玉かづら
はふ木あまたに
なりぬれば
たえぬ心の
うれしげもなし
たまかづら
はふきあまたに
なりぬれば
たえぬこころの
うれしげもなし


Так много стало ныне
дерев, вокруг которых вьёшься
ты, о жемчуг-плющ!
Слова "тебя не брошу" —
не радостны уж мне...
Дама хочет сказать, что за время их разлуки кавалер успел уже столько раз сблизиться с другими женщинами. Эпитет "жемчуг" к слову плющ — частый украшающий эпитет в поэтическом языке.
名にしおはば
逢坂山の
さねかづら
人にしられで
くるよしもがな
なにしおはば
あふさかやまの
さねかづら
ひとにしられて
くるよしもがな
Не зря прозвали её
Люди вершиной Свиданий:
Там плющ «Вместе уснём».
Держись его, он укажет
Путь ко мне потаённый.
Данное стихотворение взято из ант. «Госэнсю», 700 («Песни любви», книга третья).
春の野に
みどりにはへる
さねかづら
わが君ざねと
頼むいかにぞ
はるののに
みどりにはへる
さねかづら
わがきみざねと
たのむいかにぞ
В весенних полях,
Зеленея, растет
Плющ санэкадзура («майское ложе»),
Моей супругой тебя
Считать вовеки хочу – что ты на это?[338] —
338. Танка обыгрывает омонимы: нэ в слове кимидзанэ – «моя жена» и нэ – «спать», «лежать вместе». Третья строка – энго к морфеме дзанэ, которая является смыслоподчеркивающим суффиксом. Глагол хахэру – «расти», «тянуться» (о траве) может означать также «ошибка судьбы», «перемена в будущем».
玉匣
将見圓山乃
狭名葛
佐不寐者遂尓
有勝麻之<自>
(玉匣
三室戸山乃)
たまくしげ
みむろのやまの
さなかづら
さねずはつひに
ありかつましじ
(たまくしげ
みむろとやまの)
Я увижу ларчик дорогой!
В Мимуро средь гор зелёный плющ растет,
Для влюблённых служит ложем он,
Если нам с тобой на нём не спать,
Я не в силах буду больше жить!
* “Зелёный плющ… для влюблённых служит ложем он” — речь идёт о так называемом санэкадзура (Kadsura japonica), или санакадзура, — плюще для майского ложа, упоминание о котором встречается во многих песнях М., и в частности в записях народных песен (см. кн. XIV). “Са” — сокр. от “сацуки” — “месяц май” (месяц посадки риса), как и в японских народных песнях в слове “саотомэ” — “майские девушки”, “нэ” — ложе. В таком толковании убеждает и значение глагола “санэру” — “спать с милым”, так как в мае земледельческие обряды, связанные с посадкой риса, заканчивались брачными играми на полях.
* Мимуро — священные горы, под этим названием известны и горы Мива (см. подробнее кн. XIII, п. 3222).
玉葛
實不成樹尓波
千磐破
神曽著常云
不成樹別尓
たまかづら
みならぬきには
ちはやぶる
かみぞつくといふ
ならぬきごとに
На плюще жемчужном нет плодов.
Говорят, что боги грозные коснулись
Тех деревьев, на которых нет плодов,
Всех деревьев,
На которых плод не зреет!
* В песне автор в аллегорической форме намекает на то, что красавице (прекрасному плющу) надлежит дать согласие на брак сейчас, иначе в дальнейшем ей будет трудно выйти замуж.
* В тексте использована народная поговорка: “Деревьев, на которых нет плодов, коснулись грозные боги”.
玉葛
花耳開而
不成有者
誰戀尓有目
吾孤悲念乎
たまかづら
はなのみさきて
ならずあるは
たがこひにあらめ
あはこひもふを
У жемчужного плюща
Расцветают лишь цветы,
Нет плодов на нем. —
Чья любовь слывет такой?
Я люблю тебя иначе, милый мой!
* “…Расцветают лишь цветы” — в песнях любви обычный образ “любви на словах”; “нет плодов” — значит возлюбленные не принадлежат друг другу.
天飛也
軽路者
吾妹兒之
里尓思有者

欲見騰
不已行者
入目乎多見
真根久徃者
人應知見
狭根葛
後毛将相等
大船之
思憑而
玉蜻
磐垣淵之
隠耳
戀管在尓
度日乃
晩去之如
照月乃
雲隠如
奥津藻之
名延之妹者
黄葉乃
過伊去等
玉梓之
使之言者
梓弓
聲尓聞而
一云
聲耳聞而

将言為便
世武為便不知尓
聲耳乎
聞而有不得者
吾戀
千重之一隔毛
遣悶流
情毛有八等
吾妹子之
不止出見之
軽市尓
吾立聞者
玉手次
畝火乃山尓
喧鳥之
音母不所聞
玉桙
道行人毛
獨谷
似之不去者
為便乎無見
妹之名喚而
袖曽振鶴
一云
名耳聞而有不得者

