昔、おとろへたる家に、ふぢの花うゑたる人ありけり。やよひのつごもりに、その日、あめそほふるに、人のもとへ、をりてたてまつらすとて、よめる。
むかし、おとろへたるいへに、ふぢのはなうゑたる人ありけり。やよひのつごもりに、その、あめそほふるに、ひとのもとへ、をりてたてまつらすとて、よめる。
В давние времена был человек, который в разрушенном жилище цветы глициний посадил. Они цвели очень красиво. В конце марта, когда накрапывал дождь, он, цветов нарвав и их преподнося одной особе, так сложил:

ぬれつつぞ
しひてをりつる
年の内に
はるはいくかも
あらじとおもへば
ぬれつつぞ
しひてをりつる
としのうちに
はるはいくかも
あらじとおもへば
Промок я насквозь,
но все ж, невзирая,
нарвал я глициний!
Подумал — не много весенних
осталось уж дней...

さく花の
したにかくるる
人をおほみ
ありしにまさる
ふぢのかげかも
さくはなの
したにかくるる
ひとをおほみ
ありしにまさる
ふぢのかげかも
Как много укрылось
Здесь под цветами
в цвету...
И блестящей, чем прежде,
глициний цветы!

世の中の
あさき瀬にのみ
なりゆけば
昨日のふぢの
花とこそ見れ
よのなかの
あさきせにのみ
なりゆけば
きのふのふぢの
はなとこそみれ
Все в мире
Лишь мелководьем
Становится.
Посмотреть хоть на цветы
Вчерашних глициний[163].
163. Танка содержит омонимы: фудзи – «глициния» и фути – «стремнина». Уже говорилось, что стремнина и мелководье обозначают соответственно истинное и мимолетное чувства. Отсюда – второй смысл танка: чувства измельчали, взять хотя бы привязанность императора, еще недавно казавшуюся такой глубокой. (Ср. также иро – «цвет» и «любовь» в ответной танка.)
亭子院に、御息所たちあまた御曹司してすみ給ふに、年ごろありて、河原院のいとおもしろくつくられたりけるに、京極の御息所ひと所の御曹司をのみしてわたらせ給ひにけり。
春のことなりけり。
とまり給へる御曹司ども、いと思ひのほかにさうざうしきことをおもほしけり。
殿上人など通ひまゐりて、藤の花いとおもしろきを、これかれ、「さかりをだに御覧ぜで」などいひて見歩くに、文をなむ結びつけたりける。
あけてみれば、

Во дворце Тэйдзиин много было покоев, где обитали фрейлины императорской опочивальни, и вот через некоторое время был построен восхитительный дворец Кавара-но ин. Был он возведен специально для Госпожи Восточной опочивальни Кёгоку-но миясудокоро, и император перебрался к ней. Было это весной. Для оставшихся в Тэйдзиин дам все это было неожиданно, и они загрустили в одиночестве. Пришли к ним придворные. «Так прекрасны глицинии, а государь не изволит даже взглянуть[162]» и тому подобное говорили. Стали рассматривать цветы, а к глициниям прикреплено послание. Развернули они его, смотрят:
162. Подтекст фразы: император всё свое время отдает фрейлине из Кавара-но ин.

Кёгоку-но миясудокоро=Фудзивара Хомэко?
藤の花
色のあさくも
見ゆるかな
うつろひにける
名残なるべし
ふぢのはな
いろのあさくも
みゆるかな
うつろひにける
なごりなるべし
Да, глициний цвет
Измельчавшим
Кажется.
Видно, что лишь отзвук
Остался от увядающих цветов.

藤浪之
花者盛尓
成来
平城京乎
御念八君
ふぢなみの
はなはさかりに
なりにけり
ならのみやこを
おもほすやきみ
Волной струящиеся вниз
Цветы сиреневые фудзи
Теперь повсюду расцвели,
И о своей столице Нара,
Наверно, друг, тоскуешь ты?
* Столица Нара славилась цветами фудзи. Поэтому эти цветы всегда напоминали о столице. Полагают, что песня обращена к поэту Табито — генерал-губернатору округа Дадзайфу на о-ве Кюсю, сосланному туда из столицы.
* Цветы фудзи (Wistaria floribunda) — японская глициния, встречается лилового, сиреневого, белого цвета, растет в полях и горах, цветет поздней весной и летом. Цветы спускаются с веток длинными рядами, напоминающими струящиеся волны, отчего называют их фудзинами (“волны фудзи”), что стало вторым их названием и особым поэтическим сравнением и образом.
枕草子 > 23. 清涼殿の丑寅の隅の (В северо-восточном углу дворца Сэйрёдэ̀н…)
御簾の内に、女房、桜の唐衣どもくつろかにぬぎたれて、藤、山吹などいろいろにこのましうて、あまた小半蔀の御簾よりもおし出でたるほど、

Позади плетеной шторы, небрежно спустив с плеч китайские накидки,[53] сидели придворные дамы в платьях «цвета вишни», лиловой глицинии, желтой керрии и других модных оттенков. Концы длинных рукавов выбивались из-под шторы, закрывавшей приподнятую верхнюю створку небольших сито̀ми, и падали вниз, до самого пола.
53. Китайская накидка (карагѝну) — верхняя накидка с широкими рукавами, принадлежность парадного костюма фрейлины.
鳳蓋停南岳
追尋智與仁
嘯谷將猻語
攀藤共許親
峰巖夏景變
泉石秋光新
此地仙靈宅
何須姑射倫

Феникса балдахин остановился на Южном холме
В поисках мудрости и гуманности.
Посвистывая в долине, будто говоришь с Сунем.
Взберёшься к глициниям – с Сюем сроднишься.
Пики и утёсы в летнем пейзаже меняются.
Воды и камни в осеннем блеске обновляются.
Эта земля – обитель бессмертных!
Да и зачем нам Мяогусе?
73

* Другой вариант перевода есть в книге Мещеряков А.Н. "Политическая культура древней Японии", с комментариями.
戀之家婆
形見尓将為跡
吾屋戸尓
殖之藤浪
今開尓家里
こひしけば
かたみにせむと
わがやどに
うゑしふぢなみ
いまさきにけり
Когда ты любила,
На память об этом
Цветы нежных фудзи, что льются волною,
Ты тогда посадила у нашего дома,
И теперь, посмотри, они полны расцвета!
* Фудзи, что льются волною… — глицинии сиреневого цвета, спускающиеся длинными гроздьями, всегда сравниваются со струящимися волнами, что вылилось в особый образ — волны фудзи (фудзинами).
擔篭の藤浪は春ならずとも、初秋の哀とふべきものをと人に尋れば、「是より五里いそ伝ひして、むかふの山陰にいり、蜑の苫ぶきかすかなれば、蘆の一夜の宿かすものあるまじ」といひをどされて、かゞの国に入。
擔篭たこ藤浪ふじなみは春ならずとも、初秋はつあきあわれとふべきものをと人にたずぬれば、「これより五里ごりいそづたひして、むかふの山陰やまかげにいり、あまとまぶきかすかなれば、あし一夜ひとよ宿やどかすものあるまじ」といひをどされて、かゞの国にいる
Подумав, что неплохо было бы посмотреть на глицинии Тако, — правда, сейчас не весна, но ведь и в эти первые осенние дни они должны быть по-своему хороши, мы спросили дорогу у местных жителей, и услышали вот что: «Пройдете около пяти ри вдоль побережья, потом подойдете к подножию вон той горы. Только вот место там дикое, есть несколько рыбачьих лачуг, но вряд ли кто-нибудь согласится приютить вас даже на одну краткую, как коленце бамбука, ночь». Напуганные такими словами, мы отправились в Кага.
Глицинии Тако — ср., например, стихотворение Утиноку-ра Навамаро из антологии «Манъёсю» (№ 4200):
«Возьмем цветы лиловых фудзи,
Что блеском озаряют даже дно
Залива Тако,
И, украсившись венками,
Покажем тем, кто видеть их не мог!»
[Пер. А. Глускиной. Т. 3. С. 227].
多祜乃浦能
底左倍尓保布
藤奈美乎
加射之氐将去
不見人之為
たこのうらの
そこさへにほふ
ふぢなみを
かざしてゆかむ
みぬひとのため
Возьмем цветы лиловых фудзи,
Что блеском озаряют даже дно
Залива Тако,
И, украсившись венками,
Покажем тем, кто видеть их не мог!

大伴宿祢家持<攀>非時藤花并芽子黄葉二物贈坂上大嬢歌二首

Две песни Отомо Якамоти, посланные старшей дочери госпожи Саканоэ с красными листьями хаги и цветами фудзи

吾屋前之
非時藤之
目頬布
今毛見<壮>鹿
妹之咲容乎
わがやどの
ときじきふぢの
めづらしく
いまもみてしか
いもがゑまひを
У дома моего цветы прекрасных фудзи
До срока своего чудесно расцвели,
И нынче видеть я хочу
Твою улыбку,
Что те цветы напоминает мне…
* В старину принято было к подаркам присоединять песню. Фудзи цветут летом, а хаги алеют осенью. Первую песню следовало бы отнести к летним песням, но, вероятно, их объединили, отдавая предпочтение сюжету второй песни (МС).
藤浪
咲春野尓
蔓葛
下夜之戀者
久雲在
ふぢなみの
さくはるののに
はふくずの
したよしこひば
ひさしくもあらむ
Скрывается внизу ползучий плющ,
Растущий средь полей весенних,
Где фудзи лепестки струятся вниз волной,
И если мы должны любовь скрывать с тобой,
Нам долго ожидать придется счастья!
* Волны фудзи (фудзинами) — так говорят о цветах фудзи — японской глицинии; цветы ее длинными гирляндами, подобно волнам, спускаются вниз с ветвей.
藤浪之
散巻惜
霍公鳥
今城岳𠮧
鳴而越奈利
ふぢなみの
ちらまくをしみ
ほととぎす
いまきのをかを
なきてこゆなり
Жалея, что на землю опадают
Волной струящиеся фудзи лепестки,
Кукушка
Нынче с плачем пролетает
Здесь, над холмом отцветшим Имаки.
* “Волной струящиеся фудзи” — см. п. 1901. в. 1945 См. п. 1942.
春日野之
藤者散去而
何物鴨
御狩人之
折而将挿頭
かすがのの
ふぢはちりにて
なにをかも
みかりのひとの
をりてかざさむ
В долине Касуга
Опали наземь фудзи…
Какие же цветы сорвут теперь с ветвей,
Каким цветком теперь себя украсят
Те люди, что охотиться придут?
* Цветы фудзи (Wistaria floribunda) — глицинии — растут в полях и в горах, цветы сиреневого и белого цвета (см. п. 1901).
霍公鳥
来鳴動
岡<邊>有
藤浪見者
君者不来登夜
ほととぎす
きなきとよもす
をかへなる
ふぢなみみには
きみはこじとや
Кукушка, прилетев, так громко здесь поет,
И на холме
Волной струятся фудзи.
На их цветы полюбоваться
Ужели милый не придет?

