あしびきの
山鳥の尾の
しだり尾の
ながながし夜を
ひとりかもねむ
あしびきの
やまどりのをの
しだりをの
ながながしよを
ひとりかもねむ
В глухих далёких горах
Фазан длиннохвостый дремлет.
Долог хвост у фазана.
Эту долгую-долгую ночь
Ужели мне спать одному?
Данное стихотворение взято из антологии «Сюи вакасю» («Песни Ямато, подобранные из тех, что не вошли в прежние изборники». 984—986. Далее — «Сюисю»), где оно впервые помечено именем поэта.
Входит в «Манъёсю» как безымянная реплика к песне 2802 с пометой: «Из одной книги».
В оригинале — первые три строки — постоянный зачин к слову «долгий». По старинному толкованию (Минамото-но Тосиёри [74]), этот зачин связан с народным поверьем: чета фазанов обречена коротать ночь порознь, разделенная гребнем горы. Они не спят и тоскуют друг о друге.
漕ぎて行く
舟にて見れば
あしひきの
山さへ行くを
松は知らずや
こぎてゆく
ふねにてみれば
あしひきの
やまさへゆくを
まつはしらずや
Если смотреть
С корабля, что на веслах идет,
Распростертые горы и те
Вдаль уходят...
Знают ли сосны об этом?

足日木乃
山之四付二
妹待跡
吾立所<沾>
山之四附二
あしひきの
やまのしづくに
いもまつと
われたちぬれぬ
やまのしづくに
Когда я любимую ждал
Под капелью лесною в горах,
Распростертых вокруг,
Я все время стоял и промок весь насквозь
Под капелью лесною в горах…

吾乎待跡
君之<沾>計武
足日木能
山之四附二
成益物乎
あをまつと
きみがぬれけむ
あしひきの
やまのしづくに
ならましものを
Когда ты меня ожидал,
Ты, кажется, вымок насквозь.
Как хотела бы стать, дорогой.
Той капелью в горах,
Распростертых вокруг…

牟佐々婢波
木末求跡
足日木乃
山能佐都雄尓
相尓来鴨
むささびは
こぬれもとむと
あしひきの
やまのさつをに
あひにけるかも
Зверек мусасаби искать собирался
Средь высоких верхушек деревьев — добычу,
И с удачным стрелком
Сам он там повстречался —
В тех горах распростертых!..
* Мусасаби — летяга, обычно ютится в кроне деревьев, охотясь за птицей.
* Предполагают, что песня написана в аллегорическом плане и в ней содержится намек на политическую обстановку того времени, когда при дворе были распространены заговоры и заговорщики часто сами попадались в ловушку (К. Мор.).
足日木能
石根許其思美
菅根乎
引者難三等
標耳曽結焉
あしひきの
いはねこごしみ
すがのねを
ひかばかたみと
しめのみぞゆふ
Средь распростертых гор
Отроги скал отвесны,
Цветущий сугэ трудно мне сорвать,
И оттого святой запрета знак
Придется, уходя, мне завязать на память!
* Сугэ — метафора возлюбленной.
足引乃
山尓生有
菅根乃
懃見巻
欲君可聞
あしひきの
やまにおひたる
すがのねの
ねもころみまく
ほしききみかも
О милый мой,
Кого хочу увидеть,
Кого люблю всем сердцем глубоко,
Как глубоко сокрыты корни сугэ
В земле средь распростертых гор!

足引之
山橘乃
色丹出<与>
語言継而
相事毛将有
あしひきの
やまたちばなの
いろにいでよ
かたらひつぎて
あふこともあらむ
Румянцем алым, как плоды у померанцев,
Средь распростертых гор
Любовь свою открой!
И будем мы рассказами делиться
И будем видеться с тобой!

月讀之
光二来益
足疾乃
山<寸>隔而
不遠國
つくよみの
ひかりにきませ
あしひきの
やまきへなりて
とほからなくに
О, приходи сюда
На свет луны,
Не далека ко мне дорога
И распростертых гор
Нет на твоем пути…

栲角乃
新羅國従
人事乎
吉跡所聞而
問放流
親族兄弟
無國尓
渡来座而
大皇之
敷座國尓
内日指
京思美弥尓
里家者
左波尓雖在
何方尓
念鷄目鴨
都礼毛奈吉
佐保乃山邊<尓>
哭兒成
慕来座而
布細乃
宅乎毛造
荒玉乃
年緒長久
住乍
座之物乎
生者
死云事尓
不免
物尓之有者
憑有之
人乃盡
草<枕>
客有間尓
佐保河乎
朝河渡
春日野乎
背向尓見乍
足氷木乃
山邊乎指而
晩闇跡
隠益去礼
将言為便
将為須敝不知尓
徘徊
直獨而
白細之
衣袖不干
嘆乍
吾泣涙
有間山
雲居軽引
雨尓零寸八
たくづのの
しらきのくにゆ
ひとごとを
よしときかして
とひさくる
うがらはらから
なきくにに
わたりきまして
おほきみの
しきますくにに
うちひさす
みやこしみみに
さといへは
さはにあれども
いかさまに
おもひけめかも
つれもなき
さほのやまへに
なくこなす
したひきまして
しきたへの
いへをもつくり
あらたまの
としのをながく
すまひつつ
いまししものを
いけるもの
しぬといふことに
まぬかれぬ
ものにしあれば
たのめりし
ひとのことごと
くさまくら
たびなるほとに
さほがはを
あさかはわたり
かすがのを
そがひにみつつ
あしひきの
やまへをさして
ゆふやみと
かくりましぬれ
いはむすべ
せむすべしらに
たもとほり
ただひとりして
しろたへの
ころもでほさず
なげきつつ
わがなくなみた
ありまやま
くもゐたなびき
あめにふりきや
Из волокон таку вьют
Яркой белизны канат…
В дальней, чуждой стороне,
В стороне Сираги ты
Услыхала от людей,
Что чудесна, хороша
Наша славная страна!
Прибыла ты к нам сюда,
Где родных и близких нет,
Кто б о думах мог спросить
И печали отогнать…
И хотя у нас в стране,
Где великий государь
Правит всем,
В столице здесь,
Что указывает нам
День работ,—
Полно людей,
И хотя домов и сел
И не счесть у нас в стране,—
Что на ум тебе пришло,
Что туда, к горам Сахо,
Где и друга даже нет,
Словно малое дитя
Плачущее,
Загрустив,
Потянулась ты душой…
Поселилась в доме там,
Где стелила на постель
Ночью мягкие шелка…
Новояшмовых годов
Длинная тянулась нить.
И жила ты в доме том,
Коротала дни свои…
Но живущим на земле
Суждено покинуть мир,—
Говорят об этом все.
Этой участи нельзя
Избежать здесь никому…
И когда твои друзья,
Те, кому ты в эти дни
Доверялась всей душой,
Были далеко в пути,—
Где подушкой на земле
Служит страннику трава,—
Утром рано переплыв
Быструю реку Сахо
И оставив позади
Дивной Касуга поля,
Устремясь туда, к горам,
Распростертым вдалеке,
Погрузившись в темноту,
Скрылась ты
Навек от нас…
Что сказать, что делать мне?
Как мне быть, не знаю я.
И брожу
Теперь одна…
Белотканый мой рукав
Вечно влажен с той поры…
То не слезы ли мои,
Что, печалясь, в горе лью
Там, у Арима- горы,
Где сгустились облака,
Наземь хлынули дождем?

吾屋前尓
花曽咲有
其乎見杼
情毛不行
愛八師
妹之有世婆
水鴨成
二人雙居
手折而毛
令見麻思物乎
打蝉乃
借有身在者
<露>霜乃
消去之如久
足日木乃
山道乎指而
入日成
隠去可婆
曽許念尓
胸己所痛
言毛不得
名付毛不知
跡無
世間尓有者
将為須辨毛奈思
わがやどに
はなぞさきたる
そをみれど
こころもゆかず
はしきやし
いもがありせば
みかもなす
ふたりならびゐ
たをりても
みせましものを
うつせみの
かれるみなれば
つゆしもの
けぬるがごとく
あしひきの
やまぢをさして
いりひなす
かくりにしかば
そこもふに
むねこそいたき
いひもえず
なづけもしらず
あともなき
よのなかにあれば
せむすべもなし
Возле дома моего
Пышно расцвели цветы,
И любуюсь я на них,
Но без радости в душе.
Если бы жива была
Милая моя жена,
Неразлучны были б с ней,
Словно утки, что всегда
Плавают вдвоем.
Как хотел бы я теперь
Для нее сорвать цветы,
Дать полюбоваться ей!
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек,
Словно иней иль роса,
Быстро исчезает он,
Быстро скроется из глаз,
Словно солнце, что лучом
Озарив на склоне дня
Путь средь распростертых гор,
Исчезает навсегда…
Оттого-то каждый раз,
Как подумаю о ней,
В сердце чувствую я боль…
И не в силах я сказать,
И не знаю, как назвать
Этот жалкий, бренный мир,
Что исчезнет без следа.—
Ведь помочь нельзя ничем

足桧木乃
山左倍光
咲花乃
散去如寸
吾王香聞
あしひきの
やまさへひかり
さくはなの
ちりぬるごとき
わがおほきみかも
Как пышные цветы,
Что блеском озаряли
И горы, распростертые вокруг,
А после неожиданно увяли,
Вот так и ты, великий государь!

足引乃
山二四居者
風流無三
吾為類和射乎
害目賜名
あしひきの
やまにしをれば
みやびなみ
わがするわざを
とがめたまふな
Ведь я живу
Средь распростертых гор,
Столичного не знаю обхожденья,
Прошу к моим поступкам снисхожденья,
За них не сетуй на меня!

足引之
御山毛清
落多藝都
芳野<河>之
河瀬乃
浄乎見者
上邊者
千鳥數鳴
下邊者
河津都麻喚
百礒城乃
大宮人毛
越乞尓
思自仁思有者
毎見
文丹乏
玉葛
絶事無
萬代尓
如是霜願跡
天地之
神乎曽祷
恐有等毛
あしひきの
みやまもさやに
おちたぎつ
よしののかはの
かはのせの
きよきをみれば
かみへには
ちどりしばなく
しもべには
かはづつまよぶ
ももしきの
おほみやひとも
をちこちに
しじにしあれば
みるごとに
あやにともしみ
たまかづら
たゆることなく
よろづよに
かくしもがもと
あめつちの
かみをぞいのる
かしこくあれども
Между распростертых гор
В белой пене вниз бегут
И шумят потоки вод
В дивной Ёсину-стране!
И когда взгляну вокруг
На прекрасный дивный вид
Рек кристальных, — вижу я,
Как тидори над водой
Песни звонкие поют,
А внизу — речной олень,
Загрустив, зовет жену.
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги славные твои,
Там и тут,
Со всех сторон
Вереницами идут.
Каждый раз,
Как я смотрю,
Восхищаюсь всей душой
И хочу, чтоб было так
Вечно, тысячи веков,
И чтоб не было конца,
Как в венце из жемчугов,
Я молю об этом вас,
Боги неба и земли,
Хоть и трепещу душой…
* Тидори — см. п. 915.
* Речной олень — см. к п. 915.
足引之
山毛野毛
御<猟>人
得物矢手<挟>
散動而有所見
あしひきの
やまにものにも
みかりひと
さつやたばさみ
さわきてありみゆ
И видно мне, как посреди долин
И распростертых гор,
В руках сжимая стрелы счастья,
Охотники из свиты государя
Несутся, подымая шум…
* “В руках сжимая стрелы счастья” — в древности в Японии верили, что стрелы и лук таят в себе особую силу (сацу), которая приносит счастье во время охоты (ТЮ).
足引之
山河之瀬之
響苗尓
弓月高
雲立渡
あしひきの
やまがはのせの
なるなへに
ゆつきがたけに
くもたちわたる
Вместе с шумом
Мчащихся потоков,
Что бегут средь распростертых гор,
Над вершиной Юцуки далекой,
Подымаясь, проплывают облака…

足引之
山行暮
宿借者
妹立待而
宿将借鴨
あしひきの
やまゆきぐらし
やどからば
いもたちまちて
やどかさむかも
Если б целый день, бродя горами
Распростертыми,
Искал бы я приюта,
Может, дева, стоя в ожиданье,
Предложила бы мне временный приют?
* Песня, сложенная странником. Некоторые комментаторы считают, что речь идет о веселой женщине, ожидающей гостя (ТТ), другие — о девушке, стоящей у ворот и ожидающей возлюбленного (К). Второе вернее, так как последний образ характерен для многих песен М.
玉梓能
妹者珠氈
足氷木乃
清山邊
蒔散<柒>
たまづさの
いもはたまかも
あしひきの
きよきやまへに
まけばちりぬる
Приславшая мне яшмовую ветку
Любимая, ты ль — эти жемчуга?
На чистых склонах гор,
Повсюду распростертых,
Я рассыпал их сам, и падали они…
* Плач о погибшей возлюбленной. Ни автор, ни кому посвящена песня неизвестны.
* “Приславшая мне яшмовую ветку” — в старину ветку дерева адзуса украшали яшмой и присылали с гонцом в знак привета или с особым известием, так сообщалось и о смерти возлюбленной. Поэтому яшмовая ветка стала постоянным эпитетом к возлюбленной (мк), здесь она является указанием на то, что речь идет об ушедшей навсегда возлюбленной.
* “Я рассыпал их” (жемчуга) — т. е. развевал прах.
玉梓之
妹者花可毛
足日木乃
此山影尓
麻氣者失留
たまづさの
いもははなかも
あしひきの
このやまかげに
まけばうせぬる
Приславшая мне яшмовую ветку
Любимая, не ты ли — те цветы?
Среди зеленых гор,
Повсюду распростертых,
Я рассыпал их и исчезло все…
* Вариант предыдущей песни (см. п. 1415). Если в п. 1415 останки назывались жемчугами, то здесь они называются цветами, лепестки которых исчезают, когда их развевают по воздуху.
足比奇乃
山櫻花
日並而
如是開有者
甚戀目夜裳
あしひきの
やまさくらばな
ひならべて
かくさきたらば
いたくこひめやも
Когда бы вишен дивные цветы
Средь распростертых гор всегда благоухали
День изо дня,
Такой большой любви,
Такой тоски, наверно, мы не знали!
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
足引乃
許乃間立八十一
霍公鳥
如此聞始而
後将戀可聞
あしひきの
このまたちくく
ほととぎす
かくききそめて
のちこひむかも
У склонов распростертых гор
Между деревьев притаился я,
Кукушка!
В первый раз услышав голос твой,
Как после без тебя я буду тосковать!
* По-видимому, сложены на тему о кукушке на поэтическом турнире, как и остальные песни этого раздела.
足引乃
山之黄葉
今夜毛加
浮去良武
山河之瀬尓
あしひきの
やまのもみちば
こよひもか
うかびゆくらむ
やまがはのせに
Средь распростертых гор
Пурпурная листва,
Возможно, даже этой ночью
Отсюда безвозвратно уплыла,
Снесенная потоком горным…

<頃>者之
朝開尓聞者
足日木篦
山<呼>令響
狭尾<壮>鹿鳴哭
このころの
あさけにきけば
あしひきの
やまよびとよめ
さをしかなくも
Всегда перед зарей — прислушаться лишь надо —
Предутренней порой,
Едва забрезжит день,
Здесь, сотрясая гор простертые громады,
В тоске рыдает осенью олень!

足日木乃
山下響
鳴鹿之
事乏可母
吾情都末
あしひきの
やましたとよめ
なくしかの
ことともしかも
わがこころつま
У подножья распростертых гор
Слышится призыв оленя отдаленный,
Нежные слова в себе тая…
Много нежных слов и у меня,
О супруг мой, сердцем нареченный!

叩々
物乎念者
将言為便
将為々便毛奈之
妹与吾
手携而
旦者
庭尓出立
夕者
床打拂
白細乃
袖指代而
佐寐之夜也
常尓有家類
足日木能
山鳥許曽婆
峯向尓
嬬問為云
打蝉乃
人有我哉
如何為跡可
一日一夜毛
離居而
嘆戀良武
許己念者
胸許曽痛
其故尓
情奈具夜登
高圓乃
山尓毛野尓母
打行而
遊徃杼
花耳
丹穂日手有者
毎見
益而所思
奈何為而
忘物曽
戀云物呼
ねもころに
ものをおもへば
いはむすべ
せむすべもなし
いもとあれと
てたづさはりて
あしたには
にはにいでたち
ゆふへには
とこうちはらひ
しろたへの
そでさしかへて
さねしよや
つねにありける
あしひきの
やまどりこそば
をむかひに
つまどひすといへ
うつせみの
ひとなるわれや
なにすとか
ひとひひとよも
さかりゐて
なげきこふらむ
ここおもへば
むねこそいたき
そこゆゑに
こころなぐやと
たかまとの
やまにものにも
うちゆきて
あそびあるけど
はなのみ
にほひてあれば
みるごとに
ましてしのはゆ
いかにして
わすれむものぞ
こひといふものを
Если в сердце глубоко
Поразмыслить обо всем,
Что сказать, что делать мне? —
Выхода не знаю я…
Милая жена и я,
Взявшись за руки,
Вдвоем
По утрам
Спускались в сад,
Вечерами, освятив
Ложе,
Белые свои
Рукава переплетя,
Спали вместе.
Ночи те
Не навеки ли прошли?
Даже, слышал я, фазан,—
Житель распростертых гор,
Говорят, свою жену
Ищет и находит там,
На другой вершине гор,
Я же в мире суеты
Бренный, жалкий человек,
Почему же только я
Даже ночи, даже дня
Не могу с ней провести,
Верно, быть в разлуке нам,
Верно, плакать мне в тоске!
Как подумаю о том,
Горестно душа болит!
И поэтому решил —
Не утешу ль сердце я?
По горам и по полям
В Такамато
Я бродил,
Все бродил, гуляя там,
Но кругом одни цветы
Мне сверкали на полях.
Каждый раз, как видел их,
Тосковал еще сильней!
Что же делать,
Как забыть,
То, что все зовут — любовь?
* Песня посвящена тоске в разлуке с женой, несет на себе следы влияния песен Хитомаро (207) и Окура (804). Однако аналогичные образы можно встретить и в анонимных песнях; возможно. это следы неизжитой народно-песенной традиции.
* “Говорят, свою жену ищет и находит там, на другой вершине гор” — фазаны днем бывают вместе со своей самкой, но ночи проводят отдельно на разных вершинах гор.
足日木乃
山邊尓居而
秋風之
日異吹者
妹乎之曽念
あしひきの
やまへにをりて
あきかぜの
ひにけにふけば
いもをしぞおもふ
Когда на склонах
Распростертых гор
День изо дня
Осенний ветер дует,—
Как я тогда тоскую о тебе!

三諸之
神邊山尓
立向
三垣乃山尓
秋芽子之
妻巻六跡
朝月夜
明巻鴦視
足日木乃
山響令動
喚立鳴毛
みもろの
かむなびやまに
たちむかふ
みかきのやまに
あきはぎの
つまをまかむと
あさづくよ
あけまくをしみ
あしひきの
やまびことよめ
よびたてなくも
Среди гор Микаки,
Что поднялись ввысь
Против славных Каминаби гор,
Где богов могущественных чтят,
Средь осенних хаги, что цветут в горах,
Собираясь спать с любимою женой
И жалея, что в долинах ночь
Утру место уступить должна
И наступит скоро час зари,
Посреди осенних распростертых гор,
Заставляя эхо громыхать,
Все зовет к себе олень жену,
И все время горько плачет он!
* Хаги — один из семи цветов осени.
明日之夕
不相有八方
足日木<乃>
山彦令動
呼立哭毛
あすのよひ
あはざらめやも
あしひきの
やまびことよめ
よびたてなくも
Завтра ночью вряд ли встретятся они…
Потому средь распростертых гор,
Заставляя эхо громыхать,
Все зовет к себе олень жену
И все время горько плачет он!

