日本霊異記 > 卷中 > 卷中 第七 智者誹妒變化聖人而現至閻羅闕受地獄苦緣 (Слово о человеке ученом, который оскорблял скрытого под обличьем монаха святого, попал в этой жизни во дворец царя Эммы и был наказан в преисподней)
答曰「於葦原國名聞智者、何故不知?當知、行基菩薩將來生之宮。」

[Посыльные] отвечали: “Ты мудр, и имя твое известно в Стране Тростниковых Полей. Отчего же спрашиваешь? Знай: в этом дворце возродится бодхисаттва Гё:ги”.

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 第七 智者誹妒變化聖人而現至閻羅闕受地獄苦緣 (Слово о человеке ученом, который оскорблял скрытого под обличьем монаха святого, попал в этой жизни во дворец царя Эммы и был наказан в преисподней)
問曰「是有於豐葦原水穗國所謂智光法師矣。」

[Царь Эмма] спросил: “Это ты, монах Тико: из Страны Тростниковых Полей и Свежих Колосьев Риса?”

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 第七 智者誹妒變化聖人而現至閻羅闕受地獄苦緣 (Слово о человеке ученом, который оскорблял скрытого под обличьем монаха святого, попал в этой жизни во дворец царя Эммы и был наказан в преисподней)
「召師因緣、有葦原國誹謗行基菩薩。

“Тебя призвали сюда, поскольку ты оскорблял бодхисаттву Гё:ги из Страны Тростниковых Полей.

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 第七 智者誹妒變化聖人而現至閻羅闕受地獄苦緣 (Слово о человеке ученом, который оскорблял скрытого под обличьем монаха святого, попал в этой жизни во дворец царя Эммы и был наказан в преисподней)
彼菩薩化葦原國已、將生此宮。

Бодхисаттва же возродится в этом дворце, когда окончит жизнь в Стране Тростниковых Полей.

「豐葦原之千秋長五百秋之水穗國者、

"Тоёасихара-но-тиаки-но-нагаихоаки-но-мидзухо-но куни — Страна обильных тростниковых равнин, тысячеосенних, долгих пятисотенных молодых рисовых ростков — это страна,

「豐葦原之千秋長五百秋之水穗國者、

"Страна обильных тростниковых равнин, тысячеосенних, долгих пятисотенных молодых рисовых ростков

「此豐葦原水穗國者、汝將知國、言依賜。

"Эта Тоёасихара-но-мидзухо-но куни — Страна Обильных Тростниковых Равнин, Молодых Рисовых Ростков — это страна, которой тебе ведать, — так поручено [было].

