おもへども
身をしわけねば
めかれせぬ
ゆきのつもるぞ
わが心なる
おもへども
みをしわけねば
めかれせぬ
ゆきのつもるぞ
わがこころなる
Хотел с тобой бы быть,
но не иначе —
как разделить себя пришлось бы...
От глаз не отступая
грудится снег, — как сердце хочет
Кавалер хочет сказать, что ему пришлось бы разделиться надвое: с одной стороны быть на службе во дворце, с другой - здесь с принцем. Первого нельзя избегнуть, ко второму влечет желание. И вот как раз, словно зная его затаенные желания, выпало так много снегу, что пройти ему уж не удастся, и он сможет остаться с принцем.
かささぎの
渡せる橋に
置く霜の
白きを見れば
夜ぞふけにける
かささぎの
わたせるはしに
おくしもの
しろきをみれば
よぞふけにける
Сороки в небе
Летучий мост навели
Для заветной встречи:
Белый искрится иней.
Так, значит, глубокая ночь?!
Впервые стихотворение Якамоти отмечено в его личном собрании, составленном много позже его смерти, затем включено в «Песни зимы» ант. «Синкокинсю», 620.
田子の浦に
打ち出でてみれば
白妙の
富士の高嶺に
雪はふりつつ
たごのうらに
うちいでてみれば
しろたへの
ふじのたかねに
ゆきはふりつつ
К заливу Таго
Я выйду и словно бы вижу:
О, белотканый —
Над высокой вершиной Фудзи
Падает, падает снег.
Данное стихотворение взято из антологии «Синкокинсю», «Песни зимы», 675. Впервые помещено в «Манъёсю», 318 как «каэси-ута» («песня возвращения») к «Песне, сложенной Ямабэ-но Акахито, когда он любовался горой Фудзи».
山里は
冬ぞさびしさ
まさりける
人めも草も
かれぬとおもへば
やまさとは
ふゆぞさびしさ
まさりける
ひとめもくさも
かれぬとおもへば
В зимнюю пору
Здесь, в деревушке горной,
Еще безотрадней,
Как помыслю, что замерло всё:
И шаги людские, и травы.
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 315 («Песни зимы»).
朝ぼらけ
有明の月と
みるまでに
吉野の里に
ふれる白雪
あさぼらけ
ありあけのつきと
みるまでに
よしののさとに
ふれるしらゆき
Едва рассвело,
Мне почудилось даже,
Что восходит луна.
Все селение Ёсино
Белым застлано снегом.
Данное стихотворение взято из антологии «Кокинсю», 332 («Песни зимы»).
朝ぼらけ
宇治の川ぎり
たえだえに
あらはれわたる
ぜぜの網代木
あさぼらけ
うじのかわぎり
たえだえに
あらはれわたる
せぜのあじろぎ
На раннем рассвете
Туман над рекою Удзи
Рвётся, рвётся на клочья,
И вдаль отмелей, отмелей светлых
Колья вершей всплывают чредою.
Данное стихотворение взято из «Песен Зимы» антологии «Сэндзайсю», 420 («Сэндзай вакасю») — «Изборник песен Ямато — за тысячу лет» (1187). Образный строй стихотворения связан со старинным обычаем ночной ловли хио (крошечных, почти прозрачных форелей) на реке Удзи (недалеко от совр. Киото). Ко дну реки с помощью кольев прикреплялись особые ловушки, плетенные из бамбука так, чтобы рыбки в них запутывались.
懐風藻 > 文武天皇 (Государь Момму)
雲羅囊珠起
雪花含彩新
林中若柳絮
梁上似歌塵
代火輝霄漢
逐風迴洛濱
園裏看花李
冬條尚帶春

В кружевах облаков, как в мешках, драгоценные камни!
Снежные цветы окутаны новыми красками!
В чащах они подобны пуху ивовому!
На кровлях домов лежат пылью, поднятой песней и танцем!
Вместо огня освещают и Небо!
За ветром гонясь, кружат у реки Ло!
В саду виднеются сливы цветущие,
И на зимних ветвях будто снова весна!
17
沫雪
保杼呂保杼呂尓
零敷者
平城京師
所念可聞
あわゆきの
ほどろほどろに
ふりしけば
ならのみやこし
おもほゆるかも
Когда снег, словно пена, покрывает всю землю
И так медленно кружит,
Тихо падая с неба,
О столице, о Нара,
Преисполнен я думой!
* Табито долгое время жил на о-ве Кюсю; судя по некоторым его песням, это была своего рода ссылка, в столицу он возвратился только под конец жизни.
沫雪尓
所落開有
梅花
君之許遣者
与曽倍弖牟可聞
あわゆきに
ふらえてさける
うめのはな
きみがりやらば
よそへてむかも
Когда бы я цветы душистой сливы,
Что вся, покрывшись пеной снега, расцвела,
Послал тебе домой,
То все бы говорили,
Что мы, наверное, близки с тобой!

棚霧合
雪毛零奴可
梅花
不開之代尓
曽倍而谷将見
たなぎらひ
ゆきもふらぬか
うめのはな
さかぬがしろに
そへてだにみむ
Все затянул туман.
О, пусть бы выпал снег!
Здесь слив цветы еще не расцветали,
И вместо них, сравнив его с цветами,
Мы стали б любоваться им!

天霧之
雪毛零奴可
灼然
此五柴尓
零巻乎将見
あまぎらし
ゆきもふらぬか
いちしろく
このいつしばに
ふらまくをみむ
Все небо пасмурно.
О, пусть бы выпал снег!
И мы бы стали любоваться,
Как будет падать на валежник он
И ярким блеском весь переливаться!

引攀而
折者可落
梅花
袖尓古寸入津
染者雖染
ひきよぢて
をらばちるべみ
うめのはな
そでにこきいれつ
しまばしむとも
Не оттого ль, что ветви наклоняли,
Когда срывали белые цветы
Душистых слив,—
Цветы в рукав попали,
Что ж, пусть рукав окрасят лепестки!
* Песня является подражанием песне Якамоти (см. концовку п. 4192). Но, возможно, в ее основе не подражание, а неизжитая традиция приемов народной песни.
吾屋前之
冬木乃上尓
零雪乎
梅花香常
打見都流香裳
わがやどの
ふゆきのうへに
ふるゆきを
うめのはなかと
うちみつるかも
У дома моего, где я один живу,
На зимние деревья с высоты
Летящий белый снег —
Не сливы ли цветы? —
Так показалось взору моему!

梅花
枝尓可散登
見左右二
風尓乱而
雪曽落久類
うめのはな
えだにかちると
みるまでに
かぜにみだれて
ゆきぞふりくる
Что это на ветвях — то лепестки иль нет?
То не цветы ли задержались, опадая?
Так взору кажется…
Кружась по ветру, снег
Упал, снежинками цветы напоминая…

十二月尓者
沫雪零跡
不知可毛
梅花開
含不有而
しはすには
あわゆきふると
しらねかも
うめのはなさく
ふふめらずして
Не потому ли, что не ведают цветы
О том, что в декабре снег белый выпадает,
Как пена нежная,—
Здесь сливы расцвели,
И почками не набухая…

夜干玉乃
今夜之雪尓
率所沾名
将開朝尓
消者惜家牟
ぬばたまの
こよひのゆきに
いざぬれな
あけむあしたに
けなばをしけむ
Ночью черной, как ягоды тута,
Пусть снег увлажнит нам одежды,
Идемте, чтоб им насладиться!
Будет жаль, если он вдруг растает
Завтра утром, на раннем рассвете…
* Последние две строки типичны для песен, посвященных юкими — “любованию снегом”.
今日零之
雪尓競而
我屋前之
冬木梅者
花開二家里
けふふりし
ゆきにきほひて
わがやどの
ふゆきのうめは
はなさきにけり
Соперничая с белизною снега,
Упавшего с небесной высоты,
У дома моего
Везде на сливах зимних
Цветут сегодня белые цветы!
* На ветках сливы зимней — т. е. цветущей зимой. По народным приметам, получившим отражение в песнях и образах М., крики гусей и моросящий осенний дождь заставляют алеть листву; от росы, выпадающей обильно осенью, начинают цвести хаги, снег же стимулирует цветение сливы. Слива и снег — обычные парные образы.
池邊乃
松之末葉尓
零雪者
五百重零敷
明日左倍母将見
いけのへの
まつのうらばに
ふるゆきは
いほへふりしけ
あすさへもみむ
Снег, падающий на верхушки сосен,
Растущих около застывшего пруда,
Покрой все сотнями слоев,
Прошу тебя,
Чтоб даже завтра мог я любоваться!

沫雪乃
比日續而
如此落者
梅始花
散香過南
あわゆきの
このころつぎて
かくふらば
うめのはつはな
ちりかすぎなむ
О, если белый снег, подобный пене,
Все будет падать бесконечно
Эти дни,
Душистой сливы первые цветы
Навряд ли опадут, завянув…
* “Душистой сливы первые цветы навряд ли опадут, завянув” — т. е. снег ляжет на ветки, как белые цветы слив.
梅花
折毛不折毛
見都礼杼母
今夜能花尓
尚不如家利
うめのはな
をりもをらずも
みつれども
こよひのはなに
なほしかずけり
Хоть любовалась я цветами сливы,
Срывая их и не срывая их,
Но все-таки
С цветами этой ночи,
Я не могу сравнить цветов других!

吾背兒与
二有見麻世波
幾許香
此零雪之
懽有麻思
わがせこと
ふたりみませば
いくばくか
このふるゆきの
うれしくあらまし
Когда б вдвоем
С моим любимым
Могла бы любоваться я,
Какая б радость мне была
От выпавшего наземь снега!

梅花
令落冬風
音耳
聞之吾妹乎
見良久志吉裳
うめのはな
ちらすあらしの
おとのみに
ききしわぎもを
みらくしよしも
Как будто отголоски дальней бури,
Которая у слив сорвала лепестки,
Так слухи о тебе…
И вот люблю я снова,
И счастлив я, и больше нет тоски!
* Песня включена в любовные песни зимы, так как в ней говорится о лепестках сливы. Полагают, что адресована второй дочери Отомо Саканоэ — будущей жене автора (К).
沫雪乃
庭尓零敷
寒夜乎
手枕不纒
一香聞将宿
あわゆきの
にはにふりしき
さむきよを
たまくらまかず
ひとりかもねむ
Когда на землю, падая, ложится
Снег белой пеною, с высот небес летя,
Холодной ночью
Без твоих объятий
Навряд ли я смогу уснуть один…

冬木成
春部戀而
殖木
實成時
片待吾等叙
ふゆこもり
はるへをこひて
うゑしきの
みになるときを
かたまつわれぞ
Скрыто все зимой…
Тоскуя о весне,
Посадил я дерево, и ныне
Срок, когда созреть должны плоды,
Я нетерпеливо ожидаю…
* Автор неизвестен.
* Песни имеют аллегорический смысл. Обстоятельства, при которых была сложена песня, неизвестны. Возможно, здесь намек на то, что принц перестал жаловать милостями, как раньше.
* Автор п. 1705 с нетерпением ждет, когда его юная возлюбленная станет взрослой. Считают, что песня имеет тот же подтекст, что песни Фудзивара Яцука (п. 398, 399 — МС).
冬牡丹
千鳥よ雪の
ほととぎす
ふゆぼたん
ちどりよゆきの
ほととぎす
Зимний пион.
Кричат кулики, или это
Кукушка в снегу?
«Зимний пион...» — хокку Басе, возможно, основано на стихотворении Фудзивара Тэйка:
«В горной глуши
И в зимнюю пору, должно быть,
Кукушка кричит,
Приняв сверкающий жемчугом снег
За цветы унохана».
Унохана — кустарник с белыми цветами, цветет в начале лета.
万葉集 > #2312 (РАЗНЫЕ ПЕСНИ ЗИМЫ)
我袖尓
雹手走
巻隠
不消有
妹為見
わがそでに
あられたばしる
まきかくし
けたずてあらむ
いもがみむため
На мой рукав
Упал летящий град,
Я градины возьму и спрячу поскорей,
Не дам растаять граду моему,
Чтоб показать возлюбленной моей.
Из сборника Какиномото Хитомаро
* См. п. 4222.
足曳之
山鴨高
巻向之
木志乃子松二
三雪落来
あしひきの
やまかもたかき
まきむくの
きしのこまつに
みゆきふりくる
Верно, горы распростертые высоки,
Если град идет на этом берегу,
В Макимуку,
И летя, ложится
На верхушку маленькой сосны…

巻向之
桧原毛未
雲居者
子松之末由
沫雪流
まきむくの
ひはらもいまだ
くもゐねば
こまつがうれゆ
あわゆきながる
В Макимуку
Над горами Хибара
Облаков на небе нынче нет,
А с верхушек сосенок зеленых
Вниз струится белой пеной снег.

足引
山道不知
白<牫><牱>
枝母等乎々尓
雪落者
あしひきの
やまぢもしらず
しらかしの
えだもとををに
ゆきのふれれば
Средь распростертых гор тропинки не найду,
Найти в горах теперь дорогу трудно,
Все оттого что выпал сильный снег,
К земле склонивший
Даже ветви дуба.
Также включено с небольшими изменениями в Сюисю, 252
奈良山乃
峯尚霧合
宇倍志社
前垣之下乃
雪者不消家礼
ならやまの
みねなほきらふ
うべしこそ
まがきがしたの
ゆきはけずけれ
На пики гор вблизи столицы Нара
Туман опять спустился и осел,
И вижу я теперь — недаром
В тени забора снег
Растаять не успел.

殊落者
袖副沾而
可通
将落雪之
空尓消二管
ことふらば
そでさへぬれて
とほるべく
ふりなむゆきの
そらにけにつつ
О, если б падал настоящий снег,
Он должен был бы промочить насквозь,
До рукавов,
Но тот желанный снег,
Не долетая, тает в небесах…

夜乎寒三
朝戸乎開
出見者
庭毛薄太良尓
三雪落有
よをさむみ
あさとをひらき
いでみれば
にはもはだらに
みゆきふりたり
Была холодной ночь, и потому,
Когда я утром двери отворил,
Из дома вышел
И взглянул кругом:
Над садом хлопьями на землю падал снег.

暮去者
衣袖寒之
高松之
山木毎
雪曽零有
ゆふされば
ころもでさむし
たかまつの
やまのきごとに
ゆきぞふりたる
Когда спустились сумерки кругом,
Проникнул холод в рукава мои,
И в Такамацу, вижу я,
На склонах гор,
Деревья все до одного в снегу!

吾袖尓
零鶴雪毛
流去而
妹之手本
伊行觸<粳>
わがそでに
ふりつるゆきも
ながれゆきて
いもがたもとに
いゆきふれぬか
Тот снег, что лег на рукава мои,
Что вниз потоком устремился,
Он на лету
Тебя коснулся ль,
Упав на рукава твои?

沫雪者
今日者莫零
白妙之
袖纒将干
人毛不有<君>
あわゆきは
けふはなふりそ
しろたへの
そでまきほさむ
ひともあらなくに
Летящий пеной белый снег,
О, нынче ты не падай, я прошу,
Ведь нету никого,
Кто рукава мои — из белой ткани —
Высушить бы мог.

甚多毛
不零雪故
言多毛
天三空者
<陰>相管
はなはだも
ふらぬゆきゆゑ
こちたくも
あまつみそらは
くもらひにつつ
Хотя и не был сильным снегопад,
И все-таки кругом,
Со всех сторон,
Пространство ясных, голубых небес
Туманным облаком заволокло!

吾背子乎
且今々々
出見者
沫雪零有
庭毛保杼呂尓
わがせこを
いまかいまかと
いでみれば
あわゆきふれり
にはもほどろに
“О, милый мой вот-вот сейчас придет”,—
Так думая, из дома вышла я
И огляделась:
Выпал пеной снег
И тонким слоем лег, весь сад заполнив…

足引
山尓白者
我屋戸尓
昨日暮
零之雪疑意
あしひきの
やまにしろきは
わがやどに
きのふのゆふへ
ふりしゆきかも
То, что сверкает яркой белизной
На склонах дальних распростертых гор,—
Не снег ли белый, выпавший вчера
Вечернею порой
У дома моего?

誰苑之
梅花毛
久堅之
消月夜尓
幾許散来
たがそのの
うめのはなぞも
ひさかたの
きよきつくよに
ここだちりくる
Из чьих садов
Цветы душистых слив?
В такую ночь, когда луна светла,
В извечных небесах как много, много их
На землю осыпается кругом!

梅花
先開枝<乎>
手折而者
L常名付而
与副手六香聞
うめのはな
まづさくえだを
たをりてば
つととなづけて
よそへてむかも
Сорвав с деревьев ветку белой сливы,
Что первой расцвела
Среди других цветов,
Могу ли я назвать её подарком,
Доверив ей привет от сердца моего?

誰苑之
梅尓可有家武
幾許毛
開有可毛
見我欲左右手二
たがそのの
うめにかありけむ
ここだくも
さきてあるかも
みがほしまでに
Ах, у кого в садах
Вдруг сливы расцвели?
Так много на ветвях у них цветов,
Что захотелось мне пойти на них взглянуть,
Полюбоваться дивной белизной!

来可視
人毛不有尓
吾家有
梅<之>早花
落十方吉
きてみべき
ひともあらなくに
わぎへなる
うめのはつはな
ちりぬともよし
Ах, оттого что нету никого,
Кто бы пришел и любоваться мог,
Мне все равно, пусть даже опадут
У дома моего
Цветы душистых слив…

雪寒三
咲者不開
梅花
縦比来者
然而毛有金
ゆきさむみ
さきにはさかぬ
うめのはな
よしこのころは
かくてもあるがね
Холодный нынче снег и потому
Не расцветут
Цветы душистых слив,
И это хорошо: в бутонах сохранятся
И расцветут потом уже на долгий срок.

為妹
末枝梅乎
手折登波
下枝之露尓
沾<尓>家類可聞
いもがため
ほつえのうめを
たをるとは
しづえのつゆに
ぬれにけるかも
Когда я ветви верхние срывал
Расцветших слив,
Чтоб принести тебе,
Весь вымок я от выпавшей росы,
Покрывшей ветви нижние у них…

八田乃野之
淺茅色付
有乳山
峯之沫雪
<寒>零良之
やたののの
あさぢいろづく
あらちやま
みねのあわゆき
さむくちるらし
Трава асадзи в поле Ята
Окрасилась сегодня в алый цвет,
Как видно, в вышине,
На пиках гор Арати,
Ложится пеною холодный белый снег.
* Считается, что это песня жены, живущей в Ямато и думающей о муже, находящемся в пути в провинции Этидзэн (СН).

Включена в Синкокинсю, 657
左夜深者
出来牟月乎
高山之
峯白雲
将隠鴨
さよふけば
いでこむつきを
たかやまの
みねのしらくも
かくすらむかも
Ах, оттого что здесь спустилась ночь,
Должна бы выйти на небо луна,
Но светлую луну
Над гребнем дальних гор,
Наверно, белые закроют облака.

零雪
虚空可消
雖戀
相依無
月經在
ふるゆきの
そらにけぬべく
こふれども
あふよしなしに
つきぞへにける
Как снег, что падает, земли не достигая,
И тает в небесах, могу угаснуть я,
Любя тебя.
Надежды нет на встречу,
И месяцы проходят без тебя…

<阿和>雪
千<重>零敷
戀為来
食永我
見偲
あわゆきは
ちへにふりしけ
こひしくの
けながきわれは
みつつしのはむ
О снег, летящий белой пеной,
Ты в тысячи рядов здесь падай и ложись,
Я, что так много долгих дней тоскую,
Любуясь на тебя,
Утешусь, может быть.

咲出照
梅之下枝<尓>
置露之
可消於妹
戀頃者
さきでてる
うめのしづえに
おくつゆの
けぬべくいもに
こふるこのころ
Как тает выпавшая белая роса
На нижних ветках слив, сверкающих красою,
Что расцвели теперь,
Могу угаснуть я,
Тоскуя эти дни о деве милой.

甚毛
夜深勿行
道邊之
湯小竹之於尓
霜降夜焉
はなはだも
よふけてなゆき
みちのへの
ゆささのうへに
しものふるよを
Уже стемнело,
Ты не уходи,
Ведь нынче ночью у дороги
На мелкий и густой бамбук
Холодный иней выпасть может…
* Песня девушки, удерживающей юношу, который собирается уходить домой (МС).
小竹葉尓
薄太礼零覆
消名羽鴨
将忘云者
益所念
ささのはに
はだれふりおほひ
けなばかも
わすれむといへば
ましておもほゆ
Когда ты говоришь: “И на листве бамбука
Снег, хлопьями летя, мгновенно исчезает,
И, если б так же вдруг угасла я,
Забыл бы ты меня?”—Ах, слыша это, я
Любить тебя еще сильнее начинаю.

霰落
板敢風吹
寒夜也
旗野尓今夜
吾獨寐牟
あられふり
いたもかぜふき
さむきよや
はたのにこよひ
わがひとりねむ
Град идет…
И сильно дует ветер,
Ночь холодная на поле Хатану,
И один навряд ли я усну
Этой долгою холодной ночью…

吉名張乃
野木尓零覆
白雪乃
市白霜
将戀吾鴨
よなばりの
のぎにふりおほふ
しらゆきの
いちしろくしも
こひむあれかも
Как ясно виден этот белый снег,
Что, падая, покрыл деревья суги
В селе Ёнабари,
Пусть так же ясно видят
Мою тоску, мою любовь к тебе.

一眼見之
人尓戀良久
天霧之
零来雪之
可消所念
ひとめみし
ひとにこふらく
あまぎらし
ふりくるゆきの
けぬべくおもほゆ
Любя тебя, что мельком только видел,
Могу угаснуть я,
Исполненный тоски,
Как тает белый снег, что падает на землю,
Туманя небеса ненастной мглой…

思出
時者為便無
豊國之
木綿山雪之
可消<所>念
おもひいづる
ときはすべなみ
とよくにの
ゆふやまゆきの
けぬべくおもほゆ
В часы когда тебя я вспоминаю,
Мне кажется, что больше нету сил,
Как снег в Тоёкуни
На склонах Ююяма,
Могу угаснуть я, исполненный тоски…

如夢
君乎相見而
天霧之
落来雪之
可消所念
いめのごと
きみをあひみて
あまぎらし
ふりくるゆきの
けぬべくおもほゆ
Как будто бы во сне мы встретились с тобою,
Как снег, что падает,
Туманя небеса,
Могу я от любви к тебе угаснуть,
Исполненный мучительной тоски.

吾背子之
言愛美
出去者
裳引将知
雪勿零
わがせこが
ことうるはしみ
いでてゆかば
もびきしるけむ
ゆきなふりそね
У любимого, у друга моего,
Ласково звучали милые слова.
Если я пойду,
Подол у платья замочу,
Ты не падай, снег, прошу тебя!