あまとぶや
かるのみちは
わぎもこが
さとにしあれば
ねもころに
みまくほしけど
やまずゆかば
ひとめをおほみ
まねくゆかば
ひとしりぬべみ
さねかづら
のちもあはむと
おほぶねの
おもひたのみて
たまかぎる
いはかきふちの
こもりのみ
こひつつあるに
わたるひの
くれぬるがごと
てるつきの
くもがくるごと
おきつもの
なびきしいもは
もみちばの
すぎていにきと
たまづさの
つかひのいへば
あづさゆみ
おとにききて
おとのみききて
いはむすべ
せむすべしらに
おとのみを
ききてありえねば
あがこふる
ちへのひとへも
なぐさもる
こころもありやと
わぎもこが
やまずいでみし
かるのいちに
わがたちきけば
たまたすき
うねびのやまに
なくとりの
こゑもきこえず
たまほこの
みちゆくひとも
ひとりだに
にてしゆかねば
すべをなみ
いもがなよびて
そでぞふりつる
なのみをききてありえねば
Гуси по небу летят
На пути в Кару —
То возлюбленной село,
Край родной ее.
Как мечтал я,
Как желал
На нее взглянуть!
Только знал:
Идти нельзя,
Много глаз людских.
Часто приходить нельзя:
Люди будут знать!
Лучше встретиться потом,
В майский день.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам! Думал я,
В надежде был,
Как большому кораблю,
Доверял я ей!
Ото всех таил любовь,
Будто в бездне
Среди скал
Жемчуг дорогой…
Но, как меркнет в небесах
Солнце на закате дня,
Как скрывается луна
Между облаков,
Будто водоросль морей,
Надломилась вдруг она,
Будто клена Алый лист,
Отцвела навек!
С веткой яшмовой гонец;
Мне принес об этом весть…
Словно ясеневый лук,
Прогудев, спустил стрелу…
Что я мог ему сказать?
Что я сделать мог?
Голосам людей внимать
Был не в силах я,
А любовь моя росла…
Чем утешиться я мог?
Я пошел тогда в Кару
На базар в ее село,
Где любимая моя
Мне встречалась
В ранний час…
Там стоял и слушал я,
Но и голоса ее,
Что звучал, как пенье птиц,
Возле кленов Унэби,
Той горы, что звал народ
Девой чудной красоты
В перевязях жемчугов,
Возле склонов Унэби,
Даже голоса ее
Не услышал я!
Был мой путь копьем из яшмы,
Это значит — путь прямой,
Что копье.
Таков был путь
Предо мной, где шел народ,
Но не мог я там найти,
Ни одной не мог я встретить
Хоть похожей на нее!..
И в отчаянье,
Любя,
Только имя призывал
Дорогой моей жены,
Лишь махал ей рукавом, —
Звал напрасно я!..
* “В майский день зеленый плющ ложем будет нам” — см. п. 94. “С веткой яшмовой гонец” — в старину к ветке дерева “адзуса” привязывали яшму и посылали с гонцом в знак привета либо с особым известием. Иногда посылали подарок, к которому прилагалась песня или письмо. Поэтому яшмовая ветка стала “мк” к слову “гонец”.
* “Словно ясеневый лук, прогудев, спустил стрелу”…— постоянный образ (мк) неожиданного горя, страшной вести и т. п.
* Время написания песни неизвестно. Предполагают, что она была сложена раньше, чем п. 131.
臣女乃
匣尓乗有
鏡成
見津乃濱邊尓
狭丹頬相
紐解不離
吾妹兒尓
戀乍居者
明晩乃
旦霧隠
鳴多頭乃
哭耳之所哭
吾戀流
干重乃一隔母
名草漏
情毛有哉跡
家當
吾立見者
青旗乃
葛木山尓
多奈引流
白雲隠
天佐我留
夷乃國邊尓
直向
淡路乎過
粟嶋乎
背尓見管
朝名寸二
水手之音喚
暮名寸二
梶之聲為乍
浪上乎
五十行左具久美
磐間乎
射徃廻
稲日都麻
浦箕乎過而
鳥自物
魚津左比去者
家乃嶋
荒礒之宇倍尓
打靡
四時二生有
莫告我
奈騰可聞妹尓
不告来二計謀
おみのめの
くしげにのれる
かがみなす
みつのはまべに
さにつらふ
ひもときさけず
わぎもこに
こひつつをれば
あけくれの
あさぎりごもり
なくたづの
ねのみしなかゆ
あがこふる
ちへのひとへも
なぐさもる
こころもありやと
いへのあたり
わがたちみれば
あをはたの
かづらきやまに
たなびける
しらくもがくる
あまさがる
ひなのくにべに
ただむかふ
あはぢをすぎ
あはしまを
そがひにみつつ
あさなぎに
かこのこゑよび
ゆふなぎに
かぢのおとしつつ
なみのうへを
いゆきさぐくみ
いはのまを
いゆきもとほり
いなびつま
うらみをすぎて
とりじもの
なづさひゆけば
いへのしま
ありそのうへに
うちなびき
しじにおひたる
なのりそが
などかもいもに
のらずきにけむ
Как на чистый блеск зеркал,
Что в ларцах своих хранят
Жены нежные у нас,
На чудесных берегах
Мицу любовались все,
Глядя на морскую гладь.
На чудесных берегах
Свой заветный красный шнур
Не развязываю я,
Все тоскую о жене,
О возлюбленной своей,
И поэтому в тоске,
Словно плачущий журавль,
Что бывает поутру
Скрыт туманом на заре,
Только в голос плачу я…
И мечтая в тишине,
О, хотя бы часть одну
Среди тысячи частей
Той тоски, что полон я,
В сердце заглушить своем,
Я решил пойти взглянуть
На места, где дом родной.
Но когда я посмотрел:
Там, средь Кацураги гор,
Вставших флагом голубым,—
В дальних белых облаках,
Протянувшихся грядой,
Спрятан был от глаз мой дом…
В дальнюю, как свод небес,
В глушь далёкую страны
Отправляюсь я теперь,
Остров Авадзисима,
Что лежал передо мной,
Я оставил позади —
И гляжу все время я
В сторону, где на пути
Остров Авасима есть.
Там, в затишье,
Поутру
Лодочников голоса
Раздаются над водой,
Там, в затишье,
Ввечеру
Звуки весел слышны мне,
И по волнам я плыву,
Рассекая их в пути,
И кружусь, плывя меж скал…
Проплываю бухту я
Инабидзума.
Будто птица на воде,
Я качаюсь на волнах…
Вот и Наносима —
Остров, что зовется “Дом”.
На скалистых берегах
Пышным цветом расцвела,
Наклонясь к земле, трава,
Что зовут “не — говори”.
О, зачем я, уходя,
Словно слушая траву,
Ничего жене своей
На прощанье не сказал?
* “Свой заветный красный шнур не развязываю я…” — т. е. храню обет верности (см. п. 251).
* Трава “не-говори” (нанорисо) (Sargassum fulvellum) — вид морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* Название травы свидетельствует о древней вере в магию слов, о существовании народных заклинаний и заговоров. В М. встречается ряд подобных названий трав и раковин.
天雲之
向伏國
武士登
所云人者
皇祖
神之御門尓
外重尓
立候
内重尓
仕奉
玉葛
弥遠長
祖名文
継徃物与
母父尓
妻尓子等尓
語而
立西日従
帶乳根乃
母命者
齊忌戸乎
前坐置而
一手者
木綿取持
一手者
和細布奉
<平>
間幸座与
天地乃
神祇乞祷
何在
歳月日香
茵花
香君之
牛留鳥
名津匝来与
立居而
待監人者
王之
命恐
押光
難波國尓
荒玉之
年經左右二
白栲
衣不干
朝夕
在鶴公者
何方尓
念座可
欝蝉乃
惜此世乎
露霜
置而徃監
時尓不在之天
あまくもの
むかぶすくにの
ますらをと
いはれしひとは
すめろきの
かみのみかどに
とのへに
たちさもらひ
うちのへに
つかへまつりて
たまかづら
いやとほながく
おやのなも
つぎゆくものと
おもちちに
つまにこどもに
かたらひて
たちにしひより
たらちねの
ははのみことは
いはひへを
まへにすゑおきて
かたてには
ゆふとりもち
かたてには
にきたへまつり
たひらけく
まさきくいませと
あめつちの
かみをこひのみ
いかにあらむ
としつきひにか
つつじはな
にほへるきみが
にほとりの
なづさひこむと
たちてゐて
まちけむひとは
おほきみの
みことかしこみ
おしてる
なにはのくにに
あらたまの
としふるまでに
しろたへの
ころももほさず
あさよひに
ありつるきみは
いかさまに
おもひいませか
うつせみの
をしきこのよを
つゆしもの
おきていにけむ
ときにあらずして
В дальней, чуждой стороне
Там, где облака небес стелятся внизу,
Храбрым воином
Он слыл,
И родителям своим,
Детям и жене своей
Говорил он, уходя:
“При дворе богов земли,
Что правление вершат,
Стоя стражем
У дворца,
Службу во дворце неся,
Как жемчужный длинный плющ
Простирается меж скал,
Так же долго буду я
Славу предков продолжать
И хранить ее всегда!”
И со дня, когда ушел
От родных он в дальний путь,
Мать, вскормившая его,
Ставит пред собой всегда
Со святым вином сосуд,
И в одной руке она
Держит волокна пучки,
И в другой руке она
Ткани на алтарь несет.
“Пусть спокойно будет все,
И счастливым будет он!” —
С жаркою мольбой она
Обращается к богам
Неба и земли.
О, когда наступит год,
Месяц, тот желанный день,
И любимый ею сын,
Сын, сверкающий красой
Цуцудзи цветов,
Птицей ниодори вдруг
Из воды всплывет? —
— Думу думает она…
А ее любимый сын,
Тот, которого она,
И вставая, и ложась,
Тщетно ждет к себе домой,
Государя волю чтя
И приказу покорясь,
В дальней Нанива- стране,
Что сверкает блеском волн,
Годы целые провел
Новояшмовые он.
Белотканых рукавов
Он от слез не просушил,
Поутру и ввечеру
Занят службою он был.
Как же все случилось так,
Как задумал это он?
Бренный мир, что человек
Так жалеет оставлять,
Он оставил и исчез,
Словно иней иль роса,
Не дождавшись до конца срока своего…
* В песне поется о тяжелой жизни людей, которых в эпоху Нара в порядке трудовой повинности мобилизовывали и заставляли жить годы в разлуке с родными.
* Жемчужный длинный плющ… (тамакадзура) — постоянный образ в М. для выражения чего-нибудь долго длящегося или тянущегося.
* Со святым вином сосуд и т. д. — описание обычных жертвоприношений при совершении молитвенных обрядов, когда испрашивают у богов благополучия для близких, счастливого возвращения или встречи с любимым человеком.
* Цуцудзи — см. п. 185.
* “Птицей ниодори вдруг из воды всплывет”…— эти птицы глубоко ныряют, долго находятся под водой и внезапно всплывают на воде, отсюда “всплывать” стало постоянным эпитетом к ниодори, а птица ниодори — образ и сравнение для человека, неожиданно появившегося после долгого отсутствия.
* Новояшмовые (аратама-но) — “мк” к слову годы (яшма, исходя из содержания ряда песен М., — поэтический образ священного зерна риса. Представление о годе, связанное у японского земледельца с новым посевом, с новым урожаем, новым рисом, способствовало возникновению этого постоянного эпитета к годам).
三諸乃
神名備山尓
五百枝刺
繁生有
都賀乃樹乃
弥継<嗣>尓
玉葛
絶事無
在管裳
不止将通
明日香能
舊京師者
山高三
河登保志呂之
春日者
山四見容之
秋夜者
河四清之
<旦>雲二
多頭羽乱
夕霧丹
河津者驟
毎見
哭耳所泣
古思者
みもろの
かむなびやまに
いほえさし
しじにおひたる
つがのきの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまずかよはむ
あすかの
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほしろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさくもに
たづはみだれ
ゆふぎりに
かはづはさわく
みるごとに
ねのみしなかゆ
いにしへおもへば
Словно дерево цуга
Средь священных славных гор
Каминаби в Миморо,
Что растет из века в век,
Умножая сень ветвей,
Потерявших счет в веках,
Словно тот жемчужный плющ,
Что растет меж горных скал,
Простираясь без конца,
Вновь и вновь хочу сюда
Без конца я приходить,
Чтоб на Асука взглянуть,
На столицу прежних лет!
Там и горы высоки,
Там и реки хороши,
И в весенний яркий день
Все б смотрел на склоны гор!
И осенней ночью я
Слушал бы журчанье струй!
Утром в белых облаках
Пролетают журавли,
А в тумане ввечеру
Там кричит речной олень.
Каждый раз, когда приду
И любуюсь на нее,
В голос горько плачу я,
Вспоминая старину…
* Речной олень — так в песнях М. называют лягушку, кваканьем которой японцы наслаждаются наравне с пением соловья.
爾伊邪那岐命、取黑御
ここに伊邪那岐命黒御縵くろみかづらを取りて投げち、すなは蒲子えびかづらひ、
Тогда бог Идзанаги-но микото снял [с головы] черную сетку кадзура и бросил ее, и тут же родились [из нее] плоды дикого винограда.
山葡萄-(Vitis amurensis) Виноград амурский (蔦を巻いた冠)

