吳學生釋智藏 (Moнах Тидзо)
欲知得性所
來尋仁智情
氣爽山川麗
風高物候芳
燕巢辭夏色
雁渚聽秋聲
因茲竹林友
榮辱莫相驚

Возжелал узнать, что природе моей отвечает,
Отправился туда, где гуманность и мудрость.
Воздух так свеж, а горы и воды прекрасны!
Ветер в высях разносит благоухание!
Ласточкины гнёзда покинуты летними красками.
С гусиной отмели доносятся звуки осенние.
Подобно друзьям из бамбуковой рощи,
Не удивлюсь ни позору, ни славе мирской.
9
朝尓日尓
色付山乃
白雲之
可思過
君尓不有國
あさにけに
いろづくやまの
しらくもの
おもひすぐべき
きみにあらなくに
Не такой ты человек, мой милый,
Чтоб любовь к тебе исчезла навсегда,
Как белые проходят облака
Над дальнею горой, где с каждым днем и утром
Пурпурнее становится листва…
* Песня сложена, возможно, по чьей-то просьбе от лица женщины как обращение к возлюбленному.
金野乃
美草苅葺
屋杼礼里之
兎道乃宮子能
借五百礒所念
あきののの
みくさかりふき
やどれりし
うぢのみやこの
かりいほしおもほゆ
Все думаю о временном приюте
В столице Удзи,
О ночах былых
Под кровлей, крытою травой чудесной,
Что срезана была на золотых полях…
* Временный приют (карио) — любая временная постройка для ночлега, обычно шалаши из камыша или тростника, а также сторожки на рисовых полях для охраны урожая от птиц, животных и т. п.
* Столица Удзи — здесь место, где находился дворец императора, а не место его постоянного пребывания и административный центр. В старину, во время путешествия императора, любые временные помещения, где он останавливался в дороге, назывались “временными дворцами” (кари-мия) или “дорожными дворцами” (юки-мия), а места, где находились эти дворцы, — столицами только потому, что там останавливался император.
* Обстоятельства и время создания песни неизвестны.
綜麻形乃
林始乃
狭野榛能
衣尓著成
目尓都久和我勢
へそかたの
はやしのさきの
さのはりの
きぬにつくなす
めにつくわがせ
Как осенние хаги, растущие в поле,
У самой опушки лесов в Хэсогата,
Оставляют узоры на шелковой ткани,
Так все время стоит пред моими глазами
Неотступно мой милый!
* Заголовок песни в тексте соединен с заголовком песни 17 (Нукада-но окими Оми-но куни-ни кудариси токи цукурэру ута, Иноэ-но окими сунавати котауру ута). Для удобства читателя в переводе мы перенесли его к песне 19, к которой он непосредственно относится. Он вызывает сомнение у комментаторов, ибо “котауру ута” — “ответная песня”, “песня, сложенная в ответ”— на первый взгляд не имеет отношения к предыдущим песням и написана от лица женщины, к тому же неизвестной.
* Хаги (Lespedeza bicolor) — один из семи осенних цветов, постоянный образ осени. Цветет мелкими цветами красноватого и лилового цвета. В песне упоминается старинный способ окрашивания материи. Цветы хаги употреблялись для этой цели особенно часто.

秋山之
黄葉乎茂
迷流
妹乎将求
山道不知母
(一云
路不知而)
あきやまの
もみちをしげみ
まどひぬる
いもをもとめむ
やまぢしらずも
(みちしらずして)
Средь гор осенних — клен такой прекрасный,
Густа листва ветвей — дороги не найти!..
Где ты блуждаешь там?
Ищу тебя напрасно:
Мне неизвестны горные пути…

懐風藻 > 文武天皇 (Государь Момму)
月舟移霧渚
楓楫泛霞濱
臺上澄流耀
酒中沈去輪
水下斜陰碎
樹落秋光新
獨以星間鏡
還浮雲漢津

Лунная лодка плывёт к туманному берегу.
Кленовые вёсла видны сквозь прибрежный туман.
А стол на пиру залит весь струящимся блеском.
В вине утопает, скрывается диск уходящий.
Достигнув воды, косая тень разбивается.
Сквозь деревья осенний блеск обновляется.
И лишь одна средь всех звёзд, подобная зеркалу,
Обратно плывёт с облаками в бухту небесной реки.
15
欲知閒居趣
來尋山水幽
浮沈煙雲外
攀翫野花秋
稻葉負霜落
蟬聲逐吹流
祇為仁智賞
何論朝市遊

Захотелось познать, в чём прелесть жилища затворника,
И пришёл разузнать глубину гор и вод.
Там, где плывут облака, утопая в тумане,
Я, играясь, нарвал осенних цветов полевых.
Риса колос сгибается под тяжестью инея.
Голоса насекомых уносятся ветром, течением.
Лишь гуманность и мудрость почитаю наградой
Разве так отдохнёшь средь людей городских?
39
懐風藻 > 正五位下肥後守道公首名 (Мити-но Обитона)
望苑商氣艷
鳳池秋水清
晚燕吟風還
新雁拂露驚
昔聞濠梁論
今辨遊魚情
芳筵此僚友
追節結雅聲

Любуюсь садом, прекрасен здесь воздух осенний.
А Фениксов пруд чист осенней водой!
Вечерние ласточки ветру поют о возвращенье.
А гуси дивятся вновь обильной росе.
Про древнюю слышал беседу на мосте через Хао,
И понял те чувства при виде игры чешуи.
На пиру ароматном друзья все по службе!
Вот-вот уловлю я мелодии голос изящный!
49
懐風藻 > 從五位下出雲介吉智首 (Кити-но Обито)
冉冉逝不留
時節忽驚秋
菊風披夕霧
桂月照蘭洲
仙車渡鵲橋
神駕越清流
天庭陳相喜
華閣釋離愁
河橫天欲曙
更歎後期悠

Медленно-медленно движется, остановок не зная,
Время, как вдруг уж настала и осень.
Хризантемовый ветер рассеивает вечерний туман
Луны багрянник озаряет берега орхидей.
Экипаж небожителя переплывает сорочий мост.
Божественный паланкин преодолевает чистый поток.
В Небесном саду речи о счастье взаимном!
В Цветущем павильоне речи о расставанья печали!
Уж рассветным сиянием залито Небо.
Они снова вздыхают о встрече нескорой.
56
懐風藻 > 從五位下備前守田中朝臣淨足 (Танака-но Киётари)
冉冉秋云暮
飄飄葉已涼
西園開曲席
東閣引珪璋
水底遊鱗戲
巖前菊氣芳
君侯愛客日
霞色泛鸞觴

Медленно-медленно осень к закату клонится.
Легко-легко листья кружатся, холодом веет.
В Западном саду пир у реки петляющей.
Восточный павильон притягивает скипетры драгоценные!
На дне реки чешуя резвится-играет.
Рядом с пещерой хризантемы благоухают.
Мой государь любит те дни, когда гости приходят.
Цвет туманной зари плавает в чаше луаня.
66
山牅臨幽谷
松林對晚流
宴庭招遠使
離席開文遊
蟬息涼風暮
雁飛明月秋
傾斯浮菊酒
願慰轉蓬憂

Из горного уединения направился в тёмную долину.
Сосновая роща отвечает вечернему течению.
На пир в саду приглашены далёкие посланники
Покидаю место своё, начинаю поэтическое странствие.
Цикады умолкают в холодном ветре заката
Гуси улетают в ярком свете осенней луны.
Наклонюсь к плывущему вину хризантемовому,
Чтобы унять печаль бесконечного странствия.
71
懐風藻 > 正六位上但馬守百濟公和麻呂 (Кудара-но Яматомаро)
勝地山園宅
秋天風月時
置酒開桂賞
倒屣逐蘭期
人是雞林客
曲即鳳樓詞
青海千里外
白雲一相思

В прекрасных местах в горной хижине сад.
Осеннее небо, ветра и луны время!
Поставим вино, наслаждаться багрянником станем!
Впопыхах перепутав сандалии, устремимся мы к орхидеям.
Люди здесь будто гости рощи Цзилинь.
На мелодию эту ложатся слова фениксовых покоев.
Синее море простирается на тысячу ли.
Но белые облака друг о друге напомнят.
77
懐風藻 > 正五位下圖書頭吉田連宜 (Ёсида-но Ёроси)
西使言歸日
南登餞送秋
人隨蜀星遠
驂帶斷雲浮
一去殊鄉國
萬里絕風牛
未盡新知趣
還作飛乖愁

Западные посланники говорят: «Пришёл день возвращенья».
В Южном зале пируем, провожаем и осень.
Люди вдаль отправляются к звёздам на запад.
Запряжённая тройка среди облаков исчезает.
В один миг разбрелись мы по странам родным.
Десять тысяч ли разделяют, как корову и лошадь.
Всё ещё интерес мы питаем к новым знакомым,
Уж вернуться пора, и полёт тот так грустен!

79
懐風藻 > 贈正一位左大臣藤原朝臣總前 (Фудзивара-но Фусасаки)
帝里初涼至
神衿翫早秋
瓊筵振雅藻
金閣啟良遊
鳳駕飛雲路
龍車越漢流
欲知神仙會
青鳥入瓊樓

Государева города достигла первая прохлада.
Божественные помыслы наслаждаются ранней осенью.
В драгоценном саду колыхаются изящные водоросли.
В золотом павильоне начинается веселье доброе!
Фениксовый паланкин летит по облачной дороге.
Драконова упряжка преодолевает небесный поток.
Коль желаешь узнать о встрече небожителей,
То посланником будет синяя птица, в палаты влетевшая.
85

* Другой вариант перевода есть в книге Мещеряков А.Н. "Политическая культура древней Японии", с комментариями.
懐風藻 > 正三位式部卿藤原朝臣宇合 (Фудзивара-но Умакаи)
自我弱冠從王事
風塵歲月不曾休
袴帷獨坐邊亭夕
懸榻長悲搖落秋
琴瑟之交遠相阻
芝蘭之契接無由
無由何見李將鄭
有別何逢逵與猷
馳心悵望白雲天
寄語徘徊明月前
日下皇都君抱玉
雲端邊國我調絃
清絃入化經三歲
美玉韜光度幾年
知己難逢匪今耳
忘言罕遇從來然
為期不怕風霜觸
猶似巖心松柏堅

Я, слабый, только в должность вступил, посвятил себя делам управленья.
Ветер пыль поднимает, и годы проходят, но отдыха нет.
Приподнял занавеску, одиноко сижу я в беседке ночной.
Кушетку разложил, и длится моя грусть в осеннем листопаде.
Звуки циня и сэ все смешались, а мы далеки друг от друга.
Даже клятва ириса и орхидеи их сблизить не может.
Ну а если не может, отчего же я вижу сливу, что зацвела за стеной?
Если есть расставанья, то должны же быть встречи на нашем пути?
Я, отчаявшись, примусь думать о прошлом, а на небе белы облака.
И посланье моё пусть бесцельно блуждает, а луна так ясна!
Под солнцем в государевой столице ты держишь в руках драгоценность!
А в провинции среди облаков я настраиваю струны!
Звонкость струны свою за три года поутратить успели.
А прекрасная яшма скрывает таланты уже сколько лет?
Я без близкого друга тоскую не только сегодня.
Жду давно я уже с другом радостной встречи!
Да настанет то время, когда, не испугавшись морозного ветра, приедешь!
И тверды мои чувства, как скалы, и как сосны и кедры прочны!
89
懐風藻 > 正三位式部卿藤原朝臣宇合 (Фудзивара-но Умакаи)
帝里煙雲乘季月
王家山水送秋光
霑蘭白露未催臭
泛菊丹霞自有芳
石壁蘿衣猶自短
山扉松蓋埋然長
遨遊已得攀龍鳳
大隱何用覔仙場

Изумрудные облака протянулись над государевой столицей, вот и осень подходит к концу.
В доме принца горы и воды провожают сияние осени.
Орхидеи белой росою влажны, но уже аромат истощился.
Хризантемы плывут в розовых облаках, расточая свои ароматы.
Скалы одели одежды вьюнковые, но те всё ещё коротки.
Горные пещеры густыми соснами скрыты, как сосны те высоки!
В путь отправившись, прибыл уже, я взобрался к дракону и фениксу.
Зачем же великим отшельникам искать обитель святых?
90
懐風藻 > 從五位下鑄錢長官高向朝臣諸足 (Такамуко-но Моротари)
在昔釣魚士
方今留鳳公
彈琴與仙戲
投江將神通
柘歌泛寒渚
霞景飄秋風
誰謂姑射嶺
駐蹕望仙宮

В древности здесь благородный муж рыбу удил.
Сейчас здесь остановился феникс и вельможи.
Ударяют по струнам циня, играют с сянями бессмертными!
К заливу выйдут – там божества живут.
Песня Сяэн плывёт вдоль холодного берега.
Туманную дымку ветер сдувает осенний.
Кто назвал это место горой Мяогусе?
Кортеж приближается ко дворцу небожителя!
102
懐風藻 > 從三位中納言兼中務卿石上朝臣乙麻呂 (Исоноками-но Отомаро)
余含南裔怨
君詠北征詩
詩興哀秋節
傷哉槐樹衰
彈琴顧落景
步月誰逢稀
相望天垂別
分後莫長違

Я изведал несчастья южных границ.
Господину стихи хвалебные подношу, возвращаясь на север.
Хоть стихи и полны печали осенней,
Ранит то, что софора совсем увядает.
Ударю по струнам, любуясь закатным пейзажем.
Луны проходят, ну когда уже встреча желанная?
Неба горизонт нас разделяет.
Пусть расставанье нас не сильно изменит!
112
秋八月廿日宴右大臣橘家歌四首

Четыре песни, исполненные на поэтическом турнире в доме правого министра Татибана Мороэ осенью в восьмом месяце, двадцатого дня

離家
旅西在者
秋風
寒暮丹
鴈喧<度>
いへざかり
たびにしあれば
あきかぜの
さむきゆふへに
かりなきわたる
Ведь в пути теперь один скитаюсь,
Вдалеке остался дом родной,
И в вечерний час, когда осенний ветер
Веет холодом, в далеком небе
Гуси с криком пролетают надо мной!
* Гуси считаются вестниками из дома и домой, посланцами от возлюбленной и т. п. (СН) (см. п. 1614).
あかゝらば
見るべき物を
雁金の
何所ばかりに
鳴きて行く覽
あかからば
みるべきものを
かりがねの
いづこばかりに
なきてゆくらん


秋風者
継而莫吹
海底
奥在玉乎
手纒左右二
あきかぜは
つぎてなふきそ
わたのそこ
おきなるたまを
てにまくまでに
Осенний ветер, я тебя прошу,
Не дуй все время здесь
До той минуты,
Пока свои я не украшу руки
Жемчужиною, что на дне лежит.
* Ветер — символ помех: вздымая волны, он не позволяет нырнуть на дно за жемчугом. См. п. 1317.
うつり行く
心の色の
秋ぞとも
いさ志らすげの
まのゝ萩原
うつりゆく
こころのいろの
あきぞとも
いさしらすげの
まのゝはぎはら


秋去者
今毛見如
妻戀尓
鹿将鳴山曽
高野原之宇倍
あきさらば
いまもみるごと
つまごひに
かなかむやまぞ
たかのはらのうへ
Вот и теперь мы видим каждый раз,
Лишь только осень наступает,
Тоскуя по жене,
В горах олень рыдает
Вблизи равнины Таканохара

ゆくほたる
雲のうへまで
いぬべくは
秋風ふくと
かりにつげこせ
ゆくほたる
くものうへまで
いぬべくは
あきかぜふくと
かりにつげこせ
Светляк летающий!
Ты доберешься
до неба самого,- скажи
ты гусям диким там, что здесь
осенний ветер веет

秋山
黄葉𪫧怜
浦觸而
入西妹者
待不来
あきやまの
もみちあはれと
うらぶれて
いりにしいもは
まてどきまさず
Все жду любимую, что удалилась в горы,
С печалью думая о том, как хороша
Среди осенних гор
Листва пурпурных кленов,
Но сколько я ни жду, не явится она.
* Ни автор, ни кому посвящена песня неизвестны.
鴨鳥之
遊此池尓
木葉落而
浮心
吾不念國
かもどりの
あそぶこのいけに
このはおちて
うきたるこころ
わがおもはなくに
В том пруду,
Где утки серые резвились,
Облетев с деревьев, закачались листья…
Я же никогда не буду колебаться,
И навеки верным будет это сердце…

去年見而之
秋乃月夜者
雖照
相見之妹者
弥年放
こぞみてし
あきのつくよは
てらせれど
あひみしいもは
いやとしさかる
Луна осенняя, что нас видала вместе,
Мир озаряет вновь, взойдя на небосвод…
А милая моя,
Что любовалась ею,
Все дальше от меня за годом год!..
* Милая, с которой любовался вместе (луной, цветами и т. п.) — обычное обозначение для возлюбленной, жены; широко распространено в песнях М. В песне отражен древний обычай любования осенней луной (обычно 15 августа).
宮城野の萩茂りあひて、秋の景色思ひやらるゝ。
宮城野みやぎのはぎしげりあひて、あき景色けしきおもひやらるゝ。
В Миягино буйно разрослись хаги, невольно напоминая о том, как прекрасно здесь должно быть осенью.

秋の野を
わくらむ鹿も
わがごとや
しげきさはりに
音をばなくらむ
あきののを
わくらむしかも
わがごとや
しげきさはりに
ねをばなくらむ
Через осенние поля
Пробирающиеся цикады – и они
Не так ли, как я,
Перед преградой из трав
Лишь в голос плачут?[144]
144. По другим спискам, вместо муси – «цикада».– сика – «олень».
秋の山辺や
そこに見ゆらむ
あきのやまべや
そこにみゆらむ
Осенние горы
На дне отражаются[347] —
347. Танка содержит омонимы: соко – «здесь» и «дно». Помещена в Хигакиосю.
霍公鳥
音聞小野乃
秋風<尓>
芽開礼也
聲之乏寸
ほととぎす
こゑきくをのの
あきかぜに
はぎさきぬれや
こゑのともしき
С осенним ветром в поле этом,
Куда пришел кукушку слушать я,
Вдруг хаги расцвели…
Ах, из-за их расцвета
Кукушки голос еле слышал я…
* Песня помещена в летнем цикле, так как образ кукушки и время ее кукования связаны с летом, хотя в песне говорится скорее о ранней осени, чем о позднем лете (как допускают некоторые комментарии—ИЦ), о чем свидетельствуют, кроме образа осеннего ветра, осенние хаги.
奥の細道 > 金沢の章段 (Канадзава)
塚も動け
我泣声は
秋の風
つかもうごけ
わがなくこえは
あきのかぜ
Дрогнет даже могила
Мой рыдающий голос над ней
Ветром осенним...

奥の細道 > 金沢の章段 (Канадзава)
あかあかと
日は難面も
あきの風
あかあかと
ひはつれなくも
あきのかぜ
Огненно-красное
Солнце — будто еще не подул
Осенний ветер...

奥の細道 > 金沢の章段 (Канадзава)
秋涼し
手毎にむけや
瓜茄子
あきすずし
てごとにむけや
うりなすび
Осенняя свежесть.
Пусть каждый себе очистит
Тыкву иль баклажан.

奥の細道 > 金沢の章段 (Канадзава)
しほらしき
名や小松吹
萩すゝき
しほらしき
なやこまつふく
はぎすすき
Милое имя!
По Сосенкам ветер гуляет, волнуя
Кусты хаги, метелки мисканта.

石山の
石より白し
秋の風
いしやまの
いしよりしろし
あきのかぜ
Камней Исияма
Белее этот студеный
Осенний ветер.
Исияма — буквально: Каменная гора. Существуют споры по поводу того, какую именно гору имеет в виду Басе — ту гору Исияма, которая находится в Оми, или ту, которая находится в Ната. В некоторых описаниях говорится о том, что пейзаж горы Исияма в Ната напоминает пейзаж одноименной горы в Оми, только он еще более печален и камни еще более выбелены солнцем. Белый цвет — цвет зимы, холода, чистоты.
奥の細道 > 山中温泉の章段 (Горячие источники Яманака)
行行て
たふれ伏とも
萩の原
ゆきゆきて
たおれふすとも
はぎのはら
Пускай где-то в пути
Упаду и больше не встану
Эти хаги со мной...

奥の細道 > 全昌寺の章段 (Храм Дзэнсёдзи)
庭掃て
出ばや寺に
散柳
にわはいて
いでばやてらに
ちるやなぎ
Двор подметя
Шагнул за ворота, но ива у храма
Уронила листву.
«Двор подметя...» — паломники, ночующие в дзэнских монастырях, перед тем, как утром отправиться в путь, должны были подмести двор перед храмом.
奥の細道 > 全昌寺の章段 (Храм Дзэнсёдзи)
終宵
秋風聞や
うらの山
よもすがら
あきかぜきくや
うらのやま
Ночь напролёт
Слушаю: ветер осенний шумит
За домом в горах.

暮去者
小倉乃山尓
鳴鹿者
今夜波不鳴
寐<宿>家良思母
ゆふされば
をぐらのやまに
なくしかは
こよひはなかず
いねにけらしも
Всегда оленя раздавались стоны
В ущельях Огура,
Лишь вечер наставал.
Но ныне ночью больше он не плачет,
Как видно, наконец, он задремал…
* Эта песня почти полностью совпадает с п. 1664. Ее приписывают императору Дзёмэй, а в кн. IX она фигурирует как произведение императора Юряку. В заголовке песни дано описательное имя императора Дзёмэй (“верховный владыка в Окамото”). Некоторые комментаторы считают, что пропущен иероглиф ноти “потом”, “в последующее время” и речь идет об императрице Саймэй, которая царствовала после него в этом дворце. В кн. IX после песни Юряку есть примечание, что некоторые считают песню произведением Дзёмэй. Однако нам кажется, что эти песни следует рассматривать как варианты одной и той же народной песни, которая была записана в разное время.
經毛無
緯毛不定
未通女等之
織黄葉尓
霜莫零
たてもなく
ぬきもさだめず
をとめらが
おるもみちばに
しもなふりそね
О белый иней, ты не падай
На клена алую парчу,
Что девы юные небес соткали
И даже нить не продевали
Ни вдоль, ни поперек!

今朝之旦開
鴈之鳴聞都
春日山
黄葉家良思
吾情痛之
けさのあさけ
かりがねききつ
かすがやま
もみちにけらし
あがこころいたし
Когда сегодня занялась заря,
Я слышал, как гусей кричала стая,
Наверно, нынче Касуга- гора
Уже листвой покрылась алой…
И больно стало сердцу моему…

秋芽者
可咲有良之
吾屋戸之
淺茅之花乃
散去見者
あきはぎは
さくべくあらし
わがやどの
あさぢがはなの
ちりゆくみれば
Когда посмотрю,
Что на землю опали
У дома с асадзи-цветов лепестки,
Похоже, что скоро лиловые хаги
Должны зацвести на осенних полях…

事繁
里尓不住者
今朝鳴之
鴈尓副而
去益物乎
(一云
國尓不有者)
ことしげき
さとにすまずは
けさなきし
かりにたぐひて
ゆかましものを
(くににあらずは)
Сильна молва,
Не жить бы здесь в селе!
О, если бы с гусями вместе,
Что здесь кричали на заре,
Исчезнуть мне в дали небесной!

秋山尓
黄反木葉乃
移去者
更哉秋乎
欲見世武
あきやまに
もみつこのはの
うつりなば
さらにやあきを
みまくほりせむ
Когда бы эта алая листва
В горах осенних
Стала осыпаться,
Я захотел бы, чтобы осень вновь
Пришла сюда, чтоб ею любоваться!

味酒
三輪乃祝之
山照
秋乃黄葉<乃>
散莫惜毛
うまさけ
みわのはふりの
やまてらす
あきのもみちの
ちらまくをしも
Как жаль, что на землю опала
Осенних кленов алая листва,
Что красотою горы озаряла,
Те горы Мива, где жрецы подносят
Богам великим сладкое вино!

