筑波嶺の
峰より落つる
みなの川
恋ぞつもりて
淵となりぬる
つくばねの
みねよりおつる
みなのかは
こひぞつもりて
ふちとなりぬる
От высот Цукуба
Сбегает Минаногава —
Река «Не гляди!».
Любовь, истомлённая жаждой,
В ней бездонный вырыла омут.
Данное стихотворение (единственное, дошедшее до нас) помещено в ант. «Госэнсю», 776 («Песни любви», книга третья) под заголовком: «Посылаю принцессе Цуридоно».
みちのくの
しのぶもぢずり
誰故に
乱れそめにし
我ならなくに
みちのくの
しのぶもぢずり
たれゆゑに
みだれそめにし
われならなくに
«Синобу» — тайная грусть,
Узор из страны Митиноку,
Кто спутал нити твои?
Смутил кто сердце тревогой?
Ведь невиновен я...
Данное стих. взято из ант. «Кокинсю» («Песни любви», книга четвертая). Также имеется в Исэ-моногатари, 1.
住の江の
岸による波
よるさへや
夢の通ひ路
人目よくらむ
すみのえの
きしによるなみ
よるさへや
ゆめのかよひぢ
ひとめよくらむ
На берег Суминоэ
Набегают частые волны.
Верно, ты осторожен:
Даже ночью людей избегаешь
На путях моих сновидений?
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 559 («Песни любви», книга вторая).
難波潟
みじかき芦の
ふしのまも
あはでこの世を
過ぐしてよとや
なにはがた
みじかきあしの
ふしのまも
あはでこのよを
すぐしてよとや
Что зазора короче
Меж коленцами тростника
В Нанива на мелководье?
Так ты велишь мне: живи,
Ни на миг с тобой
не встречаясь?!
Стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 1049 («Песни любви», книга первая).
わびぬれば
今はた同じ
難波なる
身をつくしても
逢はむとぞ思ふ
わびぬれば
いまはたおなじ
なにはなる
みをつくしても
あはむとぞおもふ
Мне всё едино теперь!
Я — словно бы в Нанива-море
Спасительный знак.
Пускай я в волнах погибну,
Но раньше встречусь с тобою!
Данное стихотворение, впервые отмеченное Фудзивара-но Тосинари, помещено в ант. «Госэнсю», 960 («Песни любви», книга пятая) с предисловием: «Послал государыне Кёгоку, когда всё открылось», т.е. когда обнаружилась его связь с одной из жен государя Уда.
今来むと
いひしばかりに
長月の
有明の月を
待ち出でつるかな
いまこむと
いひしばかりに
ながつきの
ありあけのつきを
まちいでつるかな
Ты сказала: «Приду»,
И с тех пор все долгие ночи
На исходе Долгой луны
Я ждал... Луна восходила
И гостила до белого света.
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 691 («Песни любви», книга четвертая).
名にしおはば
逢坂山の
さねかづら
人にしられで
くるよしもがな
なにしおはば
あふさかやまの
さねかづら
ひとにしられて
くるよしもがな
Не зря прозвали её
Люди вершиной Свиданий:
Там плющ «Вместе уснём».
Держись его, он укажет
Путь ко мне потаённый.
Данное стихотворение взято из ант. «Госэнсю», 700 («Песни любви», книга третья).
みかの原
わきてながるる
泉川
いつ見きとてか
恋しかるらむ
みかのはら
わきてながるる
いづみがは
いつみきとてか
こひしかるらむ
Равнина Кувшинов.
Из недр вскипая потоком
Ключ-река убегает.
Лишь на миг я ее увидел —
Что ж тоска меня источила?
Данное стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 996 («Песни любви», книга первая).
有明の
つれなくみえし
別れより
暁ばかり
