佐伯山
于花以之
哀我
<手>鴛取而者
花散鞆
さへきやま
うのはなまちし
かなしきが
てをしとりてば
はなはちるとも
Любимая,
Что в майский день в горах
Цветы унохана в руках держала…
О, только бы коснуться ее рук,
Пусть облетят цветы, жалеть не стану!
* Цветы унохана (Dentzia crenata) — летние цветы белого цвета, обычно воспеваются в народных песнях об урожае. Раннее осыпание цветов было плохой приметой для урожая. Возможно, песня исполнялась в мае, когда обычно происходит посадка риса и устраиваются обрядовые хороводы, танцы и т. п.
奥の細道 > 白河の関の章段 (Застава Сиракава)
卯の花の白妙に、茨の花の咲そひて、雪にもこゆる心地ぞする。

Рядом со сверкающими белизной цветами унохана пышно цветет белый терн, право, вряд ли и снежный пейзаж был пленительнее.

奥の細道 > 白河の関の章段 (Застава Сиракава)
卯の花を
かざしに関の
晴着かな
うのはなを
かざしにせきの
はれぎかな
Украшу хоть шляпу
Цветком унохана в честь
Знаменитой заставы.

奥の細道 > 平泉の章段 (Хираидзуми)
卯の花に
兼房みゆる
白毛かな
うのはなに
かねふさみゆる
しらがかな
Цветы унохана —
Будто пряди седые Канэфусы
Белеют в листве.
Канэфуса — Масао Дзюро Канэфуса, опекун супруги Минамото Ёсицунэ, сопровождал Ёсицунэ, когда тот, спасаясь от преследователей, вместе с семьей уходил на север. После того как Ёсицунэ покончил с собой, выполняя волю покойного, убил его жену и детей, после чего поджег дом, где они находились, и сгорел вместе с ним (см.: Сказание о Ёсицунэ / Пер. А. Стругацкого. М.: Худ. лит., 1984. С. 206).
霍公鳥
来鳴令響
宇乃花能
共也来之登
問麻思物乎
ほととぎす
きなきとよもす
うのはなの
ともにやこしと
とはましものを
Кукушка, прилетев,
Все время громко плачет,
Хотел бы я спросить тебя:
Не вместе ли она с цветком унохана
В местах печальных появилась?
* Пение кукушки всегда связано с расцветом унохана и померанцев. Поэтому, слыша пение кукушки, предполагаешь увидеть и расцвет этих цветов. Но эта песня носит аллегорический характер: унохана здесь символизирует подругу жизни Табито — его покойную жену, а одинокая кукушка — Отомо Табито. Перевод сделан согласно комментарию СП. Кукушка в таком контексте, когда речь идет о потере любимого человека, т. е. о вечной разлуке, встречается впервые.
* В ответной песне Табито аллегорически говорит о своем горе, сравнивая себя с кукушкой, тоскующей и плачущей в одиночестве.
宇能花毛
未開者
霍公鳥
佐保乃山邊
来鳴令響
うのはなも
いまださかねば
ほととぎす
さほのやまへに
きなきとよもす
Цветок унохана
Еще не расцветал,
А вот кукушка прилетела
На склоны горные Сахо
И песни звонкие запела.

皆人之
待師宇能花
雖落
奈久霍公鳥
吾将忘哉
みなひとの
まちしうのはな
ちりぬとも
なくほととぎす
われわすれめや
Пускай опали белые цветы
Унохана,
Которых ждут все люди,
Кукушку, куковавшую в цветах,
Я никогда не позабуду.
* “.-унохана, которых ждут все люди” — фраза особо не комментируется. Однако, поскольку унохана в народных песнях связывается с урожаем, то, возможно, их цветение служило благожелательной приметой для урожая, и поэтому все ждали скорейшего расцвета этих цветов.
宇乃花能
過者惜香
霍公鳥
雨間毛不置
従此間喧渡
うのはなの
すぎばをしみか
ほととぎす
あままもおかず
こゆなきわたる
Не потому ли, что цветы унохана
Опасть должны, полна такой тоскою
Кукушка здесь?
Ах, даже в дождь она
Все время плачет и летает надо мною!

霍公鳥
鳴峯乃上能
宇乃花之
Q事有哉
君之不来益
ほととぎす
なくをのうへの
うのはなの
うきことあれや
きみがきまさぬ
У пиков горных в вышине,
Там, где кукушка распевает,
Цветок расцвел унохана…
Не потому ль, что мной огорчена,
Ко мне ты нынче не явилась?

嵯峨日記 > 廿六日 (26-й день)
畠の塵に
かゝる卯の花
はたけのちりに
かかるうのはな
По огородам разбросан сор —
Белеют цветы унохана.

鴬之
生卵乃中尓
霍公鳥
獨所生而
己父尓
似而者不鳴
己母尓
似而者不鳴
宇能花乃
開有野邊従
飛翻
来鳴令響
橘之
花乎居令散
終日
雖喧聞吉
幣者将為
遐莫去
吾屋戸之
花橘尓
住度鳥
うぐひすの
かひごのなかに
ほととぎす
ひとりうまれて
ながちちに
にてはなかず
ながははに
にてはなかず
うのはなの
さきたるのへゆ
とびかけり
きなきとよもし
たちばなの
はなをゐちらし
ひねもすに
なけどききよし
まひはせむ
とほくなゆきそ
わがやどの
はなたちばなに
すみわたれとり
Случилось раз у соловья —
Из соловьиного яйца
Кукушка
Родилась на свет,
Она не пела,
Как отец,
И не умела петь,
Как мать,
И прилетев сюда, с полей,
Где расцвели унохана,
Так громко стала распевать,
Что померанцев лепестки
На землю стали опадать,
И пела целый долгий день,
Но сладко было слушать мне…
Не улетай же далеко!
Тебе взамен подарок дам!
Здесь, где находится мой дом,
Средь померанцевых цветов
Ты поселись, живи всегда
И целый день мне песни пой!
* Легенда о кукушке была широко распространена в старину. О ней упоминается и в п. 4166. Эта нагаута цитируется в позднейших книгах и произведениях (СН).
* Унохана — летние цветы, считаются любимыми цветами кукушки, как и померанцы.
梅こひて
卯花拝む
なみだ哉
うめこいて
うのはなおがむ
なみだかな
Тоскуя о сливе,
Гляжу на цветы унохана
Слезы из глаз.
Унохана — кустарник с белыми цветами, цветет в начале лета.
春去者
宇乃花具多思
吾越之
妹我垣間者
荒来鴨
はるされば
うのはなぐたし
わがこえし
いもがかきまは
あれにけるかも
Как придет весенняя пора,
Вянут от дождя цветы унохана,
И заброшенным стоит плетень
Возле дома милой, где не раз
Я перебирался к ней тайком!