八隅知之
吾大王
高照
日<乃>皇子
荒妙乃
藤原我宇倍尓
食國乎
賣之賜牟登
都宮者
高所知武等
神長柄
所念奈戸二
天地毛
縁而有許曽
磐走
淡海乃國之
衣手能
田上山之
真木佐苦
桧乃嬬手乎
物乃布能
八十氏河尓
玉藻成
浮倍流礼
其乎取登
散和久御民毛
家忘
身毛多奈不知
鴨自物
水尓浮居而
吾作
日之御門尓
不知國
依巨勢道従
我國者
常世尓成牟
圖負留
神龜毛
新代登
泉乃河尓
持越流
真木乃都麻手乎
百不足
五十日太尓作
泝須<良>牟
伊蘇波久見者
神随尓有之
やすみしし
わがおほきみ
たかてらす
ひのみこ
あらたへの
ふぢはらがうへに
をすくにを
めしたまはむと
みあらかは
たかしらさむと
かむながら
おもほすなへに
あめつちも
よりてあれこそ
いはばしる
あふみのくにの
ころもでの
たなかみやまの
まきさく
ひのつまでを
もののふの
やそうぢがはに
たまもなす
うかべながせれ
そをとると
さわくみたみも
いへわすれ
みもたなしらず
かもじもの
みづにうきゐて
わがつくる
ひのみかどに
しらぬくに
よしこせぢより
わがくには
とこよにならむ
あやおへる
くすしきかめも
あらたよと
いづみのかはに
もちこせる
まきのつまでを
ももたらず
いかだにつくり
のぼすらむ
いそはくみれば
かむながらにあらし
Мирно правящая здесь,
Государыня моя!
Ты, что озаряешь высь,
Солнца дивное дитя!
Оглядев свою страну,
Где правление вершишь,
Ты решила, чтоб дворец
Возвышался ныне здесь,
В Фудзивара,
Где цветут
Вишен пышные цветы,
Где из тонких волокон фудзи
Ткется полотно.
Ты, являясь божеством,
Так решила.
Оттого
Боги неба и земли
Были заодно с тобой!
В Оми — дальней стороне,
Где со скал бегут ручьи,
Есть деревья хиноки,
Что приносят счастье всем,
На горах Танаками
Расстилаются леса,
С двух сторон спускаясь вниз,
Как у платья рукава.
Вот, с горы сплавляют лес
По течению реки
— Удзигава,
Где живет
Воинов несметный род.
Будто бы плывут в воде
Водоросли-жемчуга,
По течению плывет
Лес, что велено сплавлять.
И, сплавляя этот лес,
Там шумит рабочий люд.
Дом родной свой позабыв,
Не щадя последних сил,
Словно утки, целый день
Не выходят из воды.
И к светлейшему дворцу,
Что теперь мы строим здесь,
Из неведомых нам стран
По дорогам из Косэ
Будут люди прибывать,
И родимая страна,
Превратится в вечный рай!
Знаки вещие храня,
Черепаха нам сулит
Новый, благодатный век!
И деревья хиноки
По течению плывут
Быстрой Идзуми-реки.
Сбив плоты,
Сплавляют лес
Волоком и по реке
На постройку гонят лес.
И когда посмотришь ты,
Как старается народ,
То увидишь, что и впрямь
Волю он вершит богов!
* Автор неизвестен. Одни исследователи считают, что это песня рабочего люда, отбывавшего трудовую повинность (“экимин”, или “эдати-но-тами” — “народ, выполняющий подневольный труд” от “эки”, “эдати” — “подневольный труд”, “мин”, “тами” — “народ” — МС), другие же полагают, что песня сочинена посторонним человеком, наблюдавшим, как работают на постройке дворца крестьяне. Многие считают, что эта песня принадлежит Хитомаро, так как некоторые строки схожи с его песнями.
* В песне восхваляется правление императрицы Дзито и говорится о строительстве дворца в Фудзивара, куда в 694 г. была перенесена столица из Асука. О переезде императрицы в этот дворец 6-го дня 12-го месяца того же года имеется запись в “Нихонги” (прим. к тексту).
* “Знаки вещие храня, черепаха нам сулит новый, благодатный век…” — постройке нового дворца и перенесению столицы предшествовали различные гадания, при помощи которых определяли счастливое место для новой столицы (см. п. 1). Панцирь черепахи калили на огне и по трещинам определяли будущее.
須麻乃海人之
塩焼衣乃
藤服
間遠之有者
未著穢
すまのあまの
しほやききぬの
ふぢころも
まどほにしあれば
いまだきなれず
У рыбаков в Сума одежда,
В которой выжигают соль,
Из ткани фудзи,
Очень редкой,
И потому никак я не привыкну к ней!
* В песне игра слов. Редкая ткань (мадои) значит также и “редко вижу”: “редко вижу тебя, и потому никак не можем стать ближе друг другу.”.
八隅知之
吾大王乃
神随
高所知流
稲見野能
大海乃原笶
荒妙
藤井乃浦尓
鮪釣等
海人船散動
塩焼等
人曽左波尓有
浦乎吉美
宇倍毛釣者為
濱乎吉美
諾毛塩焼
蟻徃来
御覧母知師
清白濱
やすみしし
わがおほきみの
かむながら
たかしらせる
いなみのの
おふみのはらの
あらたへの
ふぢゐのうらに
しびつると
あまぶねさわき
しほやくと
ひとぞさはにある
うらをよみ
うべもつりはす
はまをよみ
うべもしほやく
ありがよひ
みさくもしるし
きよきしらはま
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Словно в небе божество
Ведает с высот своих,
Управляет он страной
Здесь, в Инами,
Средь равнин
Оминохара.
В бухте славной Фудзии,
Где из фудзи-волокон
Грубую готовят ткань,
Если ловят в море рыб —
Шум от лодок рыбаков,
Если выжигают соль —
Люди сходятся толпой.
Дивно бухта хороша!
Ведь недаром ловят рыб
И прекрасны берега!
Ведь недаром жгут там соль
И как знак, что вновь и вновь
Будут приходить сюда
Любоваться на нее,
Отмель чистого песка
Блещет яркой белизной!
* Песни Акахито, сложенные во время пребывания в уезде Инами, в стране Харима, осенью, в 3-м г. Дзинки (726 г.), в 5-й день 9-го месяца, когда он путешествовал, сопровождая императора Сёму.
* Сиби (магуро, Thynnus sibi) — тунец из семейства скумбриевых.
みな人の
その香にめづる
ふじばかま
君のみためと
手折りたる今日
みなひとの
そのかにめづる
ふじばかま
きみのみためと
てをりたるけふ
Всеми людьми
За аромат превознесенный
Цветок фудзибакама
Для вас, государь,
Я сорвал сегодня[417].
417. Фудзибакама – цветок лилового цвета из семейства хризантем, одна из семи осенних трав, отводящих беду. Лиловый цвет в то время считался самым благородным. Танка помещена в Сёкугосюисю, 4, и Кокинрокутё, 6, а также в Руйдзюкокуси, 3.
折る人の
心にかよふ
ふじばかま
むべ色ことに
にほひたりけり
をるひとの
こころにかよふ
ふじばかま
むべいろことに
にほひたりけり
Подобен душе
Того, кто его сорвал,
Цветок фудзибакама,
Цвет его глубок,
И благовонен он[418].
418. Иро – «цвет» означает еще «любовь», т. е. «Любовь твоя глубока». Нихохи – «аромат», а также «блеск», «красота», т. е. «Так блестяще выражены [твои мысли в стихах]».
よそに見て
かへらむ人に
ふちの花
はひまつはれよ
えたはをるとも
よそにみて
かへらむひとに
ふちのはな
はひまつはれよ
えたはをるとも
Вы, глициний цветы,
обвейте лозой, привлеките
тех, кто улицезрел
только что божественный облик,
ветви им пожертвуйте щедро!..