うきものはなし
ありあけの
つれなくみえし
わかれより
あかつきばかり
うきものはなし
Сияла луна,
Словно не замечая рассвета,
Когда мы разлучались.
С тех пор предутренний сумрак —
Печальнейший час для меня.
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 625 («Песни любви», книга третья).
忘らるる
身をば思はず
誓ひてし
人の命の
惜しくもあるかな
わすらるる
みをばおもはず
ちかひてし
ひとのいのちの
おしくもあるかな
Совсем позабыта,
Тревожусь я не о себе,
Я любить поклялась,
Но сердце жалость стесняет:
Бедный! Что станется с ним?!
Данное стихотворение взято из ант. «Сюисю» [870] («Песни любви», книга четвертая).
* Бедный! Что станется с ним?! — Он изменил обету любви, принесенному богам и буддам, и за это, по древнему поверью, его ждет кара; может быть, даже нечаянная смерть.
Также имеется в Ямато-моногатари, 84
浅茅生の
小野の篠原
忍ぶれど
あまりてなどか
人の恋しき
あさじふの
をののしのはら
しのぶれど
あまりてなどか
ひとのこひしき
В поле асадзи —
Мелкий в поле бамбук.
Как я ни таился,
Переполнилось сердце. Зачем
Я так сильно её люблю?!
Данное стихотворение взято из ант. «Госэнсю», 578 («Песни любви», книга первая).
* Первые две строки — фольклорный зачин.
* Поле асадзи — поле, покрытое кустами низкорослого аланг-аланга; там и сям «таятся» тонкие стебли мелкого бамбука.
* Японское название этого бамбука «сино» словно бы вызывает в третьей строке глагол «синобу» (скрывать свои чувства, таиться).
忍ぶれど
色に出でにけり
わが恋は
物や思ふと
人の問ふまで
しのぶれど
いろにいでにけり
わがこひは
ものやおもふと
ひとのとふまで
Как я ни таился,
Цвет любви моей проступил
Слишком приметно.
Отчего ты ходишь тревожен,
Все спрашивают меня.
Данное стихотворение взято из ант. «Сюисю» [622] («Песни любви», книга первая). Впервые оно было произнесено (т.е. «опубликовано») на прославленном в истории японской поэзии «Состязании поэтов во дворце государя в четвертом году Тэнряку» (960).
恋すてふ
我が名はまだき
立ちにけり
人しれずこそ
思ひそめしか
こひすてふ
わがなはまだき
たちにけり
ひとしれずこそ
おもひそめしか
О том, что влюблён я,
Слишком рано молва
Разошлась по свету.
А ведь только глубины сердца
Озарились думой о ней.
Данное стихотворение взято из ант. «Сюисю» [621] («Песни любви», книга первая).
ちぎりきな
かたみに袖を
しぼりつつ
末の松山
波こさじとは
ちぎりきな
かたみにそでを
しぼりつつ
すゑのまつやま
なみこさじとは
О, как мы клялись!
Я — твои, ты — мои рукава
От слёз выжимая,
Что волны не одолеют
Гребня Суэ-но Мацуяма.
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю», 770 («Песни любви», книга четвертая). Суэ-но Мацуяма — гора на северо-востоке Хонсю (местонахождение неизвестно);
Это название отсылает читателя к знаменитому стихотворению из двадцатой книги «Кокинсю» [1093]:
«Если покину тебя
И сердце свое другому
Отдать захочу,
Перельются волны за гору
Суэ-но Мацуяма!»