霍公鳥
<鳴>音聞哉
宇能花乃
開落岳尓
田葛引𡢳嬬
ほととぎす
なくこゑきくや
うのはなの
さきちるをかに
くずひくをとめ
Слышно ли тебе,
Как плачет здесь кукушка,
Дева, собирающая травы на холмах,
Где цветут и опадают наземь
Белые цветы унохана?
* Унохана — считаются любимыми цветами кукушки, по времени начало ее пения совпадает всегда с расцветом этих цветов.
旦霧
八重山越而
霍公鳥
宇能花邊柄
鳴越来
あさぎりの
やへやまこえて
ほととぎす
うのはなへから
なきてこえきぬ
Минуя горные хребты,
Окутанные утренним туманом,
Покинув белые цветы
Унохана,
Кукушка с плачем надо мною пролетает…

五月山
宇能花月夜
霍公鳥
雖聞不飽
又鳴鴨
さつきやま
うのはなづくよ
ほととぎす
きけどもあかず
またなかぬかも
В такую ночь, когда повсюду здесь,
Средь майских гор цветут цветы унохана,
Кукушку слушаешь,—
И все не надоест,
О, не споет ли нам еще она?

宇能花乃
散巻惜
霍公鳥
野出山入
来鳴令動
うのはなの
ちらまくをしみ
ほととぎす
のにいでやまにいり
きなきとよもす
Жалея, что на землю опадают
Цветы любимые унохана,
Кукушка бедная моя
То в поле вылетит, то в горы улетает,
То слышен близко громкий плач ее!

如是許
雨之零尓
霍公鳥
宇<乃>花山尓
猶香将鳴
かくばかり
あめのふらくに
ほととぎす
うのはなやまに
なほかなくらむ
Хотя так сильно льет,
Не прекращаясь, дождь,
Но все равно кукушка эта
В горах, где расцвели цветы унохана,
Как будто снова распевает песни…

不時
玉乎曽連有
宇能花乃
五月乎待者
可久有
ときならず
たまをぞぬける
うのはなの
さつきをまたば
ひさしくあるべみ
Не дожидаясь времени и срока
Цветы унохана раскрыли лепестки,
Как будто жемчуга на нити нанизали,—
Ждать майских дней, когда цветы их расцветают,
Должно быть долгим показалось им!
* Унохана, как и цветы померанцев (см. п. 1967), имеют лекарственное значение. В мае их нанизывают на нить и называют кусури-дама, т. е. “лекарственный жемчуг”, и в таком виде хранят. В песне говорится о том, что цветы расцвели точно в ряд. как нанизанные на нить.
鴬之
徃来垣根乃
宇能花之
厭事有哉
君之不来座
うぐひすの
かよふかきねの
うのはなの
うきことあれや
きみがきまさぬ
У плетня,
Где пролетает соловей,
Расцвели цветы унохана…
Не случилось ли беды какой? —
Не приходит милый мой сюда!

宇能花之
開登波無二
有人尓
戀也将渡
獨念尓指天
うのはなの
さくとはなしに
あるひとに
こひやわたらむ
かたもひにして
О том, кто сердца мне не раскрывает,
Как лепестки свои
Цветы унохана,
Ужели тосковать по-прежнему я буду,
Любовью безответною любя?

晝者咲
夜者戀宿
合歡木花
君耳将見哉
和氣佐倍尓見代
ひるはさき
よるはこひぬる
ねぶのはな
きみのみみめや
わけさへにみよ
В дневное время он цветет всегда,
Ночами же, тоскуя, засыпает
Цветок капризный нэбунохана.
О, буду ли одна им любоваться я?
И ты, негодный, тоже полюбуйся!
[Посылая нэбунохана]
* Нэбунохана (Albizzia Julibrissin) — японская мимоза, лекарственное растение, листья съедобны. Цветет в июле пышными соцветиями, цветы бледно-алые, днем раскрываются, ночью закрываются. Некоторые комментаторы, исходя из того, что нэбунохана и цубана цветут в разное время (цубана цветет в марте), считают, что песни написаны в разное время (К. Маб.). Другие полагают, что цветы могли храниться как лекарство и затем вместе были посланы автору (ТТ). Первое толкование убедительнее, так как, судя по п. 1461, цветы нэбунохана посланы в период их цветения.
吾妹子之
形見乃合歡木者
花耳尓
咲而盖
實尓不成鴨
わぎもこが
かたみのねぶは
はなのみに
さきてけだしく
みにならじかも
Ах, нэбунохана, что мне на память
Прислала милая моя,—
Одни цветы,
И те цветы плодами,
Боюсь, не станут никогда!
* Цветы не станут плодами — т. е. любовь не завершится браком.

世中を
いとふ山への
草木とや
あなうの花の
色にいてにけむ
よのなかを
いとふやまへの
くさきとや
あなうのはなの
いろにいてにけむ
В этом горном краю,
где печалюсь я в уединенье,
распустились они —
оттого ли цветы уцуги
говорят о печалях мира?..