わかやとに
さける藤波
たちかへり
すきかてにのみ
人の見るらむ
わかやとに
さけるふちなみ
たちかへり
すきかてにのみ
ひとのみるらむ
Перед домом моим
вздымаются гроздья глициний,
словно волны в прилив, —
и теперь, волною подхвачен,
он уйдет, чтобы вновь вернуться…

古今和歌集 > 巻三 夏 > #135 (Летние песни)
わかやとの
池の藤波
さきにけり
山郭公
いつかきなかむ
わかやとの
いけのふちなみ
さきにけり
やまほとときす
いつかきなかむ
Распустились в саду
лиловые гроздья глициний,
осенившие пруд, —
о, когда же услышу песню
долгожданной кукушки горной?!
* Горная кукушка — певчая птица, малая кукушка (Cuculus poliocephalus).
思ふとち
ひとりひとりか
こひしなは
たれによそへて
ふち衣きむ
おもふとち
ひとりひとりか
こひしなは
たれによそへて
ふちころもきむ
В тайне чувства храним —
а что, коль один из влюбленных
вдруг умрет от любви?
Как носить тогда перед всеми
в цвет глициний крашеный траур?..
262. «Глициниевое» платье — темно-лиловое платье, которое надевали для тайных свиданий и в знак траура.
三吉野の
おほかはのへの
藤波の
なみにおもはは
わかこひめやは
みよしのの
おほかはのへの
ふちなみの
なみにおもはは
わかこひめやは
Как сбегают к реке
там, в Ёсино, грозди глициний,
за волною волна —
неизменно к тебе стремятся
все мои заветные думы…

限なき
名におふ藤の
花なれば
そこひもしらぬ
色の深さか
かぎりなき
なにおふふぢの
はななれば
そこひもしらぬ
いろのふかさか


ちはやぶる
神の御代より
呉竹の
よよにも絶えず
天彦の
音羽の山の
春霞
思ひ亂れて
五月雨の
空もとどろに
さ夜ふけて
山郭公
鳴くごとに
誰も寢覺めて
唐錦
龍田の山の
もみぢ葉を
見てのみしのぶ
神無月
時雨しぐれて
冬の夜の
庭もはだれに
降る雪の
なほ消えかへり
年ごとに
時につけつつ
あはれてふ
ことを言ひつつ
君をのみ
千代にといはふ
世の人の
思ひするがの
富士の嶺の
燃ゆる思ひも
飽かずして
別るる涙
藤衣
織れる心も
八千草の
言の葉ごとに
すべらぎの
おほせかしこみ
卷々の
中に尽すと
伊勢の海の
浦の潮貝
拾ひあつめ
とれりとすれど
玉の緒の
短き心
思ひあへず
なほあらたまの
年を經て
大宮にのみ
ひさかたの
昼夜わかず
つかふとて
かへりみもせぬ
わが宿の
忍ぶ草生ふる
板間あらみ
降る春雨の
漏りやしぬらむ
ちはやふる
かみのみよより
くれたけの
よよにもたえす
あまひこの
おとはのやまの
はるかすみ
おもひみたれて
さみたれの
そらもととろに
さよふけて
やまほとときす
なくことに
たれもねさめて
からにしき
たつたのやまの
もみちはを
みてのみしのふ
かみなつき
しくれしくれて
ふゆのよの
にはもはたれに
ふるゆきの
なほきえかへり
としことに
ときにつけつつ
あはれてふ
ことをいひつつ
きみをのみ
ちよにといはふ
よのひとの
おもひするかの
ふしのねの
もゆるおもひも
あかすして
わかるるなみた
ふちころも
おれるこころも
やちくさの
ことのはことに
すめらきの
おほせかしこみ
まきまきの
うちにつくすと
いせのうみの
うらのしほかひ
ひろひあつめ
とれりとすれと
たまのをの
みしかきこころ
おもひあへす
なほあらたまの
としをへて
おほみやにのみ
ひさかたの
ひるよるわかす
つかふとて
かへりみもせぬ
わかやとの
しのふくさおふる
いたまあらみ
ふるはるさめの
もりやしぬらむ
С Века грозных Богов
тянулась чреда поколений,
коих не сосчитать,
как коленцев в бамбуковой роще,
и во все времена
слагали печальные песни,
уподобясь душой
смятенной разорванной дымке,
что плывет по весне
над кручей лесистой Отова,
где кукушка в ночи
без устали горестно кличет,
вызывая в горах
далекое звонкое эхо,
и сквозь сеющий дождь
звучит ее скорбная песня.
И во все времена
называли китайской парчою
тот багряный узор,
что Тацуты склоны окрасил
в дни десятой луны,
в дождливую, мрачную пору.
Зимним садом в снегу
все так же любуются люди
и с тяжелой душой
вспоминают, что близится старость.
Сожалеют они,
что времени бег быстротечен,
и спешат пожелать
бесчисленных лет Государю,
чтобы милость его
поистине длилась вовеки.
Пламя страстной любви
сердца ненасытно снедает —
как сухую траву
огонь пожирает на поле
подле Фудзи-горы,
что высится в землях Суруга.
Льются бурной рекой
разлуки безрадостной слезы,
но едины сердца,
отростки цветущих глициний.
Мириады словес,
подобно бесчисленным травам,
долго я собирал,
исписывал свиток за свитком —
как прилежный рыбак,
что в море у берега Исэ
добывает со дна
все больше и больше жемчужин,
но еще и теперь
не вмещает мой разум убогий
все значенье и смысл
добытых бесценных сокровищ.
Встречу я Новый год
под сенью чертогов дворцовых,
где провел столько лун
в своем бескорыстном служенье.
Вняв веленью души,
Государевой воле послушен,
я уже не гляжу
на стены родимого дома,
где из щелей давно
трава Ожиданья пробилась,
где от вешних дождей
циновки давно отсырели…

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 十三 女人好風聲之行食仙草以現身飛天緣 (Слово о женщине, которая творила праведное, ела травы горных отшельников и вознеслась на небо в своем нынешнем теле)
無衣綴藤。

Одежды у нее не было, и она делала ее из коры глицинии.

恋しくは
形見にせむと
わが宿に
うゑし藤波
いまさかりなり
こひしくは
かたみにせむと
わがやどに
うゑしふぢなみ
いまさかりなり
В Реке богов — Каннаби,
Наверное, кричат лягушки,
Предвещая холода,
И в волнах отражаются
Желтые розы.
* Река богов Каннаби — протекает у подножья горы того же названия, имеющего значение «место обитания божества», т.е. храм. Горы с таким названием были в нескольких местах страны, и там действительно имеются храмы. В данном случае имеется в виду либо река Асука (протекает в уезде Такати префектуры Нара), либо река Тацута (протекающая в уезде Икома той же префектуры).

?????
?????
в другом списке тут другая танка?
かくてこそ
見まくほしけれ
よろづ代を
かけてにほへる
藤波の花
かくてこそ
みまくほしけれ
よろづよを
かけてにほへる
ふぢなみのはな
Глициний цветы!
Вот так бы вечно любоваться вами!
Сколько веков уже
Вы радуете нас
Своею неизменной красотой!
* Глициния — цветок, один из наиболее любимых японцами после цветов вишни (см. коммент. 70). Песня сложена по картине, на которой изображены цветущие глицинии.
暮れぬとは
思ふものから
藤の花
咲ける宿には
春ぞひさしき
くれぬとは
おもふものから
ふぢのはな
さけるやどには
はるぞひさしき
«Весна прошла!» —
Вокруг я слышу.
Но ведь глициния —
Цветёт.
Значит, весна ещё продлится!

みどりなる
松にかかれる
藤なれど
をのがころとぞ
花は咲きける
みどりなる
まつにかかれる
ふぢなれど
をのがころとぞ
はなはさきける
Хотя глициния и вьётся
Вокруг сосны вечнозелёной,
Она не забывает
Восхищать нас
И собственной красою.
* Песня сложена по картине на ширме, изображающей сосну с обвившейся вокруг неё глицинией.
露をだに
今は形見の
ふぢごろも
あだにも袖を
吹くあらしかな
つゆをだに
いまはかたみの
ふぢごろも
あだにもそでを
ふくあらしかな
Капают слезы росой на рукав
Грубого платья из фудзи.
Хоть их унести бы на память,
Увы! Сметает их прочь
Неистовый ветер!

おしなべて
むなしき空と
思ひしに
藤咲きぬれば
紫の雲
おしなべて
むなしきそらと
おもひしに
ふぢさきぬれば
むらさきのくも
Я думал, что воздух
Бесцветен и пуст,
Но вот — расцвели глициний цветы,
И поднялись над моей головою
Пурпурные облака.

大王之
塩焼海部乃
藤衣
穢者雖為
弥希将見毛
おほきみの
しほやくあまの
ふぢころも
なれはすれども
いやめづらしも
Как рыбаки, что выжигают соль для государя,
Привыкли платье грубое носить
Из ткани фудзи,
Я к тебе привык,
Но каждый раз вновь восхищен тобою!