(Исправлено с Госэнсю на Госюисю: А.С.)
逢ひ見ての
後の心に
くらぶれば
むかしは物を
思はざりけり
あひみての
のちのこころに
くらぶれば
むかしはものを
おもはざりけり
После наших встреч
Такая на сердце смута!
Как мог я знать,
Когда все едва начиналось,
Что есть неподдельная боль?!
Данное стихотворение взято из ант. «Сюисю» [710] («Песни любви», книга вторая).
逢ふことの
絶えてしなくは
中々に
人をも身をも
恨みざらまし
あふことの
たえてしなくは
なかなかに
ひとをもみをも
うらみざらまし
Если б мы никогда
Не встретились больше на свете,
О, тогда хорошо:
Мне не в чем станет корить
Ни её, ни себя самого.
Данное стихотворение из ант. «Сюисю» [678] («Песни любви», книга первая).
あはれとも
いふべき人は
思ほえで
身のいたづらに
なりぬべきかな
あはれとも
いふべきひとは
おもほえて
みのいたづらに
なりぬべきかな
«О печаль моя!»
Никто мне не скажет, знаю,
Этих слов теперь.
Значит, всё было напрасно,
Даром жизнь прожита.
Данное стихотворение взято из ант. «Сюисю» [950] («Песни любви», книга пятая). Ему предшествовал заголовок: «Сложил стихи, когда возлюбленная стала к нему равнодушна, и он более не мог ее видеть».
由良のとを
わたる舟人
かぢをたえ
行く方もしらぬ
恋の道かな
ゆらのとを
わたるふなびと
かぢをたえ
ゆくへもしらぬ
こひのみちかな
По стремнинам Юра
Правит лодку свою перевозчик.
Сломалось весло.
О, дороги моей любви!
Плыву, не знаю куда...
Стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 1071 («Песни любви», книга первая).
* Юра — пролив в провинции Танго (совр. преф. Хёго).
風をいたみ
岩うつ波の
おのれのみ
くだけて物を
おもふ頃かな
かぜをいたみ
いわうつなみの
おのれのみ
くだけてものを
おもふころかな
Как ветер жесток,
Бьются волны в недвижные скалы,
Будто это я сам:
Во мне все рвётся на части
Теперь, в ненастливый час.
Данное стихотворение взято из первой книги «Песен любви» антологии «Сика вакасю» [210](«Изборник песен Ямато — цветы словес», 1141—1151, далее — «Сикасю»).
みかき守
衛士のたく火の
夜はもえ
昼は消えつつ
物をこそおもへ
みかきもり
ゑじのたくひの
よるはもえ
ひるはきえつつ
ものをこそおもへ
Стражей Ограды
Светло пылают огни
Ночь напролёт,
Но наступает день,
И я с ними вместе гасну.
Стихотворение взято из ант. «Сикасю» («Песни любви», книга первая) [224].
Стражи Ограды — гвардейцы, охраняющие ворота дворца государя.
君がため
惜しからざりし
命さへ
ながくもがなと
おもひけるかな
きみがため
おしからざりし
いのちさへ
ながくもがなと
おもひけるかな
Лишь ради тебя
О жизни, которой прежде
Не дорожил,
Молю: пусть подольше продлится!
Вот о чём единая мысль!
Данное стихотворение взято из второй книги «Песен любви» «Госюисю» [669] («Вторая Сюисю», сост. 1087 г.).
明けぬれば
暮るるものとは
知りながら
なをうらめしき
あさぼらけかな
あけぬれば
くるるものとは
しりながら
なほうらめしき
あさぼらけかな
Утро наступит.
В свой черед и день потемнеет.
Я все это знаю,
Но до чего ненавистен
Мне первый проблеск зари.
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни любви», книга вторая) [672]. Ему предшествовал заголовок: «Когда я уезжал от одной дамы, шел снег. По возвращении домой я сложил эти стихи и послал ей».
なげきつつ
ひとりぬる夜の
明くる間は
いかに久しき
ものとかは知る
なげきつつ
ひとりぬるよの
あくるまは
いかにひさしき
ものとかはしる
Вздыхая печально,
Одна я лежала в ночи,
Зарю ожидая.
Да разве ты можешь знать,
Как долго сегодня светало?!
Взято из дневника «Кагэро никки».
忘れじの
行末までは
難ければ
今日を限りの
命ともがな
わすれじの
ゆくすゑまでは
かたければ
けふをかぎりの
いのちともがな
Никогда не забудешь?
Каким суровым обетом
Себя связал ты!
Ну что ж! Пускай этот день
В моей жизни станет последним!
Данное стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 1149 («Песни любви», книга третья). Оно было сложено в ответ на любовную клятву молодого Мититака.