蘆桧木笶
荒山中尓
送置而
還良布見者
情苦喪
あしひきの
あらやまなかに
おくりおきて
かへらふみれば
こころぐるしも
Когда увидел я, как проводив тебя
И среди диких распростёртых
Далёких гор оставив навсегда,
Пошла домой безмолвная толпа, —
Как было сердцу нестерпимо тяжко!

除雪而
梅莫戀
足曳之
山片就而
家居為流君
ゆきをおきて
うめをなこひそ
あしひきの
やまかたづきて
いへゐせるきみ
Друг, что живешь
Средь распростертых гор
И к ним привязан всей душою,
Ты снегом падающим не пренебрегай
И не тоскуй о белоснежной сливе!

足日木之
山間照
櫻花
是春雨尓
散去鴨
あしひきの
やまのまてらす
さくらばな
このはるさめに
ちりゆかむかも
Вишневые цветы,
Что блеском озаряли
Все склоны распростертых гор,
От этого дождя, что моросит весной,
Наверное, уже опали…

足日木<笶>
山従来世波
左小<壮>鹿之
妻呼音
聞益物乎
あしひきの
やまよりきせば
さをしかの
つまよぶこゑを
きかましものを
Когда придешь теперь
Ты с распростертых гор,
То голоса оленей,
Жен зовущих,
Возможно, будут слышаться тебе.

足日木乃
山之跡陰尓
鳴鹿之
聲聞為八方
山田守酢兒
あしひきの
やまのとかげに
なくしかの
こゑきかすやも
やまたもらすこ
Страж, что охраняешь
Горные поля,
Слышишь ли ты голоса оленей,
Что кричат средь распростертых гор
В глубине заброшенных ущелий?

九月
白露負而
足日木乃
山之将黄變
見幕下吉
ながつきの
しらつゆおひて
あしひきの
やまのもみたむ
みまくしもよし
Покрыты белою росою
В сентябре
Все горы, распростертые в округе.
Украсятся пурпурною листвой,
И будет дивно любоваться ими.

足曳之
山田佃子
不秀友
縄谷延与
守登知金
あしひきの
やまたつくるこ
ひでずとも
なはだにはへよ
もるとしるがね
Ах, над полем, что возделываешь ты
Возле склонов распростертых гор,
Протяни святой запрета знак,
Даже пусть колосьев еще нет,
Чтобы знали все, что поле сторожат.
* В песне иносказательно говорится о любимой девушке. Поле — метафора девушки. Если хочешь сделать ее своей женой, пусть даже она молода, дай всем знать, что она предназначена для тебя. Святой запрета знак — см. п. 530, 1335.
足引乃
山佐奈葛
黄變及
妹尓不相哉
吾戀将居
あしひきの
やまさなかづら
もみつまで
いもにあはずや
あがこひをらむ
Как, наверно, буду тосковать,
Не встречаясь с милою женой
До поры, как станет алою листва
Дикого плюща
Средь распростертых гор

足曳之
山鴨高
巻向之
木志乃子松二
三雪落来
あしひきの
やまかもたかき
まきむくの
きしのこまつに
みゆきふりくる
Верно, горы распростертые высоки,
Если град идет на этом берегу,
В Макимуку,
И летя, ложится
На верхушку маленькой сосны…

足引
山道不知
白<牫><牱>
枝母等乎々尓
雪落者
あしひきの
やまぢもしらず
しらかしの
えだもとををに
ゆきのふれれば
Средь распростертых гор тропинки не найду,
Найти в горах теперь дорогу трудно,
Все оттого что выпал сильный снег,
К земле склонивший
Даже ветви дуба.
Также включено с небольшими изменениями в Сюисю, 252
足引
山尓白者
我屋戸尓
昨日暮
零之雪疑意
あしひきの
やまにしろきは
わがやどに
きのふのゆふへ
ふりしゆきかも
То, что сверкает яркой белизной
На склонах дальних распростертых гор,—
Не снег ли белый, выпавший вчера
Вечернею порой
У дома моего?

足桧木乃
山下風波
雖不吹
君無夕者
豫寒毛
あしひきの
やまのあらしは
ふかねども
きみなきよひは
かねてさむしも
Хотя еще не дует сильный ветер
С далеких распростертых гор,
Но ночью темною,
Когда любимой нету,
Мне холодно уже давно…

足病之
山海石榴開
八<峯>越
鹿待君之
伊波比嬬可聞
あしひきの
やまつばきさく
やつをこえ
ししまつきみが
いはひつまかも
Ты, что цепи горные прошел,
Где камелии прекрасные цветут
На зеленых склонах распростертых гор,
И оленей поджидаешь, — как же ты
Бережешь, наверно, милую жену!
* Песня сложена крестьянкой при виде охотника, чья жизнь ощущается ею отличной от ее жизни, как и жизнь его жены (К.Маб. МС).

* Оленей ли?

絲乎曽吾搓
足桧之
山橘乎
将貫跡念而
むらさきの
いとをぞわがよる
あしひきの
やまたちばなを
ぬかむとおもひて
Цвета мурасаки
Нить свиваю я,
Собираюсь нынче нанизать
Яркие плоды татибана,
Что растут средь распростертых гор!
* Цвета мурасаки нить — лилового цвета, отливающего пурпуром, считавшегося в старину самым красивым и парадным цветом. Плоды татибана — метафора девушки. Нанизать (на нить) — сделать своей женой.
足引之
山霍公鳥
汝鳴者
家有妹
常所思
あしひきの
やまほととぎす
ながなけば
いへなるいもし
つねにしのはゆ
Кукушка, что поешь
Средь распростертых гор!
Когда я слышу голос твой печальный,
О дорогой жене в столице дальней
Всегда в тот миг я думаю с тоской!

冬隠
春去来之
足比木乃
山二文野二文
鴬鳴裳
ふゆこもり
はるさりくれば
あしひきの
やまにものにも
うぐひすなくも
Скрытое зимой дает ростки весною…
Кажется, пришла весенняя пора,
И на горных склонах распростертых,
И в долинах
Соловей поет!

朝霞
棚引野邊
足桧木乃
山霍公鳥
何時来将鳴
あさかすみ
たなびくのへに
あしひきの
やまほととぎす
いつかきなかむ
Кукушка с распростертых гор,
Когда ты прилетишь,
Чтоб петь нам песни
В полях, где стелется легчайшей дымкой
Тумана утреннего пелена?

桜花
さきにけらしな
あしひきの
山のかひより
見ゆる白雲
さくらはな
さきにけらしな
あしひきの
やまのかひより
みゆるしらくも
Вот и время пришло,
наконец распустились как будто
горной вишни цветы —
вдалеке по уступам горным
там и сям облака белеют…

いつのまに
さ月きぬらむ
あしひきの
山郭公
今そなくなる
いつのまに
さつききぬらむ
あしひきの
やまほとときす
いまそなくなる
Незаметно пришел
месяц Сацуки, пятый по счету, —
и над склонами гор
в свой урочный час прозвучала
долгожданной кукушки песня…

あしひきの
山郭公
をりはへて
たれかまさると
ねをのみそなく
あしひきの
やまほとときす
をりはへて
たれかまさると
ねをのみそなく
С дальних горных вершин
сюда прилетела кукушка
о былом горевать —
и гадаем с нею на пару,
кто кого теперь переплачет…

秋はきに
うらひれをれは
あしひきの
山したとよみ
しかのなくらむ
あきはきに
うらひれをれは
あしひきの
やましたとよみ
しかのなくらむ
Созерцаю в тоске
цветенье осеннее хаги —
у подножья горы
отдается эхом далеким
одинокий призыв оленя…
130. Хаги цветет в брачный период оленей.
ふる雪は
かつそけぬらし
あしひきの
山のたきつせ
おとまさるなり
ふるゆきは
かつそけぬらし
あしひきの
やまのたきつせ
おとまさるなり
Там, в могучих горах,
снег выпавший тает, должно быть, —
все слышней и слышней,
все настойчивей в отдаленье
шум воды на порогах горных…

葦引の
山たちはなれ
行く雲の
やとりさためぬ
世にこそ有りけれ
あしひきの
やまたちはなれ
ゆくくもの
やとりさためぬ
よにこそありけれ
От вершины горы,
где ныне цветут мандарины,
тучка вдаль унеслась
и блуждает одна по небу —
так и я живу в этом мире…

あしひきの
山へにをれは
白雲の
いかにせよとか
はるる時なき
あしひきの
やまへにをれは
しらくもの
いかにせよとか
はるるときなき
Я приют отыскал
на горной обрывистой круче
подле Ёдо-реки —
облака повсюду клубятся,
никогда не выглянет солнце…

葦引の
山した水の
こかくれて
たきつ心を
せきそかねつる
あしひきの
やましたみつの
こかくれて
たきつこころを
せきそかねつる
Словно горный поток,
что мчится под сенью деревьев,
низвергается с круч,
никаких преград не страшится
сердце, что объято любовью…

あしひきの
山郭公
わかことや
君にこひつつ
いねかてにする
あしひきの
やまほとときす
わかことや
きみにこひつつ
いねかてにする
О кукушка, ответь!
Должно быть, и ты не случайно
кличешь ночью в горах? —
Как и я, объята любовью,
до рассвета заснуть не можешь…

しのふれと
こひしき時は
あしひきの
山より月の
いててこそくれ
しのふれと
こひしきときは
あしひきの
やまよりつきの
いててこそくれ
В нетерпенье я жду,
когда наконец-то настанет
встречи радостный час —
словно месяц, что не выходит
до поры из-за кручи горной…

わかこひを
しのひかねては
あしひきの
山橘の
色にいてぬへし
わかこひを
しのひかねては
あしひきの
やまたちはなの
いろにいてぬへし
Если больше невмочь
от света таить наши чувства —
пусть любовь расцветет
цветом горного мандарина,
что красуется на утесе!..

あしひきの
山へに今は
すみそめの
衣の袖の
ひる時もなし
あしひきの
やまへにいまは
すみそめの
ころものそての
ひるときもなし
В этой горной глуши
я живу, удалившись от мира, —
и одежд рукава,
что окраской чернее туши,
никогда от слез не просохнут…

おそくいつる
月にもあるかな
葦引の
山のあなたも
をしむへらなり
おそくいつる
つきにもあるかな
あしひきの
やまのあなたも
をしむへらなり
Поздно вышла луна
из-за горного гребня крутого —
как, должно быть, теперь
об уходе ее горюют
в темноте почившие склоны!..

葦引の
山のまにまに
かくれなむ
うき世中は
あるかひもなし
あしひきの
やまのまにまに
かくれなむ
うきよのなかは
あるかひもなし
Там, в безлюдных горах,
под сенью утесов могучих
отыщу я приют,
ибо понял, что мало проку
пребывать в этом мире бренном…

あふことの
まれなる色に
思ひそめ
わが身は常に
天雲の
はるるときなく
富士の嶺の
燃えつつとはに
思へども
逢ふことかたし
なにしかも
人を恨みむ
わたつみの
沖を深めて
思ひてし
思ひは今は
いたづらに
なりぬべらなり
ゆく水の
絶ゆるときなく
かくなわに
思ひ亂れて
降る雪の
消なば消ぬべく
思へども
閻浮の身なれば
なほやまず
思ひは深し
あしひきの
山下水の
木隱れて
たぎつ心を
誰にかも
あひ語らはむ
色にいでば
人知りぬべみ
墨染めの
タベになれば
ひとりゐて
あはれあはれと
歎きあまり
せむすべなみに
庭にいでて
立ちやすらへば
白妙の
衣の袖に
置く露の
消なば消ぬべく
思へども
なほ歎かれぬ
春霞
よそにも人に
逢はむと思へば
あふことの
まれなるいろに
おもひそめ
わかみはつねに
あまくもの
はるるときなく
ふしのねの
もえつつとはに
おもへとも
あふことかたし
なにしかも
ひとをうらみむ
わたつみの
おきをふかめて
おもひてし
おもひをいまは
いたつらに
なりぬへらなり
ゆくみつの
たゆるときなく
かくなわに
おもひみたれて
ふるゆきの
けなはけぬへく
おもへとも
えふのみなれは
なほやます
おもひはふかし
あしひきの
やましたみつの
こかくれて
たきつこころを
たれにかも
あひかたらはむ
いろにいては
ひとしりぬへみ
すみそめの
ゆふへになれは
ひとりゐて
あはれあはれと
なけきあまり
せむすへなみに
にはにいてて
たちやすらへは
しろたへの
ころものそてに
おくつゆの
けなはけぬへく
おもへとも
なほなけかれぬ
はるかすみ
よそにもひとに
あはむとおもへは
Редко видимся мы
с любовью моей ненаглядной,
с той, что сердце навек
окрасила черной тоскою.
Оттого-то всегда
я тучи небесной мрачнее,
но пылает душа,
словно поле весною близ Фудзи.
Мне, увы, нелегко
добиться свидания с милой —
но смогу ли ее
за страдания возненавидеть?!
Только глубже любовь
и светлее — как дали морские.
Пусть в разлуке скорблю
от неразделенного чувства —
не удержишь любовь,
словно бурные воды потока,
чье теченье влечет,
уносит смятенные думы.
Коль мне сгинуть дано,
растаять, подобно снежинке,
я не стану жалеть,
дитя быстротечного мира…
Только к милой стремлюсь,
о милой в разлуке мечтаю —
так стремится ручей
под сень вековечных деревьев
и по круче с горы
сбегает в тенистую рощу.
Ах, кому же кому
поведать сердечные муки?!
Слишком многим, боюсь,
все выдала краска смущенья…
Вновь сгущается мгла,
подобная пролитой туши, —
и опять на меня
волною тоска набегает.
«О печаль! О печаль!» —
я тяжко в разлуке вздыхаю.
Что ж, быть может, в одном
сумею найти утешенье —
выйду вечером в сад,
в тиши полюбуюсь росою.
Ведь и мне суждено
исчезнуть росинкой прозрачной,
что легла на рукав
моего белотканого платья.
Но не в силах, увы,
сдержать бесконечные вздохи —
должен я хоть на миг
любовь мою снова увидеть,
пусть лишь издалека,
как вешнюю дымку над склоном!..

葦引の
山田のそほつ
おのれさへ
我をほしてふ
うれはしきこと
あしひきの
やまたのそほつ
おのれさへ
われをほしてふ
うれはしきこと
Право, что за напасть!
Ты, пугало с горного поля,
что молчать бы должно,
как и прочие ухажеры,
пристаешь со своей любовью!..

なけきをは
こりのみつみて
あしひきの
山のかひなく
なりぬへらなり
なけきをは
こりのみつみて
あしひきの
やまのかひなく
なりぬへらなり
Зря в горах дровосек
в расселину валит деревья —
не заполнить ее.
Так и мне моими слезами
не поправить в любви разлада…

わひしらに
ましらななきそ
あしひきの
山のかひある
けふにやはあらぬ
わひしらに
ましらななきそ
あしひきの
やまのかひある
けふにやはあらぬ
Не кричите же так,
обезьяны в расселинах горных,
не кляните судьбу!
Разве есть сегодня причина
для таких безутешных пеней?..

そま人は
宮木ひくらし
あしひきの
山の山ひこ
よひとよむなり
そまひとは
みやきひくらし
あしひきの
やまのやまひこ
よひとよむなり


足引之
八峯之雉
鳴響
朝開之霞
見者可奈之母
あしひきの
やつをのきぎし
なきとよむ
あさけのかすみ
みればかなしも
Когда взгляну, как дымкою туман
Все застилает рано на заре
И среди множества вершин простертых гор
Издалека кричит проснувшийся фазан,—
О как печально в те минуты мне!

あしびきの
山吹の花
散りにけり
井手のかはづは
今や鳴くらむ
あしびきの
やまぶきのはな
ちりにけり
ゐでのかはづは
いまやなくらむ
Вот отцвели
Милые жёлтые розы,
И в заводи Идэ,
Наверно, оживились
Поющие лягушки.
* В поэзии тех времён часто эпитет-зачин, постоянно употреблявшийся с одним каким-то словом, использовали с другими словами, звучащими одинаково или сходно, — по принципу созвучия, безотносительно к смыслу. И тогда этот эпитет приобретал значение чисто риторического украшения. В данном стихотворении в роли такого украшения выступает традиционный постоянный эпитет (макура-котоба) асихики-но яма — «распростертые горы», который вводит в текст слово ямабуки — «жёлтые розы» через омонимическую метафору: слово яма как бы входит в состав слова ямабуки. Поющие лягушки (кадзика) — особая разновидность лягушек с приятными «голосами», обитающих, в частности, в заводи Идэ (заводь реки Тамагава) в Киото. В песне — намёк на танка неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Песни весны»):
Жёлтые розы в Идэ,
Где жалобно плачут лягушки,
Уже отцвели.
Полюбоваться бы ими
В расцвете!
ほととぎす
鳴きつつ出づる
あしびきの
やまと撫子
咲きにけらしも
ほととぎす
なきつついづる
あしびきの
やまとなでしこ
さきにけらしも
С гор,
Распростёршихся вокруг,
Кукушка с песнею летит..
Наверное, уж зацвела
Японская гвоздика...
* Японская гвоздика — один из летних цветов.
あしびきの
山のあなたに
住む人は
待たでや秋の
月を見るらむ
あしびきの
やまのあなたに
すむひとは
またでやあきの
つきをみるらむ
Живущим за горами,
Простершимися вдаль,
Наверное, и ждать не надо,
Когда на небе
Взойдёт луна.
* Луна, выплывающая из-за гор или скрывающаяся за горной кручей, — постоянный образ.
* Поэт использует в качестве прототипа песню неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Разные песни»):
Как долго не восходит нынче
Луна!
Знать, неохотно
Отпускают её те,
Что за горой живут!

白雲の
たなびきわたる
あしびきの
山のかけ橋
けふや越えなむ
しらくもの
たなびきわたる
あしびきの
やまのかけはし
けふやこえなむ
Мост навесной в горах,
Простершихся вдали,
Над ним белые проплывают облака,
Неужели нынче мне
Переходить его?
* Песня сложена от имени путника, которому предстоит переходить навесной мост в горах. Такие мосты обычно делали в опасных местах, где были особенно крутые склоны.
Горы, простёршиеся вдаль, — постоянный эпитет (макура-котоба).

人知れず
思ふ心は
あしびきの
山した水の
わきやかへらむ
ひとしれず
おもふこころは
あしびきの
やましたみづの
わきやかへらむ
Втайне томлюсь, страдаю
По тебе, —
Словно поток невидимый, но бурный,
Что между скал несется и готов
Разбиться об утесы.

あしびきの
山下たぎつ
岩波の
心くだけて
人ぞ恋しき
あしびきの
やましたたぎつ
いはなみの
こころくだけて
ひとぞこひしき
Ты разбиваешь сердце мне,
Так разбиваются о скалы
Белые волны бурного потока,
Неукротимо мчащегося
С горной высоты.

