柏木の
もりの下草
老いぬとも
身をいたづらに
なさずもあらなむ
かしわぎの
もりのしたぐさ
をいぬとも
みをいたづらに
なさずもあらなむ
В дубовой
Роще трава
Хоть и вырастет,
Все же пусть для тебя я пустой забавой
Не стану[72].
72. В данной танка под травой подразумевается отправительница послания, под дубом – кавалер, тем более что касиваки («дуб») было в то время метафорическим обозначением придворных служб – приказов эмонфу и хёэфу, к последнему из которых был приписан Рё-сёсё. Танка содержит омонимы: ои – «расти» и «стариться», отсюда – второй смысл: «Хоть я состарюсь, мною ты не пренебрегай».
柏木の
もりの下草
老いのよに
かかる思ひは
あらじとぞ思ふ
かしわぎの
もりのしたぐさ
をいのよに
かかるおもひは
あらじとぞおもふ
В дубовой
Роще трава
Пусть вырастает,
Но мысли эти
Оставь – так я разумею[73].
73. Эта и предыдущая танка помещены в Сёкукокинсю, 12, как диалог между Гэму-но мёбу и Масамунэ Хэндзё. (Авторство Масамунэ Хэндзё, по мнению комментаторов, недостоверно.) В Какайсё, 10, автором ответной танка назван Ёсиминэ Накацура.
比登母等能
奈泥之故宇恵之
曽能許己呂
多礼尓見世牟等
於母比曽米家牟
ひともとの
なでしこうゑし
そのこころ
たれにみせむと
おもひそめけむ
Одну гвоздику
Удалось мне посадить,
И ныне думаю с тоскою:
Когда расстанешься со мною,
Кому смогу я сердце здесь открыть?
Отомо Якамоти
* Песня аллегорическая.
* “Одну гвоздику удалось мне посадить” — т. е. одного друга удалось мне найти здесь.

今造
斑衣服
面<影>
吾尓所念
末服友
いまつくる
まだらのころも
おもかげに
われにおもほゆ
いまだきねども
Ныне сшитое
Пестрое платье
Привлекает к себе мои взоры,
И о нем я мечтаю все время,
Хоть ни разу надеть не случалось.
* Платье — метафора девушки, возлюбленной.
* Надеть не случалось — т. е. девушка мне не принадлежит.

衣染
雖欲
著丹穗哉
人可知
くれなゐに
ころもそめまく
ほしけども
きてにほはばか
ひとのしるべき
В ярко-алые цвета хочу
Я окрасить платье,
Но боюсь,
Как надену, засверкает алый цвет,
И узнают люди про мою любовь!
* Алое платье — метафора красавицы; алый цвет — любовь. Надеть платье — сделать своей женой, возлюбленной.
<干><各>
人雖云
織次
我廿物
白麻衣
かにかくに
ひとはいふとも
おりつがむ
わがはたものの
しろあさごろも
Пусть судачат люди,
Все равно
Буду продолжать я ткать его —
Холст мой —
Платье белое из конопли.
* Платье белое из конопли (полотняное) — метафора юноши.
* Буду продолжать ткать — буду с ним встречаться.
安治村
十依海
船浮
白玉採
人所知勿
あぢむらの
とをよるうみに
ふねうけて
しらたまとると
ひとにしらゆな
Ах, на море, где утки целой стаей
Все вместе собрались,
Я, на челне плывя,
Со дна себе достану жемчуг белый,
Но люди пусть не знают ничего.
* Жемчуг — метафора красавицы, возлюбленной. Речь идет о тайной любви.
遠近
礒中在
白玉
人不知
見依鴨
をちこちの
いそのなかなる
しらたまを
ひとにしらえず
みむよしもがも
И там, и здесь, на побережье,
Средь камешков простых находится она,—
О яшма белая!
Тайком от всех на свете
Хочу тобой полюбоваться я!
* Яшма — метафора красавицы, девушки, возлюбленной.
海神
手纒持在
玉故
石浦廻
潜為鴨
わたつみの
てにまきもてる
たまゆゑに
いそのうらみに
かづきするかも
Из-за яшмы прекрасной,
Что надета на руки
Владыки морского,
Я, кружа возле берега бухты,
Ныряю на дно беспрестанно…
* Яшма — метафора красавицы, девушки, возлюбленной.
海神
持在白玉
見欲
千遍告
潜為海子
わたつみの
もてるしらたま
みまくほり
ちたびぞのりし
かづきするあま
У морского владыки
Дорогая жемчужина есть, погруженная в воду,
И ее я увидеть мечтал,
И ведь тысячу раз говорил я об этом
Рыбаку, что ныряет туда постоянно!
* Жемчужина — метафора красавицы, девушки, возлюбленной.
潜為
海子雖告
海神
心不得
所見不云
かづきする
あまはのれども
わたつみの
こころしえねば
みゆといはなくに
И хотя тот рыбак,
Что нырял нынче в море,
Передал обо мне и о муке моей,
Но не знает он сердца владыки морского,
И он мне не сказал, что увижу ее!
* Жемчужина — метафора красавицы, девушки, возлюбленной.
天雲
棚引山
隠在
吾<下心>
木葉知
あまくもの
たなびくやまの
こもりたる
あがしたごころ
このはしるらむ
Сердца тайники,
Где я любовь скрываю,
Как скрывают облака от взоров горы.
Но, наверно, обо всем узнают
На деревьях зеленеющие листья!..
* Листья дерева — метафора возлюбленной, девушки.
雖見不飽
人國山
木葉
己心
名著念
みれどあかぬ
ひとくにやまの
このはをし
わがこころから
なつかしみおもふ
Все гляжу и наглядеться не могу
На листву деревьев, что растут
На горе Хитогуни — Чужой-стране.
Чувствую в сердечной глубине —
Дороги те листья стали мне!
* На листву деревьев, что растут на горе Хитогуни — Чужой-стране — речь идет о чужой жене.
是山
黄葉下
花矣我
小端見
反戀
このやまの
もみちのしたの
はなをわれ
はつはつにみて
なほこひにけり
Цветок, что рос внизу
Под алою листвою
Средь этих гор,
Лишь мельком увидав,
Теперь еще сильнее я тоскую.
* Цветок — метафора красавицы, возлюбленной.
従此川
船可行
雖在
渡瀬別
守人有
このかはゆ
ふねはゆくべく
ありといへど
わたりぜごとに
もるひとのありて
Говорили напрасно:
“По этой реке
Дозволено плыть кораблю”.
На каждой речной переправе в пути
Здесь сторож стоит на посту.
* Река — метафора красавицы, возлюбленной. Возлюбленная дала согласие на свидание, но родители повсюду сторожат ее.
大海
候水門
事有
従何方君
吾率凌
おほうみを
さもらふみなと
ことしあらば
いづへゆきみは
わをゐしのがむ
Если беда случится
У пристани, где наблюдают
За этим огромным морем,—
Куда меня уведешь ты,
Чтобы скрыться от страшной бури?
* Песня девушки, что тайком от родителей встречалась с юношей.
風吹
海荒
明日言
應久
<公>随
かぜふきて
うみはあるとも
あすといはば
ひさしくあるべし
きみがまにまに
Пусть дует ветер и бушует море,
Катя свои ревущие валы,
Но, если ждать до завтра
Слишком долго,
Пусть будет так, как пожелаешь ты…
* Ветер и бушующее море — символ преград, гнева родителей и т. п.
雲隠
小嶋神之
恐者
目間
心間哉
くもがくる
こしまのかみの
かしこけば
めこそへだてれ
こころへだてや
Оттого что страшны боги островов,
Скрытых вдалеке за облаками,
Мы не видимся с тобою, милый мой,
Но пускай нам суждена разлука,
Им вовек не разлучить сердца!
* Девушка аллегорически говорит о гневе родителей и страхе перед ними.

衣人<皆>
事無跡
曰師時従
欲服所念
つるはみの
きぬはひとみな
ことなしと
いひしときより
きほしくおもほゆ
С тех пор как услышал,
Что люди, которые носят черного цвета одежду,
Тревоги не знают,
Мне так захотелось надеть на себя
Их простую одежду!
* Одежда — метафора жизни. В черный цвет окрашивали ткань соком вареных желудей. Платье черного цвета носили представители низшего сословия.
凡尓
吾之念者
下服而
穢尓師衣乎
取而将著八方
おほろかに
われしおもはば
したにきて
なれにしきぬを
とりてきめやも
Если б стал я скверно относиться,
Если б я пренебрегал тобой,
Разве платье, что внизу носил я,
Что от времени успело загрязниться,
Я надел бы сверху на себя?
* Платье—метафора возлюбленной. Если бы я пренебрегал тобою, то разве тебя — мою тайную возлюбленную (“платье, надетое вниз”), возлюбленную в течение долгого времени (“платье, загрязнившееся от времени”), я сделал бы открыто своей жене (“надел бы платье сверху на себя”).
紅之
深染之衣
下著而
上取著者
事将成鴨
くれなゐの
こそめのころも
したにきて
うへにとりきば
ことなさむかも
Надеваю под одеждой верхней
Платье, крашенное
В ярко-алый цвет.
Если бы его надел я сверху,
Как шуметь бы начала молва!
* “Платье, крашенное в ярко-алый цвет” — метафора красавицы. Носил внизу — т. е. имел тайной возлюбленной.
* “Если бы его надел я сверху” — если бы сделал открыто своей женой.

解濯衣之

殊欲服
此暮可聞
つるはみの
ときあらひきぬの
あやしくも
ことにきほしき
このゆふへかも
Хотя и убого то платье,
Что стирано было не раз,
Платье невзрачное, черного цвета,
И все-таки как захотелось его мне надеть
В сегодняшний вечер.
* В песне намек на что-то случившееся в этот вечер. Платье — метафора жизни. Платье невзрачное черного цвета — см. п. 1311.
橘之
嶋尓之居者
河遠
不曝縫之
吾下衣
たちばなの
しまにしをれば
かはとほみ
さらさずぬひし
あがしたごろも
Ведь живу
В селе Сима в Татибана
И от дома далеко река.
Оттого и сшила я, не выбелив совсем,
Платье нижнее свое из полотна.
* Платье сшито не выбеленным — т. е. брак состоялся без согласия родителей (МС).
* Сима, Татибана — местности с такими названиями есть в уезде Такэти, в провинции Ямато, но там есть близко река, поэтому нельзя утверждать, что именно они упомянуты в песне.
河内女之
手染之絲乎
絡反
片絲尓雖有
将絶跡念也
かふちめの
てそめのいとを
くりかへし
かたいとにあれど
たえむとおもへや
Нитям, что окрашены девами в Коти,
Суждено, как видно,
В ряд один идти,
Но хотя выходит все один лишь ряд,
Эти нити вряд ли я порвать смогу!
* Нить в один ряд (катайте) — символ одиночества, намек на отсутствие взаимной любви. Хоть ты и не любишь, но я не смогу перестать любить тебя — таков смысл песни.
海底
沈白玉
風吹而
海者雖荒
不取者不止
わたのそこ
しづくしらたま
かぜふきて
うみはあるとも
とらずはやまじ
На дне на глубоком многоводного моря
Жемчужина белая скрыта водою.
Пусть ветер бушует,
Пусть море мятежно,
Все равно я жемчужиной той завладею!
* Жемчужина — символ красавицы, возлюбленной. Ветер, мятежное море — символ помех, преград.
底清
沈有玉乎
欲見
千遍曽告之
潜為白水郎
そこきよみ
しづけるたまを
みまくほり
ちたびぞのりし
かづきするあま
Оттого что светло дно глубокого моря,
Драгоценную яшму, погруженную в воду,
Я увидеть хочу!
И ведь тысячу раз говорил я об этом
Рыбаку, что ныряет туда постоянно!
* Яшма — метафора красавицы, возлюбленной.
大海之
水底照之
石著玉
齊而将採
風莫吹行年
おほうみの
みなそこてらし
しづくたま
いはひてとらむ
かぜなふきそね
Погруженную в воду прекрасную яшму,
Ту, что дно озаряет
В этом море огромном,
Взять хочу и молюсь:
— О не дуй больше, ветер!
* Яшма — метафора красавицы, возлюбленной.
水底尓
沈白玉
誰故
心盡而
吾不念尓
みなそこに
しづくしらたま
たがゆゑに
こころつくして
わがおもはなくに
На дне на глубоком многоводного моря
Дорогая жемчужина есть, погруженная в воду,
Ах, о ком же другом,
Свое сердце терзая,
Я тоскою любовною ныне исполнен?
* См. п. 1317.

Включена в Какё Хёсики, где автором указан Фудзивара Умакаи, который преподнёс её принцу Ниитабэ.
伊勢海之
白水郎之嶋津我
鰒玉
取而後毛可
戀之将繁
いせのうみの
あまのしまつが
あはびたま
とりてのちもか
こひのしげけむ
Жемчужину ту, что в заливе Симацу, в Ама,
В море Исэ
Глубоко залегла под водою,
Даже после того, когда в руки свои я возьму,
Верно, буду любить все сильней и сильнее!
* Переведено согласно толкованию К. Маб. и ИЦ.
* Есть толкования, что песня связана с легендой о рыбаке по имени Симадзу (Симадзу-но ама), однако при сопоставлении с другими песнями М. толкование К. Маб. выглядит более обоснованно, так как для народных песен характерно введение в песню географических названий. Песни о жемчужине встречаются в близких вариантах, а местности с неизвестным местонахождением имеются во многих песнях М.
* Жемчужина — метафора красавицы, возлюбленной.
海之底
奥津白玉
縁乎無三
常如此耳也
戀度味試
わたのそこ
おきつしらたま
よしをなみ
つねかくのみや
こひわたりなむ
На дне морском среди равнины бесконечной
Жемчужина лежит, сверкая белизной,
Но не судьба…
О, неужели вечно
Я буду жить, тоскуя лишь о ней?
* См. п. 1317.
葦根之
懃念而
結義之
玉緒云者
人将解八方
あしのねの
ねもころおもひて
むすびてし
たまのをといはば
ひととかめやも
Коль было сказано, что яшмовая нить
Навеки скреплена любовью
Глубокою, как корни тростника,
То разве сможет развязать ее рука
Совсем чужого человека?
* Яшмовая нить — метафора человеческой жизни.
* Песня юноши, сложенная в утешение своей возлюбленной, обеспокоенной, не изменил ли он ей.
白玉乎
手者不纒尓
匣耳
置有之人曽
玉令<詠>流
しらたまを
てにはまかずに
はこのみに
おけりしひとぞ
たまなげかする
Тот, кто жемчужины прекрасные берет,
Но не украсит ими перстень свой,
Ах, человек,
Что в ларчик все кладет,
Не потеряет ли он жемчуг дорогой?
* Жемчуг — здесь речь идет о человеке, не умеющем пользоваться благами жизни.
照左豆我
手尓纒古須
玉毛欲得
其緒者替而
吾玉尓将為
てるさづが
てにまきふるす
たまもがも
そのをはかへて
わがたまにせむ
Жемчужину прекрасную хочу,
Что украшает с давних пор собою руки
Владыки дна…
Переменю ей нить
И сделаю жемчужиной своею!
* Песня юноши, в которой он иносказательно говорит о красавице, принадлежащей другому, которой он хочет завладеть. Переменю ей нить — т. е. изменю ее жизнь. Сделаю жемчужиной своею — т. е. сделаю своею женой.
秋風者
継而莫吹
海底
奥在玉乎
手纒左右二
あきかぜは
つぎてなふきそ
わたのそこ
おきなるたまを
てにまくまでに
Осенний ветер, я тебя прошу,
Не дуй все время здесь
До той минуты,
Пока свои я не украшу руки
Жемчужиною, что на дне лежит.
* Ветер — символ помех: вздымая волны, он не позволяет нырнуть на дно за жемчугом. См. п. 1317.
陸奥之
吾田多良真弓
著<絃>而
引者香人之
吾乎事将成
みちのくの
あだたらまゆみ
つらはけて
ひかばかひとの
わをことなさむ
Если натянул бы тетиву
Я на луке дивном из Адатара
В славной стороне Митиноку,
Если б выстрелил из лука, в тот же миг,
Верно, люди осудили бы меня!
* Лук — здесь метафора красавицы. Если бы выстрелил из лука — т. е. если бы сделал своей возлюбленной.
南淵之
細川山
立檀
弓束<纒及>
人二不所知
みなぶちの
ほそかはやまに
たつまゆみ
ゆづかまくまで
ひとにしらえじ
Дерево для лука — маюми,
Что растешь в Хосокава,
В Минабути,
До тех пор, пока рукоятку кожей я не оберну,
Ты не выдай людям ничего!
* Маюми (Enonymus Sieboldiana) — разновидность сандалового дерева. Маюми — “дивный лук”. При изготовлении лука рукоятку обертывают кожей в самом конце, когда все остальное сделано. Здесь это имеет аллегорическое значение: пока не оберну кожей рукоятку, т. е. пока не сделаю тебя своей женой. Лук — метафора возлюбленной.
磐疊
恐山常
知管毛
吾者戀香
同等不有尓
いはたたみ
かしこきやまと
しりつつも
あれはこふるか
なみにあらなくに
Пусть я знаю,
Что гора опасна,
Там, где скалы громоздятся на пути,
Все равно тебя любить я буду,
Хоть и знаю, что тебе я не ровня.
* Гора — метафора возлюбленной, занимающей высокое положение в обществе (отсюда — гора высокая и опасная).
石金之
<凝>敷山尓
入始而
山名付染
出不勝鴨
いはがねの
こごしきやまに
いりそめて
やまなつかしみ
いでかてぬかも
К той горе крутой,
Где нависают скалы,
Я приник — и замерла душа.
Но уйти оттуда я не в силах,
Оттого что сердцу та гора мила.
* Крутая гора — метафора знатной женщины:
佐<穂>山乎
於凡尓見之鹿跡
今見者
山夏香思母
風吹莫勤
さほやまを
おほにみしかど
いまみれば
やまなつかしも
かぜふくなゆめ
Горой Сахо
Пренебрегал я раньше,
А вот теперь, когда взглянул я на нее,
Так дорога она вдруг стала сердцу…
О ветер, в сторону ее не дуй!
* Гора — метафора девушки. Речь идет о горе, покрытой алыми кленами, поэтому юноша просит ветер не дуть, чтобы клены не осыпались. Судя по другим песням М., алый цвет — символ любви, ветер — символ помех, препятствий. Поэтому песню можно понимать так: пусть не возникает никаких помех, чтобы не утратить ее любовь.
奥山之
於石蘿生
恐常
思情乎
何如裳勢武
おくやまの
いはにこけむし
かしこけど
おもふこころを
いかにかもせむ
На скалах каменных, в глубинах гор
Растет повсюду мох.
И страшно мне, и я боюсь тебя,
Но с сердцем, где любовь,
Что с этим сердцем делать мне?