みことのり
みだれぬ道の
障りなく
豐葦原の
國ぞをさまる
みことのり
みだれぬみちの
さはりなく
とよあしはらの
くにぞをさまる


いまもされな
むかしのことを
問ひてまし
豐葦原の
岩根このたち
いまもされな
むかしのことを
とひてまし
とよあしはらの
いはねこのたち


天地之
<初時>
久堅之
天河原尓
八百萬
千萬神之
神集
々座而
神分
々之時尓
天照
日女之命
(一云
指上
日女之命)
天乎婆
所知食登
葦原乃
水穂之國乎
天地之
依相之極
所知行
神之命等
天雲之
八重掻別而
(一云
天雲之
八重雲別而)
神下
座奉之
高照
日之皇子波
飛鳥之
浄之宮尓
神随
太布座而
天皇之
敷座國等
天原
石門乎開
神上
々座奴
(一云
神登
座尓之可婆)
吾王
皇子之命乃
天下
所知食世者
春花之
貴在等
望月乃
満波之計武跡
天下
(一云
食國)
四方之人乃
大船之
思憑而
天水
仰而待尓
何方尓
御念食可
由縁母無
真弓乃岡尓
宮柱
太布座
御在香乎
高知座而
明言尓
御言不御問
日月之
數多成塗
其故
皇子之宮人
行方不知毛
(一云
刺竹之
皇子宮人
歸邊不知尓為)
あめつちの
はじめのとき
ひさかたの
あまのかはらに
やほよろづ
ちよろづかみの
かむつどひ
つどひいまして
かむはかり
はかりしときに
あまてらす
ひるめのみこと
(さしのぼる
ひるめのみこと)
あめをば
しらしめすと
あしはらの
みづほのくにを
あめつちの
よりあひのきはみ
しらしめす
かみのみことと
あまくもの
やへかきわきて
(あまくもの
やへくもわきて)
かむくだし
いませまつりし
たかてらす
ひのみこは
とぶとりの
きよみのみやに
かむながら
ふとしきまして
すめろきの
しきますくにと
あまのはら
いはとをひらき
かむあがり
あがりいましぬ
(かむのぼり
いましにしかば)
わがおほきみ
みこのみことの
あめのした
しらしめしせば
はるはなの
たふとくあらむと
もちづきの
たたはしけむと
あめのした
(をすくに)
よものひとの
おほぶねの
おもひたのみて
あまつみづ
あふぎてまつに
いかさまに
おもほしめせか
つれもなき
まゆみのをかに
みやばしら
ふとしきいまし
みあらかを
たかしりまして
あさことに
みこととはさぬ
ひつきの
まねくなりぬれ
そこゆゑに
みこのみやひと
ゆくへしらずも
(さすたけの
みこのみやひと
ゆくへしらにす)
В час, когда на свет явились
Небо и земля,
На равнинах вечных неба
Боги собрались.
Сотни, тысячи богов —
Бесконечное число —
И совет держали боги
И решили все дела:
Пусть богиня солнца ныне Аматэрасу
Будет править вечным небом,
В небесах царить.
А страна колосьев риса,
Где долины тростника,
До поры, когда сольются
Снова небо и земля,
Будет управляться богом —
Сыном божества.
Восемь ярусов раздвинув
Белоснежных облаков,
Бог сошел тогда на землю,
Чтоб страною управлять,
Тот, что озаряет высь,
Солнца лучезарный сын!
В дивной Асука-стране,
Во дворце Киёми ты,
Богом будучи, царил
Здесь во славе на земле.
Было сказано: страною
Будут впредь повелевать
Боги, что сошли на землю,
Внуки славные богов!
Но среди равнин небесных
Дверь пещеры отворив,
Поднялся наш бог на небо
И не возвратился вновь.
О великий государь,
Принц светлейший наш!
Если мог бы ты теперь
Поднебесной управлять,
То сверкал бы славы блеск,
Как весною блеск цветов!
И, как полная луна,
Все сияло бы вокруг.
Люди с четырех сторон
В Поднебесной, здесь,
Словно на большой корабль,
Уповали на тебя,
Как небесной влаги ждут,
Ввысь направив взор с мольбой,
Ожидали все тебя.
Как задумал это ты,
Как решиться только мог?
На холме здесь Маюми,
Что не знали мы досель,
Мы воздвигли навсегда
Вечный для тебя чертог,
И покои для тебя
Мы воздвигли до небес.
Утро каждое мы ждем,
Но не слышен твой приказ,
Много месяцев и дней
Минуло уже с тех пор.
И поэтому теперь
Свита славная твоя
Все не знает, как ей быть,
И куда теперь идти,
* Аматэрасу — богиня солнца, согласно японской мифологии — родоначальница императорского дома.
* “Бог сошел тогда на землю, чтоб страною управлять”,— говорится о правлении императора Тэмму.
* “Дверь пещеры отворив, поднялся наш бог на небо и не возвратился вновь” — говорится о смерти императора Тэмму.
* “Если мог бы ты теперь Поднебесной управлять” — здесь и ниже говорится о принце Хинамиси.
* Маюми — холм в уезде Такэти провинции Ямато — место погребения принца Хинамиси.
父母賀
成乃任尓
箸向
弟乃命者
朝露乃
銷易杵壽
神之共
荒競不勝而
葦原乃
水穂之國尓
家無哉
又還不来
遠津國
黄泉乃界丹
蔓都多乃
各<々>向々
天雲乃
別石徃者
闇夜成
思迷匍匐
所射十六乃
意矣痛
葦垣之
思乱而
春鳥能
啼耳鳴乍
味澤相
宵晝不<知>
蜻蜒火之
心所燎管
悲悽別焉
ちちははが
なしのまにまに
はしむかふ
おとのみことは
あさつゆの
けやすきいのち
かみのむた
あらそひかねて
あしはらの
みづほのくにに
いへなみか
またかへりこぬ
とほつくに
よみのさかひに
はふつたの
おのがむきむき
あまくもの
わかれしゆけば
やみよなす
おもひまとはひ
いゆししの
こころをいたみ
あしかきの
おもひみだれて
はるとりの
ねのみなきつつ
あぢさはふ
よるひるしらず
かぎろひの
こころもえつつ
なげくわかれを
Свято чтимый милый брат,
И отец, и мать тебя
Здесь растили…
Ведь со мной
Вместе хаси для еды
Ты со мною здесь держал…
Словно поутру роса,
Быстро тающая жизнь…