あしびきの
山下しげき
夏草の
深くも君を
思ふころかな
あしびきの
やましたしげき
なつくさの
ふかくもきみを
おもふころかな
Внизу под горою
Густо растут
Летние травы,
Так и моя любовь
Заполонила сердце.

あしびきの
山下水に
影見れば
まゆ白妙に
我老いにけり
あしびきの
やましたみづに
かげみれば
まゆしろたへに
われをいにけり
Широко простёрлось подножье горы,
Где горный поток протекает,
Воды зачерпнув,
Я в нем свою тень увидал:
Брови, и те побелели!
[А.С.] Мб хонкадори на Ки Цураюки
足引
名負山菅
押伏
君結
不相有哉
あしひきの
なおふやますげ
おしふせて
きみしむすばば
あはずあらめやも
Ах, если ты на счастье свяжешь стебли
Средь распростертых знаменитых гор,
Склонив к земле
Цветы прекрасных лилий,—
Мы непременно встретимся с тобой!
* В песне отражен старинный народный обычай “связывания трав” (куса-мусуби), когда завязывают стебли и загадывают о любви и счастье. Это поверье отражено во многих песнях М. Здесь же ему придан характер любовного заговора.
足日木能
山櫻戸乎
開置而
吾待君乎
誰留流
あしひきの
やまさくらとを
あけおきて
わがまつきみを
たれかとどむる
Дверь из горной вишни, что растет
Средь ущелий дальних распростертых гор,
Я оставила открытой: “Приходи!”
Милого, которого я жду,
Кто сегодня задержал в пути?

足日木之
山田守翁
置蚊火之
<下>粉枯耳
余戀居久
あしひきの
やまたもるをぢが
おくかひの
したこがれのみ
あがこひをらむ
Как огонь костра, зажженный от москитов
Дедом, охраняющим горы и поля,
В глубине горит,
Так и любовь моя,
Что на дне души от взоров скрыта…
* Костер от москитов обычно очень дымит, а огонь тлеет внутри, отсюда и сравнение с любовью, спрятанной глубоко в сердце.
窓超尓
月臨照而
足桧乃
下風吹夜者
公乎之其念
まどごしに
つきおしてりて
あしひきの
あらしふくよは
きみをしぞおもふ
Ночью темною, когда через окно
Мне сияет светлая луна
И несется ветер
С распростертых гор,
О тебе, любимый, я тоской полна.

足日木之
山鳥尾乃
一峰越
一目見之兒尓
應戀鬼香
あしひきの
やまどりのをの
ひとをこえ
ひとめみしこに
こふべきものか
Средь распростертых гор
Фазанов разделяет — жену от мужа —
Только пик один…
Одним глазком едва ее увидя,
Как я могу так тосковать о ней?

悪氷木<乃>
山下動
逝水之
時友無雲
戀度鴨
あしひきの
やましたとよみ
ゆくみづの
ときともなくも
こひわたるかも
Как стремительна текущая вода,
Что гремит
У распростертых гор внизу
И не знает срока и конца,
Так не знает срока и моя любовь!

足桧之
山澤徊具乎
採将去
日谷毛相<為>
母者責十方
あしひきの
やまさはゑぐを
つみにゆかむ
ひだにもあはせ
はははせむとも
О, хотя бы в день, когда пойдут
Все зелёную петрушку собирать
На болота между распростертых гор,
Встречусь я с тобою, милый мой,
И пускай меня ругает мать.

足引乃
山橘之
色出而
吾戀南雄
<人>目難為名
あしひきの
やまたちばなの
いろにいでて
あはこひなむを
ひとめかたみすな
Как яркие цветы татибана
Средь распростертых гор
Окраску не скрывают,
Открыто буду я любить тебя.
Ты глаз людских не бойся, дорогая.

足日木乃
山鳥之尾乃
四垂尾乃
長永夜乎
一鴨将宿
あしひきの
やまどりのをの
しだりをの
ながながしよを
ひとりかもねむ
Тоскую о тебе,
Но тосковать не в силах
Ночь эту долгую
Средь распростертых гор,
Что тянется, как длинный хвост фазана…
* Приписывается Какиномото Хитомаро, в XIII в. была помещена под его именем в “Хякунин-иссю” — антологии лучших песен ста поэтов, составленной Фудзивара Садаиэ (Тэйка).

* Включена в Сюисю, 778
足日木乃
従山出流
月待登
人尓波言而
妹待吾乎
あしひきの
やまよりいづる
つきまつと
ひとにはいひて
いもまつわれを
Людям я сказал, что жду луну,
Выплывающую из-за гребней гор,
Распростертых предо мною вдалеке.
Так ответил нынче людям я,
Я, что жду любимую мою!
* См. п. 3276.
足引之
山<呼>木高三
暮月乎
何時君乎
待之苦沙
あしひきの
やまをこだかみ
ゆふつきを
いつかときみを
まつがくるしさ
Тяжко ждать тебя, любимый мой,
С постоянной думой “О, когда же?” —
Как луну, что медлит выйти на простор
Из-за дальних распростертых гор,
Где деревья поднялись высоко.

足桧木之
山川水之
音不出
人之子姤
戀渡青頭鶏
あしひきの
やまがはみづの
おとにいでず
ひとのこゆゑに
こひわたるかも
Как воды быстрых рек
Средь распростертых гор,
Я шума громкого не подымаю,
И молча тосковать я продолжаю
Из-за любимой девушки чужой…

足桧木乃
山菅根之

不止念者
於妹将相可聞
あしひきの
やますがのねの
ねもころに
やまずおもはば
いもにあはむかも
Глубоко уходят в землю корни лилий,
Что растут меж распростертых гор,
Если так же глубоко любить я буду,
Если буду я все время тосковать,
Может быть, тогда я встречусь с милой?

足桧木乃
片山雉
立徃牟
君尓後而
打四鶏目八方
あしひきの
かたやまきぎし
たちゆかむ
きみにおくれて
うつしけめやも
Ах, со склонов распростертых гор
Улетает прочь в поля фазан.
Так и ты уйдешь,
И, проводив тебя,
Разве я смогу спокойно жить?
* Песня жены, оставшейся дома.
百不足
山田道乎
浪雲乃
愛妻跡
不語
別之来者
速川之
徃<文>不知
衣袂笶
反裳不知
馬自物
立而爪衝
為須部乃
田付乎白粉
物部乃
八十乃心𠮧
天地二
念足橋
玉相者
君来益八跡
吾嗟
八尺之嗟
玉<桙>乃
道来人乃
立留
何常問者
答遣
田付乎不知
散釣相
君名日者
色出
人<可>知
足日木能
山従出
月待跡
人者云而
君待吾乎
ももたらず
やまたのみちを
なみくもの
うつくしづまと
かたらはず
わかれしくれば
はやかはの
ゆきもしらず
ころもでの
かへりもしらず
うまじもの
たちてつまづき
せむすべの
たづきをしらに
もののふの
やそのこころを
あめつちに
おもひたらはし
たまあはば
きみきますやと
わがなげく
やさかのなげき
たまほこの
みちくるひとの
たちとまり
いかにととはば
こたへやる
たづきをしらに
さにつらふ
きみがないはば
いろにいでて
ひとしりぬべみ
あしひきの
やまよりいづる
つきまつと
ひとにはいひて
きみまつわれを
Не дошло до ста…
На дороге в Ямата
С милою моей женой,
Что прекраснее была
Белых облаков,
Вставших легкою волной
В дальних небесах,
Мне расстаться довелось,
Не сказав ни слова ей…
Быстрых рек неведом путь,
Я не знал, идти ли мне?
И неведомо куда ветер рукава взметнет.
Я не знал, вернуться ль мне?
И как быстроногий конь,
Оступившись на бегу,
Я не ведал, как мне быть?
Я не знал, что делать мне?
Нету воинам числа,
Нет числа и думам тем,
Что терзают сердце нам,
Заполняя все кругом
На земле и в небесах…
Если бы душою мы
Были вместе, милый друг,
Верно, ты б пришел ко мне,
Думала, печалясь, я
И вздыхала глубоко…
И прохожие в пути,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем,
Предо мной остановясь,
Спрашивали:
“Что с тобой?”
Но молчала я в ответ,
Я не знала, что сказать…
Если имя назову я твое,
Любимый мой,
Что пригож и краснолиц,—
Выдаст краска на лице,
Смогут люди все узнать,
И сказала я в ответ:
“Жду луну, что здесь взойдет
Из-за распростертых гор”.
Так сказала людям я,
Я, что жду тебя, мой друг!
* Нагаута — в виде переклички мужской и женской стороны. Первая половина сложена от лица мужчины, расстающегося с возлюбленной, вторая — от лица женщины, ожидающей возлюбленного. Конец нагаута с незначительным изменением представлен в виде танка в М. в кн. XII п. 3002 (танка сложена от лица мужчины). По-видимому, это одна из древнейших форм нагаута, сохранившая перекличку женских и мужских сторон хороводов.
玉桙之
道去人者
足桧木之
山行野徃
直海
川徃渡
不知魚取
海道荷出而
惶八
神之渡者
吹風母
和者不吹
立浪母
踈不立
跡座浪之
塞道麻
誰心
勞跡鴨
直渡異六
<直渡異六>
たまほこの
みちゆくひとは
あしひきの
やまゆきのゆき
にはたづみ
かはゆきわたり
いさなとり
うみぢにいでて
かしこきや
かみのわたりは
ふくかぜも
のどにはふかず
たつなみも
おほにはたたず
とゐなみの
ささふるみちを
たがこころ
いたはしとかも
ただわたりけむ
ただわたりけむ
Человек, ушедший в путь,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем,
Распростертыми вокруг
Шел полями, по горам,
Реки он переходил
И вступил на путь морской,
Там где чудище-кита ловят
На глубоком дне.
И опасный переход —
Страшный Переход-Богов —
Там, где ветер каждый раз
С дикой силою шумит,
И встающая волна
Необычно высока,
Страшный путь, что прегражден
Непрерывною волной,
Чье жалея сердце, он
Напролом пройти спешил.
* Плачи о погибших странниках — это особый цикл песен в М. Согласно толкованию известного историка Хани Горо — это были крестьяне, отбывавшие трудовую повинность в разных частях страны и по дороге домой по окончании работ погибшие в пути от голода.
* Мы полагаем, что среди них были и так называемые сакимори — пограничные стражи, которых из восточных провинций посылали на Кюсю, где они три года отбывали службу, а затем, возвращаясь домой, гибли от голода в далеком пути, так как путь был опасен и тяжел.
* Этот цикл песен и поэма Окура “Диалог бедных” приоткрывают темные стороны жизни того времени, о котором в целом сохранилась память как об эпохе мира и культурного процветания. П. 3336 — вариант песни Хитомаро на тот же сюжет (см. п. 220). Близки как варианты п. 3335 и 3339. П. 3339 также частично повторяет строки из песни Хитомаро (220). Но, судя по заголовкам, они сложены по поводу разных случаев в разных провинциях, все это говорит о неизжитой традиции народных песен. П. 3340 целиком совпадает с п. 3337, а п. 3341 — с п. 222.
蘆桧木乃
山道者将行
風吹者
浪之塞
海道者不行
あしひきの
やまぢはゆかむ
かぜふけば
なみのささふる
うみぢはゆかじ
Между распростертых гор
Горною дорогою пойду.
Если дует ветер на морях,
Волны, заграждая путь, встают,—
По пути морскому не пойду.
* Плачи о погибших странниках — это особый цикл песен в М. Согласно толкованию известного историка Хани Горо — это были крестьяне, отбывавшие трудовую повинность в разных частях страны и по дороге домой по окончании работ погибшие в пути от голода.
* Мы полагаем, что среди них были и так называемые сакимори — пограничные стражи, которых из восточных провинций посылали на Кюсю, где они три года отбывали службу, а затем, возвращаясь домой, гибли от голода в далеком пути, так как путь был опасен и тяжел.
* Этот цикл песен и поэма Окура “Диалог бедных” приоткрывают темные стороны жизни того времени, о котором в целом сохранилась память как об эпохе мира и культурного процветания. П. 3336 — вариант песни Хитомаро на тот же сюжет (см. п. 220). Близки как варианты п. 3335 и 3339. П. 3339 также частично повторяет строки из песни Хитомаро (220). Но, судя по заголовкам, они сложены по поводу разных случаев в разных провинциях, все это говорит о неизжитой традиции народных песен. П. 3340 целиком совпадает с п. 3337, а п. 3341 — с п. 222.
玉桙之
道尓出立
葦引乃
野行山行

川徃渉
鯨名取
海路丹出而
吹風裳
母穂丹者不吹
立浪裳
箟跡丹者不起
恐耶
神之渡乃
敷浪乃
寄濱部丹
高山矣
部立丹置而
<汭>潭矣
枕丹巻而
占裳無
偃為<公>者
母父之
愛子丹裳在将
稚草之
妻裳有将等
家問跡
家道裳不云
名矣問跡
名谷裳不告
誰之言矣
勞鴨
腫浪能
恐海矣
直渉異将
たまほこの
みちにいでたち
あしひきの
のゆきやまゆき
にはたづみ
かはゆきわたり
いさなとり
うみぢにいでて
ふくかぜも
おほにはふかず
たつなみも
のどにはたたぬ
かしこきや
かみのわたりの
しきなみの
よするはまへに
たかやまを
へだてにおきて
うらぶちを
まくらにまきて
うらもなく
こやせるきみは
おもちちが
まなごにもあらむ
わかくさの
つまもあらむ
いへとへど
いへぢもいはず
なをとへど
なだにものらず
たがことを
いたはしとかも
とゐなみの
かしこきうみを
ただわたりけむ
Вышел он в далекий путь,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем.
Распростертыми вокруг
Шел полями, по горам,
Реки он переходил
С бурною водой
И вступил на путь морской,
Там, где чудище-кита
Ловят на глубоком дне.
Грозный ветер дует там
С дикой силою всегда,
И встающая волна
Там бушует каждый раз.
Ох, и страшно в тех местах,
Там, где Переход-Богов —
За волной идет волна,
Приливая к берегам…
Вдалеке оставил он
Цепь родных высоких гор,
Изголовием себе
Выбрал бездну,
И без чувств
В бухте он лежит теперь…
Может, есть отец и мать,
И любимое дитя,
И прелестная жена,
Словно вешняя трава.
Если спросишь: “Где твой дом?” —
Дома он не назовет,
Если спросишь: “Как зовут?” —
Имени не скажет он…
Чей приказ он выполнял,
Чьим словам покорен был,
Напролом переходя
Море страшное в волнах,
Подымающихся ввысь?
* Плачи о погибших странниках — это особый цикл песен в М. Согласно толкованию известного историка Хани Горо — это были крестьяне, отбывавшие трудовую повинность в разных частях страны и по дороге домой по окончании работ погибшие в пути от голода.
* Мы полагаем, что среди них были и так называемые сакимори — пограничные стражи, которых из восточных провинций посылали на Кюсю, где они три года отбывали службу, а затем, возвращаясь домой, гибли от голода в далеком пути, так как путь был опасен и тяжел.
* Этот цикл песен и поэма Окура “Диалог бедных” приоткрывают темные стороны жизни того времени, о котором в целом сохранилась память как об эпохе мира и культурного процветания. П. 3336 — вариант песни Хитомаро на тот же сюжет (см. п. 220). Близки как варианты п. 3335 и 3339. П. 3339 также частично повторяет строки из песни Хитомаро (220). Но, судя по заголовкам, они сложены по поводу разных случаев в разных провинциях, все это говорит о неизжитой традиции народных песен. П. 3340 целиком совпадает с п. 3337, а п. 3341 — с п. 222.
安志比奇乃
夜末佐波妣登乃
比登佐波尓
麻奈登伊布兒我
安夜尓可奈思佐
あしひきの
やまさはびとの
ひとさはに
まなといふこが
あやにかなしさ
И средь распростёртых гор,
И средь долин
Много на земле живёт людей!
Всех дороже милая моя,
О которой слава добрая идёт…
* По-видимому, распевалась мужской половиной хора.
安之比奇能
夜麻可都良加氣
麻之波尓母
衣我多奇可氣乎
於吉夜可良佐武
あしひきの
やまかづらかげ
ましばにも
えがたきかげを
おきやからさむ
На зеленых склонах распростёртых гор
Плющ растет,
И этот плющ порой
С тех вершин достать бывает трудно,
А оставь его — засохнет он!
* В песне иносказательно говорится о молодой неприступной девушке.
* Плющ — метафора девушки.
伊麻欲理波
安伎豆吉奴良之
安思比奇能
夜麻末都可氣尓
日具良之奈伎奴
いまよりは
あきづきぬらし
あしひきの
やままつかげに
ひぐらしなきぬ
Теперь уж, наверно,
Осень скоро настанет,
В тени вечных сосен
Средь гор распростертых
Зазвенели ночные цикады…
* Автор не указан.
欲乎奈我美
伊能年良延奴尓
安之比奇能
山妣故等余米
佐乎思賀奈君母
よをながみ
いのねらえぬに
あしひきの
やまびことよめ
さをしかなくも
Долги ночи,
И сном я забыться не в силах,
А средь гор распростертых,
Принца горного громко кричать заставляя,
Горько плачут олени!..
[Неизвестный автор]
* “Принца горного громко кричать заставляя…” — горным принцем в песнях М. называют эхо.
安思必奇能
山等妣古<由>留
可里我祢波
美也故尓由加波
伊毛尓安比弖許祢
あしひきの
やまとびこゆる
かりがねは
みやこにゆかば
いもにあひてこね
Дикие гуси,
Летящие в небе
Над распростёртой далекой горой,
Если ваш путь в дорогую столицу,
Вы повидайтесь с любимой моей!
[Неизвестный автор]
安之比奇能
山下比可流
毛美知葉能
知里能麻河比波
計布仁聞安流香母
あしひきの
やましたひかる
もみちばの
ちりのまがひは
けふにもあるかも
Листья алых кленов,
Что сверкали
У подножья распростертых гор,
Может быть, сегодня все опали,
Беспорядочно смешавшись на земле…

安之比奇能
夜麻治古延牟等
須流君乎
許々呂尓毛知弖
夜須家久母奈之
あしひきの
やまぢこえむと
するきみを
こころにもちて
やすけくもなし
О тебе, что должен проходить
Трудные пути
Средь распростертых гор,
Сердце тяжкой думою полно,
И душе покоя не найти!..

足曳之
山イ之兒
今日徃跡
吾尓告世婆
還来麻之乎
あしひきの
やまかづらのこ
けふゆくと
われにつげせば
かへりきましを
Дитя Кадзура —
Плющ среди гор распростертых.
Если б только тогда ты обмолвилась словом
О том, что ты ныне уходишь навеки,
Я б, наверно, немедля вернулся обратно!
* Кадзура — плющ, растущий в горах. “Дитя кадзура” или “дитя плюща” (Кадзураноко) — имя красавицы. Как обычно в народных преданиях, третий юноша любит сильнее всех. Если первый из них упрекает пруд, второй — жалеет, что не вернулся вовремя, то третий хочет погибнуть вместе с возлюбленной.
足曳之
玉イ之兒
如今日
何隈乎
見管来尓監
あしひきの
たまかづらのこ
けふのごと
いづれのくまを
みつつきにけむ
Дитя Кадзура —
Плющ среди гор распростертых.
Как и я нынче,
Так же и ты приходила
И искала в пруду себе место поглубже.