如此為而曽
人之死云
藤浪乃
直一目耳
見之人故尓
かくしてぞ
ひとはしぬといふ
ふぢなみの
ただひとめのみ
みしひとゆゑに
Говорят, что люди умирают,
Если так тоскуют, как тоскую я
Из-за той, что видел миг,
Что хороша,
Как цветы струящиеся фудзи…
* Цветы фудзи ниспадают длинными гроздьями вниз, поэтому их всегда сравнивают с волной.
式嶋之
山跡之土丹
人多
満而雖有
藤浪乃
思纒
若草乃
思就西
君<目>二
戀八将明
長此夜乎
しきしまの
やまとのくにに
ひとさはに
みちてあれども
ふぢなみの
おもひまつはり
わかくさの
おもひつきにし
きみがめに
こひやあかさむ
ながきこのよを
Пусть в Ямато,
Пусть в стране
Распростертых островов
Много разных есть людей,
Что живут в ней с давних пор,
Но как волнами цветы
Ниспадают до земли
С веток фудзи,
Так к тебе
Мысли тянутся мои.
И как вешняя трава,
Ты, о ком я полон дум!
По очам твоим грустя,
Верно, не смыкая глаз,
Провести придется мне
Нескончаемую ночь…
* Фудзи — японская глициния, лиловые цветы ее спускаются с веток длинными гирляндами, напоминающими волны, почему этот образ-сравнение часто встречается в песнях о фудзи.
波流敝左久
布治能宇良葉乃
宇良夜須尓
左奴流夜曽奈伎
兒呂乎之毛倍婆
はるへさく
ふぢのうらばの
うらやすに
さぬるよぞなき
ころをしもへば
Словно фудзи нежных лепестки,
На концах ветвей цветущие весной,—
Со спокойным сердцем и душой
Ни единой ночи я не спал,
Оттого что думал о тебе!
* Фудзи—японская глициния (Wistaria floribonda), растет, спускаясь длинными гирляндами вниз, цветет весной лиловыми и белыми цветами.
伊毛我伊敝尓
伊久里能母里乃
藤花
伊麻許牟春<母>
都祢加久之見牟
いもがいへに
いくりのもりの
ふぢのはな
いまこむはるも
つねかくしみむ
В дом милой ухожу…
Цветами нежных фудзи,
Что в роще Икури теперь цветут,
И будущей весной мы будем любоваться,
Восторженно смотря на них.
* Фудзи—японская глициния, см. п. 3504.
布治奈美波
佐岐弖知理尓伎
宇能波奈波
伊麻曽佐可理等
安之比奇能
夜麻尓毛野尓毛
保登等藝須
奈伎之等与米婆
宇知奈妣久
許己呂毛之努尓
曽己乎之母
宇良胡非之美等
於毛布度知
宇麻宇知牟礼弖
多豆佐波理
伊泥多知美礼婆
伊美豆河泊
美奈刀能須登利
安佐奈藝尓
可多尓安佐里之
思保美弖婆
都麻欲<妣>可波須
等母之伎尓
美都追須疑由伎
之夫多尓能
安利蘇乃佐伎尓
於枳追奈美
余勢久流多麻母
可多与理尓
可都良尓都久理
伊毛我多米
氐尓麻吉母知弖
宇良具波之
布<勢>能美豆宇弥尓
阿麻夫祢尓
麻可治加伊奴吉
之路多倍能
蘇泥布<理>可邊之
阿登毛比弖
和賀己藝由氣婆
乎布能佐伎
<波>奈知利麻我比
奈伎佐尓波
阿之賀毛佐和伎
佐射礼奈美
多知弖毛為弖母
己藝米具利
美礼登母安可受
安伎佐良婆
毛美知能等伎尓
波流佐良婆
波奈能佐可利尓
可毛加久母
伎美我麻尓麻等
可久之許曽
美母安吉良米々
多由流比安良米也
ふぢなみは
さきてちりにき
うのはなは
いまぞさかりと
あしひきの
やまにものにも
ほととぎす
なきしとよめば
うちなびく
こころもしのに
そこをしも
うらごひしみと
おもふどち
うまうちむれて
たづさはり
いでたちみれば
いみづがは
みなとのすどり
あさなぎに
かたにあさりし
しほみてば
つまよびかはす
ともしきに
みつつすぎゆき
しぶたにの
ありそのさきに
おきつなみ
よせくるたまも
かたよりに
かづらにつくり
いもがため
てにまきもちて
うらぐはし
ふせのみづうみに
あまぶねに
まかぢかいぬき
しろたへの
そでふりかへし
あどもひて
わがこぎゆけば
をふのさき
はなちりまがひ
なぎさには
あしがもさわき
さざれなみ
たちてもゐても
こぎめぐり
みれどもあかず
あきさらば
もみちのときに
はるさらば
はなのさかりに
かもかくも
きみがまにまと
かくしこそ
みもあきらめめ
たゆるひあらめや
Фудзи нежные цветы,
Вниз бегущие волной,
Расцветали, отцвели…
Говорят, как раз теперь
Наступил уже расцвет
Для цветов унохана.
И в долинах, и в горах
Распростертых
Нам поет
Милая кукушка
Песнь,
Что несется звонко вдаль.
Оттого и сердце вдруг
Слабовольное мое
Вянет, сохнет от тоски…
И тогда мои друзья,
Что люблю я всей душой,
На конях явились вдруг,
Тронулись мы вместе в путь.
А на отмели речной
Возле устья Имидзу —
Уходящей вдаль реки,
Птичьи стаи собрались.
Как затишье поутру —
За добычею летят.
А нахлынет вдруг прилив —
Милых жен своих зовут.
Замечательно кругом!
И, любуясь красотой,
В Сибутани едем мы.
Возле мыса,
У пустых
Каменистых берегов,
Жемчуг-водоросли есть,
Что бегущею волной
Прибивает к берегам.
Мы их рвем, плетем венки,
В руки взяв, уносим их
Для своих любимых жен.
И на озере Фусэ —
Изумительной красы —
На челнах рыбацких мы,
Прочно весла закрепив
И зовя друг друга в путь,
Белотканым рукавом
Машем,
Отплывая вдаль.
Перед нами на пути,
Где чудесный мыс Оу,
Облетают тут и там
С веток нежные цветы…
А на отмели кругом
Средь зеленых камышей
Утки подымают шум.
И плывем все дальше мы,
Огибая славный мыс,
И как рябь на глади вод —
То покажется, то нет —
То сидим, то встанем мы,
Восхищаясь красотой!
Но не наглядеться нам.
И осеннею порой
С ярко-алою листвой,
И весеннею порой,
Когда всех цветов расцвет,
Что бы ни было — и впредь
За друзьями вслед пойду,
Буду любоваться я,
Как любуюсь я теперь.
Никогда не будет дня,
Чтоб пресытился красой,
Чтобы перестал смотреть
Я на озеро Фусэ!
Отомо Икэнуси
* Эти песни сложены Отомо Икэнуси 26 апреля в ответ на песню Отомо Якамоти (см. п. 3991, 3992).
* Фудзи — японская глициния (см. п. 3952).
* Унохана — см. п. 4066.
* “…плетем венки… для своих любимых жен” — см. п. 3901, а также п. 1846.
敷治奈美能
佐伎由久見礼婆
保等登<藝>須
奈久倍<吉>登伎尓
知可豆伎尓家里
ふぢなみの
さきゆくみれば
ほととぎす
なくべきときに
ちかづきにけり
Когда увидел я, что расцвели
Волной струящиеся вниз гирлянды фудзи,
Я сразу понял:
Дни недалеки,
Когда в цветах должна запеть кукушка.
* Это старинная песня, которую Танабэ Сакимаро исполнил, так как кукушка служила темой беседы. Судя по кн. XIX М., цветы фудзи цветут в провинции Эттю в 4-ю луну (СН).
念度知
大夫能
許<乃>久礼<能>
繁思乎
見明良米
情也良牟等
布勢乃海尓
小船都良奈米
真可伊可氣
伊許藝米具礼婆
乎布能浦尓
霞多奈妣伎
垂姫尓
藤浪咲而
濱浄久
白波左和伎
及々尓
戀波末佐礼杼
今日耳
飽足米夜母
如是己曽
祢年<乃>波尓
春花之
繁盛尓
秋葉能
黄色時尓
安里我欲比
見都追思努波米
此布勢能海乎
おもふどち
ますらをのこの
このくれの
しげきおもひを
みあきらめ
こころやらむと
ふせのうみに
をぶねつらなめ
まかいかけ
いこぎめぐれば
をふのうらに
かすみたなびき
たるひめに
ふぢなみさきて
はまきよく
しらなみさわき
しくしくに
こひはまされど
けふのみに
あきだらめやも
かくしこそ
いやとしのはに
はるはなの
しげきさかりに
あきのはの
もみたむときに
ありがよひ
みつつしのはめ
このふせのうみを
Милые мои друзья,
Чтобы рыцари могли
Разогнать свою тоску,
Что на сердце залегла,
Как густая злая тень,
Чтоб утешить сердце нам,
Здесь, на озере Фусэ,
Мы ладьи поставим в ряд,
Весла закрепим на них.
И когда отчалим мы,
То увидим вдалеке,
Как над бухтою Оу
Легкий стелется туман,
А где мыс Тарухимэ,—
Фудзи нежные цветы
С веток, наклоненных вниз,
Легкою бегут волной.
Чисты берега кругом,
Волны белые шумят,
Все сильнее и сильней
В сердце ширится любовь!
Но всего за день один
Разве насладимся мы?
О, пусть так же, как теперь,
Мы отныне каждый год
В час, когда придет расцвет
Вешних радостных цветов,
В час, когда алеть начнет
Ранней осенью листва,
Будем приходить сюда,
И, любуясь, каждый раз
Восхищаться будем мы
Дивным озером Фусэ!

藤奈美能
花盛尓
如此許曽
浦己藝廻都追
年尓之努波米
ふぢなみの
はなのさかりに
かくしこそ
うらこぎみつつ
としにしのはめ
Когда расцвет наступит нежных фудзи,
С ветвей бегущих легкою волной,
Мы будем восхищаться их красой,
Как нынче, каждый год,
Край бухты огибая…
Каэси-ута
桃花
紅色尓
々保比多流
面輪<乃>宇知尓
青柳乃
細眉根乎
咲麻我理
朝影見都追
𡢳嬬良我
手尓取持有
真鏡
盖上山尓
許能久礼乃
繁谿邊乎
呼等<余米>
旦飛渡
暮月夜
可蘇氣伎野邊
遥々尓
喧霍公鳥
立久久等
羽觸尓知良須
藤浪乃
花奈都可之美
引攀而
袖尓古伎礼都
染婆染等母
もものはな
くれなゐいろに
にほひたる
おもわのうちに
あをやぎの
ほそきまよねを
ゑみまがり
あさかげみつつ
をとめらが
てにとりもてる
まそかがみ
ふたがみやまに
このくれの
しげきたにへを
よびとよめ
あさとびわたり
ゆふづくよ
かそけきのへに
はろはろに
なくほととぎす
たちくくと
はぶれにちらす
ふぢなみの
はななつかしみ
ひきよぢて
そでにこきれつ
しまばしむとも
Брови тонкие свои,
Словно ветви гибких ив,
Изгибая на лице,
Что пылает и горит,
Будто персика цветы
Алым цветом лепестков,
Улыбаясь и смеясь
В свете солнечных лучей,
Глядя утром на себя,
Девы юные берут
В свои руки зеркала,
Что кристальнее воды.
Хороша, как зеркала,
Ты, гора Футагами!
Над долиной, где густа
У деревьев тень листвы,
Пролетая поутру
В той тени,
Поет, зовет
Милая кукушка нас,
Утром пролетая там,
Ночью с бледною луной
Плачет далеко в полях.
И когда она летит
В нежной зелени ветвей,
Задевая их крылом,
Заставляет опадать
Наземь лепестки цветов
Фудзи, что бегут волной
По склоненным вниз ветвям…
Сердцу дороги цветы,
Оттого я ветви гну
И, срывая их с ветвей,
Прячу в рукава свои.
Коль окрасят лепестки
Рукава в лиловый цвет —
Пусть окрасят, все равно!