天漢
相向立而
吾戀之
君来益奈利
紐解設奈
(一云
向河)
あまのがは
あひむきたちて
あがこひし
きみきますなり
ひもときまけな
(かはにむかひて)
Любимый мой, с кем с давних пор
Разлучены Рекой Небесной,
Друг против друга мы стоим,
Ты приплываешь к берегам моим,
И я развязываю шнур, готовясь к встрече!

久方之
漢<瀬>尓
船泛而
今夜可君之
我許来益武
ひさかたの
あまのかはせに
ふねうけて
こよひかきみが
わがりきまさむ
В ладье, плывущей по реке туманной,
Раскинутой в извечных небесах,
Качаясь на волне,
Не нынче ль ночью
Любимый приплывет ко мне?

牽牛者
織女等
天地之
別時<由>
伊奈宇之呂
河向立
<思>空
不安久尓
嘆空
不安久尓
青浪尓
望者多要奴
白雲尓
渧者盡奴
如是耳也
伊伎都枳乎良牟
如是耳也
戀都追安良牟
佐丹塗之
小船毛賀茂
玉纒之
真可伊毛我母
(一云
小棹毛何毛)
朝奈藝尓
伊可伎渡
夕塩尓
(一云
夕倍尓毛)
伊許藝渡
久方之
天河原尓
天飛也
領巾可多思吉
真玉手乃
玉手指更
餘宿毛
寐而師可聞
(一云
伊毛左祢而師加)
秋尓安良受登母
(一云
秋不待登毛)
ひこほしは
たなばたつめと
あめつちの
わかれしときゆ
いなうしろ
かはにむきたち
おもふそら
やすけなくに
なげくそら
やすけなくに
あをなみに
のぞみはたえぬ
しらくもに
なみたはつきぬ
かくのみや
いきづきをらむ
かくのみや
こひつつあらむ
さにぬりの
をぶねもがも
たままきの
まかいもがも
をさをもがも
あさなぎに
いかきわたり
ゆふしほに
ゆふべにも
いこぎわたり
ひさかたの
あまのかはらに
あまとぶや
ひれかたしき
またまでの
たまでさしかへ
あまたよも
いねてしかも
いもさねてしか
あきにあらずとも
あきまたずとも
С той поры, как в мире есть
Небо и земля,
Две звезды разлучены
Горькою судьбой.
Эти звезды —
Волопас
И Ткачиха —
С давних пор,
Друг ко другу обратясь,
Все стоят на берегу,
Навсегда разделены
В небе Млечною Рекой,
Что циновкою лежит
Между разных берегов.
Небо горьких дум у них
Неспокойно и темно!
Небо горестей у них
Неспокойно и темно!
О, когда бы им ладью,
Крашенную в красный цвет!
О, когда бы им весло
В белых жемчугах!
Ах, в затишье поутру
Переплыли бы реку,
Вечером, в прилива час,
Переплыли бы они!
И на берегу реки,
На извечных небесах
Постелила б шарф она,
Что летает средь небес,
Руки-яшмы дорогой,
Руки яшмовые их
Вмиг в объятьях бы сплелись!
О, как много, много раз
Вместе спали бы они,
Даже если б не была
Осень на земле!
* Сходна с п. 3299.
* “О когда бы им ладью, крашенную в красный цвет! О когда бы им весло в белых жемчугах!” — судя по песням М. и по повторению этих образов, вероятно, они связаны с какой-нибудь народной легендой или сказкой, тем более что красный и белый цвет являются в народных обрядах цветом солнца и, по народным приметам, цветами, приносящими счастье (урожай), имеющими магическое значение. Красный цвет спасает также от болезней, от бед. И ладья, и весло, по-видимому, должны обладать волшебной силой, помочь любящим вопреки запрету переплыть реку.
* “Постелила б шарф она” — речь идет о принадлежности женской одежды—шарфе (хирэ), который носили на плечах. Он был очень длинным, развевающимся, красавицы махали им своим возлюбленным, провожая их в путь.
多夫手二毛
投越都倍<吉>
天漢
敝太而礼婆可母
安麻多須辨奈吉
たぶてにも
なげこしつべき
あまのがは
へだてればかも
あまたすべなき
Они разделены Небесною Рекою
И, кажется, что близки берега,
Что камень долетит вдаль, брошенный рукою,
И все же им помочь
Ничем нельзя…
* Песни о танабата пишутся чаще всего от лица Ткачихи или Волопаса, но в М. встречаются и написанные от третьего лица, сочувствующего любви разлученных звезд.
秋風之
吹尓之日従
何時可登
吾待戀之
君曽来座流
あきかぜの
ふきにしひより
いつしかと
あがまちこひし
きみぞきませる
Со дня того, когда подул нежданно
Осенний ветер,
Думаю всегда: “Когда же наконец
Придет мой друг желанный,
Которого с такой тоскою жду?”
* Песня сложена от лица Ткачихи.
天漢
伊刀河浪者
多々祢杼母
伺候難之
近此瀬呼
あまのがは
いとかはなみは
たたねども
さもらひかたし
ちかきこのせを
Небесная Река!
Хотя волна на ней
Не подымается высоко,
Но все же трудно ждать мне срока,—
Ах, отмель эта так близка!
* Песня сложена от лица Волопаса.
* “Ах, отмель эта так близка” — расстояние между звездами, разделенными Небесной Рекой, совсем небольшое, но запрет позволяет им встречаться лишь раз в году.
袖振者
見毛可波之都倍久
雖近
度為便無
秋西安良祢波
そでふらば
みもかはしつべく
ちかけども
わたるすべなし
あきにしあらねば
Хоть близок срок,
Когда взмахнувши рукавами,
Они увидятся, забыв про целый свет,
Но все же переплыть реку — надежды нет,
Доколе осень не настанет!

玉蜻蜒
髣髴所見而
別去者
毛等奈也戀牟
相時麻而波
たまかぎる
ほのかにみえて
わかれなば
もとなやこひむ
あふときまでは
Лишь жемчугом блеснувший миг,
Побыв вдвоем,
Они должны расстаться,
И тщетно тосковать и убиваться
До срока новой встречи в небесах!

牽牛之
迎嬬船
己藝出良之
<天>漢原尓
霧之立波
ひこほしの
つまむかへぶね
こぎづらし
あまのかはらに
きりのたてるは
Как видно, отплыла
От берега ладья,—
То Волопас жену свою встречает.
Встает кругом тумана пелена
Среди долин Реки Небесной!..
* Туман над Небесной Рекой — всегда ассоциируется в песнях с брызгами от весел спешащей ладьи Волопаса.
* Обычно Ткачиха выходит навстречу и ждет Волопаса, здесь несколько необычный вариант (см. п. 1518).
霞立
天河原尓
待君登
伊徃<還>尓
裳襴所沾
かすみたつ
あまのかはらに
きみまつと
いゆきかへるに
ものすそぬれぬ
“Там, где тумана дымка встала,
Среди долин небесных у реки
Я буду ждать тебя!”—она сказала,—
И вот, пока ходила в ожиданье,
В сыром тумане весь подол промок…
* Песня о Ткачихе — см. п. 1527. п. 1529 Песня сложена от лица Ткачихи.
奥の細道 > 種の浜の章段 (Цветное побережье)
寂しさや
須磨にかちたる
濱の秋
さみしさや
すまにかちたる
はまのあき
Как же тоскливо!
Этот залив не уступит и Сума
Осенней порой.
Сума — побережье, в юго-западной части Японии, которое поэтической традицией издавна связано с прекрасными осенними видами. К тому же здесь жил когда-то в изгнании поэт Аривара Юкихира (см. примеч. 54), и это обстоятельство придает особенно печальный оттенок и без того печальному осеннему пейзажу. См. «Повесть о Гэндзи», гл. «Сума»: «Право, вряд ли на свете существовало место, где осень была бы столь же унылой».
奥の細道 > 種の浜の章段 (Цветное побережье)
波の間や
小貝にまじる
萩の塵
なみのまや
こがいにまじる
はぎのちり
Отхлынет волна
Вперемешку с ракушками - сор
Из лепестков хаги.

月清し
遊行のもてる
砂の上
つききよし
ゆぎょうのもてる
すなのうえ
Блики светлой луны
На песке, принесенном сюда
Святыми отцами.

名月や
北国日
和定なき
めいげつや
ほっこくびより
さだめなき
Полнолуние.
Но погода на севере
Так переменчива.

蛤の
ふたみにわかれ
行秋ぞ
はまぐりの
ふたみにわかれ
ゆくあきぞ
На две половинки
Заспалась ракушка. В Футами
Уходит осень
«На две половинки...» — стихотворение построено на игре слов: «Футами» — одновременно и географическое название и «две части».
天河
浮津之浪音
佐和久奈里
吾待君思
舟出為良之母
あまのがは
うきつのなみおと
さわくなり
わがまつきみし
ふなですらしも
В гавани из белых облаков
На Реке Небесной шум волны
Все сильней:
Как видно, ты, кого я жду,
На ладье от берега отплыл.

娘部思
秋芽子交
蘆城野
今日乎始而
萬代尓将見
をみなへし
あきはぎまじる
あしきのの
けふをはじめて
よろづよにみむ
Поля эти в Асики,
Где осенние хаги смешались с цветами
Оминаэси,
Видел я ныне впервые,
И тысячи лет любоваться я буду!

嵯峨日記 > 廿五日 (25-й день)
強攪怨情出深宮
一輪秋月野村風
昔年僅得求琴韻
何処孤墳竹樹中
しひてゑんじやうをみだして、しんきゆうをいづ
いちりんのしうげつ、やそんのかぜ
せきねんわづかに、きんいんをもとめえたり
いづくにかこふん、ちくじゆのうち
Обиду горькую лелея в сердце
Оставила ты тайные покои.
Льет в келью свет осенняя луна
Тоскливо завывает горный ветер.
Здесь отыскал тебя когда-то Накакуни,
Влекомый нежным струн звучаньем.
И где теперь искать твою могилу,
Затерянную в зарослях бамбука.

草枕
客行人毛
徃觸者
尓保比奴倍久毛
開流芽子香聞
くさまくら
たびゆくひとも
ゆきふれば
にほひぬべくも
さけるはぎかも
О, даже тот, кто в дальний путь идет,
Где травы служат изголовьем,
Когда цветов коснется, уходя,
Как будет он благоухать тогда
Раскрывшимися лепестками хаги!
* Сходна с п. 2192. По-видимому, вариант народной песни. Прикосновение к цветам, в частности к хаги, надолго оставляет аромат, иногда служит памятью о странствии.
伊香山
野邊尓開有
芽子見者
公之家有
尾花之所念
いかごやま
のへにさきたる
はぎみれば
きみがいへなる
をばなしおもほゆ
Когда я посмотрел на хаги,
Что расцвели в полях
Близ склонов Икаго,
Я вспомнил о прекрасных обана,
Растущих возле дома твоего!
* Хаги и обана — цветут осенью в одно время; воспеваются в песнях странствования, напоминают о покинутом доме. Некоторые комментаторы считают, что речь идет о жене (К. Мае.), другие— о друге (СН). Во всяком случае речь идет о песне, посланной на родину.
娘部志
秋芽子折礼
玉桙乃
道去L跡
為乞兒
をみなへし
あきはぎをれれ
たまほこの
みちゆきづとと
こはむこがため
Сорви же оминаэси цветы,
Нарви цветов осенних хаги
И юной деве принеси,
Что будет у тебя просить подарок
С дороги, яшмовым отмеченной копьем!
* Оминаэси, хаги — осенние цветы.
* “С дороги, яшмовым отмеченной копьем” — этот образ связан с мифом о божестве Ниниги — внуке богини солнца Аматэрасу, который спустился с небес, чтобы управлять страной Ямато. Божеству Ниниги указывало дорогу мифическое существо Сарутахико с яшмовым копьем в руках. Ниниги нес с собой три дара богини солнца — яшму, меч и зеркало, которые до сих пор являются священными реликвиями страны.
我背兒乎
何時曽且今登
待苗尓
於毛也者将見
秋風吹
わがせこを
いつぞいまかと
まつなへに
おもやはみえむ
あきのかぜふく
“Милый мой, когда ж ко мне придёшь?
Не теперь ли?” — думаю с тоской,
Думаю и жду:
“Покажется ли он?”
Вот и ветер осени подул…
* Большинство комментаторов считает, что это песня о танабата, сложенная от лица Ткачихи, ожидающей Волопаса. Но может быть и песней о друге, который обещал вернуться осенью (СН). Песня очень похожа на женские песни, и в частности на песни Ткачихи, поэтому скорее всего Умакай записал один из вариантов народной песни на эту тему.
暮相而
朝面羞
隠野乃
芽子者散去寸
黄葉早續也
よひにあひて
あしたおもなみ
なばりのの
はぎはちりにき
もみちはやつげ
Встречаемся ночами с нею мы,
А утром не видать —
Все прячется стыдливо…
В полях Набари хаги отцвели,
Скорее, клены, следуйте за ними!
Песня сходна с песней принца Нага (см. п. 60), обращенной к возлюбленной. Возможно, что в основе обеих лежит народная песня (СН).
秋野尓
咲有花乎
指折
可伎數者
七種花

あきののに
さきたるはなを
およびをり
かきかぞふれば
ななくさのはな
Когда по пальцам ты захочешь сосчитать
Цветы, расцветшие в желтеющих полях
Осеннею порой,—
Ты среди них найдешь
Семь зеленеющих цветущих трав!
* Известные песни Окура, посвященные семи осенним травам или семи осенним цветам, воспеваемым в песнях осени М.
芽之花
乎花葛花
瞿麦之花
姫部志
又藤袴
朝皃之花
はぎのはな
をばなくずはな
なでしこのはな
をみなへし
またふぢはかま
あさがほのはな
Хаги-но хана,
Обана, кудзубана,
Надэсико-но хана,
Оминаэси,
Дальше фудзибакама,
Асагао-но хана.
* Известные песни Окура, посвященные семи осенним травам или семи осенним цветам, воспеваемым в песнях осени М.
* Хаги или хаги-но хана — самый характерный образ осени, обычно связанный с образом оленя; хаги часто называют женой оленя.
* Обана (Miscanthus einensis) — цветок в виде веерообразного колоса с тонкими узкими длинными листьями.
* Кудзубана (Puoraria Thunbergiana) — цветы, по форме похожие на бабочку, небольшие, лилово-красного цвета.
* Надэсико-но хана или надэсико (Dianthus superbus) — японская гвоздика алого цвета.
* Оминаэси (Patrinia scabiosaefolia) — мелкие цветы желтого цвета, растут пышными соцветиями, японская валериана.
* Фудзибакама (Eupatorium stoechadosmum) — долголетнее растение, цветы мелкие, пурпурного цвета, с лиловатым оттенком, растут пышными соцветиями.
* Асагао-но хана или асагао (Pharbitis) — японская петунья (букв. “лик утра”), цветок, что раскрывается утром, а вечером закрывается.
秋<田>乃
穂田乎鴈之鳴
闇尓
夜之穂杼呂尓毛
鳴渡可聞
あきのたの
ほたをかりがね
くらけくに
よのほどろにも
なきわたるかも
Над полем осенью, где жнут колосья риса,
Над полем золотым осеннею порой,
Хоть и темно,
Несутся с криком гуси
В час первых проблесков зари!

今朝乃旦開
鴈鳴寒
聞之奈倍
野邊能淺茅曽
色付丹来
けさのあさけ
かりがねさむく
ききしなへ
のへのあさぢぞ
いろづきにける
Сегодня утром на заре
Звучали холодом гусей летящих крики,
И слыша их,
Асадзи-травы на полях
Свой цвет зеленый алым заменили!

吾岳尓
棹<壮>鹿来鳴
先芽之
花嬬問尓
来鳴棹<壮>鹿
わがをかに
さをしかきなく
はつはぎの
はなつまどひに
きなくさをしか
У холма моего
Появился олень и рыдает…
О олень, что явился, рыдая,
В тоске о жене молодой,
Среди первых цветов расцветающих хаги…

吾岳之
秋芽花
風乎痛
可落成
将見人裳欲得
わがをかの
あきはぎのはな
かぜをいたみ
ちるべくなりぬ
みむひともがも
Нежные хаги цветы,
Что растут у холма моего,
Страдая от ветра, осыпаться могут на землю.
Если б только увидеть смогла ты
Их пышный расцвет!

秋露者
移尓有家里
水鳥乃
青羽乃山能
色付見者
あきのつゆは
うつしにありけり
みづどりの
あをばのやまの
いろづくみれば
Роса осенняя подобно краске стала,
Когда увидел я, что та гора,
Которая, как птица водяная,
Зелёной от листвы была,
Мгновенно сделалась вдруг алой!

棹四香能
芽二貫置有
露之白珠
相佐和仁
誰人可毛
手尓将巻知布
さをしかの
はぎにぬきおける
つゆのしらたま
あふさわに
たれのひとかも
てにまかむちふ
О белым жемчугом упавшая роса,
Что нанизал олень
На ветки хаги,
Скажи, теперь кому,
Блеснув недолгий миг,
Украсишь руки жемчугами?

妹許登
吾去道乃
河有者
附目緘結跡
夜更降家類
いもがりと
わがゆくみちの
かはしあれば
つくめむすぶと
よぞふけにける
Ведь оттого, что на пути
К возлюбленной моей
Течет река,—
Пока скрывался я от глаз людских,
Пока я плыл, уже спустилась ночь!
* Перевод четвертой строки условный (МС). Песня сложена от лица Волопаса.
織女之
袖續三更之
五更者
河瀬之鶴者
不鳴友吉
たなばたの
そでつぐよひの
あかときは
かはせのたづは
なかずともよし
О, рано, на заре, в ту ночь,
Когда звезда прекрасная — Ткачиха
Любимому рукав под голову кладет,
Журавль на отмели вблизи текущих вод
Пусть лучше не кричит так громко!

牽牛之
念座良武
従情
見吾辛苦
夜之更降去者
ひこほしの
おもひますらむ
こころより
みるわれくるし
よのふけゆけば
О, даже посильней, чем сердце Волопаса,
Что, верно, преисполненно тоски,
Страдаю я,
Смотря со стороны,
Когда на землю ночь спускается, темнея…
* “чем сердце Волопаса” — речь идет о звезде Волопасе, который может встречаться со своей возлюбленной только раз в году.
咲花毛
<乎曽>呂波Q
奥手有
長意尓
尚不如家里
さくはなも
をそろはいとはし
おくてなる
ながきこころに
なほしかずけり
Цветок прекрасный нежных хаги
Приносит нам печаль, коль поздно расцветет,
Но с сердцем медленным,
Где чувство запоздало,
Могу ли я его сравнить?

秋芽之
落乃乱尓
呼立而
鳴奈流鹿之
音遥者
あきはぎの
ちりのまがひに
よびたてて
なくなるしかの
こゑのはるけさ
Сливаясь с шумом опадающей листвы
С деревьев хаги осенью холодной,
Вдали —
Исполненный призыва и тоски,
Далеким эхом стон звучит олений!
* По-видимому, песня сложена на поэтическом турнире на тему об олене. Некоторые комментаторы усматривают в ней влияние песни Якамоти (см. п. 1494—СН), однако постоянный сюжет и образы песен осени говорят о том, что в основе ее лежат народные мотивы.
待時而
落<鍾>礼能
<雨>零収
開朝香
山之将黄變
ときまちて
ふれるしぐれの
あめやみぬ
あけむあしたか
やまのもみたむ
Дождавшись срока,
Мелкий дождь
Идет, идет, конца не зная.
Не завтра ли, когда придет рассвет,
Листвою алой горы засверкают?

<鍾>礼能雨
無間零者
三笠山
木末歴
色附尓家里
しぐれのあめ
まなくしふれば
みかさやま
こぬれあまねく
いろづきにけり
Мелкий дождь
Беспрестанно идет,
И от этого здесь, на Микаса-горе,
У деревьев зеленых
Верхушки везде заалели…

秋立而
幾日毛不有者
此宿流
朝開之風者
手本寒母
あきたちて
いくかもあらねば
このねぬる
あさけのかぜは
たもとさむしも
С тех пор, как осень наступила,
Прошло ещё немного дней,
И все ж от ветра на рассвете ныне,
Когда здесь просыпаюсь я,
Одежды рукава — холодные такие!

秋田苅
借蘆毛未
壊者
鴈鳴寒
霜毛置奴我二
あきたかる
かりいほもいまだ
こほたねば
かりがねさむし
しももおきぬがに
Сторожка на полях осенних,
Где жнут созревший рис, ещё стоит
И не разрушена, а крик гусиной стаи
Уж леденящим холодом звучит,
Как будто выпал первый иней!..

明日香河
逝廻<丘>之
秋芽<子>者
今日零雨尓
落香過奈牟
あすかがは
ゆきみるをかの
あきはぎは
けふふるあめに
ちりかすぎなむ
Нежные цветы осенних хаги
На холме, который Асука-река
Огибает,
Нынче от дождя
Не осыплются ли, отцветя, на землю?

鶉鳴
古郷之
秋芽子乎
思人共
相見都流可聞
うづらなく
ふりにしさとの
あきはぎを
おもふひとどち
あひみつるかも
Осенним хаги
В стареньком селении,
Где плачет птица удзура,
Мои любимые друзья
Со мною любовались ныне!
* “Где плачет птица удзура” — символ заброшенного, покинутого дома.
* Любоваться хаги — существовал обычай любоваться цветением хаги вместе с близкими или друзьями.
秋芽子者
盛過乎
徒尓
頭刺不挿
還去牟跡哉
あきはぎは
さかりすぐるを
いたづらに
かざしにささず
かへりなむとや
Прошел расцвет
Осенних хаги.
Ужель напрасно мы пришли
И, не украсившись венками,
Домой вернемся без цветов?
* Сравнивая эти две песни, справедливо считают (МС), что они не были сочинены указанными авторами, а эти лица лишь исполнили старинные песни на тему об осени, о хаги.
* Песни и примечание к п. 1559 переведены согласно толкованию СН.
妹目乎
始見之埼乃
秋芽子者
此月其呂波
落許須莫湯目
いもがめを
**みのさきの
あきはぎは
このつきごろは
ちりこすなゆめ
Глаза любимой вижу я впервые…
“Впервые вижу” высится здесь мыс,
На нем осенний хаги вырос,—
Пускай же этот месяц он
Еще цветет, не облетев на землю!

吉名張乃
猪養山尓
伏鹿之
嬬呼音乎
聞之登聞思佐
よなばりの
ゐかひのやまに
ふすしかの
つまよぶこゑを
きくがともしさ
В Ёнабари,
Среди гор Игаи,
Так тоскливо слушать в тишине
Призывающий жену печальный голос
Бедного оленя, что приник к земле!

誰聞都
従此間鳴渡
鴈鳴乃
嬬呼音乃
<乏>知<在><乎>
たれききつ
こゆなきわたる
かりがねの
つまよぶこゑの
ともしくもあるか
Кто слышал их? —
Так удивительно звучали
Жен призывающие голоса
Гусей, что мимо пролетали,
Крича, в далеких облаках…
* Песня сложена в аллегорическом плане: намек на собственную тоску: понимаешь ли ты мою тоску, мою любовь? (СН).
聞津哉登
妹之問勢流
鴈鳴者
真毛遠
雲隠奈利
ききつやと
いもがとはせる
かりがねは
まこともとほく
くもがくるなり
“Кто слышал их,—
Спросила ты меня,—
Гусей, что стаей пронеслись над нами?”
Поверь, те гуси ныне далеко,
И скрылись навсегда за облаками!
* “…те гуси ныне далеко и скрылись навсегда за облаками” — т. е. чувства эти мне теперь далеки, любовь прошла.
秋付者
尾花我上尓
置露乃
應消毛吾者
所念香聞
あきづけば
をばながうへに
おくつゆの
けぬべくもわは
おもほゆるかも
Как белая роса, что выпадает
На листья обана
Осеннею порой,
Как та роса, могу исчезнуть я,
Не в силах больше справиться с тоской!