伊刀古
名兄乃君
居々而
物尓伊行跡波
韓國乃
虎神乎
生取尓
八頭取持来
其皮乎
多々弥尓刺
八重疊
平群乃山尓
四月
与五月間尓
藥猟
仕流時尓
足引乃
此片山尓
二立
伊智比何本尓
梓弓
八多婆佐弥
比米加夫良
八多婆左弥
完待跡
吾居時尓
佐男鹿乃
来<立>嘆久
頓尓
吾可死
王尓
吾仕牟
吾角者
御笠乃<波>夜詩
吾耳者
御墨坩
吾目良波
真墨乃鏡
吾爪者
御弓之弓波受
吾毛等者
御筆波夜斯
吾皮者
御箱皮尓
吾完者
御奈麻須波夜志
吾伎毛母
御奈麻須波夜之
吾美義波
御塩乃波夜之
耆矣奴
吾身一尓
七重花佐久
八重花生跡
白賞尼
<白賞尼>
いとこ
なせのきみ
をりをりて
ものにいゆくとは
からくにの
とらといふかみを
いけどりに
やつとりもちき
そのかはを
たたみにさし
やへたたみ
へぐりのやまに
うづきと
さつきとのまに
くすりがり
つかふるときに
あしひきの
このかたやまに
ふたつたつ
いちひがもとに
あづさゆみ
やつたばさみ
ひめかぶら
やつたばさみ
ししまつと
わがをるときに
さをしかの
きたちなげかく
たちまちに
われはしぬべし
おほきみに
われはつかへむ
わがつのは
みかさのはやし
わがみみは
みすみつほ
わがめらは
ますみのかがみ
わがつめは
みゆみのゆはず
わがけらは
みふみてはやし
わがかはは
みはこのかはに
わがししは
みなますはやし
わがきもも
みなますはやし
わがみげは
みしほのはやし
おいたるやつこ
あがみひとつに
ななへはなさく
やへはなさくと
まをしはやさね
まをしはやさね
Дети мои милые,
Государи славные,
Жили-поживали вы,
Может, вы задумали
Из дому в поход уйти?
В стороне Каракуни
Обитают божества,
Что все тиграми зовут.
Этих тигров, взяв живьем,
Привезли сюда в страну,
Сняли шкуры тигров тех
И сложили их горой,
Как циновки на земле.
И в горах тех Хэгури
Весь апрель и месяц май
На охоту все идут,
Чтобы снадобья добыть.
И однажды в день такой
Возле склонов этих гор,
Где стоят в густой листве
В ряд деревья итии,
Там, под сенью их ветвей,
Славный ясеневый лук,
Не один, а много их
Мы держали все в руках,
Из колчанов стрелы мы,
Не одну, а много стрел
Мы держали все в руках,
Поджидая зверя там…
И когда стояли так,
Подошел туда олень
И, горюя, нам сказал:
Будет счастье, говорят…
Похвалите песнь мою!
Похвалите песнь мою!”
[Песня оленя]
* Каракуни— см. п.3688.
* “На охоту все идут, чтобы снадобье добыть” — имеется в виду охота на оленей, рога которых в этот период (апрель, май) употребляются для лекарственных целей.
* Деревья итии — род дуба (Quercus serrata).
忍照八
難波乃小江尓
廬作
難麻理弖居
葦河尓乎
王召跡
何為牟尓
吾乎召良米夜
明久
<吾>知事乎
歌人跡
和乎召良米夜
笛吹跡
和乎召良米夜
琴引跡
和乎召良米夜
彼<此>毛
<命>受牟跡
今日々々跡
飛鳥尓到
雖<置>
<々>勿尓到雖不策
都久怒尓到

中門由
参納来弖
命受例婆
馬尓己曽
布毛太志可久物
牛尓己曽
鼻縄波久例
足引乃
此片山乃
毛武尓礼乎
五百枝波伎垂
天光夜
日乃異尓干
佐比豆留夜
辛碓尓舂
庭立
<手>碓子尓舂
忍光八
難波乃小江乃
始垂乎
辛久垂来弖
陶人乃
所作龜乎
今日徃
明日取持来
吾目良尓
塩柒給
<腊>賞毛
<腊賞毛>
おしてるや
なにはのをえに
いほつくり
なまりてをる
あしがにを
おほきみめすと
なにせむに
わをめすらめや
あきらけく
わがしることを
うたひとと
わをめすらめや
ふえふきと
わをめすらめや
ことひきと
わをめすらめや
かもかくも
みことうけむと
けふけふと
あすかにいたり
おくとも
おくなにいたり
つかねども
つくのにいたり
ひむがしの
なかのみかどゆ
まゐりきて
みことうくれば
うまにこそ
ふもだしかくもの
うしにこそ
はなづなはくれ
あしひきの
このかたやまの
もむにれを
いほえはきたり
あまてるや
ひのけにほし
さひづるや
からうすにつき
にはにたつ
てうすにつき
おしてるや
なにはのをえの
はつたりを
からくたりきて
すゑひとの
つくれるかめを
けふゆきて
あすとりもちき
わがめらに
しほぬりたまひ
きたひはやすも
きたひはやすも
В бухте Нанива,
Озаренной блеском волн,
Выстроив шалаш,
Жил, скрываясь от людей,
В тростниках зеленых краб.
И когда призвал его
Наш великий государь,
То подумал он: “Зачем
Государь зовет меня?
Хорошо известно мне:
Ни на что не годен я.
Вряд ли он зовет меня,
Чтоб на флейте я играл,
Вряд ли он зовет меня,
Чтоб на кото я играл,
Как бы ни было, но все ж
Я его приказ приму.
Нынче, нынче — говорят,—
Смотришь: завтра настает…
В местность “Завтра” я пришел.
Отправляться будешь в путь —
Ничего не оставляй…
Я в “Не оставляй” пришел.
Хоть и к месту не прибыл,
До полей “Прибыл” дошел.
Выйдя из ворот дворца
Серединных,
Что стоят,
Повернувшись на восток,
Вновь приказ я получил
Государя моего.
Коли лошадь—
Так узду надевают на нее,
Коли бык —
Веревку вмиг возле носа закрепят,
А меня всего скрутив,
Целый день сушили там
На сверкавшем в небесах
Солнце
Рядышком с корой,
Что содрали в тот же миг
Слуги с множества ветвей
Диких вязов, что растут
Там средь распростертых гор.
И в ступе китайской вмиг
Растолкли потом меня,
А в ступе другой, большой,
Размололи в порошок.
И из бухты Нанива,
Озаренной блеском волн,
Свежую, что горше всех,
Соль морскую принесли.
После глиняный горшок,
Что гончар там мастерит,
Нынче выйдя поутру,
Притащили для меня.
И, глаза мои теперь
Горькой солью засолив,
Будут есть, меня хваля,
Будут есть, меня хваля…
[Песня краба]
* Кото — музыкальный инструмент, см. п. 3849.
安之比奇能
山邊尓乎礼婆
保登等藝須
木際多知久吉
奈可奴日波奈之
あしひきの
やまへにをれば
ほととぎす
このまたちくき
なかぬひはなし
Лишь поселился я
Средь распростертых гор,
Кукушка стала прятаться в деревьях:
То вдруг вспорхнет, то скроется опять
И каждый день кукует возле дома!

安之比奇能
山谷古延氐
野豆加佐尓
今者鳴良武
宇具比須乃許恵
あしひきの
やまたにこえて
のづかさに
いまはなくらむ
うぐひすのこゑ
Пролетев распростертые
Горы, долины,
На холме, средь весенних полей,
Всюду, всюду теперь раздается
Соловьиная трель!

安麻射加流
比奈乎佐米尓等
大王能
麻氣乃麻尓末尓
出而許之
和礼乎於久流登
青丹余之
奈良夜麻須疑氐
泉河
伎欲吉可波良尓
馬駐
和可礼之時尓
好去而
安礼可敝里許牟
平久
伊波比氐待登
可多良比氐
許之比乃伎波美
多麻保許能
道乎多騰保美
山河能
敝奈里氐安礼婆
孤悲之家口
氣奈我枳物能乎
見麻久保里
念間尓
多麻豆左能
使乃家礼婆
宇礼之美登
安我麻知刀敷尓
於餘豆礼能
多<波>許登等可毛
<波>之伎余思
奈弟乃美許等
奈尓之加母
時之<波>安良牟乎
<波>太須酒吉
穂出秋乃
芽子花
尓保敝流屋戸乎
(言斯人為性好愛花草花樹而多<植>於寝院之庭
故謂之花薫庭也)
安佐尓波尓
伊泥多知奈良之
暮庭尓
敷美多比良氣受
佐保能宇知乃
里乎徃過
安之比紀乃
山能許奴礼尓
白雲尓
多知多奈妣久等
安礼尓都氣都流
(佐保山火葬
故謂之佐保乃宇知乃佐<刀>乎由吉須疑)
あまざかる
ひなをさめにと
おほきみの
まけのまにまに
いでてこし
われをおくると
あをによし
ならやますぎて
いづみがは
きよきかはらに
うまとどめ
わかれしときに
まさきくて
あれかへりこむ
たひらけく
いはひてまてと
かたらひて
こしひのきはみ
たまほこの
みちをたどほみ
やまかはの
へなりてあれば
こひしけく
けながきものを
みまくほり
おもふあひだに
たまづさの
つかひのければ
うれしみと
あがまちとふに
およづれの
たはこととかも
はしきよし
なおとのみこと
なにしかも
ときしはあらむを
はだすすき
ほにいづるあきの
はぎのはな
にほへるやどを
あさにはに
いでたちならし
ゆふにはに
ふみたひらげず
さほのうちの
さとをゆきすぎ
あしひきの
やまのこぬれに
しらくもに
たちたなびくと
あれにつげつる
さほのうちの
さとをゆきすぎ
В дальней, как небесный свод,
В стороне глухой велел
Управлять страною мне
Наш великий государь.
И, приказу покорясь,
Сразу тронулся я в путь.
Ты сопровождал меня.
Горы Нара миновав
В дивной зелени листвы,
Я остановил коня
В поле, возле чистых вод
Быстрой Идзуми-реки,
И простились мы с тобой.
На прощанье я сказал,
Пусть счастливым будет путь —
И вернусь я вновь домой.
Ты спокойно ожидай
Этот день, молясь богам.
С той поры
Далек был путь,
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Горы, реки пролегли
Между нами,
Милый брат.
Долги очень были дни,
Проведенные в тоске.
И в тот час, когда мечтал
О свидании с тобой,
С веткой яшмовой гонец
Вдруг пришел, и думал я:
Может, радость мне принес?
Но когда спросил его,
Ожиданием томясь,—
То не ложь или обман?
Что сказал он мне в ответ?
Почему случилось так,—
Ведь еще не вышел срок?..
“Осенью, когда камыш
Пышным колосом цветет,
Рано поутру
Из дому, где аромат
Слышен хаги,
Никогда
Он не выйдет больше в сад,
Божество — родной твой брат.
Он не будет там стоять,
Любоваться на цветы.
Вечерами не пойдет
Он бродить по саду вновь,
Он покинул то село
И теперь уже в Сахо
Белым облаком он встал
Между распростертых гор
И исчез среди ветвей
Меж верхушками вдали…”
Вот что передал гонец.
18-й год [Тэмпё (746)]. Осень, 25-й день 9-й луны
Отомо Якамоти
* С веткой яшмовой гонец — см. п. 2548.
* Хаги — см. 1538.
* “Белым облаком он встал…” — говорится о погребальном обряде сожжения.
大王能
麻氣能麻尓々々
大夫之
情布里於許之
安思比奇能
山坂古延弖
安麻射加流
比奈尓久太理伎
伊伎太尓毛
伊麻太夜須米受
年月毛
伊久良母阿良奴尓
宇<都>世美能
代人奈礼婆
宇知奈妣吉
等許尓許伊布之
伊多家苦之
日異益
多良知祢乃
<波>々能美許等乃
大船乃
由久良々々々尓
思多呉非尓
伊都可聞許武等
麻多須良牟
情左夫之苦
波之吉与志
都麻能美許登母
安氣久礼婆
門尓餘里多知
己呂母泥乎
遠理加敝之都追
由布佐礼婆
登許宇知波良比
奴婆多麻能
黒髪之吉氐
伊都之加登
奈氣可須良牟曽
伊母毛勢母
和可伎兒等毛<波>
乎知許知尓
佐和吉奈久良牟
多麻保己能
美知乎多騰保弥
間使毛
夜流余之母奈之
於母保之伎
許登都氐夜良受
孤布流尓思
情波母要奴
多麻伎波流
伊乃知乎之家騰
世牟須辨能
多騰伎乎之良尓
加苦思氐也
安良志乎須良尓
奈氣枳布勢良武
おほきみの
まけのまにまに
ますらをの
こころふりおこし
あしひきの
やまさかこえて
あまざかる
ひなにくだりき
いきだにも
いまだやすめず
としつきも
いくらもあらぬに
うつせみの
よのひとなれば
うちなびき
とこにこいふし
いたけくし
ひにけにまさる
たらちねの
ははのみことの
おほぶねの
ゆくらゆくらに
したごひに
いつかもこむと
またすらむ
こころさぶしく
はしきよし
つまのみことも
あけくれば
かどによりたち
ころもでを
をりかへしつつ
ゆふされば
とこうちはらひ
ぬばたまの
くろかみしきて
いつしかと
なげかすらむぞ
いももせも
わかきこどもは
をちこちに
さわきなくらむ
たまほこの
みちをたどほみ
まつかひも
やるよしもなし
おもほしき
ことつてやらず
こふるにし
こころはもえぬ
たまきはる
いのちをしけど
せむすべの
たどきをしらに
かくしてや
あらしをすらに
なげきふせらむ
Наш великий государь
Приказал уехать мне.
И, приказу покорясь,
Как отважный смелый муж,
Полный бодрости и сил,
Много распростертых гор
И застав я перешел.
Наконец, пришел в село,
Дальнее, как свод небес.
И, совсем не отдохнув
И дыханье ни на миг
Не переводя в труде,
Столько месяцев и лет
Жил в селенье этом я!
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек.
Надломился вскоре я,
Заболел и слег в постель,
И проходит день за днем —
Все сильнее мой недуг.
О божественная мать,
Мать, вскормившая меня!
Как большой корабль в пути
Беспокойно на волнах
Все качается, плывя,
Так в сердечной глубине
У тебя теперь живет
Беспокойная тоска.
Ожиданием томясь,
Верно, думаешь всегда:
“О, когда ж вернется он?”
И болеешь всей душой.
И красавица моя —
Божество — моя жена,
Верно, как начнет светать,
Все стоишь ты у ворот,
Прислонившись,
И зовешь,
Отгибая рукава…
А как вечер настает,
Оправляешь нам постель
И, вздыхая, распустив
Пряди длинные волос,
Ягод тутовых черней,
Вопрошаешь ты с тоской:
“О, когда ж вернется он?”
Дочь родная, милый сын,
Дети малые мои,
Верно, дома по углам
Горько плачут и шумят.
Как далек теперь к ним путь —
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Не могу послать гонца,
Не могу я дать им знать,
Как тоскую и люблю.
От тоски по ним давно
Сердце сожжено дотла.
И хотя до боли жаль
Эту жизнь на земле,
Что лишь жемчугом блеснет,
Но не знаю, как мне быть,
Выхода не видно мне…
О, ужели даже я,
Грозный, словно шторм морской,
Я, отважный, стойкий муж,
Обречен теперь лежать
Распластавшимся,
Без сил
И лишь молча горевать?
* “Отгибая рукава…” — по народным приметам, отогнутые рукава должны вернуть назад уехавшего или ушедшего из дома.
於保吉民能
麻氣乃麻尓々々
之奈射加流
故之乎袁佐米尓
伊泥氐許之
麻須良和礼須良
余能奈可乃
都祢之奈家礼婆
宇知奈妣伎
登許尓己伊布之
伊多家苦乃
日異麻世婆
可奈之家口
許己尓思出
伊良奈家久
曽許尓念出
奈氣久蘇良
夜須<家>奈久尓
於母布蘇良
久流之伎母能乎
安之比紀能
夜麻伎敝奈里氐
多麻保許乃
美知能等保家<婆>
間使毛
遣縁毛奈美
於母保之吉
許等毛可欲波受
多麻伎波流
伊能知乎之家登
勢牟須辨能
多騰吉乎之良尓
隠居而
念奈氣加比
奈具佐牟流
許己呂波奈之尓
春花<乃>
佐家流左加里尓
於毛敷度知
多乎里可射佐受
波流乃野能
之氣美<登>妣久々

音太尓伎加受
乎登賣良我
春菜都麻須等
久礼奈為能
赤裳乃須蘇能
波流佐米尓
々保比々豆知弖
加欲敷良牟
時盛乎
伊多豆良尓
須具之夜里都礼
思努波勢流
君之心乎
宇流波之美
此夜須我浪尓
伊母祢受尓
今日毛之賣良尓
孤悲都追曽乎流
おほきみの
まけのまにまに
しなざかる
こしををさめに
いでてこし
ますらわれすら
よのなかの
つねしなければ
うちなびき
とこにこいふし
いたけくの
ひにけにませば
かなしけく
ここにおもひで
いらなけく
そこにおもひで
なげくそら
やすけなくに
おもふそら
くるしきものを
あしひきの
やまきへなりて
たまほこの
みちのとほけば
まつかひも
やるよしもなみ
おもほしき
こともかよはず
たまきはる
いのちをしけど
せむすべの
たどきをしらに
こもりゐて
おもひなげかひ
なぐさむる
こころはなしに
はるはなの
さけるさかりに
おもふどち
たをりかざさず
はるののの
しげみとびくく
うぐひすの
こゑだにきかず
をとめらが
はるなつますと
くれなゐの
あかものすその
はるさめに
にほひひづちて
かよふらむ
ときのさかりを
いたづらに
すぐしやりつれ
しのはせる
きみがこころを
うるはしみ
このよすがらに
いもねずに
けふもしめらに
こひつつぞをる
Наш великий государь
Приказал уехать мне,
И, приказу покорясь,
Сразу тронулся я в путь.
И, придя, стал управлять
Я селением Коси,
Дальним, как небесный свод.
Хоть отважный был я муж,
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек.
Надломился я в труде,
Слег в постель,
Страдаю я,
День за днем
Сильней недуг.
И поэтому с тоской
Разным думам предаюсь,
И горюю, и ропщу.
Вспоминаю я с тоской
Дни минувшие свои.
Небо горестей моих
Неспокойно у меня.
Небо горьких дум моих
Лишь страдания полно.
Распростертые вокруг
Горы разделяют нас,
И далек к тебе мой путь —
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Потому, любимый друг,
Не могу послать гонца,
Не могу я передать
О своей тоске тебе.
Жаль погубленную жизнь,
Что блеснула яшмой мне,
Но не знаю, как мне быть,
Выхода не вижу я…
Скрывшись ныне ото всех,
Я горюю и грущу,
И утешить сердце мне
Нечем, мой любимый друг.
Вижу, настает рассвет
И весенние цветы
Расцветают — но к чему?
Не сорву их с другом я,
Не сплету венка себе…
Густо травы зацвели
Всюду на полях весной,
Прилетели соловьи,
Но не слышу песен их.
Девы юные идут
Собирать плоды в полях
И волочат по земле
Алые подолы там
Платьев красных,
Что влажны
И сверкают вдалеке
От весеннего дождя…
Но расцвета время зря
Без тебя проходит здесь…
О, как дорог мне теперь
Сердца твоего привет,
Нежною заботой ты
Вечно полон обо мне.
Оттого вчера всю ночь
Я не мог забыться сном.
И сегодня целый день
Я тоскую о тебе.