卯の花の
むらむら咲ける
垣根をば
雲間の月の
かげかとぞ見る
うのはなの
むらむらさける
かきねをば
くもまのつきの
かげかとぞみる
Цветы унохана
Виднеются местами
Вдоль забора,
Так блики лунные
Мелькают сквозь туман.
* Унохана — маленькие белые неприхотливые цветы, которые зацветают в начале лета. Прототип — песня неизвестного автора из антологии «Госюисю» («Песни лета»):
И вечером, и днём
Виднеются они возле забора —
То ли снежинки,
То ли свет луны —
цветы унохана.
卯の花の
咲きぬるときは
白妙の
波もてゆへる
垣根とぞ見る
うのはなの
さきぬるときは
しろたへの
なみもてゆへる
かきねとぞみる
Когда цветут
Цветы унохана,
Кажется:
Изгородь сада в гирляндах,
Сплетённых из волн белопенных!
* В качестве прототипа использованы две песни неизвестных авторов — из антологии «Кокинсю»:
Украшение
Бога морей Ватацуми —
Гористый остров Авадзи
В гирляндах
Из белопенных волн!

и из антологии «Сюисю» («Песни лета»):
Изгородь сада
В цветах унохана,
Как в Митиноку
Остров Авадзи
В волнах белопенных.
鳴く声を
えやは忍ばぬ
ほととぎす
はつ卯の花の
陰にかくれて
なくこゑを
えやはしのばぬ
ほととぎす
はつうのはなの
かげにかくれて
Хотя и скрылась ты,
Кукушка,
Среди цветов унохана,
Но неужели сможешь утерпеть
И не запеть?
* Цветы унохана (см. коммент. 180) — цветут в мае (в месяц 5-й луны), совпадая по времени с сезоном кукушки. Кукушка и цветы унохана — один из многих парных образов хэйанской поэзии.
さつき山
卯の花月夜
ほととぎす
聞けどもあかず
また鳴かむかも
さつきやま
うのはなつきよ
ほととぎす
きけどもあかず
またなかむかも
В майскую ночь,
Когда луна сияет,
В горах цветет унохана,
Кукушки я услышал голос,
И сердце просит: «Пой ещё!»
* В качестве прототипа использована танка из «Собрания Акахито» (поэт «Маньёсю»)194. Гора богов Каннаби — поэтическое название горы Асука (см. коммент. 161), где находилась синтоистская святыня. Туманная ночь — намёк на сезон майских дождей (самидарэ). Песня условно помечена как анонимная — чтобы не нарушать композиционной стройности и последовательности (предшествующая ей песня является анонимной). Фактически же она принадлежит поэту Готоба-но ин. Прототипом, очевидно, стала танка из «Манъёсю»:
Повсюду странствуя,
Тоскуешь ты, наверное, о милом:
Как полночь настает,
С горы Каннаби плач твой слышу я,
Кукушка!