思賸
痛文為便無
玉手次
雲飛山仁
吾印結
おもひあまり
いたもすべなみ
たまたすき
うねびのやまに
われしめゆひつ
Слишком велика была любовь,
Я не мог унять порыв такой,
И запрета знак повесил я
На горе, что “Девой чудной красоты
В перевязях жемчугов” зовет народ.
* Песня о любви к женщине, занимающей высокое положение в обществе. Гора — метафора знатной женщины. Знак запрета — священная веревка из рисовой соломы, которую вешают на рисовых полях, как знак собственности и запрета для посторонних. Здесь: “запрета знак повесил я” — сделал своей женой.
冬隠
春乃大野乎
焼人者
焼不足香文
吾情熾
ふゆこもり
はるのおほのを
やくひとは
やきたらねかも
わがこころやく
Скрытое зимой
Расцветает в день весны.
Люди, жгущие траву на полях весной,
Не довольно ли вам жечь?
Сердце жжете вы мое!

葛城乃
高間草野
早知而
標指益乎
今悔拭
かづらきの
たかまのかやの
はやしりて
しめささましを
いまぞくやしき
Поле с травами душистыми кая,
Что в Такама, в Кацураги зацвело,
Если б только раньше мог я знать,
Я повесил бы давно запрета знак,
А теперь как сожалею я!
* Поле с травой кая (Тоггеуа nucifera) — метафора женщины, девушки. Кая — мелкая трава, употребляется для покрытия крыши. Автор горюет, что не успел во время сделать девушку своей женой и что она стала женой другого.
吾屋前尓
生土針
従心毛
不想人之
衣尓須良由奈
わがやどに
おふるつちはり
こころゆも
おもはぬひとの
きぬにすらゆな
Золотистая трава цутихари,
Что растешь у дома моего,
Ты не крась одежду
Юноши того,
Кто тебя не любит от души.
* Песня матери, обращенная с предупреждением к дочери.
* Цутихари, (совр. цукубанэ-гуса, geaster hygrometricus) — название травы, которой окрашивают одежду, растет в полях, в горах цветет золотистыми, синими цветами. Здесь цутихари — метафора девушки.
* Не крась одежду — т. е. не будь женой.
鴨頭草丹
服色取
揩目伴
移變色登
称之苦沙
つきくさに
ころもいろどり
すらめども
うつろふいろと
いふがくるしさ
Собираюсь я покрасить платье
В яркие цвета
Травой цукигуса,
Но печально то, что говорили:
Блекнут очень быстро те цвета.
* Песня девушки, собирающейся отдать сердце юноше и огорчающейся тем, что людская молва говорит о его легкомыслии. Травой цукигуса… — трава цукигуса или лунная трава (совр. цуюгуса, conunelina communis) летом цветет синими цветами, ею красят одежду, она быстро меняет цвет, отсюда — в песнях М. — она символ непостоянства, изменчивости.
* Покрашу платье — т. е. отдам сердце, стану женой. Блекнут… те цвета — т. е. меняются чувства, отношения.