梅花
其跡毛不所見
零雪之
市白兼名
間使遣者
うめのはな
それともみえず
ふるゆきの
いちしろけむな
まつかひやらば
Как всем приметен белый падающий снег,
Что яркой белизной
Похож на сливы цвет,
Ах, так же сразу заприметили бы все,
Когда бы я к тебе послал гонца…

天霧相
零来雪之
消友
於君合常
流經度
あまぎらひ
ふりくるゆきの
けなめども
きみにあはむと
ながらへわたる
Как снег что падает,
Туманя небо мглою,
Так таю я,
И все-таки живу
Одной мечтой, что встретимся с тобою.

窺良布
跡見山雪之
灼然
戀者妹名
人将知可聞
うかねらふ
とみやまゆきの
いちしろく
こひばいもがな
ひとしらむかも
С вопросом устремленный
Дальний Взгляд зовутся горы,
И когда б любовь моя,
Как снег в горах, была видна,
Про имя милой люди бы узнали!

海小船
泊瀬乃山尓
落雪之
消長戀師
君之音曽為流
あまをぶね
はつせのやまに
ふるゆきの
けながくこひし
きみがおとぞする
Рыбачий челн выходит в море…
В горах Хацусэ падающий снег
Шел много дней…
Я много дней грустила,
И наконец — от милого привет.

和射美能
嶺徃過而
零雪乃
Q毛無跡
白其兒尓
わざみの
みねゆきすぎて
ふるゆきの
いとひもなしと
まをせそのこに
Когда в пути проходят
Мыс Вадзами,
Надоедает людям падающий снег,
Но мне тот снег помехой не бывает,—
Об этом юной деве передай!

吾屋戸尓
開有梅乎
月夜好美
夕々令見
君乎祚待也
わがやどに
さきたるうめを
つくよよみ
よひよひみせむ
きみをこそまて
У дома моего цветы раскрылись сливы,
Так хороша луна,
И каждый, каждый день
Вечернею порой я жду тебя, мой милый,
Чтоб показать мои цветы тебе.

足桧木乃
山下風波
雖不吹
君無夕者
豫寒毛
あしひきの
やまのあらしは
ふかねども
きみなきよひは
かねてさむしも
Хотя еще не дует сильный ветер
С далеких распростертых гор,
Но ночью темною,
Когда любимой нету,
Мне холодно уже давно…

古今和歌集 > 巻六 冬 > #314 (Свиток VI. Зимние песни)
竜田河
綿おりかく
神な月
しくれの雨を
たてぬきにして
たつたかは
にしきおりかく
かみなつき
しくれのあめを
たてぬきにして
На реке Тацуте
Каннадзуки, месяц десятый,
ткет парчовый наряд —
дождевые струи, как нити,
пронизали алые листья…
164. Каннадзуки месяц сокрывшихся богов — 10-й месяц по лунному календарю.
山里は
冬そさひしさ
まさりける
人めも草も
かれぬと思へは
やまさとは
ふゆそさひしさ
まさりける
ひとめもくさも
かれぬとおもへは
Еще больше гнетёт
одиночество зимней порою
в этом горном краю,
если вспомнить, что травы увяли,
не дождавшись людского взора…
Взято в антологию Огура хякунин иссю, 28.
おほそらの
月のひかりし
きよけれは
影見し水そ
まつこほりける
おほそらの
つきのひかりし
きよけれは
かけみしみつそ
まつこほりける
Этой ночью луна
так ярко сияла на небе,
так был чист ее свет,
что покрылась льдом в одночасье
гладь пруда, где играли блики…

ゆふされは
衣手さむし
みよしのの
よしのの山に
み雪ふるらし
ゆふされは
ころもてさむし
みよしのの
よしののやまに
みゆきふるらし
Стало холодно мне
под вечер в платье привычном —
верно, где-то в горах,
в славном Ёсино на вершинах,
нынче выпало много снега…
165. Две первые строки повторяют танка № 2319 антологии «Манъёсю». Возможно, сюжет восходит к народной песне.
今よりは
つきてふらなむ
わかやとの
すすきおしなみ
ふれるしら雪
いまよりは
つきてふらなむ
わかやとの
すすきおしなひ
ふれるしらゆき
Начался снегопад —
так пусть же не переставая
снег идет и идет,
пригибая в саду метелки
колосящегося мисканта!..

ふる雪は
かつそけぬらし
あしひきの
山のたきつせ
おとまさるなり
ふるゆきは
かつそけぬらし
あしひきの
やまのたきつせ
おとまさるなり
Там, в могучих горах,
снег выпавший тает, должно быть, —
все слышней и слышней,
все настойчивей в отдаленье
шум воды на порогах горных…

この河に
もみちは流る
おく山の
雪けの水そ
今まさるらし
このかはに
もみちはなかる
おくやまの
ゆきけのみつそ
いままさるらし
По теченью реки
плывут багряные листья —
прибывает вода,
оттого что на кручах горных
белый снег сегодня растаял…

ふるさとは
よしのの山し
ちかけれは
ひと日もみ雪
ふらぬ日はなし
ふるさとは
よしののやまし
ちかけれは
ひとひもみゆき
ふらぬひはなし
Не бывает и дня,
чтоб в окрестностях старой столицы
снова снег не пошел, —
оттого что неподалеку
горы Ёсино, снежные кручи…
166. Близ Ёсино располагались две старые столицы — Асука и Нара.
わかやとは
雪ふりしきて
みちもなし
ふみわけてとふ
人しなけれは
わかやとは
ゆきふりしきて
みちもなし
ふみわけてとふ
ひとしなけれは
Над приютом моим,
в горах заметая дороги,
вьется, кружится снег, —
и никто не придет проведать,
протоптав по пороше тропку…

雪ふれは
冬こもりせる
草も木も
春にしられぬ
花そさきける
ゆきふれは
ふゆこもりせる
くさもきも
はるにしられぬ
はなそさきける
Ни деревьев, ни трав,
унынием зимним объятых,
не узнать в снегопад —
краше вешних цветов повсюду
распустились нынче бутоны…

白雪の
ところもわかす
ふりしけは
いはほにもさく
花とこそ見れ
しらゆきの
ところもわかす
ふりしけは
いはほにもさく
はなとこそみれ
Белоснежный покров
окутал сегодня округу —
так что чудится мне,
будто красочными цветами
заискрились вдали утесы…

みよしのの
山の白雪
つもるらし
ふるさとさむく
なりまさるなり
みよしのの
やまのしらゆき
つもるらし
ふるさとさむく
なりまさるなり
Снег, должно быть, лежит
там, в Ёсино, в горных лощинах,
на лесистых холмах —
холоднее и холоднее
на подходах к старой столице…

浦ちかく
ふりくる雪は
白浪の
末の松山
こすかとそ見る
うらちかく
ふりくるゆきは
しらなみの
すゑのまつやま
こすかとそみる
Налетела метель
с вершины Суэномацу —
представляется мне,
будто гряды волн белопенных
через горы перехлестнули…
167. Местонахождение горы Суэномацу неизвестно.
みよしのの
山の白雪
ふみわけて
入りにし人の
おとつれもせぬ
みよしのの
やまのしらゆき
ふみわけて
いりにしひとの
おとつれもせぬ
Уж давно он ушел
в горы Ёсино, снег приминая,
по безлюдной тропе —
и с тех пор ни единой вести
не прислал из хижины горной…

白雪の
ふりてつもれる
山さとは
すむ人さへや
思ひきゆらむ
しらゆきの
ふりてつもれる
やまさとは
すむひとさへや
おもひきゆらむ
В этом горном краю,
где кружится снег и ложится,
укрывая леса,
люди, верно, должны отринуть
все свои мирские тревоги…

ゆきふりて
人もかよはぬ
みちなれや
あとはかもなく
思ひきゆらむ
ゆきふりて
ひともかよはぬ
みちなれや
あとはかもなく
おもひきゆらむ
Все тропинки в горах
бесследно исчезли под снегом,
и к жилью моему
уж никто не сыщет дороги —
угасает в душе надежда…

冬なから
そらより花の
ちりくるは
雲のあなたは
春にやあるらむ
ふゆなから
そらよりはなの
ちりくるは
くものあなたは
はるにやあるらむ
Хоть зима на дворе,
но кажется, будто бы с неба
опадают цветы, —
и гадаем, уж не весна ли
началась в заоблачных высях…

ふゆこもり
思ひかけぬを
このまより
花と見るまて
雪そふりける
ふゆこもり
おもひかけぬを
このまより
はなとみるまて
ゆきそふりける
На простертых ветвях
средь зимнего оцепененья
вдруг раскрылись они —
белоснежной красой сияют
удивительные соцветья…

あさほらけ
ありあけの月と
見るまてに
よしののさとに
ふれるしらゆき
あさほらけ
ありあけのつきと
みるまてに
よしののさとに
ふれるしらゆき
Представляется мне
тот снег, что над Ёсино кружит
под лучами зари,
хороводом скользящих бликов,
порожденьем луны рассветной…
Взято в антологию Огура хякунин иссю, 31.
けぬかうへに
又もふりしけ
春霞
たちなはみ雪
まれにこそ見め
けぬかうへに
またもふりしけ
はるかすみ
たちなはみゆき
まれにこそみめ
Хоть немного еще
побудь перед тем, как растаять! —
Ведь с приходом весны
не увидеть нам больше снега
сквозь завесу дымки туманной…

梅花
それとも見えす
久方の
あまきる雪の
なへてふれれは
うめのはな
それともみえす
ひさかたの
あまきるゆきの
なへてふれれは
Нынче не различить
цветов распустившейся сливы —
затерялись они
среди хлопьев белого снега,
что нисходят с небес предвечных…

花の色は
雪にましりて
見えすとも
かをたににほへ
人のしるへく
はなのいろは
ゆきにましりて
みえすとも
かをたににほへ
ひとのしるへく
С белом снегом слились
цветы белоснежные сливы,
так что не различить —
лишь по дивному аромату
догадаешься о цветенье…

梅のかの
ふりおける雪に
まかひせは
たれかことこと
わきてをらまし
うめのかの
ふりおけるゆきに
まかひせは
たれかことこと
わきてをらまし
Нерастаявший снег
лежит на соцветьях душистых —
кто решится теперь
отломить цветущую ветку
и единство это нарушить?..

雪ふれは
木ことに花そ
さきにける
いつれを梅と
わきてをらまし
ゆきふれは
きことにはなそ
さきにける
いつれをうめと
わきてをらまし
Выпал снег — и теперь
повсюду в саду на деревьях
распустились цветы.
Как найти между ними сливу,
чтоб сорвать цветущую ветку?..

わかまたぬ
年はきぬれと
冬草の
かれにし人は
おとつれもせす
わかまたぬ
としはきぬれと
ふゆくさの
かれにしひとは
おとつれもせす
Вот и год миновал,
к концу подошел незаметно —
нет от друга вестей,
он ушел и бесследно сгинул,
как трава под снегом зимою…

あらたまの
年のをはりに
なることに
雪もわか身も
ふりまさりつつ
あらたまの
としのをはりに
なることに
ゆきもわかみも
ふりまさりつつ
Год подходит к концу,
и я замечаю печально
от зимы до зимы —
как в горах прибывает снега,
так мои года прибывают…

雪ふりて
年のくれぬる
時にこそ
つひにもみちぬ
松も見えけれ
ゆきふりて
としのくれぬる
ときにこそ
つひにもみちぬ
まつもみえけれ
Снег идет без конца,
и год уж совсем на исходе —
в эту пору и впрямь
видим мы, что одни лишь сосны
не подвержены увяданью…

昨日といひ
けふとくらして
あすかかは
流れてはやき
月日なりけり
きのふといひ
けふとくらして
あすかかは
なかれてはやき
つきひなりけり
Только скажешь «вчера»,
только день скоротаешь «сегодня» —
только завтра опять
будут дни и месяцы мчаться,
словно воды реки Асука…
170. Река Асука — см. коммент. к № 284.
ゆく年の
をしくもあるかな
ますかかみ
見るかけさへに
くれぬと思へは
ゆくとしの
をしくもあるかな
ますかかみ
みるかけさへに
くれぬとおもへは
Год, что должен уйти,
опечален грядущим уходом.
Вместе с ним я грущу —
словно тени на лик зерцала,
набегают воспоминанья…

ちはやぶる
神無月とや
今朝よりは
曇りもあへず
初時雨
紅葉とともに
ふる里の
吉野の山の
山嵐も
寒く日ごとに
なりゆけば
玉の緒解けて
こき散らし
霰亂れて
霜氷り
いや固まれる
庭の面に
むらむら見ゆる
冬草の
上に降り敷く
白雪の
積り積りて
あらたまの
年を數多に
過ぐしつるかな
ちはやふる
かみなつきとや
けさよりは
くもりもあへす
はつしくれ
もみちとともに
ふるさとの
よしののやまの
やまあらしも
さむくひことに
なりゆけは
たまのをとけて
こきちらし
あられみたれて
しもこほり
いやかたまれる
にはのおもに
むらむらみゆる
ふゆくさの
うへにふりしく
しらゆきの
つもりつもりて
あらたまの
としをあまたも
すくしつるかな
Вот и время пришло —
миновала погожая осень.
Месяц Каннадзуки
повеял холодной зимою.
Дождь идет поутру,
осыпая багряные листья,
что узорной парчой
окрестные склоны устлали.
Ветер, прянувший с гор,
над Ёсино яростно кружит,
с каждым прожитым днем
все явственнее холодает.
Верно, разорвались
в небесах драгоценные бусы —
град усыпал траву
мириадами светлых жемчужин,
иней в сгустках блестит
на деревьях унылого сада,
где остались стоять
лишь сухие колосья мисканта.
Снег с предвечных небес
нисходит на веси земные.
Сколько зим, сколько лет
прошло пред моими очами!..

冬なから
春の隣の
ちかけれは
なかかきよりそ
花はちりける
ふゆなから
はるのとなりの
ちかけれは
なかかきよりそ
はなはちりける
Долго длится зима,
но весна уж неподалеку —
погляди, над плетнем
между вашим двором и нашим
лепестки цветов закружились!..

おきあかす
秋のわかれの
袖の露
霜こそむすべ
冬や来ぬらむ
おきあかす
あきのわかれの
そでのつゆ
しもこそむすべ
ふゆやこぬらむ
Едва лишь ночь бессонную
Сменил рассвет, заметил я,
Что слёз роса
Уж в иней превратилась...
Пришла зима?
* Слёз роса — постоянная метафора, здесь подразумевается, что роса — слёзы прощания с осенью.
神無月
風にもみぢの
散る時は
そこはかとなく
物ぞかなしき
かみなづき
かぜにもみぢの
ちるときは
そこはかとなく
ものぞかなしき
Когда смотрю я в октябре,
Как ветер яростный
Срывает листья
Багряные с дерев,
Грусть безотчётная сжимает сердце.
* Буквальный перевод названия первого месяца зимы (октябрь) — каннадзуки — «безбожный месяц». По синтоистскому поверью, в это время осенние боги покидают землю.
名取川
やなせの波ぞ
さわぐなる
もみぢやいとど
寄りてせくらむ
なとりがは
やなせのなみぞ
さわぐなる
もみぢやいとど
よりてせくらむ
Вокруг плотины Натори-реки
С шумом вздымаются волны:
Наверное, скопились
Опавшие листья
И путь преграждают теченью.
* Река Натори протекает в южной части префектуры Мияги, одно из достопримечательных мест, название которого часто встречается в хэйанской поэзии. Вокруг плотины... — с одной стороны, автор использует гиперболу: множество листьев, опавших в горную реку, преграждают путь теченью, образуя плотину. Одновременно имеется в виду яна — плотина, возводимая рыбаками для ловли рыбы, представляла собой нагромождение из деревьев или бамбука на мелководье в узком месте реки.
いかだしよ
待て言問はむ
水上は
いかばかり吹く
山のあらしぞ
いかだしよ
まてこととはむ
みなかみは
いかばかりふく
やまのあらしぞ
Эй, паромщик, постой!
Скажи мне:
В горах,
В верховьях реки,
Не буря ль поднялась?

ちりかかる
もみぢながれぬ
大井がは
いづれ井せきの
水のしがらみ
ちりかかる
もみぢながれぬ
おほゐがは
いづれゐせきの
みづのしがらみ
В реку Ои
Опали с деревьев
Багряные листья,
Но что же они не плывут,
Где та плотина, что путь преградила теченью?
* Река Ои (Оикава) — см. коммент. 253, 528. ...плотина, что путь преградила теченью...— намёк, легко прочитывавшийся аудиторией, на которую был рассчитан. В качестве прототипа автор использует танка Харумити-но Цураки? из свитка «Песни осени» антологии «Кокинсю»:
На горной реке
Ветер плотину построил:
Багряные листья,
Что сорваны им,
Остановили теченье!
高瀬舟
しぶくばかりに
もみぢ葉の
流れてくだる
大井川かな
たかせふね
しぶくばかりに
もみぢはの
ながれてくだる
おほゐかはかな
Суда, что плавают по мелководью,
И те с трудом свой пролагают путь.
Тут глянул я — Ои-река
Вся сплошь засыпана
Осеннею листвою!

日暮るれば
あふ人もなし
正木散る
峰のあらしの
音ばかりして
ひくるれば
あふひともなし
まさきちる
みねのあらしの
おとばかりして
Солнце зашло,
И вокруг — никого,
Лишь слышатся с вершины стоны ветра,
Срывающего листья
С вечного плюща.
* ...с вечного плюща — имеется в виду вечнозелёное вьющееся растение, обычно обвивает стволы хвойных деревьев. Песня сложена от лица отшельника, живущего в горах.
* Намёк на танка Минамото Ёридзанэ из свитка «Разные песни» антологии «Госюисю»:
Вечер... Солнце зашло,
И некого мне ждать
В своём приюте горном.
Лишь стоны ветра
Слышатся вокруг.
木の葉散る
しぐれやまがふ
わが袖に
もろき涙の
色と見るまで
このはちる
しぐれやまがふ
わがそでに
もろきなみだの
いろとみるまで
Дождь моросит,
Смешавшийся с каскадом
Сорванных ветром листьев,
Их цвету подобны и слёзы,
Что льются потоком из глаз.

山里の
風すさまじき
夕暮れに
木の葉乱れて
物ぞかなしき
やまざとの
かぜすさまじき
ゆふぐれに
このはみだれて
ものぞかなしき
Горный приют...
Вокруг бушует ветер по вечерам.
Печально видеть,
Как срывает и разбрасывает он
Оставшиеся на деревьях листья.

冬の来て
山もあらはに
木の葉ふり
残る松さへ
峰にさびしき
ふゆのきて
やまもあらはに
このはふり
のこるまつさへ
みねにさびしき
Пришла зима,
Деревья оголились,
Все листья с них сорвал
Жестокий ветер.
Лишь сосны зеленеют на вершине.

時雨かと
聞けば木の葉の
降るものを
それにも濡るる
わがたもとかな
しぐれかと
きけばこのはの
ふるものを
それにもぬるる
わがたもとかな
Что это? Дождь?
Ах нет, то — шум срываемых
И уносимых ветром листьев.
Однако отчего же
Так увлажнился мой рукав?
* ...отчего же так увлажнился мой рукав? Автор имеет в виду слёзы сожаления об опадающих и уносимых ветром листьях.
いつのまに
空のけしきの
変はるらむ
はげしきけさの
こがらしの風
いつのまに
そらのけしきの
かはるらむ
はげしきけさの
こがらしのかぜ
И не заметил я,
Как в небесах всё изменилось:
Проснулся поутру, —
Холодный зимний ветер
Дует...
* Автор имеет в виду холодный зимний ветер когараси.
月を待つ
たかねの雲は
晴れにけり
心ありける
初しぐれかな
つきをまつ
たかねのくもは
はれにけり
こころありける
はつしぐれかな
Покуда ждал луну,
Рассеялись
Над кручей облака.
О добрый дождь!
Ты пощадил меня.

神無月
木々の木の葉は
散りはてて
庭にぞ風の
音は聞こゆ
かみなづき
きぎのこのはは
ちりはてて
にはにぞかぜの
おとはきこゆ
Настал октябрь,
С деревьев облетели листья,
И слышно только,
Как по саду
Метёт их ветер...

雲晴れて
のちもしぐるる
柴の戸や
山風はらふ
松の下露
くもはれて
のちもしぐるる
しばのとや
やまかぜはらふ
まつのしたつゆ
Рассеялись на небе тучи,
Но сквозь плетёную дверь хижины
Как будто дождик моросит:
Наверное, сметает ветер
С сосновых веток капельки росы...

神無月
しぐれ降るらし
佐保山の
まさきのかづら
色まさりゆく
かみなづき
しぐれふるらし
さほやまの
まさきのかづら
いろまさりゆく
Над горной кручей Сао,
Наверное, идут дожди:
Плющ,
Обвивающий стволы дерев,
Всё багровеет...
* Можно сравнить с танка неизвестного автора из антологии «Манъёсю»:
Омытая
Сентябрьскими дождями,
Касуга-гора
Окрасилась
В яркий багрянец.
こがらしの
音に時雨を
聞きわかで
もみぢに濡るる
たもととぞ見る
こがらしの
おとにしぐれを
ききわかで
もみぢにぬるる
たもととぞみる
Шум зимнего дождя,
Казалось, потонул в тяжёлых вздохах бури,
И, глядя на промокший свой рукав,
Подумал я:
Всему виною — опадающие листья.
* Всему виною — опадающие листья! Всё тот же многократно повторяющийся мотив: рукава намокли не от дождя, но от слёз сожаления о прекрасных опадающих осенних листьях.
しぐれ降る
音はすれども
呉竹の
など代とともに
色もかはらぬ
しぐれふる
おとはすれども
くれたけの
などよとともに
いろもかはらぬ
Хоть ясно слышится
Шум зимнего дождя,
Но листья мелкого бамбука,
Другим кустам, деревьям не в пример,
Зелёного не изменили цвета!
* Согласно пояснению в частном собрании поэта, песня сложена по картине на ширме, расписанной по случаю юбилея некоего сановника, соответственно задумана она как величальная (иваиута). Автор песни желает юбиляру долгих лет, используя омонимическую метафору: во фразе ...другим кустам, деревьям <мира> не в пример (слово «мира» в переводе опущено по стилистическим соображениям) слово ё — «мир» ассоциируется с ё — «коленце бамбука», коих у данного сорта бамбука (мелкого) значительно больше, чем у других его видов. В этом и заключается смысл благопожелания, который усиливает заключительная строка: ...зелёного не изменили цвета — т.е. листья бамбука не подвержены увяданию.
まばらなる
柴の庵に
旅寝して
時雨に濡るる
さ夜衣かな
まばらなる
しばのいほりに
たびねして
しぐれにぬるる
さよころもかな
Заночевал в пути.
Сквозь травяную крышу
Капал дождь,
И за короткий тот ночлег
Совсем промокло платье.
* Традиционный мотив: подразумевается, что одежда путника промокла за ночь не только от дождя, что просачивается сквозь крышу убогой хижины, но и от слёз печали, отражающих душевное состояние лирического героя.
ふかみどり
争ひかねて
いかならむ
まなく時雨の
布留の神杉
ふかみどり
あらそひかねて
いかならむ
まなくしぐれの
ふるのかみすぎ
Боюсь, и криптомерии
Возле святыни Фуру,
С их зеленью густой,
Едва ли устоят против дождей,
Что льют и льют...