Повелению богов
Ты противиться не смог.
Разве нету у тебя
Дома, здесь, в родной стране,
Где колосья счастья,
Где тростниковые поля?..
Не вернулся ты сюда!
У границы той страны,
Дальней, где царит покой,
Как ползучая цута —
Каждый путь имеет свой.
Словно в небе облака,
Ты уплыл, покинув нас.
И теперь во мраке я,
Все блуждаю я в тоске…
Словно раненый олень,
В сердце я почуял боль,
Как плетень из тростника,
Думы, полные тревог…
Словно плач весенних птиц,
Мой не молкнет нынче плач,
Днем и ночью слышен он,
Словно шум от адзи-птиц…
Будто пламенем огонь,
Сердце жжет мое тоска…
О, как тяжко я скорблю!
* Ползучая цута (Parthenocissus tricuspidata) — растение, похожее на виноград, ветви которого расходятся в разные стороны и служат образом разлуки.
葦原笶
水穂之國丹
手向為跡
天降座兼
五百万
千万神之
神代従
云續来在
甘南備乃
三諸山者
春去者
春霞立
秋徃者
紅丹穂經
<甘>甞備乃
三諸乃神之
帶為
明日香之河之
水尾速
生多米難
石枕
蘿生左右二
新夜乃
好去通牟
事計
夢尓令見社
劔刀
齊祭
神二師座者
あしはらの
みづほのくにに
たむけすと
あもりましけむ
いほよろづ
ちよろづかみの
かむよより
いひつぎきたる
かむなびの
みもろのやまは
はるされば
はるかすみたつ
あきゆけば
くれなゐにほふ
かむなびの
みもろのかみの
おばせる
あすかのかはの
みをはやみ
むしためかたき
いしまくら
こけむすまでに
あらたよの
さきくかよはむ
ことはかり
いめにみせこそ
つるぎたち
いはひまつれる
かみにしませば
Здесь, на склонах Миморо
В Каминаби,
Говорят
Со времен еще богов,
Говорят из века в век
О мириадах из мириад
Множестве богов,
Что спускались здесь с небес,
О дарах, что им несли
В нашей славной стороне,
Где колосья счастья есть,
Где поля из тростника.
Ах, на склонах Миморо
Лишь появится весна,
Дымка легкая встает,
А лишь осень настает,
В алом блеске вся листва…
В Каминаби
У вершин
Миморо,
Где люди чтят
Божество священных гор,
Опоясанных кругом
Быстрой Асука-рекой,
Бег стремительный воды
Не дает расти траве
На скалистых берегах.
Так пускай до той поры,
До тех пор, пока кругом
Дикий мох не зацветет
У подножья горных скал,
Пусть спокойно буду я
Каждой ночью проходить
Путь среди священных гор.
Научи, чтоб было так,
В сновидении открой
Ты — мой бог, кого я чту
И кому я в дар принес
Мой заветный
Бранный меч!
* Песня воина, отправляющегося в путь, обращенная к божеству в храме Асука-дзиндзя. Здесь отражен древнейший обычай, воспевающийся во многих песнях М., а именно приношение даров богам перед отправлением в путь, обычно для умиротворения богов дороги с мольбой о благополучном пути и возвращении. Приносить в дар богам оружие — как в данной песне — старинный обычай (МС). О нем упоминается еще в древней летописи Суйнин-ки (“Записи об императоре Суйнин”, 29–70 гг.).
* Миморо, Каминаби — см. п. 3222 и п. 3223, здесь имеется в виду гора Каминариока в Асука (CH).
* “Множестве богов, что спускались здесь с небес…” — но древним народным представлениям, с небесной равнины Такамагахара на землю Японии спустились боги, которые обитали на священных горах и в священных рощах.
* “Где колосья счастья есть, где поля из тростника…” — постоянная характеристика страны Ямато (см. п. 167).
葦原
水穂國者
神在随
事擧不為國
雖然
辞擧叙吾為
言幸
真福座跡
恙無
福座者
荒礒浪
有毛見登
百重波
千重浪尓敷
言上為吾
<言上為吾>
あしはらの
みづほのくには
かむながら
ことあげせぬくに
しかれども
ことあげぞわがする
ことさきく
まさきくませと
つつみなく
さきくいまさば
ありそなみ
ありてもみむと
ももへなみ
ちへなみしきに
ことあげすわれは
ことあげすわれは
О, прекрасная страна,
Где колосья счастья есть
И поля из тростника.
О, прекрасная страна,
Что божественной слывет
И где жалоб нет богам.
О, пусть так, по все равно
Я взываю к небесам,
И молю я об одном:
Счастлив будь в своем пути,
Счастье пусть несут слова!
Если счастлив будешь ты
И вернешься без беды,
Значит, встретимся с тобой,
Даже пусть встает волна
Возле диких берегов!
И как волны сотни раз,
Много, много тысяч раз
Набегают на песок,
Так же беспрестанно я,
Беспрестанно,
Без конца
Я взываю к небесам,
Я взываю к небесам!