安之比奇能
夜麻佐久良婆奈
比等目太尓
伎美等之見氐婆
安礼古<非>米夜母
あしひきの
やまさくらばな
ひとめだに
きみとしみてば
あれこひめやも
Когда бы мне с тобой хотя б на миг
Полюбоваться вишней, друг любимый,
Средь распростертых гор,
Быть может, я тогда не тосковал бы так,
Как я тоскую ныне.

憶保枳美能
弥許等可之古美
安之比奇能
夜麻野佐<波>良受
安麻射可流
比奈毛乎佐牟流
麻須良袁夜
奈邇可母能毛布
安乎尓余之
奈良治伎可欲布
多麻豆佐能
都可比多要米也
己母理古非
伊枳豆伎和多利
之多毛比<尓>
奈氣可布和賀勢
伊尓之敝由
伊比都藝久良之
餘乃奈加波
可受奈枳毛能曽
奈具佐牟流
己等母安良牟等
佐刀毗等能
安礼邇都具良久
夜麻備尓波
佐久良婆奈知利
可保等利能
麻奈久之婆奈久
春野尓
須美礼乎都牟<等>
之路多倍乃
蘇泥乎利可敝之
久礼奈為能
安可毛須蘇妣伎
乎登賣良<波>
於毛比美太礼弖
伎美麻都等
宇良呉悲須奈理
己許呂具志
伊謝美尓由加奈
許等波多奈由比
おほきみの
みことかしこみ
あしひきの
やまのさはらず
あまざかる
ひなもをさむる
ますらをや
なにかものもふ
あをによし
ならぢきかよふ
たまづさの
つかひたえめや
こもりこひ
いきづきわたり
したもひに
なげかふわがせ
いにしへゆ
いひつぎくらし
よのなかは
かずなきものぞ
なぐさむる
こともあらむと
さとびとの
あれにつぐらく
やまびには
さくらばなちり
かほどりの
まなくしばなく
はるののに
すみれをつむと
しろたへの
そでをりかへし
くれなゐの
あかもすそびき
をとめらは
おもひみだれて
きみまつと
うらごひすなり
こころぐし
いざみにゆかな
ことはたなゆひ
С трепетом приказу вняв
Государя своего,
Распростертые кругом
Горы, долы миновав,
Править стал селеньем ты,
Дальним, как небесный свод.
Рыцарь доблестный,
О чем
Ты тоскуешь и грустишь?
Неужели перестал
Приходить к тебе теперь
С веткой яшмовой гонец,
Что из Нара приходил,
Дивной в зелени листвы?
Скрывшись нынче ото всех,
Ты тоскуешь взаперти
И живешь, скрывая вздох
В тайниках своей души…
О печальный, дальний друг.
С древних пор
До сей поры
Говорят из века в век,
Что непрочный и пустой
Этот жалкий бренный мир!
Но, однако, есть и в нем
Утешение для нас.
Люди нашего села
Нынче мне передают,
Что на вешних склонах гор
Опадает вишни цвет,
Птицы каодори там
Распевают без конца.
И в весенние поля
За фиалками идут
Девы юные теперь,
Белотканые свои
Отогнувши рукава,
Платья алого
Подол красный волоча…
Говорят, что думы их
Беспокойны от тоски,
Говорят, что ждут тебя
В сердца тайной глубине
И полны к тебе любви.
Грустно сердцу твоему,
Так пойди взгляни на них!
Только все, что я сказал,
Хорошо пойми, мой друг.
5-й день 3-й луны
[Песня Отомо Икэнуси, посланная в ответ Отомо Якамоти]
妹毛吾毛
許己呂波於夜自
多具敝礼登
伊夜奈都可之久
相見<婆>
登許波都波奈尓
情具之
眼具之毛奈之尓
波思家夜之
安我於久豆麻
大王能
美許登加之古美
阿之比奇能
夜麻古要奴由伎
安麻射加流
比奈乎左米尓等
別来之
曽乃日乃伎波美
荒璞能
登之由吉我敝利
春花<乃>
宇都呂布麻泥尓
相見祢婆
伊多母須敝奈美
之伎多倍能
蘇泥可敝之都追
宿夜於知受
伊米尓波見礼登
宇都追尓之
多太尓安良祢婆
孤悲之家口
知敝尓都母里奴
近<在>者
加敝利尓太仁母
宇知由吉氐
妹我多麻久良
佐之加倍氐
祢天蒙許万思乎
多麻保己乃
路波之騰保久
關左閇尓
敝奈里氐安礼許曽
与思恵夜之
餘志播安良武曽
霍公鳥
来鳴牟都奇尓
伊都之加母
波夜久奈里那牟
宇乃花能
尓保敝流山乎
余曽能未母
布里佐氣見都追
淡海路尓
伊由伎能里多知
青丹吉
奈良乃吾家尓
奴要鳥能
宇良奈氣之都追
思多戀尓
於毛比宇良夫礼
可度尓多知
由布氣刀比都追
吾乎麻都等
奈須良牟妹乎
安比氐早見牟
いももあれも
こころはおやじ
たぐへれど
いやなつかしく
あひみれば
とこはつはなに
こころぐし
めぐしもなしに
はしけやし
あがおくづま
おほきみの
みことかしこみ
あしひきの
やまこえぬゆき
あまざかる
ひなをさめにと
わかれこし
そのひのきはみ
あらたまの
としゆきがへり
はるはなの
うつろふまでに
あひみねば
いたもすべなみ
しきたへの
そでかへしつつ
ぬるよおちず
いめにはみれど
うつつにし
ただにあらねば
こひしけく
ちへにつもりぬ
ちかくあらば
かへりにだにも
うちゆきて
いもがたまくら
さしかへて
ねてもこましを
たまほこの
みちはしとほく
せきさへに
へなりてあれこそ
よしゑやし
よしはあらむぞ
ほととぎす
きなかむつきに
いつしかも
はやくなりなむ
うのはなの
にほへるやまを
よそのみも
ふりさけみつつ
あふみぢに
いゆきのりたち
あをによし
ならのわぎへに
ぬえどりの
うらなけしつつ
したごひに
おもひうらぶれ
かどにたち
ゆふけとひつつ
わをまつと
なすらむいもを
あひてはやみむ
И любимая, и я —
Сердцем мы едины с ней.
Хоть и рядом были мы,
Все сильней была любовь,
И когда смотрели мы
Друг на друга,
Каждый раз,
Словно первому цветку,
Умилялись мы душой,
Глядя в милые глаза.
Любоваться и любить
С ней не уставали мы.
Но с любимой нежно так
Милою моей женой
Я расстался, чтя приказ,
Тот приказ, что отдал мне
Наш великий государь.
Распростертых гор простор
Миновав и перейдя
Долы,
Я пришел сюда,
Чтоб отныне управлять
Темной и глухой страной,
Дальней, как небесный свод.
С той поры, как прибыл я
В это дальнее село,
Новояшмовый не раз
Год, сменяясь, уходил.
Отцвели уже цветы,
Рассцветавшие весной,
Но с любимой до сих пор
Не пришлось встречаться мне…
И от этого теперь
Нестерпима сердца боль…
Как мне быть, не знаю я…
Каждой ночью, как ложусь,
В изголовье я кладу
Белотканый свой рукав.
И нет ночи ни одной,
Чтоб не видел я во сне
Милую мою жену.
Наяву же мне никак
С ней не встретиться теперь.
И в тоске скопилась здесь
В тысячи слоев любовь.
Если б близко ты была,
Возвращаясь, каждый раз
Я бы мог зайти к тебе,
Изголовьем были б нам
Руки, что переплели б
Мы в объятиях с тобой,
И уснули б вместе мы…
Но, отмеченный копьем
Яшмовым,
Далек тот путь.
И заставами с тобой
Мы разлучены теперь…
Хорошо, пусть будет так,
Выход мы с тобой найдем!
О, когда же, пусть скорей
Наступает месяц май,
Чтоб кукушка, прилетев,
Песни начала здесь петь.
Глядя вдаль, на склоны гор,
Где начнут сверкать кругом,
Расцветя, унохана,
По дороге я пойду
К морю Оми
И домой
Поплыву к тебе скорей.
Дивна в зелени листвы
Нара,
В ней мой милый дом.
Птицей нуэдори там
Стонет милая жена
И, полна в душе тоски
И тревоги,
У ворот
Все стоит и ждет меня…
Спрашивая о судьбе,
Там гадает ввечеру…
И, не в силах больше ждать,
Возвращается домой…
Поспешу навстречу к ней,
На нее скорей взглянуть!
Ночь 20-го дня 3-й луны
* В 19-м г. Тэмпё (747) Якамоти собирался поехать в столицу в качестве представителя от провинции Эттю с документацией по налогам (дзэйтёси) и поэтому надеялся встретиться с женой.
* “В изголовье я кладу белотканый свой рукав” — в старину была примета: если положить вывернутый рукав в изголовье, приснится любимый человек.
* Море Оми — имеется в виду известное своей красотой оз. Бива в провинции Оми. В старину морем (уми) называли всякое большое водное пространство.
* “Птицей нуэдори…” — птица нуэдори обладала резким, громким голосом, напоминающим громкий стон, поэтому образ ее связан с горем и отчаянием.
* “Там гадает ввечеру” — речь идет об особом вечернем гадании (юкэ), когда идут на перекресток дорог и слушают разговоры прохожих, загадывая о своей судьбе.
安之比奇能
夜麻伎敝奈里氐
等保家騰母
許己呂之遊氣婆
伊米尓美要家里
あしひきの
やまきへなりて
とほけども
こころしゆけば
いめにみえけり
Распростертые
Горы перейдя, сюда пришел.
Далека ты, мы с тобой разлучены,
Но ведь сердце может все пути пройти —
И во сне любуюсь я тобой!

安思比奇能
夜麻毛知可吉乎
保登等藝須
都奇多都麻泥尓
奈仁加吉奈可奴
あしひきの
やまもちかきを
ほととぎす
つきたつまでに
なにかきなかぬ
И горы распростертые здесь близко,
Ты, как обычно, среди них живешь,
Кукушка,—
Ведь настал тобой любимый месяц,
Так почему не прилетаешь петь?