折こそあれ
ながめにかかる
浮雲の
袖もひとつに
うちしぐれつつ
をこそあれ
ながめにかかる
うきくもの
そでもひとつに
うちしぐれつつ
Пока смотрела я с тоской на небеса,
Сгустились облака
И дождь пошёл,
Мне омочив рукав,
Уже слезами увлажнённый.

秋篠や
外山の里や
しぐるらむ
生駒の嶽に
雲のかかれる
あきしのや
とやまのさとや
しぐるらむ
いこまのたけに
くものかかれる
В ближних горах,
В селенье Акисино,
Наверно, дождь:
Тучи висят
Над пиком Икома.
* Акисино — ныне одноимённый квартал г. Нара. Пик (гора) Икома находится на границе префектур Нара и Осака.
* Песня содержит намёк на танка Минамото Акинака, сложенную на поэтическом турнире, проводившемся под патронажем императора Хорикавы:
Октябрь...
Над горою Юма
Тучи висят:
Наверное, в селенье у подножья
Дождь моросит.
晴れ曇り
時雨はさだめ
なき物を
ふりはてぬるは
わが身なりけり
はれくもり
しぐれはさだめ
なきものを
ふりはてぬるは
わがみなりけり
На небо взглянешь —
Нынче ясно,
Назавтра — пасмурно и дождь,
И только я старею неизменно
С каждым днём.
* Песня построена на омонимической метафоре: фуру «идти» (о дожде или снеге) ассоциируется с фуру — «проходить» (о времени), «стареть».
いまはまた
散らでもまがふ
時雨かな
ひとりふりゆく
庭の松風
いまはまた
ちらでもまがふ
しぐれかな
ひとりふりゆく
にはのまつかぜ
Деревья оголились, и однако ж
В шуме дождя
Всё чудится мне шорох падающих листьев,
И стонет ветер в старых соснах
В моём саду.
* ...в шуме дождя... — в старых соснах... Использована та же метафора, что и в предыдущей песне.
み吉野の
山かき曇り
雪ふれば
ふもとの里は
うちしぐれつつ
みよしのの
やまかきくもり
ゆきふれば
ふもとのさとは
うちしぐれつつ
Заволокло туманом гору Миёсино,
Снег падает...
А у подножия
В селенье
Всё время моросят дожди...


真木の屋に
時雨の音の
かはるかな
紅葉や深く
散りつもるらむ
まきのやに
しぐれのおとの
かはるかな
もみぢやふかく
ちりつもるらむ
Дома сижу,
Слушаю шум дождя.
Он тише стал:
Наверно, кипарисовую крышу
Засыпало осеннею листвою.
* Кипарисовая крыша — образ жилища городского жителя, в отличие от «травяной крыши» или «плетёной двери» — традиционных образов горной хижины или временного ночлега в пути.

世にふるは
苦しき物を
真木の屋に
やすくも過ぐる
初時雨かな
よにふるは
くるしきものを
まきのやに
やすくもすぐる
はつしぐれかな
Зима... Как тяжко в эту пору жить
В печальном нашем мире.
А дождь...
О, как легко он льётся
На кипарисовую крышу дома!

もみぢ葉を
なに惜しみけむ
木の間より
もりくる月は
今宵こそ見れ
もみぢはを
なにをしみけむ
このまより
もりくるつきは
こよひこそみれ
Зачем так тужил я
О листьях опавших?
Между деревьев льётся лунный свет,
И нынче в первый раз
Я им залюбовался!
* Можно увидеть ассоциацию с уже упоминавшейся песней неизвестного автора из «Кокинсю» (см. коммент. 381).

霜こほる
袖にもかげは
残りけり
露よりなれし
有明の月
しもこほる
そでにもかげは
のこりけり
つゆよりなれし
ありあけのつき
Замёрзла слёз роса,
И на рассвете
Увидел я на рукаве заиндевелом
Луну.
Наверно, ночевала здесь...
* Песня получила высокую оценку на одном из поэтических турниров, устроенных императором Готобой.

ながめつつ
いくたび袖に
曇るらむ
時雨にふくる
有明の月
ながめつつ
いくたびそでに
くもるらむ
しぐれにふくる
ありあけのつき
В задумчивости грустной
Смотрел на предрассветную луну,
И затуманивалась поминутно
Тень её на рукаве моём
От зимнего дождя...

定めなく
しぐるる空の
むら雲に
いくたびおなじ
月を待つらむ
ささめなく
しぐるるそらの
むらくもに
いくたびおなじ
つきをまつらむ
Дождь всё идет,
И протянулись мрачной чередою тучи,
Ах, сколько раз ещё мне вглядываться
В их просветы — с надеждою,
Не промелькнёт ли там луна.

今よりは
木の葉がくれも
なけれども
しぐれに残る
むら雲の月
いまよりは
このはがくれも
なけれども
しぐれにのこる
むらくものつき
Сбросил ветер с деревьев багряные листья,
Открыв небеса, ну а в них —
Тучи, тучи — гряда за грядою.
Долго ли будет за ними
Скрываться луна?

晴れ曇る
かげを都に
先立てて
しぐると告ぐる
山の端の月
はれくもる
かげをみやこに
さきたてて
しぐるとつぐる
やまのはのつき
Небо то посветлеет,
То тучи соберутся вновь.
О ты, луна, поднявшаяся над вершиной!
Пусть светлое сияние твоё
Опередит грядущие дожди!
* Танка сложена на одном из поэтических турниров, арбитр которого Фудзивара Тэйка похвалил её за «одухотворенность» поэтической идеи.
たえだえに
里わく月の
光かな
時雨を送る
夜半のむら雲
たえだえに
さとわくつきの
ひかりかな
しぐれをおくる
よはのむらくも
Полночная луна
Попеременно освещает то одно селенье,
То другое,
То скроется за тучами, то выглянет опять,
А зимний дождь — всё моросит...

今はとて
寝なましものを
しぐれつる
空とも見えず
すめる月かな
いまはとて
ねなましものを
しぐれつる
そらともみえず
すめるつきかな
Полночь...
Дождь моросит... Заволокло всё небо.
Хотел было уж спать,
Но из-за туч вдруг выплыла луна
И озарила всё вокруг.

露霜の
夜半におきゐて
冬の夜の
月見るほどに
袖はこほりぬ
つゆしもの
よはにおきゐて
ふゆのよの
つきみるほどに
そではこほりぬ
Проснулся в полночь —
Роса заиндевела,
И льдом покрылся мой рукав,
В нём я увидел отраженье
Сияющей луны.
* ...роса заиндевела... — слёзы к утру заиндевели (заледенели) на рукаве — постоянный мотив песен поздней осени и зимы.
もみぢ葉は
おのが染めたる
色ぞかし
よそげにをける
けさの霜かな
もみぢはは
おのがそめたる
いろぞかし
よそげにをける
けさのしもかな
Роса!
Не ты ли красила в багрянец листья
В моём саду,
А ныне, всё забыв, покрыла
Их белым инеем?

風寒み
木の葉晴れゆく
よなよなに
残るくまなき
庭の月影
かぜさむみ
このははれゆく
よなよなに
のこるくまなき
にはのつきかげ
Ветер холодный
Сметает с деревьев
Последние листья,
И вот уже сад мой
Весь залит сияньем луны.

さえわびて
さむる枕に
かげ見れば
霜深き夜の
有明の月
さえわびて
さむるまくらに
かげみれば
しもふかきよの
ありあけのつき
Проснулась от холода
Иней густо покрыл
Всё вокруг,
На изголовье
Тень рассветной луны.

霜結ぶ
袖の片敷き
うちとけて
寝ぬ夜の月の
影ぞ寒けき
しもむすぶ
そでのかたしき
うちとけて
いぬよのつきの
かげぞさむけき
Рукав,
Что в изголовие я клал
На ложе одиноком, заиндевел,
И холодно
Луны бездушной отраженье.

片敷きの
袖をや霜に
かさぬらむ
月に夜がるる
宇治の橋姫
かたしきの
そでをやしもに
かさぬらむ
つきによがるる
うぢのはしひめ
Рукав, что в изголовье стелешь ты,
Наверно, густо инеем покрыт,
И отражается луна в нём слишком ярко, —
Не оттого ль, что перестал ходить к тебе
твой милый,
Дева Удзи?
* Автор раскрывает тему, используя древнее предание о деве у моста Удзи и танка неизвестного автора из «Кокинсю» (см. коммент. 420).

さ夜ふけて
声さへ寒き
蘆鶴は
いくへの霜か
おきまさるらむ
さよふけて
こゑさへさむき
あしつるは
いくへのしもか
おきまさるらむ
Полночь...
Кричат в тростниках журавли,
Холод — в их голосах:
Наверно, плотно инеем покрылись
Их крылья...

冬の夜の
長きをおくる
袖濡れぬ
あかつきがたの
よものあらしに
ふゆのよの
ながきをおくる
そでぬれぬ
あかつきがたの
よものあらしに
За долгую зимнюю ночь
Увлажнились обильно слезами
Мои рукава, а с рассветом —
Стоны ветра
Послышались со всех сторон.
* Можно провести параллель с танка из частного собрания поэта Мотодзанэ:
Долгую зимнюю ночь
Один я провёл,
И вот
На рассвете —
Крик журавля.

笹の葉は
み山もさやに
うちそよぎ
こほれる霜を
吹くあらしかな
ささのはは
みやまもさやに
うちそよぎ
こほれるしもを
ふくあらしかな
И в горной глубине, —
Лишь ветер налетит,
Зашелестят замёрзшие,
Заиндевелые
Листья бамбука.

君来ずは
ひとりや寝なむ
笹の葉の
み山もそよに
さやぐ霜夜を
きみこずは
ひとりやねなむ
ささのはの
みやまもそよに
さやぐしもよを
Коль не придёшь,
Одному коротать мне придется
Эту ночь,
Слушая шорох заиндевелых
Листьев бамбука в горах.
* Прототипом могла стать танка Хитомаро из «Манъёсю»:
На тропе, которой я иду
По склонам гор,
Тихо-тихо шелестит бамбук...
Тяжело вздыхаю я в пути,
Разлученный с милою женой.

霜枯れは
そことも見えぬ
草の原
たれに問はまし
秋の名残を
しもかれは
そこともみえぬ
くさのはら
たれにとはまし
あきのなごりを
Увяли, инеем покрылись
Некогда зелёные луга,
И некого спросить,
Не сохранилось ли хоть что-нибудь на память
Об осени ушедшей.

霜さゆる
山田のくろの
むらすすき
刈る人なしに
残るころかな
しもさゆる
やまだのくろの
むらすすき
かるひとなしに
のこるころかな
В полях лежит холодный иней,
А на меже
Повсюду островки поникшего мисканта:
Никто теперь уж не приходит
Их жать.
* Сложена на поэтическом турнире и вошла в антологию «Сюгёкусю» («Собрание жемчужин»).

かささぎの
渡せる橋に
おく霜の
白きを見れば
夜ぞふけにける
かささぎの
わたせるはしに
おくしもの
しらきをみれば
よぞふけにける
Увидел я,
Что инеем покрылся
Сорочий мост,
Сверкает белизной:
Настала полночь.
* Сорочий мост — см. коммент. 522.


Взято в антологию Огура хякунин иссю, 6.
しぐれつつ
枯れゆく野辺の
花なれば
霜のまがきに
にほふ色かな
しぐれつつ
かれゆくのべの
はななれば
しものまがきに
にほふいろかな
Идут дожди,
И вянут цветы на лугах,
Но как прекрасна
Белым инеем покрытая
Живая изгородь из хризантем!
* Сложена на «Турнире хризантем» — одном из так называемых «цветочных» поэтических турниров, которые проходили следующим образом: участвующие в состязании придворные разделялись на две партии — левую и правую, и представители обеих партий поочерёдно воспевали красоту представленного цветка. Оценивались и цветок, и песня. Чаще всего такие «цветочные» турниры посвящались цветам хризантемы и валерианы (оминаэси).
菊の花
手折りては見じ
初霜の
おきながらこそ
色まさりけれ
きくのはな
てをりてはみじ
はつしもの
おきながらこそ
いろまさりけれ
Сорвать цветок
И любоваться им? — О нет!
Прекрасней он вдвойне,
Когда цветёт свободно,
Первым инеем припорошенный.
* Перед песней помета: «В 14-м году Энги (914 г.) государь устроил во дворце «Банкет хризантем» в честь дамы-распорядительницы Фудзивара Мицуко. На банкете было выставлено множество хризантем, и все присутствующие любовались ими». Дама распорядительница (найси-но ками) — одна из высших женских придворных должностей.

Образ песни построен на аллегории: припорошенный первым инеем цветок хризантемы символизирует даму, которая подошла уже к достаточно зрелому возрасту, но ещё сохранила свою привлекательность.
影さへに
いまはと菊の
うつろふは
波の底にも
霜やおくらむ
かげさへに
いまはときくの
うつろふは
なみのそこにも
しもやおくらむ
О хризантема!
Отражение твоё в воде —
Даже оно прекрасно.
Или, быть может, дно реки
Украсил первый иней?
* Танка сложена на поэтическом турнире, состоявшемся во время увеселительного выезда одного из императоров к реке Оикава.

Первый иней на хризантеме — начало и признак её увядания. Однако в этом начальном увядании японцы видели своё особое очарование (аварэ). Например, белая хризантема при увядании желтеет, и этот цвет называли её «вторым цветением».
野辺見れば
尾花がもとの
思ひ草
枯れゆく冬に
なりぞしにける
のべみれば
をはながもとの
おもひくさ
かれゆくふゆに
なりぞしにける
С грустью на поле смотрю:
Сиротливый мискант,
А под ним
Увядший цветок валерьяны,
Зима наступила...
* Песня Идзуми Сикибу, как и большинство её песен, аллегорична и отражает душевное состояние поэтессы. Так, увядший цветок валерьяны (букв, перевод японского названия цветка «прекрасная женщина») — намёк на собственное увядание и увядание любви. Смысл последнего усиливается омонимической метафорой: карэниси — «увядший» (о цветах) ассоциируется с карэниси — «отдалившийся» (в речи о возлюбленном).

TODO
津の国の
難波の春は夢
なれ
や蘆の枯れ葉に
風わたるなり
つのくにの
なにはのはるは
ゆめなれや
あしのかれはに
かぜわたるなり
Разве то был не сон —
Весна в стране прекрасной Цу,
В заливе Нанива?
Ведь ныне лишь гуляет ветер
Среди увядших тростников...
* ...в стране прекрасной Цу — в дальнейшем провинция Сэтцу, ныне — территория г. Осака (см. коммент. 289). Поэт следует песне-прототипу — танка Ноин-хоси из свитка «Песни весны» антологии «Госэнсю»:
Что, если человеку
С чуткою душою
Показать
Весну в стране прекрасной Цу,
В заливе Нанива?

Фудзивара Сюндзэй, арбитр поэтического турнира, отнёс песню к стилю югэн — сокровенной, «скрытой» красоты.
冬深く
なりにけらしな
難波江の
青葉まじらぬ
蘆のむら立ち
ふゆふかく
なりにけらしな
なにはえの
あをばまじらぬ
あしのむらたち
Глубокая зима...
Листья зеленые уж не мелькают на деревьях.
Лишь островки
Увядших тростников
На берегу залива Нанива...

たち濡るる
山のしづくも
音絶えて
真木の下葉に
たるひしにけり
たちぬるる
やまのしづくも
おとたえて
まきのしたはに
たるひしにけり
Слышу, как падают капли
С намокших ветвей горных сосен.
Вдруг звук капели стих,
И уж над головой —
Сосулек бахрома!

枕にも
袖にも涙
つららゐて
結ばぬ夢を
とふあらしかな
まくらにも
そでにもなみだ
つららゐて
むすばぬゆめを
とふあらしかな
За ночь заледенели слёзы:
На изголовье и на рукавах
Сосулек бахрома.
Иль зимний ураган пронёсся надо мной
во сне?
Да спал ли я?

片敷きの
袖の氷も
むすぼほれ
とけて寝ぬ夜の
夢ぞ短き
かたしきの
そでのこほりも
むすぼほれ
とけていぬよの
ゆめぞみぢかき
Опять один провёл я ночь.
Заледенели слёзы,
И даже сердце
Словно тронул лёд.
Тревожный, мимолётный сон...
* Намёк на песню Гэндзи из романа «Гэндзи моногатари»:
Сон безмятежный нейдет.
Забывшись на миг,
Просыпаюсь
В неизбывной тоске.
Сон зимних ночей тревожен и краток...
橋姫の
かたしき衣
さむしろに
待つ夜むなしき
宇治のあけぼの
はしひめの
かたしきころも
さむしろに
まつよむなしき
うぢのあけぼの
О дева из Удзи!
Напрасно ждала у моста ты того,
Кто не придёт:
Одинокое ложе твоё на циновке холодной
Уже озаряет рассвет...
* Сложена по картине на ширме, изображающей реку Удзи зимой. Автор использует уже упоминавшуюся легенду (см. коммент. 420).

網代木に
いざよふ波の
音ふけて
ひとりや寝ぬる
宇治の橋姫
あじろぎに
いざよふなみの
おとふけて
ひとりやいぬる
うぢのはしひめ
Близится полночь,
А ты — всё одна у моста,
Дева Удзи?
Слушаешь с грустью, как плещутся волны
Возле рыбацких сетей?
* В основе песни тот же сюжет, вдохновлявший многих поэтов.

ひとり見る
池の氷に
澄む月の
やがて袖にも
うつりぬるかな
ひとりみる
いけのこほりに
すむつきの
やがてそでにも
うつりぬるかな
Один стоял я у пруда,
Любуясь отраженьем
В зеркале его
Луны, — и тут увидел лик её
На рукаве...

夕されば
しほ風越して
みちのくの
野田の玉川
千鳥鳴くなり
ゆふされば
しほかぜこして
みちのくの
のたのたまがは
ちとりなくなり
Вечереет, и ветер прибрежный
Гонит прилив,
А поля Митиноку
Оглашаются криком тидори
Над рекою Тама.
* ...поля Митиноку — одна из восточных провинций. Река Тама — протекает в префектуре Мияги. Её долина, так же как и долина реки Сао, славится птичьим гомоном (криками тидори).
月ぞ澄む
たれかはここに
きの国や
吹上の千鳥
ひとり鳴くなり
つきぞすむ
たれかはここに
きのくにや
ふきあげのちとり
ひとりなくなり
Сияет ясная луна
В стране Кии,
Но кто придет сюда?
Лишь крики птиц тидори
Слышатся по вечерам...
* ...в стране Кии —см. предыдущий коммент.

小夜千鳥
声こそ近く
なるみ潟
かたぶく月に
潮や満つらむ
さよちとり
こゑこそちかく
なるみかた
かたぶくつきに
しほやみつらむ
Полночь...
Крики тидори всё ближе и ближе.
И вот уже над берегом Наруми
Склоняется луна.
Наверное, прилив...
* ...над берегом Наруми — побережье Наруми находится на территории г. Нагоя.

風吹けば
よそになるみの
かた思ひ
思はぬ浪に
鳴く千鳥かな
かぜふけば
よそになるみの
かたおもひ
おもはぬなみに
なくちとりかな
Ветер подул
И вмиг разогнал стаю тидори,
Летевшую над заливом Наруми.
Громко кричат они,
Спутников вновь созывая.
* Сложена по картине на ширме, изображающей бухту Наруми.

浦人の
日も夕暮れに
なるみ潟
かへる袖より
千鳥鳴くなり
うらひとの
ひもゆふぐれに
なるみかた
かへるそでより
ちとりなくなり
Вечер... Из бухты Наруми
Поспешают домой рыбаки,
И, словно из их рукавов,
Там и сям вылетают с криком
Птииы тидори.

風さゆる
富島が磯の
むら千鳥
たちゐは波の
心なりけり
かぜさゆる
としまがいその
むらちとり
たちゐはなみの
こころなりけり
На берег Тосима
Дует холодный ветер,
Набегают и отступают белые волны,
То скрываются в них, то снова взлетают
Птицы тидори.
* Берег Тосима — часть острова Авадзи в префектуре Хёго.
はかなしや
さてもいく夜か
行く水に
数かきわぶる
をしのひとり寝
はかなしや
さてもいくよか
ゆくみづに
かずかきわぶる
をしのひとりね
Сколько ночей мне ещё
Проводить одному,
Подобно разлученным птицам осидори?
В том смысла не больше,
Чем числа писать на воде!
* Осидори — водоплавающие птицы, подобные гусям или уткам. Обычно плавают парами и потому часто служат символом супружеской верности и привязанности. В данном случае автор, по-видимому, имеет в виду равнодушную возлюбленную, которую бессмысленно ждать и хранить ей верность, пребывая в одиночестве.

Как прототип использована танка неизвестного автора из антологии «Кокинсю» (есть также в повести «Исэ моногатари»):
Столь равнодушную
Любить?
Боюсь, что в том не больше смысла,
Чем цифры выводить
На волнах быстрого потока!
つねよりも
篠屋の軒ぞ
うづもるる
けふは都に
初雪や降
つねよりも
しのやののきぞ
うづもるる
けふはみやこに
はつゆきやふる
Сегодня утром
На крышу тростниковую мою
Насыпало так много снега,
Как никогда.
В столице, верно, тоже выпал первый снег?
* Перед песней помета: «Сложена снежным утром и послана поэту Фудзиваре Мототоси». Автор жил в то время в монастыре (тростниковая крыша — образ жилища отшельника) и отправил послание своему другу в столицу.
降る雪に
まことに篠屋
いかならむ
けふは都に
跡だにもなし
ふるゆきに
まことにしのや
いかならむ
けふはみやこに
あとだにもなし
Я понимаю, каково тебе
В хижине тростниковой,
Но и у нас в столице
Выпало столько снега,
Что не видать и человеческих следов!

ふればかく
憂さのみまさる
世を知らで
荒れたる庭に
つもる初雪
ふればかく
うさのみまさる
よをしらで
あれたるにはに
つもるはつゆき
Первый снег...
Смотрю, как засыпает он заброшенный
мой сад,
И думаю:
Чем долее живу на этом свете,
Тем больше познаю его печаль...
* Поэтесса использовала как прототип песню неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Разные песни»):
Чем долее живёшь
На этом свете,
Тем больше познаёшь и горести его, —
Словно бредёшь по каменистым тропам
Гор Ёсино...
さむしろの
夜半の衣手
さえさえて
初雪白し
岡の辺の松
さむしろの
よはのころもで
さえさえて
はつゆきしらし
をかのべのまつ
Я, на циновке на своей
Проснувшись в полночь,
Ощутила
Холод в рукавах.
И сосны на горе — уж все в снегу!