藤奈美<乃>
影成海之
底清美
之都久石乎毛
珠等曽吾見流
ふぢなみの
かげなすうみの
そこきよみ
しづくいしをも
たまとぞわがみる
Кристально дно в воде,
Сверкающей, как пламень,
Что блеском фудзи лепестков озарена,
И оттого водой покрытый камень
Блестит, как жемчуг дорогой!

伊佐左可尓
念而来之乎
多祜乃浦尓
開流藤見而
一夜可經
いささかに
おもひてこしを
たこのうらに
さけるふぢみて
ひとよへぬべし
Пришли мы, думая, что ненадолго,
Но, вдруг в заливе Тако увидав
Цветы сверкающие
Дивных фудзи,
Мы, верно, проведем на берегу всю ночь!

藤奈美乎
借廬尓造
灣廻為流
人等波不知尓
海部等可見良牟
ふぢなみを
かりいほにつくり
うらみする
ひととはしらに
あまとかみらむ
Берега залива в дивных фудзи
Приютом временным избрав себе,
По бухте кружим,
И, не понимая,
Все люди думают, не рыбаки ли мы.

此間尓之氐
曽我比尓所見
和我勢故我
垣都能谿尓
安氣左礼婆
榛之狭枝尓
暮左礼婆
藤之繁美尓
遥々尓
鳴霍公鳥
吾屋戸能
殖木橘
花尓知流
時乎麻<太>之美
伎奈加奈久
曽許波不怨
之可礼杼毛
谷可多頭伎氐
家居有
君之聞都々
追氣奈久毛宇之
ここにして
そがひにみゆる
わがせこが
かきつのたにに
あけされば
はりのさえだに
ゆふされば
ふぢのしげみに
はろはろに
なくほととぎす
わがやどの
うゑきたちばな
はなにちる
ときをまだしみ
きなかなく
そこはうらみず
しかれども
たにかたづきて
いへをれる
きみがききつつ
つげなくもうし
Та кукушка, что поет
За забором у тебя
Средь долины,
Милый друг,
Что отсюда мне видна,
Та кукушка, что поет
Ранним утром,
В час зари,
Средь ветвей,
Где расцвели
Хаги нежные цветы,
А в вечерний поздний час
Там, где фудзи пышный цвет,
Та кукушка эти дни
Распевает вдалеке,
Только к дому моему
Все не прилетает петь.
Я на это не ропщу,
Оттого что не настал
Срок, когда должны опасть
Померанцев лепестки
У цветов в моем саду.
Но печалюсь о другом:
То, что ты, живя, мой друг,
В доме близ долины той,
Пенье слушая не раз,
Ничего мне не сказал,
Не подал об этом весть,—
Вот о чем печалюсь я!
[Отомо Якамоти]
* В старину было принято приглашать любимого человека, друзей посмотреть на расцветшие цветы, полюбоваться красивым видом, послушать пение кукушки. Кумэ Хиронава — см. п. 4201.
敷治奈美乃
志氣里波須疑奴
安志比紀乃
夜麻保登等藝須
奈騰可伎奈賀奴
ふぢなみの
しげりはすぎぬ
あしひきの
やまほととぎす
などかきなかぬ
Пора расцвета фудзи, чьи цветы
Волной струятся, ныне миновала,
Так почему ж средь распростертых гор
Кукушка горная
К нам петь не прилетала?
Каэси-ута
まとゐして
見れどもあかぬ
藤波の
たたまく惜しき
今日にもあるかな
まとゐして
みれどもあかぬ
ふぢなみの
たたまくをしき
けふにもあるかな
Никогда не наскучит нам,
Вместе собравшись,
Любоваться волнами глициний.
Как жаль, что подходит к концу
Радостный праздник!
* Волны глициний — постоянный поэтический образ. Песня сложена на Празднике глициний, который отмечали в 14-й день 3-й луны.
方丈記 > 閑居の思い (Думы отшельника)
藤の衣・麻のふすま、得るに隨ひて肌はだへをかくし、野邊の茅花、峯の木の實、わづかに命をつなぐばかりなり。

платье — из глициний, плащ — из пеньки: добуду их — и покрываю свое тело, цветы же осоки с равнин, плоды деревьев с гор — их хватает, чтоб поддержать жизнь. И — этого довольно.


色深く
にほひしことは
藤浪の
たちもかへらで
君とまれとか
いろふかく
にほひしことは
ふぢなみの
たちもかへらで
きみとまれとか


としふれと
かはらぬ松を
たのみてや
かかりそめけん
いけの藤なみ
としふれと
かはらぬまつを
たのみてや
かかりそめけむ
いけのふちなみ


春日山
みやこの南
しかぞ思ふ
北の藤波
春に逢へとは
かすがやま
みやこのみなみ
しかぞおもふ
きたのふぢなみ
はるにあへとは
Хоть Касуга - гора богов
И высится на юге,
Взор устремляю я на север,
Моля, чтобы весной там расцвели
Глициний волны!
* Песня аллегорична: поэт принадлежал к северной ветви рода Фудзивара, наиболее процветающей, основоположником которой был Фудзивара Фусасаки. Касуга считался фамильным богом клана Фудзивара.

* Расцвет глициний — образ-символ процветания северной ветви рода. Волны глициний — постоянная метафора (см. коммент. 70, 164, т. 1).

* Песня перекликается с танка № 1854 из свитка «Сакральные песни» данной антологии:
Дворец построили
На южном берегу,
Но ныне —
Пусть пышно расцветут на севере
Глициний волны.

笈の小文 > 吉野へ (В Ёсино)
草臥て
宿かる比や
藤の花
くたびれて
やどかるころや
ふぢのはな
Добредёшь еле-еле
До гостиницы, а у ворот —
Глициния в цвету.

烏呼哀哉、著布冠於綠髮、結菅帶於藤衣。

Как же это печально — надевать на иссиня-черные волосы шапочку из ткани и подвязывать платье из глицинии веревкой из осоки.
* Платье из ткани, изготовленной из конопли и глицинии, было повседневной одеждой простолюдинов. Аристократы надевали такое платье во время траура.
むかし、左兵衛督なりける在原のゆきひらといふありけり。その人の家に、よきさけありとききて、うへにありける左中弁ふぢはらのまさちかといふをなむ、まらうどざねにて、その日はあるじまうけしたりける。なさけある人にて、かめに花をさせり。その花のなかに、あやしきふぢの花ありけり。花のしなひ三尺六寸ばかりなむありける。それをだいにてよむ。よみはてがたに、あるじのはらからなる、あるじしたまふとききてきたりければ、とらへてよませける。もとより、うたのことはしらざりければ、すまひけれど、しひてよませければ、かくなん、
むかし、左兵衛督なりける在原のゆきひらといふありけり。その人の家に、よきさけありとききて、うへにありける左中弁ふぢはらのまさちかといふをなむ、まらうどざねにて、その日はあるじまうけしたりける。なさけある人にて、かめに花をさせり。その花のなかに、あやしきふぢの花ありけり。花のしなひ三尺六寸ばかりなむありける。それをだいにてよむ。よみはてがたに、あるじのはらからなる、あるじしたまふとききてきたりければ、とらへてよませける。もとより、うたのことはしらざりければ、すまひけれど、しひてよませければ、かくなん、
В давние времена жил некий человек, Аривара Юкихира по имени, пост занимавший офицера левой дворцовой гвардии. О том прослышав, что в доме у него вино хорошее имелось, много придворных кавалеров к нему приходило, чтоб пить.
В день этот он, хозяин, устроил пир в честь сатюбэна[1], Фудзивара Ёситика по имени. Был человек со вкусом он, и цветы в вазы понаставил. Среди цветов тех были прекрасные глицинии. Цветущие их ветви в длину имели около трех футов и шести дюймов.
Взяв их за тему, все стихи слагали.
Когда уже слагать кончали, явился брат хозяина, услышав, что тот устроил пир, и, схвачен будучи, заставлен оказался и он стихи сложить Не знал, конечно, он искусства стихосложения, отчего этому и противился, но, насильно будучи заставлен, так сложил:
1. Сатюбэн - название одного из высоких чинов того времени.
方丈記 > 日野山の生活 (Жизнь в горах Хинояма)
春は藤波を見る。

Весной — глядишь на волны глициний...
* ...глядишь на волны глициний... — Тяжёлые гроздья глициний колышатся, как волны. Сравнение глициний с облаками — образ заката — связано с представлением о том, что достигшего страны блаженства встречают Будда Амида и бодхисаттвы, летящие на лиловых облаках.
之路多倍能
藤江能宇良尓
伊<射>里須流
安麻等也見良武
多妣由久和礼乎
しろたへの
ふぢえのうらに
いざりする
あまとやみらむ
たびゆくわれを
Ткани белые ткут из растения фудзи…
В Фудзиэ — славной бухте,
Смотря на меня,
Люди думают: “Верно, рыбак ловит рыбу на взморье”,—
Это я, что скитаюсь по дальним морям.

土御門右大臣の家に歌合し侍りける時、藤をよめる

康資王母
土御門右大臣の家に歌合し侍りける時、藤をよめる

康資王母
Ясусукэ-но хаха

いつかたに
にほひますらむ
ふちの花
はると夏との
きしをへたてて
いつかたに
にほひますらむ
ふちのはな
はるとなつとの
きしをへたてて


永承六年内裏歌合に、藤花をよみ侍りける

中納言祐家
永承六年内裏歌合に、藤花をよみ侍りける

中納言祐家
Сложено на поэтическом турнире в шестом году дзёряку о цветах фудзи

Сатииэ

ここのへに
さけるをみれは
ふちの花
こきむらさきの
雲そたちける
ここのへに
さけるをみれは
ふちのはな
こきむらさきの
くもそたちける


住吉の
岸のふちなみ
わかやとの
松のこすゑに
色はまさらし
すみよしの
きしのふちなみ
わかやとの
まつのこすゑに
いろはまさらし


たこの浦の
そこさへにほふ
藤浪を
かさしてゆかん
見ぬ人のため
たこのうらの
そこさへにほふ
ふちなみを
かさしてゆかむ
みぬひとのため
В бухте Таго
Даже на дне цветут
Глициний волны!
Украшусь ими и пойду
Для той, кто их не видит!

