とかきおきて、「かしこより人おこせば、これをやれ」とて、いぬ。さて、やがてのち、つひにけふまでしらず。よくてやあらむ、あしくてやあらん。いにし所もしらず。かのをとこは、あまのさかてをうちてなむ、のろひをるなる。むくつけきこと、「人ののろひごとは、おふ物にやあらむ、おはぬ物にやあらん、いまこそは見め」とぞいふなる。
とかきおきて、「かしこより人おこせば、これをやれ」とて、いぬ。さて、やがてのち、つひにけふまでしらず。よくてやあらむ、あしくてやあらん。いにし所もしらず。かのをとこは、あまのさかてをうちてなむ、のろひをるなる。むくつけきこと、「人ののろひごとは、おふ物にやあらむ、おはぬ物にやあらん、いまこそは見め」とぞいふなる。
Написала она и, оставив, сказала: "Если оттуда пришлют как-нибудь, — отдайте это", — и ушла. И затем в конце концов хорошо ли ей стало иль плохо, куда она девалась — неизвестно было. И тот кавалер произносить заклятия стал, за спиной в ладоши ударяя[1]. Дело страшное. "Заклятия на людей... подействуют ли, нет ли, — теперь посмотрим!" — так говорил он.
1. При молитве богам в ладоши ударяют перед собой, при заклинаниях - за спиной.
藤原のときざね、舟路なれど、馬のはなむけす。
藤原ふじはらのときざね、船路ふなぢなれど、むまのはなむけす。
Фудзивара Токидзанэ "направил храп нашего коня"[3], хотя путь нам и предстоял на корабле.
3. По старинному обычаю, провожая человека в дальний путь, его близкие брали коня под уздцы и поворачивали его храпом в ту сторону где находилась цель путешествия, творя при этом молитву о благополучии в пути. Этот обряд называли "направить храп коня". Позднее так стали называть подарки отъезжающим, которые вручали вместе с пожеланиями доброго пути.
これぞたたはしきやうにて、馬のはなむけしたる。
これぞ、たたはしきやうにて、むまのはなむけしたる。
но как раз он-то с торжественным видом и "направил храп нашего коня".

廿四日、講師、馬のはなむけしに出でませり。
廿四日、講師こうじむまのはなむけしにでませり。
День 24-й. Приехал "направить храп нашего коня" монастырский наставник[4].
4. Буддийский монах, настоятель провинциального монастыря.
燃火物
取而裹而
福路庭
入澄不言八面
智男雲
もゆるひも
とりてつつみて
ふくろには
いるといはずやも
***
Не говорят ли, что зажжённые огни
Берут бесстрашною рукою,
Не обжигаясь, прячут их в мешки,
Но нам не встретиться с тобою,
Таких чудес не знают на земле!
* В песне приводятся для сравнения, по-видимому, магические акты, имевшие место в те времена.

* А.С.: Угли брали руками и в более поздние времена: см. "Записки от скуки", хотя, возможно, это разные действия.
或娘子等<贈>L乾鰒戯請通觀僧之咒願時通觀作歌一首