けふはもし
君もやとふと
ながむれど
まだ跡もなき
庭の雪かな
けふはもし
きみもやとふと
ながむれど
まだあともなき
にはのゆきかな
Я думал,
Может, нынче ты придёшь,
Но нет ничьих следов
В моем саду.
Лишь первый снег лежит...

いまぞ聞く
心は跡も
なかりけり
雪かきわけて
思ひやれども
いまぞきく
こころはあとも
なかりけり
ゆきかきわけて
おもひやれども
Понятны твои чувства,
И к дому твоему
По снегу
Охотно проложил бы я тропу,
Но нынче вот — увы!

白山に
年ふる雪や
つもるらむ
夜半に片敷く
たもとさゆなり
しらやまに
としふるゆきや
つもるらむ
よはにかたしく
たもとさゆなり
Снег засыпает гору Сираяма
Из года в год.
Как этот снег, был холоден рукав,
Когда на одиноком ложе в полночь
Проснулся я.
* Гора Сираяма — букв. «Белая гора» (ибо покрыта вечными снегами). Находится на границе префектур Гифу и Исикава (ныне районы Киото — Тохо и Сига). Постоянный поэтический образ.

Просматривается намёк на песню Мибу-но Тадами из свитка «Песни зимы» антологии «Сюисю»:
О снегом убелённая гора
В стране далёкой Коси —
Сираяма!
Немало лет тебе,
И ныне новый снег ложится на твою вершину.
明けやらぬ
寝覚めの床に
聞こゆなり
まがきの竹の
雪の下折れ
あけやらぬ
ねさめのとこに
きこゆなり
まがきのたけの
ゆきのしたをれ
Ещё не рассвело,
Но пробудился я,
Услышав, как под тяжестию снега
Ломались ветви бамбука
У изгороди сада.

音羽山
さやかに見ゆる
白雪を
明けぬと告ぐる
鳥の声かな
おとはやま
さやかにみゆる
しらゆきを
あけぬとつぐる
とりのこゑかな
Снег выпал —
Осветились склоны
Отова-горы,
И прокричал петух, как будто возвещал
Рассвет...
* Гора Отова — находится в Киото (см. коммент. 371).
山里は
道もや見えず
なりぬらむ
もみぢとともに
雪の降りぬる
やまざとは
みちもやみえず
なりぬらむ
もみぢとともに
ゆきのふりぬる
В горном твоем краю,
Наверное, и троп
Не видно даже:
Засыпали их листья алые
И снег запорошил...

さびしさを
いかにせよとて
岡べなる
楢の葉しだり
雪の降るらむ
さびしさを
いかにせよとて
をかべなる
ならのはしだり
ゆきのふるらむ
Бедная хижина
В низине под горою...
Поникли ветви у дубов,
Стоящих рядом, —
Наверное, под тяжестию снега.

駒とめて
袖うちはらふ
かげもなし
佐野のわたりの
雪の夕暮れ
こまとめて
そでうちはらふ
かげもなし
さののわたりの
ゆきのゆふぐれ
Пристанища не вижу,
Чтобы коня остановить,
Снег с рукавов стряхнуть,
И переправа Сано
В снежных сумерках...
* Источник вдохновения автора — танка Нага-но ими Киокимаро из антологии «Манъёсю»:
Льёт сильный дождь...
На переправе Сано
Возле мыса Мива
И дома даже
Не видать...


Стихотворение ориентировано на танка Нага Окамаро из третьего свитка антологии "Манъёсю" ([265] (В.Н. Горегляд)
待つ人の
ふもとの道は
絶えぬらむ
軒ばの杉に
雪重るなり
まつひとの
ふもとのみちは
たえぬらむ
のきばのすぎに
ゆきおもるなり
Я ждал тебя,
Но под горой тропу,
Наверно, снегом замело,
Под тяжестью его уж гнутся
Ветви криптомерии...

夢かよふ
道さへ絶えぬ
呉竹の
伏見の里の
雪の下折れ
ゆめかよふ
みちさへたえぬ
くれたけの
ふしみのさとの
ゆきのしたをれ
В селении Фусими — снег...
Он заметает и дороги грёз.
Ломаются под тяжестью его
Стволы бамбука,
Даже во сне я слышу этот звук.
* Фусими — загородная местность, ныне — район в пределах г. Киото. Автор обыгрывает название местности, которое ассоциируется со словом фуси — «коленце бамбука».

雪降れば
峰のまさかき
うづもれて
月にみがける
天の香具山
ゆきふれば
みねのまさかき
うづもれて
つきにみがける
あまのかぐやま
Снег выпал
И укрыл священные деревья
На вершинах,
А Кагуяма - Гора небес
Сверкает в сиянье луны.
* Священные деревья — имеются в виду вечнозелёные деревья сакаки (из семейства камелий), ветви которых использовались во время религиозных празднеств и церемоний. Кагуяма — Гора небес — см. коммент. 2.
かき曇り
あまぎる雪の
ふるさとを
つもらぬ先に
訪ふ人もがな
かきくもり
あまぎるゆきの
ふるさとを
つもらぬさきに
とふひともがな
Пасмурно небо,
Словно в тумане...
О, если б ты зашёл, Покуда не засыпал снег
Заброшенный мой дом!
* Использован вариант традиционной омонимической метафоры: фуру — «идти» (о снеге и т.п.) ассоциируется с фурусато «заброшенное селенье».
ながむれば
わが山の端に
雪白し
都の人よ
あはれとも見よ
ながむれば
わがやまのはに
ゆきしらし
みやこのひとよ
あはれともみよ
Когда, в раздумье погружённый,
Я оглянусь окрест,
Лишь горы белые предстанут взору.
О, если бы живущие в столице понимали,
Как одиноко мне в этой глуши!

冬草の
枯れにし人の
いまさらに
雪ふみわけて
見えむものかは
ふゆくさの
かれにしひとの
いまさらに
ゆきふみわけて
みえむものかは
Увижу ли,
Как пролагает путь ко мне
По снегу тот,
Кто, как трава зимой, исчез?
Увы, едва ли!
* Автор строит песню на омонимической метафоре: кару «увядать, засыхать» (о траве и т.п.) ассоциируется с кару — «удаляться, отдаляться». Прототипом стала песня Мицунэ из свитка «Песни зимы» антологии «Кокинсю»:
Уж новый год —
Его не ждал я,
А тот, кто пропал,
Как зимою трава,
Не шлёт и вестей!

Можно здесь предполагать также намёк на танка Нарихиры из свитка «Разные песни» той же антологии:
Не вспомню,
Был ли это сон?
Мог ли подумать я,
Что буду пролагать по снегу
Тропу к тебе?

(Поэт навещал удалившегося от мира своего друга и покровителя принца Корэтака.)

このごろは
花も紅葉も
枝になし
しばしな消えそ
松の白雪
このごろは
はなももみぢも
えだになし
しばしなきえそ
まつのしらゆき
Пришла пора
Нет на деревьях ни цветов,
Ни алых листьев.
Хоть ты, о белый снег,
Не исчезай покуда с веток сосен!
* Цветы и алые листья — предмет любования и источник радости весной и осенью. Зимой остается только снег... Прототип — танка неизвестного автора из антологии «Госэнсю» (свиток «Песни зимы»):
О снег!
Благо, ты выпал,
Не исчезай с ветвей дерев, —
Пока нет ни цветов,
Ни алых листьев!

草も木も
降りまがへたる
雪もよに
春待つ梅の
花の香ぞする
くさもきも
ふりまがへたる
ゆきもよに
はるまつうめの
はなのかぞする
Снег, что засыпал
Травы и деревья,
Он словно пахнет
Белой сливою,
Что ждет весны.
* Ассоциируется с песней Аривары Мотоката из «Кокинсю» (свиток «Песни весны»):
Окутанные дымкой горы...
Хотя и далеки они,
Но ветер к нам доносит
Весенний
Аромат цветов...
なかなかに
消えは消えなで
うづみ火の
生きてかひなき
世にもあるかな
なかなかに
きえはきえなで
うづみひの
いきてかひなき
よにもあるかな
Что наша жизнь
В печальном этом мире?
Притушенный костёр,
Что не горит,
А только тлеет.
* Буддийский мотив бессмысленности, эфемерности земного бытия представлен в творчестве многих японских поэтов. Например, в танка Фудзивары Канэдзанэ:
Зачем тайный огонь
Горит в груди?
Ведь ты о нём не знаешь!
Горит он иль потухнет Всё равно!

То же настроение - в песне Минамото Акинака:
Заглушённый костёр...
Хочу лишь одного —
Чтоб ты потух:
Ведь дальше жизнь влачить
Не вижу смысла!

日数ふる
雪げにまさる
炭竃の
けぶりもさびし
大原の里
ひかずふる
ゆきげにまさる
すみかまの
けぶりもさびし
おほはらのさと
Какой уж день
Всё снег да снег, Как дерево в печи,
Которое дымит все гуще, гуще...
Унылое селение Охара!
* ...Унылое селение Охара — имеется в виду одно из уединённых мест в Киото, куда в те времена удалялись от мирской суеты (см. коммент. 682). Танка перекликается с песней Минамото Моротоки:
Дым из печи,
Где выжигают уголь,
Мне кажется порою
Тучей снеговой,
Повисшей над горою Омо.

Похожая песня есть также у Минамото Акинака:
Тоскливее всего
Зимой Смотреть, как валит дым
Из угольной печи
В Охара.
かへりては
身に添ふものと
知りながら
暮れゆく年を
なに慕ふらむ
かへりては
みにそふものと
しりながら
くれゆくとしを
なにしたふらむ
Настанет новый год
И мне приблизит старость,
И всё ж —
Об уходящем годе
Стоит ли жалеть?
* Танка перекликается с песней другой поэтессы того же времени - Хиго:
Минует этот год,
И ближе станет старость.
Зачем же с нетерпеньем
Ожидать мне
Завтрашней весны?
隔てゆく
世々の面影
かきくらし
雪とふりぬる
年の暮れかな
へだてゆく
よ々のおもかげ
かきくらし
ゆきとふりぬる
としのくれかな
Уходят в прошлое года,
Виденьем в памяти мелькая,
И вот уж этот год,
Мглой снежною окутан,
Идёт к концу...

あたらしき
年やわが身を
とめ来らむ
ひまゆく駒に
道をまかせて
あたらしき
としやわがみを
とめくらむ
ひまゆくこまに
みちをまかせて
Что это?
Новый год спешит навстречу мне?
Как быстроногий конь,
Несётся время.
Его — не удержать!

思ひやれ
やそぢの年の
暮れなれば
いかばかりかは
物はかなしき
おもひやれ
やそぢのとしの
くれなれば
いかばかりかは
ものはかなしき
Представьте,
Что на сердце у меня:
К концу подходит
Мой восьмидесятый год!
Печально это сознавать!
* Сложена на одном из поэтических турниров. По поводу этой песни один из арбитров, Фудзивара Суэцунэ, с сочувствием заметил: «В самом деле, как, должно быть, грустно провожать свой 80-й год».
石の上
布留野のを笹
霜を経て
ひとよばかりに
残る年かな
いそのかみ
ふるののをささ
しもをへて
ひとよばかりに
のこるとしかな
Словно бамбук в Исоноками,
В Фуру, у которого
Морозом тронуто одно коленце,
Одна лишь ночь осталась
От нынешнего года...
* Песня вся построена на омонимической метафоре: хитоё — «одно коленце» (бамбука) ассоциируется с хитоё — «одна ночь». Исоноками — название древнейшей столицы - функцию образного зачина (утамакура) — «изголовья песни».

Фуру — очень часто используемая японскими поэтами метафора, уже разъяснявшаяся ранее (см. коммент. 171, 660 и др.).


朝ごとの
閼伽井の水に
年暮れて
我が世のほどの
汲まれぬるかな
あさごとの
あかゐのみづに
としくれて
わがよのほどの
くまれぬるかな
Каждое утро черпал я
Святую воду из колодца.
И ныне этот год прошёл...
Сколько ещё
Осталось мне?..
* ...черпал я святую воду из колодца — аллегория служения будде.
いそがれぬ
年の暮れこそ
あはれなれ
昔はよそに
聞きし春かは
いそがれぬ
としのくれこそ
あはれなれ
むかしはよそに
ききしはるかは
Как жаль,
Что год пришёл к концу.
Я не готов встречать весну:
Ведь нынче о весне я слышу, как о чём-то
Далёком от меня.
* Смысл песни заключается в том, что герой ушёл от мирской жизни, поэтому нынче всё земное, даже весна, кажется ему далёким.
かぞふれば
年の残りも
なかりけり
老いぬるばかり
かなしきはなし
かぞふれば
としののこりも
なかりけり
をいぬるばかり
かなしきはなし
Подсчитываю годы, что прошли,
И понимаю:
Немного уж осталось...
Старость...
Что может быть печальней?

石走る
初瀬の川の
波枕
早くも年の
暮れにけるかな
いしばしる
はつせのかはの
なみまくら
はやくもとしの
くれにけるかな
Как волны бурные реки Хацусэ,
Стремительно несущейся меж скал,
До изголовья моего
Доносится их шум,
Стремительно промчался год!
* Река Хацусэ — см. коммент. 261.
ゆく年を
雄島の海人の
濡れ衣
かさねて袖に
波やかくらむ
ゆくとしを
おじまのあまの
ぬれころも
かさねてそでに
なみやかくらむ
Насквозь промокло платье
Рыбаков Осима,
Но рукава...
Разве от волн одних
Они так увлажнились?
* Остров Осима находится в заливе Маиусима префектуры Мияги. Здесь название использовано как омонимическая метафора, ассоциируясь со словом осиму — «жалеть»: рукава рыбаков промокли не только от волн, но и от слёз сожаления об уходящем годе.
老いの波
越えける身こそ
あはれなれ
今年も今は
末の松山
をいのなみ
こえけるみこそ
あはれなれ
ことしもいまは
すゑのまつやま
Многолетние волны
Прокатились по мне,
Как по горам Суэ, поросшим соснами,
И с сожаленьем вижу:
И нынешнему году уже конец.
* Многолетние волны прокатились по мне — традиционная метафора, символизирующая морщины, постоянно употребляемый в лирике образ старости. Суэ — название местности в префектуре Ибарака, в нарицательном значении — «конец». Сосна — символ долголетия. Танка строится на противопоставлении этих понятий. Образ сосен на горе Суэ-но Маиуяма часто встречается в любовной лирике и используется в значении, которое можно описать так: «Скорее волны перекатятся через горы Суэ, покрытые соснами, чем я тебе изменю!»
更科日記 >  子しのびの森 (Лес Тоски-по-ребёнку)
秋をいかに
思ひ出づらむ
冬深み
嵐にまどふ
荻の枯葉は
あきをいかに
おもひいづらむ
ふゆふかみ
あらしにまどふ
をぎのかはは
Об осени, наверно, вспоминает,
Узнать бы его мысли! —
Полёг под зимней непогодой
Сухой мискант
С листвою облетевшей.

更科日記 >  鏡の初瀬詣で 天照御神 (Паломничество зеркала в храм Хацусэ, богиня Аматэрасу)
涙さへ
ふりはへつつぞ
思ひやる
嵐ふくらむ
冬の山里
なみださへ
ふりはへつつぞ
おもひやる
あらしふくらむ
ふゆのやまざと
Не в силах справиться с собой,
Роняю слезы,
Представлю только:
Горная обитель
Зимой во власти бурь.

更科日記 >  宮仕えの生活 (Жизнь во дворце)
さえし夜の
氷は袖に
まだとけで
冬の夜ながら
音をこそは泣け
さえしよの
こほりはそでに
まだとけで
ふゆのよながら
おとをこそはなけ
Хотя рассветом ночь сменилась,
Но льдинки слез, тогда пролитых,
На рукаве моём не тают.
Опять ночь зимнюю до самого утра
Я прорыдаю…

更科日記 >  宮仕えの生活 (Жизнь во дворце)
わがごとぞ
水の浮寝に
あかしつつ
うは毛の霜を
はらひわぶなる
わがごとぞ
みづのうきねに
あかしつつ
うはげのしもを
はらひわぶなる
Они, как я,
Колеблясь на волнах,
Заснуть не могут до рассвета,
И иней отрясая с перьев,
Пеняют на судьбу .

田子の浦に
うち出でて見れば
白妙の
富士の高嶺に
雪は降りつつ
たごのうらに
うちいでてみれば
しろたへの
ふじのたかねに
ゆきはふりつつ
Выйдешь в бухту Таго,
Окинешь взором даль,
И снежной белизною
Ослепительно сверкнёт
Вершина Фудзи.
* Бухта Таго — часть залива Суруга на территории г. Фудзи префектуры Сидзуока. Песня взята из антологии «Манъёсю» и представляет собой рефрен (ханка) знаменитой оды Акахито, посвящённой горе Фудзи (о рефренах см. коммент. 641).

«Манъёсю», 318
Помещено в «Огура Хякунин Иссю» в слегка изменённом виде.
あとたえて
とふへき人も
おもほえす
たれかはけさの
雪をわけこん
あとたえて
とふへきひとも
おもほえす
たれかはけさの
ゆきをわけこむ


笈の小文 > 旅のはじめ (Начало путешествия)
時は冬
よしのをこめん
旅のつと
ときはふゆ
よしのをこめん
たびのつと
Нынче зима.
Вернёшься же к нам с дарами
Из Ёсино.

笈の小文 > 旅のはじめ (Начало путешествия)
旅人と
我名よばれん
初しぐれ
たびびとと
わがなよばれん
はつしぐれ
Странник —
Так называть меня будут отныне.
Первый дождик зимы.

冬の日や
馬上に氷る
影法師
ふゆのひや
ばじやうにこほる
かげぼうし
Зимний день.
Тень одинокого путника
Леденеет в седле.
*ばじやう=ばじょう
京までは
まだ半空や
雪の雲
きやうまでは
まだなかぞらや
ゆきのくも
До столицы
Ещё полпути, а по небу плывут
Снежные тучи.

寒けれど
二人寐る夜ぞ
頼もしき
さむけれど
ふたりねるよぞ
たのもしき
Пусть холодна
Эта ночь, если рядом спит друг,
Тепло на душе.

磨なほす
鏡も清し
雪の花
とぎなほす
かがみもきよし
ゆきのはな
Чистотою сверкает
Зеркало после шлифовки.
Снежинок цветы.

箱根こす
人も有らし
今朝の雪
はこねこす
ひともあるらし
けさのゆき
А ведь кто-то сейчас
По склонам бредет Хаконэ...
Утренний снег.

ためつけて
雪見にまかる
かみこ哉
ためつけて
ゆきみにまかる
かみこかな
Складки расправив,
Степенно шагает взглянуть на снег
Бумажное платье.

いざ行む
雪見にころぶ
所まで
いざゆかむ
ゆきみにころぶ
ところまで
Скорее вперёд,
Будем глядеть на снег,
Пока держат нас ноги.

笈の小文 > 伊賀より伊勢あたり (Из Ига прямо в Исэ)
旧里や
臍の緒に泣
としの暮
ふるさとや
ほぞのをになく
としのくれ
Родная деревня.
Над своей пуповиной плачу.
Сумерки года.
«Над своей пуповиной плачу» — в Японии существовал обычай после рождения ребенка сохранять пуповину как символ связи с матерью, ей придавалось магическое значение.
衣袖丹
山下吹而
寒夜乎
君不来者
獨鴨寐
ころもでに
あらしのふきて
さむきよを
きみきまさずは
ひとりかもねむ
Зимний ветер дует
В рукава одежды…
Мне холодной ночью
Не уснуть сегодня
Без тебя, любимый…

吾背子者
待跡不来
鴈音<文>
動而寒
烏玉乃
宵文深去来
左夜深跡
阿下乃吹者
立待尓
吾衣袖尓
置霜<文>
氷丹左叡渡
落雪母
凍渡奴
今更
君来目八
左奈葛
後<文>将會常
大舟乃
思憑迹
現庭
君者不相
夢谷
相所見欲
天之足夜尓
わがせこは
まてどきまさず
かりがねも
とよみてさむし
ぬばたまの
よもふけにけり
さよふくと
あらしのふけば
たちまつに
わがころもでに
おくしもも
ひにさえわたり
ふるゆきも
こほりわたりぬ
いまさらに
きみきまさめや
さなかづら
のちもあはむと
おほぶねの
おもひたのめど
うつつには
きみにはあはず
いめにだに
あふとみえこそ
あめのたりよに
Жду тебя, любимый мой.
Не приходишь ты,
Гуси дикие кричат.
Холодно от криков их.
Ягод тутовых черней
Ночь спустилась к нам,
Ночь спустилась, и, когда
Буря началась,
Вышла я и стала ждать,
И на мой рукав
Выпал иней и застыл,
Превратившись в лед.
Снег упал и льдом замерз,
Неужели и теперь
Не придешь ко мне?
Значит, встретимся потом.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам!
Как большому кораблю,
Доверяю я тебе,
Но покуда наяву
Я не встретилась с тобой,
Хоть во сне явись ко мне.—
Ночью у небес молю…
* Вариант п. 3280.
<妾>背兒者
雖待来不益
天原
振左氣見者
黒玉之
夜毛深去来
左夜深而
荒風乃吹者
立<待留>
吾袖尓
零雪者
凍渡奴
今更
公来座哉
左奈葛
後毛相得
名草武類
心乎持而
<二>袖持
床打拂
卯管庭
君尓波不相
夢谷
相跡所見社
天之足夜<乎>
わがせこは
まてどきまさず
あまのはら
ふりさけみれば
ぬばたまの
よもふけにけり
さよふけて
あらしのふけば
たちまてる
わがころもでに
ふるゆきは
こほりわたりぬ
いまさらに
きみきまさめや
さなかづら
のちもあはむと
なぐさむる
こころをもちて
まそでもち
とこうちはらひ
うつつには
きみにはあはず
いめにだに
あふとみえこそ
あめのたりよを
Жду тебя, любимый мой!
Не приходишь ты!
На небесную равнину
Поглядела я,
Ягод тутовых черней
Ночь спустилась к нам,
Ночь спустилась, и, когда
Буря началась,
Вышла я и стала ждать,
И на мой рукав
Выпал снег и вновь застыл,
Превратившись в лед.
Неужели и теперь
Не придешь ко мне?
Значит, встретимся потом.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам!
Утешаю я себя,
Горе затаив,
Очищаю рукавом
Ложе бедное мое.
О, покуда наяву
Я не встретилась с тобой,
Хоть во сне явись ко мне! —
Ночью у небес молю…
* Песня женщины, ожидающей возлюбленного, похожа на любовное заклинание, в котором просят, чтобы любимый явился во сне.
あさほらけ
うちの河霧
たえたえに
あらはれわたる
せせの網代木
あさほらけ
うちのかはきり
たえたえに
あらはれわたる
せせのあしろき
На раннем рассвете
Туман над рекою Удзи
Рвётся, рвётся на клочья,
И вдаль отмелей, отмелей светлых
Колья вершей всплывают чредою.
Включено в антологию Огура хякунин иссю, 64.