松風の
ふかむ限は
うちはへて
たゆへくもあらす
さけるふちなみ
まつかせの
ふかむかきりは
うちはへて
たゆへくもあらす
さけるふちなみ


ちはやふる
かもの河辺の
ふちなみは
かけてわするる
時のなきかな
ちはやふる
かものかはへの
ふちなみは
かけてわするる
ときのなきかな


水底の
色さへふかき
松が枝に
千年をかねて
さけるふぢ浪
みなそこの
いろさへふかき
まつがえに
ちとせをかねて
さけるふぢなみ


含弘之徳垂恩蓬体不貲之思報慰陋心
載荷<来眷>無堪所喩也
但以稚時不渉遊藝之庭
横翰之藻自乏<乎>彫蟲焉
幼年未逕山柿之門
裁歌之趣
詞失<乎>聚林矣
爰辱以藤續錦之言更題将石間瓊之詠
<固>是俗愚懐癖
不能黙已
仍捧數行式酬嗤咲其詞曰

Твоя всеобъемлющая добродетель одарила благодеянием мое жалкое существо, и твои неиссякаемые дружеские чувства утешили мое сердце, — ибо ты пожаловал мне ответ на мое письмо, который я с почтением принял и ценю больше, чем что бы то ни было, и мою благодарность тебе не выразить словами.
В юности я не имел возможности учиться искусству сочинения, и поэтому стиль моих писем очень неискусен.
Я не мог в юные годы найти пути к воротам Какиномото и Ямабэ, и я не в состоянии найти нужные слова для песен. И здесь мои слова, похожие на грубую ткань из волокон фудзи, следуют за богатой парчой твоих изящных слов. Прочитал твои изысканные песни, — и мне показалось, что мои напоминают гальку рядом с жемчугами твоих песен.
И вот, глупый и неумелый, я, имея обыкновение складывать песни, не в силах молчать, преподношу тебе их, чтобы ты мог посмеяться над ними. Вот о чем говорится в этих песнях…
3-й день 3-й луны
わび人の
袂に君が
うつりせば
藤のはなとぞ
色はみえまし
わびひとの
たもとにきみが
うつりせば
ふぢのはなとぞ
いろはみえまし


よそにをる
袖だにひぢし
藤衣
涙に花も
見えずぞあらまし
よそにをる
そでだにひぢし
ふぢころも
なみだにはなも
みえずぞあらまし


手もふれて
をしむかひなく
藤の花
そこにうつれは
浪そをりける
てもふれて
をしむかひなく
ふちのはな
そこにうつれは
なみそをりける


うすくこく
みたれてさける
藤の花
ひとしき色は
あらしとそ思ふ
うすくこく
みたれてさける
ふちのはな
ひとしきいろは
あらしとそおもふ


おのが波に
おなじ末葉ぞ
しをれぬる
藤咲く多祜の
うらめしの身や
おのがなみに
おなじすゑはぞ
しをれぬる
ふぢさくたごの
うらめしのみや
В бухте Таго
Колышутся волны цветов
Лиловых фудзи,
Но среди нижних листьев один
Рано увял...

安須能比能
敷勢能宇良<未>能
布治奈美尓
氣太之伎奈可<受>
知良之底牟可母
あすのひの
ふせのうらみの
ふぢなみに
けだしきなかず
ちらしてむかも
Цветы струящихся волной лиловых фудзи
На берегах залива дивного Фусэ,
Которым завтра будем любоваться,
Не станут ли на землю осыпаться,
Не услыхав, когда кукушка запоет?

補陀落の
南の岸に
堂立てて
今ぞさかえむ
北の藤波
ふだらくの
みなみのきしに
だふたてて
いまぞさかえむ
きたのふぢなみ
Дворец построили
На южном берегу,
Но ныне
Пусть пышно расцветут на севере
Глициний волны.

心さし
ふかくそめてし
ふちころも
きつる日かすの
あさくもあるかな
こころさし
ふかくそめてし
ふちころも
きつるひかすの
あさくもあるかな


かきり有りて
二重はきねは
ふち衣
なみたはかりを
かさねつるかな
かきりありて
ふたへはきねは
ふちころも
なみたはかりを
かさねつるかな


詠霍公鳥并藤花一首并短歌

Песня, воспевающая кукушку и цветы фудзи
Тот же 9-й день
* Фудзи, фудзинами—вистария (японская глициния), цветы ее длинными гроздьями спускаются вниз, отчего их часто сравнивают с волнами в песнях М. и в позднейших классических антологиях Х—XIII в.
霍公鳥
鳴羽觸尓毛
落尓家利
盛過良志
藤奈美能花
ほととぎす
なくはぶれにも
ちりにけり
さかりすぐらし
ふぢなみのはな
Ведь даже от легчайших взмахов крыльев
Кукушки, распевающей средь лета,
Цветы осыпались —
Как видно, час расцвета уже прошел для вас,
Цветы лиловых фудзи!
Каэси-ута
十二日遊覧布勢水海船泊於多<祜>灣望<見>藤花各述懐作歌四首

12-й день.
Четыре песни, в которых каждый выразил свои думы, когда, развлекаясь на озере Фусэ, остановили ладью у бухты Тако и любовались цветами фудзи.

水底に
むらさき深く
みゆるかな
岸の岩根に
かゝる藤なみ
みづそこに
むらさきふかく
みゆるかな
きしのいはねに
かかるふぢなみ


すみの江の
松のみどりも
紫の
色にてかくる
岸のふぢなみ
すみのえの
まつのみどりも
むらさきの
いろにてかくる
きしのふぢなみ


花散りて
かたみ戀しき
わが宿に
ゆかりの色の
池の藤なみ
はなちりて
かたみこひしき
わがやどに
ゆかりのいろの
いけのふぢなみ


立ちかへる
春の色とは
うらむとも
あすや形見の
池の藤浪
たちかへる
はるのいろとは
うらむとも
あすやかたみの
いけのふぢなみ


とはぬ間を
うら紫に
咲く藤の
何とて松に
かゝりそめけむ
とはぬまを
うらむらさきに
さくふぢの
なにとてまつに
かかりそめけむ


行く春と
共に立ちぬる
ふな道を
祈りかけたる
藤なみの花
ゆくはると
ともにたちぬる
ふなみちを
いのりかけたる
ふぢなみのはな


色かへぬ
松によそへて
東路の
ときはの橋に
かゝるふぢ浪
いろかへぬ
まつによそへて
あづまぢの
ときはのはしに
かかるふぢなみ
Сравнились с соснами,
Что не меняют цвет,
На дорогой на Восток
Над вечным мостом
Нависающие волны глициний.

紫の
いろのゆかりに
藤の花
かゝれる松も
むつまじきかな
むらさきの
いろのゆかりに
ふぢのはな
かかれるまつも
むつまじきかな
Цвета фиолетового
Цветы глицинии,
И от этого
Сосны, что покрыты ими,
Кажутся такими родными!
ゆかり — иметь связь?
坊のふぢの花さかりなりけるをみてよめる

津師増覺

Видя, как цветут глицинии в доме монаха

??
Сын Фудзивара Цунэсуэ?..
くる人も
なき我宿の
藤の花
誰を待つとて
さきかゝるらむ
くるひとも
なきわがやどの
ふぢのはな
たれをまつとて
さきかかるらむ
Цветы глицинии,
Что растут в моём доме,
Куда и люди не ходят,
Кого же вы ждёте,
Так цветя?

松風の
音せざりせば
藤浪を
なにゝかゝれる
花と志らまし
まつかぜの
おとせざりせば
ふぢなみを
なににかかれる
はなとしらまし
Если б не было
Ветра в соснах,
То как бы узнали ,
С чего свисают
Глициний волны?

住吉の
松にかゝれる
藤の花
風のたよりに
なみやをるらむ
すみよしの
まつにかかれる
ふぢのはな
かぜのたよりに
なみやをるらむ
Цветы глицинии,
Что свисают с сосен
На побережье Сумиёси,
Не ветер ли
Вас клонит к земле?

ぬるゝさへ
嬉しかりけり
春雨に
色ます藤の
雫とおもへば
ぬるるさへ
うれしかりけり
はるさめに
いろますふぢの
しずくとおもへば
Даже вымокнув
Я радостен, если подумаю, что
В весеннем дожде
Цвет набравшие глицинии
Как будто его капли!

隣家藤花といへる事をよめる

内大臣家越後

О цветах глицинии в соседнем доме

Этиго из дома министра двора

芦がきの
ほかとはみれど
藤のはな
匂は我を
隔てざりけり
あしがきの
ほかとはみれど
ふぢのはな
にほひはわれを
へだてざりけり
Хоть и вижу я калитку
В тростниковой изгороди,
Но от цветов
Глицинии
Не отделяет ничего.

郭公
まつにかゝりて
あかすかな
藤の花とや
人はみるらむ
ほととぎす
まつにかかりて
あかすかな
ふぢのはなとや
ひとはみるらむ
В ожидании
Кукушки
Рассвело.
Уж не на цветы ль глицинии
Любуемся?

枕草子 > 37. 木の花は (Цветы на ветках деревьев)
藤の花は、しなひ長く、色濃く咲きたる、いとめでたし。

Ветки цветущей глицинии низко-низко падают лиловыми гроздьями чудесной красоты.

枕草子 > 42. あてなるもの (То, что утончённо-красиво)
藤の花。

Цветы глицинии.