吾屋戸乃
一村芽子乎
念兒尓
不令見殆
令散都類香聞
わがやどの
ひとむらはぎを
おもふこに
みせずほとほと
ちらしつるかも
Цветы осенних нежных хаги,
Благоухавшие у дома моего,
Чуть-чуть на землю не опали
До той поры,
Как дал тебе взглянуть!
* У многих комментаторов вызывает сомнение, что эта песня — ответ на предыдущую. Между ними нет никакой связи. Вероятно, это ответ на другую песню, но поскольку речь идет о переписке с дочерью Хэки Нагаэ, то она помещена после ее песни.
雲隠
鳴奈流鴈乃
去而将居
秋田之穂立
繁之所念
くもがくり
なくなるかりの
ゆきてゐむ
あきたのほたち
しげくしおもほゆ
Колосья риса на осеннем поле,
Где, в облаках скрываясь, с криком гусь летит,
Густеют и растут,
Так и с моей любовью:
Растёт, — и сердце всё сильней грустит.
* Песня 1567 — одна из лучших песен Якамоти.
久堅之
雨間毛不置
雲隠
鳴曽去奈流
早田鴈之哭
ひさかたの
あままもおかず
くもがくり
なきぞゆくなる
わさだかりがね
С небес извечных, ни на миг не прекращаясь,
Дождь все идет…
Скрываясь в облаках
И громко плача, гуси улетают
С полей, где ранний рис растет.

雨隠
情欝悒
出見者
春日山者
色付二家利
あまごもり
こころいぶせみ
いでみれば
かすがのやまは
いろづきにけり
Из-за дождя сидел я взаперти,
Сжималось сердце одинокое тоскою,
Я вышел и взглянул:
Ах, Касуга-гора
Вся засверкала алою листвою!
* Касуга — гора в алых кленах — одно из красивейших зрелищ, которым специально любовались.
雨晴而
清照有
此月夜
又更而
雲勿田菜引
あめはれて
きよくてりたる
このつくよ
またさらにして
くもなたなびき
Небо прояснилось,
Ярко светит
Этой ночью ясная луна.
Ах, не надо, чтоб ушла она,
Облака, не застилайте небо!

此間在而
春日也何處
雨障
出而不行者
戀乍曽乎流
ここにありて
かすがやいづち
あまつつみ
いでてゆかねば
こひつつぞをる
Я здесь теперь…
Где Касуга-гора?
Мешает дождь, — и выйти не могу я,
И потому о ней все время я тоскую,
Жить продолжая взаперти…
Гора ли?
吾屋戸乃
草花上之
白露乎
不令消而玉尓
貫物尓毛我
わがやどの
をばながうへの
しらつゆを
けたずてたまに
ぬくものにもが
Ах, светлая роса, что здесь упала
На обана-цветы близ дома моего…
Чтоб та роса вовек не исчезала,
На яшмовую нить
Хотел бы нанизать!
* Песня считается ответом на п. 1564.
* “На яшмовую нить хотел бы нанизать” — см. п. 1465; здесь — “сделать своей женой”, “быть всегда вместе”.
秋之雨尓
所沾乍居者
雖賎
吾妹之屋戸志
所念香聞
あきのあめに
ぬれつつをれば
いやしけど
わぎもがやどし
おもほゆるかも
Под мелким осенним дождем
Беспрестанно я мокну в пути,
И хоть жалок оставленный дом,
Где жена дорогая живет,
Все равно я мечтаю о нем!

雲上尓
鳴奈流鴈之
雖遠
君将相跡
手廻来津
くものうへに
なくなるかりの
とほけども
きみにあはむと
たもとほりきつ
Как гуси дикие, что вольной чередою
Несутся с криком выше облаков,
Ты далека была.
Чтоб встретиться с тобою,
О, как скитался я, пока к тебе пришел!
[Песня Отомо Якамоти]
雲上尓
鳴都流鴈乃
寒苗
芽子乃下葉者
黄變可毛
くものうへに
なきつるかりの
さむきなへ
はぎのしたばは
もみちぬるかも
С печальным криком гуси пролетают
В далеком небе выше облаков
И холод в криках тех…
Стволы осенних хаги
Внизу покрылись алою листвой!
[Песня Отомо Якамоти]
秋野之
草花我末乎
押靡而
来之久毛知久
相流君可聞
あきののの
をばながうれを
おしなべて
こしくもしるく
あへるきみかも
Сгибая до земли
Верхушки обана,
Расцветших пышно на осеннем поле,
Недаром нынче я пришел сюда,—
Я встретился с моим любимым другом!
Песня Абэ Мусимаро
* Песня обращена к хозяину как приветствие. Обана — один из семи осенних цветов (см. п. 1538).
今朝鳴而
行之鴈鳴
寒可聞
此野乃淺茅
色付尓家類
けさなきて
ゆきしかりがね
さむみかも
このののあさぢ
いろづきにける
Не оттого ль, что холод был в далеких криках
Гусей, что улетали поутру,
Когда настал рассвет,
В полях трава асадзи
Окрасилась сегодня в алый цвет!
Песня Абэ Мусимаро
朝扉開而
物念時尓
白露乃
置有秋芽子
所見喚鶏本名
あさとあけて
ものもふときに
しらつゆの
おけるあきはぎ
みえつつもとな
Когда исполненный печальной думы
Открою утром дверь,
Мне виден вдалеке
Сверкающий росой осенний хаги…
Но это ни к чему уже теперь…
Песня Ая Умакай
* Некоторые комментаторы предполагают, что п. 1579 сложена наутро после ночлега в доне Мороэ (см. п. 1574). Однако более правдоподобно, что эти песни были сложены в одно время на тему об осеннем хаги и помещены здесь как наилучшие. Тогда понятно, почему они, помещенные рядом и сложенные в одно время, говорят о разных картинах осени.
* “Но это ни к чему уже теперь” — песня содержит намек на одиночество, когда не с кем любоваться прекрасным осенним пейзажем.
棹<壮>鹿之
来立鳴野之
秋芽子者
露霜負而
落去之物乎
さをしかの
きたちなくのの
あきはぎは
つゆしもおひて
ちりにしものを
Осенний хаги
В поле этом,
Где приходил и все кричал олень,
Покрылся белою росою
И весь осыпался теперь.
Песня Ая Умакай
不手折而
落者惜常
我念之
秋黄葉乎
挿頭鶴鴨
たをらずて
ちりなばをしと
わがおもひし
あきのもみちを
かざしつるかも
Когда пурпурная листва падет на землю
И листьев не сорву, как будет жаль,—
Подумал я,—
И яркою листвою осенних кленов
Увенчал себя!
Песня Татибана Нарамаро
<希>将見跡
吾念君者
秋山<乃>
始<黄>葉尓
似許曽有家礼
めづらしと
あがおもふきみは
あきやまの
はつもみちばに
にてこそありけれ
Великолепен ты, мой милый друг,
О ком я думаю всегда с любовью,
Ах, как же мне напоминаешь ты
Среди осенних гор
Лист первых алых кленов!

平山乃
峯之黄葉
取者落
<鍾>礼能雨師
無間零良志
ならやまの
みねのもみちば
とればちる
しぐれのあめし
まなくふるらし
На пиках Нарских гор
Листву осенних кленов
Лишь тронешь — сразу опадет она,
Наверно, там все время неустанно
Осенний мелкий дождик моросил…

黄葉乎
落巻惜見
手折来而
今夜挿頭津
何物可将念
もみちばを
ちらまくをしみ
たをりきて
こよひかざしつ
なにかおもはむ
Жалея, что листва пурпурных кленов
Напрасно будет наземь опадать,
Сорвал ее, пришел —
И ныне ночью себя украсил я.
О чем же тосковать?
* Судя по сюжету всех песен, сложенных на пиру у Нарамаро, темой были “алые листья клена”.
足引乃
山之黄葉
今夜毛加
浮去良武
山河之瀬尓
あしひきの
やまのもみちば
こよひもか
うかびゆくらむ
やまがはのせに
Средь распростертых гор
Пурпурная листва,
Возможно, даже этой ночью
Отсюда безвозвратно уплыла,
Снесенная потоком горным…

平山乎
令丹黄葉
手折来而
今夜挿頭都
落者雖落
ならやまを
にほはすもみち
たをりきて
こよひかざしつ
ちらばちるとも
Осенних алых кленов листья,
Сверкавшие на склонах Нарских гор,
Сорвал, принес —
И этой ночью украсил я венком себя…
И если опадет теперь листва, пусть опадает!

露霜尓
逢有黄葉乎
手折来而
妹挿頭都
後者落十方
つゆしもに
あへるもみちを
たをりきて
いもはかざしつ
のちはちるとも
Осенних алых кленов листья,
Что видели здесь иней и росу,
Сорвал, принес —
И вместе с милой украсил я венком себя…
И если опадет теперь листва, пусть опадает!
* Вариант п. 1588.
十月
<鍾>礼尓相有
黄葉乃
吹者将落
風之随
かむなづき
しぐれにあへる
もみちばの
ふかばちりなむ
かぜのまにまに
Наверно, листья алых кленов
Под мелкими потоками дождя
В ненастном октябре
От ветра опадают,
Его порывам подчинясь!..

黄葉乃
過麻久惜美
思共
遊今夜者
不開毛有奴香
もみちばの
すぎまくをしみ
おもふどち
あそぶこよひは
あけずもあらぬか
Так жаль, что кленов алая листва
Уже с ветвей на землю опадает…
Любимые друзья,
Пускай же в эту ночь, когда я с вами веселюсь,—
Не рассветает!

然不有
五百代小田乎
苅乱
田蘆尓居者
京師所念
しかとあらぬ
いほしろをだを
かりみだり
たぶせにをれば
みやこしおもほゆ
На просторах полей
Снят давно урожай,
Перед взором — заброшенный вид.
И когда ты в сторожке сидишь полевой,
О столице невольно грустишь!
Полагают, что песня сложена Саканоэ, наблюдавшей из сторожки за работой крестьян (СН).
隠口乃
始瀬山者
色附奴
<鍾>礼乃雨者
零尓家良思母
こもりくの
はつせのやまは
いろづきぬ
しぐれのあめは
ふりにけらしも
На скрытой ото всех
Горе Хацусэ,
Багряный цвет зеленый склон покрыл.
Как видно, беспрестанно моросил
Над той горою дождь осенний…

思具礼能雨
無間莫零
紅尓
丹保敝流山之
落巻惜毛
しぐれのあめ
まなくなふりそ
くれなゐに
にほへるやまの
ちらまくをしも
Осенний мелкий дождь,
Не мороси все время!
Так будет жаль, когда на склонах гор,
Сверкающих листвою алых кленов,
Осыплется поблекшая листва!

秋芽子乃
枝毛十尾二
降露乃
消者雖消
色出目八方
あきはぎの
えだもとををに
おくつゆの
けなばけぬとも
いろにいでめやも
Как светлая роса, что выпала обильно,
Нагнув у хаги ветви до земли,
Как та роса,
Пускай и я исчезну,
Не выдам все равно мою любовь к тебе!

秋野尓
開流秋芽子
秋風尓
靡流上尓
秋露置有
あきののに
さけるあきはぎ
あきかぜに
なびけるうへに
あきのつゆおけり
Осенний хаги, что цветет в осеннем поле,
В осеннем ветре клонит лепестки.
И на ветвях его
Осенние росинки
Ложатся на поникшие цветы…
* Песня 1597 считается очень искусной и построена на игре слова “осенний”.
棹<壮>鹿之
朝立野邊乃
秋芽子尓
玉跡見左右
置有白露
さをしかの
あさたつのへの
あきはぎに
たまとみるまで
おけるしらつゆ
На лепестках осенних хаги в поле,
Куда выходит по утрам олень,
На лепестках
Сверкает яшмой дорогою
С небес упавшая прозрачная роса…

狭尾<壮>鹿乃
胸別尓可毛
秋芽子乃
散過鶏類
盛可毛行流
さをしかの
むなわけにかも
あきはぎの
ちりすぎにける
さかりかもいぬる
Не оттого ль, что, проходя полями,
Олень цветущий хаги грудью раздвигал,
Цветы лиловые поблекли и опали,
А может оттого,
Что срок их миновал?

妻戀尓
鹿鳴山邊之
秋芽子者
露霜寒
盛須疑由君
つまごひに
かなくやまへの
あきはぎは
つゆしもさむみ
さかりすぎゆく
Осенний хаги среди горных склонов,
Где каждый раз, тоскуя о жене,
Кричит олень…
Из-за росы холодной
Тот хаги начал ныне отцветать…

目頬布
君之家有
波奈須為寸
穂出秋乃
過良久惜母
めづらしき
きみがいへなる
はなすすき
ほにいづるあきの
すぐらくをしも
Осенняя пора, когда у дома друга
Чудесными колосьями цветет
Зеленый сусуки…
О, как мне жалко будет,
Когда пора осенняя пройдет!

山妣姑乃
相響左右
妻戀尓
鹿鳴山邊尓
獨耳為手
やまびこの
あひとよむまで
つまごひに
かなくやまへに
ひとりのみして
Тоской глубокой о жене томим,
Среди осенних гор кричит олень,
И отраженный эхом крик его гремит…
И я средь этих гор —
Совсем один!

<頃>者之
朝開尓聞者
足日木篦
山<呼>令響
狭尾<壮>鹿鳴哭
このころの
あさけにきけば
あしひきの
やまよびとよめ
さをしかなくも
Всегда перед зарей — прислушаться лишь надо —
Предутренней порой,
Едва забрезжит день,
Здесь, сотрясая гор простертые громады,
В тоске рыдает осенью олень!

秋去者
春日山之
黄葉見流
寧樂乃京師乃
荒良久惜毛
あきされば
かすがのやまの
もみちみる
ならのみやこの
あるらくをしも
Столица Нара, где осеннею порой
Любуются листвою алых кленов
На Касуга-горе,—
Заброшена теперь…
И как об этом я жалею!
* Песня принадлежит к циклу песен о заброшенной столице, которые встречаются в разных книгах М.
高圓之
野邊乃秋芽子
此日之
暁露尓
開兼可聞
たかまとの
のへのあきはぎ
このころの
あかときつゆに
さきにけむかも
Цветы прекрасных хаги в Такамато
На золотых полях
Осеннею порой,
В рассвета алый час покрытые росой,
Как нынче, верно, пышно расцвели!
* Отомо Якамоти сложил эту песню, живя в новой столице Куни в тоске о старой и ее окрестностях Такамато.
秋芽子之
上尓置有
白露乃
消可毛思奈萬思
戀管不有者
あきはぎの
うへにおきたる
しらつゆの
けかもしなまし
こひつつあらずは
Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне
Исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса
На лепестках осенних хаги…
* Так как песня полностью совпадает с анонимной п. 2254, возможно, принц был только исполнителем ее (СН).
風乎谷
戀者乏
風乎谷
将来常思待者
何如将嘆
かぜをだに
こふるはともし
かぜをだに
こむとしまたば
なにかなげかむ
Пусть даже это был лишь ветер,—
Ведь, значит, любит он.
Я зависти полна,
Когда бы я ждала, и вдруг подул бы ветер,—
О чем тогда я стала б горевать?

君待跡
吾戀居者
我屋戸乃
簾令動
秋之風吹
きみまつと
あがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきのかぜふく
Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти —
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора.
…Дует ветер…

宇陀乃野之
秋芽子師弩藝
鳴鹿毛
妻尓戀樂苦
我者不益
うだののの
あきはぎしのぎ
なくしかも
つまにこふらく
われにはまさじ
Вот плачущий олень идет, шурша листвою
Осенних хаги на полях Уда,
И о любви грустит,
И все ж с моей тоскою
Никак нельзя сравнить его тоску!

高圓之
秋野上乃
瞿麦之花
丁<壮>香見
人之挿頭師
瞿麦之花
たかまとの
あきののうへの
なでしこのはな
うらわかみ
ひとのかざしし
なでしこのはな
На осенних полях
В Такамато росли
Гвоздики цветы…
Так как свежими были они,
Украшением служили ему —
Гвоздики цветы…
* Говоря о цветах гвоздики, принцесса подразумевает себя; в песне содержится скрытый упрек по отношению к Табито, по-видимому, любившему ее, когда она была молода. Песня сложена в форме сэдока.
足日木乃
山下響
鳴鹿之
事乏可母
吾情都末
あしひきの
やましたとよめ
なくしかの
ことともしかも
わがこころつま
У подножья распростертых гор
Слышится призыв оленя отдаленный,
Нежные слова в себе тая…
Много нежных слов и у меня,
О супруг мой, сердцем нареченный!

秋野乎
旦徃鹿乃
跡毛奈久
念之君尓
相有今夜香
あきののを
あさゆくしかの
あともなく
おもひしきみに
あへるこよひか
Как тот олень,
Что средь полей осенних
Поутру бродит, не оставив и следа,
Так, думала, и ты… И вдруг сегодня ночью
С тобой, любимый, встретиться смогла!

九月之
其始鴈乃
使尓毛
念心者
<所>聞来奴鴨
ながつきの
そのはつかりの
つかひにも
おもふこころは
きこえこぬかも
Летит сентябрьский
Осенний первый гусь…
И даже через этого гонца
Ужели думы сердца моего
Не донеслись до твоего дворца?
* “И даже через этого гонца” — поэтический образ дикого гуся как гонца приписывается влиянию древней китайской легендарной истории о некоем после Суу в период Ранней ханьской династии, который был послан к гуннам. Гунны схватили и заточили его, распустив слух, что он умер, и сообщили об этом китайскому императору. В течение 19 лет Суу находился в заточении. И вот однажды он поймал дикого гуся, привязал к его лапке письмо и отпустил его. Гусь был подстрелен над садом китайского императора, и благодаря письму Суу был спасен и с почестями вернулся на родину.
* В связи с чем написана песня, неизвестно. Судя по другим песням М., Сакурай обращался с каким-то прошением к императору, но не получил ответа и, возможно, тогда послал эту песню.
野ざらし紀行 > 旅のはじめ (Начало пути)
野ざらしを
心に風の
しむ身哉
のざらしを
こころにかぜの
しむみかな
Пусть горсткой костей
Лягу в открытом поле...
Пронзает холодом ветер...

野ざらし紀行 > 富士川 (Река Фудзи)
猿を聞人
捨子に秋の
風いかに
さるをきくひと
すてごにあきの
かぜいかに
Крик обезьян
Вас печалил, а как вам дитя
На осеннем ветру?
«Крик обезьян вас печалил...» — о печальных криках обезьян писали многие китайские поэты, в том числе Ду Фу (712—770), у Которого есть такие строки:
«Слышу крики обезьяньей стаи,
Третий крик — я слезы проливаю»
(«Восемь стансов об осени» ). Стихотворение Ду Фу в свою очередь основано на следующем отрывке из старинной китайской «Книги о реках» («Шуй-цзин»):
«Длинно ущелье Уся.
Кричат обезьяны.
И при третьем их крике слезы
Уже льются мне на одежду».
Цит. по: Ду Фу. Стихотворения / Пер. А. Гитовича. М.; Л.: Гослитиздат, 1962. С 186.
秋の日の雨
江戸に指おらん
大井川
あきのひのあめ
えどにゆびおらん
おおいがわ
Осенний дождь...
В Эдо нынче прикинут на пальцах:
«Подходят к реке Ои»,

道のべの
木槿は馬に
くはれけり
みちのべの
むくげはうまに
くわれけり
Цветок мукугэ
У дороги лошадь сжевала
Мимоходом.

野ざらし紀行 > 旅のはじめ (Начало пути)
秋十とせ
却て江戸を
指古郷
あきととせ
かえってえどを
さすこきょう
Десять раз осень
Здесь встречал. И скорее уж
Эдо родиной назову.

みそか月なし
千とせの杉を
抱あらし
みそかつきなし
ちとせのすぎを
だくあらし
Безлунная ночь.
Вековых криптомерий трепет
В объятьях у бури.

毎朝
吾見屋戸乃
瞿麦之
花尓毛君波
有許世奴香裳
あさごとに
わがみるやどの
なでしこの
はなにもきみは
ありこせぬかも
Не можешь ли ты стать
Хотя б цветком гвоздики,
Что здесь растет у дома моего,
Где каждый день любуюсь на него,
Как только утро наступает…
* Гвоздика — часто метафора возлюбленной, красавицы, иногда служит сравнением. Здесь этот образ используется в послании к возлюбленному несколько необычно.
秋芽子尓
置有露乃
風吹而
落涙者
留不勝都毛
あきはぎに
おきたるつゆの
かぜふきて
おつるなみたは
とどめかねつも
Как выпавшая белая роса
На лепестках цветов осенних хаги
От ветра падает,
Так и моя слеза,—
Я удержать ее не в силах.

玉尓貫
不令消賜良牟
秋芽子乃
宇礼和々良葉尓
置有白露
たまにぬき
けたずたばらむ
あきはぎの
うれわくらばに
おけるしらつゆ
Хочу, чтоб нанизав росу, как жемчуг,
Ты подарила мне, не дав исчезнуть ей,
Прозрачную росу, что с вышины упала,
Склонивши долу кончики ветвей
На расцветающих осенних хаги!
* Песня сходна с песней Якамоти (см. 1572). “Хочу, чтоб нанизав росу, как жемчуг” — см. п. 1465.
吾屋前<之>
芽子花咲有
見来益
今二日許
有者将落
わがやどの
はぎはなさけり
みにきませ
いまふつかだみ
あらばちりなむ
У дома моего цветы осенних хаги
В расцвете ныне —
Приходи смотреть!
Не то пройдет два дня еще — и сразу
Осыплются на землю лепестки!

吾屋戸乃
秋之芽子開
夕影尓
今毛見師香
妹之光儀乎
わがやどの
あきのはぎさく
ゆふかげに
いまもみてしか
いもがすがたを
У дома моего цветет осенний хаги
В лучах вечерних…
Как хотела б я
Увидеть нынче около себя
Сестры моей любимый облик!

吾屋戸尓
黄變蝦手
毎見
妹乎懸管
不戀日者無
わがやどに
もみつかへるて
みるごとに
いもをかけつつ
こひぬひはなし
Ах, каждый раз, когда у дома моего
Смотрю на клён, покрытый алою листвою,
Я в думах о тебе, моя сестра,—
Ведь не бывает даже дня,
Чтоб о тебе не тосковала!
* “Когда… смотрю на клён” — т. е., когда вижу чудесную алую листву осеннего клёна, тоскую о сестре, с которой вместе не могу полюбоваться им.
吾之蒔有
早田之穂立
造有
蘰曽見乍
師弩波世吾背
わがまける
わさだのほたち
つくりたる
かづらぞみつつ
しのはせわがせ
Любуясь на венок,
Сплетенный мной
Из ранних рисовых колосьев, что взрастила
Я на поле, где сеяла сама,—
Не забывай меня в разлуке, милый!
* Песня послана Якамоти, когда старшая дочь Отомо Саканоэ жила с матерью в имении Такэда. Была ли она в это время уже его женой или это было еще до их брака, неизвестно.
* Комментаторы считают обычно, что она в шутку написала, что работала сама на поле (СП МС), но судя по ответу Якамоти, возможно, она и в самом деле работала на поле, в виде развлечения исполняя работу крестьян, так же, как знатные придворные часто срезали морские водоросли и пр., выполняя обычную работу рыбаков (см. п. 1625).
吾妹兒之
業跡造有
秋田
早穂乃蘰
雖見不飽可聞
わぎもこが
なりとつくれる
あきのたの
わさほのかづら
みれどあかぬかも
Венком из ранних рисовых колосьев
С полей осенних, что любимая моя
Возделала, сама, своим считая долгом,
О, сколько ни гляжу,
Не налюбуюсь я!