布治奈美波
佐岐弖知理尓伎
宇能波奈波
伊麻曽佐可理等
安之比奇能
夜麻尓毛野尓毛
保登等藝須
奈伎之等与米婆
宇知奈妣久
許己呂毛之努尓
曽己乎之母
宇良胡非之美等
於毛布度知
宇麻宇知牟礼弖
多豆佐波理
伊泥多知美礼婆
伊美豆河泊
美奈刀能須登利
安佐奈藝尓
可多尓安佐里之
思保美弖婆
都麻欲<妣>可波須
等母之伎尓
美都追須疑由伎
之夫多尓能
安利蘇乃佐伎尓
於枳追奈美
余勢久流多麻母
可多与理尓
可都良尓都久理
伊毛我多米
氐尓麻吉母知弖
宇良具波之
布<勢>能美豆宇弥尓
阿麻夫祢尓
麻可治加伊奴吉
之路多倍能
蘇泥布<理>可邊之
阿登毛比弖
和賀己藝由氣婆
乎布能佐伎
<波>奈知利麻我比
奈伎佐尓波
阿之賀毛佐和伎
佐射礼奈美
多知弖毛為弖母
己藝米具利
美礼登母安可受
安伎佐良婆
毛美知能等伎尓
波流佐良婆
波奈能佐可利尓
可毛加久母
伎美我麻尓麻等
可久之許曽
美母安吉良米々
多由流比安良米也
ふぢなみは
さきてちりにき
うのはなは
いまぞさかりと
あしひきの
やまにものにも
ほととぎす
なきしとよめば
うちなびく
こころもしのに
そこをしも
うらごひしみと
おもふどち
うまうちむれて
たづさはり
いでたちみれば
いみづがは
みなとのすどり
あさなぎに
かたにあさりし
しほみてば
つまよびかはす
ともしきに
みつつすぎゆき
しぶたにの
ありそのさきに
おきつなみ
よせくるたまも
かたよりに
かづらにつくり
いもがため
てにまきもちて
うらぐはし
ふせのみづうみに
あまぶねに
まかぢかいぬき
しろたへの
そでふりかへし
あどもひて
わがこぎゆけば
をふのさき
はなちりまがひ
なぎさには
あしがもさわき
さざれなみ
たちてもゐても
こぎめぐり
みれどもあかず
あきさらば
もみちのときに
はるさらば
はなのさかりに
かもかくも
きみがまにまと
かくしこそ
みもあきらめめ
たゆるひあらめや
Фудзи нежные цветы,
Вниз бегущие волной,
Расцветали, отцвели…
Говорят, как раз теперь
Наступил уже расцвет
Для цветов унохана.
И в долинах, и в горах
Распростертых
Нам поет
Милая кукушка
Песнь,
Что несется звонко вдаль.
Оттого и сердце вдруг
Слабовольное мое
Вянет, сохнет от тоски…
И тогда мои друзья,
Что люблю я всей душой,
На конях явились вдруг,
Тронулись мы вместе в путь.
А на отмели речной
Возле устья Имидзу —
Уходящей вдаль реки,
Птичьи стаи собрались.
Как затишье поутру —
За добычею летят.
А нахлынет вдруг прилив —
Милых жен своих зовут.
Замечательно кругом!
И, любуясь красотой,
В Сибутани едем мы.
Возле мыса,
У пустых
Каменистых берегов,
Жемчуг-водоросли есть,
Что бегущею волной
Прибивает к берегам.
Мы их рвем, плетем венки,
В руки взяв, уносим их
Для своих любимых жен.
И на озере Фусэ —
Изумительной красы —
На челнах рыбацких мы,
Прочно весла закрепив
И зовя друг друга в путь,
Белотканым рукавом
Машем,
Отплывая вдаль.
Перед нами на пути,
Где чудесный мыс Оу,
Облетают тут и там
С веток нежные цветы…
А на отмели кругом
Средь зеленых камышей
Утки подымают шум.
И плывем все дальше мы,
Огибая славный мыс,
И как рябь на глади вод —
То покажется, то нет —
То сидим, то встанем мы,
Восхищаясь красотой!
Но не наглядеться нам.
И осеннею порой
С ярко-алою листвой,
И весеннею порой,
Когда всех цветов расцвет,
Что бы ни было — и впредь
За друзьями вслед пойду,
Буду любоваться я,
Как любуюсь я теперь.
Никогда не будет дня,
Чтоб пресытился красой,
Чтобы перестал смотреть
Я на озеро Фусэ!
Отомо Икэнуси
* Эти песни сложены Отомо Икэнуси 26 апреля в ответ на песню Отомо Якамоти (см. п. 3991, 3992).
* Фудзи — японская глициния (см. п. 3952).
* Унохана — см. п. 4066.
* “…плетем венки… для своих любимых жен” — см. п. 3901, а также п. 1846.
大王乃
等保能美可度曽
美雪落
越登名尓於敝流
安麻射可流
比奈尓之安礼婆
山高美
河登保之呂思
野乎比呂美
久佐許曽之既吉
安由波之流
奈都能左<加>利等
之麻都等里
鵜養我登母波
由久加波乃
伎欲吉瀬其<等>尓
可賀里左之
奈豆左比能保流
露霜乃
安伎尓伊多礼<婆>
野毛佐波尓
等里須太家里等
麻須良乎能
登母伊射奈比弖
多加波之母
安麻多安礼等母
矢形尾乃
安我大黒尓
大黒者蒼鷹之名也
之良奴里<能>
鈴登里都氣弖
朝猟尓
伊保都登里多氐
暮猟尓
知登理布美多氐
於敷其等邇
由流須許等奈久
手放毛
乎知母可夜須伎
許礼乎於伎氐
麻多波安里我多之
左奈良敝流
多可波奈家牟等
情尓波
於毛比保許里弖
恵麻比都追
和多流安比太尓
多夫礼多流
之許都於吉奈乃
許等太尓母
吾尓波都氣受
等乃具母利
安米能布流日乎
等我理須等
名乃未乎能里弖
三嶋野乎
曽我比尓見都追
二上
山登妣古要氐
久母我久理
可氣理伊尓伎等
可敝理伎弖
之波夫礼都具礼
呼久餘思乃
曽許尓奈家礼婆
伊敷須敝能
多騰伎乎之良尓
心尓波
火佐倍毛要都追
於母比孤悲
伊<伎>豆吉安麻利
氣太之久毛
安布許等安里也等
安之比奇能
乎氐母許乃毛尓
等奈美波里
母利敝乎須恵氐
知波夜夫流
神社尓
氐流鏡
之都尓等里蘇倍
己比能美弖
安我麻都等吉尓
乎登賣良我
伊米尓都具良久
奈我古敷流
曽能保追多加波
麻追太要乃
波麻由伎具良之
都奈之等流
比美乃江過弖
多古能之麻
等<妣>多毛登保里
安之我母<乃>
須太久舊江尓
乎等都日毛
伎能敷母安里追
知加久安良婆
伊麻布都可太未
等保久安良婆
奈奴可乃<乎>知<波>
須疑米也母
伎奈牟和我勢故
祢毛許呂尓
奈孤悲曽余等曽
伊麻尓都氣都流
おほきみの
とほのみかどぞ
みゆきふる
こしとなにおへる
あまざかる
ひなにしあれば
やまたかみ
かはとほしろし
のをひろみ
くさこそしげき
あゆはしる
なつのさかりと
しまつとり
うかひがともは
ゆくかはの
きよきせごとに
かがりさし
なづさひのぼる
つゆしもの
あきにいたれば
のもさはに
とりすだけりと
ますらをの
ともいざなひて
たかはしも
あまたあれども
やかたをの
あがおほぐろに
しらぬりの
すずとりつけて
あさがりに
いほつとりたて
ゆふがりに
ちとりふみたて
おふごとに
ゆるすことなく
たばなれも
をちもかやすき
これをおきて
またはありがたし
さならへる
たかはなけむと
こころには
おもひほこりて
ゑまひつつ
わたるあひだに
たぶれたる
しこつおきなの
ことだにも
われにはつげず
とのくもり
あめのふるひを
とがりすと
なのみをのりて
みしまのを
そがひにみつつ
ふたがみの
やまとびこえて
くもがくり
かけりいにきと
かへりきて
しはぶれつぐれ
をくよしの
そこになければ
いふすべの
たどきをしらに
こころには
ひさへもえつつ
おもひこひ
いきづきあまり
けだしくも
あふことありやと
あしひきの
をてもこのもに
となみはり
もりへをすゑて
ちはやぶる
かみのやしろに
てるかがみ
しつにとりそへ
こひのみて
あがまつときに
をとめらが
いめにつぐらく
ながこふる
そのほつたかは
まつだえの
はまゆきくらし
つなしとる
ひみのえすぎて
たこのしま
とびたもとほり
あしがもの
すだくふるえに
をとつひも
きのふもありつ
ちかくあらば
いまふつかだみ
とほくあらば
なぬかのをちは
すぎめやも
きなむわがせこ
ねもころに
なこひそよとぞ
いまにつげつる
И далек же этот край
Государя моего!
Далека, как свод небес,
Глушь, в которой я живу,
Что зовут страной Коси,
Где идет чудесный снег.
Высоки здесь склоны гор,
Плавны здесь теченья рек,
Широки кругом поля,
И густа трава на них.
В лета солнечный разгар,
Когда юная форель
Мчится в светлых струях рек,
Собирается народ,
Чтоб бакланов покормить —
Птицу здешних островов.
Разжигают вмиг костры
На шестах меж чистых струй
И, промокшие в реке,
По теченью вверх плывут.
А лишь осень настает,
С белым инеем — росой
Прилетает много птиц
На пустынные поля,
И охотиться зовут
Рыцари своих друзей.
И хоть соколов у нас
Много есть,
Лишь у него,
У Окура моего,
С пышным и большим хвостом,
Словно оперенье стрел,
Прикреплен был бубенец
Из литого серебра.
На охоте поутру
Догонял он сотни птиц,
На охоте ввечеру
Тысячи ловил он птиц,
Каждый раз, как догонял,
Не давал им улететь.
Выпустишь его из рук,
Тотчас он летит назад.
Он один на свете был,
И, пожалуй, не найти
Сокола другого мне,
Равного во всем ему.
Так я думал и, в душе
Соколом своим гордясь,
Проводил беспечно дни.
В это время мой слуга —
Отвратительный старик,
Вовсе потерявший ум,—
Мне и слова не сказав,
В день, когда на землю лил
Дождь и все заволокло,
Под предлогом, что идет
На охоту,
Он ушел
Вместе с соколом моим.
И, вернувшись, рассказал,
Кашляя,
Что сокол мой,
Глядя вдаль,
Где перед ним
Расстилалися поля
Мисима,
И пролетев
Над горой Футагами,
Скрылся в белых облаках
И совсем исчез из глаз…
Приманить его сюда
Нету способов теперь.
Оттого что я не знал,
Что сказать ему в ответ,
А в душе моей тогда
Лишь огонь один пылал,
Тосковал я и вздыхал.
Думал я:
А может быть,
Снова встретимся мы с ним?
И средь распростертых гор
Тут и там расставил я
Сети для поимки птиц,
И расставил стражей я.
В храмы славные богов,
Сокрушающих миры,
Вместе с тканями принес
Зеркало сверкавшее.
Поднеся, богов молил
И все время ждал его.
И тогда, придя во сне,
Дева мне передала:
“Слушай,
Сокол дивный твой,
О котором ты грустишь,
Улетел на берега
В Мацудаэ.
Пролетел
Бухту он Химиноэ,
Там, где ловят
Мелких рыб,
Облетел кругом не раз
Остров Таконосима
И к заливу Фуруэ,
Где в зеленых тростниках
Утки стаями живут,
Прилетал позавчера.
Там вчера он снова был.
Если близкий будет срок,
С этих пор
Пройдет два дня,
Если дальний будет срок,
Может быть, пройдет семь дней.
Но вернется он к тебе.
Не тоскуй же сильно так,
Всей душою, глубоко”.
Так сказала дева мне.
26-й день 9-й луны
Отомо Якамоти
* Эту песню Отомо Якамоти сложил, когда его любимый сокол из-за оплошности слуги, кормившего его, был упущен, и Якамоти, услышав во сне, что сокол вернется, преисполнился радости. В примечании к тексту указано, что она была сложена 26-го дня 9-го месяца, после того как Якамоти выполнил обязанности посланца по делам налогов в столице и вернулся в провинцию Эттю.
可氣麻久母
安夜尓加之古思
皇神祖<乃>
可見能大御世尓
田道間守
常世尓和多利
夜保許毛知
麻為泥許之登吉
時<及>能
香久乃菓子乎
可之古久母
能許之多麻敝礼
國毛勢尓
於非多知左加延
波流左礼婆
孫枝毛伊都追
保登等藝須
奈久五月尓波
波都波奈乎
延太尓多乎理弖
乎登女良尓
都刀尓母夜里美
之路多倍能
蘇泥尓毛古伎礼
香具<播>之美
於枳弖可良之美
安由流實波
多麻尓奴伎都追
手尓麻吉弖
見礼騰毛安加受
秋豆氣婆
之具礼<乃>雨零
阿之比奇能
夜麻能許奴礼波
久<礼奈為>尓
仁保比知礼止毛
多知波奈<乃>
成流其實者
比太照尓
伊夜見我保之久
美由伎布流
冬尓伊多礼婆
霜於氣騰母
其葉毛可礼受
常磐奈須
伊夜佐加波延尓
之可礼許曽
神乃御代欲理
与呂之奈倍
此橘乎
等伎自久能
可久能木實等
名附家良之母
かけまくも
あやにかしこし
すめろきの
かみのおほみよに
たぢまもり
とこよにわたり
やほこもち
まゐでこしとき
ときじくの
かくのこのみを
かしこくも
のこしたまへれ
くにもせに
おひたちさかえ
はるされば
ひこえもいつつ
ほととぎす
なくさつきには
はつはなを
えだにたをりて
をとめらに
つとにもやりみ
しろたへの
そでにもこきれ
かぐはしみ
おきてからしみ
あゆるみは
たまにぬきつつ
てにまきて
みれどもあかず
あきづけば
しぐれのあめふり
あしひきの
やまのこぬれは
くれなゐに
にほひちれども
たちばなの
なれるそのみは
ひたてりに
いやみがほしく
みゆきふる
ふゆにいたれば
しもおけども
そのはもかれず
ときはなす
いやさかはえに
しかれこそ
かみのみよより
よろしなへ
このたちばなを
ときじくの
かくのこのみと
なづけけらしも
И сказать об атом вам
Трепета исполнен я…
В век далекий — век богов —
Управителей земли
Жил на свете человек
Тадзимамори.
В вечной побывав стране,
Он привез с собою нам
Веток множество
Прямых,
Словно тонкое копье,
И на них росли плоды,
Ароматные плоды
Вечно зрели на ветвях.
С трепетом приняли мы
От него чудесный дар,
И хотя тесна страна,
Всюду на ее земле
Эти ветви расцвели.
Лишь приходит к нам весна —
На ветвях цветут цветы,
А настанет месяц май
И кукушка запоет,
С веток первые цветы
Все срывают каждый раз
И возлюбленным своим
Посылают их как дар.
Прячут яркие цветы
В белотканый свой рукав,
Чтобы дивный аромат
Сохранить,
Их лепестки
Сберегают, засушив,
А созревшие плоды
Нижут, словно жемчуга,
И любуются на них,
Не насмотрятся никак.
А лишь осень настает,
Моросит унылый дождь —
И средь распростертых гор
На деревьях в вышине
Заалевшая листва
Осыпается кругом.
Но созревшие плоды
Померанцев
В эти дни
Ярко блещут на ветвях.
И еще сильней на них
Любоваться я хочу!
А когда придет зима
И падет на землю снег,
Белый иней заблестит,
Но не сохнут листья их.
Словно вечная скала,
Вечной силою полны
Золотистые плоды —
Еще ярче дивный блеск.
И, наверно, оттого,
Что не вянет свежий лист,
Со времен еще богов
Померанцев яркий плод
Справедливо все зовут
Ароматным, непростым,
Вечным золотым плодом.
[23-й день 5-й луны]
Отомо Якамоти
* Песня была сложена в 749 г., восхваляет цветы и плоды татибана — померанцев (возможно, одновременно здесь восхваляется и фамилия Татибана. Хотя в комментариях МС ничего об этом не сказано, но, судя по текстам других песен, где встречается отождествление, такое предположение имеет основание).
* Тадзимамори — потомок легендарного принца Амэнохибоко из страны Сираги, ассимилировавшийся в Японии, который был послан императором Суйнином в Вечную страну (по одним версиям — Южный Китай; по другим—в Корею) (см. “Кодзики”). Из этой страны он и привез по приказу императора ветки померанцев — татибана, которые были посажены в Японии и получили там широкое распространение. В песне указывается, что померанцы посылают в дар влюбленным, любуются ими, пропитывают их ароматом рукава, сушат лепестки, плоды их нижут на нить с лекарственной целью (см. п. 1465, 1490).
須賣呂伎能
之伎麻須久尓能
安米能之多
四方能美知尓波
宇麻乃都米
伊都久須伎波美
布奈乃倍能
伊波都流麻泥尓
伊尓之敝欲
伊麻乃乎都頭尓
万調
麻都流都可佐等
都久里多流
曽能奈里波比乎
安米布良受
日能可左奈礼婆
宇恵之田毛
麻吉之波多氣毛
安佐其登尓
之保美可礼由苦
曽乎見礼婆
許己呂乎伊多美
弥騰里兒能
知許布我其登久
安麻都美豆
安布藝弖曽麻都
安之比奇能
夜麻能多乎理尓
許能見油流
安麻能之良久母
和多都美能
於枳都美夜敝尓
多知和多里
等能具毛利安比弖
安米母多麻波祢
すめろきの
しきますくにの
あめのした
よものみちには
うまのつめ
いつくすきはみ
ふなのへの
いはつるまでに
いにしへよ
いまのをつづに
よろづつき
まつるつかさと
つくりたる
そのなりはひを
あめふらず
ひのかさなれば
うゑしたも
まきしはたけも
あさごとに
しぼみかれゆく
そをみれば
こころをいたみ
みどりこの
ちこふがごとく
あまつみづ
あふぎてぞまつ
あしひきの
やまのたをりに
このみゆる
あまのしらくも
わたつみの
おきつみやへに
たちわたり
とのぐもりあひて
あめもたまはね
В этой, внуками небес
Управляемой стране,
В Поднебесной, на путях
Четырех сторон земли,
До предела, что достичь
Мог копытом конь,
До границ, куда дойти
Корабли могли,
С незапамятных времен
И до сей поры
Из бесчисленных даров
Лучший дар был в честь богов
То, что добыто трудом —
Урожая славный плод.
Но не льет на землю дождь
Вот уж много, много дней.
Рисовые все поля,
Что засажены давно,
И пшеничные поля,
Что засеяны давно,
С каждым утром,
С каждым днем
Вянут, сохнут без дождя.
И когда глядишь на них,
Сердце бедное болит.
И как малое дитя,
Плача, просит молока,
Так небесной влаги ждем,
Не спуская глаз с небес.
О, средь распростертых гор
Из лощины вдалеке
Показавшаяся нам
Туча белая, спеши.
Поднимись, покинь дворец
Властелина вод морских,
Затяни небесный свод,
Ниспошли на землю дождь!
Вечер 1-го дня 6-й луны
Отомо Якамоти
* Песни вызывания дождя, в основе которых лежит вера в магическую силу слов, были широко распространены в Японии. До сих пор в современном японском фольклоре много таких песен, они обычно сопровождаются плясками и подношениями в храм.
安之比奇能
夜麻能許奴礼能
保与等<理>天
可射之都良久波
知等世保久等曽
あしひきの
やまのこぬれの
ほよとりて
かざしつらくは
ちとせほくとぞ
Средь распростертых гор в тени деревьев,
Сорвав хоё, венок из них сплетя,
Себя украсив дивными венками,
Молю, чтобы тысячелетья с вами
Я украшал таким венком себя.
* Об обычае украшать себя венками см. комм. к п. 4035.
* Хоё — вечнозеленое растение, совр. ядориги (Viscum album).
今日之為等
思標之
足引乃
峯上之櫻
如此開尓家里
けふのためと
おもひてしめし
あしひきの
をのへのさくら
かくさきにけり
Вишневые цветы
С вершин простертых гор,
Что я берег для нынешнего дня,
Так пышно расцвели сегодня у меня,
Все наполняя ароматом…

安志比奇<乃>
山坂<超>而
去更
年緒奈我久
科坂在
故志尓之須米婆
大王之
敷座國者
京師乎母
此間毛於夜自等
心尓波
念毛能可良
語左氣
見左久流人眼
乏等
於毛比志繁
曽己由恵尓
情奈具也等
秋附婆
芽子開尓保布
石瀬野尓
馬太伎由吉氐
乎知許知尓
鳥布美立
白塗之
小鈴毛由良尓
安波勢也<理>
布里左氣見都追
伊伎騰保流
許己呂能宇知乎
思延
宇礼之備奈我良
枕附
都麻屋之内尓
鳥座由比
須恵弖曽我飼
真白部乃多可
あしひきの
やまさかこえて
ゆきかはる
としのをながく
しなざかる
こしにしすめば
おほきみの
しきますくには
みやこをも
ここもおやじと
こころには
おもふものから
かたりさけ
みさくるひとめ
ともしみと
おもひししげし
そこゆゑに
こころなぐやと
あきづけば
はぎさきにほふ
いはせのに
うまだきゆきて
をちこちに
とりふみたて
しらぬりの
をすずもゆらに
あはせやり
ふりさけみつつ
いきどほる
こころのうちを
おもひのべ
うれしびながら
まくらづく
つまやのうちに
とぐらゆひ
すゑてぞわがかふ
ましらふのたか
Перешел заставы я
Многих распростертых гор
И живу теперь в Коси,
Дальней от столичных мест.
Нить сменяющихся лет
Долго тянется в глуши.
И хоть думаю порой
В глубине своей души,
Что в стране, где правишь ты,
Наш великий государь,
Будь в столице или здесь —
Все едино,
Но тоска
Велика средь здешних мест.
Мало глаз людских вокруг,
Мало встретишь здесь людей,
Не с кем мне поговорить,
Чтобы отогнать печаль,
Не с кем повидаться мне,
Чтобы разогнать тоску,
И поэтому,
Стремясь
Сердце бедное свое
Хоть слегка развеселить,—
Только осень настает
На полях Ивасэну,
Где сверкают, расцветя,
Хаги первые цветы,—
За узду веду коня,
Там и тут, топча траву,
Разгоняю всюду птиц,
И на соколе звенят
Нежным звоном бубенцы
Из литого серебра…
Посылаю я его
Вслед за птицей,
И смотрю, и любуюсь,
Глядя ввысь,
И в тоскующем моем сердце
Разогнав печаль,
В спальню радостно иду,
В изголовий своем
Клетку делаю ему,
И сажаю в клетку я,
Посадив, кормлю его,
Соколенка моего.
* В старину при дворе часто занимались соколиной охотой. Ей посвящен ряд песен, в частности несколько песен есть у поэта Отомо Якамоти.
* Хаги — см. п. 1538.
荒玉能
年徃更
春去者
花耳尓保布
安之比奇能
山下響
墜多藝知
流辟田乃
河瀬尓
年魚兒狭走
嶋津鳥
鵜養等母奈倍
可我理左之
奈頭佐比由氣<婆>
吾妹子我
可多見我氐良等
紅之
八塩尓染而
於己勢多流
服之襴毛
等寳利氐濃礼奴
あらたまの
としゆきかはり
はるされば
はなのみにほふ
あしひきの
やましたとよみ
おちたぎち
ながるさきたの
かはのせに
あゆこさばしる
しまつとり
うかひともなへ
かがりさし
なづさひゆけば
わぎもこが
かたみがてらと
くれなゐの
やしほにそめて
おこせたる
ころものすそも
とほりてぬれぬ
Новояшмовый
Пройдет
И опять наступит год.
И когда придет весна,
Засверкают, зацветут
Всюду вешние цветы
У подножья этих гор
Распростертых,
Зашумят,
Понесутся вниз,
Струясь,
Воды Сакита- реки,
И в прозрачных струях вод
Будет здесь играть форель,
И придут к реке ловцы
И бакланов приведут —
Птицу здешних островов.
Вместе с ними разожжем
Мы костры для ловли рыб,
И когда пойдем шагать
Через струи той реки,
То подол моих одежд,
Что в знак памяти дала
Милая жена моя
И, стараясь всей душой,
Красила их в алый цвет,
Вымокнет в воде насквозь…

天地之
遠始欲
俗中波
常無毛能等
語續
奈我良倍伎多礼
天原
振左氣見婆
照月毛
盈<ち>之家里
安之比奇能
山之木末毛
春去婆
花開尓保比
秋都氣婆
露霜負而
風交
毛美知落家利
宇都勢美母
如是能未奈良之
紅能
伊呂母宇都呂比
奴婆多麻能
黒髪變
朝之咲
暮加波良比
吹風能
見要奴我其登久
逝水能
登麻良奴其等久
常毛奈久
宇都呂布見者
尓波多豆美
流渧
等騰米可祢都母
あめつちの
とほきはじめよ
よのなかは
つねなきものと
かたりつぎ
ながらへきたれ
あまのはら
ふりさけみれば
てるつきも
みちかけしけり
あしひきの
やまのこぬれも
はるされば
はなさきにほひ
あきづけば
つゆしもおひて
かぜまじり
もみちちりけり
うつせみも
かくのみならし
くれなゐの
いろもうつろひ
ぬばたまの
くろかみかはり
あさのゑみ
ゆふへかはらひ
ふくかぜの
みえぬがごとく
ゆくみづの
とまらぬごとく
つねもなく
うつろふみれば
にはたづみ
ながるるなみた
とどめかねつも
С незапамятных времен,
С той поры, как в мире есть
Небо и земля,
Говорят, передают,
С давних пор из века в век,
Что невечен этот мир,
Бренный и пустой!
И когда подымешь взор
И оглянешь даль небес,
Видишь, как меняет лик
Даже светлая луна.
И деревья среди гор
Распростертых —
Неверны:
В день весны
Цветут на них
Ароматные цветы,
А лишь осень настает,
Ляжет белая роса,
И летит уже с ветвей
В грозном вихре
Алый лист…
Так и люди на земле —
Краток их печальный век,
Ярко-алый, свежий цвет
Потеряет быстро блеск,
Ягод тутовых черней
Черный волос сменит цвет,
И улыбка поутру
Вечером уже не та…
Как летящий ветерок,
Что незрим для глаз людских,
Как текущая вода,
Что нельзя остановить,
Все невечно на земле,
Все меняется вокруг…
И когда увидишь ты,
Как изменчив этот свет,
Вдруг поток нежданных слез
Хлынет из твоих очей,
И не сможешь ты никак
Этих слез остановить…
* Сходна с песней Окура (см. п. 804). Считают, что песня Окура служила для Якамоти образцом. Полагаем, что в основе этого сходства лежит неизжитая традиция народной песни и Окура также пользовался “готовыми образами” (см. предисловие).
知智乃實乃
父能美許等
波播蘇葉乃
母能美己等
於保呂可尓
情盡而
念良牟
其子奈礼夜母
大夫夜
<无>奈之久可在
梓弓
須恵布理於許之
投矢毛知
千尋射和多之
劔刀
許思尓等理波伎
安之比奇能
八峯布美越
左之麻久流
情不障
後代乃
可多利都具倍久
名乎多都倍志母
ちちのみの
ちちのみこと
ははそばの
ははのみこと
おほろかに
こころつくして
おもふらむ
そのこなれやも
ますらをや
むなしくあるべき
あづさゆみ
すゑふりおこし
なげやもち
ちひろいわたし
つるぎたち
こしにとりはき
あしひきの
やつをふみこえ
さしまくる
こころさやらず
のちのよの
かたりつぐべく
なをたつべしも
О почтенный мой отец,
Мой отец родной!
О почтеннейшая мать,
Матушка моя!
Не такой я буду сын,
Чтоб лелеяли меня,
Отдавая душу мне,
Без ума меня любя.
Разве рыцарь может так
Понапрасну в мире жить?
Должен ясеневый лук
Он поднять и натянуть,
Должен стрелы в руки взять
И послать их далеко,
Должен славный бранный меч
Привязать себе к бедру,
И средь распростертых гор
Через множество хребтов
Должен смело он шагать
И полученный приказ
Выполнять любой ценой,
Должен славы он достичь
Так, чтоб шла о нем молва
Без конца из века в век…