あらざらむ
この世の外の
思ひ出に
今ひとたびの
逢ふこともがな
あらざらむ
このよのほかの
おもひでに
いまひとたびの
あふこともがな
Я здесь не жилица.
Но чтобы помнить тебя
Там, вне этого мира,
О, как я хочу теперь
Одной-единственной встречи!
Стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни любви», книга третья) [763].
ありま山
猪名の笹原
風吹けば
いでそよ人を
忘れやはする
ありまやま
ゐなのささはら
かぜふけば
いでそよひとを
わすれやはする
Ветер с горы Арима
В долине Ина повеет —
Зашелестит бамбук.
Ты слышишь, ветреник?! Разве
Я в силах тебя позабыть?
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни любви», книга третья, 709). Гора Арима, долина Ина находились в провинции Цу (совр. преф. Хёго); в народной поэзии часто связаны. Первые две строки стихотворения представляют собой фольклорный зачин.
やすらはで
寝なまし物を
小夜更けて
かたぶくまでの
月を見しかな
やすらはで
ねなましものを
さよふけて
かたぶくまでの
つきをみしかな
О, знала бы я,
Я б могла уснуть беззаботно,
Но темнела ночь,
А я одиноко глядела,
Как луна уходит к закату.
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни любви», книга вторая) [680]. В предисловии к нему говорится, что Акадзомэ-но эмон написала его вместо своей младшей сестры, которую обманул возлюбленный — Фудзивара-но Мититака.
今はただ
思ひ絶えなむ
とばかりを
人づてならで
いふよしもがな
いまはただ
おもひたえなむ
とばかりを
ひとづてならで
いふよしもがな
«Теперь навсегда
Я должен порвать с тобою!» —
Даже эти несколько слов
Сам, без чужого посредства,
Если б мог я тебе сказать!
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни любви», книга третья, 750). Митимаса и дочь государя Сандзё полюбили друг друга. Но она была жрицей храмов Исэ и нарушила обет чистоты. Разгневанный государь запретил им видеться.
恨みわび
ほさぬ袖だに
あるものを
恋に朽ちなん
名こそ惜しけれ
うらみわび
ほさぬそでだに
あるものを
こひにくちなむ
なこそをしけれ
Обидой истомлена,
Не боюсь, что мои рукава
Истлеют от слёз.
Мне доброго имени жаль,
Истреплет его молва.
Стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни любви», книга четвертая, 815), где есть помета: «Произнесено на поэтическом состязании, устроенном в 6 году эры Эйсё» (1051).
音にきく
高師の浜の
あだ浪は
かけじや袖の
ぬれもこそすれ
おとにきく
たかしのはまの
あだなみは
かけじやそでの
ぬれもこそすれ
Прибрежья Такаси
Славен высокий прибой,
Но изменчивы волны.
Ужели я к ним приближусь?
Ведь намокнут мои рукава!
Стихотворение, взятое из ант. «Кинъёсю» («Песни любви», книга вторая) [501], было сложено для своеобразного «Состязания любовных писем» в ответ на стихотворение Фудзивара-но Тоситада:
«Ветер с залива
Арисо да поможет мне!
Мои тайные думы
С ночною волной прихлынут,
Чтобы ты услышала их.»
うかりける
人をはつせの
山おろしよ
はげしかれとは
祈らぬものを
うかりける
ひとをはつせの
やまおろしよ
はげしかれとは
いのらぬものを
Зыбкое сердце её
Склони ко мне, о благая
Гора Хацусэ.
Но вихрь по склону с вершины
Непрошеный налетел.
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 708 («Песни любви», книга вторая).
瀬をはやみ
岩にせかるる
滝川の
われても末に
逢はむとぞ思ふ
せをはやみ
いわにせかるる
たきがわの
われてもすゑに
あはむとぞおもふ
На перекатах быстра!
Пусть скалы ей путь заграждают.
Неистовая река
Раздвоится с разбега, но вскоре
Встречаются вновь рукава!
Данное стихотворение взято из ант. «Сикасю» («Песни любви», книга первая) [228].
長からむ
心もしらず
黒髪の
みだれてけさは
物をこそ思へ
ながからむ
こころもしらず
くろかみの
みだれてけさは
ものをこそおもへ
Долго ли будешь
Мне верен, не ведаю я,
Но спутались пряди
Чёрных волос моих... Смута
Такая на сердце утром!
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 802 («Песни любви», книга третья).
思ひわび
さても命は
あるものを
憂きに堪へぬは
なみだなりけり
おもひわび
さてもいのちは
あるものを
うきにたへぬは
なみだなりけり
Тяжка моя скорбь!
Ну что ж! И такую жизнь
Как-нибудь проживу.
Но затаённые слезы
Сильней меня — пролились!
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 818 («Песни любви», книга третья).
夜もすがら
物思ふ頃は
明けやらぬ
ねやのひまさへ
つれなかりけり
よもすがら
ものおもふころは
あけやらで
ねやのひまさへ
つれなかりけり
Долгую ночь
Я во власти думы глубокой,
А рассвета нет.
Ни луча... Даже в щель моей спальни
Пробился безжалостный мрак.