秋風之
寒比日
下尓将服
妹之形見跡
可都毛思努播武
あきかぜの
さむきこのころ
したにきむ
いもがかたみと
かつもしのはむ
Эти дни, когда холоден
Ветер осенний,
Я носить ее буду на теле своём
В знак того, что я помню о деве любимой,
И её ещё больше отныне люблю!
* Песня сложена Отомо Якамоти по поводу присланного женой платья, которое она носила сама. Обмениваться одеждой, дарить платье со своего плеча было в обычаях того времени.
吾屋前之
芽子乃下葉者
秋風毛
未吹者
如此曽毛美照
わがやどの
はぎのしたばは
あきかぜも
いまだふかねば
かくぞもみてる
Хотя осенний ветер
И не дул,
А нижняя листва цветущих хаги,
Что высятся у дома моего,
Вдруг стала сразу ярко алой!
* В старину принято было к подаркам присоединять песню. Фудзи цветут летом, а хаги алеют осенью. Первую песню следовало бы отнести к летним песням, но, вероятно, их объединили, отдавая предпочтение сюжету второй песни (МС).
今造
久邇能京尓
秋夜乃
長尓獨
宿之苦左
いまつくる
くにのみやこに
あきのよの
ながきにひとり
ぬるがくるしさ
О, как тоскливо спать мне одному
Ночами долгими
Осеннею порою
В столице нынешней —
Куни!

足日木乃
山邊尓居而
秋風之
日異吹者
妹乎之曽念
あしひきの
やまへにをりて
あきかぜの
ひにけにふけば
いもをしぞおもふ
Когда на склонах
Распростертых гор
День изо дня
Осенний ветер дует,—
Как я тогда тоскую о тебе!

手母須麻尓
殖之芽子尓也
還者
雖見不飽
情将盡
てもすまに
うゑしはぎにや
かへりては
みれどもあかず
こころつくさむ
Не оттого ль, что этот юный хаги
Я сам выращивал, не покладая рук,
Теперь —
Я сколько ни любуюсь — все мне мало,
Всю душу за него готов отдать!
* Песня сложена в аллегорическом плане. Хаги — метафора молодой девушки. Речь идет о том, что некто воспитал чужую дочь, которая стала монахиней.
暮去者
小椋山尓
臥鹿之
今夜者不鳴
寐家良霜
ゆふされば
をぐらのやまに
ふすしかの
こよひはなかず
いねにけらしも
Всегда оленя раздавались стоны
В ущельях Огура,
Лишь вечер наставал,
Но нынче ночью больше он не плачет,
Как видно, наконец, он задремал!
В кн. VIII (п. 1511) имеется почти такая же песня, приписываемая императору Дзёмэй. Судя по другим песням М., в обоих случаях авторство условное. Возможно, это варианты народной песни, записанные императорами во время их путешествий и впоследствии приписанные им, тем более что и содержание их характерно для народных песен, где отражено наблюдение за явлениями природы. Кроме того, следующие две песни (1665, 1667) записаны во время путешествий императоров, что также подтверждает наше предположение.
勢能山尓
黄葉常敷
神岳之
山黄葉者
今日散濫
せのやまに
もみちつねしく
かむをかの
やまのもみちは
けふかちるらむ
На горе Сэнояма
Клена алая листва осыпается на землю беспрестанно.
Может быть, и на горе Камиока,
Ах, не нынче ль алая листва
Тоже осыпается на землю?

金風
山吹瀬乃
響苗
天雲翔
鴈相鴨
あきかぜに
やまぶきのせの
なるなへに
あまくもかける
かりにあへるかも
В осеннем ветре
С грохотом несутся потоки горные
В Ямабукиносэ,
И гуси, прячась в облаках небесных,
Кричат и пролетают в вышине…
* Автор неизвестен.
雲隠
鴈鳴時
秋山
黄葉片待
時者雖過
くもがくり
かりなくときは
あきやまの
もみちかたまつ
ときはすぐれど
Теперь, когда, скрываясь в облаках,
Кричат печально гуси, пролетая,
Я с нетерпеньем жду,
Чтоб клен алел в горах,
Хотя пора его расцвета миновала!
* Автор неизвестен.
* Все три песни написаны лицами, которые пользовались милостями принца; в песнях аллегорически выражена жалоба на то, что принц не уделяет им внимания (К).
筑波嶺乃
須蘇廻乃田井尓
秋田苅
妹許将遺
黄葉手折奈
つくはねの
すそみのたゐに
あきたかる
いもがりやらむ
もみちたをらな
Хочу нарвать я алых листьев клена,
Чтобы послать их юным девам мог,
Что на полях осенних
У подножья горы Цукуба
Жнут созревший рис…

三諸之
神邊山尓
立向
三垣乃山尓
秋芽子之
妻巻六跡
朝月夜
明巻鴦視
足日木乃
山響令動
喚立鳴毛
みもろの
かむなびやまに
たちむかふ
みかきのやまに
あきはぎの
つまをまかむと
あさづくよ
あけまくをしみ
あしひきの
やまびことよめ
よびたてなくも
Среди гор Микаки,
Что поднялись ввысь
Против славных Каминаби гор,
Где богов могущественных чтят,
Средь осенних хаги, что цветут в горах,
Собираясь спать с любимою женой
И жалея, что в долинах ночь
Утру место уступить должна
И наступит скоро час зари,
Посреди осенних распростертых гор,
Заставляя эхо громыхать,
Все зовет к себе олень жену,
И все время горько плачет он!
* Хаги — один из семи цветов осени.
於久礼居而
吾者哉将戀
稲見野乃
秋芽子見都津
去奈武子故尓
おくれゐて
あれはやこひむ
いなみのの
あきはぎみつつ
いなむこゆゑに
О, проводив тебя, оставшись здесь один,
Как буду я, наверно, тосковать!
Из-за того, кто на полях Инами,
Любуясь на осенний хаги,
Все дальше будет удаляться от меня!

義朝の
心に似たり
秋の風
よしともの
こころににたり
あきのかぜ
Ёситомо...
Повеял его тоскою
Осенний ветер...

秋風や
薮も畠も
不破の関
あきかぜや
やぶもはたけも
ふわのせき
Осенний ветер.
Кустарник да огороды
Застава Фува.
«Осенний ветер...» — хокку Басе основано на стихотворении Фудзивара Ёсицунэ из «Синкокинсю» (1599): «Нет ни души
На старой заставе Фува.
Обветшала стреха.
Один лишь осенний ветер
Гуляет среди руин».
しにもせぬ
旅寝の果よ
秋の暮
しにもせぬ
たびじのはてよ
あきのくれ
Так и не умер.
Последний ночлег в пути
Поздняя осень.

久方之
天漢原丹
奴延鳥之
裏歎座<都>
乏諸手丹
ひさかたの
あまのかはらに
ぬえどりの
うらなげましつ
すべなきまでに
В извечных небесах, в долине,
Там, где Небесная Река,
Рыдала бедная звезда,
Подобно птице нуэдори,
И, слыша, удивлялся я!
* В песне говорится о звезде Ткачихе, оплакивающей разлуку с любимым.
* Птица нуэдори — птица с особенно печальным громким голосом.
吾戀
嬬者知遠
徃船乃
過而應来哉
事毛告火
あがこひを
つまはしれるを
ゆくふねの
すぎてくべしや
こともつげなむ
Мою любовь к нему
Супруг мой знает,
Но если вдруг плывущая ладья
Иль мимо проплывет, иль запоздает…
О, если бы он известил меня!
[Песня Ткачихи]
朱羅引
色妙子
數見者
人妻故
吾可戀奴
あからひく
いろぐはしこを
しばみれば
ひとづまゆゑに
あれこひぬべし
Дитя с румянцем ярко-алым
И нежное, как мягкие шелка,
Так часто вижу я тебя,
И хоть чужая ты жена,
Я полюбил тебя, должно быть!
* Есть разные мнения по поводу этой песни: 1) не относится к циклу песен танабата, 2) сложена не Волопасом, но посвящена звезде Ткачихе.
* Песни о танабата обычно бывают трех видов: песни Ткачихи, песни Волопаса (сложенные от их лица) или песни, сложенные от третьего лица. К этой последней категории относится и эта песня.
天漢
安渡丹
船浮而
秋立待等
妹告与具
あまのがは
やすのわたりに
ふねうけて
あきたつまつと
いもにつげこそ
Там, где течет Небесная Река,
На переправе дальней Яму,
Качаясь на ладье своей,
Я жду, когда настанет осень.
Вы это передайте ей!
[Песня Волопаса]
* Песня Волопаса, ожидающего осень, когда ему разрешена встреча с любимой. Июль, по лунному календарю, — осенний месяц.
従蒼天
徃来吾等須良
汝故
天漢道
名積而叙来
おほそらゆ
かよふわれすら
ながゆゑに
あまのかはぢを
なづみてぞこし
И даже я, что по просторам неба,
Всегда плыву
Теперь из-за тебя,
Я на путях Реки Небесной
Измучился, пока пришел сюда!
[Песня Волопаса]
八千<戈>
神自御世
乏孋
人知尓来
告思者
やちほこの
かみのみよより
ともしづま
ひとしりにけり
つぎてしおもへば
Со времен древнейших
Бога Ятихоко
Я далекую жену мою
Беспрестанно, преданно люблю,
И люди на земле об этом знают!
[Песня Волопаса]
* Бог Ятихоко — одно из имен бога Окунинуси-но микото, который считается одним из богов, согласно древнему мифу, основавших страну Ямато.
吾等戀
丹穂面
今夕母可
天漢原
石枕巻
あがこふる
にのほのおもわ
こよひもか
あまのかはらに
いしまくらまかむ
О лик румяный девы юной,
К которой полон я любовью!
Не нынче ль ночью
Средь долин небесных
Нам эти скалы будут изголовьем?
[Песня Волопаса]
己孋
乏子等者
竟津
荒礒巻而寐
君待難
おのづまに
ともしきこらは
はてむつの
ありそまきてねむ
きみまちかてに
Звезда-Ткачиха, что к супругу своему
Полна горячею любовью,
Наверно, в гавани, куда причалит он,
Уснула, берег сделав изголовьем,
Не в силах больше ждать его…

天地等
別之時従
自孋
然叙<年>而在
金待吾者
あめつちと
わかれしときゆ
おのがつま
しかぞかれてあり
あきまつわれは
С тех пор, как в мире разделились
Между собою небо и земля,
Я осень жду,
Чтобы моя жена,
Как ведено судьбой, мне вновь принадлежала!
[Песня Волопаса]
孫星
嘆須孋
事谷毛
告<尓>叙来鶴
見者苦弥
ひこほしは
なげかすつまに
ことだにも
つげにぞきつる
みればくるしみ
Чтоб только слово утешенья
Жене в разлуке передать,
К Ткачихе Волопас явился,—
Ведь даже тяжело смотреть,
Какой она полна печали!

久方
天印等
水無<川>
隔而置之
神世之恨
ひさかたの
あまつしるしと
みなしがは
へだてておきし
かむよしうらめし
Там, в небесах извечных, рубежом
Легла река, в которой нет воды,
И разделила звезды навсегда.
О век богов,
Упреки шлю тебе!
* “Легла река, в которой нет воды” — т. е. Млечный Путь.
黒玉
宵霧隠
遠鞆
妹傳
速告与
ぬばたまの
よぎりにこもり
とほくとも
いもがつたへは
はやくつげこそ
Ночью черной, как ягоды тута,
Пусть туман все от глаз скрывает
И к ней далеки дороги,
Передайте только скорее
Весть от моей любимой!
[Песня Волопаса]
汝戀
妹命者
飽足尓
袖振所見都
及雲隠
ながこふる
いものみことは
あきだらに
そでふるみえつ
くもがくるまで
Было видно, как небесная жена,
Та, что тосковала о тебе,
Успокоенная встречею с тобой,
Все махала на прощанье рукавом,
Ах, пока тебя не скрыли облака…
* Песня сложена от 3-го лица, передающего Волопасу, как провожала его Ткачиха.
夕星毛
徃来天道
及何時鹿
仰而将待
月人<壮>
ゆふつづも
かよふあまぢを
いつまでか
あふぎてまたむ
つきひとをとこ
О, до какой поры я буду ввысь глядеть
На путь небесный, где ночные звезды
Уже плывут,—
Как долго буду ждать
Я мужа доблестного — жителя луны?
* Песня посвящена луне. Есть разные мнения: 1) не относится к циклу танабата (МС); 2) песня Ткачихи, “ожидающей луну той ночи, когда должна произойти встреча с Волопасом. Полагаем, что второе предположение более правильно, поэтому песня и помещена среди песен танабата.
天漢
已向立而
戀等尓
事谷将告
孋言及者
あまのがは
いむかひたちて
こひしらに
ことだにつげむ
つまといふまでは
У Реки Небес,
На разных берегах,
Мы стоим исполнены тоски…
О, хотя бы слово передать
До того, пока приду к тебе!
[Песня Волопаса]
水良玉
五百<都>集乎
解毛不<見>
吾者干可太奴
相日待尓
しらたまの
いほつつどひを
ときもみず
わはほしかてぬ
あはむひまつに
Ах, яшму белую, нанизанную грудой
На шнуре ношу и не снимаю я,—
Ведь нет тебя,
И слёз не осушу я,
Все ожидая дня, когда придёшь ко мне!
[Песня Ткачихи]
* “Яшму белую… не снимаю я” — т. е. яшму, подаренную милым, ведь его нет со мной.
天漢
水陰草
金風
靡見者
時来之
あまのがは
みづかげくさの
あきかぜに
なびかふみれば
ときはきにけり
Когда увидела, что клонятся к земле
В осеннем ветре водяные травы
Мидзукагэ,
Там, где Река Небес,—
Я поняла, что близок срок желанный!
[Песня Ткачихи]
* Мидзукагэ — трава, растущая в воде; точно, что это за растение, неизвестно.
吾等待之
白芽子開奴
今谷毛
尓寶比尓徃奈
越方人邇
わがまちし
あきはぎさきぬ
いまだにも
にほひにゆかな
をちかたひとに
Осенний хаги, чей расцвет я ждал,
Уже зацвёл,
Хотя бы нынче
Окрасить платье мне и в нём пойти к тебе,
К возлюбленной далёкой и любимой!
[Песня Волопаса]
* Расцвет осенних хаги означает наступление осени, т. е. срок встречи Волопаса и Ткачихи. Окрашивать платье цветом хаги (см. н. 1273) значило донести его аромат до любимой.
吾等待之
白芽子開奴
今谷毛
尓寶比尓徃奈
越方人邇
わがまちし
あきはぎさきぬ
いまだにも
にほひにゆかな
をちかたひとに
Осенний хаги, чей расцвет я ждал,
Уже зацвёл,
Хотя бы нынче
Окрасить платье мне и в нём пойти к тебе,
К возлюбленной далёкой и любимой!
[Песня Волопаса]
* Расцвет осенних хаги означает наступление осени, т. е. срок встречи Волопаса и Ткачихи. Окрашивать платье цветом хаги (см. н. 1273) значило донести его аромат до любимой.
吾世子尓
裏戀居者
天<漢>
夜船滂動
梶音所聞
わがせこに
うらこひをれば
あまのがは
よふねこぐなる
かぢのおときこゆ
Когда я находилась здесь в тоске
По другу дорогому моему,
Раздался всплеск весла ночной ладьи,
Плывущей с шумом
По Реке Небес…
[Песня Ткачихи]
真氣長
戀心自
白風
妹音所聴
紐解徃名
まけながく
こふるこころゆ
あきかぜに
いもがおときこゆ
ひもときゆかな
О сердце, полное всегда тоски
В теченье долгих, долгих дней!
В осеннем ветре
Слышу голос милой
И, развязав свой шнур, я к ней хочу идти!
[Песня Волопаса]
戀敷者
氣長物乎
今谷
乏<之>牟可哉
可相夜谷
こひしくは
けながきものを
いまだにも
ともしむべしや
あふべきよだに
Ведь жил в тоске
Я много, много дней
О, если б смог хотя бы нынче
Я утолить мою любовь,
Сегодня, в ночь свиданья с милой!
[Песня Волопаса]
天漢
去歳渡代
遷閇者
河瀬於踏
夜深去来
あまのがは
こぞのわたりで
うつろへば
かはせをふむに
よぞふけにける
Переправа, что минувший год была
На Реке Небесной,
Ныне уж не там,
И пока я через реку вброд шагал,
Ночь уже настала в небесах!
[Песня Волопаса]
自古
擧而之服
不顧
天河津尓
年序經去来
いにしへゆ
あげてしはたも
かへりみず
あまのかはづに
としぞへにける
С глубокой старины,
Оставив
Станок и ткань, которую ткала,
О, сколько лет она в разлуке провела
У переправы на Реке Небесной…
* Песня, сложенная от 3-го лица о звезде Ткачихе.
天漢
夜船滂而
雖明
将相等念夜
袖易受将有
あまのがは
よふねをこぎて
あけぬとも
あはむとおもふよ
そでかへずあらむ
Пусть буду плыть я на ночной ладье
Среди Реки Небес,
И пусть светает,
Но все равно не можем мы
Не обменяться рукавами!
[Песня Волопаса]
* “Не обменяться рукавами” — не спать в объятиях друг друга.
遥嫨等
手枕易
寐夜
鶏音莫動
明者雖明
とほづまと
たまくらかへて
ねたるよは
とりがねななき
あけばあけぬとも
В ту ночь, когда я сплю
С моей далекою женой,
Переплетя в объятьях руки,
Вы, птицы, громко на заре не пойте,
Пусть рассветает. Что мне до того!
[Песня Волопаса]
相見久
Q雖不足
稲目
明去来理
舟出為牟孋
あひみらく
あきだらねども
いなのめの
あけさりにけり
ふなでせむつま
Хоть наглядеться друг на друга
Не можем мы, но все равно,
Как раскрываются глазки колосьев риса,
На небе занимается заря, рассвет пришел,
И в путь я отплываю, жена любимая моя!
[Песня Волопаса]
左尼始而
何太毛不在者
白栲
帶可乞哉
戀毛不<過>者
さねそめて
いくだもあらねば
しろたへの
おびこふべしや
こひもすぎねば
Ведь только мы еще легли с тобой,
Не миновало краткого мгновенья,
О, можно ли просить свой белотканый пояс,
Чтобы уйти…
Ведь не ушла еще любовь!
[Песня Ткачихи]
* Просить пояс — значит готовиться к уходу.
万世
携手居而
相見鞆
念可過
戀<尓>有莫國
よろづよに
たづさはりゐて
あひみとも
おもひすぐべき
こひにあらなくに
Пусть тысячи веков
Мы будем вместе,—
Рука в руке, глаза в глаза глядят,—
У нас с тобой любовь совсем иная,
Такой любви вовеки не пройти!
[Песня Волопаса]
万世
可照月毛
雲隠
苦物叙
将相登雖念
よろづよに
てるべきつきも
くもがくり
くるしきものぞ
あはむとおもへど
Печально на душе, когда за облаками
Вдруг скроется на небесах луна,
Что тысячи веков сиять должна,
О, как в прощальный час бывает тяжко,
Хотя и знаешь ты, что встреча суждена!
[Песня Ткачихи]
白雲
五百遍隠
雖遠
夜不去将見
妹當者
しらくもの
いほへにかくり
とほくとも
よひさらずみむ
いもがあたりは
Хотя ты далека,
И сотнями рядов
Все скрыли белые на небе облака,
Но ни одной не пропуская ночи,
Смотрю я вдаль, где милая моя!
[Песня Волопаса]
為我登
織女之
其屋戸尓
織白布
織弖兼鴨
あがためと
たなばたつめの
そのやどに
おるしろたへは
おりてけむかも
Звезда — прекрасная Ткачиха
Ткань белую,
Что дома у себя
В разлуке ткать хотела для меня,
Теперь, наверное, ее уже соткала!
[Песня Волопаса]
君不相
久時
織服
白栲衣
垢附麻弖尓
きみにあはず
ひさしきときゆ
おるはたの
しろたへころも
あかつくまでに
С тобою не встречается она,
И к платью твоему из белой ткани,
Что на станке своем
Давно она ткала,
Ах, даже грязь и пыль уже пристали!
* Песня, сложенная от 3-го лица (см. п. 1999) и обращенная к Волопасу. Она — Ткачиха.
天漢
梶音聞
孫星
与織女
今夕相霜
あまのがは
かぢのおときこゆ
ひこほしと
たなばたつめと
こよひあふらしも
Ах, на Реке Небесной
Слышен шум весла:
Наверное, звезда Ткачиха
С Волопасом
Сегодня ночью встретиться должна!

秋去者
<川>霧
天川
河向居而
戀夜多
あきされば
かはぎりたてる
あまのがは
かはにむきゐて
こふるよぞおほき
Когда осенняя пора приходит,
И застилает всю реку туман,
Они стоят друг против друга на разных берегах реки…
О ночи, полные тоски!
Как у несчастных звезд их много!

吉哉
雖不直
奴延鳥
浦嘆居
告子鴨
よしゑやし
ただならずとも
ぬえどりの
うらなげをりと
つげむこもがも
Ну, что ж
Пускай не видимся с тобою!
Но, если б кто-нибудь мог передать тебе
О том, как птицей нуэдори
Кричу с отчаяньем в душе!
[Песня Ткачихи]
* Нуэдори — крики этой птицы очень печальны и громки, поэтому она является постоянным образом и сравнением при выражении горя, печали и т. п.
一年邇
七夕耳
相人之
戀毛不<過>者
夜深徃久毛
(一云
不盡者
佐宵曽明尓来)
ひととせに
なぬかのよのみ
あふひとの
こひもすぎねば
よはふけゆくも
(つきねば
さよぞあけにける)
Ведь только раз в году
Лишь в ночь седьмого дня седьмого месяца
Они встречаться смеют,
Ах, не прошла еще у них любовь,
А ночь уже безжалостно светлеет!

天漢
安川原
定而神競者磨待無
あまのがは
やすのかはら*
*****
*******
*******
В долине Ясу,
Возле берегов
Реки Небесной, в вышине далекой
Собраться боги могут в день любой,
Не дожидаясь никакого срока…
* В песне выражено сожаление, что звезды могут встречаться только раз в году и ждать весь год своего срока.
* “В долине Ясу” — согласно древним мифам Японии, в небесах течет р. Ясу и в долине ее (об этом упоминается и в песнях М.) происходят собрания богов, о чем записано в “Кодзики”.
君舟
今滂来良之
天漢
霧立度
此川瀬
きみがふね
いまこぎくらし
あまのがは
きりたちわたる
このかはのせに
Как видно, друга милого ладья
От дальних берегов плывет ко мне,
Здесь, над Рекой Небес,
Встает густой туман
У переправы, что ведет ко мне!
[Песня Ткачихи]
* Густой туман — здесь рассматривается как брызги от ударов весла ладьи Волопаса.
秋風尓
河浪起

八十舟津
三舟停
あきかぜに
かはなみたちぬ
しましくは
やそのふなつに
みふねとどめよ
В осеннем ветре
Поднялись речные волны...
Хоть ненадолго, я тебя прошу,
Ах, где-нибудь, средь множества причалов
Свою ладью в пути останови!
[Песня Ткачихи]
天漢
<河>聲清之
牽牛之
秋滂船之
浪鏌香
あまのがは
かはのおときよし
ひこほしの
あきこぐふねの
なみのさわきか
Ах, на Реке Небесной
Ясно слышен шум.
Быть может, это шум речной волны
Из-за плывущей осенью ладьи,
Что Волопас к возлюбленной ведет?

天漢
<河>門立
吾戀之
君来奈里
紐解待
(一云
天<河>
<川>向立)
あまのがは
かはとにたちて
あがこひし
きみきますなり
ひもときまたむ
(あまのがは
かはにむきたち)
Стою на переправе у реки,
Что называется Рекой Небес.
Сюда плывет
Любимый мой супруг,
Я развяжу свой шнур и буду ждать его!
[Песня Ткачихи]
天漢
<河>門座而
年月
戀来君
今夜會可母
あまのがは
かはとにをりて
としつきを
こひこしきみに
こよひあへるかも
Все время находясь у переправы
Реки Небес, текущей в вышине,
Я наконец сегодня ночью повстречалась
С тобой, о ком так долго тосковала,
Живя одна в разлуке целый год!
[Песня Ткачихи]
明日従者
吾玉床乎
打拂
公常不宿
孤可母寐
あすよりは
あがたまどこを
うちはらひ
きみといねずて
ひとりかもねむ
О, с завтрашнего дня
На яшмовое ложе,
Прибрав его,
Я лягу без тебя,
И вряд ли я одна уснуть сумею…
[Песня Ткачихи]
* Яшмовое ложе — яшмовое — пояснительный эпитет — “прекрасное”, “красивое” и т. п.
天原
徃射跡
白檀
挽而隠在
月人<壮>子
あまのはら
ゆきていてむと
しらまゆみ
ひきてこもれる
つきひとをとこ
В небесную долину выйдя,
Стрелять готовый без стрелы,
Лук белый натянув,
Скрывается от взора
Отважный рыцарь, лунный человек!
* Полагают, что песня была сложена 7-го июля и потому помещена в цикле песен о танабата. В песне дан образ луны в виде юноши, стреляющего из лука.
此夕
零来雨者
男星之
早滂船之
賀伊乃散鴨
このゆふへ
ふりくるあめは
ひこほしの
はやこぐふねの
かいのちりかも
Капли светлые идущего дождя
С вышины небес сегодня ночью,
Может, это — брызги от весла?
Может, то плывет небесная ладья,
На которой Волопас спешит к любимой?