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
神無月
ふりみふらずみ
定めなき
時雨ぞ冬の
始めなりける
かみなづき
ふりみふらずみ
さだめなき
しぐれぞふゆの
はじめなりける
В месяц без богов,
Когда то льёт, то не льёт,
Всё не может определиться
Дождь. Значит,
Начало зимы.

吹風は
色も見えねど
冬くれば
獨ぬるよの
身にぞ志みける
ふくかぜは
いろもみえねど
ふゆくれば
ひとりぬるよの
みにぞしみける


冬くれば
さほの河瀬に
ゐるたづも
獨ね難き
音をぞ鳴なる
ふゆくれば
さほのかはせに
ゐるたづも
ひとりねかたき
ねをぞなくなる


冬の池の
鴨の上毛に
置く霜の
きえて物思ふ
頃にもある哉
ふゆのいけの
かものうはげに
おくしもの
きえてものおもふ
ころにもあるかな


身をわけて
霜やおく覽
あだ人の
言の葉さへに
枯も行く哉
みをわけて
しもやおくらん
あだひとの
ことのはさへに
かれもゆくかな


人志れず
君に附てし
我袖の
けさしもとけず
氷るなるべし
ひとしれず
きみにつきてし
わがそでの
けさしもとけず
こほるなるべし


かきくらし
霰降りしけ
白玉を
志ける庭とも
人の見るべく
かきくらし
あられふりしけ
しらたまを
しけるにはとも
ひとのみるべく


神無月
志ぐるゝ時ぞ
み吉野の
山のみ雪も
降りはじめける
かみなづき
しぐるるときぞ
みよしのの
やまのみゆきも
ふりはじめける
В месяц без богов,
Когда льют дожди,
На горах Ёсино
Прекрасный снег
Начал падать.

けさの嵐
寒くもある哉
足引の
山かき曇り
雪ぞふるらし
けさのあらし
さむくもあるかな
あしひきの
やまかきくもり
ゆきぞふるらし
Из-за утренней бури
Стало холодно...
Изгородь распростёртых гор
Подёрнулась дымкой:
Видимо, там идёт снег.

黒髮の
白くなり行く
身にしあれば
まづ初雪を
哀とぞ見る
くろかみの
しろくなりゆく
みにしあれば
まづはつゆきを
あはれとぞみる
Чёрные волосы
Уж белыми стали
У меня, и потому
Так грустно теперь
Смотреть на первый снег.

霰ふる
み山の里の
わびしきは
きてたは易く
とふ人ぞなき
あられふる
みやまのさとの
わびしきは
きてたはよすく
とふひとぞなき


千早ぶる
神無月こそ
悲しけれ
我身時雨に
ふりぬと思へば
ちはやぶる
かみなづきこそ
かなしけれ
わがみしぐれに
ふりぬとおもへば
Из-за того,
Что в месяц без богов,
Так печально,
На меня дождь льёт, —
Так ощущается.

志ら山に
雪降りぬれば
跡たえて
今はこし路に
人も通はず
しらやまに
ゆきふりぬれば
あとたえて
いまはこしぢに
ひともかよはず
Гору Сираяма
Покрыл выпавший снег,
Заметя все тропы,
Не потому ли сейчас
По дороге в Коси люди не ходят?

Включено с некоторыми изменениями в Ямато-моногатари, 95

Не из-за того ль, что постарела, он перестал меня навещать?
黒髮の
色ふりかふる
白雪の
待出づる友は
疎くぞありける
くろかみの
いろふりかふる
しらゆきの
まちいづるともは
おろくぞありける


黒髮と
雪との中の
うきみれば
友鏡をも
つらしとぞおふも
くろかみと
ゆきとのなかの
うきみれば
ともかがみをも
つらしとぞおふも


年毎に
志らがの數を
ます鏡
見るにぞ雪の
ともは志りける
としごとに
しらがのかずを
ますかがみ
みるにぞゆきの
ともはしりける


年ふれど
色も變らぬ
松が枝に
かゝれる雪を
花とこそみれ
としふれど
いろもかはらぬ
まつがえだに
かかれるゆきを
はなとこそみれ
Прошёл год,
А на ветвях сосны,
Что цвет свой не меняет,
Лежащий снег мне
Кажется цветами!

霜がれの
枝となわびそ
白雪の
きえぬ限りは
花とこそ見れ
しもがれの
えだとなわびそ
しらゆきの
きえぬかぎりは
はなとこそみれ
Не жалей ты
Высохших на морозе веток,
Белый снег,
Пока он не исчезнет,
Будет выглядеть цветами!

こほりこそ
今はすらしも
み吉野の
山の瀧つせ
聲も聞えず
こほりこそ
いまはすらしも
みよしのの
やまのたきつせ
こゑもきこえず
Верно, из-за льда,
Что сейчас везде,
На горе Ёсино
Звука струй водопада
Совсем не слышно!

夜を寒み
ね覺てきけば
をしぞ鳴く
拂もあへず
霜やおく覽
よをさむみ
ねざめてきけば
をしぞなく
はらひもあへず
しもやおくらん
Ночь холодна, —
Пробудившись, слышу
Плач осидори,
Видимо, выпал иней,
Который никто не смахивал...
Включено также в Сюисю, 228
かつきえて
空もみだるゝ
あわ雪は
物思ふ人の
心なりけり
かつきえて
そらもみだるる
あわゆきは
ものおもふひとの
こころなりけり


思ひつゝ
ねなくに明くる
冬の夜の
袖の氷は
とけずもある哉
おもひつつ
ねなくにあくる
ふゆのよの
そでのこほりは
とけずもあるかな
Как я провёл
Всю эту зимнюю ночь,
Без сна,
Так и лёд на рукаве
Не растаял.
???
白雪の
ふりはへて社
とはざらめ
とくる便を
過さゞらなむ
しらゆきの
ふりはへてこそ
とはざらめ
とくるたよりを
すごさざらなむ


新玉の
年を渡りて
あるが上に
ふりつむ雪の
たえぬ白山
あらたまの
としをわたりて
あるがうへに
ふりつむゆきの
たえぬしらやま


白雲の
おりゐる山と
みえつるは
降積む雪の
きえぬ也けり
しらくもの
おりゐるやまと
みえつるは
ふりつむゆきの
きえぬなりけり


ふる里の
雪は花とぞ
降り積る
ながむる我も
思ひきえつゝ
ふるさとの
ゆきははなとぞ
ふりつもる
ながむるわれも
おもひきえつつ


流れ行く
水こほりぬる
冬さへや
猶うき草の
あとは止めぬ
ながれゆく
みづこほりぬる
ふゆさへや
なほうきくさの
あとはとどめぬ


心あてに
見ばこそわかめ
白雪の
孰か花の
散るにたがへる
こころあてに
みばこそわかめ
しらゆきの
いづれかはなの
ちるにたかがへる


天の川
冬は氷に
とぢたれや
石間にたぎつ
音だにもせぬ
あまのかは
ふゆはこほりに
とぢたれや
いしまにたぎつ
おとだにもせぬ


おしなべて
雪のふれゝば
我宿の
杉を尋ねて
訪ふ人もなし
おしなべて
ゆきのふれれば
わがやどの
すぎをたづねて
とふひともなし


冬の池の
水に流るゝ
葦鴨の
浮寐ながらに
いくよへぬらむ
ふゆのいけの
みづにながるる
あしかもの
うきねながらに
いくよへぬらむ


山近み
珍しげなく
ふる雪の
白くやならむ
としつもりなば
やまちかみ
めづらしげなく
ふるゆきの
しらくやならむ
としつもりなば


松の葉に
懸れる雪の
其をこそ
冬の花とは
いふべかりけれ
まつのはに
かけれるゆきの
それをこそ
ふゆのはなとは
いふべかりけれ


降る雪は
きえでも少時
とまらなむ
花も紅葉も
枝になき頃
ふるゆきは
きえでもしばし
とまらなむ
はなももみぢも
えだになきころ


涙川
身なぐ計りの
淵はあれど
氷とけねば
ゆく方もなし
なみだかは
みなぐばかりの
ふちはあれど
こほりとけねば
ゆくかたもなし


降る雪に
物思ふ我身
劣らめや
積り〳〵て
きえぬばかりぞ
ふるゆきに
ものおもふわがみ
おとらめや
つもりつもりて
きえぬばかりぞ


よるならば
月とぞ見まし
我が宿の
庭白妙に
ふりつもる雪
よるならば
つきとぞみまし
わがやどの
にはしろたへに
ふりつもるゆき


梅が枝に
降置ける雪を
春近み
めの打附けに
花かとぞ見る
うめがえだに
ふりおけるゆきを
はるちかみ
めのうちつけに
はなかとぞみる


いつしかと
山の櫻も
わが如く
年のこなたに
春をまつらむ
いつしかと
やまのさくらも
わがごとく
としのこなたに
はるをまつらむ


年深く
ふりつむ雪を
見る時ぞ
越のしらねに
すむ心地する
としふかく
ふりつむゆきを
みるときぞ
こしのしらねに
すむここちする


冬の池に
すむ鳰鳥の
つれもなく
下に通はむ
人に志らすな
ふゆのいけに
すむにほどりの
つれもなく
したにかよはむ
ひとにしらすな
Как на зимнем пруду
одинокая утка ныряет
в беспросветную глубь,
я тебе отдаюсь на милость,
но молю — никому ни слова!..
Похожая песня приведена в Кокинсю, 662, лишь четвёртая строка изменена.

Перевод: Александр Аркадьевич Долин, "Кокинсю".
うば玉の
夜のみふれる
白雪は
てる月影の
つもるなりけり
うばたまの
よのみふれる
しらゆきは
てるつきかげの
つもるなりけり


この月の
年の餘りに
たゝざらば
鶯ははや
鳴きぞ志なまし
このつきの
としのあまりに
たたざらば
うぐひすははや
なきぞしなまし


あしひきの
山かきくもり
しくるれと
紅葉はいとと
てりまさりけり
あしひきの
やまかきくもり
しくるれと
もみちはいとと
てりまさりけり
Распростёртых гор
Ограда затуманилась
Осенним дождём,
А листва осенняя
Всё больше сияет!

綱代木に
かけつつ洗ふ
唐錦
日をへてよする
紅葉なりけり
あしろきに
かけつつあらふ
からにしき
ひをへてよする
もみちなりけり


かきくらし
しくるるそらを
なかめつつ
思ひこそやれ
神なひのもり
かきくらし
しくるるそらを
なかめつつ
おもひこそやれ
かみなひのもり


神な月
時雨しぬらし
くすのはの
うらこかるねに
鹿もなくなり
かみなつき
しくれしぬらし
くすのはの
うらこかるねに
しかもなくなり


竜田河
もみち葉なかる
神なひの
みむろの山に
時雨ふるらし
たつたかは
もみちはなかる
かみなひの
みむろのやまに
しくれふるらし
По реке Тацута
Алые листья плывут,
А на горе Мимуро,
Куда спускаются боги,
Идет осенний, моросящий дождь.
Включено в Кокинсю, 5 [284] и Ямато-моногатари, 151

Перевод: Ермакова Л. М. 1982 г. (Ямато-моногатари)
唐錦
枝にひとむら
のこれるは
秋のかたみを
たたぬなりけり
からにしき
えたにひとむら
のこれるは
あきのかたみを
たたぬなりけり


流れくる
もみち葉見れは
からにしき
滝のいともて
おれるなりけり
なかれくる
もみちはみれは
からにしき
たきのいともて
おれるなりけり


時雨ゆゑ
かつくたもとを
よそ人は
もみちをはらふ
袖かとや見ん
しくれゆゑ
かつくたもとを
よそひとは
もみちをはらふ
そてかとやみむ


あしのはに
かくれてすみし
つのくにの
こやもあらはに
冬はきにけり
あしのはに
かくれてすみし
つのくにの
こやもあらはに
ふゆはきにけり


思ひかね
いもかりゆけは
冬の夜の
河風さむみ
ちとりなくなり
おもひかね
いもかりゆけは
ふゆのよの
かはかせさむみ
ちとりなくなり
Любовью истомившись,
Отправился я к милой
Зимней ночью.
Холодный ветер дул с реки,
И жалобно кричали птицы.
Перевод: Девять ступеней вака. Японские поэты об искусстве поэзии., М.:Наука, серия “Литературные памятники”, 2006
ひねもすに
見れともあかぬ
もみちはは
いかなる山の
嵐なるらん
ひねもすに
みれともあかぬ
もみちはは
いかなるやまの
あらしなるらむ


夜をさむみ
ねさめてきけは
をしとりの
浦山しくも
みなるなるかな
よをさむみ
ねさめてきけは
をしとりの
うらやましくも
みなるなるかな


水鳥の
したやすからぬ
思ひには
あたりの水も
こほらさりけり
みつとりの
したやすからぬ
おもひには
あたりのみつも
こほらさりけり


夜をさむみ
ねさめてきけは
をしそなく
払ひもあへす
霜やおくらん
よをさむみ
ねさめてきけは
をしそなく
はらひもあへす
しもやおくらむ
Ночь холодна, —
Пробудившись, слышу
Плач осидори,
Видимо, выпал иней,
Который никто не смахивал...
Включено также в Госэнсю, 479
霜のうへに
ふるはつゆきの
あさ氷
とけすも物を
思ふころかな
しものうへに
ふるはつゆきの
あさこほり
とけすもものを
おもふころかな


しもおかぬ
袖たにさゆる
冬の夜に
かものうはけを
思ひこそやれ
しもおかぬ
そてたにさゆる
ふゆのよに
かものうはけを
おもひこそやれ


池水や
氷とくらむ
あしかもの
夜ふかくこゑの
さわくなるかな
いけみつや
こほりとくらむ
あしかもの
よふかくこゑの
さわくなるかな


とひかよふ
をしのはかせの
さむけれは
池の氷そ
さえまさりける
とひかよふ
をしのはかせの
さむけれは
いけのこほりそ
さえまさりける


水のうへに
思ひしものを
冬の夜の
氷は袖の
物にそ有りける
みつのうへに
おもひしものを
ふゆのよの
こほりはそての
ものにそありける


ふしつけし
よとの渡を
けさ見れは
とけんこもなく
氷しにけり
ふしつけし
よとのわたりを
けさみれは
とけむこもなく
こほりしにけり


冬さむみ
こほらぬ水は
なけれとも
吉野のたきは
たゆるよもなし
ふゆさむみ
こほらぬみつは
なけれとも
よしののたきは
たゆるよもなし


ふゆされは
嵐のこゑも
たかさこの
松につけてそ
きくへかりける
ふゆされは
あらしのこゑも
たかさこの
まつにつけてそ
きくへかりける


高砂の
松にすむつる
冬くれは
をのへの霜や
おきまさるらん
たかさこの
まつにすむつる
ふゆくれは
をのへのしもや
おきまさるらむ


ゆふされは
さほのかはらの
河きりに
友まとはせる
千鳥なくなり
ゆふされは
さほのかはらの
かはきりに
ともまとはせる
ちとりなくなり
Лишь вечер наступит —
На речной долине Сахо
В осеннем тумане
Друг друга не узнают
И плачут тидори...

浦ちかく
ふりくる雪は
しら浪の
末の松山
こすかとそ見る
うらちかく
ふりくるゆきは
しらなみの
すゑのまつやま
こすかとそみる


冬の夜の
池の氷の
さやけきは
月の光の
みかくなりけり
ふゆのよの
いけのこほりの
さやけきは
つきのひかりの
みかくなりけり


ふゆの池の
うへは氷に
とちられて
いかてか月の
そこに入るらん
ふゆのいけの
うへはこほりに
とちられて
いかてかつきの
そこにいるらむ


あまの原
そらさへさえや
渡るらん
氷と見ゆる
冬の夜の月
あまのはら
そらさへさえや
わたるらむ
こほりとみゆる
ふゆのよのつき


宮こにて
めつらしと見る
はつ雪は
よしのの山に
ふりやしぬらん
みやこにて
めつらしとみる
はつゆきは
よしののやまに
ふりやしぬらむ


ふるほとも
はかなく見ゆる
あはゆきの
うら山しくも
打ちとくるかな
ふるほとも
はかなくみゆる
あはゆきの
うらやましくも
うちとくるかな


あしひきの
山ゐにふれる
白雪は
すれる衣の
心地こそすれ
あしひきの
やまゐにふれる
しらゆきは
すれるころもの
ここちこそすれ


よるならは
月とそ見まし
わかやとの
庭しろたへに
ふれるしらゆき
よるならは
つきとそみまし
わかやとの
にはしろたへに
ふれるしらゆき


わかやとの
雪につけてそ
ふるさとの
よしのの山は
思ひやらるる
わかやとの
ゆきにつけてそ
ふるさとの
よしののやまは
おもひやらるる


我ひとり
こしの山ちに
こしかとも
雪ふりにける
跡を見るかな
われひとり
こしのやまちに
こしかとも
ゆきふりにける
あとをみるかな


年ふれは
こしのしら山
おいにけり
おほくの冬の
雪つもりつつ
としふれは
こしのしらやま
おいにけり
おほくのふゆの
ゆきつもりつつ


見わたせは
松のはしろき
よしの山
いくよつもれる
雪にかあるらん
みわたせは
まつのはしろき
よしのやま
いくよつもれる
ゆきにかあるらむ


山さとは
雪ふりつみて
道もなし
けふこむ人を
あはれとは見む
やまさとは
ゆきふりつみて
みちもなし
けふこむひとを
あはれとはみむ


あしひきの
山ちもしらす
しらかしの
枝にもはにも
雪のふれれは
あしひきの
やまちもしらす
しらかしの
えたにもはにも
ゆきのふれれは
Средь распростёртых гор
Мне путь неведом ныне!
Ветви и листья
Дуба белого
В снегу...
Вариант включён в Манъёсю, 2315, из сборника Какиномото Хитомаро с припиской, что кто-то упоминает автором Миката Сами.

Белый дуб — вечнозелёное дерево.
白雪の
ふりしく時は
みよしのの
山した風に
花そちりける
しらゆきの
ふりしくときは
みよしのの
やましたかせに
はなそちりける


人しれす
春をこそまて
はらふへき
人なきやとに
ふれるしらゆき
ひとしれす
はるをこそまて
はらふへき
ひとなきやとに
ふれるしらゆき


あたらしき
はるさへちかく
なりゆけは
ふりのみまさる
年の雪かな
あたらしき
はるさへちかく
なりゆけは
ふりのみまさる
としのゆきかな


梅かえに
ふりつむ雪は
ひととせに
ふたたひさける
花かとそ見る
うめかえに
ふりつむゆきは
ひととせに
ふたたひさける
はなかとそみる


おきあかす
霜とともにや
けさはみな
冬の夜ふかき
つみもけぬらん
おきあかす
しもとともにや
けさはみな
ふゆのよふかき
つみもけぬらむ


年の内に
つもれるつみは
かきくらし
ふる白雪と
ともにきえなん
としのうちに
つもれるつみは
かきくらし
ふるしらゆきと
ともにきえなむ


雪ふかき
山ちになにに
かへるらん
春まつ花の
かけにとまらて
ゆきふかき
やまちになにに
かへるらむ
はるまつはなの
かけにとまらて


人はいさ
をかしやすらん
冬くれは
年のみつもる
ゆきとこそ見れ
ひとはいさ
をかしやすらむ
ふゆくれは
としのみつもる
ゆきとこそみれ


かそふれは
わか身につもる
年月を
送り迎ふと
なにいそくらん
かそふれは
わかみにつもる
としつきを
おくりむかふと
なにいそくらむ
Как подсчитаю,
Всё множатся,
Множатся годы.
Зачем же спешить
Их провожать и встречать?
Перевод: Девять ступеней вака. Японские поэты об искусстве поэзии., М.:Наука, серия “Литературные памятники”, 2006
ゆきつもる
おのか年をは
しらすして
はるをはあすと
きくそうれしき
ゆきつもる
おのかとしをは
しらすして
はるをはあすと
きくそうれしき


初時雨
ふれば山べぞ
思ほゆる
何れの方か
まづもみづらむ
はつしぐれ
ふればやまべぞ
おもほゆる
いづれのかたか
まづもみづらむ


初時雨
降る程もなく
佐保山の
梢あまねく
うつろひにけり
はつしぐれ
ふるほどもなく
さほやまの
こずゑあまねく
うつろひにけり


獨ぬる
人のきかくに
神無月
にはかにもふる
初志ぐれかな
ひとりぬる
ひとのきかくに
かみなづき
にはかにもふる
はつしぐれかな


秋はてゝ
時雨ふりぬる
我なれば
ちる言の葉を
何か恨みむ
あきはてゝ
しぐれふりぬる
われなれば
ちることのはを
なにかうらみむ


秋はてゝ
我身時雨に
ふりぬれば
言の葉さへに
移ろひに鳬
あきはてて
わがみしぐれに
ふりぬれば
ことのはさへに
うつろひにけり


神無月
時雨計は
ふらずして
ゆきがてにさへ
などかなる覽
かみなづき
しぐればかりは
ふらずして
ゆきがてにさへ
などかなるらん


神無月
時雨と共に
神なびの
杜の木の葉は
ふりにこそふれ
かみなづき
しぐれとともに
かむなびの
もりのこのはは
ふりにこそふれ


頼む木も
枯果てぬれば
神無月
時雨にのみも
ぬるゝ頃かな
たのむきも
かれはてぬれば
かみなづき
しぐれにのみも
ぬるるころかな


神無月
時雨計りを
身にそへて
志らぬ山路に
入るぞ悲しき
かみなづき
しぐれはかりを
みにそへて
しらぬやまぢに
いるぞかなしき


紅葉は
をしき錦と
みしかども
時雨と共に
ふりてこそこし
もみぢばは
をしきにしきと
みしかども
しぐれとともに
ふりてこそこし


紅葉も
時雨もつらし
稀にきて
歸らむ人を
ふりや止めぬ
もみぢばも
しぐれもつらし
まれにきて
かへらむひとを
ふりやとどめぬ


神無月
限りとや思ふ
紅葉の
やむ時もなく
よるさへにふる
かみなづき
かぎりとやおもふ
もみぢばの
やむときもなく
よるさへにふる


ちはやぶる
神がき山の
榊葉は
時雨に色も
かはらざりけり
ちはやぶる
かみがきやまの
さかきばは
しぐれにいろも
かはらざりけり
Стремительно-яростных богов
Гора Камигаки,
Там листва сакаки
Под дождём проливным
Не изменила свой окрас.

人すまず
あれたる宿を
きてみれば
今ぞ木葉は
錦おりける
ひとすまず
あれたるやどを
きてみれば
いまぞこのはは
にしきおりける
Если глянуть на
Заброшенный приют,
Где люди не живут,
Там сейчас листва
Парчою стала!