Песня, сложенная монахом Цуканом, когда девушки, послав ему высушенную раковину, просили его в шутку магическими заклинаниями вернуть ей жизнь
* Монах Цукан — о нем ничего не известно. В М. — две его песни. Монахи в ту пору занимались и заклинаниями. Поэтому девушки, послав ему высушенную раковину, шутя просили его вернуть ей жизнь.
名湯竹乃
十縁皇子
狭丹頬相
吾大王者
隠久乃
始瀬乃山尓
神左備尓
伊都伎坐等
玉梓乃
人曽言鶴
於余頭礼可
吾聞都流
<狂>言加
我間都流母
天地尓
悔事乃
世開乃
悔言者
天雲乃
曽久敝能極
天地乃
至流左右二
杖策毛
不衝毛去而
夕衢占問
石卜以而
吾屋戸尓
御諸乎立而
枕邊尓
齊戸乎居
竹玉乎
無間貫垂
木綿手次
可比奈尓懸而
天有
左佐羅能小野之
七相菅
手取持而
久堅乃
天川原尓
出立而
潔身而麻之<乎>
高山乃
石穂乃上尓
伊座都<類>香物
なゆたけの
とをよるみこ
さにつらふ
わがおほきみは
こもりくの
はつせのやまに
かむさびに
いつきいますと
たまづさの
ひとぞいひつる
およづれか
わがききつる
たはことか
わがききつるも
あめつちに
くやしきことの
よのなかの
くやしきことは
あまくもの
そくへのきはみ
あめつちの
いたれるまでに
つゑつきも
つかずもゆきて
ゆふけとひ
いしうらもちて
わがやどに
みもろをたてて
まくらへに
いはひへをすゑ
たかたまを
まなくぬきたれ
ゆふたすき
かひなにかけて
あめなる
ささらのをのの
ななふすげ
てにとりもちて
ひさかたの
あまのかはらに
いでたちて
みそぎてましを
たかやまの
いはほのうへに
いませつるかも
Как бамбуковый побег,
Строен был прекрасный принц,
Был пригож и краснолиц
Мой великий государь!
И средь гор Хацусэ он
В скрытой от людей стране
Божеством священным стал —
Люди молятся ему.
С веткой яшмовой гонец
Рассказал об этом мне,
То не выдумку ль, не ложь
Услыхала нынче я?
Не ошибку ли, не ложь
Услыхала нынче я?
О, на небе и земле
Нет печали тяжелей,
В мире бренном и пустом
Нет печали тяжелей!
Там, где облако небес
Дальний свой кончает путь,
Там, где небо и земля
Знают свой предел,
В той далекой стороне
Он нашел себе покой.
С крепким посохом в руке
И без посоха в руке
Поспешила бы к нему.
И на перекрестках всех
Я гадала б ввечеру,
И на камешках в пути
Я гадала бы о нем,
И у дома своего
Я б часовню возвела,
У постели бы своей
Со святым вином сосуд
Я поставила б, молясь,
Словно яшму, густо я
Нанизала бы бамбук,
Чтоб свершить святой обряд,
Перевязь надела б я,
В поле дальнем, в небесах,
В поле Сасара
Травы нанафусугэ
В руки бы взяла
И отправилась бы я
К берегам реки святой
На извечных небесах.
Очищенье там приняв,
Я б молилась о тебе!..
Но среди высоких гор
Ты на каменной скале
Успокоился навек!
* Поле Сасара — по народным поверьям, находится на небесах.
* Нанафусугэ — народное название особого вида лилий, употребляемых при магических заклинаниях, гаданиях, заговорах. В песне говорится о погребении принца на горе Хацусэ.
復毛将相
因毛有奴可
白細之
我衣手二
齊留目六
またもあはむ
よしもあらぬか
しろたへの
わがころもでに
いはひとどめむ
Неужели встретиться с тобою
Мне отныне больше не судьба,
Белотканый мой рукав
Я заколдую,
И тебе, любимый, я не дам уйти!
* В комментариях отмечается, что речь идет о каком-то магическом акте (см. п. 3778). Высказывается предположение, что дева Аватамэ принадлежала к роду, имевшему отношение к культу, к магическим церемониям, тем более что и в п. 707 ею использован образ чаши, употребляемой в обиходе синтоистского храма (МС).
焼刀之
加度打放
大夫之
祷豊御酒尓
吾酔尓家里
やきたちの
かどうちはなち
ますらをの
ほくとよみきに
われゑひにけり
Опьянел я от вина,
От обильного вина,
Что здесь славили теперь, заклинанья говоря,
Рыцари, взмахнув мечом
И вонзив свой меч в вино!
* В песне описывается старинный магический обряд, относительно названия которого существует много разных мнений. Он заключается в том, что присутствующие произносили слова заклинания о здоровье, счастье, успехах и, потрясая лезвием меча, якобы рубили вино, изгоняя из него таким образом злых духов (МС). В старину перед началом пира обычно восхваляли вино. Вероятно, поэтому некоторые исследователи считают, что чтение иероглифического обозначения обряда как “сакэ-о уцу” — “избивать вино” ошибочно и его следует читать “сакахогай” — “восхваление вина”.