天漢
八十瀬霧合
男星之
時待船
今滂良之
あまのがは
やそせきらへり
ひこほしの
ときまつふねは
いましこぐらし
Там, где переправы
На Реке Небес,
Нынче встал густой туман кругом,
Верно, волопасова ладья плывет,
Что дождалась срока своего…

風吹而
河浪起
引船丹
度裳来
夜不降間尓
かぜふきて
かはなみたちぬ
ひきふねに
わたりもきませ
よのふけぬまに
В небесах подул осенний ветер,
Волны сразу встали на реке,
Ты возьми скорей хикибунэ
И плыви, любимый мой, ко мне,
Торопись до наступленья ночи!
[Песня Ткачихи]
* Хикибунэ — ладья, которую тащат с суши, прикрепив к ней канат.
天河
遠<渡>者
無友
公之舟出者
年尓社候
あまのがは
とほきわたりは
なけれども
きみがふなでは
としにこそまて
Нет на Реке Небес
Далекой переправы,
Но все равно
Приход твоей ладьи
Я жду, пока весь долгий год не минет!
[Песня Ткачихи]
棚機之
五百機立而
織布之
秋去衣
孰取見
たなばたの
いほはたたてて
おるぬのの
あきさりごろも
たれかとりみむ
На осень предназначенное платье
Из полотна, что ткет на множестве станков
Звезда прекрасная — Ткачиха,
О, кто ж его себе, кроме тебя, возьмет,
И на него с любовью будет любоваться?
* Песня, сложенная от 3-го лица (см. п. 1999), обращена к Волопасу.
年有而
今香将巻
烏玉之
夜霧隠
遠妻手乎
としにありて
いまかまくらむ
ぬばたまの
よぎりこもれる
とほづまのてを
Истомившись за год в ожиданье,
Не теперь ли склонит голову свою
Он на руки дальней женушки желанной,
Скрытой под покровом вставшего тумана
В эту ночь, что ягод тутовых черней!
* Песня, сложенная от 3-го лица (см. п. 1999), о Волопасе.
吾待之
秋者来沼
妹与吾
何事在曽
紐不解在牟
わがまちし
あきはきたりぬ
いもとあれと
なにことあれぞ
ひもとかずあらむ
Вот, наконец, и осень наступила,—
Давно я ждал счастливой той поры.
И я, и милая —
Ведь, чтобы ни случилось,
Развяжем все равно заветные шнуры!
[Песня Волопаса]
* “Развяжем все равно заветные шнуры” — см. п. 1789.
年之戀
今夜盡而
明日従者
如常哉
吾戀居牟
としのこひ
こよひつくして
あすよりは
つねのごとくや
あがこひをらむ
Тоску, скопившуюся за год,
Рассею этой ночью до конца!
А с завтрашнего дня
Я снова, как бывало,
Вновь буду тосковать, судьбу свою кляня!
[Песня Волопаса]
不合者
氣長物乎
天漢
隔又哉
吾戀将居
あはなくは
けながきものを
あまのがは
へだててまたや
あがこひをらむ
О, не встречаться нам
Придется много дней!
Разделены с тобой Небесною Рекою.
О, неужель опять я буду жить один,
Охваченный всегда мучительной тоской?
[Песня Волопаса]
戀家口
氣長物乎
可合有
夕谷君之
不来益有良武
こひしけく
けながきものを
あふべくある
よひだにきみが
きまさずあるらむ
Ведь я жила в тоске
Так много долгих дней!
И даже в эту ночь, когда мы можем
С тобою встретиться наедине,
Ужели не придешь, любимый мой, ко мне?
[Песня Ткачихи]
牽牛
与織女
今夜相
天漢門尓
浪立勿謹
ひこほしと
たなばたつめと
こよひあふ
あまのかはとに
なみたつなゆめ
Звезда тоскующая — Волопас
С прекрасною звездой — Ткачихой
Сегодня ночью встретиться должна.
О волны, не вставайте на пути
У переправы на Реке Небесной!

秋風
吹漂蕩
白雲者
織女之
天津領巾毳
あきかぜの
ふきただよはす
しらくもは
たなばたつめの
あまつひれかも
Ах, облако белейшее, что вдаль
Плывет по воздуху в порыве ветра
Осеннею порой,
То не небесный шарф
Звезды тоскующей Ткачихи?

數裳
相不見君矣
天漢
舟出速為
夜不深間
しばしばも
あひみぬきみを
あまのがは
ふなではやせよ
よのふけぬまに
Любимый мой, с которым мне не суждено
Встречаться часто в час полночный,
Скорее в путь спеши
Ты по Реке Небесной,
Пока еще не наступила ночь!
[Песня Ткачихи]
秋風之
清夕
天漢
舟滂度
月人<壮>子
あきかぜの
きよきゆふへに
あまのがは
ふねこぎわたる
つきひとをとこ
В прохладные вечерние часы,
Когда проносится осенний ветерок,
Реку Небес
Переплывает на ладье
Отважный рыцарь, лунный человек!
* Полагают, что песня была сложена 7-го июля, в ночь встречи Волопаса с Ткачихой, поэтому включена в этот цикл.
* В песне передан образ луны, плывущей по небосводу. Луна встречается и в других песнях М. в образе ладьи или отважного юноши, плывущего на ладье.

[А.С. 7 месяца 7 числа, не июля, это осень]
天漢
霧立度
牽牛之
楫音所聞
夜深徃
あまのがは
きりたちわたり
ひこほしの
かぢのおときこゆ
よのふけゆけば
Вот над Рекой Небес
Встает густой туман,
И слышен шум весла
От лодки Волопаса,—
Знать, ночь на землю к нам сошла!

天<漢>
打橋度
妹之家道
不止通
時不待友
あまのがは
うちはしわたせ
いもがいへぢ
やまずかよはむ
ときまたずとも
Ты перекинь дощатые мостки
Через Небесную Реку — ко мне!
И буду без конца
К тебе я приходить,
Не дожидаясь срока своего!
[Песня Волопаса]
月累
吾思妹
會夜者
今之七夕
續巨勢奴鴨
つきかさね
あがおもふいもに
あへるよは
いましななよを
つぎこせぬかも
О ночь, когда встречаюсь, я с любимой,
О которой долго тосковал,
Много месяцев…
О, если б только ныне
Ночь седьмая длилась множество ночей!
[Песня Волопаса]
年丹装
吾舟滂
天河
風者吹友
浪立勿忌
としにかざる
わがふねこがむ
あまのがは
かぜはふくとも
なみたつなゆめ
На ладье моей, которую готовлю целый год,
Я ныне поплыву,
И на Реке Небес,
Пусть даже дуют ветры,
Вы, волны, не вставайте на пути!
[Песня Волопаса]
天河
浪者立友
吾舟者
率滂出
夜之不深間尓
あまのがは
なみはたつとも
わがふねは
いざこぎいでむ
よのふけぬまに
Пусть на Реке Небес
Встает волна,
Ладья моя,
Итак, плывем с тобою,
Пока на землю не спустилась ночь!
[Песня Волопаса]
直今夜
相有兒等尓
事問母
未為而
左夜曽明二来
ただこよひ
あひたるこらに
ことどひも
いまだせずして
さよぞあけにける
С моей любимою, с которою встречаться
Мне суждено лишь в эту ночь, лишь раз в году,
И словом даже
Не успели обменяться,
Как ночь сменил уже рассвет!
[Песня Волопаса]
天河
白浪高
吾戀
公之舟出者
今為下
あまのがは
しらなみたかし
あがこふる
きみがふなでは
いましすらしも
Высоки волны в белой пене,
Что встали на Реке Небес,
Наверно, отплывает нынче
Ладья любимого
Ко мне!
[Песня Ткачихи]

さ木持徃而
天<漢>
打橋度
公之来為
はたものの
まねきもちゆきて
あまのがは
うちはしわたす
きみがこむため
Возьму подставки от моих станков,
Их унесу с собой и переброшу мост
Через Реку Небес,
Чтобы любимый мой
Ко мне пришел, когда настанет срок!
[Песня Ткачихи]
天漢
霧立上
棚幡乃
雲衣能
飄袖鴨
あまのがは
きりたちのぼる
たなばたの
くものころもの
かへるそでかも
Там, на Реке Небес,
Встает густой туман,
Не развеваются ли это рукава
Одежды, сотканной из облаков,
Ткачихи молодой — тоскующей звезды?


織義之八多乎
此暮
衣縫而
君待吾乎
いにしへゆ
おりてしはたを
このゆふへ
ころもにぬひて
きみまつわれを
Из полотна, что соткано давно,
Еще в далекие былые времена,
Сшив этим вечером
Одежду для тебя,
Я жду, мой друг, прихода твоего!
[Песня Ткачихи]
足玉母
手珠毛由良尓
織旗乎
公之御衣尓
縫将堪可聞
あしだまも
ただまもゆらに
おるはたを
きみがみけしに
ぬひもあへむかも
Из полотна, что тку, все время заставляя
Свой жемчуг на руках и на ногах звенеть,
Сошью теперь
Прекрасные одежды,
Чтоб на супруга милого надеть!
[Песня Ткачихи]
擇月日
逢義之有者
別乃
惜有君者
明日副裳欲得
つきひおき
あひてしあれば
わかれまく
をしくあるきみは
あすさへもがも
Ведь суждено лишь в этот месяц, в этот день,
Один лишь раз в году
С тобою нам встречаться.
О, если б ты, с кем расставаться жаль,
Хотя бы завтра был еще со мною!
[Песня Ткачихи]
天漢
渡瀬深弥
泛船而
掉来君之
楫<音>所聞
あまのがは
わたりぜふかみ
ふねうけて
こぎくるきみが
かぢのおときこゆ
Где Река Небес, у переправы
Глубока текущая вода,
Слышу шум я твоего весла,—
Это ты плывешь ко мне,
Мой милый!
[Песня Ткачихи]
天原
振放見者
天漢
霧立渡
公者来良志
あまのはら
ふりさけみれば
あまのがは
きりたちわたる
きみはきぬらし
Когда я подняла глаза
И взором обвела небесную равнину;
Повсюду над Небесною Рекой
Туман стоял густою пеленой,—
Как видно, ты пришел ко мне, любимый!
[Песня Ткачихи]
天漢
瀬毎幣

情者君乎
幸来座跡
あまのがは
せごとにぬさを
たてまつる
こころはきみを
さきくきませと
Ах, каждой из текущих светлых струй
Реки Небесной
Жертвы принесу
И сердцем буду об одном молить:
Благополучно приплыви ко мне!
[Песня Ткачихи]
久<堅>之
天河津尓
舟泛而
君待夜等者
不明毛有寐鹿
ひさかたの
あまのかはづに
ふねうけて
きみまつよらは
あけずもあらぬか
О ночь, когда любимого я жду,
Спустив ладью у переправы
В извечных небесах,
Не может ли она,
Ночь нашей встречи, продолжаться вечно?
[Песня Ткачихи]
天河
足沾渡
君之手毛
未枕者
夜之深去良久
あまのがは
なづさひわたる
きみがても
いまだまかねば
よのふけぬらく
На переправе ноги промочив
В Реке Небесной, я пришел сюда,
В твоих объятьях
Не успел уснуть,
А ночь уже настала в небесах!
[Песня Волопаса]
渡守
船度世乎跡
呼音之
不至者疑
梶<聲之>不為
わたりもり
ふねわたせをと
よぶこゑの
いたらねばかも
かぢのおとのせぬ
Зовущий голос:
“Перевозчик,
Перевези меня в своей ладье!” —
Напрасно раздается в тишине:
В ответ не слышно шума весел!..

真氣長
河向立
有之袖
今夜巻跡
念之吉沙
まけながく
かはにむきたち
ありしそで
こよひまかむと
おもはくがよさ
В теченье долгих дней
На берегах реки
Друг против друга мы стоим с тобой,
О радость дум, что нынче ночью я
Спать буду, наконец, на рукаве твоем!
[Песня Волопаса]
天<河>
渡湍毎
思乍
来之雲知師
逢有久念者
あまのがは
わたりぜごとに
おもひつつ
こしくもしるし
あへらくおもへば
О, каждый раз, когда с большим трудом
Переходил Небесную Реку,
Все время думал о тебе с тоской,
И, значит, я пришел сюда недаром,
Раз мы с тобой увидеться смогли!
[Песня Волопаса]
人左倍也
見不継将有
牽牛之
嬬喚舟之
近附徃乎
(一云
見乍有良武)
ひとさへや
みつがずあらむ
ひこほしの
つまよぶふねの
ちかづきゆくを
(みつつあるらむ)
И, верно, даже люди на земле
Следить все время будут взором,
Как приближается ладья, в которой
Плывет счастливый Волопас,
Зовя к себе жену!

天漢
瀬乎早鴨
烏珠之
夜者闌尓乍
不合牽牛
あまのがは
せをはやみかも
ぬばたまの
よはふけにつつ
あはぬひこほし
Оттого ль, что у Реки Небес
Так стремительны потоки,
Эта ночь, что ягод тутовых черней,
Все становится темнее и темней,
А Волопас еще не встретился с женою!

渡守
舟早渡世
一年尓
二遍徃来
君尓有勿久尓
わたりもり
ふねはやわたせ
ひととせに
ふたたびかよふ
きみにあらなくに
О перевозчик,
Поскорей веди ладью! —
В одном году, увы,
Любимый мой
Второй раз посетить меня не может!
[Песня Ткачихи]
玉葛
不絶物可良
佐宿者
年之度尓
直一夜耳
たまかづら
たえぬものから
さぬらくは
としのわたりに
ただひとよのみ
Жемчужный плющ
Не будет знать конца…
Но для того, чтоб вместе спать с тобою,
В теченье года целого дана —
Всего одна лишь ночь для нас с тобою!
[Песня Волопаса]
戀日者
<食>長物乎
今夜谷
令乏應哉
可相物乎
こふるひは
けながきものを
こよひだに
ともしむべしや
あふべきものを
Ведь дни, когда в разлуке тосковал,
Тянулись бесконечной чередою,
И даже в эту ночь
Не утолить тоски,
Хотя и должен встретиться с тобою!
[Песня Волопаса]
織女之
今夜相奈婆
如常
明日乎阻而
年者将長
たなばたの
こよひあひなば
つねのごと
あすをへだてて
としはながけむ
Когда сегодня в ночь
Звезда Ткачиха
Увидится с возлюбленным своим,
А завтра будет вновь в разлуке, как обычно,
Каким покажется ей долгим год!

天漢
棚橋渡
織女之
伊渡左牟尓
棚橋渡
あまのがは
たなはしわたせ
たなばたの
いわたらさむに
たなはしわたせ
Через дальнюю Реку Небес
Перекиньте вы дощатый мост!
Для того чтобы пройти могла
Там Ткачиха — бедная звезда,
Перекиньте ей дощатый мост!

天漢
河門八十有
何尓可
君之三船乎
吾待将居
あまのがは
かはとやそあり
いづくにか
きみがみふねを
わがまちをらむ
Там, где течет Небесная Река,
Причалов множество разбросано, мой друг.
О, где же буду нынче ожидать
Ладью твою,
Любимый мой супруг?
[Песня Ткачихи]
秋風乃
吹西日従
天漢
瀬尓出立
待登告許曽
あきかぜの
ふきにしひより
あまのがは
せにいでたちて
まつとつげこそ
Со дня того, как только начал дуть
Осенний ветер
Над Рекой Небес,
Вы передайте: у причала здесь
Я все стою и жду супруга своего!
[Песня Ткачихи]
天漢
去年之渡湍
有二家里
君<之>将来
道乃不知久
あまのがは
こぞのわたりぜ
あれにけり
きみがきまさむ
みちのしらなく
Переправа на Реке Небесной,
Где ты проходил минувший год,
Вся разрушена.
И я пути не знаю,
По которому ко мне придешь…
[Песня Ткачихи]
天漢
湍瀬尓白浪
雖高
直渡来沼
時者苦三
あまのがは
せぜにしらなみ
たかけども
ただわたりきぬ
またばくるしみ
Там, где отмель на Реке Небесной,
Волны в белой пене
Встали высоко,
Но к тебе пришел я все равно,
Оттого что ждать мне было тяжко!
[Песня Волопаса]
牽牛之
嬬喚舟之
引<綱>乃
将絶跡君乎
吾<之>念勿國
ひこほしの
つまよぶふねの
ひきづなの
たえむときみを
わがおもはなくに
Прочен тот канат,
Которым тянут
Ладью, где Волопас жену свою зовет,
Люблю тебя я так же крепко, милый,
И не стремлюсь порвать с тобой…
* Песня не связана с танабата непосредственно, но поскольку в ней используются сравнения, связанные с легендой, она помещена в этом цикле.
渡守
舟出為将出
今夜耳
相見而後者
不相物可毛
わたりもり
ふなでしいでむ
こよひのみ
あひみてのちは
あはじものかも
О перевозчик!
Ты отчаль ладью, уедем!
Не может быть,
Чтоб в эту ночь, увидясь с ней,
Я после не смогу во век ее увидеть!
[Песня Волопаса]
吾隠有
楫棹無而
渡守
舟将借八方
須臾者有待
わがかくせる
かぢさをなくて
わたりもり
ふねかさめやも
しましはありまて
Весло и шест, что спрятала,
Исчезли…
Ты можешь взять
У перевозчика ладью…
О, подожди, побудь еще немного!
[Песня Ткачихи]
乾坤之
初時従
天漢
射向居而
一年丹
兩遍不遭
妻戀尓
物念人
天漢
安乃川原乃
有通
出々乃渡丹
具穂船乃
艫丹裳舳丹裳
船装
真梶繁<抜>
旗<芒>
本葉裳具世丹
秋風乃
吹<来>夕丹
天<河>
白浪凌
落沸
速湍渉
稚草乃
妻手枕迹
大<舟>乃
思憑而
滂来等六
其夫乃子我
荒珠乃
年緒長
思来之
戀将盡
七月
七日之夕者
吾毛悲焉
あめつちの
はじめのときゆ
あまのがは
いむかひをりて
ひととせに
ふたたびあはぬ
つまごひに
ものもふひと
あまのがは
やすのかはらの
ありがよふ
いでのわたりに
そほぶねの
ともにもへにも
ふなよそひ
まかぢしじぬき
はたすすき
もとはもそよに
あきかぜの
ふきくるよひに
あまのがは
しらなみしのぎ
おちたぎつ
はやせわたりて
わかくさの
つまをまかむと
おほぶねの
おもひたのみて
こぎくらむ
そのつまのこが
あらたまの
としのをながく
おもひこし
こひつくすらむ
ふみつきの
なぬかのよひは
われもかなしも
С той поры как в мире есть
Небо и земля,
Две звезды разлучены
Горькою судьбой.
И на разных берегах,
Стоя у Реки Небес,
Друг ко другу обратясь,
Слезы льют они в тоске.
Только раз один в году
Суждено встречаться им.
И тоскуя о жене,
Бедный молодой супруг
Каждый раз спешит идти
Он в долину Ясу к ней,
Проплывает каждый раз
Он Небесную Реку.
И сегодня в ночь,
Когда
Ветер осени подул,
Тихо листьями шурша,
Флагом пышным камыша,
К переправе он спешит.
Там, где отмель, где ладья,
Крашенная в красный цвет,
И корму, и нос ее
Украшает он скорей,
Много весел закрепив,
Отплывает в дальний путь…
Волны в пене, что встают
Ныне на Реке Небес,
Рассекает он веслом,
Струи быстрые реки,
Что стремительно бегут,
Хочет переплыть скорей,
Чтоб в объятьях ныне спать
Дорогой своей жены,
Нежной, как трава весной…
Как большому кораблю,
Доверяясь ей душой,
К берегу ее плывет
Бедный, молодой супруг…
Новояшмовых годов
Долго, долго длится нить,
Долго он живет в тоске,
И в седьмую эту ночь,
В месяце седьмом,
Когда
Он приходит, наконец,
Утолить свою тоску,
Что томила целый год,
В эту ночь — свиданья звезд,
Даже я скорблю душой!
[Легенда о любви двух звезд]
* Песня о танабата, сложенная от третьего лица.
狛錦
紐解易之
天人乃
妻問夕叙
吾裳将偲
こまにしき
ひもときかはし
あめひとの
つまどふよひぞ
われもしのはむ
О ночь, когда небес далеких люди
Там встретятся: супруг придет к супруге
И из парчи корейской будут
Развязывать друг другу шнур,—
О, даже я той ночи не забуду!
* Развязывать друг другу шнур — см. п. 1789.
彦星之
<河>瀬渡
左小舟乃
得行而将泊
河津石所念
ひこほしの
かはせをわたる
さをぶねの
いゆきてはてむ
かはづしおもほゆ
Все думаю о гавани речной,
Куда, плывя, должна причалить,
Реку Небес переплывя,
Его небесная ладья —
Ладья супруга —
Волопаса!

天地跡
別之時従
久方乃
天驗常
<定>大王
天之河原尓

月累而
妹尓相
時候跡
立待尓
吾衣手尓
秋風之
吹反者
立<座>
多土伎乎不知
村肝
心不欲
解衣
思乱而
何時跡
吾待今夜
此川
行長
有得鴨
あめつちと
わかれしときゆ
ひさかたの
あまつしるしと
さだめてし
あまのかはらに
あらたまの
つきかさなりて
いもにあふ
ときさもらふと
たちまつに
わがころもでに
あきかぜの
ふきかへらへば
たちてゐて
たどきをしらに
むらきもの
こころいさよひ
とききぬの
おもひみだれて
いつしかと
わがまつこよひ
このかはの
ながれのながく
ありこせぬかも
С тех пор, как небо и земля
Разверзлись,
С той поры,
Как знак небесный,
Рубежом
Легла Река Небес
И разделила в тот же миг
Навек меня с женой.
И я стою теперь один
В долине голубых небес
И в новояшмовом году
За месяцем я месяц жду,
Когда придет желанный срок
И встречусь я с женой.
И рукава моих одежд
В осеннем ветре каждый раз
Метаться начинают вновь,
И я не знаю, как мне быть,
Уйти ли в путь, остаться здесь?
И сердце мечется мое,
Как будто печень на куски
Уже разбита навсегда…
И как небрежный вид одежд,
Что не повязаны шнуром,
В смятенье думы у меня,
О эта ночь, что жду всегда
И думаю: “Когда придет?”
Ах, эта ночь моей мечты,
Пусть, как течение реки,
Не знает срока и конца!
[Песня Волопаса]
* Песня Волопаса, рассказывающая историю его любви к Ткачихе.
竿志鹿之
心相念
秋芽子之
<鍾>礼零丹
落僧惜毛
さをしかの
こころあひおもふ
あきはぎの
しぐれのふるに
ちらくしをしも
Цветы осенних нежных хаги,
Что сердцем преданы любви,
С оленем вместе,
Раз идут дожди,
Осыплются, и как их будет жалко!
Из сборника Какиномото Хитомаро
* С этой песни начинается цикл песен о цветах. 34 песни посвящены осенним цветам (31 песня излюбленному цветку—хаги, одна песня — цветку асагао, одна — цветку обана — см. п. 1538.
夕去
野邊秋芽子
末若
露枯
金待難
ゆふされば
のへのあきはぎ
うらわかみ
つゆにぞかるる
あきまちかてに
Лишь настает вечерняя пора,
Осенний хаги на пустой равнине,
Из-за того что слишком молодой,
От выпавшей росы все больше никнет долу,
Не в силах выдержать осенних дней!