絲乎曽吾搓
足桧之
山橘乎
将貫跡念而
むらさきの
いとをぞわがよる
あしひきの
やまたちばなを
ぬかむとおもひて
Цвета мурасаки
Нить свиваю я,
Собираюсь нынче нанизать
Яркие плоды татибана,
Что растут средь распростертых гор!
* Цвета мурасаки нить — лилового цвета, отливающего пурпуром, считавшегося в старину самым красивым и парадным цветом. Плоды татибана — метафора девушки. Нанизать (на нить) — сделать своей женой.
真珠付
越能菅原
吾不苅
人之苅巻
惜菅原
またまつく
をちのすがはら
われからず
ひとのからまく
をしきすがはら
Нанизали жемчуга на нить…
Поле в Оти с мелкою осокой,
Не придется мне тебя косить,
Верно поле то косить будет другой,
Жалко поле с мелкою осокой!
* Песня юноши, жалеющего о девушке, выходящей замуж за другого. Поле с мелкою осокой — метафора девушки. Косить поле — взять в жены.
* Нанизать жемчуг на нить — т. е. сделать женой.
山高
夕日隠奴
淺茅原
後見多米尓
標結申尾
やまたかみ
ゆふひかくりぬ
あさぢはら
のちみむために
しめゆはましを
Оттого что поднялась гора высоко,
Солнце в час вечерний скрылось за горой,
Надо было бы повесить знак запрета,
Чтобы мог все время видеть поле,
Где растет асадзи — мелкая трава!
* Песня юноши, сложенная после того, как он разлучился с милой из-за неожиданных препятствий и не смог узнать, где ее дом. Поле с мелкою травой асадзи — метафора девушки. Повесить знак запрета — здесь: обручиться с ней. Скрылось солнце — т. е. возникло затруднение (МС).
事痛者
左右将為乎
石代之
野邊之下草
吾之苅而者
(一云
紅之
寫心哉
於妹不相将有)
こちたくは
かもかもせむを
いはしろの
のへのしたくさ
われしかりてば
(くれなゐの
うつしこころや
いもにあはずあらむ)
Оттого что велика молва,
Все гадал и так, и эдак я,
Эх, когда б в полях в Ивасиро-стране
Под деревьями зеленую траву
Довелось бы мне тогда скосить!
* Песня юноши, который раскаивается, что из-за людской молвы он раздумал жениться на девушке.
* Трава — метафора девушки; косить траву, т. е. сделать своей возлюбленной, сделать своей женой.
真鳥住
卯名手之神社之
菅根乎
衣尓書付
令服兒欲得
まとりすむ
うなてのもりの
すがのねを
きぬにかきつけ
きせむこもがも
Как мечтаю я о деве молодой,
Что собрала б для меня плоды суга
Из священной рощи Унадэ, где живут отважные орлы,
И окрасив платье соком тех суга,
Пусть надела б это платье на меня!
* Песня юноши. Звучит, как песня-заговор, однако в комментариях ничего об этом не сказано, отмечается только, что песня не совсем понятна.
* Унадэ — священная роща, куда якобы спускаются с небес боги, там славят Котосиронуси — бога племени Идзумо; его почитают 'во многих храмах провинции как бога — создателя страны Идзумо. Все, что принадлежит храмам или богам, считается священным и запретным, а в данном контексте указывает на силу любви, т. е. хочу иметь такую возлюбленную, которая решилась бы даже нарушить запреты ради меня.
* Окрасить платье — т. е. стать женой.
常不
人國山乃
秋津野乃
垣津幡鴛
夢見鴨
つねならぬ
ひとくにやまの
あきづのの
かきつはたをし
いめにみしかも
Вечности не знают люди на земле…
Голубой камелии цветок,
Тот, что на горе Чужой-страны растет
В поле Акицу,
Увидел я во сне.
* Песня сложена юношей, после того как он увидел во сне девушку, уже принадлежащую другому.
* “Тот, что на горе Чужой-страны растет” — намек на чужую жену.
* Первая строка зачина как бы служит эпиграфом к стиху, подразумевая непостоянство человеческих чувств.
姫押
生澤邊之
真田葛原
何時鴨絡而
我衣将服
をみなへし
さきさはのへの
まくずはら
いつかもくりて
わがきぬにきむ
Оминаэси — цветок растет…
Средь долин, полей Сакисава
Есть равнина с травами кудзу.
О, когда же из волокон этих трав
Я сотку одежду для себя?
* Песня юноши.
* Трава кудзу — метафора девушки. “Я сотку одежду для себя” — сделаю своей женой.
於君似
草登見従
我標之
野山之淺茅
人莫苅根
きみににる
くさとみしより
わがしめし
のやまのあさぢ
ひとなかりそね
С той поры как только я приметил
На тебя похожую траву,
Я над ней повесил знак запрета:
Не косите ни в горах, ни в поле, люди,
Вы асадзи — мелкую траву!
* Песня юноши. Асадзи — мелкая трава — метафора девушки, возлюбленной. Косить траву — сделать своей женой.
三嶋江之
玉江之薦乎
従標之
己我跡曽念
雖未苅
みしまえの
たまえのこもを
しめしより
おのがとぞおもふ
いまだからねど
С той поры
Как в Тамаэ, в Мисима,
Я запрета знак повесил над травой,
Я считаю ту траву комо своею,
Хоть скосить ее я не успел…
* Песня юноши.
* Трава комо (род камыша) — метафора девушки, возлюбленной. Скосить траву — сделать своей женой.
如是為<而>也
尚哉将老
三雪零
大荒木野之
小竹尓不有九二
かくしてや
なほやおいなむ
みゆきふる
おほあらきのの
しのにあらなくに
Ужели так живя,
И дальше мне стареть?
Ведь не бамбук я мелкий, что растет
В полях Оораки, где падает теперь
На заросли его чудесный белый снег…
* Песня одинокой стареющей женщины, горюющей о своей судьбе (ср. п. 2839).
淡海之哉
八橋乃小竹乎
不造<笶>而
信有得哉
戀敷鬼<呼>
あふみのや
やばせのしのを
やはがずて
まことありえむや
こほしきものを
На поле в Ябасэ, в стране далекой Оми,
О мелкий, зеленеющий бамбук!
Ужель к нему мне не приладить перья,
Не сделать стебель меткою стрелой,—
Ведь так любим бамбук прекрасный мной!
* Песня юноши.
* Мелкий бамбук — метафора девушки, возлюбленной. Сделать стрелой, прикрепив к бамбуку перья, — сделать своей женой.
月草尓
衣者将<揩>
朝露尓
所沾而後者
<徙>去友
つきくさに
ころもはすらむ
あさつゆに
ぬれてののちは
うつろひぬとも
Травой цукигуса, травою лунной
Мне хочется свое окрасить платье,
Пусть даже в утренней росе
Насквозь промокнув,
Оно утратит яркие цвета…
* Песня девушки, готовой встретиться с возлюбленным, не задумываясь о будущем, о постоянстве его чувств.
* Лунная трава цукигуса — метафора возлюбленного. Окрасить платье — встретиться с ним, принадлежать ему. Поблекнут цвета — т. е. изменятся чувства.
吾情
湯谷絶谷
浮蓴
邊毛奥毛
依<勝>益士
あがこころ
ゆたにたゆたに
うきぬなは
へにもおきにも
よりかつましじ
Сердце мое
Так зыбко, так зыбко оно!
Как болотные травы укинунава,
Ни к берегу близко, ни вдаль, где моря,
Колеблясь, не могут уплыть никуда…
* Наиболее убедительным представляется толкование этой песни, считающее, что это песня девушки, колеблющейся дать согласие на брак, не знающей, кому из женихов отдать предпочтение. Укинунава (Spirodela polyrhiza) — болотные травы.
石上
振之早田乎
雖不秀
繩谷延与
守乍将居
いそのかみ
ふるのわさだを
ひでずとも
なはだにはへよ
もりつつをらむ
Пусть еще в Фуру, в Исоноками,
На поле зеленом с рисом молодым
Колос не созрел,
Я все равно повешу
Знак святой запрета — буду сторожить!
* Песня юноши.
* Поле с молодым рисом — метафора юной девушки, возлюбленной. Колос не созрел — т. е. еще очень молода. Знак запрета — см. п. 1335.
白菅之
真野乃榛原
心従毛
不念<吾>之
衣尓<揩>
しらすげの
まののはりはら
こころゆも
おもはぬわれし
ころもにすりつ
Роща хари средь полей Ману
С белоснежною осокой,
Платье ты окрасила тому,
Кто тебя не любит
Всей душою.
* Песня девушки.
* Роща хари — девушка иносказательно говорит о себе. Окрасила платье — стала женою.
真木柱
作蘇麻人
伊左佐目丹
借廬之為跡
造計米八方
まきばしら
つくるそまびと
いささめに
かりいほのためと
つくりけめやも
Дровосек, что вытесал столбы
Из святых деревьев хиноки,
Вряд ли приготовил загодя
Их для простеньких сторожек небольших,
Что на время строятся в полях.
* Песня юноши, который сравнивает себя с дровосеком. Обращена к девушке, сомневающейся в его постоянстве. Столбы — символ верности.
* Временная сторожка — символ изменчивого, непостоянного чувства, временной связи.
* Хиноки — священные деревья, японский кипарис.
向峯尓
立有桃樹
<将>成哉等
人曽耳言為
汝情勤
むかつをに
たてるもものき
ならむやと
ひとぞささやく
ながこころゆめ
Деревцо момоноки,
Что поднялось на вершине горной,
Будет ли давать оно плоды? —
Человек один спросил меня об этом,
Так, смотри же, сердце береги!
* Песня юноши, обращенная к возлюбленной, после того как его друг, не зная об их отношениях, спросил его о ней.
* Деревцо момоноки (Prunus Persica) — персиковое дерево, метафора девушки, возлюбленной.
* Давать плоды — выйти замуж.
波之吉也思
吾家乃毛桃
本繁
花耳開而
不成在目八方
はしきやし
わぎへのけもも
もとしげく
はなのみさきて
ならずあらめやも
Сердцу милый дом мой…
Возле дома персик
До низу покрылся зеленью листвы,
Неужели будет лишь цвести цветами,
И на нем не будут созревать плоды?
* В песне аллегорически говорится о любви: будет лишь цвести, т. е. будут лишь любовные мечты; не будут созревать плоды — не будет брака.
向岳之
若楓木
下枝取
花待伊間尓
嘆鶴鴨
むかつをの
わかかつらのき
しづえとり
はなまついまに
なげきつるかも
Ту ветку нежную, что стала зеленеть
У лавра молодого на холме,
Я в руки взял,
И так я горевал,
Что ждать цветов придется долго мне!
* Песня юноши, горюющего, что его невеста очень молода и ему придется долго ждать, пока она станет его женой.
* Молодой лавр (кацура) — метафора очень юной девушки, возлюбленной.
氣緒尓
念有吾乎
山治左能
花尓香<公>之
移奴良武
いきのをに
おもへるわれを
やまぢさの
はなにかきみが
うつろひぬらむ
Ко мне, что любит,
Жизни не щадя,
Ужели ты изменишься ко мне?
Ужели ты, как те цветы в горах —
Ямадзиса, — что изменяют цвет?
* Предполагают, что это песня девушки (СН).
* Ямадзиса (совр. эгоноки, Styrax japonica) — многолетнее растение, встречается в горах и лесах, в начале лета цветет белыми (МС) и бледно-лиловыми (СНмд) цветами, быстро блекнет.
墨吉之
淺澤小野之
垣津幡
衣尓揩著
将衣日不知毛
すみのえの
あささはをのの
かきつはた
きぬにすりつけ
きむひしらずも
Цветок камелии в полях Асасава,
В стране прекрасной Суминоэ.
Не знаю я, когда наступит день
Окрасить платье мне
Твоими лепестками!
* Песня юноши.
* Камелия—метафора девушки, возлюбленной. Окрасить платье — сделать своей женой.
秋去者
影毛将為跡
吾蒔之
韓藍之花乎
誰採家牟
あきさらば
うつしもせむと
わがまきし
からあゐのはなを
たれかつみけむ
Кто мог сорвать
Цветок мой караай,
Что я посеял и растил, мечтая,
Когда наступит осень золотая,
Окрасить платье тем цветком…
* Песня юноши, сожалеющего, что девушка, которую он мечтал сделать своей женой, вышла замуж за другого.
* Цветок караай — метафора девушки, возлюбленной.
春日野尓
咲有芽子者
片枝者
未含有
言勿絶行年
かすがのに
さきたるはぎは
かたえだは
いまだふふめり
ことなたえそね
У хаги, что цветет
Средь Касуга-полей,
С одной лишь стороны
Набухли почки.
Но ты не порывай со мной!
* Песня юноши, обращенная к очень юной девушке, который хочет ждать, пока она станет совершеннолетней.
* Хаги — метафора девушки, возлюбленной.
* “С одной лишь стороны набухли почки” — т. е. еще очень юная.
* “Еще не приносит плодов” — т. е. еще не принадлежит ему.
欲見
戀管待之
秋芽子者
花耳開而
不成可毛将有
みまくほり
こひつつまちし
あきはぎは
はなのみさきて
ならずかもあらむ
Осеннее дерево хаги,
Которым хотел любоваться,
Плодов от которого долго, любя, ожидал,
Цветет до сих пор лишь одними цветами,
Еще не приносит плодов…
* Песня юноши, обращенная к очень юной девушке, который хочет ждать, пока она станет совершеннолетней.
* Хаги — метафора девушки, возлюбленной.
* “С одной лишь стороны набухли почки” — т. е. еще очень юная.
* “Еще не приносит плодов” — т. е. еще не принадлежит ему.
吾妹子之
屋前之秋芽子
自花者
實成而許曽
戀益家礼
わぎもこが
やどのあきはぎ
はなよりは
みになりてこそ
こひまさりけれ
Осенний хаги, что растет у дома,
Где дева милая моя живет,
Когда пора плодам,
Любовь к нему сильнее,
Чем в те часы, когда цветы цветут!
* Песня юноши.
* Осенний хаги — метафора девушки, возлюбленной. Время цветения — время до брака. Время плодов — время после брака.
明日香川
七瀬之不行尓
住鳥毛
意有社
波不立目
あすかがは
ななせのよどに
すむとりも
こころあれこそ
なみたてざらめ
Даже птицам, что приюта ищут
Возле отмелей, где заводь, в тишине,
На реке, на Асука,
Даже им понятно,
Что в таких местах не зашуметь волне…
* Песня девушки, сетующей на неосторожного возлюбленного, который не ищет укромного места для встречи, чтобы избежать людской молвы.
三國山
木末尓住歴
武佐左妣乃
此待鳥如
吾<俟>将痩
みくにやま
こぬれにすまふ
むささびの
とりまつごとく
われまちやせむ
Как зверек мусасаби, что живет на верхушках деревьев,
На горах Микуни
И всегда поджидает там птицу,
Так и я буду ждать твоего появленья,
Буду сохнуть, тебя ожидая в разлуке…
* Мусасаби — летяга (зоол.), живет во многих местах в Японии, питается мелкой птицей: днем прячется, а ночью появляется на верхушках деревьев, охотится за мелкой птицей.
石倉之
小野従秋津尓
發渡
雲西裳在哉
時乎思将待
いはくらの
をのゆあきづに
たちわたる
くもにしもあれや
ときをしまたむ
Пусть стану облаком,
Что из Ивакура-долины
Поднявшись, в Акицу плывет,
Я буду ждать тогда,
Что встречи час придет!
* Песня сложена юношей из Ивакура, обращена к возлюбленной из Акицу.
天雲
近光而
響神之
見者恐
不見者悲毛
あまくもに
ちかくひかりて
なるかみの
みればかしこし
みねばかなしも
Ты словно грома бог,
Что с грохотом и блеском
Гремит среди небесных облаков,
Когда взгляну — я трепета исполнен,
Когда не вижу — мучаюсь в тоске.
* Песня юноши
* С богом грома сравнивается возлюбленная, занимающая высокое положение в обществе.
甚多毛
不零雨故
庭立水
太莫逝
人之應知
はなはだも
ふらぬあめゆゑ
にはたづみ
いたくなゆきそ
ひとのしるべく
Ах, дождь не лил
С такой большою силой,
И потому, текущая вода,
Ты не беги стремительно отсюда,—
Ведь люди могут все узнать…
* С дождем сравнивается свидание с любимым человеком.
* Текущая вода, не беги стремительно — слезы, не лейтесь так сильно (СП).
三空徃
月讀<壮>士
夕不去
目庭雖見
因縁毛無
みそらゆく
つくよみをとこ
ゆふさらず
めにはみれども
よるよしもなし
Нет ночи, чтоб я на него не глядела,
На юношу — бога луны,
Что плывет высоко в небесах,
Но приблизиться только к нему
Не дано мне судьбою.
* Песня простой девушки, обращенная к знатному юноше.
* Юноша — бог луны — метафора юноши знатного происхождения.
春日山
々高有良之
石上
菅根将見尓
月待難
かすがやま
やまたかくあらし
いはのうへの
すがのねみむに
つきまちかたし
Горы Касуга,
Вы, верно, высоки.
Не могу никак дождаться я луны,
Чтоб на лилию полюбоваться мне,
Что растет на каменистом берегу…
* Лилия — возлюбленная.
闇夜者
辛苦物乎
何時跡
吾待月毛
早毛照奴賀
やみのよは
くるしきものを
いつしかと
わがまつつきも
はやもてらぬか
Так мучительна
Темная ночь без просвета,
О луна, что я жду, говоря про себя:
“Ну когда же, когда?
Пусть она засияет скорее!”
* Песня юноши, ожидающего свидания с возлюбленной. Луна — метафора возлюбленной.
玉葛
實不成樹尓波
千磐破
神曽著常云
不成樹別尓
たまかづら
みならぬきには
ちはやぶる
かみぞつくといふ
ならぬきごとに
На плюще жемчужном нет плодов.
Говорят, что боги грозные коснулись
Тех деревьев, на которых нет плодов,
Всех деревьев,
На которых плод не зреет!
* В песне автор в аллегорической форме намекает на то, что красавице (прекрасному плющу) надлежит дать согласие на брак сейчас, иначе в дальнейшем ей будет трудно выйти замуж.
* В тексте использована народная поговорка: “Деревьев, на которых нет плодов, коснулись грозные боги”.
玉葛
花耳開而
不成有者
誰戀尓有目
吾孤悲念乎
たまかづら
はなのみさきて
ならずあるは
たがこひにあらめ
あはこひもふを
У жемчужного плюща
Расцветают лишь цветы,
Нет плодов на нем. —
Чья любовь слывет такой?
Я люблю тебя иначе, милый мой!
* “…Расцветают лишь цветы” — в песнях любви обычный образ “любви на словах”; “нет плодов” — значит возлюбленные не принадлежат друг другу.
暮去者
塩満来奈武
住吉乃
淺鹿乃浦尓
玉藻苅手名
ゆふさらば
しほみちきなむ
すみのえの
あさかのうらに
たまもかりてな
Когда придет вечерняя пора,
Наверное, прилив на берега нахлынет,
О, так мечтаю срезать я
Те водоросли-жемчуга
В заливе Асака, в прекрасном Суминоэ…
* Песня сочинена в аллегорическом плане. Жемчуг-водоросли — метафора принцессы. Срезать водоросли — сделать своей женой.
向南山
陳雲之
青雲之
星離去
月<矣>離而
きたやまに
たなびくくもの
あをくもの
ほしさかりゆき
つきをはなれて
Средь голубых небес,
У северных вершин,
Где тянутся цепочкой облака, —
И звёзды покидают небо,
И покидает небеса луна.
* “И звезды покидают небо, и покидает небеса луна” — говорится об умерших ранее принцах и о смерти императора.
牟佐々婢波
木末求跡
足日木乃
山能佐都雄尓
相尓来鴨
むささびは
こぬれもとむと
あしひきの
やまのさつをに
あひにけるかも
Зверек мусасаби искать собирался
Средь высоких верхушек деревьев — добычу,
И с удачным стрелком
Сам он там повстречался —
В тех горах распростертых!..
* Мусасаби — летяга, обычно ютится в кроне деревьев, охотясь за птицей.
* Предполагают, что песня написана в аллегорическом плане и в ней содержится намек на политическую обстановку того времени, когда при дворе были распространены заговоры и заговорщики часто сами попадались в ловушку (К. Мор.).
雨零者
将盖跡念有
笠乃山
人尓莫令盖
霑者漬跡裳
あめふらば
きむとおもへる
かさのやま
ひとになきせそ
ぬれはひつとも
Гора, что называют Каса — “шляпа”,
Хочу тебя надеть,
Коль дождь пойдет.
Смотри, других людей не прикрывай собою,
Пусть даже вымокнут насквозь!
* Песня написана в аллегорическом плане. Гора Каса, или гора Шляпа, — метафора возлюбленной: “Я хочу сделать тебя своей женой; что бы ни случилось, не встречайся с другими” — вот смысл песни.
印結而
我定義之
住吉乃
濱乃小松者
後毛吾松
しめゆひて
わがさだめてし
すみのえの
はまのこまつは
のちもわがまつ
Та сосенка на берегу морском,
В стране далекой Суминоэ,
Которую избрал своей сосною,
Повесив знак запрета на нее,—
Останется навек моей сосною!
* Песня написана в аллегорическом плане. Сосенка — метафора юной девушки.
* “Повесив знак запрета”…—быть помолвленным с ней.
不所見十方
孰不戀有米
山之末尓
射狭夜歴月乎
外見而思香
みえずとも
たれこひざらめ
やまのはに
いさよふつきを
よそにみてしか
Пускай и не видна,
Но кто ее не любит,
Луну, что из-за гребней гор
Стремится выйти на простор?
Хочу хоть издали ее увидеть!
* Луна — метафора девушки, с которой трудно встретиться.
烏珠之
其夜乃梅乎
手忘而
不折来家里
思之物乎
ぬばたまの
そのよのうめを
たわすれて
をらずきにけり
おもひしものを
Сливу в ту ночь, что черна,
Словно ягоды тута,
Я совсем позабыл
И вернулся, ее не сорвав…
А ведь так я любил эту сливу когда-то!
Аллегория?
<託>馬野尓
生流紫
衣染
未服而
色尓出来
たくまのに
おふるむらさき
きぬにしめ
いまだきずして
いろにいでにけり
Алыми корнями мурасаки,
Что покрывают в Цукума поля,
Сегодня платье выкрасила я.
Но не успела я надеть то платье,
Как люди все узнали обо мне!
* Надевать платье цвета мурасаки — обмениваться любовной клятвой. Песня сочинена в аллегорическом плане: не успела надеть платье, как люди уже узнали про нашу любовь.
* Поля Цукума — находятся в уезде Сакада провинции Оми.
山守之
有家留不知尓
其山尓
標結立而
結之辱為都
やまもりの
ありけるしらに
そのやまに
しめゆひたてて
ゆひのはぢしつ
Не знала я,
Что у горы есть стражи,
И потому на той горе
Я даже знак святой запрета водрузила,
И поняла теперь, какой это позор!
* Гора—здесь Суругамаро: стража—другая женщина; знак святой запрета — помолвка с дочерью.
朝尓食尓
欲見
其玉乎
如何為鴨
従手不離有牟
あさにけに
みまくほりする
そのたまを
いかにせばかも
てゆかれずあらむ
И рано утром, и при свете дня
Хочу всегда я ею любоваться —
Той яшмой дорогой…
Что сделать должен я,
Чтоб с ней рукам моим не расставаться?
* Песня автором послана своей возлюбленной, будущей жене.
吾祭
神者不有
大夫尓
認有神曽
好應祀
わがまつる
かみにはあらず
ますらをに
つきたるかみぞ
よくまつるべし
Не мой тот храм,
И в нем я не молюсь,
Там бог, которому мой рыцарь посвящен,
И бога своего
Обязан славить он!
* Бог, которому посвящен рыцарь, — жена Акамаро. Рыцарь — Акамаро.
春霞
春日里之
殖子水葱
苗有跡云師
柄者指尓家牟
はるかすみ
かすがのさとの
うゑこなぎ
なへなりといひし
えはさしにけむ
Трава канаги, что посажена была
В селенье Касуга,
Где встал туман весенний,
По слухам, маленьким ростком была,
А ныне, кажется, пустила ввысь побеги!
* Суругамаро иносказательно говорит о младшей дочери Отомо Саканоэ, сравнивая ее с молодой травой.
* Канаги (Monochoric vaginalis) — трава, часто растет на затопляемых рисовых полях, в старину ее употребляли в пищу.
石竹之
其花尓毛我
朝旦
手取持而
不戀日将無
なでしこが
そのはなにもが
あさなさな
てにとりもちて
こひぬひなけむ
О, если бы имел я у себя
Цветок, который назывался бы гвоздикой,
То каждым утром
Я б в руках его держал,
И не было бы дня, чтоб им не любовался!
* Здесь под цветком гвоздики подразумевается возлюбленная. Сравнение возлюбленной с цветком, водорослями, травой часто встречается в песнях антологии. Гвоздика как метафора любимой характерна для песен Якамоти.
一日尓波
千重浪敷尓
雖念
奈何其玉之
手二巻<難>寸
ひとひには
ちへなみしきに
おもへども
なぞそのたまの
てにまきかたき
День целый
В тысячи рядов волна здесь приливает за волною,
И также думы непрерывны о тебе…
Но почему же трудно в руки взять
И завладеть жемчужиною дорогою?
* Жемчужина — метафора возлюбленной.
橘乎
屋前尓殖生
立而居而
後雖悔
驗将有八方
たちばなを
やどにうゑおほし
たちてゐて
のちにくゆとも
しるしあらめやも
У дома моего в саду
Я посадила померанцы,
И пусть потом я места не найду
И буду каяться,
Но, может быть, напрасно?
* Песня написана в аллегорическом плане. Поэтесса адресует ее своему будущему зятю — поэту Якамоти, за которого она собирается отдать старшую дочь и которого она собирается взять в свой дом. В песне она беспокоится за судьбу дочери.
吾妹兒之
屋前之橘
甚近
殖而師故二
不成者不止
わぎもこが
やどのたちばな
いとちかく
うゑてしゆゑに
ならずはやまじ
Цветы расцветших померанцев
В саду возлюбленной моей
Посажены так близко вами,
Поэтому я не оставлю их,
Пока не станут те цветы плодами!
* “Пока не станут те цветы плодами” — пока мы не соединимся браком.
伊奈太吉尓
伎須賣流玉者
無二
此方彼方毛
君之随意
いなだきに
きすめるたまは
ふたつなし
かにもかくにも
きみがまにまに
Жемчужины, что украшают
Венец на голове,—
Им равных нет нигде!
О чем бы ты меня ни попросила,
Во всем покорен я тебе!
* Возлюбленная сравнивается с дорогим жемчугом.
須麻乃海人之
塩焼衣乃
藤服
間遠之有者
未著穢
すまのあまの
しほやききぬの
ふぢころも
まどほにしあれば
いまだきなれず
У рыбаков в Сума одежда,
В которой выжигают соль,
Из ткани фудзи,
Очень редкой,
И потому никак я не привыкну к ней!
* В песне игра слов. Редкая ткань (мадои) значит также и “редко вижу”: “редко вижу тебя, и потому никак не можем стать ближе друг другу.”.
かすがのの
わかむらさきの
すり衣
しのぶのみだれ
かぎりしられず
かすがのの
わかむらさきの
すりごろも
しのぶのみだれ
かぎりしられず
С равнины Касуга
молодых фиалок на тебе
узоры, платье...
И не знаешь ты пределов
мятежным смутам, как и Синобу.
Приведенное стихотворение настолько сложно по своему содержанию, что требует обстоятельных объяснений, тем более, что даже японская толковательная литература далеко не единодушна в раскрытии истинного его смысла, особенно в отношении отдельных слов. Прежде всего необходимо иметь в виду, что в ту эпоху, когда текстильная техника носила еще вполне кустарный характер, окраска тканей и наведение узоров на них производились ручным способом и довольно примитивным: на гладкий камень накладывались различные травы и цветы, поверх их расстилался холст, который имели в виду окрасить, а затем по нем проводили гладким камешком, так сказать, натирая его. Сок находящихся под холстом растений впитывался при этом материей, и на ней выступали и окраска, и узоры. Так и была изготовлена та ткань, из которой была сшита одежда кавалера. При этом эта ткань носила специальное название: "ткань Синобу", что может означать как и то, что узоры и окраска ее были наведены посредством особой травы, именуемой Синобу, так и то, что такие именно ткани выделывались в местности Синобу, поставлявшей их в виде дани императорскому двору. Особенностью же этих тканей было то, что они отличались чрезвычайно путаным узором, прихотливыми переливами оттенков - в целом лиловатого цвета. Это последнее обстоятельство дает возможность автору поставить в связь два образа стихотворения - свою одежду лиловатого цвета и упоминаемые фиалки. В результате получается следующий смысл: "О ты, моя одежда,- лиловая с узорами; свой цвет ты несомненно получила вот от этих фиалок, растущих на равнине Касуга. И хотя узор твой и от них идет, но в своей спутанности и смятенности он таков же, как и у ткани Синобу". Это первый смысл, переданный и в переводе. Но необходимо помнить, что образ "молодых фиалок" с равнины Касуга есть не что иное, как иносказательное обозначение "двух молодых девушек, живущих в Касуга", в то время как слово "Синобу" означает и понятие "любовного томления", томительной страсти. Отсюда новый смысл стихотворения: "Мое платье не знает пределов смятенности своих узоров и цветов,- хоть и окрашено оно фиалками с равнины Касуга, а может быть даже именно поэтому. Так и сердце мое не знает пределов любовному томлению, вызванному все теми же фиалками с равнины Касуга, т. е. вами, молодые девушки".

Включено в Синкокинсю, 994
君がため
たをれる枝は
春ながら
かくこそ秋の
もみぢしにけれ
いつのまに
うつろふいろの
つきぬらん
きみがさとには
はるなかるらし
Когда же успел
бывший пышным цветок
так отцвести?
В твоей стороне, видно, милый,
уже не весна...
Дама в своем стихотворении дает совершенно противоположное толкование символу, посланному ей с дороги кавалером, и его словам о нем: тот хотел сказать, что страсть его всегда алеет ярким цветом, как этот клен, несмотря на все неблагоприятные обстоятельства - весеннее время, неурочное для покраснения листвы дерев, - т. е. несмотря на необходимость разлуки, она же берет образ той же ветки уже в связи с осенью: красный клен - символ осени, угасающей любви.
君がため
たをれる枝は
春ながら
かくこそ秋の
もみぢしにけれ
きみがため
たをれるえだは
はるながら
かくこそあきの
もみぢしにけれ
Для тебя, о друг милый,
рукой моей сломленная ветка
и весною даже
такою красной стала,
как в осень должно ей

むらさきの
色こき時は
めもはるに
野なる草木ぞ
わかれざりける
むらさきの
いろこきときは
めもはるに
のなるはなぎぞ
わかれざりける
Когда фиалок
цвет густой темнеет,
на поле всем вдали,
растений разных глазу —
не отличить!
Т. е. "в сильной любви к жене своей я не делаю различия между ней и ее родными".
そめ河を
わたらむ人の
いかでかは
色になるてふ
ことのなからん
そめがはを
わたらむひとの
いかでかは
いろになるてふ
ことのなからん
Если перейдёт кто
реку Сомэгава,
что есть "река Окраски" —
не может быть, чтоб цвета
не было на нём.
Река Сомэгава ("Окраски") — на о. Кюсю. По дороге сюда кавалер должен был через нее переправиться.

Своим стихотворением он хочет сказать, что в такой своей репутации он лично не виноват: наоборот, здесь, по-видимому, такие нравы, и на него лишь переносят общий признак.
秋かけて
いひしながらも
あらなくに
この葉ふりしく
えにこそありけれ
あきかけて
いひしながらも
あらなくに
このはふりしく
えにこそありけれ
"Осенью", — тебе
сказала я, и всё же
ничего не вышло!
Листвой дерев засыпанным
ручьём все оказалось!
Игра слов, э - "мелкий ручей" и "любовный союз". Как мелкий ручей осенью бывает весь засыпан листьями и гибнет, так и наша любовь погибла теперь.
すまのあまの
しほやく煙
風をいたみ
おもはぬ方に
たなびきにけり
すまのあまの
しほやくけぶり
かぜをいたみ
おもはぬかたに
たなびきにけり
Дым, что разводит,
соль в Сума добывая, рыбак —
под ветра напором
склонился туда,
куда вовсе не думал!
*А.С. Есть много аналогичных по композиции и образам стихов, правда, с местностью Сига.