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 766 («Песни любви», книга вторая).
なげけとて
月やは物を
思はする
かこちがほなる
わがなみだかな
なげけとて
つきやはものを
おもはする
かこちがおなる
わがなみだかな
«Ну же, вздыхай!
Отдайся печали!» — Разве
Это луна мне велит?
А каким укором блистают
Лики маленьких слёз!
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 929 («Песни любви», книга пятая).
難波江の
芦のかりねの
一夜ゆへ
身をつくしてや
恋わたるべき
なにはえの
あしのかりねの
ひとよゆゑ
みをつくしてや
こひわたるべき
В Нанива на берегу
Срезан тростник под корень.
Одна короткая ночь,
Но нет мне теперь спасенья,
Любовь уносит меня.
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 807 («Песни любви», книга третья). Было сложено для поэтического состязания на тему «Любовная встреча на кратком ночлеге в пути».
玉の緒よ
絶えなば絶えね
ながらへば
しのぶることの
よはりもぞする
たまのおよ
たえなばたえね
ながらへば
しのぶることの
よはりもぞする
Жизнь — нитка жемчужин!
Если ты порвешься, порвись!
Если век мой продлится,
Ослабею. Как удержу
То, что от всех я таила?!
Данное стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 1034 («Песни любви», книга первая).
Жизнь — нитка жемчужин! — Жемчужное (яшмовое) ожерелье отождествлялось с дыханьем — душой — жизнью (слово «тама» означает и «яшму» и «дух»).
わが袖は
潮干に見えぬ
沖の石の
人こそしらね
かはくまもなし
わがそでは
しほひにみえぬ
おきのいしの
ひとこそしらね
かはくまもなし
Рукава мои, точно камни,
Незримые в море открытом
Даже в пору отлива.
Никогда они не просохнут,
А ты об этом не знаешь!
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 760 («Песни любви», книга вторая).
みよし野の
山の秋風
さよふけて
ふるさとさむく
衣うつなり
みよしのの
やまのあきかぜ
さよふけて
ふるさとさむく
ころもうつなり
Осенний ветер
С прекрасных гор Ёсино.
Ночь глуше и глуше.
Холодно в Старом селенье.
Где-то вальки стучат.
Данное стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 483 («Песни любви», книга вторая).
Старое селенье — Ёсино, в котором был расположен один из путевых дворцов государей.
Где-то вальки стучат — прачки отбивают белье.
こぬ人を
まつほの浦の
夕なぎに
やくやもしほの
身もこがれつつ
こぬひとを
まつほのうらの
ゆふなぎに
やくやもしほの
みもこがれつつ
Она не идёт.
«Жди», — мне шепчет Сосновая заводь
В вечерней тиши.
Жгут в солеварне травы.
Или сердце сгорает моё?
Данное стихотворение (ант. «Синтёкусэнсю»,
«Песни любви», книга третья) было сложено для «Поэтического состязания во дворце государя в шестом году эры Кэмпо» (1218).
Сосновая заводь — условный перевод «Мацухо-но ура» — названия бухты у побережья о. Авадзи Мацу.
В стихотворении Тэйка звучат строки из песни Каса-но Канамура («Манъёсю», № 935).
色ぞとは
おもほえずとも
この花は
時につけつつ
思ひ出でなむ
いろぞとは
おもほえずとも
このはなは
ときにつけつつ
おもひいでなむ
Хоть и не думаешь ты
О цвете,
Но если б об этом цветке
Хоть изредка
Ты вспоминал![100]
100. Танка содержит омонимы: иро – «цвет» и «любовь». Отсюда – иной смысл первых двух строк: «хоть и не любишь». В другом списке вместо коно хана («этот цветок») стоит название цветка унохана и часть у этого слова имеет значение «печаль». Поэтесса под цветком разумеет себя.
つつめども
かくれぬものは
夏虫の
身よりあまれる
思ひなりけり
つつめども
かくれぬものは
なつむしの
みよりあまれる
おもひなりけり
Хоть и завернешь,
Но не скроешь,
Заметнее, чем тельце
Летнего насекомого,
Моя любовь[112].
112. В слове омохи – «любовь», «думы о любимой» содержится слово хи – «огонь», «свет» (от светлячка). Стихотворение помещено в Косэнвакасю, 4, с пометой: «Автор неизвестен». Во вступлении к танка говорится: «Кацура-но мико повелела поймать светлячка, и девушка, поймав его в рукав кадзами...».
おく山に
心をいれて
たづねずは
ふかきもみぢの
色を見ましや
おくやまに
こころをいれて
たづねずは
ふかきもみぢの
いろをみましや
Если в глубину гор
Всем сердцем не устремишься
Пытливо,
То ярких кленовых листьев
Цвета, верно, не увидишь[131].
131. Стихотворение выражает ту мысль, что сущность любви (иро) нельзя постичь, не проверив глубину чувства.
君を思ひ
なまなまし身を
やく時は
けぶりおほかる
ものにぞありける
きみをおもひ
なまなましみを
やくときは
けぶりおほかる
ものにぞありける
Когда с любовью думаю о тебе,
То живое тело мое
Горит,
Тогда вот так
Много бывает дыма.