毎時尓
伊夜目都良之久
八千種尓
草木花左伎
喧鳥乃
音毛更布
耳尓聞
眼尓視其等尓
宇知嘆
之奈要宇良夫礼
之努比都追
有争波之尓
許能久礼<能>
四月之立者
欲其母理尓
鳴霍公鳥
従古昔
可多<里>都藝都流
鴬之
宇都之真子可母
菖蒲
花橘乎
𡢳嬬良我
珠貫麻泥尓
赤根刺
晝波之賣良尓
安之比奇乃
八丘飛超
夜干玉<乃>
夜者須我良尓

月尓向而
徃還
喧等余牟礼杼
何如将飽足
ときごとに
いやめづらしく
やちくさに
くさきはなさき
なくとりの
こゑもかはらふ
みみにきき
めにみるごとに
うちなげき
しなえうらぶれ
しのひつつ
あらそふはしに
このくれの
うづきしたてば
よごもりに
なくほととぎす
いにしへゆ
かたりつぎつる
うぐひすの
うつしまこかも
あやめぐさ
はなたちばなを
をとめらが
たまぬくまでに
あかねさす
ひるはしめらに
あしひきの
やつをとびこえ
ぬばたまの
よるはすがらに
あかときの
つきにむかひて
ゆきがへり
なきとよむれど
なにかあきだらむ
Каждый новый срок в году
Удивительно хорош.
Травы разные цветут,
И деревья, и цветы.
И по-разному поют
Птицы певчие в садах.
Каждый раз, как слышу их,
Каждый раз, как вижу их,
В глубине души грущу,
И томлюсь, и сохну я,
Вспоминая каждый раз
О кукушке дорогой!
А пока тоскую я,
Приближается апрель,
И становится густа
На деревнях листва,
И кукушка там поет,
Прячась в темноте ночной.
С незапамятных времен,
Говорят, передают,
Будто правда, что она —
Соловьиное дитя!
До тех пор
Пока в саду
Девы юные, сорвав
Нежных ирисов цветы
И цветы татибана,
Не нанижут их на нить,
Словно жемчуг дорогой,
Милая кукушка та
Напролет весь долгий день
С ярко рдеющей зарей
Над вершинами летит
Ближних распростертых гор,
Ягод тутовых черней
Черной ночью напролет,
То летит она к луне
Предрассветной,
То опять возвращается назад.
И разносится в тиши
Кукование ее.
И пускай она поет,
Не устану слушать я,
Не устану никогда
Наслаждаться ею вновь!
20-й день [3-й луны]
霍公鳥
来喧五月尓
咲尓保布
花橘乃
香吉
於夜能御言
朝暮尓
不聞日麻祢久
安麻射可流
夷尓之居者
安之比奇乃
山乃多乎里尓
立雲乎
余曽能未見都追
嘆蘇良
夜須<家>奈久尓
念蘇良
苦伎毛能乎
奈呉乃海部之
潜取云
真珠乃
見我保之御面
多太向
将見時麻泥波
松栢乃
佐賀延伊麻佐祢
尊安我吉美
御面謂之美於毛和
ほととぎす
きなくさつきに
さきにほふ
はなたちばなの
かぐはしき
おやのみこと
あさよひに
きかぬひまねく
あまざかる
ひなにしをれば
あしひきの
やまのたをりに
たつくもを
よそのみみつつ
なげくそら
やすけなくに
おもふそら
くるしきものを
なごのあまの
かづきとるといふ
しらたまの
みがほしみおもわ
ただむかひ
みむときまでは
まつかへの
さかえいまさね
たふときあがきみ
Как прекрасные цветы
Померанцев, что цветут
В мае солнечном,
Когда
Прилетает громко петь
К нам кукушка,
Как цветы,
Ты прекрасна,
Мать моя!
Много, много долгих дней
Ни в ночи, ни поутру
Я не слышу речь твою,
Без тебя живу в глуши,
Дальней, как небесный свод.
И лишь издали смотрю
Я с тоской на облака,
Что встают на гребне гор,
Распростертых вдалеке.
Небо тяжких дум моих
Лишь страдания полно,
Небо горестей моих
Неспокойно у меня!
Облик сердцу дорогой,
На который я хочу
Любоваться каждый раз,
Как на жемчуг дорогой,
Что находят рыбаки
Из селения Наго
На глубоком дне морском,
Этот облик дорогой
До тех пор, пока сама
Не увижу,
До тех пор,
Благоденствуя, живи,
Чтимый глубоко мой друг!

春過而
夏来向者
足桧木乃
山呼等余米
左夜中尓
鳴霍公鳥
始音乎
聞婆奈都可之
菖蒲
花橘乎
貫交
可頭良久麻<泥>尓
里響
喧渡礼騰母
尚之努波由
はるすぎて
なつきむかへば
あしひきの
やまよびとよめ
さよなかに
なくほととぎす
はつこゑを
きけばなつかし
あやめぐさ
はなたちばなを
ぬきまじへ
かづらくまでに
さととよめ
なきわたれども
なほししのはゆ
Лишь пройдет пора весны,
Только лето настает,
Как средь распростертых гор
Громко слышна по ночам
Песнь кукушки вдалеке —
То поет кукушка нам.
И когда услышу я
Этой первой песни звук,
Станет сразу дорог он!
И хоть будет петь она,
Пролетая надо мной,
Наполняя все село
Громкой песнею своей,
До тех пор, пока цветок
Нежных ирисов, сорвав,
С померанцевым цветком
Не нанижем мы на нить,
Не сплетем себе венки,—
Все равно все мало мне,
Сколько ни поет она,
Снова буду слушать я,
Восхищаться ею вновь!

家尓去而
奈尓乎将語
安之比奇能
山霍公鳥
一音毛奈家
いへにゆきて
なにをかたらむ
あしひきの
やまほととぎす
ひとこゑもなけ
Домой отсюда уезжая,
Что расскажу о здешней стороне?
Кукушка!
Среди гор, простертых предо мною,
Хотя бы раз подай свой голос мне!

敷治奈美乃
志氣里波須疑奴
安志比紀乃
夜麻保登等藝須
奈騰可伎奈賀奴
ふぢなみの
しげりはすぎぬ
あしひきの
やまほととぎす
などかきなかぬ
Пора расцвета фудзи, чьи цветы
Волной струятся, ныне миновала,
Так почему ж средь распростертых гор
Кукушка горная
К нам петь не прилетала?
Каэси-ута
天地之
初時従
宇都曽美能
八十伴男者
大王尓
麻都呂布物跡
定有
官尓之在者
天皇之
命恐
夷放
國乎治等
足日木
山河阻
風雲尓
言者雖通
正不遇
日之累者
思戀
氣衝居尓
玉桙之
道来人之
傳言尓
吾尓語良久
波之伎餘之
君者比来
宇良佐備弖
嘆息伊麻須
世間之
Q家口都良家苦
開花毛
時尓宇都呂布
宇都勢美毛
<无>常阿里家利
足千根之
御母之命
何如可毛
時之波将有乎
真鏡
見礼杼母不飽
珠緒之
惜盛尓
立霧之
失去如久
置露之
消去之如
玉藻成
靡許伊臥
逝水之
留不得常
枉言哉
人之云都流
逆言乎
人之告都流
梓<弓>
<弦>爪夜音之
遠音尓毛
聞者悲弥
庭多豆水
流涕
留可祢都母
あめつちの
はじめのときゆ
うつそみの
やそとものをは
おほきみに
まつろふものと
さだまれる
つかさにしあれば
おほきみの
みことかしこみ
ひなざかる
くにををさむと
あしひきの
やまかはへだて
かぜくもに
ことはかよへど
ただにあはず
ひのかさなれば
おもひこひ
いきづきをるに
たまほこの
みちくるひとの
つてことに
われにかたらく
はしきよし
きみはこのころ
うらさびて
なげかひいます
よのなかの
うけくつらけく
さくはなも
ときにうつろふ
うつせみも
つねなくありけり
たらちねの
みははのみこと
なにしかも
ときしはあらむを
まそかがみ
みれどもあかず
たまのをの
をしきさかりに
たつきりの
うせぬるごとく
おくつゆの
けぬるがごとく
たまもなす
なびきこいふし
ゆくみづの
とどめかねつと
たはことか
ひとのいひつる
およづれか
ひとのつげつる
あづさゆみ
つまびくよおとの
とほおとにも
きけばかなしみ
にはたづみ
ながるるなみた
とどめかねつも
С той поры, как в мире есть
Небо и земля,
Установлено, что все
Люди смертные земли
Славных воинских родов
Подчиняются всегда
Государю своему —
В этом служба состоит.
Потому, приказу я
Государя подчинясь,
Распростертые кругом
Горы, реки перешел,
Чтобы управлять страной
Дальней от столичных мест.
Разлучен с тобою я,
С ветром, облаком небес
Шлю всегда тебе привет —
Ведь прошло немало дней,
Как не виделись с тобой,
Оттого вздыхаю я
И в печали я живу.
И когда я о тебе
Здесь томился и вздыхал,
Люди, шедшие сюда
По дороге, что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем,
Передали мне, придя,
Эту горестную весть.
Твой любимый, близкий друг
Нынче омрачен душой
И горюет без конца —
В горе и печали он.
Этот бренный жалкий мир
Полон скорби и тоски.
Ах, цветы, что в нем цветут,—
Минет быстро их расцвет.
Люди смертные земли —
Их недолог краткий век.
И с достойнейшей твоей
Матушкой родной твоей,
Что случилось нынче там,
Ведь еще не вышел срок?
Словно зеркало была,
Что кристально, как вода,
Любоваться на нее
Можно было без конца.
Ведь еще была она
Эти дни в расцвете сил,—
Жаль, когда в такие дни
Рвется яшмовая нить…
Как поднявшийся туман,
Вдруг исчезла с наших глаз,
Как упавшая роса,
Вмиг растаяла она,
Как жемчужная трава,
Надломилась вдруг, упав,
Как поток текущих вод,—
Не остановить ее.
То не ложь или обман
Люди рассказали мне?
То не выдумку иль бред
Люди передали мне?
Словно ясеневый лук,
Ночью прогудел струной…
И хотя далек был звук,
Но его услышал я.
Глубока была печаль…
И стремительный поток
Слез внезапных, что текут,
Как в садах поток дождя,
Я не в силах удержать!
27-й день 5-й луны
足日木之
山黄葉尓
四頭久相而
将落山道乎
公之超麻久
あしひきの
やまのもみちに
しづくあひて
ちらむやまぢを
きみがこえまく
Путями горными тебе идти придется
Средь распростертых гор,
Где будут опадать,
Встречаясь с каплями дождя,
Пурпурных кленов листья…
* В песне намек на трудность пути и сочувствие уходящему в путь.
安之比奇能
八峯能宇倍能
都我能木能
伊也継々尓
松根能
絶事奈久
青丹余志
奈良能京師尓
万代尓
國所知等
安美知之
吾大皇乃
神奈我良
於母保之賣志弖
豊宴
見為今日者
毛能乃布能
八十伴雄能
嶋山尓
安可流橘
宇受尓指
紐解放而
千年保伎
<保>吉等餘毛之
恵良々々尓
仕奉乎
見之貴者
あしひきの
やつをのうへの
つがのきの
いやつぎつぎに
まつがねの
たゆることなく
あをによし
ならのみやこに
よろづよに
くにしらさむと
やすみしし
わがおほきみの
かむながら
おもほしめして
とよのあかり
めすけふのひは
もののふの
やそとものをの
しまやまに
あかるたちばな
うずにさし
ひもときさけて
ちとせほき
ほきとよもし
ゑらゑらに
つかへまつるを
みるがたふとさ
Словно дерево цуга,
Что растет на пиках гор
Распростертых,
Множась там
Сотнями густых ветвей,—
Так пускай из века в век,
Не кончаясь никогда,
Вечно,
Словно у сосны корни,
Будешь продолжать
Ты правление свое
Сотни, тысячи веков,
В Нара —
Городе царей,
Дивном зеленью листвы!
Мирно правящая здесь
Государыня моя!
Божеством являясь нам,
Управляешь ты страной.
И сегодня, в этот день,
Когда пир идет у нас,
Когда славим урожай,
Много воинов лихих
Славных воинских родов
Из цветов татибана,
Что сверкают среди гор
В государевом саду,
Делают себе венки
И, украсивши чело,
Распустив у платья шнур,
Славят и желают все,
Чтобы много тысяч лет
Процветало все вокруг!
И, смотря на этот пир,
Где все люди, веселясь,
Шумно славят всей душой
Государыню свою,
Чтя ее и ей служа,
Преклоняюсь я душой.
* В песне описывается пир в честь урожая (тоё-но акари), который устраивался после подношения богам первого риса во дворце.
足日木乃
夜麻之多日影
可豆良家流
宇倍尓也左良尓
梅乎之<努>波牟
あしひきの
やましたひかげ
かづらける
うへにやさらに
うめをしのはむ
Украсившись листвой небесного плюща
С подножья гор,
Пред нами распростёртых,
Ах, после пира дивного смогу ль
Ещё цветами сливы восторгаться?

安之比奇能
山尓由伎家牟
夜麻妣等能
情母之良受
山人夜多礼
あしひきの
やまにゆきけむ
やまびとの
こころもしらず
やまびとやたれ
Нам непонятны чувства тех людей,
Что жили как отшельники в горах,
Что уходили жить
Средь распростертых гор…
О, кто же это был отшельник ваш?
* Дата песни точно неизвестна.
氣能己里能
由伎尓安倍弖流
安之比奇<乃>
夜麻多知波奈乎
都刀尓通弥許奈
けのこりの
ゆきにあへてる
あしひきの
やまたちばなを
つとにつみこな
Цветок татибана
Меж распростертых гор
Сверкающий красою горделивой
Средь снега, что растаять не успел,
Хочу сорвать в подарок деве милой.
Песня Отомо Якамоти
安之比奇能
夜都乎乃都婆吉
都良々々尓
美等母安<可>米也
宇恵弖家流伎美
あしひきの
やつをのつばき
つらつらに
みともあかめや
うゑてけるきみ
Ах, долго, долго, сколько ни смотрю
Я на камелии прекрасные цветы,
Что с высей горных пересажены сюда,
На них не наглядеться никогда,—
И также на тебя, мой милый друг!
Отомо Якамоти
* Образец церемониально-приветственной песни, обращенной к хозяину пира, в котором обычно хвалят его сад, дом, пир и т.д.
佐久波奈波
宇都呂布等伎安里
安之比奇乃
夜麻須我乃祢之
奈我久波安利家里
さくはなは
うつろふときあり
あしひきの
やますがのねし
ながくはありけり
Цветам цветущим
Суждено увянуть —
Таков закон земли с древнейших пор,
Ах, долговечны только корни лилий
На склонах дальних распростертых гор…
* Песня носит аллегорический характер.
* “Цветам цветущим суждено увянуть…” — Якамоти имеет в виду судьбу блестящих царедворцев Татибана Нарамаро и других высоких сановников и государственных деятелей, которые погибли, будучи жертвами придворных интриг.
* “Ах, долговечны только корни лилий на склонах дальних распростертых гор!”—Якамоти намекает на себя и других чиновников, служивших в далеких от императорского двора глухих провинциях. В примечании к тексту сказано, что “песня сложена Отомо Якамоти в печали об изменчивости вещей”.
わびしらに
ましらな鳴きそ
あしひきの
山のかひある
今日にやはあらぬ
わびしらに
ましらななきそ
あしひきの
やまのかひある
けふにやはあらぬ


あしびきの
山下水は
行き通ひ
琴のねにさへ
流るべらなり
あしびきの
やましたみづは
ゆきかよひ
ことのねにさへ
ながるべらなり


足びきの
山の山守
もる山の
もみぢせさする
秋はきにけり
あしびきの
やまのやまもり
もるやまの
もみぢせさする
あきはきにけり


あし曳の
山のはちかく
すむとても
またてやはみる
あり明の月
あしひきの
やまのはちかく
すむとても
またてやはみる
ありあけのつき


ぬけはちる
ぬかねはみたる
あし引の
山よりおつる
たきのしら玉
ぬけはちる
ぬかねはみたる
あしひきの
やまよりおつる
たきのしらたま


足桧乃
山者百重
雖隠
妹者不忘
直相左右二
あしひきの
やまはももへに
かくすとも
いもはわすれじ
ただにあふまでに
Пусть горы, распростертые вокруг,
Закроют сотнями рядов
Мой дом, —
Я не забуду милую жену,
Пока опять не будем с ней вдвоем!
* Песня мужа, ушедшего в путь.
三芳野之
真木立山尓
青生
山菅之根乃
慇懃
吾念君者
天皇之
遣之万々
(或本云

命恐)
夷離
國治尓登
(或本云
天踈
夷治尓等)
群鳥之
朝立行者
後有
我可将戀奈
客有者
君可将思
言牟為便
将為須便不知
(或書有
足日木
山之木末尓
句也)
延津田乃
歸之
(或本無歸之句也)
別之數
惜物可聞
みよしのの
まきたつやまに
あをくおふる
やますがのねの
ねもころに
あがおもふきみは
おほきみの
まけのまにまに
(おほきみの
みことかしこみ)
ひなざかる
くにをさめにと
(あまざかる
ひなをさめにと)
むらとりの
あさだちいなば
おくれたる
あれかこひむな
たびならば
きみかしのはむ
いはむすべ
せむすべしらに
(あしひきの
やまのこぬれに)
はふつたの
ゆきの
わかれのあまた
をしきものかも
Там, где Ёсину,
В горах,
Где деревья хиноки,
Густо, густо там растут
Лилии ямасугэ,
Корни лилий глубоки,—
Глубоко любимый мной
Муж мой,
Службе покорясь,
Что великий государь
Предназначил для него,
Словно стая птиц, вспорхнув,
Утром в дальний путь ушел,
Чтобы управлять страной,
Дальней от столичных мест.
Я, оставшаяся здесь,
Как я буду тосковать!
Раз в дороге будешь ты.
Как ты будешь там грустить!
Что сказать, что делать мне?
Выхода не знаю я…
Ах, средь распростертых гор
На деревьях в вышине
Обвивающий их плющ
Ветви в сторону пустил,
Разлучив друг с другом их.
Так и мы теперь с тобой.
Как печально в мире то,
Что разлукою зовут!
* Песня женщины, опечаленной разлукой с мужем.
足桧木之
山菅根之

吾波曽戀流
君之光儀乎
あしひきの
やますがのねの
ねもころに
あれはぞこふる
きみがすがたを
Глубоко уходят в землю
Корни лилий,
Что растут средь распростёртых гор…
Глубоко люблю твой милый облик,
Друг мой дорогой!

足引の
山の紅葉ば
散りにけり
嵐のさきに
見てましものを
あしひきの
やまのもみぢば
ちりにけり
あらしのさきに
みてましものを
В горах распростёртых
Листва осенняя
Опала,
Как бы мне хотелось
Увидеть её до бури...