真葛原
名引秋風
<毎吹>
阿太乃大野之
芽子花散
まくずはら
なびくあきかぜ
ふくごとに
あだのおほのの
はぎのはなちる
О, каждый раз, когда подует ветер,
К земле сгибая на лугах
Траву кудзу
В полях осенних, что зовутся Ада,
У хаги с веток осыпаются цветы…
* Трава кудзу — см. п. 1272.
鴈鳴之
来喧牟日及
見乍将有
此芽子原尓
雨勿零根
かりがねの
きなかむひまで
みつつあらむ
このはぎはらに
あめなふりそね
До дня того, пока не прилетит
И не начнет кричать гусей далеких стая,
Все время буду любоваться я,
О пусть не льет с небес поток дождя
На эти дивные долины хаги!

奥山尓
住云男鹿之
初夜不去
妻問芽子乃
散久惜裳
おくやまに
すむといふしかの
よひさらず
つまどふはぎの
ちらまくをしも
Как жаль, что опадают хаги,
Что, как жену, приходит навещать,
Не пропуская ни единой ночи,
Тоскующий олень осеннею порой,
Который, говорят, живет в ущельях горных…

白露乃
置巻惜
秋芽子乎
折耳折而
置哉枯
しらつゆの
おかまくをしみ
あきはぎを
をりのみをりて
おきやからさむ
Так жаль, что белая роса
Ложится на цветы
Осенних хаги,
И оттого срывать, срывать их надо.
Ведь, если не сорвешь, завянут все равно!

秋田苅
借廬之宿
<丹>穂經及
咲有秋芽子
雖見不飽香聞
あきたかる
かりいほのやどり
にほふまで
さけるあきはぎ
みれどあかぬかも
О сколько ни смотрю, не налюбуюсь я
На лепестки цветов осенних хаги,
Которые так дивно расцвели,
Что бедная сторожка вся сверкает
Среди полей, где жнут созревший рис!

吾衣
<揩>有者不在
高松之
野邊行之者
芽子之<揩>類曽
あがころも
すれるにはあらず
たかまつの
のへゆきしかば
はぎのすれるぞ
Ведь платье я свое
Не красил никогда.
И лишь когда я приходил полями
Там, в Такамато, то осенний хаги
Его окрасил в яркий цвет.
* Поля Такамато славились красотой осенних хаги. В старину было принято окрашивать этими цветами одежду (см. п. 1273). В Такамато так много хаги, что стоит пройти этими полями и окрасишь платье.
此暮
秋風吹奴
白露尓
荒争芽子之
明日将咲見
このゆふへ
あきかぜふきぬ
しらつゆに
あらそふはぎの
あすさかむみむ
Сегодня вечером
Подул осенний ветер,
И, значит, завтра увидать смогу,
Как расцветет осенний нежный хаги,
Опередивший светлую росу.
* Считается, что от росы никнет и вянет молодой хаги. га. 2107 Поля в Сакину (на севере Нара) славятся обилием хаги.
秋風
冷成<奴
馬>並而
去来於野行奈
芽子花見尓
あきかぜは
すずしくなりぬ
うまなめて
いざのにゆかな
はぎのはなみに
Осенний ветер
Стал теперь прохладен,
Построим в ряд коней,
Отправимся в поля
Полюбоваться на цветенье хаги.

春去者
霞隠
不所見有師
秋芽子咲
折而将挿頭
はるされば
かすみがくりて
みえずありし
あきはぎさきぬ
をりてかざさむ
Раскрылись лепестки осенних хаги,
Что я не замечал,
Когда была весна,
И хаги спрятались за дымкою тумана,—
Теперь сорву цветы, венком украшусь я.

沙額田乃
野邊乃秋芽子
時有者
今盛有
折而将挿頭
さぬかたの
のへのあきはぎ
ときなれば
いまさかりなり
をりてかざさむ
Вот срок пришел цвести
Осенним хаги,
Покрывшим в Сануката все поля,
И нынче — лучшая пора расцвета,
Сорву цветы, венком украшусь я!

事更尓
衣者不<揩>
佳人部為
咲野之芽子尓
丹穂日而将居
ことさらに
ころもはすらじ
をみなへし
さきののはぎに
にほひてをらむ
Я нарочно не покрашу платье.
Оминаэси цветы цвели…
В Сакину, когда пройду полями,
Все равно, цветами нежных хаги
Я окрашу платье, проходя…

秋風者
急<々>吹来
芽子花
落巻惜三
競<立見>
あきかぜは
とくとくふきこ
はぎのはな
ちらまくをしみ
きほひたたむみむ
Осенний ветер, ты подуй скорее!
Хочу взглянуть, как нежные цветы
Осенних хаги
С ветром спорить будут,
Жалея, что придется им опасть…
* В комментариях отмечается, что смысл песни не совсем ясен. Перевод сделан, исходя из сопоставления с другими песнями М.
我屋前之
芽子之若末長
秋風之
吹南時尓
将開跡思<手>
わがやどの
はぎのうれながし
あきかぜの
ふきなむときに
さかむとおもひて
У дома моего
Концы у веток хаги
Длиннее стали в эти дни,
Стремясь скорее зацвести,
Как только дуть начнет осенний ветер…

人皆者
芽子乎秋云
縦吾等者
乎花之末乎
秋跡者将言
ひとみなは
はぎをあきといふ
よしわれは
をばながうれを
あきとはいはむ
Все люди говорят,
Что хаги — это осень,
Пусть говорят, другое я скажу:
Когда у обана раскроются верхушки,
То будет знак, что осень к нам пришла.

玉梓
公之使乃
手折来有
此秋芽子者
雖見不飽鹿裳
たまづさの
きみがつかひの
たをりける
このあきはぎは
みれどあかぬかも
О эти сорванные нежные цветы
Осенних хаги,
Что принес гонец
Мне с веткой яшмовой, как дальний твой привет,—
Ведь сколько ни смотрю, не налюбуюсь я!
* С веткой яшмовой гонец. — В старину к ветке дерева адзуса привязывали яшму и посылали с гонцом в знак привета или с особым известием или с подарком. В данном случае были посланы в подарок цветы.
吾屋前尓
開有秋芽子
常有者
我待人尓
令見猿物乎
わがやどに
さけるあきはぎ
つねならば
わがまつひとに
みせましものを
Когда бы нежные цветы осенних хаги,
Что расцвели у дома моего,
Цвели бы вечно,
Я могла бы их показать тому,
Кого я жду.

手寸<十>名相
殖之名知久
出見者
屋前之早芽子
咲尓家類香聞
*****
うゑしなしるく
いでみれば
やどのはつはぎ
さきにけるかも
Недаром руки бедные мои
Сажали, устали не зная:
Лишь выйду посмотрю —
Чудесно расцвели
У дома первые цветы осенних хаги.

吾屋外尓
殖生有
秋芽子乎
誰標刺
吾尓不所知
わがやどに
うゑおほしたる
あきはぎを
たれかしめさす
われにしらえず
На взращенный мной
У дома моего,
На цветок осенний, нежный хаги
Кто-то наложил запрет святой,
Не сказав мне ничего об этом…
* Песня сложена в аллегорическом плане: осенний хаги — метафора девушки, здесь — дочери.
白露尓
荒争金手
咲芽子
散惜兼
雨莫零根
しらつゆに
あらそひかねて
さけるはぎ
ちらばをしけむ
あめなふりそね
О хаги нежные, что здесь цветут,
И белую росу
Упорно побеждают…
Как будет жаль, коль наземь опадут,
Ах, дождь, не лей, не дай цветам увянуть!

𡢳嬬等<尓>
行相乃速稲乎
苅時
成来下
芽子花咲
をとめらに
ゆきあひのわせを
かるときに
なりにけらしも
はぎのはなさく
Как девушки, сменяясь меж собой,
На смену лета осень к нам приходит,
И рис в полях снимают молодой,
Как видно, сроки жатвы наступили:
Цветы осенних хаги расцвели.

朝霧之
棚引小野之
芽子花
今哉散濫
未Q尓
あさぎりの
たなびくをのの
はぎのはな
いまかちるらむ
いまだあかなくに
В полях,
Где утром стелется туман,
Не нынче ль опадут
Цветы осенних хаги?
А я и наглядеться не успел…

戀之久者
形見尓為与登
吾背子我
殖之秋芽子
花咲尓家里
こひしくは
かたみにせよと
わがせこが
うゑしあきはぎ
はなさきにけり
Вот расцвели цветы осенних хаги,
Что посадил любимый, говоря:
“Коль будешь ты еще любить меня,
Пусть будут памятью
О нашей встрече”.
* В те времена перед разлукой принято было сажать в знак памяти цветы, иногда по посаженным цветам гадали о судьбе уехавшего.
秋芽子
戀不盡跡
雖念
思恵也安多良思
又将相八方
あきはぎに
こひつくさじと
おもへども
しゑやあたらし
またもあはめやも
Хоть думаю о том,
Что я не исчерпал
Свою любовь к осенним нежным хаги,
Но все равно, увы, ведь не увидеть мне
Увядших лепестков расцветшими цветами.

秋風者
日異吹奴
高圓之
野邊之秋芽子
散巻惜裳
あきかぜは
ひにけにふきぬ
たかまとの
のへのあきはぎ
ちらまくをしも
Осенний ветер с каждым днем сильней…
Суровыми его порывы стали.
И будет жаль, коль в Такамато вдруг
В полях осыплются
Цветы осенних хаги.

大夫之
心者無而
秋芽子之
戀耳八方
奈積而有南
ますらをの
こころはなしに
あきはぎの
こひのみにやも
なづみてありなむ
О, сердца рыцаря
Нет больше у меня.
Ужели только из любви
К осенним хаги
На этом свете мне, страдая, жить?

吾待之
秋者来奴
雖然
芽子之花曽毛
未開家類
わがまちし
あきはきたりぬ
しかれども
はぎのはなぞも
いまださかずける
Вот дни осенние, которых ждал,
Пришли.
И все-таки
Цветы осенних хаги
Ведь до сих пор еще не расцвели.

欲見
吾待戀之
秋芽子者
枝毛思美三荷
花開二家里
みまくほり
あがまちこひし
あきはぎは
えだもしみみに
はなさきにけり
Цветы лиловые осенних хаги,
Что ждал с любовью я,
Что видеть я хотел,
Так дивно расцвели, что даже ветви
Под тяжестью цветов склонились до земли…

春日野之
芽子落者
朝東
風尓副而
此間尓落来根
かすがのの
はぎしちりなば
あさごちの
かぜにたぐひて
ここにちりこね
Когда на дальних Касуга-полях
Осыплются цветы осенних хаги,
Пусть лепестки
С восточным ветром прилетят
И утро каждое здесь наземь будут падать…

秋芽子者
於鴈不相常
言有者香
(一云
言有可聞)
音乎聞而者
花尓散去流
あきはぎは
かりにあはじと
いへればか
(いへれかも)
こゑをききては
はなにちりぬる
Не оттого ли говорят всегда,
Что будто бы цветам осенних хаги
С гусями дикими встречаться не судьба.—
Лишь стоит им вдали гусей услышать крики,
Как наземь опадают лепестки…

秋去者
妹令視跡
殖之芽子
露霜負而
散来毳
あきさらば
いもにみせむと
うゑしはぎ
つゆしもおひて
ちりにけるかも
У хаги, что сажал,
Чтоб показать любимой,
Когда осенние наступят дни,
Не оттого ли, что холодный выпал иней,
Все до конца осыпались цветы…

吾屋戸尓
鳴之鴈哭
雲上尓
今夜喧成
國方可聞遊群
わがやどに
なきしかりがね
くものうへに
こよひなくなり
くにへかもゆく
Те гуси, что кричали раньше
У дома моего все эти дни,
Сегодня, в час ночной,
Кричат над облаками.
Быть может, в край родной они летят?

秋風尓
山跡部越
鴈鳴者
射矢遠放
雲隠筒
あきかぜに
やまとへこゆる
かりがねは
いやとほざかる
くもがくりつつ
Ах, гуси,
Что с осенним ветерком
Спешат в Ямато, мимо пролетая,
Все больше удаляются от нас,
Вдали скрываясь между облаками…

秋田
吾苅婆可能
過去者
鴈之喧所聞
冬方設而
あきのたの
わがかりばかの
すぎぬれば
かりがねきこゆ
ふゆかたまけて
Когда созревший рис в осеннем поле
Я кончил жать,
Послышались вдали
Гусей летящих жалобные крики,—
Как видно, время подвигается к зиме…

葦邊在
荻之葉左夜藝
秋風之
吹来苗丹
鴈鳴渡
(一云
秋風尓
鴈音所聞
今四来霜)
あしへなる
をぎのはさやぎ
あきかぜの
ふきくるなへに
かりなきわたる
(あきかぜに
かりがねきこゆ
いましくらしも)
Шелестя травой высокой оги,
Возле берегов, заросших тростниками,
Начал дуть в полях
Осенний ветер,—
Гуси в небе с криком пролетают…
* Оги (Miscanthus sacchariflorus) — растение из семейства рисовых с узкими длинными листьями, растет у воды и в полях, лугах.
秋風尓
山飛越
鴈鳴之
聲遠離
雲隠良思
あきかぜに
やまとびこゆる
かりがねの
こゑとほざかる
くもがくるらし
Стали далеки тоскующие крики
Пролетающей гусиной стаи
Через горы,
Где осенний ветер дует,—
Верно, в облаках она небесных скрылась…

多頭我鳴乃
今朝鳴奈倍尓
鴈鳴者
何處指香
雲隠良<武>
たづがねの
けさなくなへに
かりがねは
いづくさしてか
くもがくるらむ
В тот же миг, когда подумал я:
“Не кричат ли журавли сегодня утром?” —
Гуси дикие,
Куда-то устремясь,
В облаках, как видно, сразу скрылись…

朝尓徃
鴈之鳴音者
如吾
物<念>可毛
聲之悲
あさにゆく
かりのなくねは
あがごとく
ものもへれかも
こゑのかなしき
О жалобы гусей,
Что по утрам летят…
Ужели так же, как и я,
Они тоскуют?
Печальны на заре их голоса…

左小<壮>鹿之
妻問時尓
月乎吉三
切木四之泣所聞
今時来等霜
さをしかの
つまどふときに
つきをよみ
かりがねきこゆ
いましくらしも
Чудесный свет бывает у луны,
Когда олени
Навещают жен…
Гусей далеких крики здесь слышны,
Они сейчас, как видно, прилетают.

天雲之
外鴈鳴
従聞之
薄垂霜零
寒此夜者
(一云
弥益々尓
戀許曽増焉)
あまくもの
よそにかりがね
ききしより
はだれしもふり
さむしこのよは
(いやますますに
こひこそまされ)
С той поры, как стали слышны крики
В небе, далеко за облаками
Пролетающей гусиной стаи,—
Падает на землю мелкий иней.
О, как холодно сегодня ночью.

押照
難波穿江之
葦邊者
鴈宿有疑
霜乃零尓
おしてる
なにはほりえの
あしへには
かりねたるかも
しものふらくに
В Нанива, морской волною озаренной,
В бухте Хориэ,
Как видно, приютились
Гуси дикие меж тростников зеленых,
Несмотря на выпавший холодный иней…
* Нанива — одно из красивейших мест провинции Сэтцу. 588
野干玉之
夜<渡>鴈者

幾夜乎歴而鹿
己名乎告
ぬばたまの
よわたるかりは
おほほしく
いくよをへてか
おのがなをのる
Гуси дикие, что пролетают ночью,
Темной ночью, ягод тутовых черней,
Почему-то, сколько б ни прошло ночей,
Пролетая, свое имя называют:
“Кари, кари”…


年之經徃者
阿跡念登
夜渡吾乎
問人哉誰
あらたまの
としのへゆけば
あどもふと
よわたるわれを
とふひとやたれ
Год новояшмовый уже проходит,
И оттого друг друга мы зовем.
Кто этот человек,
О нас спросивший,
Когда над ним я ночью пролетал?

比日之
秋朝開尓
霧隠
妻呼雄鹿之
音之亮左
このころの
あきのあさけに
きりごもり
つまよぶしかの
こゑのさやけさ
В рассветный час осеннею порою
Все эти дни густой туман вставал,
И сквозь туман
Звучал так ясно голос
Оленя бедного, зовущего жену…

左男<壮>鹿之
妻整登
鳴音之
将至極
靡芽子原
さをしかの
つまととのふと
なくこゑの
いたらむきはみ
なびけはぎはら
Чтобы во всех концах земли звучали
Оленя крики,
Что зовет жену,
Склонитесь до земли
Густые рощи хаги!

於君戀
裏觸居者
敷野之
秋芽子凌
左<小壮>鹿鳴裳
きみにこひ
うらぶれをれば
しきののの
あきはぎしのぎ
さをしかなくも
Когда в отчаянье глубоком
Тоской был полон о тебе,
На поле в Сики
Меж осенних хаги
Кричал в ответ тоскующий олень.

鴈来
芽子者散跡
左小<壮>鹿之
鳴成音毛
裏觸丹来
かりはきぬ
はぎはちりぬと
さをしかの
なくなるこゑも
うらぶれにけり
Говорят: раз гуси прилетели,
Это значит
Хаги отцвели.
Голоса тоскующих оленей
Жалобно разносятся вдали…

秋芽子之
戀裳不盡者
左<壮>鹿之
聲伊續伊継
戀許増益焉
あきはぎの
こひもつきねば
さをしかの
こゑいつぎいつぎ
こひこそまされ
Свою любовь к цветам осенних хаги
Еще не утолил
Тоскующий олень,
И крик его несется непрерывно,
И все сильней становится тоска.
* По народным поверьям, цветы хаги считают женой оленя, олень и хаги часто встречаются вместе в осенних песнях как — парные образы; постоянно воспевается любовь и тоска оленя по цветам хаги.
山近
家哉可居
左小<壮>鹿乃
音乎聞乍
宿不勝鴨
やまちかく
いへやをるべき
さをしかの
こゑをききつつ
いねかてぬかも
Может, оттого, что я живу
В доме близко возле этих гор,
Я все время слышу здесь
Оленей стон,
И уснуть ночами не могу…

山邊尓
射去薩雄者
雖大有
山尓文野尓文
沙小<壮>鹿鳴母
やまのへに
いゆくさつをは
さはにあれど
やまにものにも
さをしかなくも
Хотя и много здесь
Охотников счастливых,
Что бродят всюду по горам,
Но как всегда в горах и в поле
Кричат олени, призывая жен!

足日木<笶>
山従来世波
左小<壮>鹿之
妻呼音
聞益物乎
あしひきの
やまよりきせば
さをしかの
つまよぶこゑを
きかましものを
Когда придешь теперь
Ты с распростертых гор,
То голоса оленей,
Жен зовущих,
Возможно, будут слышаться тебе.

山邊庭
薩雄乃<祢>良比
恐跡
小<壮>鹿鳴成
妻之眼乎欲焉
やまへには
さつをのねらひ
かしこけど
をしかなくなり
つまがめをほり
Хотя в горах ему бывает страшно
Попасть охотникам счастливым
На прицел,
И все же плачет жалобно олень,
Мечтая встретиться с женой любимой…

秋芽子之
散去見
欝三
妻戀為良思
棹<壮>鹿鳴母
あきはぎの
ちりゆくみれば
おほほしみ
つまごひすらし
さをしかなくも
Увидя, что цветы осенних хаги,
Уже опавшие, лежат здесь на земле,
Как видно, загрустив
И о жене тоскуя,
Кричит в горах покинутый олень…

山遠
京尓之有者
狭小<壮>鹿之
妻呼音者
乏毛有香
やまとほき
みやこにしあれば
さをしかの
つまよぶこゑは
ともしくもあるか
От гор
Столица наша далека,
И оттого олений скорбный голос,
Жену зовущий,
Редко слышен там.

秋芽子之
散過去者
左<小壮>鹿者
和備鳴将為名
不見者乏焉
あきはぎの
ちりすぎゆかば
さをしかは
わびなきせむな
みずはともしみ
Ax, оттого что лепестки осенних хаги
Уже осыпались теперь с ветвей,
Так горько плачет,
Жалуясь, олень.
Не видя лепестков, он о цветах тоскует…

秋芽子之
咲有野邊者
左小<壮>鹿曽
露乎別乍
嬬問四家類
あきはぎの
さきたるのへは
さをしかぞ
つゆをわけつつ
つまどひしける
В полях, где расцвели
Цветы осенних хаги,
Олень, упорно пробираясь сквозь листву
И стряхивая на землю росу,
Идет к жене своей любимой…

奈何<壮>鹿之
和備鳴為成
蓋毛
秋野之芽子也
繁将落
なぞしかの
わびなきすなる
けだしくも
あきののはぎや
しげくちるらむ
О, почему так жалобно рыдает
Тоскующий, покинутый олень?
Наверное,
В полях осенних хаги
На землю до конца осыпались теперь…

秋芽子之
開有野邊
左<壮>鹿者
落巻惜見
鳴去物乎
あきはぎの
さきたるのへに
さをしかは
ちらまくをしみ
なきゆくものを
В полях, где расцвели
Цветы осенних хаги,
Олень
Жалеет, что опасть они должны,
И потому рыдает громко ныне…

足日木乃
山之跡陰尓
鳴鹿之
聲聞為八方
山田守酢兒
あしひきの
やまのとかげに
なくしかの
こゑきかすやも
やまたもらすこ
Страж, что охраняешь
Горные поля,
Слышишь ли ты голоса оленей,
Что кричат средь распростертых гор
В глубине заброшенных ущелий?

暮影
来鳴日晩之
幾許
毎日聞跡
不足音可聞
ゆふかげに
きなくひぐらし
ここだくも
ひごとにきけど
あかぬこゑかも
Цикады, что звенят
В лучах вечерних солнца!
Пусть каждый день я слышу ваши голоса,
Пусть слышу часто ваше пенье,
Мне никогда оно не надоест!

秋風之
寒吹奈倍
吾屋前之
淺茅之本尓
蟋蟀鳴毛
あきかぜの
さむくふくなへ
わがやどの
あさぢがもとに
こほろぎなくも
От осеннего порыва ветра
Пробегает легкий холодок,
И у дома моего
В траве асадзи
Тихо песенку поет сверчок…

影草乃
生有屋外之
暮陰尓
鳴蟋蟀者
雖聞不足可聞
かげくさの
おひたるやどの
ゆふかげに
なくこほろぎは
きけどあかぬかも
Сверчка, поющего
В лучах вечерних солнца
У дома моего в траве кагэгуса,
О, сколько я ни слышу, никогда
Не надоест мне слушать это пенье!
* Кагэгуса — общее название для трав, растущих в тени у забора, у дома и т. п.
庭草尓
村雨落而
蟋蟀之
鳴音聞者
秋付尓家里
にはくさに
むらさめふりて
こほろぎの
なくこゑきけば
あきづきにけり
Когда на травы желтые в саду
Льет мелкий дождь,
И тут же слышишь
Поющий голос тихого сверчка,
То значит — наступила осень.