卯の花の
垣根ならねど
ほととぎす
月の桂の
かげに鳴くなり
うのはなの
かきねならねど
ほととぎす
つきのかつらの
かげになくなり
Не из цветов унохана
Ограда сплетена,
И все ж поёт в небесной вышине
Под сенью лавра лунного
Кукушка!
* Под сенью лавра лунного — образ многозначен: это и традиционное использование китайского предания о лавре как о дереве, растущем на луне, и намёк на то, что лавровые ветви, перевитые махровыми цветами мальвы, служили украшением на упоминаемом празднике (их надевали на голову, прикрепляли к экипажам и др.) — Автор использует в качестве прототипа танка неизвестного автора из антологии «Сюисю» (свиток «Песни лета»):
Луна льёт чистый свет,
И над оградою, увитой
Цветущими унохана,
Кукушка распевает, словно призывая:
«Слушай!»
妹毛吾毛
許己呂波於夜自
多具敝礼登
伊夜奈都可之久
相見<婆>
登許波都波奈尓
情具之
眼具之毛奈之尓
波思家夜之
安我於久豆麻
大王能
美許登加之古美
阿之比奇能
夜麻古要奴由伎
安麻射加流
比奈乎左米尓等
別来之
曽乃日乃伎波美
荒璞能
登之由吉我敝利
春花<乃>
宇都呂布麻泥尓
相見祢婆
伊多母須敝奈美
之伎多倍能
蘇泥可敝之都追
宿夜於知受
伊米尓波見礼登
宇都追尓之
多太尓安良祢婆
孤悲之家口
知敝尓都母里奴
近<在>者
加敝利尓太仁母
宇知由吉氐
妹我多麻久良
佐之加倍氐
祢天蒙許万思乎
多麻保己乃
路波之騰保久
關左閇尓
敝奈里氐安礼許曽
与思恵夜之
餘志播安良武曽
霍公鳥
来鳴牟都奇尓
伊都之加母
波夜久奈里那牟
宇乃花能
尓保敝流山乎
余曽能未母
布里佐氣見都追
淡海路尓
伊由伎能里多知
青丹吉
奈良乃吾家尓
奴要鳥能
宇良奈氣之都追
思多戀尓
於毛比宇良夫礼
可度尓多知
由布氣刀比都追
吾乎麻都等
奈須良牟妹乎
安比氐早見牟
いももあれも
こころはおやじ
たぐへれど
いやなつかしく
あひみれば
とこはつはなに
こころぐし
めぐしもなしに
はしけやし
あがおくづま
おほきみの
みことかしこみ
あしひきの
やまこえぬゆき
あまざかる
ひなをさめにと
わかれこし
そのひのきはみ
あらたまの
としゆきがへり
はるはなの
うつろふまでに
あひみねば
いたもすべなみ
しきたへの
そでかへしつつ
ぬるよおちず
いめにはみれど
うつつにし
ただにあらねば
こひしけく
ちへにつもりぬ
ちかくあらば
かへりにだにも
うちゆきて
いもがたまくら
さしかへて
ねてもこましを
たまほこの
みちはしとほく
せきさへに
へなりてあれこそ
よしゑやし
よしはあらむぞ
ほととぎす
きなかむつきに
いつしかも
はやくなりなむ
うのはなの
にほへるやまを
よそのみも
ふりさけみつつ
あふみぢに
いゆきのりたち
あをによし
ならのわぎへに
ぬえどりの
うらなけしつつ
したごひに
おもひうらぶれ
かどにたち
ゆふけとひつつ
わをまつと
なすらむいもを
あひてはやみむ
И любимая, и я —
Сердцем мы едины с ней.
Хоть и рядом были мы,
Все сильней была любовь,
И когда смотрели мы
Друг на друга,
Каждый раз,
Словно первому цветку,
Умилялись мы душой,
Глядя в милые глаза.
Любоваться и любить
С ней не уставали мы.
Но с любимой нежно так
Милою моей женой
Я расстался, чтя приказ,
Тот приказ, что отдал мне
Наш великий государь.
Распростертых гор простор
Миновав и перейдя
Долы,
Я пришел сюда,
Чтоб отныне управлять
Темной и глухой страной,
Дальней, как небесный свод.
С той поры, как прибыл я
В это дальнее село,
Новояшмовый не раз
Год, сменяясь, уходил.
Отцвели уже цветы,
Рассцветавшие весной,
Но с любимой до сих пор
Не пришлось встречаться мне…
И от этого теперь
Нестерпима сердца боль…
Как мне быть, не знаю я…
Каждой ночью, как ложусь,
В изголовье я кладу
Белотканый свой рукав.
И нет ночи ни одной,
Чтоб не видел я во сне
Милую мою жену.
Наяву же мне никак
С ней не встретиться теперь.
И в тоске скопилась здесь
В тысячи слоев любовь.
Если б близко ты была,
Возвращаясь, каждый раз
Я бы мог зайти к тебе,
Изголовьем были б нам
Руки, что переплели б
Мы в объятиях с тобой,
И уснули б вместе мы…
Но, отмеченный копьем
Яшмовым,
Далек тот путь.
И заставами с тобой
Мы разлучены теперь…
Хорошо, пусть будет так,
Выход мы с тобой найдем!
О, когда же, пусть скорей
Наступает месяц май,
Чтоб кукушка, прилетев,
Песни начала здесь петь.
Глядя вдаль, на склоны гор,
Где начнут сверкать кругом,
Расцветя, унохана,
По дороге я пойду
К морю Оми
И домой
Поплыву к тебе скорей.
Дивна в зелени листвы
Нара,
В ней мой милый дом.
Птицей нуэдори там
Стонет милая жена
И, полна в душе тоски
И тревоги,
У ворот
Все стоит и ждет меня…
Спрашивая о судьбе,
Там гадает ввечеру…
И, не в силах больше ждать,
Возвращается домой…
Поспешу навстречу к ней,
На нее скорей взглянуть!
Ночь 20-го дня 3-й луны
* В 19-м г. Тэмпё (747) Якамоти собирался поехать в столицу в качестве представителя от провинции Эттю с документацией по налогам (дзэйтёси) и поэтому надеялся встретиться с женой.
* “В изголовье я кладу белотканый свой рукав” — в старину была примета: если положить вывернутый рукав в изголовье, приснится любимый человек.