В слове куромикадзура ?К?К?К? нашем переводе «черная сетка кадзура» — кадзура — это современное кацура — «головная повязка», «парик». Современное обозначение его ?К? — «вьющееся растение», «лоза». Ею придерживали, скрепляли волосы, она также служила украшением. Вероятно, такая сетка выполняла роль парика. Д. Цугита так поясняет слово «черная [сетка]», на первый взгляд неприменимое к слову «лоза». В мифе сетка « кадзура» превратилась в плоды дикого винограда — эбикадзура-но ми, видимо имеющие черный цвет. Поскольку для таких сеток в древности употребляли и вьющиеся растения, и нанизанные на шнурок жемчужины, ассоциация здесь ясна.
玉葛
不絶物可良
佐宿者
年之度尓
直一夜耳
たまかづら
たえぬものから
さぬらくは
としのわたりに
ただひとよのみ
Жемчужный плющ
Не будет знать конца…
Но для того, чтоб вместе спать с тобою,
В теченье года целого дана —
Всего одна лишь ночь для нас с тобою!
[Песня Волопаса]
足引乃
山佐奈葛
黄變及
妹尓不相哉
吾戀将居
あしひきの
やまさなかづら
もみつまで
いもにあはずや
あがこひをらむ
Как, наверно, буду тосковать,
Не встречаясь с милою женой
До поры, как станет алою листва
Дикого плюща
Средь распростертых гор