三吉野乃
石本不避
鳴川津
諾文鳴来
河乎浄
みよしのの
いはもとさらず
なくかはづ
うべもなきけり
かはをさやけみ
В прекрасном Ёсину речной олень
Подножье скал не покидая,
Поет близ вод не умолкая,
И мне понятно, почему поет:
Чудесен вид прозрачных светлых вод.
* Кваканье лягушек вызывало такое же восхищение, как пение соловья.
神名火之
山下動
去水丹
川津鳴成
秋登将云鳥屋
かむなびの
やましたとよみ
ゆくみづに
かはづなくなり
あきといはむとや
Внизу, у гор священных Камунаби,
В воде, что с грохотом бежит
С уступов скал,
Лягушки нынче квакать стали.
“Вот осень”,—хочется, быть может, им сказать.
* Камунаби — общее название священных гор. Полагают, что здесь речь идет о горах провинции Ямато (см. п. 3223).
草枕
客尓物念
吾聞者
夕片設而
鳴川津可聞
くさまくら
たびにものもひ
わがきけば
ゆふかたまけて
なくかはづかも
Когда прислушался, тоскою полный,
В далеком странствии своем,
Где травы служат изголовьем,
Донесся до меня печальный крик лягушек…
Спускались сумерки в полях…

瀬呼速見
落當知足
白浪尓
<河>津鳴奈里
朝夕毎
せをはやみ
おちたぎちたる
しらなみに
かはづなくなり
あさよひごとに
Оттого что быстры горные потоки,
Падает стремительно вода.
Там, средь белых волн,
Лягушки стали квакать
Нынче по утрам и вечерам…

上瀬尓
河津妻呼
暮去者
衣手寒三
妻将枕跡香
かみつせに
かはづつまよぶ
ゆふされば
ころもでさむみ
つままかむとか
У верхнего теченья вдалеке
Речной олень зовет свою жену,
Лишь наступает вечер, холодно ему,
И хочет, верно, он
В ее объятьях спать…

妹手<呼>
取石池之
浪間従
鳥音異鳴
秋過良之
いもがてを
とろしのいけの
なみのまゆ
とりがねけになく
あきすぎぬらし
Возлюбленную за руку берут…
Там, где Тороси-пруд,
Среди прозрачных волн
Так необычно птицы песнь поют,
Как видно, миновала осень…

秋野之
草花我末
鳴<百舌>鳥
音聞濫香
片聞吾妹
あきののの
をばながうれに
なくもずの
こゑききけむか
かたきけわぎも
Ax, слушает ли милая жена,
Что с нетерпеньем ждет меня домой,
Звенящий голос птицы модзу, что поет
В полях осенних
На верхушках обана?

冷芽子丹
置白霧
朝々
珠<年>曽見流
置白霧
あきはぎに
おけるしらつゆ
あさなさな
たまとしぞみる
おけるしらつゆ
На лиловых лепестках осенних хаги
Выпавшая белая роса
Утро каждое
Сверкает, словно жемчуг,
Выпавшая белая роса…

暮立之
雨落毎
(一云
打零者)
春日野之
尾花之上乃
白霧所念
ゆふだちの
あめふるごとに
(うちふれば)
かすがのの
をばながうへの
しらつゆおもほゆ
О, каждый раз, когда бывает ливень
И льют потоки бурные дождя,
Я вспоминаю светлые росинки
В долине Касуга
На листьях обана.

秋芽子之
枝毛十尾丹
露霜置
寒毛時者
成尓家類可聞
あきはぎの
えだもとををに
つゆしもおき
さむくもときは
なりにけるかも
Вот выпал иней
На осеннем хаги,
Так что склонились
Ветви до земли,
Ох, и холодные же дни настали!

白露
与秋芽子者
戀乱
別事難
吾情可聞
しらつゆと
あきはぎとには
こひみだれ
わくことかたき
あがこころかも
Ax, белая роса
Или осенний хаги?
Их вместе горячо любя,
О сердце бедное, тебе решить, так трудно,
Что лучше и дороже для тебя?

吾屋戸之
麻花押靡
置露尓
手觸吾妹兒
落巻毛将見
わがやどの
をばなおしなべ
おくつゆに
てふれわぎもこ
ちらまくもみむ
О, прикоснись рукой, любимая моя,
К росе, что выпала, склонив к земле так низко
У дома моего верхушки обана,
Я полюбуюсь, как с зеленых листьев
Блестящей каплей упадет она.

白露乎
取者可消
去来子等
露尓争而
芽子之遊将為
しらつゆを
とらばけぬべし
いざこども
つゆにきほひて
はぎのあそびせむ
Коль прикоснешься к светлой выпавшей росе,
Она, наверное, исчезнет сразу,
Давайте же, друзья,
Здесь наслаждаться хаги,
Пока роса еще сверкает на цветах!
* В песне отражен обычай любоваться расцветшими цветами, в данном случае хаги. В старину было принято специально собираться для этого, приглашать гостей, друзей, любимого человека.
秋田苅
借廬乎作
吾居者
衣手寒
露置尓家留
あきたかる
かりいほをつくり
わがをれば
ころもでさむく
つゆぞおきにける
Когда сторожку смастерил себе,
Чтоб жать созревший рис в полях осенних,
И поселился в ней,
Застыли рукава:
Холодная роса на них упала.

日来之
秋風寒
芽子之花
令散白露
置尓来下
このころの
あきかぜさむし
はぎのはな
ちらすしらつゆ
おきにけらしも
Веет холодом осенний ветер,
Дующий все время эти дни,—
Верно, белая роса упала где-то,
От которой у осенних хаги
Опадают наземь лепестки…

秋田苅
苫手揺奈利
白露<志>
置穂田無跡
告尓来良思
(一云
告尓来良思母)
あきたかる
とまでうごくなり
しらつゆし
おくほだなしと
つげにきぬらし
(つげにくらしも)
В полях осенних, где я жну созревший рис,
Зашевелился край рогожи у сторожки,
То, верно, белая роса ко мне пришла
Сказать, что места нету в поле,
Где выпасть бы она еще могла!
* Край рогожи — имеется в виду рогожа, которой покрывают крышу сторожки и края которой нависают над входом.
春者毛要
夏者緑丹
紅之
綵色尓所見
秋山可聞
はるはもえ
なつはみどりに
くれなゐの
まだらにみゆる
あきのやまかも
Весна вся почками сверкает,
А лето — в зелени всегда,
И алым,
Ярко-алым цветом
Покрыта осенью гора.
* “Ярко-алым цветом покрыта осенью гора”, т. е. покрыта алой листвою кленов.
妻隠
矢野神山
露霜尓
々寶比始
散巻惜
つまごもる
やののかむやま
つゆしもに
にほひそめたり
ちらまくをしも
Жену скрывает дом…
На склонах Камияма
В Яну, где выпала роса,
Окрасилось все ярко-алым цветом,
И жаль, коль опадет осенняя листва…
* С этой песни начинается большой цикл песен, воспевающих алую осеннюю листву и главным образом алую листву кленов. Осенью, когда выпадает обильная роса и идут моросящие дожди. начинает алеть листва клена, поэтому считается, что роса и дожди способствуют появлению алого цвета у зеленых веток. В старину был обычай специально собираться и любоваться кленами (момидзи-ми) и складывать песни на эту тему. Возможно, что данный цикл и есть собрание лучших песен поэтических турниров. Клены посылали любимому человеку в подарок или вместе с ним любовались на алую листву. Из листвы кленов делали венки и украшались ими.
* Камияма — гора в Яну, однако под таким названием есть местности в разных провинциях, поэтому местоположение точно неизвестно. Камияма — старинное название, поэтому какой горе оно соответствует теперь, неизвестно.
朝露尓
染始
秋山尓
<鍾>礼莫零
在渡金
あさつゆに
にほひそめたる
あきやまに
しぐれなふりそ
ありわたるがね
Среди осенних гор,
Где утренней росою
Окрасилось все в алые цвета,
О мелкий дождь, не лей, прошу тебя,
Чтоб алая листва на землю не опала.

九月乃
<鍾>礼乃雨丹
沾通
春日之山者
色付丹来
ながつきの
しぐれのあめに
ぬれとほり
かすがのやまは
いろづきにけり
Вся влажная насквозь
От мелкого дождя,
Что в сентябре идет,
Вдруг Касуга-гора
Сегодня засверкала алым цветом.

鴈鳴之
寒朝開之
露有之
春日山乎
令黄物者
かりがねの
さむきあさけの
つゆならし
かすがのやまを
もみたすものは
То выпала, наверное, роса
В час ранний алого рассвета.
Когда гусей далеких голоса звучали холодом,
Вся Касуга-гора
Покрылась нынче ярко-алым цветом.

比日之
暁露丹
吾屋前之
芽子乃下葉者
色付尓家里
このころの
あかときつゆに
わがやどの
はぎのしたばは
いろづきにけり
Ах, от росы, что выпадала эти дни
В час ранний алого рассвета,
У дома моего
Листва осенних хаги
Вдруг засверкала ярко-алым цветом.

鴈<音>者
今者来鳴沼
吾待之
黄葉早継
待者辛苦母
かりがねは
いまはきなきぬ
わがまちし
もみちはやつげ
またばくるしも
Сегодня
С криком гуси прилетели.
Багрянца твоего, мой клен, я долго ждал.
Теперь пора листве алеть скорее,
Ведь ожидать всегда бывает тяжело.

秋山乎
謹人懸勿
忘西
其黄葉乃
所思君
あきやまを
ゆめひとかくな
わすれにし
そのもみちばの
おもほゆらくに
О люди, я прошу,
О тех горах осенних
Не надо мне напоминать,
Не то листву прекрасных алых кленов, что я забыл,
Я вспоминать начну.

大坂乎
吾越来者
二上尓
黄葉流
志具礼零乍
おほさかを
わがこえくれば
ふたかみに
もみちばながる
しぐれふりつつ
Когда я проходил
Заставу Встреч,
На склонах дальних гор Футагами
Струилась с кленов алая листва.
И моросил все время мелкий дождь…
* Застава Встреч — находится в уезде Северный Кацураги провинции Ямато, но дороге в провинцию Кавати.
秋去者
置白露尓
吾門乃
淺茅何浦葉
色付尓家里
あきされば
おくしらつゆに
わがかどの
あさぢがうらば
いろづきにけり
Пришла осенняя пора,
И от росы холодной, что упала
На землю у моих ворот,
Трава асадзи
Стала ярко-алой.

妹之袖
巻来乃山之
朝露尓
仁寶布黄葉之
散巻惜裳
いもがそで
まききのやまの
あさつゆに
にほふもみちの
ちらまくをしも
Рукав любимой стелют в изголовье…
На Макимуку — сказочной горе,
Когда осыплются алеющие клены
От утренней росы,
Так будет жаль!

黄葉之
丹穂日者繁
然鞆
妻梨木乎
手折可佐寒
もみちばの
にほひはしげし
しかれども
つまなしのきを
たをりかざさむ
Осенняя пурпурная листва
Сверкает всюду дивной красотой,
И все-таки украшусь я листвой
С деревьев грушевых, с деревьев цуманаси,
Что будет значить “нет жены”.
* В старину осенью обычно украшались алою листвою кленов (см. п. 2178), но автор, потерявший жену (СП), говорит, что он украсится листвой грушевого дерева — цуманаси (цума “жена”, наси “нет”).
露霜乃
寒夕之
秋風丹
黄葉尓来毛
妻梨之木者
つゆしもの
さむきゆふへの
あきかぜに
もみちにけらし
つまなしのきは
Холодным вечером,
Когда вдруг выпал иней,
В осеннем ветре заалела вся листва
На груше, что зовется цуманаси,
Напоминая, что со мною нет жены.
* В песне автор грустит о жене, используя для выражения своей грусти игру слов “цуманаси” — “грушевое дерево” (“цума” “жена”, “наси”, “нет”).
吾門之
淺茅色就
吉魚張能
浪柴乃野之
黄葉散良新
わがかどの
あさぢいろづく
よなばりの
なみしばののの
もみちちるらし
У ворот моих
Заалела мелкая трава,
В Ёнабари,
На полях Намисиба,
Верно, клены осыпаются теперь…

鴈之鳴乎
聞鶴奈倍尓
高松之
野上<乃>草曽
色付尓家留
かりがねを
ききつるなへに
たかまつの
ののうへのくさぞ
いろづきにける
Как только стало слышно где-то,
Что гуси дикие кричат,
Как в Такамато
Травы на полях
Покрылись сразу ярко-алым цветом.
* Крики диких гусей — примета осени, поэтому прилет их всегда связывают с появлением алой листвы.
吾背兒我
白細衣
徃觸者
應染毛
黄變山可聞
わがせこが
しろたへころも
ゆきふれば
にほひぬべくも
もみつやまかも
Когда любимый в белотканом платье
Пройдет, ветвей касаясь,
Горною тропой,
Как, верно, заалеет это платье,—
Ведь горы алою окрашены листвой.

秋風之
日異吹者
水莫能
岡之木葉毛
色付尓家里
あきかぜの
ひにけにふけば
みづくきの
をかのこのはも
いろづきにけり
Ах, оттого что с каждым, с каждым днем
Сильнее дует здесь осенний ветер,
Листва деревьев
На густых холмах
Вся засверкала ярко-алым цветом!
Включено в Какё Хёсики
鴈鳴乃
来鳴之共
韓衣
裁田之山者
黄始南
かりがねの
きなきしなへに
からころも
たつたのやまは
もみちそめたり
Гуси с криком
Нынче прилетели,
И тотчас же Тацута-гора,
Где кроят заморские одежды,
Засверкала алою листвой!
* Тацута — гора, славится алыми кленами.
鴈之鳴
聲聞苗荷
明日従者
借香能山者
黄始南
かりがねの
こゑきくなへに
あすよりは
かすがのやまは
もみちそめなむ
Слышен в отдаленье крик гусей,
И, наверно, вслед за криком этим,
Послезавтра
Касуга-гора
Засверкает ярко-алым цветом.

四具礼能雨
無間之零者
真木葉毛
争不勝而
色付尓家里
しぐれのあめ
まなくしふれば
まきのはも
あらそひかねて
いろづきにけり
Оттого, что моросят без перерыва
Мелкие осенние дожди,
Даже листья на деревьях хиноки,
Тем дождям противиться не смея,
Ярко-алым цветом налились.

灼然
四具礼乃雨者
零勿國
大城山者
色付尓家里
いちしろく
しぐれのあめは
ふらなくに
おほきのやまは
いろづきにけり
И хотя не моросили долго
Мелкие осенние дожди,
Все равно
Гора зеленая Оки
Засверкала ярко-алым цветом.

風吹者
黄葉散乍
小雲
吾松原
清在莫國
かぜふけば
もみちちりつつ
すくなくも
あがのまつばら
きよくあらなくに
Дует ветер, и все время листья клена
Наземь осыпаются с ветвей,
Даже и на миг
В Аганомацубара
Не увидишь белого песка…

物念
隠座而
今日見者
春日山者
色就尓家里
ものもふと
こもらひをりて
けふみれば
かすがのやまは
いろづきにけり
Сидел я дома взаперти
И предавался грустным думам,
А нынче посмотрел:
Ах, Касуга-гора
Вся засверкала ярко-алым цветом!

九月
白露負而
足日木乃
山之将黄變
見幕下吉
ながつきの
しらつゆおひて
あしひきの
やまのもみたむ
みまくしもよし
Покрыты белою росою
В сентябре
Все горы, распростертые в округе.
Украсятся пурпурною листвой,
И будет дивно любоваться ими.

妹許跡
馬鞍置而
射駒山
撃越来者
紅葉散筒
いもがりと
うまにくらおきて
いこまやま
うちこえくれば
もみちちりつつ
Когда собрался в путь к своей жене
И, лошадь оседлав, с трудом стал пробираться
По узким тропам
Через горы Икома,
У кленов алых стали листья осыпаться…

黄葉為
時尓成良之
月人
楓枝乃
色付見者
もみちする
ときになるらし
つきひとの
かつらのえだの
いろづくみれば
Как видно, срок пришел
Алеть листве,
Когда увидел я, что заалела
И ветка лавра
На луне.
* По-видимому, речь идет о народных приметах, когда по луне определяли время аленния кленов. Легенды рассказывают о лавре, растущем на луне.
里異
霜者置良之
高松
野山司之
色付見者
さとゆけに
しもはおくらし
たかまつの
のやまづかさの
いろづくみれば
“Наверное, в селениях кругом
Уже холодный иней выпадает”,—
Подумал я, взглянув на выси гор,
Что засверкали алым кленом
В Такамацу.

秋風之
日異吹者
露重
芽子之下葉者
色付来
あきかぜの
ひにけにふけば
つゆをおもみ
はぎのしたばは
いろづきにけり
Ах, оттого, что с каждым, с каждым днем
Осенний ветер дует все сильнее,
Густым покровом выпала роса,
И потому вся нижняя листва осенних хаги
Засверкала алым цветом.

秋芽子乃
下葉赤
荒玉乃
月之歴去者
風疾鴨
あきはぎの
したばもみちぬ
あらたまの
つきのへぬれば
かぜをいたみかも
Ах, у осенних нежных хаги
Вдруг алой стала нижняя листва,
Не оттого ль, что все сильнее ветер,
Когда проходят
Новояшмовые месяца…

真十鏡
見名淵山者
今日鴨
白露置而
黄葉将散
まそかがみ
みなぶちやまは
けふもかも
しらつゆおきて
もみちちるらむ
В зеркало кристальное глядят…
На горе Минабутияма,
Верно, нынче
Выпала роса:
Облетают листья алые с ветвей…

吾屋戸之
淺茅色付
吉魚張之
夏身之上尓
四具礼零疑
わがやどの
あさぢいろづく
よなばりの
なつみのうへに
しぐれふるらし
Вот трава асадзи ярко-алым цветом
Засверкала возле дома моего.
В Ёнабари
На полях Нацуми,
Верно, мелкие дожди идут…
* Асадзи — см. п. 1347. Ёнабари — находится в уезде Сики провинции Ямато (см. п. 2178).
鴈鳴之
寒鳴従
水茎之
岡乃葛葉者
色付尓来
かりがねの
さむくなきしゆ
みづくきの
をかのくずはは
いろづきにけり
С тех пор, как холодом звучат
Гусей далеких жалобные крики,
На всех холмах
Листва плюща кудзу
Вся засверкала ярко-алым цветом.

秋芽子之
下葉乃黄葉
於花継
時過去者
後将戀鴨
あきはぎの
したばのもみち
はなにつぎ
ときすぎゆかば
のちこひむかも
Нижняя листва осенних хаги,
Вся сверкающая алым цветом,
Заменила блеск цветов опавших,
Но пройдет пора ее цветенья,
И тогда — как тосковать я буду!

明日香河
黄葉流
葛木
山之木葉者
今之<落>疑
あすかがは
もみちばながる
かづらきの
やまのこのはは
いましちるらし
Сверкающие листья алых кленов
Несутся в водах Асука-реки,
Наверное, они
Со склонов Кацураги,
Где нынче осыпается листва…

妹之紐
解登結而
立田山
今許曽黄葉
始而有家礼
いもがひも
とくとむすびて
たつたやま
いまこそもみち
そめてありけれ
Заветный шнур у милой завязав,
И говоря: “Его я развяжу”,—
Отправляются в далекий путь…
Ах, на Тацута-горе как раз теперь
Начала алеть зеленая листва…
* “Заветный шнур у милой завязав” — см. п. 1789.
鴈鳴之
<寒>喧之従
春日有
三笠山者
色付丹家里
かりがねの
さむくなきしゆ
かすがなる
みかさのやまは
いろづきにけり
Со дня того, когда раздались крики
Гусей далеких в вышине,
Гора Микаса
В Касуга, где клены,
Покрылась ярко-алою листвой.
* См. п. 2191.
比者之
五更露尓
吾屋戸乃
秋之芽子原
色付尓家里
このころの
あかときつゆに
わがやどの
あきのはぎはら
いろづきにけり
От росы, что в алый час рассвета
Выпадала эти дни на землю,
Возле дома
Вся долина хаги
Засверкала алою листвою.

夕去者
鴈之越徃
龍田山
四具礼尓競
色付尓家里
ゆふされば
かりのこえゆく
たつたやま
しぐれにきほひ
いろづきにけり
И Тацута-гора,
Где лишь наступит вечер,
Как гуси пролетают в вышине,
Вся засверкала ярко-алым цветом,
Опередить стараясь мелкий дождь…

左夜深而
四具礼勿零
秋芽子之
本葉之黄葉
落巻惜裳
さよふけて
しぐれなふりそ
あきはぎの
もとはのもみち
ちらまくをしも
Когда настанет ночь,
Не лей здесь, дождь, не надо!
Так будет жаль, когда вдруг облетит
Листва пурпурная
Осенних хаги.

古郷之
始黄葉乎
手折<以>
今日曽吾来
不見人之為
ふるさとの
はつもみちばを
たをりもち
けふぞわがこし
みぬひとのため
Вот первую осеннюю листву
Сорвав в столице старой с алых клёнов,
Держа её в руках,
Сюда теперь пришёл,
Принёс для той, что красоты их не видала.
* См. п. 2178.
君之家<乃>
黄葉早者

四具礼乃雨尓
所沾良之母
きみがいへの
もみちばははやく
ちりにけり
しぐれのあめに
ぬれにけらしも
У дома твоего
Так быстро нынче
Опала кленов алая листва.
Наверно, мелкими осенними дождями
Она была насквозь увлажнена.

一年
二遍不行
秋山乎
情尓不飽
過之鶴鴨
ひととせに
ふたたびゆかぬ
あきやまを
こころにあかず
すぐしつるかも
В одном году
Два раза осень не бывает.
Ах, красотой осенних этих гор
Еще мое не насладилось сердце,
А кленов алых срок уже прошел.

足曳之
山田佃子
不秀友
縄谷延与
守登知金
あしひきの
やまたつくるこ
ひでずとも
なはだにはへよ
もるとしるがね
Ах, над полем, что возделываешь ты
Возле склонов распростертых гор,
Протяни святой запрета знак,
Даже пусть колосьев еще нет,
Чтобы знали все, что поле сторожат.
* В песне иносказательно говорится о любимой девушке. Поле — метафора девушки. Если хочешь сделать ее своей женой, пусть даже она молода, дай всем знать, что она предназначена для тебя. Святой запрета знак — см. п. 530, 1335.
左小<壮>鹿之
妻喚山之
岳邊在
早田者不苅
霜者雖零
さをしかの
つまよぶやまの
をかへなる
わさだはからじ
しもはふるとも
Поле, где посеян ранний рис,
Близ холмов у гор, там, где олень зовет
Каждый раз к себе любимую жену,
Это поле я, наверно, не скошу,—
Пусть ложится иней на него!
* Песня звучит иносказательно.
* Поле — метафора юной девушки. Олени обычно разоряют рисовые поля, т. е. кто-то собирается посягнуть на это поле.
* “Наверно, не скошу” — т. е., наверно, она не будет моей женой, и судьба ее уже не трогает меня.
<我>門尓
禁田乎見者
沙穂内之
秋芽子為酢寸
所念鴨
わがかどに
もるたをみれば
さほのうちの
あきはぎすすき
おもほゆるかも
Когда увидел рисовое поле,
Что охраняют у моих ворот,
Я вспомнил, что в Сахо
Цветет осенний хаги
И расцветает в эти дни камыш.
* “Что охраняют у моих ворот” — обычно осенью, когда созревал рис, на поле ставили сторожку, чтобы охранять его от оленей и — птиц.
暮不去
河蝦鳴成
三和河之
清瀬音乎
聞師吉毛
ゆふさらず
かはづなくなる
みわがはの
きよきせのおとを
きかくしよしも
Журчанье чистых струй реки прозрачной Мива,
Где каждый раз вечернею порой
Лягушки плачут…
Как приятно ныне
Журчанье это слышать мне!

天海
月船浮
桂梶
懸而滂所見
月人<壮>子
あめのうみに
つきのふねうけ
かつらかぢ
かけてこぐみゆ
つきひとをとこ
Качается в небесном море
Ладья луны,
И видно, как плывет,
Держа в руках весло из лавра,
Отважный рыцарь — лунный человек.
* Божество луны в песнях М. всегда встречается в образе юноши, а сама луна часто сравнивается с ладьей.
此夜等者
沙夜深去良之
鴈鳴乃
所聞空従
月立度
このよらは
さよふけぬらし
かりがねの
きこゆるそらゆ
つきたちわたる
Похоже —
Ночь на землю к нам сошла:
На небе,
Где гусей несутся крики,
Сияя вышла и плывет луна.