藤衣
いみもやすると
棚機に
かさぬにつけて
ぬるゝ袖かな
ふぢころも
いみもやすると
たなばたに
かさぬにつけて
ぬるるそでかな


ほにもいてぬ
山田をもると
藤衣
いなはのつゆに
ぬれぬ日そなき
ほにもいてぬ
やまたをもると
ふちころも
いなはのつゆに
ぬれぬひそなき
В этой горной глуши
полоску несмелого риса
я приставлен стеречь —
что ни день крестьянское платье
в полевой росе намокает…
Неспелого?
かにひの花、色は濃からねど、藤の花とよく似て、春秋と咲くがをかしきなり。

Цветок «гусиная кожа»[145] не очень ярко окрашен, но напоминает цветок глицинии. Распускается он два раза — весной и осенью, вот что удивительно!
145. Разновидность дикой гвоздики, на глицинию не похож.
ふち衣
はつるるいとは
わひ人の
涙の玉の
をとそなりける
ふちころも
はつるるいとは
わひひとの
なみたのたまの
をとそなりける
Мириадами струн
нити траурного одеянья
протянулись во мгле —
и жемчужные слезы скорби
все текут, по струнам бряцая…

藤の花
をりてかざせば
小紫
わがもとゆひの
色やそふらむ
ふぢのはな
をりてかざせば
こむらさき
わがもとゆひの
いろやそふらむ


春日山
北の藤浪
咲きしより
榮ゆべしとは
かねて知りにき
かすがやま
きたのふじなみ
さきしより
さかゆべしとは
かねてしりにき


ふぢ衣
かさぬる色は
ふかけれど
あさき心の
しまぬはかなさ
ふぢころも
かさぬるいろは
ふかけれど
あさきこころの
しまぬはかなさ


紫に
八しほそめたる
藤の花
いけに灰さす
物にぞありける
むらさきに
やしほそめたる
ふぢのはな
いけにはひさす
ものにぞありける


春日山
めぐみも志るき
松が枝に
さこそさかえめ
北の藤浪
かすがやま
めぐみもしるき
まつがえだに
さこそさかえめ
きたのふぢなみ


祈りつゝ
千代をかけたる
藤浪に
いきの松こそ
思遣らるれ
いのりつつ
ちよをかけたる
ふぢなみに
いきのまつこそ
おもひやらるれ


春風は
吹くとも見えず
高砂の
まつの梢に
かゝるふぢなみ
はるかぜは
ふくともみえず
たかさごの
まつのこずゑに
かかるふぢなみ


年を經て
なほいく春も
三笠山
木高くかゝれ
松のふぢなみ
としをへて
なほいくはるも
みかさやま
きたかくかかれ
まつのふぢなみ


影しあれば
をられぬ波も
をられ鳬
汀の藤の
春のかざしに
かげしあれば
をられぬなみも
をられけり
みぎはのふぢの
はるのかざしに


いろふかき
雲井の藤を
かざしにて
神もうけみる
つかひなるらむ
いろふかき
くもゐのふぢを
かざしにて
かみもうけみる
つかひなるらむ


いと御人ずくなにて、長閑やかなるに、御拜の御手水持ちてまゐりて見出したるに、女御の立蔀に、青やかに藤の繁りたるを、「今年は花咲かで過ぎぬる。」と申せば、
いと御人ずくなにて、長閑やかなるに、御拜ごはいおん手水持ちてまゐりて見出したるに、女御の立蔀に、青やかに藤の繁りたるを、「今年は花咲かで過ぎぬる。」と申せば、


藤の花にさして、



人知れず
こころになれて
見し藤の
たれ待たねども
時を知りけり
ひとしれず
こころになれて
みしふぢの
たれまたねども
ときをしりけり


千年ふる
二葉の松に
かけてこそ
藤の若枝
もはる日榮えめ
ちとせふる
ふたばのまつに
かけてこそ
ふぢのわかえだ
もはるひ榮えめ


忘れめや
春日の野べに
黒木もて
つくれる宿の
軒の藤なみ
わすれめや
かすがののべに
くろきもて
つくれるやどの
のきのふぢなみ


春日山
たにの松とは
朽ちぬとも
梢にかへれ
きたの藤なみ
かすがやま
たにのまつとは
くちぬとも
こずゑにかへれ
きたのふぢなみ


立ちかへる
春をみせばや
藤なみは
昔ばかりの
梢ならねど
たちかへる
はるをみせばや
ふぢなみは
むかしばかりの
こずゑならねど


言のはの
かはらぬ松の
藤浪に
又立ちかへる
春をみせばや
ことのはの
かはらぬまつの
ふぢなみに
またたちかへる
はるをみせばや


春日山
いのりし末の
世々かけて
昔かはらぬ
松のふぢなみ
かすがやま
いのりしすゑの
よよかけて
むかしかはらぬ
まつのふぢなみ


僞の
花とぞみゆる
松山の
こずゑをこえて
かゝるふぢなみ
いつはりの
はなとぞみゆる
まつやまの
こずゑをこえて
かかるふぢなみ


いかにして
常磐の松の
同じ枝に
懸れる藤の
花に咲くらむ
いかにして
ときはのまつの
おなじえに
かけれるふぢの
はなにさくらむ
Как же так?
На вечнозелёной сосны
Тех же самых ветвях,
Покрывшая их
Глициния зацвела?

紫藤藏松といへる事をよめる

良暹法師

О фиолетовых глициниях на соснах

Рёдзэн-хоси

二條關白の家に池邊藤花といへる事をよめる

大納言經信

О цветах глицинии, что растут возле пруда в доме канцлера Нидзё

Дайнагон Цунэнобу

志きしまや
やまと島ねの
かぜとして
吹き傳へたる
ことの葉は
神の御代より
かはたけの
世々に流れて
絶えせねば
今もはこやの
やまかぜの
枝もならさず
しづけさに
むかしの跡を
たづぬれば
峰の木ずゑも
かげしげく
よつの海にも
なみ立たず
和歌のうら人
かずそひて
藻汐のけぶり
立ちまさり
行く末までの
ためしをぞ
島のほかにも
きこゆなる
これを思へば
きみが代に
あふくま河は
うれしきを
みわだに懸る
うもれ木の
しづめることは
からびとの
みよ迄あはぬ
なげきにも
限らざりける
身のほどを
思へばかなし
かすがやま
峯のつゞきの
まつがえの
いかに指ける
すゑなれや
きたの藤なみ
かけてだに
云にもたらぬ
しづえにて
した行く水の
こされつゝ
いつゝの品に
としふかく
十とてみつに
へにしより
よもぎの門に
さしこもり
みちのしば草
おひはてゝ
春のひかりは
こととをく
秋はわが身の
うへとのみ
つゆけき袖を
いかゞとも
とふ人もなき
まきの戸に
猶ありあけの
つきかげを
まつことがほに
ながめても
思ふこゝろは
おほぞらの
空しき名をば
おのづから
殘さむことも
あやなさに
なにはのことも
津のくにの
葦のしをれの
刈りすてゝ
すさびにのみぞ
なりにしを
きし打つ浪の
たちかへり
かゝるみことも
かしこさに
入江のもくづ
かきつめて
とまらむ跡は
みちのくの
忍ぶもぢずり
みだれつゝ
忍ぶばかりの
ふしやなからむ
しきしまや
やまとしまねの
かぜとして
ふきつたへたる
ことのはは
かみのみよより
かはたけの
よよにながれて
たえせねば
いまもはこやの
やまかぜの
えだもならさず
しづけさに
むかしのあとを
たづぬれば
みねのこずゑも
かげしげく
よつのうみにも
なみたたず
わかのうらひと
かずそひて
もしほのけぶり
たちまさり
ゆくすゑまでの
ためしをぞ
しまのほかにも
きこゆなる
これをおもへば
きみがよに
あふくまかはは
うれしきを
みわだにかける
うもれこの
しづめることは
からびとの
みよまであはぬ
なげきにも
かぎらざりける
みのほどを
おもへばかなし
かすがやま
みねのつづきの
まつがえの
いかにさしける
すゑなれや
きたのふぢなみ
かけてだに
いにもたらぬ
しづえにて
したゆくみづの
こされつつ
いつつのしなに
としふかく
とをとてみつに
へにしより
よもぎのかどに
さしこもり
みちのしばくさ
おひはてて
はるのひかりは
こととをく
あきはわがみの
うへとのみ
つゆけきそでを
いかがとも
とふひともなき
まきのとに
なほありあけの
つきかげを
まつことがほに
ながめても
おもふこころは
おほぞらの
むなしきなをば
おのづから
のこさむことも
あやなさに
なにはのことも
つのくにの
あしのしをれの
かりすてて
すさびにのみぞ
なりにしを
きしうつなみの
たちかへり
かかるみことも
かしこさに
いりえのもくづ
かきつめて
とまらむあとは
みちのくの
しのぶもぢずり
みだれつつ
しのぶばかりの
ふしやなからむ


限りあれば
我れとはそめぬ
藤衣
涙の色に
まかせてぞきる
かぎりあれば
われとはそめぬ
ふぢころも
なみだのいろに
まかせてぞきる


立ち乍
きたりとあはじ
藤衣
ぬぎ捨てられむ
身ぞと思へば
たちながら
きたりとあはじ
ふぢころも
ぬぎすてられむ
みぞとおもへば


深みどり
いろも變らぬ
松が枝は
藤社春の
志るしなりけれ
ふかみどり
いろもかはらぬ
まつがえは
ふぢこそはるの
しるしなりけれ
На ветках сосны,
Что цветом неизменны
И всегда зелены,
Цветы глицинии —
Признак весны!