Включено в Кокинсю, 708
山跡之
宇陀乃真赤土
左丹著者
曽許裳香人之
吾乎言将成
やまとの
うだのまはにの
さにつかば
そこもかひとの
わをことなさむ
Глина красная из местности Уда,
В стороне Ямато
Красит почву.
Если б на тебя была похожа я,
Как бы люди насмехались надо мною!
* Песня девушки, тайно сблизившейся с легкомысленным юношей. Красная глина — метафора легкомысленного юноши.
木綿懸而
祭三諸乃
神佐備而
齊尓波不在
人目多見許<曽>
ゆふかけて
まつるみもろの
かむさびて
いむにはあらず
ひとめおほみこそ
О нет, не потому что лег запрет меж нами,
Ведь я не божество,
Как боги в Миморо,
Где славят их молитвой и дарами,
Запрета нет, но много глаз людских…
* Ответная песня девушки, обращенная к юноше и объясняющая ему, отчего она не приходит к нему на свидание.
木綿懸而
齊此神社
可超
所念可毛
戀之繁尓
ゆふかけて
いはふこのもり
こえぬべく
おもほゆるかも
こひのしげきに
Даже в храмах,
Где наложены запреты,
Где богам с мольбой несут дары,
Я могу переступить ограду,
Так сильна моя любовь к тебе!
* Песня юноши из цикла песен вопросов и ответов, связанная с предыдущей.
不絶逝
明日香川之
不逝有者
故霜有如
人之見國
たえずゆく
あすかのかはの
よどめらば
ゆゑしもあるごと
ひとのみまくに
Если Асука-река,
Что всегда, всегда течет,
Перестала бы вдруг течь,
То увидела бы ты,
Что всему причина есть!
* Песня юноши, сравнивающего себя с рекой. Если б река, что постоянно течет, перестала бы течь — если б я, постоянно навещающий тебя, перестал бы приходить, ты бы поняла, что всему есть причина.
明日香川
湍瀬尓玉藻者
雖生有
四賀良美有者
靡不相
あすかがは
せぜにたまもは
おひたれど
しがらみあれば
なびきあはなくに
Хоть в текущих струях Асука-реки
Зеленеют водоросли-жемчуга,
Но воздвигнуты плотины на воде,
Потому друг к другу не склониться им,
Не соединиться никогда…
* Водоросли-жемчуга — автор песни и его возлюбленная.
* Плотина (сигарами) — вбитые в дно колья, обитые поперек бамбуком или другим деревом, символ препятствий, помех, которые мешают их встрече.
廣瀬<河>
袖衝許
淺乎也
心深目手
吾念有良武
ひろせがは
そでつくばかり
あさきをや
こころふかめて
わがおもへるらむ
У реки у Хиросэ,
Воды смочат только рукава
Так она мелка.
Человека с мелкою душой
Разве полюблю я сердцем глубоко?

泊瀬川
流水沫之
絶者許曽
吾念心
不遂登思齒目
はつせがは
ながるるみなわの
たえばこそ
あがおもふこころ
とげじとおもはめ
О, если даже перестанут течь
Реки Хацусэ
Мчащиеся воды,
Ведь сердце это, полное любви,
Добиться счастья все равно не сможет!

名毛伎世婆
人可知見
山川之
瀧情乎
塞敢<而>有鴨
なげきせば
ひとしりぬべみ
やまがはの
たぎつこころを
せかへてあるかも
Если бы я вздыхал о тебе,
Обо всем бы люди узнать могли,
Потому и любовь, что кипела во мне
Бурной горной рекой,
Я в себе заглушил…

水隠尓
氣衝餘
早川之
瀬者立友
人二将言八方
みごもりに
いきづきあまり
はやかはの
せにはたつとも
ひとにいはめやも
Пусть под водой
Дышать бывает трудно,
В потоках быстрых рек
Пусть тяжело стоять,—
Я все равно любовь ей не открою!

真鉇持
弓削河原之
埋木之
不可顕
事<尓>不有君
まかなもち
ゆげのかはらの
うもれぎの
あらはるましじき
ことにあらなくに
Рубанок в руки взяв, стругают…
Как те деревья, что закопаны в земле,
В речной долине Югэнокавара,
Не будет скрытою
Моя любовь к тебе…
* В песне отражен старинный способ получения древесного угля, когда закапывали очень старые деревья в землю или долго держали погруженными в воду, и они таким образом начинали обугливаться.
* Первая строка окаменевшего зачина аллегорически говорит о том, что покров будет снят, скрытая любовь обнаружена.
大船尓
真梶繁貫
水手出去之
奥<者>将深
潮者干去友
おほぶねに
まかぢしじぬき
こぎでなば
おきはふかけむ
しほはひぬとも
К большому кораблю
Приладив много весел,
Отчалил я от берегов,
В открытом море будет дно глубоко,
Пускай отхлынул временно прилив!

伏超従
去益物乎
間守尓
所打沾
浪不數為而
ふしこえゆ
ゆかましものを
まもらふに
うちぬらさえぬ
なみよまずして
Из Фусигоэ — страшных мест
Скорей хотелось мне уйти,
Я ждал с надеждой подходящий час,
Но я не рассчитал нахлынувшей волны,
И весь промок от брызг ее насквозь…
* Промок насквозь — потерпел неудачу.
* Фусигоэ — букв. “переходи лежа” — название обрывистой местности в провинции Тоса.
石灑
岸之浦廻尓
縁浪
邊尓来依者香
言之将繁
いはそそき
きしのうらみに
よするなみ
へにきよらばか
ことのしげけむ
Омывая скалы, набегает в бухте
На берег повсюду
Белая волна.
Если бы к нему я близко подходила,
Верно, зашумела б злобная молва.
* В песне говорится о невозможности встреч с любимым человеком из-за людской молвы.
礒之浦尓
来依白浪
反乍
過不勝者
<誰>尓絶多倍
いそのうらに
きよるしらなみ
かへりつつ
すぎかてなくは
たれにたゆたへ
В бухте с моря на скалистый берег
Набегающая белая волна,
Если ты не в силах
Отойти отсюда,
Так плещись у берега тогда!
* Песня девушки, обращенная к юноше, который приходит к ее дому, но, боясь людских глаз, людской молвы, не решается войти в дом.
* Бухта — окрестности дома; берег — дом возлюбленной (МС).
淡海之海
浪恐登
風守
年者也将經去
榜者無二
あふみのうみ
なみかしこみと
かぜまもり
としはやへなむ
こぐとはなしに
Думать лишь о том, что в море, в Оми,
По волнам бушующим пути опасны,
Выжидать все время, чтобы ветер стих…
А ведь годы будут проходить напрасно,
Так и не удастся плавать по морям!
* Песня юноши. В песне аллегорически говорится о том, что трудно встречаться с любимой, но если бояться помех и покорно ждать, можно потерять ее.
朝奈藝尓
来依白浪
欲見
吾雖為
風許増不令依
あさなぎに
きよるしらなみ
みまくほり
われはすれども
かぜこそよせね
В затишье утреннем
Хочу полюбоваться
На приливающую белую волну,
Но все напрасно: этот грозный ветер
Ее не пустит в сторону мою.
* Песня юноши.
* Белая волна — девушка, возлюбленная.
* Ветер — символ преград, помех, в данном случае толкуется как родители девушки, ее братья (СН).
紫之
名高浦之
愛子地
袖耳觸而
不寐香将成
むらさきの
なたかのうらの
まなごつち
そでのみふれて
ねずかなりなむ
Мурасаки трава знаменита…
“Знаменитая-бухта” покрыта
Прекрасным и чистым песком.
На этих песчаных дорогах ужели заснуть не придется
И буду лишь только касаться песка невзначай рукавом?
* Песня юноши. Мурасаки трава — один из лучших красителей, употреблявшихся в старину для окраски одежды.
* Касаться рукавом — выражать ласку, симпатию, отсюда надежда на ответную любовь.
* Песок — метафора девушки, возлюбленной.
豊國之
<聞>之濱邊之
愛子地
真直之有者
何如将嘆
とよくにの
きくのはまへの
まなごつち
まなほにしあらば
なにかなげかむ
Там, в Тоёкуни,
На побережье Кику,
Чистого песка полна земля,—
Если б только чистым было твое сердце,
Ах, о чем мне было б горевать?

塩満者
入流礒之
草有哉
見良久少
戀良久乃太寸
しほみてば
いりぬるいその
くさなれや
みらくすくなく
こふらくのおほき
Не трава ли ты морская,
Что растет на каменистом берегу
И, когда прилив нахлынет, исчезает?
Видишь мало ту зеленую траву,
А о ней тоскуешь — много…
* Песня девушки.

* В Какё Хёсики приводится эта песня как песня внука императора Тэмму принца Сиояки.
* В Сюисю эта песня приписана Саканоэ-но ирацумэ
紫之
名高浦乃
名告藻之
於礒将靡
時待吾乎
むらさきの
なたかのうらの
なのりその
いそになびかむ
ときまつわれを
Травы мурасаки знамениты…
В Знаменитой-бухте — Надака
“Имя-назови” растет трава.
Как она, я срока жду, когда смогу
К берегу склониться своему.
* Травы мурасаки — см. п. 1392.
奥浪
依流荒礒之
名告藻者
心中尓
疾跡成有
おきつなみ
よするありその
なのりそは
こころのうちに
つつみとなれり
На каменистом, диком берегу,
Куда все время волны приливают,
Трава растет “не-говори”.
Ведь это значит “тайну береги”
И только в сердце, в глубине гори!
* Эта песня относится к древним заговорам, хотя об этом ничего не говорится в комментариях. Здесь — заговор, оберегающий тайную любовь от людской молвы, боязнь которой отражена во многих песнях М.
* Песня отражает также древнюю веру в магию слов. Об этом говорят многие названия трав, раковин, гор и т. д.
荒礒超
浪者恐
然為蟹
海之玉藻之
憎者不有手
ありそこす
なみはかしこし
しかすがに
うみのたまもの
にくくはあらずて
Заливающие дикий берег волны
Ныне страшны,
Но не для меня,
В море водоросли-жемчуга
Ненавистными от этого не стали.
* Песня юноши. Волны—символ преград, помех. Водоросли— метафора возлюбленной.
神樂聲浪乃
四賀津之浦能
船乗尓
乗西意
常不所忘
ささなみの
しがつのうらの
ふなのりに
のりにしこころ
つねわすらえず
В Садзанами,
В бухте Сигацу,
Управляет кормчий кораблями,
А вот сердцем управляешь ты,
И забыть тебя оно не в силах!
* Песня юноши. га. 1399 Песня юноши. Вариант п. 1398.
百傳
八十之嶋廻乎
榜船尓
乗<尓志>情
忘不得裳
ももづたふ
やそのしまみを
こぐふねに
のりにしこころ
わすれかねつも
Сотни раз проходят
Островов десятки
На плывущем в море корабле,—
В сердце же моем, которым ты владеешь,
Не пройдет вовек к тебе любовь.

玉主尓
珠者授而
勝且毛
枕与吾者
率二将宿
たまもりに
たまはさづけて
かつがつも
まくらとわれは
いざふたりねむ
Владельцу жемчуга
Жемчужину отдав,
Уж как-нибудь
С подушкою своею
Теперь вдвоем попробую я спать!..
* Песня сложена в аллегорическом плане.
* Владелец жемчуга — муж дочери. Жемчужина — обычно метафора девушки, красавицы, здесь — дочери.
嶋傳
足速乃小舟
風守
年者也經南
相常齒無二
しまづたふ
あばやのをぶね
かぜまもり
としはやへなむ
あふとはなしに
От одного к другому острову идя,
Быстроходная плывущая ладья,
Будешь ли ты ждать, чтоб ветер стих?
Так и годы долгие пройдут,
И с любимою не будет встреч!

水霧相
奥津小嶋尓
風乎疾見
船縁金都
心者念杼
みなぎらふ
おきつこしまに
かぜをいたみ
ふねよせかねつ
こころはおもへど
К островку, лежащему в открытом море,
Над которым поднялся туман,
Оттого что ветер,
Не дойдет корабль,
Хоть и сердцем тянется к нему…
* Песня сложена в аллегорическом плане: островок — возлюбленная, ветер — символ преград, помех, корабль — юноша, от лица которого поется песня.
三幣帛取
神之祝我
鎮齊杉原
燎木伐
殆之國
手斧所取奴
みぬさとり
みわのはふりが
いはふすぎはら
たきぎこり
ほとほとしくに
てをのとらえぬ
Там, в долине вечных криптомерии,
Где жрецы богов могучих славят,
К алтарю неся дары святые,
Я рубил дрова,
И вот за это —
У меня едва-едва топор не отобрали…
* Долина криптомерий — тщательно оберегаемая возлюбленная (криптомерии — священные деревья). Рубить дрова — тайно встречаться (долина священная и рубить дрова можно только тайком). Едва топор не отобрали — едва не лишился возлюбленной.
風交
雪者雖零
實尓不成
吾宅之梅乎
花尓令落莫
かぜまじり
ゆきはふるとも
みにならぬ
わぎへのうめを
はなにちらすな
Пусть снег идет
И дует резкий ветер,
Но возле дома моего
Плодов еще не давшей сливе белой
Не дайте облететь, пока она цветет!
* Некоторые комментаторы считают, что песня сложена в аллегорическом плане (МС). Судя по другим песням М., все эти образы встречаются в песнях-аллегориях и такая трактовка правомерна, в этом убеждает и последующая песня Отомо Якамоти. Под ветром всегда подразумеваются помехи, преграды, беды. КМ считает, что здесь речь идет о людской молве.
* “Плодов еще не давшей сливе белой” — толкуется, как любовь возлюбленных, еще не ставших мужем и женой.
* “Не дайте облететь” — т. е. не спугните чувства. Дата песни не помечена, судьба же Якамоти, его взаимоотношения с теткой и ее дочерью в свете последующей его песни подсказывают несколько иную трактовку. Он был сослан, и может быть Саканоэ намекает на эту беду и боится за свою дочь (сливу).
春野尓
安佐留雉乃
妻戀尓
己我當乎
人尓令知管
はるののに
あさるきぎしの
つまごひに
おのがあたりを
ひとにしれつつ
Оттого что в тоске по жене
Громко стонет фазан,
Что еду себе ищет на поле весеннем,
Известны становятся людям места,
Где бедный фазан приютился на время…
* Эту песню при всех ее отличиях сравнивают с п. 267 и с п. 2149. Учитывая, что Якамоти был замешан в заговоре против правящего дома, можно предположить, что он скрывался, и, сравнивая себя с фазаном, тоскующим о жене, намекает на то, что, подавая вести жене, он рискует жизнью. Во всяком случае эти песни не случайно помещены вместе и, по-видимому, имеют аллегорический смысл.
春之雨者
弥布落尓
梅花
未咲久
伊等若美可聞
はるのあめは
いやしきふるに
うめのはな
いまださかなく
いとわかみかも
Весенние дожди
Все льют и льют…
А вот цветы на белой сливе
Еще до сей поры никак не расцветут,—
Не оттого ль, что слишком молодая?
* По поводу этой песни есть много толкований. Чаще придерживаются толкования К., считающего, что здесь речь идет о молодой девушке из семьи Фудзивара Кусумаро. Слива — метафора девушки, “цветы… никак не расцветут” — т. е. она не отвечает на любовь.
浦若見
花咲難寸
梅乎殖而
人之事重三
念曽吾為類
うらわかみ
はなさきかたき
うめをうゑて
ひとのことしげみ
おもひぞわがする
Посадил я
Слишком молодую сливу,
Что ещё цветами даже не цвела,
И шумит о нас кругом молва,
Оттого я и тоскую ныне!
* Молодая слива — метафора молодой девушки.
春雨乎
待<常>二師有四
吾屋戸之
若木乃梅毛
未含有
はるさめを
まつとにしあらし
わがやどの
わかきのうめも
いまだふふめり
Ведь, говорят, дождей весенних ждут,
Как видно, в этом нынче дело.
Ах, слива юная
У дома моего
Еще раскрыть бутоны не успела!