* Море Оми — имеется в виду известное своей красотой оз. Бива в провинции Оми. В старину морем (уми) называли всякое большое водное пространство.
* “Птицей нуэдори…” — птица нуэдори обладала резким, громким голосом, напоминающим громкий стон, поэтому образ ее связан с горем и отчаянием.
* “Там гадает ввечеру” — речь идет об особом вечернем гадании (юкэ), когда идут на перекресток дорог и слушают разговоры прохожих, загадывая о своей судьбе.
布治奈美波
佐岐弖知理尓伎
宇能波奈波
伊麻曽佐可理等
安之比奇能
夜麻尓毛野尓毛
保登等藝須
奈伎之等与米婆
宇知奈妣久
許己呂毛之努尓
曽己乎之母
宇良胡非之美等
於毛布度知
宇麻宇知牟礼弖
多豆佐波理
伊泥多知美礼婆
伊美豆河泊
美奈刀能須登利
安佐奈藝尓
可多尓安佐里之
思保美弖婆
都麻欲<妣>可波須
等母之伎尓
美都追須疑由伎
之夫多尓能
安利蘇乃佐伎尓
於枳追奈美
余勢久流多麻母
可多与理尓
可都良尓都久理
伊毛我多米
氐尓麻吉母知弖
宇良具波之
布<勢>能美豆宇弥尓
阿麻夫祢尓
麻可治加伊奴吉
之路多倍能
蘇泥布<理>可邊之
阿登毛比弖
和賀己藝由氣婆
乎布能佐伎
<波>奈知利麻我比
奈伎佐尓波
阿之賀毛佐和伎
佐射礼奈美
多知弖毛為弖母
己藝米具利
美礼登母安可受
安伎佐良婆
毛美知能等伎尓
波流佐良婆
波奈能佐可利尓
可毛加久母
伎美我麻尓麻等
可久之許曽
美母安吉良米々
多由流比安良米也
ふぢなみは
さきてちりにき
うのはなは
いまぞさかりと
あしひきの
やまにものにも
ほととぎす
なきしとよめば
うちなびく
こころもしのに
そこをしも
うらごひしみと
おもふどち
うまうちむれて
たづさはり
いでたちみれば
いみづがは
みなとのすどり
あさなぎに
かたにあさりし
しほみてば
つまよびかはす
ともしきに
みつつすぎゆき
しぶたにの
ありそのさきに
おきつなみ
よせくるたまも
かたよりに
かづらにつくり
いもがため
てにまきもちて
うらぐはし
ふせのみづうみに
あまぶねに
まかぢかいぬき
しろたへの
そでふりかへし
あどもひて
わがこぎゆけば
をふのさき
はなちりまがひ
なぎさには
あしがもさわき
さざれなみ
たちてもゐても
こぎめぐり
みれどもあかず
あきさらば
もみちのときに
はるさらば
はなのさかりに
かもかくも
きみがまにまと
かくしこそ
みもあきらめめ
たゆるひあらめや
Фудзи нежные цветы,
Вниз бегущие волной,
Расцветали, отцвели…
Говорят, как раз теперь
Наступил уже расцвет
Для цветов унохана.
И в долинах, и в горах
Распростертых
Нам поет
Милая кукушка
Песнь,
Что несется звонко вдаль.
Оттого и сердце вдруг
Слабовольное мое
Вянет, сохнет от тоски…
И тогда мои друзья,
Что люблю я всей душой,
На конях явились вдруг,
Тронулись мы вместе в путь.
А на отмели речной
Возле устья Имидзу —
Уходящей вдаль реки,
Птичьи стаи собрались.
Как затишье поутру —
За добычею летят.
А нахлынет вдруг прилив —
Милых жен своих зовут.
Замечательно кругом!
И, любуясь красотой,
В Сибутани едем мы.
Возле мыса,
У пустых
Каменистых берегов,
Жемчуг-водоросли есть,
Что бегущею волной
Прибивает к берегам.
Мы их рвем, плетем венки,
В руки взяв, уносим их
Для своих любимых жен.
И на озере Фусэ —
Изумительной красы —
На челнах рыбацких мы,
Прочно весла закрепив
И зовя друг друга в путь,
Белотканым рукавом
Машем,
Отплывая вдаль.
Перед нами на пути,
Где чудесный мыс Оу,
Облетают тут и там
С веток нежные цветы…
А на отмели кругом
Средь зеленых камышей
Утки подымают шум.
И плывем все дальше мы,
Огибая славный мыс,
И как рябь на глади вод —
То покажется, то нет —
То сидим, то встанем мы,
Восхищаясь красотой!
Но не наглядеться нам.
И осеннею порой
С ярко-алою листвой,
И весеннею порой,
Когда всех цветов расцвет,
Что бы ни было — и впредь
За друзьями вслед пойду,
Буду любоваться я,
Как любуюсь я теперь.
Никогда не будет дня,
Чтоб пресытился красой,
Чтобы перестал смотреть
Я на озеро Фусэ!
Отомо Икэнуси
* Эти песни сложены Отомо Икэнуси 26 апреля в ответ на песню Отомо Якамоти (см. п. 3991, 3992).
* Фудзи — японская глициния (см. п. 3952).
* Унохана — см. п. 4066.
* “…плетем венки… для своих любимых жен” — см. п. 3901, а также п. 1846.
安遠邇与之
奈良乎伎波奈礼
阿麻射可流
比奈尓波安礼登
和賀勢故乎
見都追志乎礼婆
於毛比夜流
許等母安利之乎
於保伎美乃
美許等可之古美
乎須久尓能
許等登理毛知弖
和可久佐能
安由比多豆久利
無良等理能
安佐太知伊奈婆
於久礼多流
阿礼也可奈之伎
多妣尓由久
伎美可母孤悲無
於毛布蘇良
夜須久安良祢婆
奈氣可久乎
等騰米毛可祢氐
見和多勢婆
宇能婆奈夜麻乃
保等登藝須
<祢>能未之奈可由
安佐疑理能
美太流々許己呂
許登尓伊泥弖
伊<波><婆>由遊思美
刀奈美夜麻
多牟氣能可味尓
奴佐麻都里
安我許比能麻久
波之家夜之
吉美賀多太可乎
麻佐吉久毛
安里多母等保利
都奇多々婆
等伎毛可波佐受
奈泥之故我
波奈乃佐可里尓
阿比見之米等曽
あをによし
ならをきはなれ
あまざかる
ひなにはあれど
わがせこを
みつつしをれば
おもひやる
こともありしを
おほきみの
みことかしこみ
をすくにの
こととりもちて
わかくさの
あゆひたづくり
むらとりの
あさだちいなば
おくれたる
あれやかなしき
たびにゆく
きみかもこひむ
おもふそら
やすくあらねば
なげかくを
とどめもかねて
みわたせば
うのはなやまの
ほととぎす
ねのみしなかゆ
あさぎりの
みだるるこころ
ことにいでて
いはばゆゆしみ
となみやま
たむけのかみに
ぬさまつり
あがこひのまく
はしけやし
きみがただかを
まさきくも