人者縦
念息登母
玉蘰
影尓所見乍
不所忘鴨
ひとはよし
おもひやむとも
たまかづら
かげにみえつつ
わすらえぬかも
О, людям хорошо —
Печаль у них пройдет!
Пусть так, а я тебя не позабуду
И видеть образ твой всё время буду
В сверканье жемчуга твоих венков!

足引之
御山毛清
落多藝都
芳野<河>之
河瀬乃
浄乎見者
上邊者
千鳥數鳴
下邊者
河津都麻喚
百礒城乃
大宮人毛
越乞尓
思自仁思有者
毎見
文丹乏
玉葛
絶事無
萬代尓
如是霜願跡
天地之
神乎曽祷
恐有等毛
あしひきの
みやまもさやに
おちたぎつ
よしののかはの
かはのせの
きよきをみれば
かみへには
ちどりしばなく
しもべには
かはづつまよぶ
ももしきの
おほみやひとも
をちこちに
しじにしあれば
みるごとに
あやにともしみ
たまかづら
たゆることなく
よろづよに
かくしもがもと
あめつちの
かみをぞいのる
かしこくあれども
Между распростертых гор
В белой пене вниз бегут
И шумят потоки вод
В дивной Ёсину-стране!
И когда взгляну вокруг
На прекрасный дивный вид
Рек кристальных, — вижу я,
Как тидори над водой
Песни звонкие поют,
А внизу — речной олень,
Загрустив, зовет жену.
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги славные твои,
Там и тут,
Со всех сторон
Вереницами идут.
Каждый раз,
Как я смотрю,
Восхищаюсь всей душой
И хочу, чтоб было так
Вечно, тысячи веков,
И чтоб не было конца,
Как в венце из жемчугов,
Я молю об этом вас,
Боги неба и земли,
Хоть и трепещу душой…
* Тидори — см. п. 915.
* Речной олень — см. к п. 915.
人はいさ
思ひやすらん
玉かづら
おもかげにのみ
いとど見えつつ
ひとはいさ
おもひやすらん
たまかづら
おもかげにのみ
いとどみえつつ
Любила ль, нет ли
она меня, — не знаю...
Только образ
её, в повязке драгоценной,
все время предо мною...

谷せばみ
峯まではへる
玉かづら
たえむと人に
わがおもはなくに
たにせばみ
みねまではへる
たまかづら
たえむとひとに
わがおもはなくに
По тесной лощине
до самой вершины
вьется лиана...
"Конец" — говоришь ты, а я —
и не думаю вовсе!
Смысл стихотворения заключается в том, что он хочет сказать ей образом "бесконечной лианы", как бесконечна его любовь к ней и как ему — в противоположность ей — и в голову не приходит мысль о разлуке, о разрыве.

Похожее есть в Манъёсю, 3507
たまかつら
はふ木あまたに
なりぬれは
たえぬ心の
うれしけもなし
たまかつら
はふきあまたに
なりぬれは
たえぬこころの
うれしけもなし
Увлеченья твои
подобны плющу и лианам
на деревьях в лесу —
не видать мне, увы, отрады,
что дарует верное сердце!..