大王之
界賜跡
山守居
守云山尓
不入者不止
おほきみの
さかひたまふと
やまもりすゑ
もるといふやまに
いらずはやまじ
Говорят, великий государь
Повелел воздвигнуть на горах заставу,
Говорят, поставил сторожей,
Но пока я в горы не проникну,
Я покоя не найду себе!
* Песни 950–952 сложены в иносказательном плане.
* Красавицу сторожат родители, “пока я в горы не проникну” — т. е. пока не завладею ею.
見渡者
近物可良
石隠
加我欲布珠乎
不取不巳
みわたせば
ちかきものから
いはがくり
かがよふたまを
とらずはやまじ
Когда взглянул,
Мне близкой показалась
Жемчужина, сверкавшая средь скал,
Жемчужину я эту не оставлю,
Пока не станет навсегда моей!
* Песни 950–952 сложены в иносказательном плане.
* Жемчужина — метафора красавицы, возлюбленной.
韓衣
服楢乃里之
嶋待尓
玉乎師付牟
好人欲得食
からころも
きならのさとの
しままつに
たまをしつけむ
よきひともがも
Привыкли надевать китайские одежды…
В селенье Нара у меня в саду
Растет сосна, — и об одном молю:
Пускай найдется человек хороший,
Чтобы украсил жемчугом сосну!
* Песни 950–952 сложены в иносказательном плане.
* Сосна — девушка, дочь.
朝入為等
礒尓吾見之
莫告藻乎
誰嶋之
白水郎可将苅
あさりすと
いそにわがみし
なのりそを
いづれのしまの
あまかかりけむ
Ту траву зеленую “имя-назови”,
Что я видел
На скалистом берегу,—
О, с какого острова рыбак
Срежет ту заветную траву?
* Песня сложена в аллегорическом плане: трава “имя-назови” — метафора девушки; с какого острова рыбак ее срежет — т. е. кто сделает ее своей женой.
櫛笥
ふたとせ逢はぬ
君が身を
あけながらやは
あらむと思ひし
たまくしげ
ふたとせあはぬ
きみがみを
あけながらやは
あらむともひし
Драгоценная шкатулка для гребней,
Крышка и низ не встречаются
В тебе.
Ты все еще открыта?
А я думал, что уже нет[25].
25. Танка содержит омонимы: ми (в виде кими-га ми) – не только «корпус» (шкатулки), но и «ты», фута – «крышка», сэ – «низ» (шкатулки), но футатосэ – «два года», акэ – форма глагола «открывать» и «алый». Алый же – цвет одежд чиновников пятого ранга, которые адресату придется носить по-прежнему без надежды сменить его на цвет одежд чиновников четвертого ранга. Таким образом, иной смысл четырех последних строк стихотворения: «Два года мы не встречались с тобой. /Все еще цвет твой алый?/ А я думал, что уже нет». Слова фута, сэ, ми, акэ связаны со словом тамакусигэ («драгоценная шкатулка») по типу связи энго («связанные ассоциациями слова»). Танка приводится в сборнике стихов Кимутада – Кимутадасю, а также в антологии Госэнсю, 15, где повествуется, что Ёсифуру выразил Кимутада, недовольство в связи с тем, что его обходят повышением, и тогда Кимутада послал ему эту танка. Приводится также ответ Ёсифуру, отсутствующий здесь.
ふる里を
かはと見つゝも
渡るかな
淵瀬ありとは
宜もいひけり
ふるさとを
かはとみつつも
わたるかな
ふちせありとは
うべもいひけり
Родные места —
Вот они, глядя на них,
Прохожу мимо.
И пучина может стать мелководьем —
Так часто говорится[46].
46. Танка содержит омонимы: кава「川」 – «река» и ка ва 「彼は」 – «он». Неверность возлюбленного часто сравнивалась с мелководьем (мелкая река – мелкие чувства), «стремнина» и «мелководье» могут обозначать соответственно глубокую и непрочную любовь.
あらたまの
年は經ねども
猿澤の
池の玉藻は
見つべかりけり
あらたまの
としはへねども
さるさはの
いけのたまもは
みつべかりけり
С яшмой схожие
Годы еще и не прошли,
Но в Сарусава-
Пруду водоросли
Стали видны тебе[57].
原文頭注:拾遺集に「わぎも子がねくたれ髪を猿澤の池の藻屑と見るぞ悲しき」
57. Содержание танка связано с преданием о девушке, утопившейся в пруду Сарусава, когда ее покинул возлюбленный (см. 150-й дан). Поэтесса сравнивает себя с этой девушкой. «... годы хоть и не прошли, но водоросли... стали видны» – считалось, что водоросли растут только в старых прудах, при этом водоросли – метафора волос утопившейся девушки. Офунэ хочет сказать, что и она, подобно той деве из легенды, собирается утопиться.
春の野は
はるけながらも
忘れ草
生ふるは見ゆる
ものにぞありける
はるののは
はるけながらも
わすれぐさ
おふるはみゆる
ものにぞありける
Весенних полей
Беспредельна ширь.
Но «забудь-трава»,
Что на них растет,
Мне все же видна.

春の野に
生ひじとぞ思ふ
忘れ草
つらき心の
種しなければ
はるののに
おひじとぞおもふ
わすれぐさ
つらきこころの
たねしなければ
В весенних полях,
Думаю, и вовсе не растет
«Забудь-трава».
Ведь нету в сердце
И семян равнодушия[62].
62. Фрейлина укоряет сёсё за то, что тот позабыл ее. «Забудь-трава» – растение, которое, по старинному народному поверью, обладает силой изгонять из сердца память о любимой.
せかなくに
絶えと絶えにし
山水の
たれしのべとか
声を聞かせむ
せかなくに
たえとたえにし
やまみづの
たれしのべとか
こゑをきかせむ
Хоть и нет запруды,
Но совсем иссяк.
Горный поток,
Так кому же «вспомни обо мне»
Сказать бы могла я?[78]
78. Танка приводится в антологии Секугосэнсю, 15. Поэтесса хочет сказать: раз иссякла без причины твоя любовь, то с кем же мне говорить?
おく露の
ほどをも待たぬ
朝顔は
見ずぞなかなか
あるべかりける
おくつゆの
ほどをもまたぬ
あさがほは
みずぞなかなか
あるべかりける
Чтоб белая роса
Пала – ждущий
Вьюнок «утренний лик»...
Лучше б его я не видел,
Тогда, верно, было б мне легче[111].
111. Под росой поэт разумеет себя, под вьюнком – юную девушку. Оку – «пасть» (о росе) в контексте означает «встреча». Миру – «видеть» – здесь означает «обменяться брачными обещаниями». «Лучше бы нашей встречи не было, ведь столь быстротечна жизнь» – так современные комментаторы толкуют смысл этого стихотворения. Первые три строки совпадают с танка в Синтёкусэнвакасю, 13, автором назван Минамото Мунэюки.
のぼりゆく
山の雲居の
遠ければ
日もちかくなる
ものにぞありける
のぼりゆく
やまのくもゐの
とほければ
ひもちかくなる
ものにぞありける
Колодец горных облаков,
Ввысь вздымающихся,
Далеко-далеко,
А значит, солнце близко,
Вот оно как![120] —
120. Стихотворение содержит омонимы: хи – «день» и «солнце», отсюда – иной смысл четвертой строки: «Этот день близок».
うちとけて
君は寝つらむ
われはしも
露のおきゐて
恋にあかしつ
うちとけて
きみはねつらむ
われはしも
つゆのおきゐて
こひにあかしつ
Расставшись со мной,
Ты, наверно, спишь,
А я же,
Бодрствуя,
Полный любви, встречаю рассвет[128].
128. Стихотворение основано на игре омонимами: симо – «иней» и «низ», т. е. иносказательно «я сам», оки – «ложиться» (об инее) и «бодрствовать», кохи – «любовь», а часть этого слова хи – «солнце». Все перечисленные выше слова – «иней», «ложиться», «солнце» – связаны типом связи энго. Поэт намекает на свои слезы, которые сравнивает с инеем, падающим каплями росы на восходе солнца.
おく山に
心をいれて
たづねずは
ふかきもみぢの
色を見ましや
おくやまに
こころをいれて
たづねずは
ふかきもみぢの
いろをみましや
Если в глубину гор
Всем сердцем не устремишься
Пытливо,
То ярких кленовых листьев
Цвета, верно, не увидишь[131].
131. Стихотворение выражает ту мысль, что сущность любви (иро) нельзя постичь, не проверив глубину чувства.
わたつみの
ふかき心は
おきながら
恨みられぬる
ものにぞありける
わたつみの
ふかきこころは
おきながら
うらみられぬる
ものにぞありける
Хотя на морской равнине
Самое глубокое место —
Это открытое море,
Все же есть люди,
Что видят бухту[142].
142. В стихотворении обыгрываются омофоны: оки – «иметь», «класть» и оки – «открытое море», урами – «ревность» и «смотреть на бухту». Иной перевод танка: хотя, словно глубины морские, глубоки мои чувства, все же есть такие люди, что ревнуют меня к другим. Император хочет сказать, что его дети напрасно ревнуют его друг к другу, всех он любит одинаково. Оки – «открытое море» и ура – «бухта» – энго к ватацуми («гладь моря»). Стихотворение с пометой «Автор неизвестен» помещено в Сюисю, 15 [983], а также в Кокинрокутё, 4, с небольшими изменениями в Канэхирагосю.
しをりして
ゆく旅なれど
かりそめの
命知らねば
かへりしもせじ
しをりして
ゆくたびなれど
かりそめの
いのちしらねば
かへりしもせじ
Хоть заломив ветку,
В путь отправляюсь,
Но непрочная
Жизнь наша неведома нам.
И навряд ли смогу вернуться[146]
146. Танка содержит омонимы: сиори – «заломленная ветка» (чтобы можно было найти обратный путь) и «терпеть дурное обращение».
大空の
雲のかよひ路
見てしかな
とりのみゆけば
あとはかもなし
おほぞらの
くものかよひぢ
みてしかな
とりのみゆけば
あとはかもなし
Ах, если б мне увидеть
Тропу, по которой ходит облако
Через ширь неба.
Птица лишь вспорхнёт,
И уж нет и следа её[157].
157. В стихотворении, в 3-й и 4-й строках, в словах сигана тори-номи юкэба содержится название источников: Натори-но мию. Поэтесса упрекает Канэмори, что он уехал в столицу и не подает о себе вестей. Слово ато – «след» – энго к слову тори – «птица». Танка имеется в Сюисю, том 7, 386.
さもこそは
峰の嵐は
荒からめ
なびきし枝を
うらみてぞ来し
さもこそは
みねのあらしは
あらからめ
なびきしえだを
うらみてそこし
Вот такой, верно,
Буря в горах
Бывает.
Вернулся я, сожалея
О склонившейся ветке[165].
165. Танка обыгрывает метафоры: буря в горах – гнев родителя, ветка – возлюбленная. Примечательна также игра омонимами: ура митэ – «смотреть на бухту» и «сожалеть», «ревновать», набику — «клониться» (о ветке) и «подчиняться».
忘らるな
忘れやしぬる
春がすみ
今朝たちながら
契りつること
わすらるな
わすれやしぬる
はるがすみ
けさたちながら
ちぎりつること
«Не забудь!»
И не забудет
Весенняя дымка,
Что сегодня поутру встала,
Свою клятву[166].
166. Танка использует омонимы: тацу – «вставать» (о тумане, дымке) и «покидать», «уходить».
Харугасуми – «весенняя дымка», видимо, метафорическое обозначение самой дамы.
栗駒の
山に朝たつ
雉よりも
かりにはあはじと
思ひしものを
くりこまの
やまにあさたつ
きじよりも
かりにはあはじと
おもひしものを
Больше, чем фазан,
Взлетающий утром
С горы Курикома,
Думаю я о том, что
Не придется мне встретиться с охотником[208] —
208. В танка обыгрываются омонимы: кари – «охота» и кари – «временный», «обманный». Отсюда – второй смысл: «Не думала я, что наши встречи временны». Курикома – гора, знаменитая изобилием фазанов, там часто устраивалась соколиная охота. Танка помещена в Кокинрокутё, 2 (раздел «Фазаны») (две последние строки иные), а также в Фумокусё, 20 (раздел «Горы»), с припиской: «Автор неизвестен».
垣ほなる
君が朝顔
見てしかな
かへりてのちは
ものや思ふと
かきほなる
きみがあさがほ
みてしかな
かへりてのちは
ものやおもふと
О, как бы мне увидеть
У изгороди твоего дома
Вьюнок «утренний лик»!
Чтоб узнать – вот вернулся,
А помнишь ли обо мне?[225]
225. Асагахо (асагао) – «утренний лик» – название вьюнка, содержит слово као – «лицо», т.е. «хотела бы я взглянуть на твое лицо, чтобы проверить, правдивы ли твои слова».
巣守にと
思ふ心は
とどむれど
かひあるべくも
なしとこそ聞け
すもりにと
おもふこころは
とどむれど
かひあるべくも
なしとこそきけ
В гнездышке
Думало сердце
Остаться.
Но услышал я:
Яйца там появиться не могут[244] —
244. Танка содержит омонимы: кахи – «яйцо» и кахи – «толк», «смысл». Таким образом, танка означает еще: «Нет смысла оставаться».
かりそめに
君がふし見し
常夏の
ねもかれにしを
いかで咲きけむ
かりそめに
きみがふしみし
つねなつの
ねもかれにしを
いかでさきけむ
Ведь у того цветка гвоздики,
На который ты прилёг
Столь ненадолго,
Даже корень увял.
Так отчего же он цвёл?[295] —
295. Под гвоздикой дама разумеет себя. Танка содержит омонимы: нэ — «лежать», «спать», а также «корень» и, кроме того, «звук», «плач», токонацу — «гвоздика», часть этого слова токо – «ложе». «Корни увяли» означает что «клятва нарушена». Фусу – «лежать ничком» – энго к слову токо.
大空は
くもらずながら
神無月
年のふるにも
袖はぬれけり
おほぞらは
くもらずながら
かみなづき
としのふるにも
そではぬれけり
Хоть на этот раз в десятую луну
Огромное небо
Не застлано тучами,
Оттого что проходят годы,
Промокли мои рукава[298].
298. Фуру – «идти» (о дожде) означает еще и «жить», «прожить» (о времени). Танка имеет второй смысл: «Хоть на небе ни облачка, [несмотря на дождливый сезон] в октябре, все же мои рукава влажны, но это от слез, которые я проливаю, ибо время проходит, [а ты все не навещаешь меня]».
むかし着て
なれしをすれる
衣手を
あなめづらしと
よそに見しかな
むかしきて
なれしをすれる
ころもでを
あなめづらしと
よそにみしかな
Те рукава одежд
Узорных, что с давних пор ты носил
И что привычны стали,
Такими красивыми мне показались,
Когда их увидала в ином месте[304].
304. Танка содержит омонимы: киру – «носить» и «приходить», нарэ — «привыкнуть носить» и часть слова нарисомэ – «быть в близких отношениях». Слово мэдзураси – «красивый», «замечательный» включает слово цураси – «жестокий». Таким образом, второй смысл танка: «Я привыкла видеть тебя, который так долго приходил ко мне, и как мне теперь горько!» Рукава одежд – образ встречающихся и разлучающихся влюбленных.
おそくとく
つひに咲きける
梅の花
たが植ゑおきし
種にかあるらむ
おそくとく
つひにさきける
うめのはな
たがうゑおきし
たねにかあるらむ
Поздно или рано,
Но все же расцвели
Сливовые цветы.
Кто же посадил
Семена?[321]
321. Танка помещена в Синкокинсю, 16 [1442], и в Кимутадасю, а также в Окагами, в биографии Накахира. Говоря о семенах, автор имеет в виду, что назначением брат обязан своему отцу Мотоцунэ.
花ざかり
春は見に来む
年きりも
せずといふ種は
生ひぬとか聞く
はなざかり
はるはみにこむ
としきりも
せずといふたねは
おひぬとかきく
Пышно цветущую
Весну смотреть прибуду.
Времени неподвластные
Семена, о которых вы говорили,
Уже проросли, слышала я[326].
326. Танка приводится в Госэнсю, 15 (с изменениями).
浜千鳥
とびゆくかぎり
ありければ
雲立つ山を
あはとこそ見れ
はまちどり
とびゆくかぎり
ありければ
くもたつやまを
あはとこそみれ
Есть предел высоты
Полёта
У прибрежной птицы тидори,
Потому и горами, над которыми встают облака,
Любуются издали: вон они![383] —
383. В этой танка поэтесса под птицами разумеет себя, под горами – императора. Ава – название местности и «вот оно», а также «туманно», «неясно», «слегка». Танка помещена в Окагами фурумоногатари.
人知れぬ
心のうちに
もゆる火は
煙もたたで
くゆりこそすれ
ひとしれぬ
こころのうちに
もゆるひは
けぶりもたたで
くゆりこそすれ
Неведомый людям
В глубине сердца
Горящий огонь.
Дым от него не встает,
А лишь слегка курится[472] —
472. Танка обыгрывает омонимы: куюру – «дымить», «куриться» и «раскаиваться», «сожалеть», отсюда – иной смысл последней строки: «Полна я раскаяния». Танка помещена в Сёкугосэнсю, 13.
富士の嶺の
絶えぬ思ひも
あるものを
くゆるはつらき
心なりけり
ふじのねの
たえぬおもひも
あるものを
くゆるはつらき
こころなりけり
На самом деле
Дым от горы Фудзи —
От непрестанного огня,
А если курится – от равнодушия
Сердца это[473].
473. Автор хочет сказать, что он-то в самом деле любит, а сердце его дамы жестоко. Помимо куюру в танка имеются омонимы: омохи – «любовь» и хи – «огонь».
Таким образом, второй смысл стиха: «Как на вершине Фудзи не прекращается огонь, не прекращается моя любовь, и раскаиваться – значит жестокое иметь сердце». Помещена в Сёкугосэнсю, 13.
殊放者
奥従酒甞
湊自
邊著經時尓
可放鬼香
ことさけば
おきゆさけなむ
みなとより
へつかふときに
さくべきものか
Если расставаться —
То расстаться в море,
А когда причалишь к берегам
И войдешь уже с дороги в гавань,
Можно ли тогда расстаться нам?
* Песня юноши. Корабль, подразумевающийся в тексте, служит метафорой юноши, автора песни. В море, т. е. в самом начале любви. Когда причалишь к берегам и войдешь… в гавань, т. е. после того как начали встречаться и стали близкими.
室戸在
櫻花者
今毛香聞
松風疾
地尓落良武
やどにある
さくらのはなは
いまもかも
まつかぜはやみ
つちにちるらむ
Наверное, цветы расцветших вишен
У дома моего уже теперь
Из-за того, что быстрым был
Средь сосен ветер,
Опали на землю с ветвей…
* Песня толкуется некоторыми комментаторами (МС) в аллегорическом плане. Цветы вишни сравниваются с возлюбленной, и автор намекает на то, что теперь из-за преград и препятствий возлюбленная для него уже потеряна. Обычно цветы вишни — символ возлюбленной, красавицы, здесь же — скорее символ любви.
吾妹子之
形見乃合歡木者
花耳尓
咲而盖
實尓不成鴨
わぎもこが
かたみのねぶは
はなのみに
さきてけだしく
みにならじかも
Ах, нэбунохана, что мне на память
Прислала милая моя,—
Одни цветы,
И те цветы плодами,
Боюсь, не станут никогда!
* Цветы не станут плодами — т. е. любовь не завершится браком.