ありたもとほり
つきたたば
ときもかはさず
なでしこが
はなのさかりに
あひみしめとぞ
Нара в зелени листвы
Я оставил и ушел,
И хотя живу сейчас
Я в глуши, что далека,
Словно неба дальний свод,
Но, когда я видел здесь,
Друг мой дорогой, тебя,
Я всегда в печальный час
Утешенье находил.
Но теперь, приказы чтя,
Что великий государь
Отдал,
Взял ты на себя
Управление страной.
И из молодой травы
Сделал шнур и подвязал
Нижние края одежд.
И как стаи певчих птиц
Улетают поутру,
Так ушел ты поутру
От меня в далекий путь.
И, оставленный тобой,
О, как был печален я,
И, ушедший в дальний путь,
Как наверно, ты грустишь!
Небо горьких дум моих
Неспокойно с этих пор.
И когда не стало сил
Горевать и слезы лить,
Оглянулся я кругом
И увидел:
На горе
Расцвели унохана,
И кукушка вдалеке
Громко плачет средь цветов.
Словно утренний туман
В сердце горестном моем,
Рассказать словами все
Страх не позволяет мне…
Оттого и приношу
Я священные дары
Покровителям-богам
Там, где горный перевал
У горы у Тонами,
И молю я об одном:
С другом, сердцу дорогим,
С глазу на глаз быть хочу,
Будет счастлив пусть в пути
И воротится назад.
И когда пройдут, сменясь,
Месяцы разлуки злой,
Сразу,
Лишь придет расцвет
Алых полевых гвоздик,
Дайте встретиться мне с ним!
* “Сделал шнур и подвязал нижние края одежд…” — текст имеет два толкования: 1) сплетя из травы шнур, ты приподнял и подвязал нижние края одежд (обычно хакама — широкие штаны в виде плиссированной в крупную складку юбки, которые подвязывают у колен; 2) ты сделал из травы наколенники (кяхан — точнее, своеобразные обмотки, которые плетут из травы, из соломы) и подвязал их к ногам. Мы используем в переводе первое толкование как наиболее подходящее для данной ситуации.
宇能花能
佐久都奇多知奴
保等登藝須
伎奈吉等与米余
敷布美多里登母
うのはなの
さくつきたちぬ
ほととぎす
きなきとよめよ
ふふみたりとも
Ведь месяц наступил, когда цветут
Цветы унохана,
И ты, кукушка,
Лети сюда и громко песню пой,
Пускай еще бутоны не раскрылись!
* Унохана—летние белые цветы, которые в песнях М. обычно воспеваются вместе с кукушкой как парные образы. Обычно кукушка поет, когда цветут унохана, вот почему автор просит кукушку петь, оговаривая: “Пускай еще (у цветов унохана) бутоны не раскрылись”.
高御座
安麻<乃>日継登
須賣呂伎能
可<未>能美許登能
伎己之乎須
久尓能麻保良尓
山乎之毛
佐波尓於保美等
百鳥能
来居弖奈久許恵
春佐礼婆
伎吉<乃>
可奈之母
伊豆礼乎可
和枳弖之努波<无>
宇能花乃
佐久月多弖婆
米都良之久
鳴保等登藝須
安夜女具佐
珠奴久麻泥尓
比流久良之
欲和多之伎氣騰
伎久其等尓
許己呂都呉枳弖
宇知奈氣伎
安波礼能登里等
伊波奴登枳奈思
たかみくら
あまのひつぎと
すめろきの
かみのみことの
きこしをす
くにのまほらに
やまをしも
さはにおほみと
ももとりの
きゐてなくこゑ
はるされば
ききのかなしも
いづれをか
わきてしのはむ
うのはなの
さくつきたてば
めづらしく
なくほととぎす
あやめぐさ
たまぬくまでに
ひるくらし
よわたしきけど
きくごとに
こころつごきて
うちなげき
あはれのとりと
いはぬときなし
Трон небесный занял ты,
Как потомок солнца здесь,
Что сияет в небесах,
Внук прославленный богов —
Наше божество.
В управляемой тобой
В замечательной стране
Говорят, что гребни гор
Всюду высятся кругом,
Много разных сотен птиц
Прилетают и поют.
И весеннею порой
Так приятно слышать нам
Звонкий щебет певчих птиц.
Ах, которую из них
Я отмечу, полюбив?
То кукушка, что поет
Так чудесно,
Лишь придет
Светлый май, когда цветут
На полях унохана.
И хоть слушаешь ее
Дни и ночи напролет,
До тех пор пока цветы
Нежных ирисов на нить
Не нанижут до конца,
Словно жемчуг дорогой,
Все равно ведь каждый раз,
Слыша пение ее,
Не бывает никогда,
Чтоб не дрогнул ты душой,
Не вздохнул бы ты в тоске,
Не назвал бы ты ее
Птицею чудес.
10-й день
Отомо Якамоти
* Унохана — летние цветы, которые цветут обычно одновременно с началом пения кукушки, отчего считаются ее любимыми цветами (см. также п. 4066).
* “…пока цветы нежных ирисов на нить не нанижут до конца” — см. п. 1465, 1490, 3912.
宇能花能
<登聞>尓之奈氣婆
保等登藝須
伊夜米豆良之毛
名能里奈久奈倍
うのはなの
ともにしなけば
ほととぎす
いやめづらしも
なのりなくなへ
Цветут унохана, и с ними вместе
Поешь ты песни, прилетев сюда,
Кукушка,
С каждым разом ты чудесней —
Ведь, распевая, называешь ты себя.