玉かつら
今はたゆとや
吹く風の
おとにも人の
きこえさるらむ
たまかつら
いまはたゆとや
ふくかせの
おとにもひとの
きこえさるらむ
Неужели любовь
лианою тонкой порвётся?!
Сколько минуло дней —
но не слышно в посвисте ветра
даже весточки о любимом…

しもとゆふ
かつらき山に
ふる雪の
まなく時なく
おもほゆるかな
しもとゆふ
かつらきやまに
ふるゆきの
まなくときなく
おもほゆるかな
Хворост я обвяжу
на снежной горе Кадзураки
гибким стеблем плюща.
Нет и нет конца снегопаду —
нет конца и тоске любовной!..
398. Песня происходит из центральной провинции Ямато.
まきもくの
あなしの山の
山人と
人も見るかに
山かつらせよ
まきもくの
あなしのやまの
やまひとと
ひともみるかに
やまかつらせよ
Пусть же листья плюща
сегодня тебя украшают —
чтобы видели все,
что пришел ты с горы Акаси,
из преславного Макимоку!
403. Местность Микимоку Макимуки и гора Анаси находятся в г. Сакураи в префектуре Нара.
み山には
あられふるらし
とやまなる
まさきのかつら
いろつきにけり
みやまには
あられふるらし
とやまなる
まさきのかつら
いろつきにけり
Верно там, вдалеке,
где смутно виднеются горы,
нынче падает град —
вот и плющ зелёный по склонам
побледнел, изменил окраску…

神南備の
御室の山の
葛かづら
浦吹きかへす
秋は来にけり
かむなびの
みむろのやまの
くずかづら
うらふきかへす
あきはきにけり
На священной Мимуро-горе
Ветер гуляет,
Листья плюща
Изнанкою вверх повернув.
Осень настала...
* Мимуро — слово не является собственным названием конкретной горы, имеет значение «обитель богов». Синтоистские святыни находились также на горе Мива в провинции Ямато, горе Тацута (уезд И кома) и др.
核葛
後相
夢耳
受日度
年經乍
さねかづら
のちもあはむと
いめのみに
うけひわたりて
としはへにつつ
Соединяется в конце листва плюща…
Я думал: после встретимся с тобою,
И вот живу теперь с одной мольбою:
Хотя бы в снах тебя мне увидать.
Ведь годы долгие уходят и уходят…

山高
谷邊蔓在
玉葛
絶時無
見因毛欲得
やまたかみ
たにへにはへる
たまかづら
たゆるときなく
みむよしもがも
Оттого что горы высоки,
Стелется в полях жемчужный плющ,
Нет ему ни срока ни конца.
О, когда бы так же без конца
Любоваться я тобою мог!

玉蘰
不懸時無
戀<友>
何如妹尓
相時毛名寸
たまかづら
かけぬときなく
こふれども
なにしかいもに
あふときもなき
Не бывает, чтоб венок жемчужный не надели,
Не бывает, чтоб не думал я о ней,
И хотя люблю,
Но почему же
С милой я не встречусь никогда?

玉葛
無<恙>行核
山菅乃
思乱而
戀乍将待
たまかづら
さきくいまさね
やますげの
おもひみだれて
こひつつまたむ
Венок священный риса — к счастью.
Счастливым будь в своем пути!
Как лилии в горах —
Полны смятенья думы,
Тоскуя и любя, тебя я буду ждать!