霍公鳥
来鳴令響
宇乃花能
共也来之登
問麻思物乎
ほととぎす
きなきとよもす
うのはなの
ともにやこしと
とはましものを
Кукушка, прилетев,
Все время громко плачет,
Хотел бы я спросить тебя:
Не вместе ли она с цветком унохана
В местах печальных появилась?
* Пение кукушки всегда связано с расцветом унохана и померанцев. Поэтому, слыша пение кукушки, предполагаешь увидеть и расцвет этих цветов. Но эта песня носит аллегорический характер: унохана здесь символизирует подругу жизни Табито — его покойную жену, а одинокая кукушка — Отомо Табито. Перевод сделан согласно комментарию СП. Кукушка в таком контексте, когда речь идет о потере любимого человека, т. е. о вечной разлуке, встречается впервые.
* В ответной песне Табито аллегорически говорит о своем горе, сравнивая себя с кукушкой, тоскующей и плачущей в одиночестве.
瞿麥者
咲而落去常
人者雖言
吾標之野乃
花尓有目八方
なでしこは
さきてちりぬと
ひとはいへど
わがしめしのの
はなにあらめやも
Пусть люди говорят: “Гвоздики лепестки
Цвели, осыпались
И нет уже их боле”,—
Но это не цветы моих полей,
Где знак запрета был повешен мною.
* Гвоздика — метафора красавицы, возлюбленной.
* “…Где знак запрета был повешен мною”—поля в старину огораживали священной рисовой соломой в знак запрета для посторонних и указания на собственность владельца (см. п. 400, считают, что Якамоти подражает ей).
誰聞都
従此間鳴渡
鴈鳴乃
嬬呼音乃
<乏>知<在><乎>
たれききつ
こゆなきわたる
かりがねの
つまよぶこゑの
ともしくもあるか
Кто слышал их? —
Так удивительно звучали
Жен призывающие голоса
Гусей, что мимо пролетали,
Крича, в далеких облаках…
* Песня сложена в аллегорическом плане: намек на собственную тоску: понимаешь ли ты мою тоску, мою любовь? (СН).
聞津哉登
妹之問勢流
鴈鳴者
真毛遠
雲隠奈利
ききつやと
いもがとはせる
かりがねは
まこともとほく
くもがくるなり
“Кто слышал их,—
Спросила ты меня,—
Гусей, что стаей пронеслись над нами?”
Поверь, те гуси ныне далеко,
И скрылись навсегда за облаками!
* “…те гуси ныне далеко и скрылись навсегда за облаками” — т. е. чувства эти мне теперь далеки, любовь прошла.
手母須麻尓
殖之芽子尓也
還者
雖見不飽
情将盡
てもすまに
うゑしはぎにや
かへりては
みれどもあかず
こころつくさむ
Не оттого ль, что этот юный хаги
Я сам выращивал, не покладая рук,
Теперь —
Я сколько ни любуюсь — все мне мало,
Всю душу за него готов отдать!
* Песня сложена в аллегорическом плане. Хаги — метафора молодой девушки. Речь идет о том, что некто воспитал чужую дочь, которая стала монахиней.
衣手尓
水澁付左右
殖之田乎
引板吾波倍
真守有栗子
ころもでに
みしぶつくまで
うゑしたを
ひきたわがはへ
まもれるくるし
Над полем,
Что возделывал я сам,
И даже грязью все запачкал рукава,
Подвесил колотушку я,
И сторожу его и тяжко охранять!
* Песня сложена в аллегорическом плане. В песне говорится о трудностях, которые пришлось испытать, воспитывая молодую девушку.
* “Подвесил колотушку я” — в рисовом поле, чтобы охранять посев от зверей и птиц, подвешивают на ветке деревянную колотушку (хикиита, хикита, хита или наруко) из двух небольших досок с топкими бамбуковыми пли тростниковыми планками между ними, которые при колебании производят шум и отпугивают животных и птиц.
* Здесь под полем подразумевается возлюбленная, у которой много поклонников и которую трудно оградить от них.
佐保河之
水乎塞上而
殖之田乎
さほがはの
みづをせきあげて
うゑしたを
С полей, которые возделывал ты сам,
Куда ты воды подводил
С реки Сахо,
* Песня сложена в аллегорическом плане, ответ на п. 1634.
* Песня считается началом жанра ранга — “поэтической цепи”, составленной разными авторами (начало этой песни сложила монахиня, конец — Якамоти), — получившего широкое хождение в конце XII — начале XIII вв.
* Рисовые поля при возделывании заливаются водой, эта работа считается одной из самых трудных на поле. Таким образом, в песне аллегорически указываются трудности, которые перенесены ради возлюбленной, и подчеркивается, что в награду она должна безраздельно принадлежать автору песни.
苅流早飯者
獨奈流倍思
かれるはついひは
ひとりなるべし
Колосьев первых рис, что ты сварил,
Ты должен съесть весь, без остатка сам.

如今
心乎常尓
念有者
先咲花乃
地尓将落八方
いまのごと
こころをつねに
おもへらば
まづさくはなの
つちにおちめやも
Когда бы, как сейчас, всю жизнь
Мы чувства свежие
В сердцах своих имели,—
У белых слив, что раньше всех цветут,
На землю б лепестки не облетели!
* Песня выражает упрек возлюбленному, который не оценил ее первого чувства.
* “На землю лепестки б не облетели” — ты бы не бросил меня.
佐宵中等
夜者深去良斯
鴈音
所聞空
月渡見
さよなかと
よはふけぬらし
かりがねの
きこゆるそらを
つきわたるみゆ
Наверно, полночь —
Ночь спустилась,
И видно, как плывет луна
В далеком небе, где слышна
Гусей летящих жалобная песня!..
* Автор неизвестен.
* Все три песни написаны лицами, которые пользовались милостями принца; в песнях аллегорически выражена жалоба на то, что принц не уделяет им внимания (К).
妹當
茂苅音
夕霧
来鳴而過去
及乏
いもがあたり
しげきかりがね
ゆふぎりに
きなきてすぎぬ
すべなきまでに
У дома милого возлюбленной моей,
Разносится печальный крик гусей!
Вечернею порой в густом тумане
Они несутся с криками над нами
И исчезают в вышине вдали…
* Автор неизвестен.
* Все три песни написаны лицами, которые пользовались милостями принца; в песнях аллегорически выражена жалоба на то, что принц не уделяет им внимания (К).
雲隠
鴈鳴時
秋山
黄葉片待
時者雖過
くもがくり
かりなくときは
あきやまの
もみちかたまつ
ときはすぐれど
Теперь, когда, скрываясь в облаках,
Кричат печально гуси, пролетая,
Я с нетерпеньем жду,
Чтоб клен алел в горах,
Хотя пора его расцвета миновала!
* Автор неизвестен.
* Все три песни написаны лицами, которые пользовались милостями принца; в песнях аллегорически выражена жалоба на то, что принц не уделяет им внимания (К).
捄手折
多武山霧
茂鴨
細川瀬
波驟祁留
ふさたをり
たむのやまきり
しげみかも
ほそかはのせに
なみのさわける
Не оттого ли, что с вершин Таму
Густой туман спустился горный,
На отмели
Реки Хосокава
Шумят, переливаясь, волны!
* Автор неизвестен.
* Песни имеют аллегорический смысл. Обстоятельства, при которых была сложена песня, неизвестны. Возможно, здесь намек на то, что принц перестал жаловать милостями, как раньше.
冬木成
春部戀而
殖木
實成時
片待吾等叙
ふゆこもり
はるへをこひて
うゑしきの
みになるときを
かたまつわれぞ
Скрыто все зимой…
Тоскуя о весне,
Посадил я дерево, и ныне
Срок, когда созреть должны плоды,
Я нетерпеливо ожидаю…
* Автор неизвестен.
* Песни имеют аллегорический смысл. Обстоятельства, при которых была сложена песня, неизвестны. Возможно, здесь намек на то, что принц перестал жаловать милостями, как раньше.
* Автор п. 1705 с нетерпением ждет, когда его юная возлюбленная станет взрослой. Считают, что песня имеет тот же подтекст, что песни Фудзивара Яцука (п. 398, 399 — МС).
御食向
南淵山之
巌者
落波太列可
削遺有
みけむかふ
みなぶちやまの
いはほには
ふりしはだれか
きえのこりたる
Государю дань приносят пищей…
На горе Минабутияма,
На уступах скал
Не выпавший ли снег
Задержался, не растаяв до конца?
* Автор неизвестен.
* Обстоятельства, при которых была сложена песня, не указаны. К. Мае. считает, что она также имеет подтекст. Возможно, говоря о не растаявшем снеге, автор песни намекает на недовольство принца и отсутствие милостей с его стороны, на охлаждение в отношениях.
垂乳根乃
母之命乃
言尓有者
年緒長
憑過武也
たらちねの
ははのみことの
ことにあらば
としのをながく
たのめすぎむや
Если это были бы слова,
Что сказала б мне вскормившая меня
Матушка почтенная моя,
О, тогда нить долгую годов
Я не прожила б в пустых мечтах!
* К. считает, что эта песня имеет подтекст, в котором автор намекает на то, что он надеялся на милости принца и ждал продвижения по службе.
打細尓
鳥者雖<不>喫
縄延
守巻欲寸
梅花鴨
うつたへに
とりははまねど
なははへて
もらまくほしき
うめのはなかも
Пусть птицы не клюют душистых лепестков,
Но все цветы на сливе этой
Хотел бы я
Огородить от них
Жгутом священным в знак запрета!
* Слива — метафора возлюбленной.
* “Жгутом священным в знак запрета”…—речь идет о священной веревке из рисовой соломы, которой огораживают поля в знак запрета для посторонних и для указания личной принадлежности (см. п. 1335). Автор хочет оградить свою милую от посягательств других юношей.
花咲而
實者不成登裳
長氣
所念鴨
山振之花
はなさきて
みはならねども
ながきけに
おもほゆるかも
やまぶきのはな
Цветы цветут,
А нет еще плодов,
И все-таки в теченье сроков долгих
Я неизменно полон к вам любовью,
Цветы ямабуки, растущие в горах!
* Песня аллегорическая. Цветут цветы, а нет еще плодов — т. е. возлюбленные еще не принадлежат друг другу. Ямабуки — метафора возлюбленной.
吾屋前之
毛桃之下尓
月夜指
下心吉
菟楯項者
わがやどの
けもものしたに
つくよさし
したこころよし
うたてこのころ
У дома моего
Под персиком мохнатым
Ко мне проникли сквозь листву лучи луны,
И на душе так хорошо сегодня,
Совсем не так, как было до сих пор!
* Песни-аллегории в М. обычно — любовные песни. Здесь автор радуется подаренной ему любви, преодолевшей препятствия.
出見
向岡
本繁
開在花
不成不止
いでてみる
むかひのをかに
もとしげく
さきたるはなの
ならずはやまじ
Вышел я из дома и смотрю:
Предо мною на холмах кругом,
Густо стебли до земли покрыв,
Распустились нежные цветы,—
Даже без плодов я буду их любить.
* “Даже без плодов я буду их любить”.— Пусть любовь не будет иметь успешного конца, все равно буду любить.
狭野方波
實尓雖不成
花耳
開而所見社
戀之名草尓
さのかたは
みにならずとも
はなのみに
さきてみえこそ
こひのなぐさに
Пусть не зреют в Сануката
Для меня плоды,
О, хотя бы только лишь одни цветы
Зацвели бы нынче для меня
В утешение моей любви!
[Песня юноши]
狭野方波
實尓成西乎
今更
春雨零而
花将咲八方
さのかたは
みになりにしを
いまさらに
はるさめふりて
はなさかめやも
В Сануката
Раньше зрели и плоды,
Но отныне —
Хоть и льет весенний дождь,
Там цветам уже не зацвести!
[Ответная песня]

花落里尓
通名者
山霍公鳥
将令響鴨
たちばなの
はなちるさとに
かよひなば
やまほととぎす
とよもさむかも
Когда б я приходил
В село, где опадают
На землю пышные цветы татибана,
Кукушка горная заметила б меня,
И, верно б, громко песни распевала!
* Песня сложена в аллегорическом плане: когда приходил бы к возлюбленной, шумела бы громко молва (НКБТ).
吾屋外尓
殖生有
秋芽子乎
誰標刺
吾尓不所知
わがやどに
うゑおほしたる
あきはぎを
たれかしめさす
われにしらえず
На взращенный мной
У дома моего,
На цветок осенний, нежный хаги
Кто-то наложил запрет святой,
Не сказав мне ничего об этом…
* Песня сложена в аллегорическом плане: осенний хаги — метафора девушки, здесь — дочери.
吾郷尓
今咲花乃
娘部<四>
不堪情
尚戀二家里
わがさとに
いまさくはなの
をみなへし
あへぬこころに
なほこひにけり
Ах, оминаэси цветок, который нынче
В селении моем расцвел,
Цветок прекрасный тот
Еще нежнее
Из сил последних сердца полюбил.
* Оминаэси — одна из семи осенних трав (см. п. 1538). здесь употреблена как метафора возлюбленной, красавицы.
祝部等之
齊經社之
黄葉毛
標縄越而
落云物乎
はふりらが
いはふやしろの
もみちばも
しめなはこえて
ちるといふものを
Ведь даже алый клен
Священных храмов,
Где молятся жрецы своим богам,
И тот, листву на землю осыпая,
Обходит, говорят, запрета знак.
* Песня, посланная юношей молодой девушке, которую строго оберегают родители. Песня иносказательно говорит о том, что молодая девушка, которую сторожат родители, встречаться с любимым могла бы, тоже обходя запрет.
* Запрета знак — священная рисовая солома, связанная жгутом, которой оцепляют священные поля и вешают над запретными для посторонних местами.
すまのあまの
しほやく煙
風をいたみ
おもはぬ方に
たなひきにけり
すまのあまの
しほやくけふり
かせをいたみ
おもはぬかたに
たなひきにけり
Струйка дыма вилась
над мирным костром солеваров
в дальней бухте Сума —
но порыв нежданного ветра
увлекает ее куда-то…
276. Бухта Сума находится близ Харима, в городе Кобэ.

Включено в Исэ-моногатари, 112
たかさとに
夜かれをしてか
郭公
たたここにしも
ねたるこゑする
たかさとに
よかれをしてか
ほとときす
たたここにしも
ねたるこゑする
Чье селенье, чей дом
покинула ты, о кукушка?
Слышу в песнях твоих
обещание, что отныне
лишь со мной ты будешь ночами…

そこひなき
ふちやはさわく
山河の
あさきせにこそ
あたなみはたて
そこひなき
ふちやはさわく
やまかはの
あさきせにこそ
あたなみはたて
Шума мчащихся вод
не услышать в глубинах бездонных
на могучей реке —
лишь по отмелям-перекатам
пронесутся с грохотом волны…

あまのすむ
さとのしるへに
あらなくに
怨みむとのみ
人のいふらむ
あまのすむ
さとのしるへに
あらなくに
うらみむとのみ
ひとのいふらむ
Разве я проводник,
что должен к деревне рыбачьей
указать ему путь?
Отчего же сердится милый,
что не вывела к тихой бухте?..

秋風の
ふきとふきぬる
むさしのは
なへて草はの
色かはりけり
あきかせの
ふきとふきぬる
むさしのは
なへてくさはの
いろかはりけり
Вихрь осенний свистит,
проносясь над равниной Мусаси, —
под дыханьем его
луговые травы поблекли,
изменили разом окраску…
299. Равнина Мусаси находится в районе Канто, на территории нынешнего Токио и его окрестностей.
流れては
妹背の山の
なかにおつる
よしのの河の
よしや世中
なかれては
いもせのやまの
なかにおつる
よしののかはの
よしやよのなか
Горы Имо и Сэ
течением Ёсино бурным
вечно разделены —
так и в жизни встают преграды,
разделяя Милую с Милым…
302. Река Ёсино — см. коммент. к № 124 течет между горами Имо Милая и Сэ Милый.
おほあらきの
もりのした草
おいぬれは
駒もすさめす
かる人もなし
おほあらきの
もりのしたくさ
おいぬれは
こまもすさめす
かるひともなし
Переспела трава
меж деревьев в лесу Оараки —
так стара и суха,
что уж люди ее не косят,
лошадей пастись не выводят…

わたつ海の
おきつしほあひに
うかふあわの
きえぬものから
よる方もなし
わたつうみの
おきつしほあひに
うかふあわの
きえぬものから
よるかたもなし
Там, в просторах морей,
от слиянья течений могучих
на бурлящих волнах
вечно вьется белая пена —
и пристанища не находит…

ひかりなき
谷には春も
よそなれは
さきてとくちる
物思ひもなし
ひかりなき
たににははるも
よそなれは
さきてとくちる
ものおもひもなし
В ту долину меж гор
и солнечный луч не заглянет —
там не знают весны,
и печаль о цветах опавших
не томит, не тревожит сердце…

衣霜
多在南
取易而
著者也君之
面忘而有
ころもしも
おほくあらなむ
とりかへて
きればやきみが
おもわすれたる
Много, много платьев
Я б иметь хотела.
Если б их меняла часто я,
Может быть, мой милый, облик твой желанный
Я тогда сумела б позабыть,
* Переведено согласно толкованию К.
* Платье — метафора возлюбленного.
かたかげの
船にや乘りし
白浪の
騷ぐ時のみ
思ひ出づる君
かたかげの
ふねにやのりし
しらなみの
さはぐときのみ
おもひいづるきみ
На однопарусном
Корабле плывешь
И, лишь когда шумят,
Белые волны,
Обо мне вспоминаешь – таков ты[20].
20. Танка содержит аллегорию: корабли с одним парусом были невелики и во время волнений на море пришвартовывались к ближайшему берегу, пережидая бурю. Тосико намекает, что лишь в дни забот оказывается нужной адресату. С другой стороны, катакакэ-но фунэ («однопарусный корабль») в качестве дзё (поэтический прием, в работах А. Е. Глускиной называемый образным параллелизмом) обусловливает появление в стихе слов сиранами – «белые волны» и савагу – «шуметь».
時雨のみ
降る山里の
木の下は
をる人からや
もりすぎぬらむ
しぐれのみ
ふるやまざとの
きのしたは
をるひとからや
もりすぎぬらむ
Даже под дерево
В горной деревушке, где льет
Беспрестанно осенний дождь,
И туда капли дождя просочились,
Верно, какой-то человек ветви сломал[97] —
97. Танка содержит омонимы: ору – «рвать», «ломать» и «пребывать», морасу — «течь» и «пропускать». Автор хочет сказать, что он столь ничтожен, что император не дарит его своей милостью (милость государя сравнивается с дождем) и не дает ему повышения по службе.
淡海々
沈白玉
不知
従戀者
今益
あふみのうみ
しづくしらたま
しらずして
こひせしよりは
いまこそまされ
В стороне, называемой Оми, под волнами моря
Дорогая жемчужина есть, погруженная в воду,
И, не зная ее,
Я любил ее всею душою,
А теперь я люблю еще больше, чем прежде.
* Старинная народная песня. Жемчужина — метафора красавицы, возлюбленной.
白玉
従手纒
不<忘>

何畢
しらたまを
てにまきしより
わすれじと
おもひけらくは
なにかをはらむ
Эту белую яшму,
С тех пор как на руки она мной надета,
Не забуду, я думал,
И думы об этом
Неужели когда-либо станут иными?
* См. п. 2446.
白玉
纒持
従今
吾玉為
知時谷
しらたまを
まきてぞもてる
いまよりは
わがたまにせむ
しれるときだに
Яшму белоснежную возьму,
Раз я взял ее, то ею завладею,
И отныне —
Яшмой сделаю своею,
О, хотя б на миг, пока я с ней!
* Яшма — метафора красавицы, возлюбленной.
真鏡
手取以
朝々
雖見君
飽事無
まそかがみ
てにとりもちて
あさなさな
みれどもきみは
あくこともなし
Словно зеркало кристальной чистоты
Пред собою бережно держа,
Утро каждое любуюсь на тебя,
Но ведь сколько ни гляжу я, все равно
Вдоволь наглядеться не могу.