宇能花乎
令腐霖雨之
始水<邇>
縁木積成
将因兒毛我母
うのはなを
くたすながめの
みづはなに
よるこつみなす
よらむこもがも
О, если бы тебя, мое дитя,
Ко мне прибило так,
Как этот ворох веток,
Что всплыл в потоках долгого дождя,
Здесь погубившего цветы унохана!
5-я луна
* Цветы унохана — летние белые полевые цветы (см. п. 4089).
梢も庭もめづらしく青みわたりたる卯月ばかりの曙、艶にをかしかりしを思し出でて、桂の木の大きなるが隠るるまで、今も見送り給ふとぞ。

Стояло исполненное великолепия утро, какое бывает только в месяц цветка У, когда и ветки деревьев, и трава в садике залиты изумрудом свежей зелени. Вспоминая проведенную здесь ночь, он жадно смотрел назад до тех пор, покуда большое коричное дерево у дома не скрылось из виду.

卯花如月といへる心をよませ給ける

白河院御歌
卯花如月といへる心をよませ給ける

白河院御歌
Сиракава-но ин

卯花をよめる

左京大夫顕輔
卯花をよめる

左京大夫顕輔
О цветах унохана

Акисукэ

むらむらに
さけるかきねの
卯のはなは
このまの月の
心ちこそすれ
むらむらに
さけるかきねの
うのはなは
このまのつきの
ここちこそすれ


暮見卯花といへる心をよみ侍りける

右近大将実房
暮見卯花といへる心をよみ侍りける

右近大将実房
Санэфуса

ゆふつくよ
ほのめく影も
うの花の
さけるわたりは
さやけかりけり
ゆふつくよ
ほのめくかけも
うのはなの
さけるわたりは
さやけかりけり


卯花の歌とてよみ侍りける

仁和寺後入道法親王(覚性)
卯花の歌とてよみ侍りける

仁和寺後入道法親王(覚性)
Сочинил про цветы унохана

принц Какусё из храма Ниннадзи

玉川と
おとにききしは
卯花を
露のかきれる
名にこそ有りけれ
たまかはと
おとにききしは
うのはなを
つゆのかされる
なにこそありけれ


白河院鳥羽殿におはしましける時、をのことも歌合し侍りけるに、卯花をよめる

藤原季通朝臣
白河院鳥羽殿におはしましける時、をのことも歌合し侍りけるに、卯花をよめる

藤原季通朝臣
Фудзивара Суэмити

みてすくる
人しなけれは
卯のはなの
さけるかきねや
白川の関
みてすくる
ひとしなけれは
うのはなの
さけるかきねや
しらかはのせき


遠村卯花といへるこころをよめる

賀茂政平
遠村卯花といへるこころをよめる

賀茂政平
Камо Масахира

卯のはなの
よそめなりけり
山さとの
かきねはかりに
ふれるしら雪
うのはなの
よそめなりけり
やまさとの
かきねはかりに
ふれるしらゆき


卯花蔵宅といへるこころをよめる

藤原敦経朝臣
卯花蔵宅といへるこころをよめる

藤原敦経朝臣
Фудзивара Ацуцунэ

うの花の
かきねとのみや
おもはまし
しつのふせやに
煙たたすは
うのはなの
かきねとのみや
おもはまし
しつのふせやに
けふりたたすは


いととしく
しつのいほりの
いふせきに
卯のはなくたし
五月雨そふる
いととしく
しつのいほりの
いふせきに
うのはなくたし
さみたれそふる


誹諧歌:うのはなをよめる

源俊頼朝臣
誹諧歌:うのはなをよめる

源俊頼朝臣
Минамото Тосиёри

卯の花の
さける垣根の
月清み
いねずきけとや
鳴く郭公
うのはなの
さけるかきねの
つききよみ
いねずきけとや
なくほととぎす


恨めしき
君が垣根の
うのはなは
うしと見つゝも
猶頼む哉
うらめしき
きみがかきねの
うのはなは
うしとみつつも
なほたのむかな


うき物と
思ひしりなば
卯花の
さける垣根も
尋ねざらまし
うきものと
おもひしりなば
うのはなの
さけるかきねも
たづねざらまし


時わかず
ふれる雪かと
みる迄に
垣根もたわに
さける卯花
ときわかず
ふれるゆきかと
みるまでに
かきねもたわに
さけるうのはな


白妙に
にほふ垣根の
うの花の
うくも來てとふ
人のなき哉
しろたへに
にほふかきねの
うのはなの
うくもきてとふ
ひとのなきかな


時わかず
月か雪かと
見るまでに
垣根の儘に
さけるうの花
ときわかず
つきかゆきかと
みるまでに
かきねのままに
さけるうのはな


なきわびぬ
いづちかゆかむ
時鳥
猶うの花の
影は離れじ
なきわびぬ
いづちかゆかむ
ほととぎす
なほうのはなの
かげははなれじ


南面をみてあれば、夏の景色とうちみえて、春を隔つる垣穗には、卯の花やまづ咲きぬらむ、池のはちすは露かけて、汀涼しき漣に、水鳥あまた遊びけり。
南面をみてあれば、夏の景色とうちみえて、春を隔つる垣穗かきほには、卯の花やまづ咲きぬらむ、池のはちすは露かけて、みぎは涼しきさゞなみに、水鳥あまた遊びけり。
Когда посмотрели в сторону юга, то увидели летний пейзаж. От весны его отделяла живая изгородь из цветущего кустарника дейции зубчатой. Лотосы в пруду – в росе, в освежающей мелкой ряби у кромки берега резвится множество птиц.

山かつの
かきねにさける
卯の花は
たか白妙の
衣かけしそ
やまかつの
かきねにさける
うのはなは
たかしろたへの
ころもかけしそ


かみまつる
やとの卯の花
白妙の
みてくらかとそ
あやまたれける
かみまつる
やとのうのはな
しろたへの
みてくらかとそ
あやまたれける


神まつる
卯月にさける
卯の花は
しろくもきねか
しらけたるかな
かみまつる
うつきにさける
うのはなは
しろくもきねか
しらけたるかな


山里の卯の花にうくひすのなき侍りけるを

平公誠
山里の卯の花にうくひすのなき侍りけるを

平公誠
О поющей камышовке в цветах унохана возле горной хижины

卯の花を
ちりにしむめに
まかへてや
夏のかきねに
鴬のなく
うのはなを
ちりにしうめに
まかへてや
なつのかきねに
うくひすのなく


うの花の
さけるかきねは
みちのくの
まかきのしまの
浪かとそ見る
うのはなの
さけるかきねは
みちのくの
まかきのしまの
なみかとそみる


卯花の垣根ある家にて



卯花たがかき根ぞといへる心をよめる

中納言實行

О том, чья же ограда из цветов унохана

Санэюки

雪の色を
うばひてさける
うの花に
小野の里びと
冬籠すな
ゆきのいろを
うばひてさける
うのはなに
をののさとびと
ふゆごもりすな
Белый цвет у снега
Похитив, расцвели цветы
Унохана!
Увидев на полях их, в деревне люди,
Не прячьтесь зимовать в домах!

卯花連垣といへる事をよめる

大藏卿匡房

О цветах унохана, растущих в продолжении ограды

Масафуса

何れをか
わきてをらまし
山里の
垣根つゞきに
咲ける卯花
いづれをか
わきてをらまし
やまざとの
かきねつづきに
さけるうのはな
На каком же холме
Сорвать можно было бы
В горном селении
В продолженье ограды растущий
Цветок унохана?