葦原能
美豆保國乎
安麻久太利
之良志賣之家流
須賣呂伎能
神乃美許等能
御代可佐祢
天乃日<嗣>等
之良志久流
伎美能御代々々
之伎麻世流
四方國尓波
山河乎
比呂美安都美等
多弖麻都流
御調寶波
可蘇倍衣受
都久之毛可祢都
之加礼騰母
吾大王<乃>
毛呂比登乎
伊射奈比多麻比
善事乎
波自米多麻比弖
久我祢可毛
<多>之氣久安良牟登
於母保之弖
之多奈夜麻須尓
鶏鳴
東國<乃>
美知能久乃
小田在山尓
金有等
麻宇之多麻敝礼
御心乎
安吉良米多麻比
天地乃
神安比宇豆奈比
皇御祖乃
御霊多須氣弖
遠代尓
可々里之許登乎
朕御世尓
安良波之弖安礼婆
御食國波
左可延牟物能等
可牟奈我良
於毛保之賣之弖
毛能乃布能
八十伴雄乎
麻都呂倍乃
牟氣乃麻尓々々
老人毛
女童兒毛
之我願
心太良比尓
撫賜
治賜婆
許己乎之母
安夜尓多敷刀美
宇礼之家久
伊余与於母比弖
大伴<乃>
遠都神祖乃
其名乎婆
大来目主<等>
於比母知弖
都加倍之官
海行者
美都久屍
山行者
草牟須屍
大皇乃
敝尓許曽死米
可敝里見波
勢自等許等太弖
大夫乃
伎欲吉彼名乎
伊尓之敝欲
伊麻乃乎追通尓
奈我佐敝流
於夜<乃>子等毛曽
大伴等
佐伯乃氏者
人祖乃
立流辞立
人子者
祖名不絶
大君尓
麻都呂布物能等
伊比都雅流
許等能都可左曽
梓弓
手尓等里母知弖
劔大刀
許之尓等里波伎
安佐麻毛利
由布能麻毛利<尓>
大王<乃>
三門乃麻毛利
和礼乎於吉<弖>
比等波安良自等
伊夜多氐
於毛比之麻左流
大皇乃
御言能左吉乃
(一云
乎)
聞者貴美
(一云
貴久之安礼婆)
あしはらの
みづほのくにを
あまくだり
しらしめしける
すめろきの
かみのみことの
みよかさね
あまのひつぎと
しらしくる
きみのみよみよ
しきませる
よものくにには
やまかはを
ひろみあつみと
たてまつる
みつきたからは
かぞへえず
つくしもかねつ
しかれども
わがおほきみの
もろひとを
いざなひたまひ
よきことを
はじめたまひて
くがねかも
たしけくあらむと
おもほして
したなやますに
とりがなく
あづまのくにの
みちのくの
をだなるやまに
くがねありと
まうしたまへれ
みこころを
あきらめたまひ
あめつちの
かみあひうづなひ
すめろきの
みたまたすけて
とほきよに
かかりしことを
わがみよに
あらはしてあれば
をすくには
さかえむものと
かむながら
おもほしめして
もののふの
やそとものをを
まつろへの
むけのまにまに
おいひとも
をみなわらはも
しがねがふ
こころだらひに
なでたまひ
をさめたまへば
ここをしも
あやにたふとみ
うれしけく
いよよおもひて
おほともの
とほつかむおやの
そのなをば
おほくめぬしと
おひもちて
つかへしつかさ
うみゆかば
みづくかばね
やまゆかば
くさむすかばね
おほきみの
へにこそしなめ
かへりみは
せじとことだて
ますらをの
きよきそのなを
いにしへよ
いまのをつづに
ながさへる
おやのこどもぞ
おほともと
さへきのうぢは
ひとのおやの
たつることだて
ひとのこは
おやのなたたず
おほきみに
まつろふものと
いひつげる
ことのつかさぞ
あづさゆみ
てにとりもちて
つるぎたち
こしにとりはき
あさまもり
ゆふのまもりに
おほきみの
みかどのまもり
われをおきて
ひとはあらじと
いやたて
おもひしまさる
おほきみの
みことのさきの
きけばたふとみ
たふとくしあれば
В той стране, где хороши
Тростниковые поля,
Где колосья счастья есть,
Там, спустившись вниз с небес,
Управлять стал на земле
Внук богов.
И вслед за ним
Много тысяч лет подряд
Государей длинный ряд,
Власть приняв от божества —
Солнца в ясных небесах,
Долго правил на земле
Век за веком без конца…
И в чудесной той стране,
В четырех ее концах,
Широки теченья рек,
Глубоки ущелья гор,
И богатств, что в дань несут
Государю своему,
Невозможно людям счесть
И нельзя их исчерпать.
Но при всем богатстве том
Удручен заботой был
Наш великий государь.
Всех людей к себе призвав,
Начал он в своей стране
Добрые дела вершить,
Но тревожился в душе
И мечтал: “Как хорошо
Золото бы нам найти!”
И как раз ему тогда
Доложили во дворце,
Что в восточной стороне,
Там, где много певчих птиц,
В Митиноку, в Ода, вдруг
Золото нашли в горах.
И прошла его печаль,
Стало на сердце светло.
“Боги неба и земли
Вняли, знать, моей мольбе,
Повелители земли —
Души предков — помогли.
То, что в давние века
Скрыто было от людей,
Обнаружили в земле
В век правленья моего”,—
Божеством являясь сам,
Думать так изволил он.
Множество людей тогда
Славных воинских родов
Воле подчинил своей
И к покорности призвал.
Вместе с тем всех стариков,
Женщин всех и всех детей
Милостиво обласкал,
И желанья их сердец
Выполнял он до конца.
И за милости его
Почитал его народ,
Все сильнее и сильней
Радовался я душой.
Род Отомо — древний род,
Предком чьим был славный бог —
Оокумэнуси он
Назван был в те времена.
И с древнейших этих пор
Наш почтенный славный род
Верною охраной был
Государя своего.
Клялся род Отомо так:
“Если морем мы уйдем,
Пусть поглотит море нас,
Если мы горой уйдем,
Пусть трава покроет нас.
О великий государь,
Мы умрем у ног твоих,
Не оглянемся назад”.
И в стране те имена
Рыцарей былых времен
С древних пор
До сей поры
Славу светлую хранят,
О которой говорят
И другим передают
Без конца
Из века в век.
Мы же, дети тех отцов,
Славу их должны беречь.
Славный род Отомо наш,
Древний род Сахэки наш
Службу важную несли.
И из века в век наказ
Был один навеки дан:
“Имя славное отцов
Берегите, сыновья,
И служите, как и мы,
Государю своему”.
Так передавался нам
Каждый раз из века в век
Предков доблестный наказ.
Славный ясеневый лук
В руки мы свои возьмем,
Бранный острый славный меч
К бедрам прикрепим своим.
Утром будем сторожить,
Будем вечером стоять
Мы на страже во дворце —
Государя охранять.
Больше нет таких людей,
Кроме нас,
Кто охранять
Сможет преданно,
Как мы,
Вход священный во дворец! —
Восклицаю нынче я,
Полный радости, узнав
Весть счастливую для нас,
Что в указе объявил
Наш великий государь,
И почтенья полон я.
1-й год Тэмпё-кампо , 12-й день 5-й луны
Отомо Якамоти
* “Божеством являясь сам…” — считалось, что императорская династия ведет свой род от богини солнца Аматэрасу и император является божеством.
* Род Отомо, к которому принадлежат поэты Табито и Якамоти, — древний род, представители которого известны военными заслугами и с незапамятных времен несли личную охрану императора. Из этого рода вышло много военачальников, которые славились мужеством, преданностью и отвагой.
* “Если морем мы уйдем…” и т. д. — из слов присяги на верность императору, передававшейся из поколения в поколение в роду Отомо и Сахэки.
* Оокумэнуси — бог — предок рода Отомо, сопровождавший легендарного императора Дзимму в его походе на Восток. Вместе с богом Амэноосихи во время сошествия божественных предков с небес держал в руках военный жезл и прокладывал дорогу.
* Сахэки (ветвь рода Отомо) — древний род, отличавшийся военными заслугами; со времен императора Юряку [V в. ] представители его служили в охране императорского дворца и императора.
「汝、如助吾、於葦原中國所有此四字以音青人草之落苦瀬而患惚時、可助。」
「汝、吾を助けしが如く、葦原中国あしはらのなかつくにに有らゆる宇都志伎うつしき青人草あをひとくさの、苦しき瀬に落ちてうれなやむ時、助くべし。」
"Вы! Как меня спасли, так же должны [вы] спасать земную поросль людскую, что обитает в Тростниковой Равнине-Серединной Стране, когда попадет она в пучину бед и горевать и жаловаться станет!" —
Эти 4 иероглифа - по звукам.
Уцусики аохитокуса мы переводим словами «земная поросль людская». Слово уцусики записано в «Кодзики» фонетически, далее следуют идеограммы ?К?К?К?. Это аллегорическое выражение, в котором люди уподобляются растущей зеленой траве. Это выражение — первое упоминание о людях в мифах «Кодзики».