思ふてふ
心はことに
ありけるを
むかしの人に
なにをいひけむ
おもふてふ
こころはことに
ありけるを
むかしのひとに
なにをいひけむ
Любящее
Сердце совсем другое,
Чем я думала.
Что же могу сказать я
Прежним возлюбленным? —

ゆくすゑの
宿世を知らぬ
心には
君にかぎりの
身とぞいひける
ゆくすゑの
すくせをしらぬ
こころには
きみにかぎりの
みとぞいひける
Для сердца,
Не знающего, как жизнь
Может сложиться,
Только ты одна существуешь —
Вот что я скажу о себе.

君を思ふ
ひまなく宿と
思へども
今宵の雨は
もらぬ間ぞなき
きみをおもふ
ひまなくやどと
おもへども
こよひのあめは
もらぬまぞなき
С любовью тебя вспоминая,
Думала я,
Что в доме моем нет щелей,
Но сегодня вечером дождь
Просочился повсюду[174].
174. Танка обыгрывает омонимы: хима наки – «беспрестанно», «всегда» в «нет пробоин», «нет щелей»; т.е. второй смысл таков: «В доме моем я о тебе беспрестанно с любовью помышляю...»
妹尓戀
余越去者
勢能山之
妹尓不戀而
有之乏左
いもにこひ
わがこえゆけば
せのやまの
いもにこひずて
あるがともしさ
Когда я горы проходил
В тоске о милой,
Какая зависть обуяла там меня
К горе Сэнояма — горе Любимый,
Что не тоскует о любимой так, как я…
* Гора Сэ [нояма] — “Любимый” находится около горы Имо-[нояма] — “Любимая” в провинции Кии,
宵々の
恋しさまさる
狩ごろも
心づくしの
ものにぞありける
よひよひの
こひしさまさる
かりごろも
こころづくしの
ものにぞありける
В той одежде каригину,
Что ты мне прислала
В знак сердечного вниманья,
Любовь моя к тебе будет все сильнее
С каждой ночью —

思ふ人
雨と降りくる
ものならば
わがもる床は
かへさざらまし
おもふひと
あめとふりくる
ものならば
わがもるとこは
かへさざらまし
Если бы
Тот, кого люблю,
Был дождем, который льется сюда,
Не меняла бы я
Свое ложе, на которое каплет вода[209].
209. Танка обыгрывает омонимы: мору – «течь» и мору – «охранять»; кахэсадзарамаси – «не стала бы менять» комментаторы связывают с уракаэсанай – «не предает», «не обманывает» и каэсанай – «не уходит домой», «не покидает».
いかにして
われは消えなむ
白露の
かへりてのちの
ものは思はじ
いかにして
われはきえなむ
しらつゆの
かへりてのちの
ものはおもはじ
Ах, мне бы
Умереть, как тает
Белая роса,
Чтобы, вернувшись домой,
Не мучиться от любви[224].
224. Киэнаму – «таять» и кахэру – «уходить домой» стягиваются в киэкахэру – «любить до смерти».
心をし
君にとどめて
来にしかば
もの思ふことは
われにやあるらむ
こころをし
きみにとどめて
きにしかば
ものおもふことは
われにやあるらむ
Сердце мое
У тебя оставив,
Домой вернулся.
Как же могло случиться,
Что я полон любви?