涙さへ
時雨にそひて
ふる里は
紅葉の色も
こさまさりけり
なみださへ
しぐれにそひて
ふるさとは
もみぢのいろも
こさまさりけり


神無月
時雨ふるにも
くるゝ日を
君待つ程は
長しとぞ思ふ
かみなづき
しぐれふるにも
くるるひを
きみまつほどは
ながしとぞおもふ
И в месяц без богов,
Когда идут дожди,
День, когда я
Жду тебя,
Очень-очень долгий.

ふりそめて
友まつ雪は
うば玉の
わが黒髮の
變るなりけり
ふりそめて
ともまつゆきは
うばたまの
わがくろかみの
かはるなりけり
Выпал, всё окрасив,
Ожидающий друзей, снег...
Мои чёрные,
Ка ягоды тута, волосы
Изменили свой цвет.

眞菰かる
堀江にうきて
ぬる鴨の
今宵の霜に
いかにわぶ覽
まこもかる
ほりえにうきて
ぬるかもの
こよひのしもに
いかにわぶらん
В заливе Хориэ,
Где срезают травы комо,
Плавает утка,
Этой ночью морозной
Как же ей тоскливо!

年くれて
春明け方に
なりぬれば
花のためしに
まがふ白雪
としくれて
はるあけがたに
なりぬれば
はなのためしに
まがふしらゆき


春ちかく
ふる白雪は
をぐら山峯
にぞ花の
さかりなりける
はるちかく
ふるしらゆきは
をぐらやまみね
にぞはなの
さかりなりける


關こゆる
道とはなしに
近ながら
年に障りて
春をまつかな
せきこゆる
みちとはなしに
ちかながら
としにさはりて
はるをまつかな


物思ふと
過る月日も
知ぬまに
今年はけふに
果ぬとかきく
ものおもふと
すぐるつきひも
しらぬまに
ことしはけふに
はてぬとかきく


おのづから
音する物は
庭のおもに
木の葉吹きまく
谷の夕風
おのづから
おとするものは
にはのおもに
このはふきまく
たにのゆふかぜ
Пусто кругом,
Лишь из ущелья ветер дует
По вечерам,
Срывая и разбрасывая листья
В моём саду.

木の葉散る
宿にかたしく
袖の色を
ありとも知らで
ゆくあらしかな
このはちる
やどにかたしく
そでのいろを
ありともしらで
ゆくあらしかな
Смотрю, как опадают листья,
И проливаю слёзы
На ложе одиноком
Под неумолчные стоны
Безжалостного ветра.

うつりゆく
雲にあらしの
声すなり
散る正木の
葛城の山
うつりゆく
くもにあらしの
こゑすなり
ちるかまさきの
かづらきのやま
Как будто из-за облаков, '
Плывущих в небе, раздаются
Стоны ветра:
Наверное, срывает листья он с зелёного
плюща
На круче Кацураги.
* ...на круче Кацураги (см. коммент. 74) — название горы используется автором как омонимическая метафора: оно ассоциируется со словом кадзура — «плющ». В дневнике Минамото Иэнага есть заметка о том, что это одна из песен, от которых государь-инок Готоба пришёл в восторг.

初時雨
しのぶの山の
もみぢ葉を
あらし吹けとは
染めずやありけむ
はつしぐれ
しのぶのやまの
もみぢはを
あらしふけとは
そめずやありけむ
Первый зимний дождь
Неслышно моросит,
Окрашенные им в багрянец листья
На Синобу-горе
Уж сорваны безжалостною бурей.
* Гора Синобу, неоднократно воспетая в поэзии, находится в префектуре Фукусима (см. также коммент. 64, 241, 385). Одно из достопримечательных мест, постоянный поэтический образ, обычно символ затаённости, глубины (в данном случае «глубины» гор).
* Намёк на танка Хорибэ-но Наринака из свитка «Песни любви» антологии «Сэндзайсю»:
Тоскую о тебе,
И слёз унылый дождь
Всё моросит и моросит.
Наверно, даже листья на горе Синобу
Окрасились в багрянец.

しぐれつつ
袖もほしあへず
あしびきの
山の木の葉に
あらし吹くころ
しぐれつつ
そでもほしあへず
あしびきの
やまのこのはに
あらしふくころ
Дождь моросит, и рукавам
Нет времени просохнуть,
А в горах, простёршихся вокруг,
Срывает ураган
Оставшиеся листья.
* ...в горах, простёршихся вокруг... Дословный перевод — «горы, простёршие своё подножье» — постоянный эпитет (макура-котоба), один из древнейших в японской поэзии.
* Моросящий дождь (сигурэ) — здесь метафорический образ слёз.

から錦
秋の形見や
たつた山
散りあへぬ枝に
あらし吹くなり
からにしき
あきのかたみや
たつたやま
ちりあへぬえだに
あらしふくなり
Заморская парча
Дар уходящей осени, —
Ужель тебе её не жаль, о Тацута-гора?
Ветра твои безжалостно срывают
Её с ветвей.
* Прототип — песня Содзё Хэндзё из «Песен зимы» антологии «Сюисю» (см. коммент. 545; здесь — один из вариантов перевода):
Заморская парча...
Немного уж её осталось
На ветвях.
Осени уходящей дар прощальный,
О, если б сохранился он!
時しもあれ
冬は葉守の
神無月
まばらになりぬ
杜のかしは木
ときしもあれ
ふゆははもりの
かみなづき
まばらになりぬ
もりのかしはき
Зима, октябрь...
Уж нет богов
Хранителей осенних листьев,
И в горных рощах
Голые стоят дубы...
* ...Уж нет богов — хранителей осенних листьев... — см. коммент. 552.
柴の戸に
入日のかげは
さしながら
いかにしぐるる
山辺なるらむ
しばのとに
いひのかげは
さしながら
いかにしぐるる
やまべなるらむ
Сквозь дверь плетёную
Мелькают блики солнца,
Садящегося за горой,
А там, похоже, моросит
Едва заметный дождь...

時雨の雨
染めかねてけり
山城の
常磐の杜の
真木の下葉は
しぐれのあめ
そめかねてけり
やましろの
ときはのもりの
まきのしたはは
И зимний дождь
Не смог окрасить иглы
Чёрных сосен
Приметы рощи Токива,
Что в Ямадзаки.
* ...иглы чёрных сосен... — хвойные деревья, растущие в роще Токива (см. коммент. 370, 536), отличаются более густой, тёмной зеленью, нежели обычная.
* Песня ассоциируется с танка Хитомаро, помещённой в данную антологию под № 582.

冬を浅さみ
またぐしぐれと
思ひしを
堪へざりけりな
老の涙も
ふゆをあさみ
またぐしぐれと
おもひしを
たへざりけりな
おいのなみだも
Казалось, что ещё не время
Для зимних дней,
Но моросит холодный дождь,
И слёзы лью я, понимая,
Что старость подошла.

やよしぐれ
物思ふ袖の
なかりせば
木の葉の後に
何を染めまし
やよしぐれ
ものおもふそでの
なかりせば
このはののちに
なにをそめまし
О зимний дождь!
Когда б не эти рукава, истлевшие в печали,
Кого бы вслед за листьями дерев
Хотел окрасить ты
В цвет увяданья?

しぐれの雨
まなくし降れば
真木の葉も
争ひかねて
色づきにけり
しぐれのあめ
まなくしふれば
まきのはも
あらそひかねて
いろづきにけり
Дождь зимний
Беспрестанно моросит,
И даже иглы криптомерии,
Не устояв против него,
Свой изменили цвет.
* В «Манъёсю» танка значится как песня неизвестного автора, однако она входит в частное собрание знаменитого поэта Какиномото-но Хитомаро и как таковая приводится в данной антологии.

世の中に
なほもふるかな
しぐれつつ
雲間の月の
いでやと思へば
よのなかに
なほもふるかな
しぐれつつ
くもまのつきの
いでやとおもへば
Печальный мир!
И всё ж — едва ль смогу его отринуть,
Так в моросящий дождь надежды мало,
Что из-за туч
Вдруг выглянет луна.
* В песне заключена аллегория — одним и тем же словом дэру выражены два понятия: «выходить (выглядывать) из-за туч» и «выходить (уходить) из дому», т.е. «покидать мир». Учитывая, что дождь — традиционная метафора, символ слёз, смысл песни таков: «Хотя я без конца проливаю слёзы, но уйти из дома (т.е. из этого суетного мира) едва ли хватит сил».
ほのぼのと
有明の月の
月影に
もみぢ吹きおろす
山おろしの風
ほのぼのと
ありあけのつきの
つきかげに
もみぢふきおろす
やまおろしのかぜ
Вихрь, что несётся с гор,
Сметает осенние листья.
Мелькают и кружат они
В неясном сиянье
Рассветной луны.

吹きはらふ
あらしの後の
高嶺より
木の葉曇らで
月や出づらむ
ふきはらふ
あらしののちの
たかみねより
このはくもらで
つきやいづらむ
Ветер сорвал и развеял
Осенние листья, отныне
Ничто не затмит
Сиянья луны
Над горной вершиной.

小倉山
ふもとの里に
木の葉散れば
梢に晴るる
月を見るかな
をぐらやま
ふもとのさとに
このはちれば
こずゑにくるる
つきをみるかな
В селенье
У подножья Огура-горы
Осыпались с деревьев листья,
И ныне ясно так видна
Луна над горною вершиной.
* Название горы Огура традиционно ассоциируется с омофоном курай — «тёмный». Образ песни построен на противопоставлении понятий «тёмный» и «ясный» (лунный свет).
秋の色を
払ひはててや
ひさかたの
月の桂に
こがらしの風
あきのいろを
はらひはててや
ひさかたの
つきのかつらに
こがらしのかぜ
Осеннюю красу багряных листьев
Сорвал с деревьев зимний ветер.
А если вдруг теперь и на луне
Подует он,
Где лавр красуется своею позолотой?
* ...на луне, где лавр красуется... — см. коммент. 391. Автор как бы выражает беспокойство, что зимний ветер сорвёт листья и с «лунного дерева» — лавра. Исходной песней послужила танка Мибу-но Тадаминэ из «Кокинсю» (см. там же).
我が門の
刈り田のねやに
伏すしぎの
床あらはなる
冬の夜の月
わがかどの
かりたのねやに
ふすしぎの
とこあらはなる
ふゆのよのつき
Возле ворот моих
На сжатом поле
Устроил ночлег свой кулик.
Гнездо из увядших стеблей
Сияньем луны осветилось.
* Песня перекликается с танка Фудзивары Акисуэ из свитка «Песни любви» антологии «Госюисю»:
На поле,
Где лишь стебли сжатые лежат,
Нашёл ночлег свой одинокий
Кулик...
О, как боюсь, что ты мне скажешь нет!
冬枯れの
杜の朽ち葉の
霜の上に
落ちたる月の
影のさやけさ
ふゆがれれの
もりのくちはの
しものうへに
おちたるつきの
かげのさやけさ
Оголились деревья в роще.
Листья увядшие,
Что лежат на земле,
Иней покрыл.
Сверкают в холодном свете луны.

影とめし
露の宿りを
思ひ出でて
霜にあととふ
浅茅生の月
かげとめし
つゆのやどりを
おもひいでて
しもにあととふ
あさぢうのつき
Белым инеем
Густо покрылся мелкий тростник,
Луч луны в нём блуждает,
Словно ищет былое свое отраженье
В каплях росы.

夏刈りの
荻の古枝は
枯れにけり
むれゐし鳥は
空にやあるらむ
なつかりの
をぎのふるえだは
かれにけり
むれゐしとりは
そらにやあるらむ
Осенью сжаты колосья,
Зимой — засохли и стебли у оги,
И птицам здесь
Более нечего делать,
Летают, наверное, в небесах!

草の上に
ここら玉ゐし
白露を
下葉の霜と
結ぶ冬かな
くさのうへに
ここらたまゐし
しらつゆを
したはのしもと
むすぶふゆかな
Зима... Росинки белые
Жемчужинки, лежавшие на листьях,
Замёрзли
И скатились вниз,
В холодный превратившись иней.

さびしさに
堪へたる人の
またもあれな
庵ならべむ
冬の山里
さびしさに
たへたるひとの
またもあれな
いほりならべむ
ふゆのやまざと
Найти бы друга мне,
Чтоб с одиночеством печальным
Смирился, как и я, —
С ним рядом хижину построил бы
Зимой в горах...

あづまぢの
道の冬草
茂りあひて
あとだに見えぬ
忘れ水かな
あづまぢの
みちのふゆくさ
しげりあひて
あとだにみえぬ
わすれみづかな
Дорога на Восток...
Как здесь густа увядшая трава!
Не видно и людских следов,
И в ручейках
Вода забвения течёт...
* В антологии поясняется, что поэтесса сложила и послала песню живущей в столице подруге, от которой долго не было вестей. Отсюда образы густой увядшей травы (символ заброшенности, покинутости) и воды забвения.

昔思ふ
小夜の寝覚めの
床さえて
涙もこほる
袖の上かな
むかしおもふ
さよのねさめの
とこさえて
なみだもこほる
そでのうへかな
О прошлом думаю...
Средь ночи проснулся —
Луна освещает холодное ложе
И слезы замёрзшие
На рукаве...

かつ氷り
かつはくだくる
山川の
岩間にむせぶ
あかつきの声
かつこほり
かつはくだくる
やまかはの
いはまにむせぶ
あかつきのこゑ
Стремится с гор поток,
То покрываясь льдом,
То разбиваясь с шумом об утёсы,
И слышу в предрассветной мгле
Глухие стоны и рыданья...
* Сюндзэй, очевидно, использовал для создания песни танка неизвестного автора, помещённую в данной антологии в свиток «Разные песни» под № 1575 (см. т. 2):
Горный поток стремится вниз,
Лёд то скуёт его,
То разобьётся об утёсы,
А с кручи дует ветер,
Ускоряя бег воды...
消えかへり
岩間にまよふ
水の泡の
しばし宿かる
薄氷かな
きえかへり
いはまにまよふ
みづのあはの
しばしやどかる
うすこほりかな
Поток несётся вниз,
И меж утёсов блуждает пена,
Вмиг готовая растаять,
Ей временный приют даёт
Лишь плёнка льда...
* Песня аллегорически выражает буддийскую идею бренности, мимолетности человеческой жизни, что традиционно символизирует образ пены на воде.
みなかみや
たえだえ氷る
岩間より
清滝川に
残る白波
みなかみや
たえだえこほる
いはまより
きよたきがはに
のこるしらなみ
Не видно волн
На реке Киётаки,
Лишь меж утёсов гребни белые
Порой мелькают...
Наверное, вода в верховьях уже замёрзла
кое-где.
* ...на реке Киётаки- см. коммент. 27. 160.
見るままに
冬は来にけり
鴨のゐる
入江のみぎは
薄ごほりつつ
みるままに
ふゆはきにけり
かものゐる
いりえのみぎは
うすごほりつつ
И оглянуться не успела,
Как наступила холодная зима,
Вода у берегов залива,
Где утки плещутся,
Слегка покрылась льдом...
* Поэтесса использует как прототип песню Ноин-хоси из свитка «Песни зимы» антологии «Сэндзайсю»:
Иней покрыл камыши
Возле залива,
Где плещутся утки,
Но листья их
Ещё хранят зелёный цвет!
志賀の浦や
遠ざかりゆく
波間より
氷りて出づる
有明の月
しがのうらや
とほざかりゆく
なみまより
こほりていづる
ありあけのつき
Рассветная луна над бухтой Сига
Как будто удаляется от берегов,
Кромкою ледяною окаймлённых:
Едва мелькает меж волнами
Её ясный лик...
* Бухта Сига — часть озера Бива (см. коммент. 16). Исходная песня — танка Кайкаку из свитка «Песни зимы» антологии «Госюисю»:
Чем ближе полночь,
Тем всё шире полоска льда
У берегов,
И будто отдаляются всё больше
Белые волны бухты Сига.
うばたまの
夜のふけゆけば
ひさぎ生ふる
清きかはらに
千鳥鳴くなり
うばたまの
よのふけゆけば
ひさぎおふる
きよきかはらに
ちとりなくなり
Ночь наступила
Тёмная, словно ягода тута,
И берег речной,
Где поднялись деревья хисаги,
Криками птиц огласился.
* Это — один из рефренов (ханка) оды поэта, прославляющей загородный императорский дворец в Ёсино (см. коммент. 1, 92). Древнеяпонские «длинные песни» — нагаута часто завершались своеобразным рефреном в форме танка, излагавшим фабулу песни или её основной смысл. Рефренов могло быть несколько. Песня Акахито взята из антологии «Манъёсю». Деревья хисаги — одна из разновидностей японского дуба.
行く先は
さ夜ふけぬれど
千鳥鳴く
佐保の川原は
過ぎうかりけり
ゆくさきは
さよふけぬれど
ちとりなく
さほのかはらは
すぎうかりけり
Хоть долог мой путь и полночь близка,
Не хочется мне покидать
Долину Сао-реки,
Где громко кричат надо мной
Птицы тидори.
* Река Сао - протекает в северной части г. Нара. ...громко кричат... птицы тидори — птицы, во множестве гнездящиеся на речных берегах, обозначались общим названием тидори букв. «тысячи птиц». Их гомон в ночное время был постоянным предметом воспевания.

白波に
羽根うちかはし
浜千鳥
かなしきものは
夜の一声
しらなみに
はねうちかはし
はまちとり
かなしきものは
よるのひとこゑ
Шумно хлопая крыльями,
Над волнами летают
Птицы тидори.
Их голоса в ночной тишине
В единый сливаются хор.

夕なぎに
門渡る千鳥
波間より
見ゆる小島の
雲に消えぬる
ゆふなぎに
かどわたるちとり
なみまより
みゆるこじまの
くもにきえぬる
Вечернего штиля дождавшись,
Перелетели пролив птицы тидори
И скрылись в облаках
За островком,
Мелькающим между волнами.
* С песней Санэсады перекликается танка Минамото Мороёри, сложенная на одном из поэтических турниров:
Гонимые прибрежным ветром,
Пролив перелетают
Птицы тидори,
И издали слышны
Их голоса...

Можно здесь увидеть аналогию и с песней неизвестного автора из «Манъёсю»:
Давно-давно тебя не вижу я.
О, если бы хоть издали
Ты показалась мне, —
Как те дубки на острове,
Мелькающем меж волнами.

浦風に
吹上の浜の
浜千鳥
波たちくらし
夜半に鳴くなり
うらかぜに
ふきあげのはまの
はまちとり
なみたちくらし
よはになくなり
Ветер с залива подул
В Фукиагэ:
Скоро, наверно, поднимутся волны,
В ночи
Слышатся крики тидори.
* Побережье Фукиагэ — левый берег реки Ки в г. Вакаяма (в прошлом — провинция Кии). Название традиционно используется как омонимическая метафора, перекликаясь со словом фукиагэ — «на ветру».
水鳥の
鴨のうき寝の
うきながら
波の枕に
いく夜経ぬらむ
みづとりの
かものうきねの
うきながら
なみのまくらに
いくよへぬらむ
Дикая утка
В одиночестве спит на воде...
Сколько горьких ночей
Провела она так —
С волной-изголовьем?
* Песня построена на омонимической метафоре: слово уки — «горький, несчастный» ассоциируется с формой уки от глагола уку — «плавать».

吉野なる
夏美の川の
川淀に
鴨ぞ鳴くなる
山かげにして
よしのなる
なつみのかはの
かはよどに
かもぞなくなる
やまかげにして
В Ёсино,
В тихой заводи
Нацуми-реки,
В тени под горою
Дикие утки кричат..
* Песня взята из антологии «Манъёсю». Река Наиуми протекает в префектуре Нара, в местечке Наиуми, близ водопада Ёсино.


Включена в Манъёсю, 375
ねやのうへに
片枝さしおほひ
そともなる
葉びろ柏に
霰ふるなり
ねやのうへに
かたえさしおほひ
そともなる
はびろかしはに
あられふるなり
Слышу — град бьёт
По листьям широким дубов,
Свесивших ветви
Над горным
Приютом моим...
* Можно провести аналогию с одной из песен антологии «Кокинсю» (свиток «Песни восточных привинций»):
Спелые груши
Свесили ветви свои
Над бухтою Оу.
Под теми ветвями
Прилечь бы с тобою!

さざ波や
志賀の唐崎
風さえて
比良の高嶺に
霰ふるなり
さざなみや
しがのからさき
かぜさえて
ひらのたかみねに
あられふるなり
Знать, холодный ветер
Дует в Сига,
Где белые волны играют
С берегом мыса Кара.
На вершине Хира, кажется, град идёт.
* Автор обыгрывает значение слова сасанами — «мелкие волны», которое одновременно является названием местности в префектуре Сига на юго-западном побережье озера Бива (см. коммент. 16). Поблизости находится и гора Хира.
Намёк на танка Хитомаро из «Манъёсю», начинающуюся словами:
В Сига,
Где белые волны
Омывают игриво мыс Кара...
矢田の野に
浅茅いろづく
有乳山
峰のあは雪
寒くぞあるらし
やたののに
あさぢいろづく
あらちやま
みねのあはゆき
さむくぞあるらし
На поле Ята
Побурели тростники...
На вершине Арати, наверно,
Идёт мокрый
Холодный снег...
* На поле Ята — местность в провинции Ямато. Гора Арати — находится на границе префектур Сига и Фукуи. Песня взята из «Манъёсю», где она значится как произведение неизвестного автора.

Из Манъёсю, 2331
初雪の
ふるの神杉
うづもれて
しめ結ふ野辺は
冬ごもりせり
はつゆきの
ふるのかみすぎ
うづもれて
しめゆふのべは
ふゆごもりせり
Седые криптомерии
У храма Фуру
Снегом занесло,
И на зиму уснули
Священные луга.
* Луга священные, ибо они находятся при храме Фуру в Исоноками, одной из древнейших национальных святынь. Можно увидеть ассоциации с песней неизвестного автора из «Манъёсю»:
В Исоноками, столице старой,
Хотя и не взошли ещё ростки
На поле Фуру,
Священною верёвкой
Я его огорожу...
(Священная верёвка — см. коммент. 11, 225, 230.)


降りそむる
今朝だに人の
待たれつる
み山の里の
雪の夕暮れ
ふりそむる
けさだにひとの
またれつる
みやまのさとの
ゆきのゆふぐれ
Поутру выпал первый снег.
Я гостя из столицы
Ждал...
И вот — уж снежным сумраком окутан
Горный мой приют...

降る雪に
たく藻のけぶり
かき絶えて
さびしくもあるか
塩釜の浦
ふるゆきに
たくものけぶり
かきたえて
さびしくもあるか
しほがまのうら
Пошел снег,
И рассеялся дым над кострами,
Где водоросли жгли рыбаки,
Опустела
Бухта Сиогама...
* ...дым над кострами, где водоросли жгли рыбаки... из морских водорослей добывали (выпаривали) соль (см. коммент. 390). Слово сио, имеющее значение «соль», входит составной частью в слово Сиогама — название неоднократно воспетого в поэзии побережья залива Мацусима (ныне это территория г. Сиогама в префектуре Мияги). Прототип — танка Михару-но Арисукэ из антологии «Кокинсю» (свиток «Песни скорби»):
Не стало тебя,
И рассеялся
Дым от костра...
Пустынной кажется сегодня
Бухта Сиогама.