奥山之
木葉隠而
行水乃
音聞従
常不所忘
おくやまの
このはがくりて
ゆくみづの
おとききしより
つねわすらえず
Воды, что текут в ущелье горном,
Скрыты ото всех густой листвой,
Слышно лишь журчание…
О тебе лишь слышал —
И с тех пор все время не могу забыть!

真野池之
小菅乎笠尓
不縫為<而>
人之遠名乎
可立物可
まののいけの
こすげをかさに
ぬはずして
ひとのとほなを
たつべきものか
Ведь из этих мелких камышей,
Что растут на берегу пруда в Ману,
Шляпы я себе еще не сплел,
Отчего же имя бедное мое
Так хулить должна жестокая молва?
* Песня имеет аллегорический смысл: мелкий камыш — юная девушка.
* “Шляпы я себе еще не сплел…” — еще не сделал своей женой.
垣津旗
開沼之菅乎
笠尓縫
将著日乎待尓
<年>曽經去来
かきつはた
さきぬのすげを
かさにぬひ
きむひをまつに
としぞへにける
Цвет камелии на поле Сакину…
В Сакину зеленый поднялся камыш,
Сделал шляпу я из камыша,
Ждал я день, чтобы ее надеть,
Но напрасно годы долгие прошли…
* Песня аллегорическая: шляпа—метафора любимой девушки;
* надеть шляпу — значит сделать своей женой. В песне поется о несостоявшемся браке.
臨照
難波菅笠
置古之
後者誰将著
笠有莫國
おしてる
なにはすがかさ
おきふるし
のちはたがきむ
かさならなくに
Шляпа, что ты сплел из камыша
В озаренной блеском бухте Нанива,
Брошена тобой уже давно,
Только шляпу эту, милый мой,
Никому другому не надеть.
* См. п. 2818.
* “Шляпу… никому другому не надеть…” — т. с. никогда не буду женой другого человека (см. п. 2809).
紅之
深染乃衣乎
下著者
人之見久尓
仁寳比将出鴨
くれなゐの
こそめのきぬを
したにきば
ひとのみらくに
にほひいでむかも
Если вниз надену это платье,
Густо крашенное
В ярко-алый цвет,
Люди на меня когда посмотрят,
Блеск его увидят или нет?
* Платье — метафора девушки. Если я тайно сближусь с ней, люди, взглянув на меня. заметят ли нашу любовь? — таков подтекст песни.
梓弓
弓束巻易
中見刺
更雖引
君之随意
あづさゆみ
ゆづかまきかへ
なかみさし
さらにひくとも
きみがまにまに
Ах, ведь рукоятку ясенева лука
Обшивают кожей на недолгий срок,
Пусть спустя немного
Вновь меня поманишь,
Снова я послушной буду, милый друг.

水沙兒居
渚座船之
夕塩乎
将待従者
吾社益
みさごゐる
すにゐるふねの
ゆふしほを
まつらむよりは
われこそまされ
Корабль, что на отмели стоит, там, где живут орлы,
Наверно, ждет прилива вечернею порой,
Чтобы отплыть скорей.
Но я во много раз сильнее
Прихода жду возлюбленной моей.

山河尓
筌乎伏而
不肯盛
<年>之八歳乎
吾竊儛師
やまがはに
うへをふせて
もりもあへず
としのやとせを
わがぬすまひし
Опускал ловушку
В горную реку —
Не могли усторожить меня!
Много, много долгих лет подряд
Рыбу я речную похищал.
* Родители хоть и сторожат дочь, но все равно долгое время я продолжал встречаться тайком — таков подтекст песни.
* Ловушка (укэ) — плетеная бамбуковая ловушка для рыб в виде бутылки, рыба заходит, но выйти не может.
葦鴨之
多集池水
雖溢
儲溝方尓
吾将越八方
あしがもの
すだくいけみづ
はふるとも
まけみぞのへに
われこえめやも
Из пруда, где утки в тростниках,
Пусть польется через край вода,
Попадет в канаву там она.
Пусть тоска нахлынет через край,
Не пойду к другой я никогда!

日本之
室原乃毛桃
本繁
言大王物乎
不成不止
やまとの
むろふのけもも
もとしげく
いひてしものを
ならずはやまじ
Там, в стране Ямато, в Мурофу,
Персики мохнатые растут
И деревья густо в ряд стоят.
Много сказано ведь было нами слов,
Не оставлю несозревшею любовь,

真葛延
小野之淺茅乎
自心毛
人引目八面
吾莫名國
まくずはふ
をののあさぢを
こころゆも
ひとひかめやも
わがなけなくに
Ах, траву асадзи на полях,
Где ползучий алый плющ растет.
Разве кто чужой
От сердца оторвет?
Я ведь постоянно около нее…
* Трава асадзи — метафора девушки, возлюбленной.
三嶋菅
未苗在
時待者
不著也将成
三嶋菅笠
みしますげ
いまだなへなり
ときまたば
きずやなりなむ
みしますがかさ
В стороне Мисима камыши
Лишь ростки пустили небольшие,
Если буду срока ожидать,
Не придется никогда мне надевать
Шляпы камышовой из Мисима.
* Молодые ростки — метафора молоденькой девушки. Если буду ждать, когда она вырастет, то она попадет в другие руки. Делать шляпу из камыша, надеть шляпу из камыша — значит сделать ее своей женой.
三吉野之
水具麻我菅乎
不編尓
苅耳苅而
将乱跡也
みよしのの
みぐまがすげを
あまなくに
かりのみかりて
みだりてむとや
В Ёсину прекрасном, где изгиб реки,
Нежно зеленея, поднялся камыш,
Не плету из камыша я ничего,
Лишь срезаю стебли гибкие его —
Ведь сказала ты: “Не выйдет ничего…”

河上尓
洗若菜之
流来而
妹之當乃
瀬社因目
かはかみに
あらふわかなの
ながれきて
いもがあたりの
せにこそよらめ
Возле устья мытая в воде
Молодая зелень по реке плывет,
И, наверно, там, где милая живет,
Зелень ту струею
К берегам прибьет.

如是為哉
猶八成牛鳴
大荒木之
浮田之<社>之
標尓不有尓
かくしてや
なほやまもらむ
おほあらきの
うきたのもりの
しめにあらなくに
Коль беда у нас с тобой случилась,
Верно, надо было мне стеречь тебя,
Но ведь я не знак святой запрета
В роще Укита
В Оараки.
* Знак святой запрета — см. п. 2466.
幾多毛
不零雨故
吾背子之
三名乃幾許
瀧毛動響二
いくばくも
ふらぬあめゆゑ
わがせこが
みなのここだく
たきもとどろに
Будто ливень
Долго и не лил,
А из-за него
Имя милого теперь гремит,
Словно бурный водопад в горах.
* “Будто ливень долго и не лил…” — т. е. много мы с ним и не встречались (см. п. 2438).
水乎多
上尓種蒔
比要乎多
擇擢之業曽
吾獨宿
みづをおほみ
あげにたねまき
ひえをおほみ
えらえしわざぞ
わがひとりぬる
Оттого что слишком разлилась вода,
На полях высоких сеял семена,
Среди риса много проса находил,
Выбирал, бросал я, — ох, разборчив был! —
И теперь недаром ночью сплю один!
* Песня сложена в аллегорическом плане. Автор песни горько жалеет о своей излишней разборчивости и легкомыслии.
久礼奈為波
宇都呂布母能曽
都流波美能
奈礼尓之伎奴尓
奈保之可米夜母
くれなゐは
うつろふものぞ
つるはみの
なれにしきぬに
なほしかめやも
Ах, ярко-алый шёлк
Теряет блеск обычно,
И блекнут быстро яркие тона,
С одеждой темной и привычной
По прочности нельзя его сравнить.
* П. 4109 сложена в аллегорическом плане: скромная жена, с которой он жил вместе, по сравнению с блестящей, модной красавицей, пленившей его, несравненно преданней и верней в своих чувствах и привязанностях.
師名立
都久麻左野方
息長之
遠智能小菅
不連尓
伊苅持来
不敷尓
伊苅持来而
置而
吾乎令偲
息長之
遠智能子菅
しなたつ
つくまさのかた
おきながの
をちのこすげ
あまなくに
いかりもちき
しかなくに
いかりもちきて
おきて
われをしのはす
おきながの
をちのこすげ
Славу громкую имеет
Место Цукума…
В Сануката-стороне,
В Окинаганооти
Вырос маленький камыш.
Хоть и шляпы не плету —
Срезал и принес домой.
Хоть и на пол не стелю —
Срезал и принес домой,
Положил…
Внушает мне
Думы нежные к себе
В Окинаганооти
Маленький камыш…
* Любовная песня, сложенная в аллегорическом плане, имеются сходные места с песнями 1284 и 2837.
* Маленький камыш — метафора юной девушки.
等保都安布美
伊奈佐保曽江乃
水乎都久思
安礼乎多能米弖
安佐麻之物能乎
とほつあふみ
いなさほそえの
みをつくし
あれをたのめて
あさましものを
В Тоотоми
Бухту Инаса
Заполняет до краев вода.
Всей душою доверялась я тебе,
Но, видать, любовь твоя мелка…
* Толкуется как песня девушки, покинутой милым.
斯太能宇良乎
阿佐許求布祢波
与志奈之尓
許求良米可母与
<余>志許佐流良米
しだのうらを
あさこぐふねは
よしなしに
こぐらめかもよ
よしこさるらめ
В бухте небольшой Сида
Поутру плывущий чёлн
Без причин от берегов
Просто так не мог отплыть —
Здесь причине надо быть!
* Толкуется как песня девушки, покинутой возлюбленным, написана аллегорически. Интересен образ челна, отплывающего поутру, под ним подразумевается возлюбленный, покинувший милую. В литературной поэзии, по-видимому, под влиянием буддийских учений о непрочности всего земного уже в этой антологии отплывающий челн фигурирует в п. 351 как образ земной человеческой жизни, уходящей в вечность и не оставляющей за собой следа.
於保夫祢尓
麻可治之自奴伎
宇奈波良乎
許藝弖天和多流
月人乎登祜
おほぶねに
まかぢしじぬき
うなはらを
こぎでてわたる
つきひとをとこ
К большому кораблю
Приладив много вёсел
И выйдя на равнину вод,
В небесной высоте плывет
Муж славный — лунный небожитель!
* В песне аллегорически изображается небо. “Муж славный, лунный небожитель” толкуется одними как месяц; другими — как Волопас. Поскольку в заглавии песни речь идет о легенде, где Волопас навещает свою жену, плывя через Небесную Реку, второе толкование более убедительно.
伊可保呂乃
蘇比乃波里波良
和我吉奴尓
都伎与良之母与
比多敝登於毛敝婆
いかほろの
そひのはりはら
わがきぬに
つきよらしもよ
ひたへとおもへば
На равнинах возле склонов Икахо
Поднялся орешник у дорог,
Пристаёт он к платью моему.
Думаю, окрасит платье он легко,—
Ведь из шёлка белого оно!
* Песня сложена в аллегорическом плане: женщина сравнивается с орешником, а сам автор — с тканью платья. Чувства мои чисты, говорит он. Поэтому ты легко можешь довериться мне. Характер аллегории типичен для народной песни, где нет еще деления тем на “поэтические” и “непоэтические”, поэтому все строится на примере из бытового обихода, отражая определенные стороны быта того древнего периода. В песне общий зачин песен данной местности.
* Орешник (хари) — в песнях М. имеет разное толкование (орешник, ольха), по-видимому, в разных местностях хари было обозначением для разных растений. В то время плоды этого дерева использовались как красящее вещество.
美知乃久能
安太多良末由美
波自伎於伎弖
西良思馬伎那婆
都良波可馬可毛
みちのくの
あだたらまゆみ
はじきおきて
せらしめきなば
つらはかめかも
Если в Митиноку-стороне
Лук из Маюми, что там растет
На горах Адатара,
Не натянешь, в дальний путь идя,
Знай, потом тебе не натянуть.
* Рассматривается как песня юноши, который давно не встречался с возлюбленной. В песне один из общих зачинов песен провинции Митиноку. Лук из маюми — один из лучших видов лука. Дерево маюми — Enonymus Sieboldiana.
* Песня сочинена в аллегорическом плане. Если расстанешься, не добившись любви возлюбленной, то, вернувшись после разлуки, трудно будет заставить полюбить себя.
卌爾手毛
風之便丹
吾曾問
枝離垂
花之宿緒
よそにても
かぜのたよりに
われぞとふ
えばなれたる
はなのやどりを
Издалека
Жду я от ветра
Весточки —
Где тот цветок,
Что слетел с этой ветви?

卌爾手毛
花之匂
散來
我身和比志止
於毛保江奴鉋
よそにても
はなのにほひの
ちりきれば
わがみわびしと
おもほえぬかな
Издалека
Доносится аромат
Цветка —
И я не чувствую
Себя одинокой.