<妾>背兒者
雖待来不益
天原
振左氣見者
黒玉之
夜毛深去来
左夜深而
荒風乃吹者
立<待留>
吾袖尓
零雪者
凍渡奴
今更
公来座哉
左奈葛
後毛相得
名草武類
心乎持而
<二>袖持
床打拂
卯管庭
君尓波不相
夢谷
相跡所見社
天之足夜<乎>
わがせこは
まてどきまさず
あまのはら
ふりさけみれば
ぬばたまの
よもふけにけり
さよふけて
あらしのふけば
たちまてる
わがころもでに
ふるゆきは
こほりわたりぬ
いまさらに
きみきまさめや
さなかづら
のちもあはむと
なぐさむる
こころをもちて
まそでもち
とこうちはらひ
うつつには
きみにはあはず
いめにだに
あふとみえこそ
あめのたりよを
Жду тебя, любимый мой!
Не приходишь ты!
На небесную равнину
Поглядела я,
Ягод тутовых черней
Ночь спустилась к нам,
Ночь спустилась, и, когда
Буря началась,
Вышла я и стала ждать,
И на мой рукав
Выпал снег и вновь застыл,
Превратившись в лед.
Неужели и теперь
Не придешь ко мне?
Значит, встретимся потом.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам!
Утешаю я себя,
Горе затаив,
Очищаю рукавом
Ложе бедное мое.
О, покуда наяву
Я не встретилась с тобой,
Хоть во сне явись ко мне! —
Ночью у небес молю…
* Песня женщины, ожидающей возлюбленного, похожа на любовное заклинание, в котором просят, чтобы любимый явился во сне.
吾背子者
待跡不来
鴈音<文>
動而寒
烏玉乃
宵文深去来
左夜深跡
阿下乃吹者
立待尓
吾衣袖尓
置霜<文>
氷丹左叡渡
落雪母
凍渡奴
今更
君来目八
左奈葛
後<文>将會常
大舟乃
思憑迹
現庭
君者不相
夢谷
相所見欲
天之足夜尓
わがせこは
まてどきまさず
かりがねも
とよみてさむし
ぬばたまの
よもふけにけり
さよふくと
あらしのふけば
たちまつに
わがころもでに
おくしもも
ひにさえわたり
ふるゆきも
こほりわたりぬ
いまさらに
きみきまさめや
さなかづら
のちもあはむと
おほぶねの
おもひたのめど
うつつには
きみにはあはず
いめにだに
あふとみえこそ
あめのたりよに
Жду тебя, любимый мой.
Не приходишь ты,
Гуси дикие кричат.
Холодно от криков их.
Ягод тутовых черней
Ночь спустилась к нам,
Ночь спустилась, и, когда
Буря началась,
Вышла я и стала ждать,
И на мой рукав
Выпал иней и застыл,
Превратившись в лед.
Снег упал и льдом замерз,
Неужели и теперь
Не придешь ко мне?
Значит, встретимся потом.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам!
Как большому кораблю,
Доверяю я тебе,
Но покуда наяву
Я не встретилась с тобой,
Хоть во сне явись ко мне.—
Ночью у небес молю…
* Вариант п. 3280.
大船之
思憑而
木<妨>己
弥遠長
我念有
君尓依而者
言之故毛
無有欲得
木綿手次
肩荷取懸
忌戸乎
齊穿居
玄黄之
神祇二衣吾祈
甚毛為便無見
おほぶねの
おもひたのみて
さなかづら
いやとほながく
あがおもへる
きみによりては
ことのゆゑも
なくありこそと
ゆふたすき
かたにとりかけ
いはひへを
いはひほりすゑ
あめつちの
かみにぞわがのむ
いたもすべなみ
Как большому кораблю,
Доверяла я тебе,
Майской ночью
Горный плющ
Ложем служит,
Словно плющ этот длинный,
Долго так
Предана была тебе,
Что любим был нежно мной…
И поэтому молюсь,
Чтобы не было
В словах наших спора никогда…
Из бумажной ткани я
Белые повязки взяв
И надев на плечи их,
Горячо теперь молюсь,
Зарываю в землю я
Глубоко сосуд святой.
И несу мольбу богам
Неба и земли,
Оттого что на душе
Нестерпимо тяжело…
* Вариант п. 3282.
多尓世婆美
弥<年>尓波比多流
多麻可豆良
多延武能己許呂
和我母波奈久尓
たにせばみ
みねにはひたる
たまかづら
たえむのこころ
わがもはなくに
Оттого что тесно средь долин
Покрывает даже склоны гор
Зеленеющий жемчужный плющ,
Нету даже в мыслях у меня,
Чтоб любовь у нас нашла конец…
* Жемчужный плющ (тамакадзура). — Жемчужный — пояснительный эпитет, значит прекрасный, красивый и т. п. Эта песня в слегка измененном варианте встречается в повести начала Х в. “Исэ-моногатари”.
* Тамакадзура — 1. Считается, что это иное наименование кудзу — травянистой лианы (Pueraria). 2. Общее название для ползучих, вьющихся растений — пуэрария (Pueraria Thunbergiana).
安之比奇能
夜麻可都良加氣
麻之波尓母
衣我多奇可氣乎
於吉夜可良佐武
あしひきの
やまかづらかげ
ましばにも
えがたきかげを
おきやからさむ
На зеленых склонах распростёртых гор
Плющ растет,
И этот плющ порой
С тех вершин достать бывает трудно,
А оставь его — засохнет он!
* В песне иносказательно говорится о молодой неприступной девушке.
* Плющ — метафора девушки.
足曳之
玉イ之兒
如今日
何隈乎
見管来尓監
あしひきの
たまかづらのこ
けふのごと
いづれのくまを
みつつきにけむ
Дитя Кадзура —
Плющ среди гор распростертых.
Как и я нынче,
Так же и ты приходила
И искала в пруду себе место поглубже.

足日木乃
夜麻之多日影
可豆良家流
宇倍尓也左良尓
梅乎之<努>波牟
あしひきの
やましたひかげ
かづらける
うへにやさらに
うめをしのはむ
Украсившись листвой небесного плюща
С подножья гор,
Пред нами распростёртых,
Ах, после пира дивного смогу ль
Ещё цветами сливы восторгаться?

玉蔓
たえぬ物から
あら玉の
年のわたりは
たゞひと夜のみ
たまかづら
たえぬものから
あらたまの
としのわたりは
ただひとよのみ


玉蔓
かつらぎ山の
もみじ葉は
面影にのみ
見えわたるかな
たまかづら
かつらぎやまの
もみじはは
おもかげにのみ
みえわたるかな


日をへても
影にみゆるは
玉蔓
つらき乍らも
絶えぬなりけり
ひをへても
かげにみゆるは
たまかづら
つらきながらも
たえぬなりけり


みせはやな
つゆのゆかりの
玉かつら
心にかけて
しのふけしきを
みせはやな
つゆのゆかりの
たまかつら
こころにかけて
しのふけしきを


谷迫
峯邊延有
玉葛
令蔓之<有>者
年二不来友
たにせまみ
みねへにはへる
たまかづら
はへてしあらば
としにこずとも
Даже пики гор покрыл жемчужный плющ,
И долины нынче ему мало…
Если б так с любовью нашей стало,
Не тревожилась бы я тогда нимало,
Пусть ты не пришел бы целый год!

木綿疊
田上山之
狭名葛
在去之毛
<今>不有十万
ゆふたたみ
たなかみやまの
さなかづら
ありさりてしも
いまならずとも
Ткани, наложив горой, несут богам…
Там, где Танаками высится гора,
Плющ растет для ложа нам с тобой,
Встретимся с тобою все равно,
Даже пусть не вышло ничего теперь!

<丹>波道之
大江乃山之
真玉葛
絶牟乃心
我不思
たにはぢの
おほえのやまの
さなかづら
たえむのこころ
わがおもはなくに
По дороге дальней в Таниха,
Там, где горы Оэнояма,
Плющ для ложа исчезает, не растёт…
У меня же нету думы в сердце,
Чтоб порвать, любимый мой, с тобой!