(Здесь имеется в виду другой костёр — погребальный. Поэт сложил песню на смерть своего начальника. Опустевшую усадьбу его он сравнивает с опустевшим берегом Сиогама после окончания сезона добычи соли.)
雪のみや
降りぬとは思ふ
山里に
我もおほくの
年ぞつもれる
ゆきのみや
ふりぬとはおもふ
やまざとに
われもおほくの
としぞつもれる
Один ли снег так бел?
А я?
Уж сколько зим
Мной прожито
В этом приюте горном!
* Предположительно, песня сложена по картине на ширме, на которой изображён горный житель (отшельник), созерцающий сугробы снега. Снег — традиционный образ-символ седины.

庭の雪に
わが跡つけて
出でつるを
訪はれにけりと
人や見るらむ
にはのゆきに
わがあとつけて
いでつるを
とはれにけりと
ひとやみるらむ
В сад выйду
И пройдусь по снегу, Пусть в собственных следах
Следы увижу друга,
Наведавшегося ко мне.

尋ね来て
道分けわぶる
人もあらじ
幾重もつもれ
庭の白雪
たづねきて
みちわけわぶる
ひともあらじ
いくへもつもれ
にはのしらゆき
Найдется ль тот,
Кто потрудится
Тропинку проторить ко мне?
Ведь снег в моем саду
Он так глубок!
* Перед песней помета: «Сложил снежным утром в обители Охара». Имеется в виду место уединения поэта-монаха (ныне это район Сакё в Киото).

み狩りする
交野の御野に
降る霰
あなかままだき
鳥もこそ立て
みかりする
かたののみのに
ふるあられ
あなかままだき
とりもこそたて
Задумал поохотиться в Катано
Увы! Здесь град идет
И шумно так!
Наверно, птицы все
Со страха улетели!
* Танка посвящена соколиной охоте (така-гари), очень популярной в то время, и открывает серию песен на эту тему. Катано — см. коммент. 114.
み狩りすと
鳥立ちの原を
あさりつつ
交野の野辺に
けふも暮らしつ
みかりすと
とりたちのはらを
あさりつつ
かたのののべに
けふもくらしつ
В поисках поля
Для охоты соколиной
Я шёл через Катано —
И задержался здесь —
На целый день!
* Аналогичного содержания песня есть у поэта Минамото Мороёри:
Готовясь поохотиться,
Бродил я по валежнику
В Катано,
Среди развесистых дубов,
И так провёл — весь день!

御狩野は
かつ降る雪に
うづもれて
鳥立ちも見えず
草がくれつつ
みかりのは
かつふるゆきに
うづもれて
とりたちもみえず
くさがくれつつ
Засыпало снегом
Охотничье поле,
И снег всё идёт и идёт...
Не вижу, чтоб птицы взлетали:
Попрятались, видно, под снегом в траве.

狩りくらし
交野の真柴
折り敷きて
淀の川瀬の
月を見るかな
かりくらし
かたののましば
をりしきて
よどのかはせの
つきをみるかな
Весь день провел в Катано,
На охоте. Теперь, —
Валежник подстелив,
Любуюсь отражением луны
В порогах Ёдогавы.
* Ёдогава — см. коммент. 251.

おのづから
いはぬを慕ふ
人やあると
やすらふほどに
年の暮れぬる
おのづから
いはぬをしたふ
ひとやあると
やすらふほどに
としのくれぬる
Хоть я и не просил тебя прийти,
Но всё же ждал
С надеждой и тоскою...
А год
Уж подошёл к концу...

なげきつつ
今年も暮れぬ
露の命
いけるばかりを
思ひ出でにして
なげきつつ
ことしもくれぬ
つゆのいのち
いけるばかりを
おもひいでにして
Прошёл и этот год
В печали и тоске.
Его я провожаю
С мыслью: «Жизнь!
Ты мимолетна, как росинка!»

昔思ふ
庭にうき木を
積みおきて
見し世にも似ぬ
年の暮れかな
むかしおもふ
にはにうききを
つみおきて
みしよにもにぬ
としのくれかな
К концу подходит год,
И ныне в эту пору
Не стану я валежник собирать
В саду, который будет мне отныне
Лишь воспоминаньем.
* ...не стану я валежник собирать... Собирать валежник, запасать дрова на зиму — обычное занятие в эту пору, однако поэт отказывается от него, поскольку собирается уйти от мира, стать отшельником.
年の明けて
うき世の夢の
覚むべくは
暮るとも今日は
いとはざらまし
としのあけて
うきよのゆめの
さむべくは
くるともけふは
いとはざらまし
С рассветом
Новый год настанет
И пробуждение от грёз пустых,
Но всё ж не стоит с укоризной
Год уходящий провожать.
* ...пробуждение от грёз пустых — автор имеет в виду преодоление заблуждения «помраченности» в буддийском понимании этого слова, достижение просветления (сатори). Начиная с предыдущей, далее следует серия песен буддийского содержания. (Подобные песни составляют специальный свиток в конце антологии.)

けふごとに
けふや限りと
惜しめども
またも今年に
あひにけるかな
けふごとに
けふやかぎりと
をしめども
またもことしに
あひにけるかな
Жалел о каждом годе я
В его последний день,
С тоскою помышляя о конце,
Что ожидает и меня.
И нынче снова этот день настал!

しぐれ降る
冬の木の葉の
かわかずぞ
もの思ふ人の
袖はありける
しぐれふる
ふゆのこのはの
かわかずぞ
ものおもふひとの
そではありける
От зимних холодных дождей
Не просыхают
Оставшиеся на деревьях листья,
Как рукава мои
От горьких слёз.

昨日こそ
秋はくれしか
いつのまに
いはまの水の
うすこほるらん
きのふこそ
あきはくれしか
いつのまに
いはまのみつの
うすこほるらむ


いかはかり
あきのなこりを
なかめまし
けさはこのはに
嵐ふかすは
いかはかり
あきのなこりを
なかめまし
けさはこのはに
あらしふかすは


いつみ川
水のみわたの
ふしつけに
しはまのこほる
冬はきにけり
いつみかは
みつのみわたの
ふしつけに
しはまのこほる
ふゆはきにけり


ひまもなく
ちるもみちはに
うつもれて
庭のけしきも
冬こもりけり
ひまもなく
ちるもみちはに
うつもれて
にはのけしきも
ふゆこもりけり


さまさまの
草葉もいまは
霜かれぬ
野へより冬や
たちてきつらん
さまさまの
くさはもいまは
しもかれぬ
のへよりふゆや
たちてきつらむ


すむ水を
心なしとは
たれかいふ
こほりそ冬の
はしめをもしる
すむみつを
こころなしとは
たれかいふ
こほりそふゆの
はしめをもしる


秋のうちは
あはれしらせし
風のおとの
はけしさそふる
冬はきにけり
あきのうちは
あはれしらせし
かせのおとの
はけしさそふる
ふゆはきにけり


わきも子か
うはものすその
みつなみに
けさこそ冬は
たちはしめけれ
わきもこか
うはものすその
みつなみに
けさこそふゆは
たちはしめけれ


いつのまに
かけひの水の
こほるらむ
さこそ嵐の
おとのかはらめ
いつのまに
かけひのみつの
こほるらむ
さこそあらしの
おとのかはらめ


と山ふく
貴のかせの
おときけは
またきに冬の
おくそしらるる
とやまふく
あらしのかせの
おときけは
またきにふゆの
おくそしらるる


はつ霜や
おきはしむらん
暁の
かねのおとこそ
ほのきこゆなれ
はつしもや
おきはしむらむ
あかつきの
かねのおとこそ
ほのきこゆなれ


たかさこの
をのへのかねの
おとすなり
暁かけて
霜やおくらん
たかさこの
をのへのかねの
おとすなり
あかつきかけて
しもやおくらむ


ひさきおふる
をののあさちに
おく霜の
しろきをみれは
夜やふけぬらん
ひさきおふる
をののあさちに
おくしもの
しろきをみれは
よやふけぬらむ


冬きては
一よふたよを
玉ささの
はわけの霜の
ところせきまて
ふゆきては
ひとよふたよを
たまささの
はわけのしもの
ところせきまて


霜さえて
かれ行くをのの
をかへなる
ならのひろはに
時雨ふるなり
しもさえて
かれゆくをのの
をかへなる
ならのひろはに
しくれふるなり


ねさめして
たれかきくらん
此ころの
このはにかかる
夜半のしくれを
ねさめして
たれかきくらむ
このころの
このはにかかる
よはのしくれを


おとにさへ
たもとをぬらす
時雨かな
まきのいたやの
夜はのねさめに
おとにさへ
たもとをぬらす
しくれかな
まきのいたやの
よはのねさめに
Зимний дождь,
Звук которого мочит рукава
Одним даже звуком.
Проснулся ночью
Под досчатой крышей из кипариса.
С небольшими изменениями включена в Кинъёсю, 277
まはらなる
まきのいたやに
おとはして
もらぬ時雨や
このはなるらん
まはらなる
まきのいたやに
おとはして
もらぬしくれや
このはなるらむ


木葉ちる
とはかりききて
やみなまし
もらて時雨の
山めくりせは
このはちる
とはかりききて
やみなまし
もらてしくれの
やまめくりせは


ひとりねの
涙やそらに
かよふらむ
時雨にくもる
あり明の月
ひとりねの
なみたやそらに
かよふらむ
しくれにくもる
ありあけのつき


うたたねは
夢やうつつに
かよふらむ
さめてもおなし
時雨をそきく
うたたねは
ゆめやうつつに
かよふらむ
さめてもおなし
しくれをそきく


山めくる
雲のしたにや
成りぬらん
すそ野の原に
しくれすくなり
やまめくる
くものしたにや
なりぬらむ
すそののはらに
しくれすくなり


時雨れゆく
をちのと山の
みねつつき
うつりもあへす
雲かくるらん
しくれゆく
をちのとやまの
みねつつき
うつりもあへす
くもかくるらむ


あらしふく
ひらのたかねの
ねわたしに
あはれしくるる
神無月かな
あらしふく
ひらのたかねの
ねわたしに
あはれしくるる
かみなつきかな


み山辺の
時雨れてわたる
かすことに
かことかましき
玉かしはかな
みやまへの
しくれてわたる
かすことに
かことかましき
たまかしはかな


このはのみ
ちるかとおもひし
時雨には
涙もたへぬ
物にそ有りける
このはのみ
ちるかとおもひし
しくれには
なみたもたへぬ
ものにそありける


ふりはへて
人もとひこぬ
山さとは
時雨はかりそ
すきかてにする
ふりはへて
ひともとひこぬ
やまさとは
しくれはかりそ
すきかてにする


時雨れつる
まやののきはの
ほとなきに
やかてさしいる
月のかけかな
しくれつる
まやののきはの
ほとなきに
やかてさしいる
つきのかけかな


玉つさに
涙のかかる
心ちして
しくるるそらに
雁のなくなる
たまつさに
なみたのかかる
ここちして
しくるるそらに
かりのなくなる


みねこえに
ならのはつたひ
おとつれて
やかて軒はに
時雨きにけり
みねこえに
ならのはつたひ
おとつれて
やかてのきはに
しくれきにけり


暁の
ねさめにすくる
時雨こそ
もらても人の
袖ぬらしけれ
あかつきの
ねさめにすくる
しくれこそ
もらてもひとの
そてぬらしけれ


ちりはてて
のちさへ風を
いとふかな
もみちをふける
み山へのさと
ちりはてて
のちさへかせを
いとふかな
もみちをふける
みやまへのさと


都たに
さひしさまさる
木からしに
みねの松かせ
おもひこそやれ
みやこたに
さひしさまさる
こからしに
みねのまつかせ
おもひこそやれ


やかたをの
ましろのたかを
引きすゑて
うたのとたちを
かりくらしつる
やかたをの
ましろのたかを
ひきすゑて
うたのとたちを
かりくらしつる


ふる雪に
ゆくへも見えす
はし鷹の
をふさのすすの
おとはかりして
ふるゆきに
ゆくへもみえす
はしたかの
をふさのすすの
おとはかりして


夕まくれ
山かたつきて
たつ鳥の
はおとにたかを
あはせつるかな
ゆふまくれ
やまかたつきて
たつとりの
はおとにたかを
あはせつるかな


いもかりと
さほの川へを
わかゆけは
さよかふけぬる
千鳥なくなり
いもかりと
さほのかはへを
わかゆけは
さよかふけぬる
ちとりなくなり


すまのせき
有明のそらに
なく千鳥
かたふく月は
なれもかなしき
すまのせき
ありあけのそらに
なくちとり
かたふくつきは
なれもかなしき


いはこゆる
あら磯なみに
たつ千とり
心ならすや
うらつたふらん
いはこゆる
あらいそなみに
たつちとり
こころならすや
うらつたふらむ


霜さえて
さ夜もなかゐの
うらさむみ
明けやらすとや
千鳥鳴くらん
しもさえて
さよもなかゐの
うらさむみ
あけやらすとや
ちとりなくらむ


しもかれの
なにはのあしの
ほのほのと
あくる湊に
千とり鳴くなり
しもかれの
なにはのあしの
ほのほのと
あくるみなとに
ちとりなくなり


かたみにや
うはけの霜を
はらふらむ
ともねのをしの
もろこゑになく
かたみにや
うはけのしもを
はらふらむ
ともねのをしの
もろこゑになく


水鳥を
みつのうへとや
よそにみむ
我もうきたる
世をすくしつつ
みつとりを
みつのうへとや
よそにみむ
われもうきたる
よをすくしつつ


みつ鳥の
玉ものとこの
うき枕
ふかきおもひは
たれかまされる
みつとりの
たまものとこの
うきまくら
ふかきおもひは
たれかまされる


このころの
をしのうきねそ
あはれなる
うはけの霜よ
下のこほりよ
このころの
をしのうきねそ
あはれなる
うはけのしもよ
したのこほりよ


なにはかた
いりえをめくる
あしかもの
玉ものふねに
うきねすらしも
なにはかた
いりえをめくる
あしかもの
たまものふねに
うきねすらしも


をし鳥の
うきねのとこや
あれぬらん
つららゐにけり
こやの池水
をしとりの
うきねのとこや
あれぬらむ
つららゐにけり
こやのいけみつ


かものゐる
いりえのあしは
霜かれて
おのれのみこそ
あをはなりけれ
かものゐる
いりえのあしは
しもかれて
おのれのみこそ
あをはなりけれ


おく霜を
はらひかねてや
しをれふす
かつみかしたに
をしのなくらん
おくしもを
はらひかねてや
しをれふす
かつみかしたに
をしのなくらむ


あしかもの
すたく入えの
月かけは
こほりそ浪の
かすにくたくる
あしかもの
すたくいりえの
つきかけは
こほりそなみの
かすにくたくる


夜をかさね
むすふ氷の
したにさへ
心ふかくも
やとる月かな
よをかさね
むすふこほりの
したにさへ
こころふかくも
やとるつきかな


いつくにか
月はひかりを
ととむらん
やとりし水も
氷ゐにけり
いつくにか
つきはひかりを
ととむらむ
やとりしみつも
こほりゐにけり


冬くれは
ゆくてに人は
くまねとも
こほりそむすふ
山の井の水
ふゆくれは
ゆくてにひとは
くまねとも
こほりそむすふ
やまのゐのみつ


月のすむ
そらには雲も
なかりけり
うつりし水は
こほりへたてて
つきのすむ
そらにはくもも
なかりけり
うつりしみつは
こほりへたてて


つららゐて
みかける影の
みゆるかな
まことにいまや
玉川の水
つららゐて
みかけるかけの
みゆるかな
まことにいまや
たまかはのみつ


月さゆる
氷のうへに
あられふり
心くたくる
玉川のさと
つきさゆる
こほりのうへに
あられふり
こころくたくる
たまかはのさと


さゆる夜の
まきのいたやの
ひとりねに
心くたけと
霰ふるなり
さゆるよの
まきのいたやの
ひとりねに
こころくたけと
あられふるなり
Морозной ночью
Под кипарисовой досчатой крышей
Сплю одиноко, —
Разбивает сердце
Падающий град.

朝戸あけて
みるそさひしき
かた岡の
ならのひろはに
ふれるしらゆき
あさとあけて
みるそさひしき
かたをかの
ならのひろはに
ふれるしらゆき


夜をこめて
谷の戸ほそに
風さむみ
かねてそしるき
みねのはつ雪
よをこめて
たにのとほそに
かせさむみ
かねてそしるき
みねのはつゆき


さえわたる
よはのけしきに
みやまへの
雪のふかさを
空にしるかな
さえわたる
よはのけしきに
みやまへの
ゆきのふかさを
そらにしるかな


きゆるをや
都の人は
をしむらん
けさ山さとに
はらふしら雪
きゆるをや
みやこのひとは
をしむらむ
けさやまさとに
はらふしらゆき


霜かれの
まかきのうちの
雪みれは
きくよりのちの
花も有りけり
しもかれの
まかきのうちの
ゆきみれは
きくよりのちの
はなもありけり


たとへても
いはむかたなし
月かけに
うす雲かけて
ふれるしら雪
たとへても
いはむかたなし
つきかけに
うすくもかけて
ふれるしらゆき


み山ちは
かつふる雪に
うつもれて
いかてかこまの
あとをたつねん
みやまちは
かつふるゆきに
うつもれて
いかてかこまの
あとをたつねむ


おしなへて
山のしら雪
つもれとも
しるきはこしの
たかねなりけり
おしなへて
やまのしらゆき
つもれとも
しるきはこしの
たかねなりけり


と山には
しはのしたはも
ちりはてて
をちのたかねに
雪ふりにけり
とやまには
しはのしたはも
ちりはてて
をちのたかねに
ゆきふりにけり


雪ふれは
谷のかけはし
うつもれて
梢そ冬の
山ちなりける
ゆきふれは
たにのかけはし
うつもれて
こすゑそふゆの
やまちなりける


雪つもる
みねにふふきや
わたるらむ
こしのみそらに
まよふしら雲
ゆきつもる
みねにふふきや
わたるらむ
こしのみそらに
まよふしらくも


浪かけは
みきはの雪も
きえなまし
心ありても
こほる池かな
なみかけは
みきはのゆきも
きえなまし
こころありても
こほるいけかな


山さとの
かきねは雪に
うつもれて
野へとひとつに
成りにけるかな
やまさとの
かきねはゆきに
うつもれて
のへとひとつに
なりにけるかな


あともたえ
しをりも雪に
うつもれて
かへる山ちに
まとひぬるかな
あともたえ
しをりもゆきに
うつもれて
かへるやまちに
まとひぬるかな


こえかねて
いまそこし路を
かへる山
雪ふる時の
名にこそ有りけれ
こえかねて
いまそこしちを
かへるやま
ゆきふるときの
なにこそありけれ


浪まより
みえしけしきそ
かはりぬる
雪ふりにけり
松かうら島
なみまより
みえしけしきそ
かはりぬる
ゆきふりにけり
まつかうらしま


ふふきする
なからの山を
みわたせは
をのへをこゆる
しかのうらなみ
ふふきする
なからのやまを
みわたせは
をのへをこゆる
しかのうらなみ


ふる雪に
のきはの竹も
うつもれて
友こそなけれ
冬の山さと
ふるゆきに
のきはのたけも
うつもれて
ともこそなけれ
ふゆのやまさと


こまのあとは
かつふる雪に
うつもれて
おくるる人や
道まとふらん
こまのあとは
かつふるゆきに
うつもれて
おくるるひとや
みちまとふらむ


くれ竹の
をれふすおとの
なかりせは
夜ふかき雪を
いかてしらまし
くれたけの
をれふすおとの
なかりせは
よふかきゆきを
いかてしらまし


ましはかる
をののほそ道
あとたえて
ふかくも雪の
なりにけるかな
ましはかる
をののほそみち
あとたえて
ふかくもゆきの
なりにけるかな


雪ふれは
木木のこすゑに
さきそむる
えたよりほかの
花もちりけり
ゆきふれは
ききのこすゑに
さきそむる
えたよりほかの
はなもちりけり


ふるままに
跡たえぬれは
すすか山
雪こそせきの
とさしなりけれ
ふるままに
あとたえぬれは
すすかやま
ゆきこそせきの
とさしなりけれ


山さとの
かきねの梅は
さきにけり
かはかりこそは
春もにほはめ
やまさとの
かきねのうめは
さきにけり
かはかりこそは
はるもにほはめ


かきくらし
こし路もみえす
ふる雪に
いかてかとしの
かへり行くらん
かきくらし
こしちもみえす
ふるゆきに
いかてかとしの
かへりゆくらむ


さりともと
なけきなけきて
すくしつる
としもこよひに
くれはてにけり
さりともと
なけきなけきて
すくしつる
としもこよひに
くれはてにけり


あはれにも
くれゆくとしの
ひかすかな
かへらむことは
夜のまとおもふに
あはれにも
くれゆくとしの
ひかすかな
かへらむことは
よのまとおもふに


かすならぬ
身にはつもらぬ
としならは
けふのくれをも
なけかさらまし
かすならぬ
みにはつもらぬ
としならは
けふのくれをも
なけかさらまし


をしめとも
はかなくくれて
ゆく年の
しのふむかしに
かへらましかは
をしめとも
はかなくくれて
ゆくとしの
しのふむかしに
かへらましかは


一とせは
はかなき夢の
ここちして
くれぬるけふそ
おとろかれける
ひととせは
はかなきゆめの
ここちして
くれぬるけふそ
おとろかれける


みやこにて
おくりむかふと
いそきしを
しりてや年の
けふはくれなん
みやこにて
おくりむかふと
いそきしを
しりてやとしの
けふはくれなむ


春を待つ
冬のかぎりと
思ふには
かの月しもぞ
あはれなりける
はるをまつ
ふゆのかぎりと
おもふには
かのつきしもぞ
あはれなりける


此雪之
消遺時尓
去来歸奈
山橘之
實光毛将見
このゆきの
けのこるときに
いざゆかな
やまたちばなの
みのてるもみむ
Пока ещё не стаял снег,
Идемте, же со мной полюбоваться,
Как всё в снегу
Сверкают яркие плоды
В горах растущих померанцев!

雪嶋
巌尓殖有
奈泥之故波
千世尓開奴可
君之挿頭尓
ゆきのしま
いはほにうゑたる
なでしこは
ちよにさかぬか
きみがかざしに
На снежном острове
Цветы гвоздики,
Которые взрастили на скале,
Хочу чтоб тысячи веков здесь расцветали
И постоянно украшали бы тебя!
* Песня сочинена по тому же поводу, что и предыдущая, при виде снега с изображенными на нем цветами. Песни 4230–4232 сложены были в одно время в резиденции Утинокура Навамаро.
宇知奈婢久
波流乎知可美加
奴婆玉乃
己与比能都久欲
可須美多流良牟
うちなびく
はるをちかみか
ぬばたまの
こよひのつくよ
かすみたるらむ
Не оттого ли, что уже близка
Весна со стелющимся по земле туманом,
В ночь,
Что, как тута ягоды, черна,
Тумана дымка встала всюду.