志ひて猶
袖ぬらせとや
藤の花
春はいくかの
雨にさくらむ
しひてなほ
そでぬらせとや
ふぢのはな
はるはいくかの
あめにさくらむ


枕草子 > 83. かへる年の二月廿日よ日 (В двадцатых числах второй луны…)
葡萄染のいと濃き指貫、藤の折枝おどろおどろしく織りみだりて、くれなゐの色、打ち目など、かがやくばかりぞ見ゆる。

Шаровары цвета спелого винограда, и по этому полю рассыпаны крупные ветки глициний: чудесный узор! Лощёные шелка исподней одежды сверкают пурпуром,

おきつ風
吹くとも見えぬ
高砂の
尾上の松に
かゝる藤なみ
おきつかぜ
ふくともみえぬ
たかさごの
おのえのまつに
かかるふぢなみ


我が宿の
影とぞ頼む
藤の花
立ちよりくとも
浪に折らるな
わがやどの
かげとぞたのむ
ふぢのはな
たちよりくとも
なみにをらるな


むらさきに
匂ふ藤浪
うちはへて
松にぞ千世の
色も懸れる
むらさきに
にほふふぢなみ
うちはへて
まつにぞちよの
いろもかけれる


ときはなる
花とぞ見ゆる
我が宿の
松に木高く
咲ける藤浪
ときはなる
はなとぞみゆる
わがやどの
まつにきたかく
さけるふぢなみ


立ち歸り
君がためとや
藤なみも
又時すぎて
春にあふらむ
たちかへり
きみがためとや
ふぢなみも
またときすぎて
はるにあふらむ


藤埋松といへる心をよませ給ひける

法皇御製



松が枝は
みどりすくなく
埋れて
むらさきかゝる
池の藤浪
まつがえだは
みどりすくなく
うづもれて
むらさきかかる
いけのふぢなみ


いく春も
花のさかりを
松が枝に
久しくかゝれ
宿の藤なみ
いくはるも
はなのさかりを
まつがえに
ひさしくかかれ
やどのふぢなみ


二葉より
契りおきてや
藤浪の
木高き松に
かゝり初めけむ
ふたばより
ちぎりおきてや
ふぢなみの
きたかきまつに
かかりそめけむ


藤なみの
さかりは過ぎぬ
あし引の
山郭公
などか來なかぬ
ふぢなみの
さかりはすぎぬ
あしびきの
やまほととぎす
などか来なかぬ


紫の
雲をも斯くし
待ち見ばや
いほりの軒に
懸かる藤なみ
むらさきの
くもをもかくし
まちみばや
いほりののきに
かかるふぢなみ


藤の花
我が待つ雲の
色なれば
心に懸けて
今日もながめつ
ふぢのはな
わがまつくもの
いろなれば
こころにかけて
けふもながめつ


櫻色の
衣にもまた
わかるゝに
春を殘せる
やどのふぢなみ
さくらいろの
ころもにもまた
わかるるに
はるをのこせる
やどのふぢなみ


時鳥
まつとせし間に
わがやどの
池の藤なみ
移ろひにけり
ほととぎす
まつとせしまに
わがやどの
いけのふぢなみ
うつろひにけり


我が行きて
色見るばかり
住吉の
岸の藤波
折りなつくしそ
わがゆきて
いろみるばかり
すみよしの
きしのふぢなみ
をりなつくしそ


ぬぎかふる
袖の別れの
藤衣
身にそふ露は
さてもかわかじ
ぬぎかふる
そでのわかれの
ふぢころも
みにそふつゆは
さてもかわかじ


時過ぎて
更に花さく
藤波の
たち榮えゆく
今日にも有る哉
ときすぎて
ふけにはなさく
ふぢなみの
たちさかえゆく
けふにもあるかな


前僧正道性よませ侍りける三首の歌の中に、夏藤を

權中納言公雄



七十ぢの
夏にかゝれる
藤の花
かざして老の
波にまがへむ
ななそぢの
なつにかかれる
ふぢのはな
かざしておいの
なみにまがへむ


君ませは
くもゐにゝほふ
ゝちの花
こゝにたちまひ
おらんとはおもふ
きみませは
くもゐににほふ
ふちのはな
ここにたちまひ
おらむとはおもふ


やよひのつごもりに中納言兼輔の京極の家におはしてやり、水のほとりに藤のはなさかりなみければ、あるじのたまへりける



かぎりなき
名におふゝぢの
花なれば
そこひもしらぬ
色のふかさか
かぎりなき
なにおふふぢの
はななれば
そこひもしらぬ
いろのふかさか


色ふかき
にほへることは
藤なみの
たちもかへらず
君とまれとか
いろふかき
にほへることは
ふぢなみの
たちもかへらず
きみとまれとか


あかなくに
君かへりなば
ふぢの花
かけてさらにや
恋わたるべき
あかなくに
きみかへりなば
ふぢのはな
かけてさらにや
こひわたるべき


ひとよのみ
ねてしかへれば
ふぢのはな
こゝろとけたる
色みせんやは
ひとよのみ
ねてしかへれば
ふぢのはな
こころとけたる
いろみせむやは


ひと夜のみ
ねてし歸らば
藤の花
心とけたる
色みせむやは
ひとよのみ
ねてしかへらば
ふぢのはな
こころとけたる
いろみせむやは


田子浦の
底さへ匂ふ
藤浪を
釵して行かむ
見ぬ人の為
たごうらの
そこさへにほふ
ふぢなみを
かざしてゆかむ
みぬひとのため


悵望慈恩三月盡
紫藤花落鳥關關



田子浦の藤花を見侍て
田子浦たごのうら藤花ふぢのはな見侍みはべり


秋庭不掃攜藤杖
閑踏梧桐黃葉行



朝藤と云ふ事を

前大僧正覺圓



むらさきの
藤咲くころの
朝曇
つねより花の
色ぞまされる
むらさきの
ふぢさくころの
あしたくも
つねよりはなの
いろぞまされる


散りうける
山の岩根の
藤つゝじ
色に流るゝ
たに川のみづ
ちりうける
やまのいはねの
ふぢつつじ
いろにながるる
たにかはのみづ


此頃の
藤山吹の
花ざかり
わかるゝはるも
おもひおくらむ
このころの
ふぢやまぶきの
はなざかり
わかるるはるも
おもひおくらむ


影うつす
松も木高き
春の池に
みなそこかけて
にほふ藤波
かげうつす
まつもきたかき
はるのいけに
みなそこかけて
にほふふぢなみ


山階入道左大臣の家の十首の歌に、松藤を

山本入道前太政大臣



底きよき
池のみぎはの
松が枝に
影までなびく
春の藤なみ
そこきよき
いけのみぎはの
まつがえに
かげまでなびく
はるのふぢなみ


ふじのねは
晴行く空に
顯はれて
裾野にくだる
夕立のくも
ふじのねは
はれゆくそらに
あらはれて
すそのにくだる
ゆふだちのくも


藤波を
御裳濯川に
せきいれて
百枝の松に
かけよとぞ思ふ
ふぢなみを
みもすそがはに
せきいれて
ももえのまつに
かけよとぞおもふ


藤波も
御裳濯川の
末なれば
しづ枝もかけよ
松のもゝえに
ふぢなみも
みもすそがはの
すゑなれば
しづえもかけよ
まつのももえに


行末を
松の緑に
契りおきて
木高くかゝれ
やどのふぢなみ
ゆくすゑを
まつのみどりに
ちぎりおきて
きたかくかかれ
やどのふぢなみ


藤の花
あだに散りなば
常磐なる
松に懸れる
かひや無からむ
ふぢのはな
あだにちりなば
ときはなる
まつにかけれる
かひやなからむ


送りおきし
野原の露を
そのまゝに
ほさで朽ちぬる
藤衣哉
おくりおきし
のはらのつゆを
そのままに
ほさでくちぬる
ふぢころもかな


もろともに
一味の雨は
かゝれども
松は緑に
藤はむらさき
もろともに
いちみのあめは
かかれども
まつはみどりに
ふぢはむらさき


藤の花
こき紫の
いろよりも
惜むこゝろを
誰れか染めけむ
ふぢのはな
こきむらさきの
いろよりも
をしむこころを
たれかそめけむ


惜めども
うつる日數に
行く春の
名殘をかけて
咲ける藤波
をしめども
うつるひかずに
ゆくはるの
なごりをかけて
さけるふぢなみ


水の面に
咲きたる藤を
風吹けば
波の上にも
波ぞ立ちける
みのおもに
さきたるふぢを
かぜふけば
なみのうへにも
なみぞたちける


松が枝に
かゝるよりはや
十返りの
花とぞ咲ける
春の藤波
まつがえに
かかるよりはや
とかへりの
はなとぞさける
はるのふぢなみ


春の日の
長閑けき山の
松が枝に
千世もとかゝる
北の藤波
はるのひの
のどかけきやまの
まつがえに
ちよもとかかる
きたのふぢなみ


池の面の
水草かたよる
松風に
みなそこかけて
にほふ藤波
いけのおもの
みくさかたよる
まつかぜに
みなそこかけて
にほふふぢなみ


住のえの
松もさか行
色みえて
つらなる枝に
かゝる藤なみ
すみのえの
まつもさかゆく
いろみえて
つらなるえだに
かかるふぢなみ


代々かけて
たえじとぞ思
春の日の
光にあたる
北の藤浪
よよかけて
たえじとぞおも
はるのひの
ひかりにあたる
きたのふぢなみ


明日までも
猶咲かゝれ
藤の花
春のゆかりの
色ぞともみむ
あすまでも
なほさきかかれ
ふぢのはな
はるのゆかりの
いろぞともみむ


むらさきの
くもとぞみゆる
ふぢの花
いかなるやどの
しるしなるらむ
むらさきの
くもとぞみゆる
ふぢのはな
いかなるやどの
しるしなるらむ


かぎりあれば
けふぬぎすてつ
ふぢ衣
はてなきものは
なみだなりけり
かぎりあれば
けふぬぎすてつ
ふぢころも
はてなきものは
なみだなりけり


立よらば
つかさ〴〵も
こゝろせよ
藤の鳥井の
花の下陰
たちよらば
つかさづかさも
こころせよ
ふぢのとりゐの
はなのしたかげ


今は昔、女院、内裏へはじめて入らせおはしましけるに、御屏風どもをせさせ給て、歌詠みどもに詠ませさせ給ひけるに、四月、藤の花面白く咲きたりけるひらを、四条大納言、あたりて詠み給けるに、その日になりて、人々歌ども持て参りたりけるに、大納言遅く参りければ、御使して、遅きよしをたびたび仰せられつかはす。


校訂本文
女院=上東門院・藤原彰子
内裏へはじめて=転倒記号あり
四条大納言=藤原公任

Кондзяку 24-33
紫の
雲とぞ見ゆる
藤の花
いかなる宿の
しるしなるらん
むらさきの
くもとぞみゆる
ふぢのはな
いかなるやどの
しるしなるらん