Наименование Японии в «Кодзики» Асихара-но накацукуни мы переводим дословно как «Тростниковая Равнина-Серединная Страна». Это наименование, фигурирующее в мифах «Кодзики», являлось, как указывает К. Курано, древним названием Японии. Выражение накацукуни — «серединная страна» толкуется комментаторами по-разному. Его объясняют и местоположением страны: она находится «посередине», окруженная с четырех сторон морями, и древним японцам представлялась, вероятно, центром Вселенной (ср. китайское Чжун го ?К?К?) . Есть и другое толкование: Н. Ёсиока в своем труде «Сокращенный “Кодзики-дэн” предлагает понимать под этим словом не только Японию, но вообще «землю людей», как мир, противостоящий «миру богов» (Такама-но хара), с одной стороны, и «Стране мертвых» (Ё ми-но куни), с другой. Обитатели «нижней страны» (Ё ми-но куни) называют землю, где живут люди, «увацукуни»,* говорит Н. Есиока.
「汝、如助吾、於葦原中國所有此四字以音青人草之落苦瀬而患惚時、可助。」
「汝、吾を助けしが如く、葦原中国あしはらのなかつくにに有らゆる宇都志伎うつしき青人草あをひとくさの、苦しき瀬に落ちてうれなやむ時、助くべし。」
"Вы! Как меня спасли, так же должны [вы] спасать земную поросль людскую, что обитает в Тростниковой Равнине-Серединной Стране, когда попадет она в пучину бед и горевать и жаловаться станет!" —
Эти 4 иероглифа - по звукам.
Уцусики аохитокуса мы переводим словами «земная поросль людская». Слово уцусики записано в «Кодзики» фонетически, далее следуют идеограммы ?К?К?К?. Это аллегорическое выражение, в котором люди уподобляются растущей зеленой траве. Это выражение — первое упоминание о людях в мифах «Кодзики».

