足柄乃
筥根飛超
行鶴乃
乏見者
日本之所念
あしがらの
はこねとびこえ
ゆくたづの
ともしきみれば
やまとしおもほゆ
Когда я с завистью смотрю на журавлей,
Что улетают и перелетают горы
В далеком Хаконэ,
В Асигара,
Как о Ямато полон я тоскою!
* Песня человека, направляющегося из Ямато в восточные провинции.
たづね来て
わが越えかかる
箱根路に
山のかひある
しるべをぞとふ
たづねきて
わがこえかかる
はこねぢに
やまのかひある
しるべをぞとふ
Далеко зайдя,
мы нынче вступаем
на Хаконэ-дорогу,
пусть много на пути преград,
но добрым будет этот знак.

伊豆の国府を出でて箱根路にかかる。

Двадцать восьмого числа мы вышли из Идзу-но Кокуфу и двинулись по дороге Хаконэ.

玉くしげ
箱根の山を
急げども
なほ明けがたき
横雲の空
たまくしげ
はこねのやまを
いそげども
なほあけがたき
よこぐものそら
Драгоценная шкатулка —
горы Хаконэ,
сюда мы спешили, но
небо, затянутое тучами,
не кажет рассвета.

足柄の山は道遠しとて、箱根路にかかるなりけり。

Мы пошли по Хаконэ, потому что нам сказали, что путь через горы Асигара длиннее.

箱根こす
人も有らし
今朝の雪
はこねこす
ひともあるらし
けさのゆき
А ведь кто-то сейчас
По склонам бредет Хаконэ...
Утренний снег.

安思我里乃
波故祢能祢呂乃
尓古具佐能
波奈都豆麻奈礼也
比母登可受祢牟
あしがりの
はこねのねろの
にこぐさの
はなつつまなれや
ひもとかずねむ
Ах, на склонах Хаконэ,
В стороне Асигара,
Из травы нико
Если б куклой ты была,
Шнур не распустив, легла!
* ТЯ рассматривает эту песню как песню юноши, обращенную к возлюбленной, ссылаясь на комментарий известного филолога К. Мае. Он считает, что эту песню юноша поет девушке, которая мешкает развязывать свои одежды. Возможно, песня относится к циклу так называемых брачных песен утагаки.
* Трава нико — в старинных словарях (Котоба-но идзуми — Отиаи Наобуми) говорится, что эту же траву называют еще “эмигуса” и “вакагуса”, т. е. “трава-улыбка” или “трава молодости”, она несколько напоминает папоротник, имеет твердый стебель, узкие листки с лиловатым, а весной с красным отливом; никогда не вянет, слывет очень красивой травой. И по этим причинам, по мнению ТЯ, является “дзё” (“введением”) к слову “хана” “цветок”, в данном случае “ханацума” “невеста”, “новобрачная”. По мнению ОС, речь идет о “кукле из травы”.
* “Шнур, не распустив, легла…” — распустить шнур, развязывать шнур — см. п. 3361. Сравнение стыдливой возлюбленной “с куклой из травы нико” или “невестой из травы нико” имеет, по-видимому, древние корни, связанные с какими-то народными обрядами, обычаями, память о которых уже изгладилась: возможно, с символическими брачными сочетаниями духов растительности в виде кукол, сделанных из травы, что встречается у ряда народов в истории земледельческой обрядности. Название травы — “вакагуса” — “трава молодости” и приписываемые ей свойства вечной молодости, бессмертия особенно убеждают в этом. Не случайно она и служит непосредственной шапкой слова “хана”, что в обиходе земледельческих обрядов значит “плодородие” и, таким образом, позволяет предполагать, что образ куклы из травы или “невесты из травы нико” связан с обрядом, способствующим обеспечению урожая, процветания и т. п.
安思我良能
波I祢乃夜麻尓
安波麻吉弖
實登波奈礼留乎
阿波奈久毛安夜思
あしがらの
はこねのやまに
あはまきて
みとはなれるを
あはなくもあやし
Здесь, в стране у нас, в Асигара,
У горы у этой Хаконэ
Просо мы посеяли с тобой.
Просо уж теперь созрело всё,
Странно, что не вместе мы теперь!
* Толкуется как песня, выражающая упрёк девушки, ждущей возлюбленного, который должен был вернуться к осени, когда созреет просо. В песне типичный “общий зачин” народной песни, куда входит название местности, где поют эту песню. В окрестностях гор Хаконэ и теперь известно много мест, где культивируют просо. В примечании к песне приводится еще один вариант трех последних строк.
ともしして
はこねの山に
あけにけり
ふたよりみより
あふとせしまに
ともしして
はこねのやまに
あけにけり
ふたよりみより
あふとせしまに


かぎりある道なれば、このみぎりをも立ち出でて、なほ行きすぐるほどに、箱根の山にもつきにけり。



箱根の湖となづく、また蘆の海といふもあり。



この山も越えおりて、湯本といふ所に泊りたれば、みやまおろし烈しくうちしぐれて、谷川みなぎりまさり、岩瀬の波たかくむせぶ。



箱根山
こずゑもまだや
冬ならむ
二見は松の
ゆきのむらぎえ
はこねやま
こずゑもまだや
ふゆならむ
ふたみはまつの
ゆきのむらぎえ