吾勢子乎
乞許世山登
人者雖云
君毛不来益
山之名尓有之
わがせこを
こちこせやまと
ひとはいへど
きみもきまさず
やまのなにあらし
Милый мой, приди ко мне!
Говорит: “Приди” — гора Косэ.
Но ко мне
Ты не приходишь все равно,
Знать, гора Косэ — название одно!
* Одна из песен М., отражающая древнее народное поверье — котодама-синко, т. е. “веру в душу слов”, или в магию слов.
* Первые две строки — заговор.
* Гора Коса — гора Приди (вежл.).
布斗麻邇爾上此五字以音ト相而詔之「因女先言而不良、亦還䧏改言。」
ここに天つ神の命もちて、布斗麻邇ふとまに卜相うらなひて、詔リたまひしく、「女先に言へるによりて良からず。また還り䧏りて改め言へ。」とのりたまひき。
Тут небесные боги, произведя магическое действо, изъявили свою волю: "Потому нехороши [были дети], что женщина первой говорила. Снова спуститесь и заново скажите", — так изъявили.
Эти пять иероглифов сверху — по звукам.
ふとまに=太占
* Футомани-ни уранаитэ (записано фонетически) — в нашем переводе «произведя магическое действо» — подробно комментируется во всех изданиях текста «Кодзики». Футо толкуется как украшающий эпитет — «замечательный», «достойный похвалы». Мани — мнение (воля) богов. Способом узнать волю богов для людей была магия. Так, в Японии применялся способ гадания посредством лопатки (плечевой кости) оленя. Лопатку оленя-самца (вывернутую целиком) обжигали на углях и принимали решение, основываясь на истолковании трещин, появлявшихся на кости. Позднее этот древнейший способ гадания сменился гаданием на панцире черепахи, применявшимся в Китае (КГ, с. 52).
* Д. Цугита останавливается на слове хахака (дерево, на углях которого сжигали кость), толкуя его на основе исследований проф. Сираи как увамидзакура, т.е. как название одного из видов японской вишни.
* Глагол норитамау («говорить») мы переводим как «изъявлять», связывая его со словом микото — «повеление», «указание». Заметим, что в тексте «Кодзики» глаголы, передающие речь, разнообразны: от обычного ю до почтительного норитамау. Они отражают иерархию богов, как она представлена в «Кодзики».
霍公鳥
痛莫鳴
汝音乎
五月玉尓
相貫左右二
ほととぎす
いたくななきそ
ながこゑを
さつきのたまに
あへぬくまでに
Кукушка!
Ты не плачь с такой тоской,
Пока не нанижу я жемчуг майский
И вместе с жемчугом
Печальный голос твой!
* Жемчуг майский (сацуки-но тама) — душистые лекарственные плоды, которые нанизывают в мае на нить, затем их вкладывают в мешочек из парчи и украшают его сверху искусственными цветами — ирисами, лотосами и др. и прикрепляют к нему длинные пятицветные нити, скрученные в виде шнуров. Это является магическим актом против болезней и простуды. Обычай украшать в праздники майским жемчугом жилище пришел из Китая. Этот разукрашенный мешочек называют еще кусуридама — “лекарственный жемчуг”.

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 卌一 女人大蛇所婚賴藥力得全命緣 (Слово о женщине, которая с помощью снадобий спасла себя и сумела избежать брака со змеем)
燒稷藁三束三尺成束為三束

[Лекарь] сжег три снопа проса Три снопа высотой в три сяку.

宇治拾遺物語 > 巻第十四 > 巻第十四 御堂関白の御犬、晴明等奇特の事 (Про пса регента и чудесной силе Сэймэя)
ふところより紙をとり出し、鳥の姿に引きむすびて、呪を誦じかけて、空へ投げ上げたれば、

с этими словами он вынул из-за пазухи листок бумаги, свернул его в виде птицы, нашептал магическое заклинание и подбросил в воздух.