Наименование Японии в «Кодзики» Асихара-но накацукуни мы переводим дословно как «Тростниковая Равнина-Серединная Страна». Это наименование, фигурирующее в мифах «Кодзики», являлось, как указывает К. Курано, древним названием Японии. Выражение накацукуни — «серединная страна» толкуется комментаторами по-разному. Его объясняют и местоположением страны: она находится «посередине», окруженная с четырех сторон морями, и древним японцам представлялась, вероятно, центром Вселенной (ср. китайское Чжун го ?К?К?) . Есть и другое толкование: Н. Ёсиока в своем труде «Сокращенный “Кодзики-дэн” предлагает понимать под этим словом не только Японию, но вообще «землю людей», как мир, противостоящий «миру богов» (Такама-но хара), с одной стороны, и «Стране мертвых» (Ё ми-но куни), с другой. Обитатели «нижней страны» (Ё ми-но куни) называют землю, где живут люди, «увацукуни»,* говорит Н. Есиока.
爾高天原皆暗、葦原中國悉闇。
ここ高天たかまの原皆暗く、葦原中国あしはらのなかつくにことごとくらし。
Тут вся Равнина Высокого Неба погрузилась во тьму, в Тростниковой Равнине-Серединной Стран) повсюду темень стала.

亦葦原中國皆闇矣、
亦葦原中国も皆闇けむと以為ふを、
да, я думаю, и Тростниковая Равнина-Серединная Страна тоже вся во тьме.