木綿L
白月山之
佐奈葛
後毛必
将相等曽念
ゆふづつみ
しらつきやまの
さなかづら
のちもかならず
あはむとぞおもふ
Ткани, наложив горой, несут богам…
Там, где Сирацуки высится гора,
Плющ растет для ложа средь травы простой…
И мечтаю, друг мой, непременно
После снова встретиться с тобой!


綵色之蘰
花八香尓
今日見人尓
後将戀鴨
むらさきの
まだらのかづら
はなやかに
けふみしひとに
のちこひむかも
Буду ли я после тосковать о той,
Что сегодня видеть довелось,
Что сверкала
Дивной красотой,
Как венок из ярких и лиловых трав?

水茎の岡の葛葉、かへすがへすも書きおく跡たしかなれども、かひなきものは親のいさめなりけり。

Как листья пуэрарии на холмах Мидзукуки выворачиваются снова и снова, так переписанное и выверенное стало бесполезно родительское наставление.

足曳之
山イ之兒
今日徃跡
吾尓告世婆
還来麻之乎
あしひきの
やまかづらのこ
けふゆくと
われにつげせば
かへりきましを
Дитя Кадзура —
Плющ среди гор распростертых.
Если б только тогда ты обмолвилась словом
О том, что ты ныне уходишь навеки,
Я б, наверно, немедля вернулся обратно!
* Кадзура — плющ, растущий в горах. “Дитя кадзура” или “дитя плюща” (Кадзураноко) — имя красавицы. Как обычно в народных преданиях, третий юноша любит сильнее всех. Если первый из них упрекает пруд, второй — жалеет, что не вернулся вовремя, то третий хочет погибнуть вместе с возлюбленной.
コ莢尓
延於保登礼流
屎葛
絶事無
宮将為
さうけふに
はひおほとれる
くそかづら
たゆることなく
みやつかへせむ
Где глициния цветет,
Там же, с ней переплетясь, растет
Плющ вонючий,
Нет ему конца,
Как и нашей службе для дворца.
* Песня представляет собой злую сатиру на верноподданнические чувства. Обычно в панегирических одах всегда употребляется образ текущих рек, “которым нет конца” (“таюру кото наку”), как и правлению императора, как и служению ему и т. п. Здесь это же выражение связано не с образом вечно текущих прекраснейших рек Ёсино, а с образом растения, которое издает ужасный запах; таким образом, вместо кристальных вод Ёсино здесь вонючий плющ, тянущийся без конца, с которым сравнивается лямка придворной службы. В избранных сборниках эта песня всегда опускается. Комментарии обычно сводят эту песню к шуточным песням-играм, где нужно было использовать определенные слова. И только в комментариях К. Мор. песня отмечается как дерзкая сатира, свидетельствующая о полном отсутствии у автора почтения к императорскому двору.
限りな
き思のつなの
なくばこそ
正木の蔓
よりもなやまめ
かぎりりな
きおものつなの
なくばこそ
まさきのかづら
よりもなやまめ


いづくとて
尋ねきつらむ
玉蔓
我れは昔の
われならなくに
いづくとて
たづねきつらむ
たまかづら
われはむかしの
われならなくに


うつろはで
しばし信太の
杜を見よ
かへりもぞする
葛の裏風
うつろはで
しばししのだの
もりをみよ
かへりもぞする
くずのうらかぜ
Подожди,
Полюбуйся еще хоть немного:
В роще Синода пока не увяла листва,
И ветер, колеблющий листья плюща,
Может вернуться!

契りありて
けふ宮川の
ゆふかづら
長き世までも
かけて頼まむ
ちぎりありて
けふみやかはの
ゆふかづら
ながきよまでも
かけてたのまむ
Назначено мне нынче
Молить богов
Возле реки священной Мия
О милости на долгие, —
Как волосы жреца, — года.

人はいさ
思ひやす覽
玉かづら
面影にのみ
いとゞ見えつゝ
ひとはいさ
おもひやすらん
たまかづら
おもかげにのみ
いとどみえつつ


まさきちる
山の霰の
玉かづら
かけし心や
いろに出づらむ
まさきちる
やまのあられの
たまかづら
かけしこころや
いろにいづらむ


み山には
霰ふるらし
外山なる
まさ木のかづら
色づきにけり
みやまには
あられふるらし
とやまなる
まさきのかづら
いろづきにけり
В горах,
Как видно, выпал град:
Плющ на деревьях
Ближних гор
Окрасился багрянцем.
* Мияма-ни ва.. - Песня из “Кокинвакасю” (№ 1077). Автор не известен, В песне дважды повторено слово яма (“гора”): в первом случае — с онорифическим префиксом ми - Мияма, во втором - в составе сложного слова тояма (“ближние горы”).
Исправлен номер с 1057 на 1077.
年月の
ゆくへもしらぬ
山かつは
たきのおとにや
はるをしるらん
としつきの
ゆくへもしらぬ
やまかつは
たきのおとにや
はるをしるらむ
О горный плющ,
Тебе не ведом
Проход и месяцев, и лет,
Уж не по шуму ль водопада
Весны начало узнаёшь?

葛。

Ползучая лоза.