古須氣呂乃
宇良布久可是能
安騰須酒香
可奈之家兒呂乎
於毛比須吾左牟
こすげろの
うらふくかぜの
あどすすか
かなしけころを
おもひすごさむ
В бухте Косугэ все эти дни
Ветер страшный дует.
Как нам быть?
Ах, могу ли милую мою
Из-за ветра перестать любить?
* Ветер — в песнях М. обычно символ помех, несчастий и т. п. По-видимому, и здесь иносказательно говорится о неожиданных препятствиях в любви.
安杼毛敝可
阿自久麻<夜>末乃
由豆流波乃
布敷麻留等伎尓
可是布可受可母
あどもへか
あじくまやまの
ゆづるはの
ふふまるときに
かぜふかずかも
Как ты думаешь?
Средь Адзикума-гор
Меж деревьев юдзуру, когда листва
Только почками набухла на ветвях,
Ветер что ж не дует никогда?
* Предполагают, что это песня юноши, сложенная в ответ на упрек людей, что он объясняется в любви слишком молодой девушке (ТЯ). Ведь дует ветер среди деревьев, когда листва еще не распустилась, почему же я не могу любить молодую девушку— вот подтекст песни.
安之比奇能
夜麻可都良加氣
麻之波尓母
衣我多奇可氣乎
於吉夜可良佐武
あしひきの
やまかづらかげ
ましばにも
えがたきかげを
おきやからさむ
На зеленых склонах распростёртых гор
Плющ растет,
И этот плющ порой
С тех вершин достать бывает трудно,
А оставь его — засохнет он!
* В песне иносказательно говорится о молодой неприступной девушке.
* Плющ — метафора девушки.
乎佐刀奈流
波奈多知波奈乎
比伎余治弖
乎良無登須礼杼
宇良和可美許曽
をさとなる
はなたちばなを
ひきよぢて
をらむとすれど
うらわかみこそ
Нежный померанцевый цветок,
Что расцвёл в селении моем,
Притянул к себе, хотел сорвать,
Но оставил, не сорвал его тогда,
Очень был уж молод тот цветок!
* Померанцевый цветок — метафора возлюбленной.
美夜自呂乃
<須>可敝尓多弖流
可保我波奈
莫佐吉伊<R>曽祢
許米弖思努波武
みやじろの
すかへにたてる
かほがはな
なさきいでそね
こめてしのはむ
О цветок прекрасный каогахана,
Что поднялся на холме
В Миядзиро,
Не цвети и лепестков не раскрывай,
Будем мы скрывать свою любовь!
* Цветок каогахана (каобана) — метафора возлюбленной (см. п. 3505).
奈波之呂乃
<古>奈宜我波奈乎
伎奴尓須里
奈流留麻尓末仁
安是可加奈思家
なはしろの
こなぎがはなを
きぬにすり
なるるまにまに
あぜかかなしけ
Цветком конаги,
Что в питомнике расцвел,
Одежду крепко надушил свою.
Хоть этот аромат вдыхаю я всегда,
Но отчего же так его люблю?
* Цветок конаги — метафора возлюбленной. Хотя и привык к этой красивой девушке и часто вижу её, но не перестаю любить её, люблю еще сильнее — таков подтекст песни. В старину цветы и растения употребляли для аромата, в качестве духов, натирая ими одежду, а также в качестве красителя.
* Цветы конаги часто растут на рисовых полях. Здесь имеется в виду рисовый питомник, где выращивают рассаду.
<比>等能宇々流
田者宇恵麻佐受
伊麻佐良尓
久尓和可礼之弖
安礼波伊可尓勢武
ひとのううる
たはうゑまさず
いまさらに
くにわかれして
あれはいかにせむ
На полях сажают люди рис,
Ты же поля своего не засадил
И покинул нынче край родной.
Ах, оставшись без тебя одна,
Что я буду делать, как мне быть?
* “Ты же поля своего не засадил…”— т. е. не наладил свою жизнь, как все другие люди. Две эти строки даны в аллегорическом плане.
万葉集 > #3786 (КНИГА ШЕСТНАДЦАТАЯ. ПЕСНИ, СВЯЗАННЫЕ С ПРЕДАНИЯМИ, И РАЗНЫЕ ПЕСНИ)
春去者
挿頭尓将為跡
我念之
櫻花者
散去流香聞
はるさらば
かざしにせむと
わがもひし
さくらのはなは
ちりにけるかも
Облетели
Лепестки у вишни,
И мечтал напрасно я, что буду
Украшать себя её цветами,
Лишь пора весенняя наступит…
* Первая песня написана в аллегорическом плане. Имя девушки Сакураноко — “Дитя вишни”, “Вишенка”, и юноша, говоря о вишне (сакура), разумеет под ней свою погибшую возлюбленную. В песне упоминается о старинном народном обычае, когда весной украшали себя цветами, втыкая их в волосы либо надевая венки на голову.
* Некоторые комментаторы считают, что эта песня первоначально означала просто сожаление об опавших цветах вишни и лишь впоследствии была приписана этой легенде. Однако такого рода аллегорические песни, посвященные возлюбленной, неоднократно встречаются в антологии, и эта песня, по-видимому, не представляет исключения.
* Эта и многие последующие песни книги, обрамленные текстом, рассказывающим, при каких обстоятельствах была сложена песня, послужили началом для последующего развития особого японского песенно-повествовательного жанра — “ута-моногатари”, достигшего расцвета в IX–XI вв. (см.: Н. И. Конрад, Японская литература в образцах и очерках, Л., 1927).
墨之江之
岸野之榛丹
々穂所經迹
丹穂葉寐我八
丹穂氷而将居
すみのえの
きしののはりに
にほふれど
にほはぬわれや
にほひてをらむ
В Суминоэ
На полях, на берегу
Хаги есть, им красят платья все.
Даже я, что им не красила совсем,
Я окрашу платья, как и все.
* В песне иносказательно говорится о том, что “даже я, которая всегда не соглашалась со всеми, на этот раз соглашаюсь и также склоняюсь перед стариком”. Хаги — см. п. 19, п. 57, 3791.
春之野乃
下草靡
我藻依
丹穂氷因将
友之随意
はるののの
したくさなびき
われもより
にほひよりなむ
とものまにまに
Как в полях весеннею порой
Долу клонится зелёная трава,
Так склоняюсь перед ним и я.
Я окрашу тем же цветом платье,
Подчиняясь вам, мои друзья.
* Здесь стк. 4 имеет тот же иносказательный смысл, что и в предыдущей песне.
隠耳
戀<者>辛苦
山葉従
出来月之
顕者如何
こもりのみ
こふればくるし
やまのはゆ
いでくるつきの
あらはさばいかに
Если любишь, нет муки сильнее,
Чем таить любовь и скрываться.
О, когда бы луна, что скрыта за гребнями гор высоких,
Вдруг показалась на небе,
Что сказал бы тогда мой любимый?
* Если луна, которая прячется за гребнями гор, вдруг покажется — если я расскажу о нашей тайне и все станет известно, что ты скажешь об этом? — вот смысл песни. Такой аллегорический прием часто встречается в песнях М.
真珠者
緒絶為尓伎登
聞之故尓
其緒復貫
吾玉尓将為
しらたまは
をだえしにきと
ききしゆゑに
そのをまたぬき
わがたまにせむ
Я слышал: у жемчужины прекрасной
Порвалась нить—и, пожалев о ней,
Решил:
Я нанижу её вторично
И сделаю жемчужиной своей!
* Обе песни сочинены в аллегорическом плане. Здесь интересна метафора для девушки, красавицы — “жемчужина”. В качестве метафоры красавицы встречается также “яшма”. Эти метафоры перешли из народной поэзии и в придворную литературную поэзию и встречаются в М. в ряде песен известных поэтов той эпохи. “Сделаю своей жемчужиной”, “сделаю своей яшмой” (вага тама-ни сэму) — постоянная поэтическая формула, означающая “сделаю своей возлюбленной”, “сделаю своей женой”.
白玉之
緒絶者信
雖然
其緒又貫
人持去家有
しらたまの
をだえはまこと
しかれども
そのをまたぬき
ひともちいにけり
Все это правда: у жемчужины прекрасной
Порвалась нить, — слух справедлив такой.
Но тот,
Кто нанизал её вторично,
Унёс эту жемчужину с собой.
* Обе песни сочинены в аллегорическом плане. Здесь интересна метафора для девушки, красавицы — “жемчужина”. В качестве метафоры красавицы встречается также “яшма”. Эти метафоры перешли из народной поэзии и в придворную литературную поэзию и встречаются в М. в ряде песен известных поэтов той эпохи. “Сделаю своей жемчужиной”, “сделаю своей яшмой” (вага тама-ни сэму) — постоянная поэтическая формула, означающая “сделаю своей возлюбленной”, “сделаю своей женой”.
角嶋之
迫門乃稚海藻者
人之共
荒有之可杼
吾共者和海藻
つのしまの
せとのわかめは
ひとのむた
あらかりしかど
われとはにきめ
Молодая водоросль в проливе,
Что над морем, зеленея, поднялась
Возле острова Цунусима,
Хоть всегда с другими непослушна,
Но со мною ласкова она…
* Молодая водоросль — метафора юной девушки, возлюбленной.
紅尓
染而之衣
雨零而
尓保比波雖為
移波米也毛
くれなゐに
そめてしころも
あめふりて
にほひはすとも
うつろはめやも
Платье, что окрасил
В алые цвета,
Под дождём
Еще красивей станет,
Алый цвет свой не изменит никогда!
* Судя по другим песням М., здесь иносказательно говорится о любви (платье, окрашенное в алые цвета), которая, несмотря ни на что (пусть пойдет дождь), никогда не изменится.
おそくとく
つひに咲きぬる
梅の花
たが植ゑおきし
種にかあるらむ
おそくとく
つひにさきぬる
うめのはな
たがうゑおきし
たねにかあるらむ
Вот наконец —
Все сливы расцвели,
Одна поздней, другие раньше,
Но воздадим хвалу тому,
Кто бросил в землю семена!
Танка помещена в Окагами в биографии Накахира, в Ямато-моногатари, 120 и Кимутадасю.
大鏡 > 上巻 左大臣仲平 (ЛЕВЫЙ МИНИСТР НАКАХИРА)
おそくとく
つひに咲きぬる
梅の花
たが植ゑおきし
種にかあるらむ
おそくとく
つひにさきぬる
うめのはな
たがうゑおきし
たねにかあるらむ
Рано ли, поздно ли —
Вот наконец расцветают
Сливы цветы.
Но кто и когда
Косточку в землю бросил?

62. “Рано ли, поздно ли...” — Это стихотворение-вака из антологии Синкокинсю[1442]:, здесь Тадахира говорит о своем отце Мотоцунэ.

Танка помещена также в Ямато-моногатари, 120 и Кимутадасю.
渡つ海の
ふかき心は
有りなから
うらみられぬる
物にそ有りける
わたつうみの
ふかきこころは
ありなから
うらみられぬる
ものにそありける
Хотя на морской равнине
Самое глубокое место —
Это открытое море,
Все же есть люди,
Что видят бухту.
Помещено в Ямато-моногатари, 52, а также в Кокинрокутё, 4

Перевод: Ермакова Л. М. 1982 г. (Ямато-моногатари)
大鏡 > 上巻 太政大臣良房 忠仁公 (ВЕЛИКИЙ МИНИСТР ЁСИФУСА [ТЮ:ДЗИНКО:])
年経れば
よはひは老いぬ
しかはあれど
花をし見れば
もの思ひもなし
としへれば
よはひはをいぬ
しかはあれど
はなをしみれば
ものおもひもなし
Промчались годы.
Старость уже на пороге...
Но взгляну на цветы —
И как ни бывало
Сожалений о быстротечности лет.

和我可度乃
可多夜麻都婆伎
麻己等奈礼
和我弖布礼奈々
都知尓於知母加毛
わがかどの
かたやまつばき
まことなれ
わがてふれなな
つちにおちもかも
Возле дома у ворот моих
На зеленом склоне ближних гор
Дивный розовый камелии цветок.
Неужели ты на землю опадешь,
Даже не коснувшись рук моих?
* Песня сложена в аллегорическом плане. Камелия — метафора возлюбленной. Мы любили с тобой друг друга, но не успела ты стать моей женой, дождешься ли ты моего возвращения? — вот подтекст песни.
和我夜度尓
佐家流奈弖之故
麻比波勢牟
由米波奈知流奈
伊也乎知尓左家
わがやどに
さけるなでしこ
まひはせむ
ゆめはなちるな
いやをちにさけ
Гвоздика, что цветешь
У дома моего,
Дары тебе хочу я нынче поднести,
Не дай осыпаться на землю лепесткам
И, вечно молодея, здесь цвети!
Песня Тадзихи Кунихито
麻比之都々
伎美我於保世流
奈弖之故我
波奈乃未等波無
伎美奈良奈久尓
まひしつつ
きみがおほせる
なでしこが
はなのみとはむ
きみならなくに
Ведь я пришел не только для того,
Чтоб навестить одни эти цветы
Гвоздики дивной,
Что взрастил здесь ты,
Ей постоянно поднося дары.
* Татибана Мороэ намекает в песне на свою любовь к хозяину.
しのぶ草
いかなる露か
おきつらむ
今朝は根もみな
あらはれにけり
しのぶくさ
いかなるつゆか
おきつらむ
けさはねもみな
あらはれにけり
Неприметно под стрехой
Трава синобу росла.
Не знал я, какая роса
Увлажняет её по ночам,
Лишь нынче мне всё стало ясно!

浅茅生を
尋ねざりせば
しのぶ草
思ひおきけむ
露を見ましや
あさじうを
たづねざりせば
しのぶくさ
おもひおきけむ
つゆをみましや
Когда бы тростником заросший дом
Не посетил я,
То никогда б не увидал
Росу,
Что покрывает траву синобу.

うつろはで
しばし信太の
杜を見よ
かへりもぞする
葛の裏風
うつろはで
しばししのだの
もりをみよ
かへりもぞする
くずのうらかぜ
Подожди,
Полюбуйся еще хоть немного:
В роще Синода пока не увяла листва,
И ветер, колеблющий листья плюща,
Может вернуться!

花の色は
うつりにけりな
いたづらに
わが身世にふる
ながめせしまに
はなのいろは
うつりにけりな
いたづらに
わがみよにふる
ながめせしまに
Распустился впустую,
Минул вишенный цвет.
О, век мой недолгий!
Век не смежая, гляжу
Взглядом долгим, как дождь.
Помещено в "Кокинсю", 113.
志ら山に
雪降りぬれば
跡たえて
今はこし路に
人も通はず
しらやまに
ゆきふりぬれば
あとたえて
いまはこしぢに
ひともかよはず
Гору Сираяма
Покрыл выпавший снег,
Заметя все тропы,
Не потому ли сейчас
По дороге в Коси люди не ходят?

Включено с некоторыми изменениями в Ямато-моногатари, 95

Не из-за того ль, что постарела, он перестал меня навещать?
秋もこず
露もおかねど
言の葉は
わがためにこそ
色かはりけれ
あきもこず
つゆもおかねど
ことのはは
わがためにこそ
いろかはりけれ
Хоть не пришла еще осень,
И не пала роса,
А листьев
Для меня
Цвет сменился[313].
313. Иро – «цвет» означает еще «любовь», т. е. «любовь изменилась», «прошла», кото-но ха – не только «листья», но и «слова», т. е. «В словах твоих уж нет любви».
表奈曽古倍
之都具之良他麻
奈賀由倍尒
已已侣都具之天
和可扵母婆那具尒
みなそこへ
しづくしらたま
たがゆゑに
こころつくして
わがおもはなくに
すべらぎの
こだかき陰に
かくれても
なほ春雨に
濡れむとぞ思ふ
すべらぎの
こだかきかげに
かくれても
なほはるさめに
ぬれむとぞおもふ
Под сенью дерева могучего
Укрыт я, и однако ж
Уповаю
На благодатные
Весенние дожди.

九重に
あらで八重咲く
山吹の
いはぬ色をば
知る人もなし
ここのへに
あらでやへさく
やまぶきの
いはぬいろをば
しるひともなし
Увы, лишь в восемь ярусов
Цветет
Желтая роза,
И я один лишь знаю, почему
Ей не цвести в девятиярусном дворце!

君をこそ
朝日とたのめ
故郷に
残るなでしこ
霜にからすな
きみをこそ
あさひとたのめ
ふるさとに
のこるなでしこ
しもにからすな
Стал бы ты
Солнцем утренним!
В родном селении
Гвоздика осталась,
Не высохла б от инея она...

丸雪降
遠江
吾跡川楊
雖苅
亦生云
余跡川楊
あられふり
とほつあふみの
あとかはやなぎ
かれども
またもおふといふ
あとかはやなぎ
Падает на землю град…
В Оми, дальней стороне,—
Ива у реки Адо.
Нож ту иву не берет,
Срежут — вновь она растет,
Ива у реки Адо.
* В песне иносказательно говорится о любви, которая, несмотря на все преграды и препятствия, продолжает расти. Однако по форме она напоминает песни-заговоры. Нам представляется, что существующее понимание этой песни — уже позднейшее толкование.

野炎
立所見而
反見為者
月西渡
ひむがしの
のにかぎろひの
たつみえて
かへりみすれば
つきかたぶきぬ
На полях, обращенных к востоку,
Мне видно, как блики сверкают
Восходящего солнца,
А назад оглянулся —
Удаляется месяц за горы…
* (А.С.) Солнце ассоциируется здесь с молодым принцем Кару, а луна — с его отцом, принцем Хинамиси (Кусакабэ)
足日木能
石根許其思美
菅根乎
引者難三等
標耳曽結焉
あしひきの
いはねこごしみ
すがのねを
ひかばかたみと
しめのみぞゆふ
Средь распростертых гор
Отроги скал отвесны,
Цветущий сугэ трудно мне сорвать,
И оттого святой запрета знак
Придется, уходя, мне завязать на память!
* Сугэ — метафора возлюбленной.
逢事は
よそになるをの
沖つ浪
浮てみるめの
寄べだになし
あふことは
よそになるをの
おきつなみ
うきてみるめの
よるべだになし
Встречаются
Бесчисленные волны
В море Наруо,
Но плавающие водоросли
Никак даже не подплывут.
寄べ?
Хоть и много было встреч у нас, но ближе вы мне не стали.
不時
斑衣
服欲香
<嶋>針原
時二不有鞆
ときならぬ
まだらのころも
きほしきか
しまのはりはら
ときにあらねども
Платья пестрые,
Что не ко времени сейчас,
Хочется мне на себя надеть,
Хоть в долине хари, в стороне Сима
Не настало время расцвести цветам.
* Пестрые яркие платья окрашиваются обычно растениями хаги (см. п. 20).
* А.С. Но тут же хари?...

* Песня звучит аллегорически, и существует предположение, что в ней говорится о любви к очень юной девушке (СН).
みるめこそ
近江の海に
難からめ
吹きだに通へ
志がの浦風
みるめこそ
あふみのうみに
かたからめ
ふきだにかよへ
しがのうらかぜ


今は又
あかず頼めし
影もみず
そことも知らぬ
山の井の水
いまはまた
あかずたのめし
かげもみず
そこともしらぬ
やまのゐのみづ
Сейчас я снова
Не вижу свет, на который без устали
Так полагался.
Но не знает он о дне
Горного колодца.

紀の国や
由良の湊に
ひろふてふ
たまさかにだに
逢ひ見てしがな
きのくにや
ゆらのみなとに
ひろふてふ
たまさかにだに
あひみてしがな
Прекрасную жемчужину
Найдёшь нечасто
В гавани Юра, в стране чудесной Кии.
Хоть изредка с тобой встречаться бы,
Жемчужина моя!

をみなへし
野辺のふるさと
思ひ出でて
宿りし虫の
声や恋しき
をみなへし
のべのふるさと
おもひいでて
やどりしむしの
こゑやこひしき
О милый цветок валерьяны!
Родные поля
Вспоминаешь?
Скучаешь о звенящих голосах
Тоскующих цикад?
* Цветок валерианы, пересаженный с поля в сад, уподобляется женщине, которая тоскует по возлюбленному, представленному в образе полевой цикады.

如是耳尓
有家流物乎
猪名川之
奥乎深目而
吾念有来
かくのみに
ありけるものを
ゐながはの
おきをふかめて
わがもへりける
Вот так и бывает
В жизни.
А я думал, чем дальше, тем глубже
Будет дно у реки Инагава,
Тем прочней будет счастье…
* Первая песня написана в аллегорическом плане: “Я думал, чем дальше, тем глубже дно”, т. е. чем дальше, тем сильнее будем любить и будем еще долго счастливы вместе”.
氷して
音はせねども
山川の
したに流るゝ
ものとしらずや
こほりして
おとはせねども
やまかはの
したにながるる
ものとしらずや
Льдом покрытая
И пусть беззвучная
Горная река,
Но неведомо о том,
Что она всё же течёт.
О тайной любви?
鶯は
木づたふ花の
枝にても
谷のふるすを
おもひわするな
うぐひすは
きづたふはなの
えだにても
たにのふるすを
おもひわするな
Соловей,
Хоть и живёшь на ветвях,
Что покрыты цветами,
Но тоску по гнёздам в долине
Не забывай!

水の上に
ふる白雪の
跡もなく
消や志なまし
人のつらさに
みづのうへに
ふるしらゆきの
あともなく
きえやしなまし
ひとのつらさに
На воду
Падающего снега белого
Следов нет,
Исчез он или умер
От жестокости её.

もらさばや
細谷川の
うもれ水
かげだに見えぬ
戀に沈むと
もらさばや
ほそたにかはの
うもれみづ
かげだにみえぬ
こひにしずむと
Ах, если б просочилась
Узкая долинная река
И затопила деревья,
Чтоб даже отражения не видно было —
Чтобы в любви той утонуть!

みるめこそ
あふみの海に
かたからめ
吹きだに通へ
滋賀の浦風
みるめこそ
あふみのうみに
かたからめ
ふきだにかよへ
しがのうらかぜ
У моря Оми
Не встретиться
Нам никак,
Ветер бухты Сига,
Хоть ты поведай о нём!
世継物語-30

Храм Исияма находится возле берега озера Бива, которое здесь названо морем Оми. Сига — название местности на побережье.