やまと歌は、昔あめつちひらけはじめて、人のしわざいまだ定まらざりし時、葦原中国の言の葉として、稲田姫素鵞の里よりぞ伝はれりける。

Песни Ямато[2] зародились еще в старину, когда только появились небо и земля и когда не установились еще дела человеческие. И, как «листья-слова»[3] Страны срединной камышовой равнины[4], ведут они свое начало от Инада-химэ[5] из селения Суга[6].
1. «Канадзё» — букв, «предисловие, написанное каной», т.е. национальной слоговой азбукой (кана), — в отличие от другого предисловия — «Манадзё», написанного адаптированным китайским письмом (камбун), которое японцы называли мана. В своем изначальном списке антология открывается предисловием «Манадзё», а «Канадзё» дается в конце. В более поздних списках стали делать наоборот. Оба предисловия во многом сходны по содержанию и структуре, но есть и различия. Император Готоба дал свою санкцию на написание предисловия «Канадзё» первому министру канцлеру Фудзиваре Ёсицунэ.
2. Песни Ямато — древнее название национальной японской поэзии, синоним понятия вака — «японская песня», — в противоположность понятию караута, или канси — «китайская песня». Ямато — старинное название Японии.
3. «Листья-слова» (кото-но ха) — термин, употребленный Кино Цураюки в его предисловии к «Кокинсю». Утверждая лирический характер японской поэзии вака, Цураюки писал: «Песни Ямато произрастают из единого семени - человеческого сердца и разрастаются в мириады листьев-слов». Еше ранее слово «листья» применительно к японским песням было употреблено в названии первой японской поэтической антологии «Манъёсю», которое переводится как «Собрание мириад листьев».
4. Страна срединной камышовой равнины — одно из старинных названий Японии. Камыш — распространенное в Японии растение.
5. Инада-химэ — дева, спасенная, согласно японскому мифу, богом стихий Сусаноо от восьмиглавого змия, которую Сусаноо сделал своей женой.
6. Селение Суга находилось в провинции Идзумо, на землю которой этот бог спустился с небес. В Суга Сусаноо построил дворец-терем «с восьмирядной изгородью» для своей жены Инада-химэ. Согласно мифу, по случаю возведения этого дворца Сусаноо
сложил песню, которая считается первой песней-танка.
Над землею Идзумо — облака в восемь гряд...
С изгородью восьмирядною
Строю я дворец,
Чтоб жену свою укрыть,
С изгородью восьмирядною!
敷島や
大和の国は
天地の
開け始めし
昔より
岩戸をあけて
おもしろき
神楽の言葉
歌ひてし
さればかしこき
ためしとて
ひじりの御世の
道しるく
人の心を
たねとして
よろづのわざを
言の葉に
鬼神までも
あはれとて
八州のほかの
四つの海
波も静かに
をさまりて
空吹く風も
やはらかに
枝も鳴らさず
降る雨も
時定まれば
君々の
みことのままに
したがひて
和歌の浦路の
もしほ草
かき集めたる
あと多く
それが中にも
名をとめて
三代までつぎし
人の子の
親のとりわき
ゆづりてし
そのまことさへ
ありながら
思へばいやし
信濃なる
そのははき木の
そのはらに
種をまきたる
とがとてや
世にも仕へよ
生ける世の
身を助けよと
契りおく
須磨と明石の
つづきなる
細川山野
山川の
わづかに命
かけひとて
伝ひし水の
水上も
せきとめられて
今はただ
陸にあがれる
魚のごと
かぢを絶えたる
舟のごと
寄るかたもなく
わびはつる
子を思ふとて
夜の鶴
泣く泣く都
出でしかど
身は数ならず
鎌倉の
世のまつりごと
しげければ
聞こえあげてし
言の葉も
枝にこもりて
梅の花
四年の春に
なりにけり
行くへも知らぬ
中空の
風にまかする
故郷は
軒端も荒れて
ささがにの
いかさまにかは
なりぬらむ
世々の跡ある
玉づさも
さて朽ち果てば
葦原の
道もすたれて
いかならむ
これを思へば
私の
嘆きのみかは
世のためも
つらきためしと
なりぬべし
行く先かけて
さまざまに
書き残されし
筆の跡
かへすがへすも
いつはりと
思はましかば
ことわりを
ただすの森の
ゆふしでに
やよやいささか
かけて問へ
みだりがはしき
末の世に
麻はあとなく
なりぬとか
いさめおきしを
忘れずは
ゆがめることを
また誰か
ひき直すべき
とばかりに
身をかへりみず
頼むぞよ
その世を聞けば
さてもさは
残るよもぎと
かこちてし
人のなさけも
かかりけり
同じ播磨の
境とて
一つ流れを
汲みしかば
野中の清水
よどむとも
もとの心に
まかせつつ
とどこほりなき
水茎の
跡さへあらば
いとどしく
鶴が岡べの
朝日影
八千代の光
さしそへて
明らけき世の
なほも栄えむ
しきしまや
やまとのくには
あめつちの
あけはじめし
むかしより
いはとをあけて
おもしろき
かぐらのことは
うたひてし
さればかしこき
ためしとて
ひじりのみよの
みちしるく
ひとのこころを
たねとして
よろづのわざを
ことのはに
おにがみまでも
あはれとて
八州のほかの
よつのうみ
なみもしづかかに
をさまりて
そらふくかぜも
やはらかに
えだもならさず
ふるあめも
ときさだまれば
きみ々の
みことのままに
したがひて
わかのうらぢの
もしほくさ
かきあつめたる
あとおほく
それがなかにも
なをとめて
みよまでつぎし
ひとのねの
おやのとりわき
ゆづりてし
そのまことさへ
ありながら
おもへばいやし
しなのなる
そのははきこの
そのはらに
たねをまきたる
とがとてや
よにもつかへよ
いけるよの
みをたすけよと
ちぎりおく
すまとあかしの
つづきなる
ほそかはやまの
やまかはの
わづかにいのち
かけひとて
つたひしみづの
みなかみも
せきとめられて
いまはただ
陸にあがれる
いをのごと
かぢをたえたる
ふねのごと
よるかたもなく
わびはつる
ねをおもふとて
よのつる
なくなくみやこ
いでしかど
みはかずならず
かまくらの
よのまつりごと
しげければ
きこえあげてし
ことのはも
えだにこもりて
うめのはな
よとしのはるに
なりにけり
ゆくへもしらぬ
なかそらの
かぜにまかする
ふるさとは
のきはもあれて
ささがにの
いかさまにかは
なりぬらむ
よよのあとある
たまづさも
さてくちはてば
あしはらの
みちもすたれて
いかならむ
これをおもへば
私の
なげきのみかは
よのためも
つらきためしと
なりぬべし
ゆくさきかけて
さまざまに
かきのこされし
ふでのあと
かへすがへすも
いつはりと
おもはましかば
ことわりを
ただすのもりの
ゆふしでに
やよやいささか
かけてとへ
みだりがはしき
すゑのよに
あさはあとなく
なりぬとか
いさめおきしを
わすれずは
ゆがめることを
またたれか
ひき直すべき
とばかりに
みをかへりみず
たのむぞよ
そのよをきけば
さてもさは
のこるよもぎと
かこちてし
ひとのなさけも
かかりけり
おなじはりまの
さかひとて
ひとつながれを
くみしかば
のなかのきよみ
よどむとも
もとのこころに
まかせつつ
とどこほりなき
みづぐきの
あとさへあらば
いとどしく
つるがをかべの
あさひかげ
やちよのひかり
さしそへて
あきらけきよの
なほもさかえむ