いかにして
かく思ふてふ
ことをだに
人づてならで
君に聞かせむ
いかにして
かくおもふてふ
ことをだに
ひとづてならで
きみにきかせむ
С такою силой
Люблю тебя!
Хоть ради этого
Позволь поговорить с тобой самой,
А не через людей...[236] —
236. Танка помещена в Госэнсю, 13 [961], и в Ёситадасю. В Сюисю, 11 [635], несколько отличаются первая и пятая строки.
もの思ふと
月日のゆくも
知らぬまに
今年は今日に
はてぬとか聞く
ものおもふと
つきひのゆくも
しらぬまに
ことしはけふに
はてぬとかきく
Полон любовью к тебе,
Как идут дни и месяцы —
Не различаю.
И в этом году, сегодня,
все будет кончено – слышу я[235] —
235. Танка встречается в Госэнсю, 8 [507], а также в Ёситадасю с несколько иным текстом, кроме того, в Кокинрокутё, 1 (раздел «Конец года»). Танка со сходным содержанием имеется в Гэндзи-моногатари.
今日そへに
暮れざらめやはと
思へども
たへぬは人の
心なりけり
けふそへに
くれざらめやはと
おもへども
たへぬはひとの
こころなりけり
И сегодня
Может ли солнце не зайти?
Хоть и знаю это,
Но снести [ожидания не в силах].
Вот каково мое сердце[237].
237. Танка включена в Госэнсю, 12, и Ёситадасю.
恋しさに
死ぬる命を
思ひいでて
問ふ人あらば
なしとこたへよ
こひしさに
しぬるいのちを
おもひいでて
とふひとあらば
なしとこたへよ
От любви
Прервавшуюся жизнь мою
Вспомнив,
Если спросит кто-нибудь обо мне,
Ответь: уж нет её[274].
274. Танка имеется в Синкокинсю, 14 [1236].
からくして
思ひわするる
恋しさを
うたて鳴きつる
うぐひすの声
からくして
おもひわするる
こひしさを
うたてなきつる
うぐひすのこゑ
Только-только
Удалось позабыть
О любви,
И вновь о ней запел
Голос соловья[278].
278. Угуису («соловей») – аллегорическое обозначение дамы, в то же время созвучно выражению уку [намида-ни] хидзу, т. е. «в унынии заливаться слезами». Говоря «голос соловья», автор имеет в виду послание, полученное от возлюбленной. Танка помещена в Кондзяку-моногатари, 30.
むかしより
思ふ心は
ありそ海の
浜のまさごは
かずも知られず
むかしより
おもふこころは
ありそうみの
はまのまさごは
かずもしられず
С давних пор
Любовь [мою],
Как на скалистом берегу
Прибрежные песчинки,
Не исчислить[317].
317. Танка помещена в Сёкукокинсю, 12. Арисоуми – макура-котоба к слову хама. Видимо, стихотворение должно ассоциироваться с танка Кокинсю, 15 [818], автор неизвестен:
Арисоуми-но
Хама-но масаго-то
Таномэси ва
Васуруру кото-но
Кадзу-ни дзо арикэри

Как на скалистом берегу
На взморье песчинки
[Не исчислить], так я доверялась.
Но это твоей забывчивости
Не измерить – так оказалось.
竹取物語 > 蓬莱の玉の枝 (Жемчужная ветка с горы Xорай)
我が袂
今日乾ければ
侘しさの
千種の數も
忘られぬべし

Сегодня просох мой рукав,
Росой моих слез окропленный,
Росою любовной отравы…
О травы, на летних лугах,
Не счесть вас, как муки мои!

竹取物語 > 火鼠の裘 (Платье из шерсти огненной мыши)
限りなき
思ひに燒けぬ

袂乾きて
今日こそは見め
かぎりなき
おもひにやけぬ
かはごろも
たもとかはきて
けふこそはみめ
Страшился я, что в огне
Любви моей безграничной
Сгорит этот дивный наряд.
Но вот он, прими его!
Он отблеском пламени блещет…

竹取物語 > 火鼠の裘 (Платье из шерсти огненной мыши)
名殘なく
燃ゆと知りせば
かは衣
おもひの外に
置きて見ましを
なごりなく
もゆとしりせば
かはごろも
おもひのほかに
おきてみましを
Ведь знал же ты наперёд,
Что в пламени без остатка
Сгорит этот дивный наряд.
Зачем же, скажи, так долго
Питал ты огонь любви?

竹取物語 > 御狩のみゆき (Сватовство микадо)
歸るさの
みゆき物うく
思ほえて
背きて留まる
かぐや姫ゆゑ
かへるさの
みゆきものうく
おもほえて
そむきてまる
かぐやひめゆゑ
Миг расставанья настал,
Но я в нерешимости медлю…
Ах, чувствую, ноги мои
Воле моей непокорны,
Как и ты, Кагуя-химэ!

きみにけさ
あしたのしもの
おきていなば
こひしきごとに
きえやわたらむ
きみにけさ
あしたのしもの
おきていなば
こひしきごとに
きえやわたらむ
Выпал иней к утру,
когда уходить ты собрался, —
каждый раз от любви
буду я, словно иней, таять
и к тебе притекать в объятья!..