吾背子之
挿頭之芽子尓
置露乎
清見世跡
月者照良思
わがせこが
かざしのはぎに
おくつゆを
さやかにみよと
つきはてるらし
Луна сияет в небесах,
Как будто для того, чтоб ясно видеть
Росу, упавшую на лепестки
Цветов осенних — нежных хаги,
В венке у друга моего.
* В песне отражен обычай украшать себя венками осенних цветов. Первоначально это было связано, по-видимому, с весенними и осенними обрядами, а затем стало обычным украшением на пирах и во время увеселений.
無心
秋月夜之
物念跡
寐不所宿
照乍本名
こころなき
あきのつくよの
ものもふと
いのねらえぬに
てりつつもとな
Безжалостна
Осенняя луна.
Когда я полон весь тоскою
И не могу никак уснуть,
Она сияет, издеваясь надо мною.

不念尓
四具礼乃雨者
零有跡
天雲霽而
月夜清焉
おもはぬに
しぐれのあめは
ふりたれど
あまくもはれて
つくよさやけし
Так неожиданно, хотя всё время
Шли мелкие осенние дожди,
Вдруг небо сразу прояснилось,
Исчезли облака и в небе засветились
Кристальные лучи луны…

芽子之花
開乃乎再入緒
見代跡可聞
月夜之清
戀益良國
はぎのはな
さきのををりを
みよとかも
つくよのきよき
こひまさらくに
Прозрачный свет сияющей луны,
Как будто говорит: Взгляни,
Как пышно расцвели
Цветы осенних хаги.
И все сильнее к ним моя любовь!

白露乎
玉作有
九月
在明之月夜
雖見不飽可聞
しらつゆを
たまになしたる
ながつきの
ありあけのつくよ
みれどあかぬかも
Луной кристальной на рассвете в сентябре,
Когда, как яшма драгоценная, искрятся
Росинки белые,
О, сколько ни смотрю,
Я не могу луной налюбоваться!

戀乍裳
稲葉掻別
家居者
乏不有
秋之暮風
こひつつも
いなばかきわけ
いへをれば
ともしくもあらず
あきのゆふかぜ
Все время тосковал, а начал жить в сторожке
Среди полей,
Где зеленеет рис,—
Прошла моя тоска, — ведь до отказа
Шумит осенний ветер в час ночной.

芽子花
咲有野邊
日晩之乃
鳴奈流共
秋風吹
はぎのはな
さきたるのへに
ひぐらしの
なくなるなへに
あきのかぜふく
В полях повсюду, где расцвел
Осенний хаги нежным цветом,
Стал петь сверчок
И вместе с ним
Задул в полях осенний ветер.

秋山之
木葉文未赤者
今旦吹風者
霜毛置應久
あきやまの
このはもいまだ
もみたねば
けさふくかぜは
しももおきぬべく
Среди осенних гор зеленая листва
Еще совсем не заалела,
А нынче утром
Начал ветер дуть
Такой холодный, словно выпал иней…

高松之
此峯迫尓
笠立而
盈盛有
秋香乃吉者
たかまつの
このみねもせに
かさたてて
みちさかりたる
あきのかのよさ
Даже стали тесны эти горы,
Столько в Такамацу выросло грибов.
Вверх они свои подняли шапки,
Все они заполнили собою,
И приятен их осенний аромат.

一日
千重敷布
我戀
妹當
為暮零礼見
ひとひには
ちへしくしくに
あがこふる
いもがあたりに
しぐれふれみむ
Весь долгий день,
По многу тысяч раз,
У дома, где любимая живет,
Лей без конца, осенний мелкий дождь,
Я буду любоваться на тебя.

秋田苅
客乃廬入尓
四具礼零
我袖沾
干人無二
あきたかる
たびのいほりに
しぐれふり
わがそでぬれぬ
ほすひとなしに
Чтоб рис на поле жать, живу я в шалаше,
Льет мелкий дождь,
И мой рукав промок,
И нету никого, кто мокрый мой рукав
Мне у огня бы высушить здесь мог.

玉手次
不懸時無
吾戀
此具礼志零者
沾乍毛将行
たまたすき
かけぬときなし
あがこひは
しぐれしふらば
ぬれつつもゆかむ
Перевязь из жемчугов
Не снимаю ни на миг…
И сильна тоска.
Пусть с небес на землю хлынет дождь.
Я насквозь промокну, но приду к тебе!
* “Перевязь из жемчугов не снимаю ни на миг…” — постоянно молюсь о свидании с тобой, о твоем благополучии. Перевязь из жемчугов надевают обычно, когда молят о чем-либо богов. Это фигуральное выражение для передачи беспокойства, постоянной заботы.
黄葉乎
令落四具礼能
零苗尓
夜副衣寒
一之宿者
もみちばを
ちらすしぐれの
ふるなへに
よさへぞさむき
ひとりしぬれば
Идут все время мелкие дожди,
Что заставляют осыпаться листья клена,
И ночи холодны
В такие дни,
Когда ложишься спать один на ложе…

天飛也
鴈之翅乃
覆羽之
何處漏香
霜之零異牟
あまとぶや
かりのつばさの
おほひばの
いづくもりてか
しものふりけむ
Гуси, что летят в далеком небе,
Крыльями закрыли свод небес,
Верно, где-то проскользнувший
Между крыльев
Белый иней выпал на земле.

万葉集 > #2239 (ОСЕННИЕ ПЕСНИ-ПЕРЕКЛИЧКИ (ПЕСНИ ЛЮБВИ))
金山
舌日下
鳴鳥
音<谷>聞
何嘆
あきやまの
したひがしたに
なくとりの
こゑだにきかば
なにかなげかむ
Подобный пенью птиц в тени осенних гор,
Где начал алый клён
Огнём листвы сверкать,
Ах, если б голос твой я слышать мог,
О чём ещё тогда мне было б горевать?

誰彼
我莫問
九月
露沾乍
君待吾
たぞかれと
われをなとひそ
ながつきの
つゆにぬれつつ
きみまつわれを
Кто я такой,
Не спрашивай меня,—
Промокший весь от выпавшей росы
В печальный долгий месяц сентября,
Я тот, кто ждет, любимая, тебя!

秋夜
霧發渡
<凡>々
夢見
妹形矣
あきのよの
きりたちわたり
おほほしく
いめにぞみつる
いもがすがたを
Ночами осенью встает густой туман,
И так неясно все передо мной,
Вот так же и во сне
Мне грезится всегда,
Как сквозь туман, твой облик дорогой…

秋野
尾花末
生靡
心妹
依鴨
あきののの
をばながうれの
おひなびき
こころはいもに
よりにけるかも
Как нежные верхушки обана
В осеннем поле
Клонятся к земле,
Под тяжестью любви склоняюсь я
И подчиняюсь сердцем всем тебе!

秋山
霜零覆
木葉落
歳雖行
我忘八
あきやまに
しもふりおほひ
このはちり
としはゆくとも
われわすれめや
В горах осенних
Иней все покрыл,
С деревьев осыпается листва…
О, пусть проходят годы, все равно!
Могу ли позабыть я о тебе?

住吉之
岸乎田尓墾
蒔稲
乃而及苅
不相公鴨
すみのえの
きしをたにはり
まきしいね
かくてかるまで
あはぬきみかも
Распахали берег в Суминоэ,
Семена бросали
И сажали рис,
Даже и теперь, когда настала жатва,
Не приходит милый встретиться со мной…

剱後
玉纒田井尓
及何時可
妹乎不相見
家戀将居
たちのしり
たままきたゐに
いつまでか
いもをあひみず
いへこひをらむ
Ножны перевиты жемчугами…
В поле, где посеян рис святой,
До каких же пор
Мне тосковать о доме,
Не встречаясь с милою моей?

秋田之
穂<上>置
白露之
可消吾者
所念鴨
あきのたの
ほのうへにおける
しらつゆの
けぬべくもわは
おもほゆるかも
Как белая роса, что с вышины упала
На колос риса осенью в полях,
О, так же я
Могу навек исчезнуть,
Тоскою вечной по тебе томясь.

秋田之
穂向之所依
片縁
吾者物念
都礼無物乎
あきのたの
ほむきのよれる
かたよりに
われはものもふ
つれなきものを
Словно колос на полях осенних
Гнется только в сторону одну,
Так из нас двоих
Лишь я одна люблю,
Хоть ко мне ты холоден, любимый.

秋田<苅>
借廬作
五目入為而
有藍君𠮧
将見依毛欲<得>
あきたかる
かりいほをつくり
いほりして
あるらむきみを
みむよしもがも
Если бы могла увидеть я тебя,
Что в осеннем поле
Жнешь колосья риса,
И сторожку сделав для себя,
Постоянно в ней теперь ютишься.

鶴鳴之
所聞田井尓
五百入為而
吾客有跡
於妹告社
たづがねの
きこゆるたゐに
いほりして
われたびなりと
いもにつげこそ
На рисовом поле, где слышны вдали
Печальные крики одних журавлей,
В сторожке живя,
Я о доме грущу,—
Передайте об этом любимой моей!
* См. п. 2221.
春霞
多奈引田居尓
廬付而
秋田苅左右
令思良久
はるかすみ
たなびくたゐに
いほつきて
あきたかるまで
おもはしむらく
Семена посеял я на поле,
Где туман весенний
Стлался по земле,
И до самой жатвы на полях осенних
Тосковать мне будет суждено.
* Песня была сложена, когда автор ее жил в сторожке (см. п. 2221).
橘乎
守部乃五十戸之
門田年稲
苅時過去
不来跡為等霜
たちばなを
もりべのさとの
かどたわせ
かるときすぎぬ
こじとすらしも
Охраняют померанцы сторожа…
“Сторожа” — зовут село, где я живу,
У ворот созрел на поле ранний рис,
Сроки жатвы миновали все давно,
Верно, ты решил ко мне не приходить…
* Цветы татибана (померанцы) и плоды очень ценились в старину, и их тщательно оберегали, поэтому “охранять татибана” стало привычным словосочетанием (мк). Когда упоминают татибана, возникает ассоциация со словами “морибэ”, “мору” — “сторож”, “охранять”, “сторожить”.
秋芽子之
開散野邊之
暮露尓
沾乍来益
夜者深去鞆
あきはぎの
さきちるのへの
ゆふつゆに
ぬれつつきませ
よはふけぬとも
В росе вечерней, что легла в полях,
Где опадает и цветет осенний хаги,
Весь вымокший насквозь
Ты приходи ко мне,
Пусть даже ночь уже сошла на землю.
* С этой песни начинается цикл песен о росе, считается, что под влиянием буддийских учений о бренности всего земного роса стала образом недолговечного, непрочного, мгновенно исчезающего; отсюда желание исчезнуть, как роса.
色付相
秋之露霜
莫零<根>
妹之手本乎
不纒今夜者
いろづかふ
あきのつゆしも
なふりそね
いもがたもとを
まかぬこよひは
Пусть осенний иней и роса,
Что окрашивают зелень в алый цвет,
Здесь не выпадают на траву:
Нынче ночью милая моя
В изголовье мне не стелет свой рукав…

秋芽子之
上尓置有
白露之
消鴨死猿
戀<乍>不有者
あきはぎの
うへにおきたる
しらつゆの
けかもしなまし
こひつつあらずは
Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне
Исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса
На лепестках осенних хаги…
* СН толкует эту песню иначе.

Песня совпадает с песней 1608.
吾屋前
秋芽子上
置露
市白霜
吾戀目八面
わがやどの
あきはぎのうへに
おくつゆの
いちしろくしも
あれこひめやも
Пусть белая роса, что на цветах лежит,
На лепестках осенних нежных хаги
У дома моего,
Для всех видна,
Но я любовь мою от взоров скрою.

秋穂乎
之努尓<押>靡
置露
消鴨死益
戀乍不有者
あきのほを
しのにおしなべ
おくつゆの
けかもしなまし
こひつつあらずは
Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса,
Сгибающая тяжестью своею
Колосья риса на полях…

露霜尓
衣袖所沾而
今谷毛
妹許行名
夜者雖深
つゆしもに
ころもでぬれて
いまだにも
いもがりゆかな
よはふけぬとも
В росе и инее
Смочил я рукава,
Но даже и сейчас хочу идти скорее
Туда, где ждет любимая моя,—
Пусть даже ночь уже сошла на землю.

秋芽子之
枝毛十尾尓
置霧之
消毳死猿
戀乍不有者
あきはぎの
えだもとををに
おくつゆの
けかもしなまし
こひつつあらずは
Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса,
Что тяжестью своей сгибает ветви
Осенних хаги до земли…

秋芽子之
上尓白霧
毎置
見管曽思<怒>布
君之光儀<呼>
あきはぎの
うへにしらつゆ
おくごとに
みつつぞしのふ
きみがすがたを
Любуясь каждый раз, как белая роса
Блестит на лепестках осенних хаги,
С любовью нежной
Вспоминаю я тебя,
Твой милый облик, друг желанный!

吾妹子者
衣丹有南
秋風之
寒比来
下著益乎
わぎもこは
ころもにあらなむ
あきかぜの
さむきこのころ
したにきましを
О, если б милая моя
Могла бы в платье превратиться,
Я б вниз надел его, чтоб в эти дни,
Когда осенний ветер злится
И дышит холодом, — согреться в нём!

泊瀬風
如是吹三更者
及何時
衣片敷
吾一将宿
はつせかぜ
かくふくよひは
いつまでか
ころもかたしき
わがひとりねむ
Ночами темными, когда с такою силой
В Хацусэ ветер дует с дальних гор,
О, до какой поры,
Стеля в разлуке платье,
Ложиться спать я буду здесь один?

秋芽子乎
令落長雨之
零比者
一起居而
戀夜曽大寸
あきはぎを
ちらすながめの
ふるころは
ひとりおきゐて
こふるよぞおほき
Все эти дни, когда льет долгий дождь,
Что заставляет облетать
Цветы у хаги,
Как много я ночей уже не сплю
И о тебе тоскую неустанно.

九月
四具礼乃雨之
山霧
烟寸<吾>胸
誰乎見者将息
(一云
十月
四具礼乃雨降)
ながつきの
しぐれのあめの
やまぎりの
いぶせきあがむね
たをみばやまむ
(かむなづき
しぐれのあめふり)
Словно встал густой туман в горах,
Где осенний мелкий дождик моросит
В долгом и унылом сентябре,
Поднялась в душе моей тоска,
И без встреч с тобой ей не пройти…

蟋蟀之
待歡
秋夜乎
寐驗無
枕与吾者
こほろぎの
まちよろこぶる
あきのよを
ぬるしるしなし
まくらとわれは
Долгими осенними ночами,
Которых с радостью сверчок обычно ждет,
Нет знаков, что она ко мне придет,
Мы будем спать одни:
Я и моя подушка.

朝霞
鹿火屋之下尓
鳴蝦
聲谷聞者
吾将戀八方
あさかすみ
かひやがしたに
なくかはづ
こゑだにきかば
あれこひめやも
Утренний туман поднялся легкой дымкой
У сторожек, где костры горят,
Вдалеке несется крик лягушек…
О, когда бы твой я голос слышал,
Разве жил бы я в такой тоске?
* “У сторожек, где костры горят…” — в полях, чтобы отогнать оленей и вепрей, жгут костры (см. п. 2221).
出去者
天飛鴈之
可泣美
且今<日>々々々云二
年曽經去家類
いでていなば
あまとぶかりの
なきぬべみ
けふけふといふに
としぞへにける
Когда ушел бы я в далекий путь,
Наверно, плакала б моя жена,
Как гуси дикие, что по небу летят,
И говорила б: “Нынче, нынче он придет”,—
И день за днем прошел бы целый год.

左小<壮>鹿之
朝伏小野之
草若美
隠不得而
於人所知名
さをしかの
あさふすをのの
くさわかみ
かくらひかねて
ひとにしらゆな
В полях, где по утрам
Лежит олень,
Трава такая молодая,
Что скрыть не сможет нас она,
Не дай же людям знать, что я люблю тебя!

左小<壮>鹿之
小野<之>草伏
灼然
吾不問尓
人乃知良久
さをしかの
をののくさぶし
いちしろく
わがとはなくに
ひとのしれらく
Ясно видны глазу свежие следы
На траве в полях,
Там, где лежал олень,
И хотя я не ходил к тебе,
Люди знают все о нас теперь…

今夜乃
暁降
鳴鶴之
念不過
戀許増益也
こよひの
あかときぐたち
なくたづの
おもひはすぎず
こひこそまされ
Нынче ночью,
На рассвете раннем,
Были слышны крики журавлей,
И меня тоска не покидает,
Лишь любовь становится сильней.

道邊之
乎花我下之
思草
今更尓
何物可将念
みちのへの
をばながしたの
おもひぐさ
いまさらさらに
なにをかおもはむ
Вдоль дороги
У корней цветущих обана,
Омоигуса — трава-тоска…
Почему же суждено
Снова мне о чём-то тосковать?
* Обана — одна из семи трав осени (нанагуса — см. п. 1538).
* Омоигуса — трава “тоска” — полевое растение с голыми стеблями, на которых нет листьев, цветёт пурпурно-лиловыми цветами, напоминающими львиный зев (Aeginetia indica).
草深三
蟋多
鳴屋前
芽子見公者
何時来益牟
くさぶかみ
こほろぎさはに
なくやどの
はぎみにきみは
いつかきまさむ
Густо выросла трава, и ныне часто
В ней поют сверчки
У дома моего,
О, когда же любоваться хаги
Ты придешь ко мне, любимый мой?

秋就者
水草花乃
阿要奴蟹
思跡不知
直尓不相在者
あきづけば
みくさのはなの
あえぬがに
おもへどしらじ
ただにあはざれば
Как нежные цветы на травах водяных,
Что осыпаются, лишь осень настает,
Так гибнут чувства в одиночестве мои,
Люблю тебя, но не узнаешь ты,—
Ведь не бываем мы наедине…

何為等加
君乎将Q
秋芽子乃
其始花之
歡寸物乎
なにすとか
きみをいとはむ
あきはぎの
そのはつはなの
うれしきものを
Что сделать мне,
Чтоб разлюбить тебя?
Как первому цветку
Осенних хаги,
Я радуюсь тебе, любимая моя.

展轉
戀者死友
灼然
色庭不出
朝容皃之花
こいまろび
こひはしぬとも
いちしろく
いろにはいでじ
あさがほのはな
Пусть слягу я,
Пускай умру любя,
Но не покажет людям
Скрытую окраску
Застенчивый цветок вьюнка.

言出而
云<者>忌染
朝皃乃
穂庭開不出
戀為鴨
ことにいでて
いはばゆゆしみ
あさがほの
ほにはさきでぬ
こひもするかも
Сказать словами все
Мне страшно.
И оттого цветок вьюнка
Не будет так цвести, чтобы раскрыть себя,
Любовь моя от взоров будет скрыта.

鴈鳴之
始音聞而
開出有
屋前之秋芽子
見来吾世古
かりがねの
はつこゑききて
さきでたる
やどのあきはぎ
みにこわがせこ
Услышав первый крик
Вернувшихся гусей,
Расцвел у дома моего
Осенний хаги.
Приди, мой друг, полюбоваться на него!

左小<壮>鹿之
入野乃為酢寸
初尾花
何時<加>
妹之<手将>枕
さをしかの
いりののすすき
はつをばな
いづれのときか
いもがてまかむ
В камышах, на полях Ирину,
Где бродят олени, расцвел
Первый цветок обана.
Когда же наступит мой срок
И усну я в объятьях твоих?

戀日之
氣長有者
三苑圃能
辛藍花之
色出尓来
こふるひの
けながくしあれば
わがそのの
からあゐのはなの
いろにいでにけり
Дни, когда в разлуке тосковал,
Слишком долго длились эти дни,
Оттого, подобно карааи,
Что раскрыли лепестки в саду,
Людям выдал я свою любовь.
* Караай (совр. кэйто, Celosia cristata) — петушиный гребешок, петуший гребешок, растение с длинными овальными листьями и пышными цветами красного и желтого цвета, цветет осенью.
吾郷尓
今咲花乃
娘部<四>
不堪情
尚戀二家里
わがさとに
いまさくはなの
をみなへし
あへぬこころに
なほこひにけり
Ах, оминаэси цветок, который нынче
В селении моем расцвел,
Цветок прекрасный тот
Еще нежнее
Из сил последних сердца полюбил.
* Оминаэси — одна из семи осенних трав (см. п. 1538). здесь употреблена как метафора возлюбленной, красавицы.
芽子花
咲有乎見者
君不相
真毛久二
成来鴨
はぎのはな
さけるをみれば
きみにあはず
まこともひさに
なりにけるかも
Когда увидел я, что мой осенний хаги
Опять цветами нежными зацвел,
Я понял:
В самом деле долго
Мы не встречались, милый друг!

朝露尓
咲酢左乾垂
鴨頭草之
日斜共
可消所念
あさつゆに
さきすさびたる
つきくさの
ひくたつなへに
けぬべくおもほゆ
Как ненадежная трава цуюгуса,
Что в утренней росе
Чудесно расцветает,
А к вечеру вся блекнет, так и я,
Тоскуя о тебе, могу угаснуть…
* Цуюгуса — то же, что цукигуса.
長夜乎
於君戀乍
不生者
開而落西
花有益乎
ながきよを
きみにこひつつ
いけらずは
さきてちりにし
はなならましを
Чем ночи долгие, тоскуя о тебе,
Не жить, а видеть лишь одни мученья,
Хотел бы лучше быть
Опавшим тем цветком,
Который знал счастливый час цветенья!

吾妹兒尓
相坂山之
皮為酢寸
穂庭開不出
戀<度>鴨
わぎもこに
あふさかやまの
はだすすき
ほにはさきでず
こひわたるかも
С милою моею я встречаюсь
Называется гора Застава встреч.
Сусуки цветет,
Колосья раскрывает,
Я же вечно прячу от людей любовь.

率尓
今毛欲見
秋芽子之
四搓二将有
妹之光儀乎
いささめに
いまもみがほし
あきはぎの
しなひにあるらむ
いもがすがたを
Как молодой осенний хаги, что хочу
Хотя б на миг один
Сейчас увидеть,—
Ах, так же строен, нежен и красив
Прекрасный облик девы милой!

秋芽子之
花野乃為酢寸
穂庭不出
吾戀度
隠嬬波母
あきはぎの
はなののすすき
ほにはいでず
あがこひわたる
こもりづまはも
В полях цветущих средь осенних хаги
Камыш
Не кажет колос свой.
О тайная жена, любовь к которой
Скрываю я, в разлуке с ней живя…

吾屋戸尓
開秋芽子
散過而
實成及丹
於君不相鴨
わがやどに
さきしあきはぎ
ちりすぎて
みになるまでに
きみにあはぬかも
Осенний хаги, что раскрыл цветы
У дома моего,
Осыпался на землю…
До той поры, когда появятся плоды,
Нам не увидеться, наверно, милый.

吾屋前之
芽子開二家里
不落間尓
早来可見
平城里人
わがやどの
はぎさきにけり
ちらぬまに
はやきてみべし
ならのさとびと
Вот хаги расцвели
У дома моего.
Пока краса их не увяла,
Придите вы скорей на них взглянуть.
О жители селенья Нара!

石走
間々生有
皃花乃
花西有来
在筒見者
いしはしの
ままにおひたる
かほばなの
はなにしありけり
ありつつみれば
Меж камней
Течет вода
И цветут каобана,
Все непрочным оказалось,
Как потом увидел я…

藤原
古郷之
秋芽子者
開而落去寸
君待不得而
ふぢはらの
ふりにしさとの
あきはぎは
さきてちりにき
きみまちかねて
В Фудзивара, в брошенной столице,
Хаги осенью,
Как прежде, расцветал
И осыпался потом, опав на землю…
Был не в силах больше ждать тебя.

秋芽子乎
落過沼蛇
手折持
雖見不怜
君西不有者
あきはぎを
ちりすぎぬべみ
たをりもち
みれどもさぶし
きみにしあらねば
Жалея, что осенним хаги
Осыпаться уже пришла пора,
Сорвав с ветвей цветок, любуюсь,
Но грустно мне;
Ведь то цветок — не ты…

朝開
夕者消流
鴨頭草<乃>
可消戀毛
吾者為鴨
あしたさき
ゆふへはけぬる
つきくさの
けぬべきこひも
あれはするかも
Как ненадежная трава цукигуса,
Что ранним утром дивно расцветает
И блекнет вечером, вот т