Примерный перевод

けさの嵐
寒くもある哉
足引の
山かき曇り
雪ぞふるらし
けさのあらし
さむくもあるかな
あしひきの
やまかきくもり
ゆきぞふるらし
Из-за утренней бури
Стало холодно...
Изгородь распростёртых гор
Подёрнулась дымкой:
Видимо, там идёт снег.
Примерный перевод

吹く風に
あらそひかねて
あしひきの
山の桜は
ほころひにけり
ふくかせに
あらそひかねて
あしひきの
やまのさくらは
ほころひにけり


あしひきの
山ちにちれる
桜花
きえせぬはるの
雪かとそ見る
あしひきの
やまちにちれる
さくらはな
きえせぬはるの
ゆきかとそみる


あしひきの
山かくれなる
さくら花
ちりのこれりと
風にしらるな
あしひきの
やまかくれなる
さくらはな
ちりのこれりと
かせにしらるな


家にきて
なにをかたらむ
あしひきの
山郭公
ひとこゑもかな
いへにきて
なにをかたらむ
あしひきの
やまほとときす
ひとこゑもかな
Домой вернувшись,
Что рассказать смогу я?
Кукушка
В горах распростёртых
Хоть голос свой подай!
Примерный перевод

葦引の
山郭公
けふとてや
あやめの草の
ねにたててなく
あしひきの
やまほとときす
けふとてや
あやめのくさの
ねにたててなく


あしひきの
山かきくもり
しくるれと
紅葉はいとと
てりまさりけり
あしひきの
やまかきくもり
しくるれと
もみちはいとと
てりまさりけり
Распростёртых гор
Ограда затуманилась
Осенним дождём,
А листва осенняя
Всё больше сияет!
Примерный перевод

あしひきの
山ゐにふれる
白雪は
すれる衣の
心地こそすれ
あしひきの
やまゐにふれる
しらゆきは
すれるころもの
ここちこそすれ


あしひきの
山ちもしらす
しらかしの
枝にもはにも
雪のふれれは
あしひきの
やまちもしらす
しらかしの
えたにもはにも
ゆきのふれれは
Средь распростёртых гор
Мне путь неведом ныне!
Ветви и листья
Дуба белого
В снегу...
Примерный перевод
Вариант включён в Манъёсю, 2315, из сборника Какиномото Хитомаро с припиской, что кто-то упоминает автором Миката Сами.

Белый дуб — вечнозелёное дерево.
そま人は
宮木ひくらし
あしひきの
山の山ひこ
声とよむなり
そまひとは
みやきひくらし
あしひきの
やまのやまひこ
こゑとよむなり


あしひきの
山辺にをれは
白雲の
いかにせよとか
はるる時なき
あしひきの
やまへにをれは
しらくもの
いかにせよとか
はるるときなき


あしひきの
山した水に
ぬれにけり
その火まつたけ
衣あふらん
あしひきの
やましたみつに
ぬれにけり
そのひまつたけ
ころもあふらむ


あしひきの
山のこのはの
おちくちは
いろのをしきそ
あはれなりける
あしひきの
やまのこのはの
おちくちは
いろのをしきそ
あはれなりける


人しれす
こゆと思ふらし
あしひきの
山した水に
かけは見えつつ
ひとしれす
こゆとおもふらし
あしひきの
やましたみつに
かけはみえつつ


あしひきの
山のこてらに
すむ人は
わかいふことも
かなはさりけり
あしひきの
やまのこてらに
すむひとは
わかいふことも
かなはさりけり


あしひきの
山のさかきは
ときはなる
かけにさかゆる
神のきねかな
あしひきの
やまのさかきは
ときはなる
かけにさかゆる
かみのきねかな


あしひきの
山したとよみ
行く水の
時そともなく
こひ渡るかな
あしひきの
やましたとよみ
ゆくみつの
ときそともなく
こひわたるかな


あしひきの
山した風も
さむけきに
こよひも又や
わかひとりねん
あしひきの
やましたかせも
さむけきに
こよひもまたや
わかひとりねむ


葦引の
山鳥の尾の
したりをの
なかなかし夜を
ひとりかもねむ
あしひきの
やまとりのをの
したりをの
なかなかしよを
ひとりかもねむ
В глухих далёких горах
Фазан длиннохвостый дремлет.
Долог хвост у фазана.
Эту долгую-долгую ночь
Ужели мне спать одному?
Перевод: «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.

* Включена в Манъёсю, 2802
* Включена в Огура Хякунин иссю, 3
あしひきの
葛木山に
ゐる事の
たちてもゐても
君をこそおもへ
あしひきの
かつらきやまに
ゐるくもの
たちてもゐても
きみをこそおもへ


あしひきの
山の山すけ
やますのみ
見ねはこひしき
きみにもあるかな
あしひきの
やまのやますけ
やますのみ
みねはこひしき
きみにもあるかな


あしひきの
山こえくれて
やとからは
いもたちまちて
いねさらむかも
あしひきの
やまこえくれて
やとからは
いもたちまちて
いねさらむかも


あしひきの
山よりいつる
月まつと
人にはいひて
君をこそまて
あしひきの
やまよりいつる
つきまつと
ひとにはいひて
きみをこそまて


あしひきの
山郭公
さとなれて
たそかれ時に
なのりすらしも
あしひきの
やまほとときす
さとなれて
たそかれときに
なのりすらしも


限なく
とくとはすれと
葦引の
山井の水は
猶そこほれる
かきりなく
とくとはすれと
あしひきの
やまゐのみつは
なほそこほれる


あしひきの
山ゐにすれる
衣をは
神につかふる
しるしとそ思ふ
あしひきの
やまゐにすれる
ころもをは
かみにつかふる
しるしとそおもふ


足引の
山下志げく
はふ葛の
尋ねてこふる
われと知らずや
あしひきの
やましたしげく
はふくずの
たづねてこふる
われとしらずや


足引の
やまひはすとも
踏通ふ
跡をもみぬは
苦しき物を
あしひきの
やまひはすとも
ふみかよふ
あとをもみぬは
くるしきものを


足引の
山田のそほづ
打侘びて
獨かへるの
音をぞ鳴きぬる
あしひきの
やまたのそほづ
うちわびて
ひとりかへるの
ねをぞなきぬる


おとにのみ
聲をきくかな
足引の
山下水に
あらぬものから
おとにのみ
こゑをきくかな
あしひきの
やましたみづに
あらぬものから


足引の
山した水の
こがくれて
たぎつ心を
せきぞかねつる
あしひきの
やましたみづの
こがくれて
たぎつこころを
せきそかねつる


足引の
山におひたる
白樫の
志らじな人を
朽ち木なりとも
あしひきの
やまにおひたる
しらかしの
しらしなひとを
くちきなりとも


道志らぬ
物ならなくに
足引の
山ふみ惑ふ
ひともありけり
みちしらぬ
ものならなくに
あしひきの
やまふみまどふ
ひともありけり


白樫の
雪も消えにし
足引の
山路をたれか
ふみまよふべき
しらかしの
ゆきもきえにし
あしひきの
やまぢをたれか
ふみまよふべき


足引の
山の山どり
かひもなし
峯の志ら雲
立ちしよらねば
あしひきの
やまのやまどり
かひもなし
みねのしらくも
たちしよらねば


足引の
山下とよみ
鳴く鳥も
わがごとたえず
物思ふらめや
あしひきの
やましたとよみ
なくとりも
わがごとたえず
ものおもふらめや


あしびきの
山のかげ草
むすびおきて
恋ひやわたらむ
逢ふよしをなみ
あしびきの
やまのかげくさ
むすびおきて
こひやわたらむ
あふよしをなみ
Ты мне призналась,
Но встречаться
Как сможем мы?
Ты - как трава в глубинах гор,
Простершихся вдали.

安之比奇能
夜麻波奈久毛我
都奇見礼婆
於奈自伎佐刀乎
許己呂敝太底都
あしひきの
やまはなくもが
つきみれば
おなじきさとを
こころへだてつ
Если б горы, распростертые меж нами,
Можно было б уничтожить нам!
На луну взгляну:
Ведь мы в одном селенье
И лишь горы разлучили нам сердца.

しるしあらむ
ものならなくに
あしびきの
山の山すげ
やまず悲しき
しるしあらむ
ものならなくに
あしびきの
やまのやますげ
やまずかなしき


万葉集 > #4293 (КНИГА ДВАДЦАТАЯ)
安之比奇能
山行之可婆
山人乃
和礼尓依志米之
夜麻都刀曽許礼
あしひきの
やまゆきしかば
やまびとの
われにえしめし
やまづとぞこれ
Когда бродила я средь распростертых гор,
Мне преподнес один отшельник
Подарок с этих гор,
Вот то, что он мне дал.
Смотрите, вот его подарок!
Песня экс-императрицы Гэнсё
* “Подарок с этих гор” — какой это был подарок, осталось неизвестным.
* Дата песни точно неизвестна.
足びきの
山郭公
のみならず
おほかた鳥の
こゑもきこえず
あしびきの
やまほととぎす
のみならず
おほかたとりの
こゑもきこえず


あしびきの
山の嵐に
雲きえて
ひとり空ゆく
秋の夜のつき
あしびきの
やまのあらしに
くもきえて
ひとりそらゆく
あきのよのつき


あしびきの
やまのあなたに
君すまば
いるとも月を
をしまざらまし
あしびきの
やまのあなたに
きみすまば
いるともつきを
をしまざらまし


足びきの
山郭公
なきぬなり
またましものを
あけぼのゝ空
あしびきの
やまほととぎす
なきぬなり
またましものを
あけぼのゝそら


足引の
山ゐの水は
凍れるを
いかなる紐の
とくるなるらむ
あしびきの
やまゐのみづは
こごれるを
いかなるひもの
とくるなるらむ


足引の
やまとにはあらぬ
唐錦
たつたの時雨
いかでそむ覽
あしびきの
やまとにはあらぬ
からにしき
たつたのしぐれ
いかでそむらん


足引の
み山がくれに
散る花を
さそひていづる
谷川のみづ
あしびきの
みやまがくれに
ちるはなを
さそひていづる
たにかはのみづ
Скрытые
В распростёртых горах
Опадающие лепестки
Уносятся и показываются
На воде долинных рек.
Примерный перевод

足引の
山風さむき
月かげに
さ夜更けぬとや
鹿の鳴くらむ
あしびきの
やまかぜさむき
つきかげに
さよふけぬとや
しかのなくらむ


足曳の
山の端きよく
空すみて
雲をばよそに
いづる月かげ
あしびきの
やまのはきよく
そらすみて
くもをばよそに
いづるつきかげ


白雲の
上よりみゆる
足引の
やまの高嶺や
みさかなるらむ
しらくもの
うへよりみゆる
あしびきの
やまのたかねや
みさかなるらむ


世はゝやも
春にしあれや
足引の
山辺のとけみ
霞たなびく
よははやも
はるにしあれや
あしひきの
やまへのとけみ
かすみたなひく


足引の
山志た風の
いつのまに
音ふきかへて
秋はきぬらむ
あしびきの
やましたかぜの
いつのまに
おとふきかへて
あきはきぬらむ


足引の
山下かぜは
吹かねども
君がこぬ夜は
かねて寒しも
あしびきの
やましたかぜは
ふかねども
きみがこぬよは
かねてさむしも

やまおろしかぜ?
足引の
山した日かげ
かつらなる
上にやさらに
梅を忍ばむ
あしびきの
やましたひかげ
かつらなる
うへにやさらに
うめをしのばむ


足曳の
山のまに〳〵
倒れたる
からきは獨
ふせるなりけり
あしびきの
やまのまにまに
たほれたる
からきはひとり
ふせるなりけり


足引の
山した水を
ひきかけし
裾わの田井に
早苗とるなり
あしびきの
やましたみづを
ひきかけし
すそわのたゐに
さなへとるなり


木の葉ふく
秋風さむみ
足曳の
山邊にひとり
月を見るかな
このはふく
あきかぜさむみ
あしびきの
やまべにひとり
つきをみるかな


足引の
山の白雪
けぬが上に
春てふ今日は
かすみたなびく
あしびきの
やまのしらゆき
けぬがうへに
はるてふけふは
かすみたなびく


すがの根の
永き日影を
足びきの
山の櫻に
あかでくれぬる
すがのねの
ながきひかげを
あしびきの
やまのさくらに
あかでくれぬる


足引の
山に入り日の
時しもぞ
あまたの花は
照り増りける
あしびきの
やまにいりひの
ときしもぞ
あまたのはなは
てりまさりける


見るまゝに
紅葉色づく
足引の
山の秋かぜ
さむくふくらし
みるままに
もみぢいろづく
あしびきの
やまのあきかぜ
さむくふくらし


今もかも
夕立すらし
足引の
山の端かくす
くものひとむら
いまもかも
ゆふだちすらし
あしびきの
やまのはかくす
くものひとむら


足引の
山は霞の
あさみどり
春とも志らず
冴ゆるそらかな
あしびきの
やまはかすみの
あさみどり
はるともしらず
さゆるそらかな


朝日かげ
まだ出でやらぬ
足引の
山は霞の
いろぞうつろふ
あさひかげ
まだいでやらぬ
あしびきの
やまはかすみの
いろぞうつろふ


いづかたに
若菜摘むらむ
足引の
山澤水は
なほこほりつゝ
いづかたに
わかなつむらむ
あしびきの
やまさはみづは
なほこほりつつ


出で初むる
月の光に
足引の
山の木の間も
あらはれにけり
いでそむる
つきのひかりに
あしびきの
やまのこのまも
あらはれにけり


足引の
山立ちのぼる
月かげの
行くかた遠き
秋のそらかな
あしびきの
やまたちのぼる
つきかげの
ゆくかたとほき
あきのそらかな


足曳の
山の端たかく
澄む月に
松吹く風の
おとぞ更け行く
あしびきの
やまのはたかく
すむつきに
まつふくかぜの
おとぞふけゆく


足引の
山の木枯
吹くからに
くもる時なき
ありあけのつき
あしびきの
やまのこがらし
ふくからに
くもるときなき
ありあけのつき


夜を寒み
妻や戀ふらむ
あしびきの
山下風に
鹿ぞなくなる
よをさむみ
つまやこふらむ
あしびきの
やましたかぜに
しかぞなくなる


足引の
山時鳥
このごろは
わがなく音をや
きゝわたるらむ
あしびきの
やまほととぎす
このごろは
わがなくねをや
ききわたるらむ
Кукушка
В распростёртых горах
Теперь,
Похоже, слышит мой
Разносящийся плач.
Примерный перевод

足引の
山のかひより
かすみ來て
春知りながら
降れる白雪
あしびきの
やまのかひより
かすみきて
はるしりながら
ふれるしらゆき


足引の
山の絶え〴〵
見えつるは
春の霞の
立てるなりけり
あしびきの
やまのたえだえ
みえつるは
はるのかすみの
たてるなりけり


足引の
山ざくら戸の
春風に
おし明け方は
はなの香ぞする
あしびきの
やまざくらとの
はるかぜに
おしあけがたは
はなのかぞする


初時雨
降りにし日より
足引の
山の木の葉は
紅葉しぬらし
はつしぐれ
ふりにしひより
あしびきの
やまのこのはは
もみぢしぬらし


足引の
山の白きは
我が宿に
昨日のくれに
降りしゆきかも
あしびきの
やまのしらきは
わがやどに
きのふのくれに
ふりしゆきかも


足引の
山わけ衣
さのみやは
雲よりくもに
日かずかさねむ
あしびきの
やまわけころも
さのみやは
くもよりくもに
ひかずかさねむ


桜花
さきにけらしな
足ひきの
山のかひより
みゆる白雲
さくらばな
さきにけらしな
あしびきの
やまのかひより
みゆるしらくも
Наверное, вишня
Уже расцвела —
В горах распростёртых
Белый туман
Встаёт из расщелин.

足引の
山より出ん
山びこの
そまやま水に
音まさらなん
あしびきの
やまよりいでん
やまびこの
そまやまみづに
おとまさらなん


芦引の
山なる親を
こひてなく
鶴のこみれば
我ぞ悲しき
あしびきの
やまなるおやを
こひてなく
つるのこみれば
われぞかなしき


あし引の
山に年へむと
思へども
都戀しく
ならば出なん
あしびきの
やまにとしへむと
おもへども
みやここひしく
ならばいでなん


足引の
山鳥の尾の
しだり尾の
長長し夜を
獨かも眠む
あしびきの
やまどりのをの
しだり尾の
ながながしよを
ひとりかもねむ


詫しらに
猿莫鳴きそ
足引の
ある
今日にやはあらぬ
わびしらに
ましらななきそ
あしひきの
やまのかひある
けふにやはあらぬ


足引の
山隱れなる
郭公
聞人も無き
音をのみぞ鳴く
あしびきの
やまがくれなる
ほととぎす
きくひともなき
ねをのみぞなく


足びきの
山郭公
深山出でゝ
夜ふかき月の
かげになくなり
あしびきの
やまほととぎす
みやまいでて
よふかきつきの
かげになくなり


足引の
山の紅葉や
ぬしなくて
晒せる秋の
にしきなるらむ
あしびきの
やまのもみぢや
ぬしなくて
さらせるあきの
にしきなるらむ


春を今は
いたくも戀ひじ
足びきの
山郭公
うらみもぞする
はるをいまは
いたくもこひじ
あしびきの
やまほととぎす
うらみもぞする


足引の
山颪吹きて
冬はきぬ
いかに木の葉の
降り増るらむ
あしびきの
やまおろしふきて
ふゆはきぬ
いかにこのはの
ふりまさるらむ


あしひきの
おなじ山より
いづれども
秋の名を得て
すめる月かな
あしひきの
おなじやまより
いづれども
あきのなをえて
すめるつきかな


ふかみどり
人にしられぬ
あしひきの
山たちばなに
しげるわが戀
ふかみどり
ひとにしられぬ
あしひきの
やまたちばなに
しげるわがこひ


足引の
山こえくれて
行鴈は
霞のすゑに
宿やとふらん
あしびきの
やまこえくれて
ゆくかりは
かすみのすゑに
やどやとふらん


足曳の
山ほとゝぎす
いづこにか
木がくれてのみ
さ月まつらん
あしびきの
やまほととぎす
いづこにか
こがくれてのみ
さつきまつらん


足曳の
山たちはなれ
郭公
をのが五月は
さとなれにけり
あしびきの
やまたちはなれ
ほととぎす
をのがさつきは
さとなれにけり


足引の
山ほととぎす
里なれて
たそがれどきに
なのりすらしも
あしびきの
やまほととぎす
さとなれて
たそがれどきに
なのりすらしも


足曳の
山かき曇り
神な月
けふもいくたび
時雨ふるらん
あしびきの
やまかきくもり
かみなつき
けふもいくたび
しぐれふるらん
В распростёртых горах
Облаками всё затянуло, —
Десятый месяц года...
Сегодня вот какой уж раз
Льёт зимний дождь?
Примерный перевод

ひとしれす
こゆとおもひし
足引の
山したみつに
かけは見えつゝ
ひとしれす
こゆとおもひし
あしびきの
やましたみつに
かけはみえつつ

[拾遺]
あしひきの
やまかきくらし
しくるれと
もみちはなほそ
てりまさりける
あしひきの
やまかきくらし
しくるれと
もみちはなほそ
てりまさりける

Вариант: やまかきくもり
なかれゆく
かはつなくなり
あしひきの
やまふきのはな
にほふへらなり
なかれゆく
かはつなくなり
あしひきの
やまふきのはな
にほふへらなり