左右は遙なる葦原ぞありける。



「陸に上りぬべき所やある」と見けれども、葦原にて、道踏みたる方もなかりければ、「もし人気する所やある」と、川を上りざまに、七日まで上りにけり。



三十日ばかり上りけるに、地の響くやうにしければ、いかなる事のあるにかと恐ろしくて、葦原にさし隠れて、響くやうにする方を覗きて見ければ、胡人とて、絵に書きたる姿したる者の、赤き物にて頭結ひたるが、馬に乗り連れて、うち出でたり。



故、天照大御神出坐之時、高天原及葦原中國、自得照明。

И вот, когда Великая Священная Богиня Аматэрасу-но оо-ми-ками выйти [из грота] изволила, тут и Равнина Высокого Неба, и Тростниковая Равнина-Серединная Страна, сами собой, озарились светом.

亦名謂葦原色許男神色許二字以音

Еще другим именем Асихарасико-о-но ками — Безобразный Бог-Муж с Тростниковой Равнины зовется.
Два иероглифа 色許 читаются по звукам.

「此者、謂之葦原色許男。」

"Зовется он Асихараси-ко-о — Безобразный Муж с Тростниковой Равнины", — сказал,

故、與汝葦原色許男命、爲兄弟而、作堅其國。」

Потому ты, Безобразный Бог-Муж с Тростниковой Равнины, [и он] станьте братьями и ту страну создавайте-укрепляйте," — так сказала.

「此葦原中國者、我御子之所知國、言依所賜之國也。

"Эта Тростниковая Равнина-Серединная Страна — страна, которой [богиня Аматэрасу] наказала управлять своему дитяти.

「所遣葦原中國之天菩比神、久不復奏。

"Бог Амэ-но-хохи-но ками, что был послан в Тростниковую Равнину-Серединную Страну, долгое время не возвращается, не докладывает.

汝所以使葦原中國者、言趣和其國之荒振神等之者也、

"Причина, по которой ты послан был в Тростниковую Равнину-Серединную Страну, та, чтобы буйствующих богов той страны [к нам] повернуть-утихомирить.

汝之宇志波祁流此五字以音葦原中國者、我御子之所知國、言依賜。

Нам поручено-сказано было, что Тростниковая Равнина-Серединная Страна, которой ты управляешь, — страна, которой ведать [должен] мой потомок.

此葦原中國者、隨天神御子之命獻。」

Эту Тростниковую Равнину-Серединную Страну в точности по повелению потомка небесных богов [тебе] преподнесу," — так сказал.

此葦原中國者、隨命既獻也。

Эту Тростниковую Равнину-Серединную Страну, согласно повелению, полностью преподнесу.

「今平訖葦原中國之白。

"Теперь Тростниковую Равнину-Серединную Страну подчинять кончили, — так донесено.

故、建御雷神、返參上、復奏言向和平葦原中國之狀。

И вот, бог Такэмикадзути-но ками поднялся обратно [на Равнину Высокого Неба] и доложил о том, что Тростниковую Равнину-Серединную Страну подчинил и усмирил.

居天之八衢而、上光高天原、下光葦原中國之神、於是有。

был тут бог, что, находясь на восьми небесных перекрестках [дорог], освещал — вверху Равнину Высокого Неба, внизу — Тростниковую Равнину-Серединную Страну.

このたびかく撰び置きぬれば、濱千鳥久しき跡をとゞめ、浦の玉藻磨ける光を殘して、葦原や亂れぬ風代々に吹き傳へ、敷島の正しき道を尋ねむ後の輦、迷はぬ志るべとならざらめかも。



天つ神
國つやしろを
祝ひてぞ
わが葦原の
くにはをさまる
あまつかみ
くにつやしろを
いはひてぞ
わがあしはらの
くにはをさまる