枕草子 > 69. 歌の題は (Темы стихов)
葛。

Ползучая лоза…

百敷や
大宮人の
たまかづら
かけてぞなびく
あを柳のいと
ももしきや
おほみやひとの
たまかづら
かけてぞなびく
あをやぎのいと


玉葛
絶えぬつらさの
年をへて
さのみや人に
おもひ亂れむ
たまかづら
たえぬつらさの
としをへて
さのみやひとに
おもひみだれむ


諸葛
二葉ながらも
君にかく
あふひや神の
志るしなるらむ
もろかづら
ふたばながらも
きみにかく
あふひやかみの
しるしなるらむ


絶にける
はつかなるねを
繰返し
蔓の緒社
聞かまほしけれ
たにける
はつかなるねを
くりかへし
かづらのおこそ
きかまほしけれ


偖も猶
面影絶えぬ
玉かづら
かけてぞ戀ふる
暮るゝ夜毎に
さてもなほ
おもかげたえぬ
たまかづら
かけてぞこふる
くるるよごとに


さのみやは
つらき命の
玉かづら
年月かけて
長らへもせむ
さのみやは
つらきいのちの
たまかづら
としつきかけて
ながらへもせむ


奧山の
日蔭の露の
玉かづら
人こそしらね
かけてこふれど
おくやまの
ひかげのつゆの
たまかづら
ひとこそしらね
かけてこふれど


ゆふだゝみ
志ら月山の
さね葛
のちも必ず
逢はむとぞ思ふ
ゆふだだみ
しらつきやまの
さねかずら
のちもかならず
あはむとぞおもふ


小忌衣
かへらぬ物と
思はゞや
日かげの葛
けふはくるとも
おみころも
かへらぬものと
おもはばや
ひかげのかづら
けふはくるとも


やまざとは
冬こそことに
かなしけれ
峯吹きまよふ
木がらしの
戸ぼそを叩く
こゑ聞けば
やすき夢だに
むすばれず
時雨とともに
かたをかの
正木のかづら
ちりにけり
今はわが身の
なげきをば
何につけてか
なぐさめむ
雪だにふりて
しもがれの
草葉のうへに
つもらなむ
其につけてや
あさゆふに
わがまつ人の
われを待つらむ
やまざとは
ふゆこそことに
かなしけれ
みねふきまよふ
こがらしの
とぼそをたたく
こゑきけば
やすきゆめだに
むすばれず
しぐれとともに
かたをかの
まさきのかづら
ちりにけり
いまはわがみの
なげきをば
なににつけてか
なぐさめむ
ゆきだにふりて
しもがれの
くさばのうへに
つもらなむ
それにつけてや
あさゆふに
わがまつひとの
われをまつらむ


飛鳥河
ゆきゝの岡の
葛かづら
苦しや人に
逢はぬうらみは
あすかかは
ゆききのをかの
くずかづら
くるしやひとに
あはぬうらみは


織女の
露の契りの
玉かづら
いく秋かけて
むすび置きけむ
たなはたの
つゆのちぎりの
たまかづら
いくあきかけて
むすびおきけむ


我ばかり
思ふも苦し
玉かづら
かけても人は
知らじもの故
わればかり
おもふもくるし
たまかづら
かけてもひとは
しらじものゆゑ


みつもろの
かみなび山に
いほえさし
繁くおひたる
とがの木の
彌つぎ〳〵に
たまかづら
たゆることなく
ありつゝも
やまに通はむ
あすかのや
古きみやこは
やまたかみ
河とほじろし
はるの日は
山しみがほし
あきの夜は
河しさやけし
あさぐもに
たづは亂れて
ゆふぎりに
蛙さはなく
みるごとに
ねにのみなかる
むかしおもへば
みつもろの
かみなびやまに
いほえさし
しげくおひたる
とがのこの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまにかよはむ
あすかのや
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほじろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさぐもに
たづはみだれて
ゆふぎりに
かはづさはなく
みるごとに
ねにのみなかる
むかしおもへば


春雨の
名殘の露の
玉かづら
みだれてむすぶ
あをやぎの糸
はるさめの
なごりのつゆの
たまかづら
みだれてむすぶ
あをやぎのいと


玉かづら
いかに寐し夜の
手枕に
つらき契の
かけ離れけむ
たまかづら
いかにねしよの
たまくらに
つらきちぎりの
かけはなれけむ


海士の住む
里の苫屋の
くずかづら
一方にやは
浦風もふく
あまのすむ
さとのともやの
くずかづら
ひとかたにやは
うらかぜもふく


玉かつら
かつらき山の
紅葉は
おもかけにこそ
見えわたりけれ
たまかづら
かづらきやまの
もみぢはは
おもかげにこそ
みえわたりけれ
Лозою увита
Гора Кадзура!
Листва багряная
Виденьем чудным
Мелькает пред очами...

玉葛
かけぬ時なく
戀ふれども
いかにか妹が
逢ふ時もなき
たまかづら
かけぬときなく
こふれども
いかにかいもが
あふときもなき


もろ葛
まだ二葉より
かけそめて
幾世かへぬる
賀茂の瑞垣
もろかづら
まだふたばより
かけそめて
いくよかへぬる
かものみずがき


諸葛
かゝる例は
あらじかし
今日二葉なる
千代を添ふれば
もろかづら
かかるためしは
あらじかし
けふふたばなる
ちよをそふれば


二葉なる
千とせを添ふる
もろ葛
しめの内には
例にぞ引く
ふたばなる
ちとせをそふる
もろかづら
しめのうちには
ためしにぞひく


もろ葛
いかにみあれの
年を經て
都をだにも
かけ離れけむ
もろかづら
いかにみあれの
としをへて
みやこをだにも
かけはなれけむ


身に知らぬ
逢坂山の
さね葛
關をば越えて
來るひともなし
みにしらぬ
あふさかやまの
さねかずら
せきをばこえて
くるひともなし


今日や又
代々のためしを
繰り返し
まさ木の葛
長く傳へむ
けふやまた
よよのためしを
くりかへし
まさきのかづら
ながくつたへむ


もろかづら
ふた葉ながらも
君にかく
あふひや神の
しるしなるらん
もろかづら
ふたばながらも
きみにかく
あふひやかみの
しるしなるらん