香剎青雲外
虛廊絕岸傾
水清塵躅斷
風靜梵音明
古石苔為席
新房菴化名
森然蘿樹下
獨聽暮鐘聲



落ちつもる
紅葉をみれば
大井川
井堰に秋も
とまるなりけり
おちつもる
もみぢをみれば
おほゐかは
ゐせきにあきも
とまるなりけり
Увидев листву,
Что упала, скопилась
В водах реки Ои,
То кажется, что в плотине
И осень задержалась.

何事も
行きて祈らむと
思ひしに
神無月にも
なりにける哉
なにことも
ゆきていのらむと
おもひしに
かみなづきにも
なりにけるかな


楸生る
澤邊の茅ばら
冬くれば
雲雀の床ぞ
あらはれにける
ひさぎおふる
さはべのちばら
ふゆくれば
ひばりのとこぞ
あらはれにける
Туда, где растут хисаги,
Возле болота на равнине мисканта,
Если зима придёт,
Гнёзда жаворонков
Появятся там!

梢にて
あかざりしかば
紅葉の
散りしく庭を
拂はでぞみる
こずゑにて
あかざりしかば
もみぢばの
ちりしくにはを
はらはでぞみる


色々に
そむるしぐれに
紅葉は
爭ひかねて
ちりはてにけり
いろいろに
そむるしぐれに
もみぢばは
あらそひかねて
ちりはてにけり
В разные цвета
Дождём окрашенные
Листья осенние,
Не в силах бороться,
Все опали на землю.

山深み
おちてつもれる
紅葉の
かわける上に
時雨ふるなり
やまふかみ
おちてつもれる
もみぢばの
かわけるうへに
しぐれふるなり
Глубоки горы,
На опавших и собравшихся
Листья осенних,
Что высохли уже,
Стал слышен звук дождя.

今更に
己が住處を
たゝじとて
木の葉の下に
鴛ぞ鳴くなる
いまさらに
おのがすみかを
たたじとて
このはのしたに
をしぞなくなる
И вот сейчас,
Что дом свой
Не бросит, —
Под листьями деревьев
Зазвучал голос осидори.

風ふけば
楢の枯葉の
そよ〳〵と
云合せつゝ
いつか散る覽
かぜふけば
ならのかればの
そよそよと
いひあはせつつ
いつかちるらん
Лишь ветер задует,
Сухие листья дуба
Шуршат, —
Переговариваются, наверное,
Что когда-то опадут...

外山なる
柴のたち枝に
ふく風の
音きく折ぞ
冬はものうき
とやまなる
しばのたちえに
ふくかぜの
ねきくいのりぞ
ふゆはものうき


秋はなほ
木の下陰も
暗かりき
月は冬こそ
見るべかりけれ
あきはなほ
このしたかげも
くらかりき
つきはふゆこそ
みるべかりけれ


諸共に
山廻りする
時雨哉
ふるにかひなき
身とはしらずや
もろともに
やまめぐりする
しぐれかな
ふるにかひなき
みとはしらずや


庵さす
楢の木蔭に
もる月の
くもると見れば
時雨ふるなり
いほりさす
ならのきかげに
もるつきの
くもるとみれば
しぐれふるなり
Где хижина стоит,
Под сень дубов проникающий
Луны свет
Лишь облаками закрывается, —
Сразу же слышится зимний дождь.

深山には
嵐やいたく
ふきぬ覽
網代もたわに
紅葉つもれり
みやまには
あらしやいたく
ふきぬらん
あじろもたわに
もみぢつもれり
Глубоко в горах
Буря сильная
Была, похоже, —
Все верши рыбные погнулись
От скопившихся листьев осенних.

霰ふる
かた野のみ野の
かり衣
ぬれぬ宿かす
人しなければ
あられふる
かたののみのの
かりころも
ぬれぬやどかす
ひとしなければ


山深み
やく炭がまの
烟こそ
やがて雪げの
くもとなりけれ
やまふかみ
やくすみがまの
けぶりこそ
やがてゆきげの
くもとなりけれ
Где горы глубоки
Меж тлеющих углей
Дым
Сразу же снежным
Облаком становится!

年をへて
吉野の山に
みなれたる
目に珍らしき
今朝の白雪
としをへて
よしののやまに
みなれたる
めにめづらしき
けさのしらゆき
За столько лет
Привычные взору
Горы Ёсино
Выглядят чудесно:
Утром все в снегу...

奥山の
いはがき紅葉
ちりはてゝ
朽葉が上に
雪ぞつもれる
おくやまの
いはがきもみぢ
ちりはてて
くちばがうへに
ゆきぞつもれる
Глубоко в горах
Листва с оград каменных
Вся облетела,
И на прелых листьях
Скапливается снег.

日暮しに
山路の昨日
時雨しは
富士の高嶺の
雪にぞ有ける
ひぐらしに
やまぢのきのふ
しぐれしは
ふじのたかねの
ゆきにぞあける


くれなゐに
見えし梢も
雪ふれば
白木綿かくる
神なびの森
くれなゐに
みえしこずゑも
ゆきふれば
しらゆふかくる
かみなびのもり


まつ人の
今も來らば
いかゞせむ
踏まゝく惜しき
庭の雪哉
まつひとの
いまもくらば
いかがせむ
ふままくをしき
にはのゆきかな


數ならぬ
身にさへ年の
積るかな
老は人をも
きらはざりけり
かずならぬ
みにさへとしの
つもるかな
おいはひとをも
きらはざりけり


魂祭る
年の終に
なりにけり
今日にや又も
あはむとすらむ
たままつる
としのをはりに
なりにけり
けふにやまたも
あはむとすらむ


千々の色に
急ぎし秋は
過ぎに鳬
今は時雨に
何を染めまし
ちちのいろに
いそぎしあきは
すぎにけり
いまはしぐれに
なにをそめまし
Во множество цветов
Хлопотливо [все красившая] осень
Кончилась.
А теперь холодный, мелкий дождь
Что будет красить?
* Включено в Ямато-моногатари, 3

Перевод: Ермакова Л. М. 1982 г. (Ямато-моногатари)
思ひかね
妹がり行けば
冬の夜の
川風寒み
千鳥鳴くなり
おもひかね
いもがりゆけば
ふゆのよの
かはかぜさむみ
ちどりなくなり
Любовью истомившись,
Отправился я к милой
Зимней ночью.
Холодный ветер дул с реки,
И жалобно кричали птицы.
* Любовью истомившись... - Это одна из известных песен Ки-но Цураюки, вошедшая в антологию "Сюивакасю", свиток 4-й, "Песни зимы" [224].
いとどわれ
袖ぬらせとや
やどりけむ
間もなく時雨の
もる山にしも
いとどわれ
そでぬらせとや
やどりけむ
まもなくしぐれの
もるやまにしも
И снова будут
мокнуть рукава —
ночлег случайный
в Моруяма,
где бесконечен дождь.
разбор

Мору — это и "протекать", и название места "Моруяма".
うちしぐれ
ふるさと思ふ
袖ぬれて
行く先遠き
野路の篠原
うちしぐれ
ふるさとおもふ
そでぬれて
ゆくさきとほき
のぢのしのはら
Внезапный дождь,
и мокнут рукава —
как вспомню я о доме,
но цель так далека —
Синохара в Нодзи.

待ちけりな
昔も越えし
宮地山
同じ時雨の
めぐりあふ世を
まちけりな
むかしもこえし
みやじやま
おなじしぐれの
めぐりあふよを
Верно, ждала ты
после давней разлуки,
Миядзи-гора,
удобного случая встретиться
со мной под таким же дождём...

白浪の
立渡るかと
みゆるかな
はま名の橋に
ふれる志ら雪
しらなみの
たちわたるかと
みゆるかな
はまなのはしに
ふれるしらゆき
Как будто
Набегают и встают
Белые волны:
Над мостом Хамана
Идёт белый снег.

見せばやな
時雨るゝ峰の
紅葉ばの
焦れて染むる
色の深さを
みせばやな
しぐるるみねの
もみぢばの
こがれてそむる
いろのふかさを


霜氷
心もとけぬ
冬の池に
夜ふけてぞ鳴く
をしの一声
しもこほり
こころもとけぬ
ふゆのいけに
よふけてぞなく
をしのひとこゑ
Зимняя ночь...
Льдом скован пруд, —
Как сердце у тебя.
Лишь уток
Слышу жалобные крики.

あらち山
雪ふり積る
高嶺より
さえてもいづる
夜はの月哉
あらちやま
ゆきふりつもる
たかねより
さえてもいづる
よはのつきかな
С высокой вершины
Горы Арати
Покрытой снегом,
По ясному небу
Восходит полуночная луна!

冬河の
うへはこほれる
我なれや
したになかれて
こひわたるらむ
ふゆかはの
うへはこほれる
われなれや
したになかれて
こひわたるらむ
Схоже сердце мое
с глубокою зимней рекою —
сверху корочка льда,
а под нею, не замерзая,
бесконечно любовь струится…

大井河
もみぢをわくる
筏士は
さをに錦を
かけてこそみれ
おほひがは
もみぢをわくる
いかだしは
さをににしきを
かけてこそみれ
Плотовщик,
Орудуя шестом в воде реки Ои
И раздвигая листья,
Парчу на шест накинутую
Видит, конечно!
*налипшие листья
ふる雪に
杉の青葉も
埋れて
志るしもみえず
三輪の山もと
ふるゆきに
すぎのあほばも
うづもれて
しるしもみえず
みはのやまもと
Снегом падающим
Занесена зелёная листва
И криптомерий:
И нет примет теперь
Подножия горы Мива...
Видимо, та местность выделялась зелёным цветом из-за вечнозелёных криптомерий, но когда их укрыло снегом, всё стало таким одинаково белым, что и не сказать, что эта та самая гора Мива...
神無月
志ぐるゝまゝに
暗部山
下てるばかり
紅葉志にけり
かみなづき
しぐるるままに
くらべやま
したてるばかり
もみぢしにけり
В месяц без богов
Под беспросветным ливнем
Гора Курабэ
Озарилась одна лишь
Листьев багрянцем!

夜もすがら
をしげなくふく
あらしかな
わざとしぐれの
そむるこずゑを
よもすがら
をしげなくふく
あらしかな
わざとしぐれの
そむるこずゑを


ねざめする
人のこころを
わびしめて
しぐるるをとは
かなしかりけり
ねざめする
ひとのこころを
わびしめて
しぐるるをとは
かなしかりけり


しもうづむ
むぐらがしたの
きりぎりす
あるかなきかの
こゑきこゆなり
しもうづむ
むぐらがしたの
きりぎりす
あるかなきかの
こゑきこゆなり


みちもなし
やどはこのはに
うづもれて
まだきせさする
ふゆごもりかな
みちもなし
やどはこのはに
うづもれて
まだきせさする
ふゆごもりかな


このはちれば
月に心ぞ
あらはるる
みやまがくれに
すまんとおもふに
このはちれば
つきにこころぞ
あらはるる
みやまがくれに
すまんとおもふに


時雨かと
ねざめのとこに
きこゆるは
嵐にたへぬ
このはなりけり
しぐれかと
ねざめのとこに
きこゆるは
あらしにたへぬ
このはなりけり


たつたひめ
そめし木ずゑの
ちるをりは
くれなゐあらふ
やまがはの水
たつたひめ
そめしきずゑの
ちるをりは
くれなゐあらふ
やまがはのみづ


あらしはく
にはのこのはの
をしきかな
まことのちりに
成りぬとおもへば
あらしはく
にはのこのはの
をしきかな
まことのちりに
なりぬとおもへば


山おろしの
月にこのはを
ふきかけて
ひかりにまがふ
かげを見るかな
やまおろしの
つきにこのはを
ふきかけて
ひかりにまがふ
かげをみるかな


こがらしに
みねの木のはや
たぐふらん
むらごに見ゆる
滝のしらいと
こがらしに
みねのこのはや
たぐふらん
むらごにみゆる
たきのしらいと


やどかこふ
ははそのしばの
時雨さへ
したひてそむる
はつしぐれかな
やどかこふ
ははそのしばの
しぐれさへ
したひてそむる
はつしぐれかな


おのづから
おとする人ぞ
なかりける
やまめぐりする
時雨ならでは
おのづから
おとするひとぞ
なかりける
やまめぐりする
しぐれならでは


あづまやの
あまりにもふる
時雨かな
たれかはしらぬ
かみなづきとは
あづまやの
あまりにもふる
しぐれかな
たれかはしらぬ
かみなづきとは


もみぢよる
あじろのぬのの
色そめて
ひをくくりとは
見えぬなりけり
もみぢよる
あじろのぬのの
いろそめて
ひをくくりとは
みえぬなりけり


かきこめし
すそののすすき
しもがれて
さびしさまさる
しばのいほかな
かきこめし
すそののすすき
しもがれて
さびしさまさる
しばのいほかな


さまざまに
花さきけりと
見しのべの
おなじいろにも
しもがれにける
さまざまに
はなさきけりと
みしのべの
おなじいろにも
しもがれにける


わけかねし
そでに露をば
とどめおきて
しもにくちぬる
まののはぎはら
わけかねし
そでにつゆをば
とどめおきて
しもにくちぬる
まののはぎはら


霜かづく
かれのの草の
さびしきに
いづくは人の
こころとむらん
しもかづく
かれののくさの
さびしきに
いづくはひとの
こころとむらん


しもがれて
もろくくだくる
おぎのはを
あらくわくなる
かぜのおとかな
しもがれて
もろくくだくる
おぎのはを
あらくわくなる
かぜのおとかな


なにはえの
みぎはのあしに
しもさえて
うら風さむき
あさぼらけかな
なにはえの
みぎはのあしに
しもさえて
うらかぜさむき
あさぼらけかな


たまかけし
はなのすがたも
おとろへて
しもをいただく
をみなへしかな
たまかけし
はなのすがたも
おとろへて
しもをいただく
をみなへしかな


山ざくら
はつゆきふれば
さきにけり
よしのはさとに
ふゆごもれども
やまざくら
はつゆきふれば
さきにけり
よしのはさとに
ふゆごもれども


さびしさに
たへたる人の
またもあれな
いほりならべん
冬の山ざと
さびしさに
たへたるひとの
またもあれな
いほりならべん
ふゆのやまざと


しもにあひて
いろあらたむる
あしのほの
さびしく見ゆる
なにはえのうら
しもにあひて
いろあらたむる
あしのほの
さびしくみゆる
なにはえのうら


たままきし
かきねのまくず
霜がれて
さびしく見ゆる
冬の山ざと
たままきし
かきねのまくず
しもがれて
さびしくみゆる
ふゆのやまざと


旅ねする
くさのまくらに
しもさえて
あり明の月の
かげぞまたるる
たびねする
くさのまくらに
しもさえて
ありあけのつきの
かげぞまたるる


ふゆがれの
すさまじげなる
やまざとに
月のすむこそ
あはれなりけれ
ふゆがれの
すさまじげなる
やまざとに
つきのすむこそ
あはれなりけれ


月いづる
みねのこのはも
ちりはてて
ふもとのさとは
うれしかるらん
つきいづる
みねのこのはも
ちりはてて
ふもとのさとは
うれしかるらん


はなにおく
つゆにやどりし
かげよりも
かれのの月は
あはれなりけり
はなにおく
つゆにやどりし
かげよりも
かれののつきは
あはれなりけり


こほりしく
ぬまのあしはら
風さえて
月もひかりぞ
さびしかりける
こほりしく
ぬまのあしはら
かぜさえて
つきもひかりぞ
さびしかりける


霜さゆる
庭の木のはを
ふみわけて
月は見るやと
とふ人もがな
しもさゆる
にはのこのはを
ふみわけて
つきはみるやと
とふひともがな


さゆと見えて
冬ふかくなる
月影は
みづなき庭に
こほりをぞしく
さゆとみえて
ふゆふかくなる
つきかげは
みづなきにはに
こほりをぞしく


あはせつる
こゐのはしたか
そばえかし
いぬかひ人の
こゑしきりなり
あはせつる
こゐのはしたか
そばえかし
いぬかひひとの
こゑしきりなり


かきくらす
雪にきぎすは
見えねども
はおとにすずを
くはへてぞやる
かきくらす
ゆきにきぎすは
みえねども
はおとにすずを
くはへてぞやる


ふる雪に
とだちも見えず
うづもれて
とりどころなき
みかりのの原
ふるゆきに
とだちもみえず
うづもれて
とりどころなき
みかりののはら


このまもる
月のかげとも
見ゆるかな
はだらにふれる
庭のしらゆき
このまもる
つきのかげとも
みゆるかな
はだらにふれる
にはのしらゆき


たちのぼる
朝日の影の
さすままに
都の雪は
きえみきえずみ
たちのぼる
あさひのかげの
さすままに
みやこのゆきは
きえみきえずみ


かれはつる
かやがうはばに
ふる雪は
さらにをばなの
ここちこそすれ
かれはつる
かやがうはばに
ふるゆきは
さらにをばなの
ここちこそすれ


たゆみつつ
そりのはやをも
つけなくに
つもりにけりな
こしのしらゆき
たゆみつつ
そりのはやをも
つけなくに
つもりにけりな
こしのしらゆき


ふる雪に
しをりししばも
うづもれて
おもはぬやまに
冬ごもりぬる
ふるゆきに
しをりししばも
うづもれて
おもはぬやまに
ふゆごもりぬる


雪ふかく
うづみてけりな
きみくやと
もみぢのにしき
しきし山ぢを
ゆきふかく
うづみてけりな
きみくやと
もみぢのにしき
しきしやまぢを


わがやどに
庭よりほかの
みちもがな
とひこん人の
あとつけでみん
わがやどに
にはよりほかの
みちもがな
とひこんひとの
あとつけでみん


人こばと
おもひて雪を
みる程に
しかあとつくる
こともありけり
ひとこばと
おもひてゆきを
みるほどに
しかあとつくる
こともありけり


あととむる
こまのゆくへは
さもあらば
あれうれしく君に
ゆきにあひぬる
あととむる
こまのゆくへは
さもあらば
あれうれしくきみに
ゆきにあひぬる


雪うづむ
そののくれ竹
をれふして
ねぐらもとむる
むらすずめかな
ゆきうづむ
そののくれたけ
をれふして
ねぐらもとむる
むらすずめかな


うらがへす
をみのころもと
見ゆるかな
たけのうれはに
ふれるしらゆき
うらがへす
をみのころもと
みゆるかな
たけのうれはに
ふれるしらゆき


たまがきは
あけもみどりも
うづもれて
ゆきおもしろき
まつのをの山
たまがきは
あけもみどりも
うづもれて
ゆきおもしろき
まつのをのやま


なにとなく
くるるしづりの
おとまでも
雪あはれなる
ふかくさのさと
なにとなく
くるるしづりの
おとまでも
ゆきあはれなる
ふかくさのさと


雪ふれば
のぢも山ぢも
うづもれて
をちこちしらぬ
たびのそらかな
ゆきふれば
のぢもやまぢも
うづもれて
をちこちしらぬ
たびのそらかな


あをねやま
こけのむしろの
上にしく
雪はしらねの
ここちこそすれ
あをねやま
こけのむしろの
うへにしく
ゆきはしらねの
ここちこそすれ


うの花の
ここちこそすれ
山ざとの
かきねのしばを
うづむしらゆき
うのはなの
ここちこそすれ
やまざとの
かきねのしばを
うづむしらゆき


をりならぬ
めぐりのかきの
うの花を
うれしく雪の
さかせつるかな
をりならぬ
めぐりのかきの
うのはなを
うれしくゆきの
さかせつるかな


とへなきみ
ゆふぐれになる
にはの雪を
あとなきよりは
あはれならまし
とへなきみ
ゆふぐれになる
にはのゆきを
あとなきよりは
あはれならまし


せとわたる
たななしをぶね
こころせよ
あられみだるる
しまきよこぎる
せとわたる
たななしをぶね
こころせよ
あられみだるる
しまきよこぎる


杣人の
まきのかりやの
あだぶしに
おとするものは
あられなりけり
そまびとの
まきのかりやの
あだぶしに
おとするものは
あられなりけり

лесоруб
ただはおちで
えだをつたへる
あられかな
つぼめる花の
ちるここちして
ただはおちで
えだをつたへる
あられかな
つぼめるはなの
ちるここちして


かぎりあらん
くもこそあらめ
すみがまの
けぶりに月の
すすけぬるかな
かぎりあらん
くもこそあらめ
すみがまの
けぶりにつきの
すすけぬるかな


あはぢ島
いそわの千鳥
こゑしげみ
せとのしほかぜ
さえわたるよは
あはぢしま
いそわのちとり
こゑしげみ
せとのしほかぜ
さえわたるよは


あはぢ島
せとのしほひの
ゆふぐれに
すまよりかよふ
ちどりなくなり
あはぢしま
せとのしほひの
ゆふぐれに
すまよりかよふ
ちどりなくなり


しもさえて
汀ふけゆく
うらかぜを
おもひしりげに
なくちどりかな
しもさえて
みぎはふけゆく
うらかぜを
おもひしりげに
なくちどりかな


さゆれども
こころやすくぞ
ききあかす
かはせの千鳥
ともぐしてけり
さゆれども
こころやすくぞ
ききあかす
かはせのちとり
ともぐしてけり


やせわたる
みなとのかぜに
月ふけて
しほひるかたに
千鳥なくなり
やせわたる
みなとのかぜに
つきふけて
しほひるかたに
ちとりなくなり


千鳥なく
ゑじまのうらに
すむ月を
なみにうつして
見るこよひかな
ちとりなく
ゑじまのうらに
すむつきを
なみにうつして
みるこよひかな


いはまゆく
このはわけこし
山水を
つゆもらさぬは
こほりなりけり
いはまゆく
このはわけこし
やまみづを
つゆもらさぬは
こほりなりけり


みなかみに
水や氷を
むすぶらん
くるとも見えぬ
滝のしらいと
みなかみに
みづやこほりを
むすぶらん
くるともみえぬ
たきのしらいと


こほりわる
いかだのさをの
たゆければ
もちやこさまし
ほづの山ごえ
こほりわる
いかだのさをの
たゆければ
もちやこさまし
ほづのやまごえ


はなもかれ
もみぢもちらぬ
山ざとは
さびしさをまた
とふ人もがな
はなもかれ
もみぢもちらぬ
やまざとは
さびしさをまた
とふひともがな


ひとりすむ
かた山かげの
ともなれや
あらしにはるる
冬のやまざと
ひとりすむ
かたやまかげの
ともなれや
あらしにはるる
ふゆのやまざと


つのくにの
あしのまろやの
さびしさは
冬こそわけて
とふべかりけれ