卯花をよめる

江侍從

О цветах унохана

Годзидзё

雪としも
紛ひもはてず
卯花は
暮るれば月の
影かとも見ゆ
ゆきとしも
まがひもはてず
うのはなは
くるればつきの
かげかともみゆ
Не только с инеем и снегом
Смешаться могут
Цветы унохана:
Когда стемнело, показалось:
Не лунный свет ли то?

卯花の
さかぬ垣根は
なけれども
名に流れたる
玉川のさと
うのはなの
さかぬかきねは
なけれども
なにながれたる
たまがはのさと
Пусть нет ограды той,
Где не цвели б
Цветы унохана,
Известно именем своим
Село Тамагава!
??
卯花をよめる

大納言經信

О цветах унохана

Дайнагон Цунэнобу

賤の女が
芦火たく屋も
卯花の
咲きしかゝれば
窶れざり鳬
しづのめが
あしびたくやも
うのはなの
さきしかかれば
やつれざりけり
Даже лачуга, где бедная женщина
Готовит на огне из
тростника,
Когда расцветают на ней
Цветы унохана,
Совсем не кажется убогой!

卯花を
音無河の
浪かとて
ねたくもをらで
過ぎにけるかな
うのはなを
おとなしかはの
なみかとて
ねたくもをらで
すぎにけるかな

ねたく — раздражать?
卯花の
青葉も見えず
咲きぬれば
雪と花のみ
變るなりけり
うのはなの
あをばもみえず
さきぬれば
ゆきとはなのみ
かはるなりけり
Цветы унохана
Расцвети так, что не видно
Листвы зелёной,
Одни цветы
Снегом обратились.

いつしかしたり顔にも聞こえたるに、卯の花、花橘などにやどりをして、はたかくれたるも、ねたげなる心ばへなり。

Неожиданно слышится ее торжествующий голос. Она поет посреди цветущих померанцев или в зарослях унохана̀[115], прячась в глубине ветвей, у нее обидчивый нрав.
115. Унохана̀ — Deutzia crenata. Кустарник, на котором ранним летом распускаются гроздья белых цветов.
郭公
かよふかきねの
卯の花の
うきことあれや
君かきまさぬ
ほとときす
かよふかきねの
うのはなの
うきことあれや
きみかきまさぬ


神がきの
あたりにさくも
たよりあれや
ゆふかけたりと
みゆるうの花
かみがきの
あたりにさくも
たよりあれや
ゆふかけたりと
みゆるうのはな


よるのうの花

Цветы унохана в ночную пору

社頭卯花



みつの上のうの花

Цветы унохана над водой

ほととぎす
はなたちばなは
にほふとも
身をうの花の
かきねわすれな
ほととぎす
はなたちばなは
にほふとも
みをうのはなの
かきねわすれな
Пускай благовонием
Манит тебя померанец,
Но эту изгородь,
Где унохана цветут,
Не позабудь, кукушка!

郭公
我とはなしに
卯花の
うき世中に
なきわたるらむ
ほとときす
われとはなしに
うのはなの
うきよのなかに
なきわたるらむ
Позабыв, где твой дом
и откуда летишь, о кукушка,
в сей юдоли скорбей,
в жизни, бренной, как цвет уцуги,
со стенаньями ты влачишься…

朝日山
ふもとの里の
卯の花を
さらせる布と
おもひける哉
あさひやま
ふもとのさとの
うのはなを
さらせるぬのと
おもひけるかな


永久四年四月鳥羽殿の歌合に、卯花を

左京大夫顯輔



前大納言兼宗の家の歌合に、卯花を

前大納言經房



朝まだき
卯花山を
見わたせば
空はくもりて
つもる志ら雪
あさまだき
うのはなやまを
みわたせば
そらはくもりて
つもるしらゆき


暫しこそ
卯の花がきの
ほとゝぎす
いつか袂は
五月雨の空
しばしこそ
うのはながきの
ほととぎす
いつかたもとは
さみだれのそら


袖にこそ
移らざりけれ
卯の花の
垣根ばかりの
夜はの月影
そでにこそ
うつらざりけれ
うのはなの
かきねばかりの
よはのつきかげ


夕卯花と云ふ事を

法印淨辨



卯の花の
垣根ばかりの
夕月夜
をちかたびとの
道や迷はむ
うのはなの
かきねばかりの
ゆふつきよ
をちかたびとの
みちやまよはむ


布晒す
宇治のわたりの
垣根より
珍しげなく
咲ける卯の花
ぬのさらす
うぢのわたりの
かきねより
めづらしげなく
さけるうのはな


君のみか
われもさこそは
世中を
あな卯花と
なく時鳥
きみのみか
われもさこそは
よのなかを
あなうのはなと
なくほととぎす


卯花の
さけるかきねに
時鳥
我はまさりて
なくとしら南
うのはなの
さけるかきねに
ほととぎす
われはまさりて
なくとしらみなん


我宿の
かきねや春を
隔つらむ
夏來にけりと
見ゆる卯花
わがやどの
垣根やはるを
へだつらむ
なつきにけりと
みゆるうのはな


卯花似雪



雪わけて
外山をいでし
ここちして
卯の花しげき
小野のほそみち
ゆきわけて
とやまをいでし
ここちして
うのはなしげき
をののほそみち


こゑたてぬ
身をうの花の
しのびねは
あはれぞふかき
山ほととぎす
こゑたてぬ
みをうのはなの
しのびねは
あはれぞふかき
やまほととぎす


うの花の
かげにかくるる
ねのみかは
なみだをしのぶ
袖もありけり
うのはなの
かげにかくるる
ねのみかは
なみだをしのぶ
そでもありけり


卯の花を
垣根に植ゑて
たちばなの
花まつものを
山ほととぎす
うのはなを
かきねにうゑて
たちばなの
はなまつものを
やまほととぎす


卯花の
咲ての後に
みゆるかな
こゝろありける
賤が垣ほは
うのはなの
さきてののちに
みゆるかな
こころありける
しづがかきほは