たき物の
くゆる心は
ありしかど
ひとりはたえて
寝られざりけり
たきものの
くゆるこころは
ありしかど
ひとりはたえて
ねられざりけり
Благовония
Сгорели,
Так что ж, —
Курильница совсем
Не может угаснуть[355].
55. Танка содержит омонимы: куюру – «гореть» и «раскаиваться», хитори – «одна, в одиночестве» и род очага, нэрарэдзарикэри – «не может угаснуть» (о курильнице) и «не могу уснуть». Отсюда – второй смысл: «Хоть я и раскаивалась, что завязала с тобой отношения, теперь, оставшись в одиночестве, я не в силах уснуть». Слово такимоно — «благовония» – дзё к слову куюру – «гореть».
さわぐなる
うちにもものは
思ふなり
わがつれづれを
なににたとへむ
さわぐなる
うちにもものは
おもふなり
わがつれづれを
なににたとへむ
Пусть ты в суете и шуме,
В то же время
Думаешь с любовью обо мне.
Мою же скуку
С чем сравню?[356]
356. Дама хочет сказать, что полна чувств к Канэскэ, тем более что ее-то дни ничем не заняты.
かくれ沼の
底の下草
みがくれて
知られぬ恋は
くるしかりけり
かくれぬの
そこのしたぐさ
みがくれて
しられぬこひは
くるしかりけり
В заросшем болоте
На дне [растущие] водоросли
Скрыты водой.
И карпу, о котором никто не ведает,
Так тяжело[359].
359. Танка содержит омонимы: кохи – «карп» и «любовь», мигакурэ — «прятаться в воде» и «скрываться», «избегать» (кого-либо). Две первые строки – дзё к слову сирарэну («незнаемый»). Две последние строки означают «Любовь моя, о которой ты не ведаешь, так тяжела мне». Танка помещена в Синтёкусэнсю, 5, а также в Мотоёсимикогосю.
来ぬ人を
まつの葉にふる
白雪の
消えこそかへれ
あはぬ思ひに
こぬひとを
まつのはにふる
しらゆきの
きえこそかへれ
あはぬおもひに
Того, кто не приходит,
Ожидая, провожу дни.
И подобно тому как белый снег.
Тает, так и я скончаюсь
От любви, не встретившись с тобой[363] —
363. Танка содержит омонимы: мацу – «сосна» и «ждать», фуру – «идти» (о снеге) и «проходить» (о времени). Хи – в слове омохи – «любовь» и хи – «солнце». Иной смысл второй и третьей строк стиха: «Подобно снегу, падающему на иглы сосны». Танка помещена в Мотоёсимикогосю, а также в Госэнсю, 12, с небольшими изменениями. Кроме того, в Кокиирокутё, 1, в разделе «Снег».
富士の嶺の
絶えぬ思ひも
あるものを
くゆるはつらき
心なりけり
ふじのねの
たえぬおもひも
あるものを
くゆるはつらき
こころなりけり
На самом деле
Дым от горы Фудзи —
От непрестанного огня,
А если курится – от равнодушия
Сердца это[473].
473. Автор хочет сказать, что он-то в самом деле любит, а сердце его дамы жестоко. Помимо куюру в танка имеются омонимы: омохи – «любовь» и хи – «огонь».
Таким образом, второй смысл стиха: «Как на вершине Фудзи не прекращается огонь, не прекращается моя любовь, и раскаиваться – значит жестокое иметь сердце». Помещена в Сёкугосэнсю, 13.
今さらに
思ひいでじと
しのぶるを
こひしきにこそ
わすれわびぬれ」
いまさらに
おもひいでじと
しのぶるを
こひしきにこそ
わすれわびぬれ」
То, что теперь
Обо мне не помните,
Терплю.
Но о любви
Забыть не могу и страдаю![477]
477. Танка приводится в Госэнсю, 11.
日本霊異記 > 卷上 > 卷上 第二 狐為妻令生子緣 (Слово о лисице и ее сыне)
古比波未奈
加我宇弊邇於知奴
多万可支流
波呂可邇美江天
伊爾師古由惠邇
こひはみな
わがうへにおちぬ
たまかぎる
はろかにみえて
いにしこゆゑに
Я
Полон любви
После
Минуты свидания.
Она ушла.

如此許
戀乍不有者
高山之
磐根四巻手
死奈麻死物<呼>
かくばかり
こひつつあらずは
たかやまの
いはねしまきて
しなましものを
Чем так мне жить,
Тоскуя о тебе,
О, лучше б умереть,
Чтоб изголовьем стало
Подножие высоких этих гор!
* “Чтоб изголовьем стало подножие высоких этих гор…” — этот образ объясняется тем, что в старину хоронили в пещерах, в горах.
在管裳
君乎者将待
打靡
吾黒髪尓
霜乃置萬代日
ありつつも
きみをばまたむ
うちなびく
わがくろかみに
しものおくまでに
Пока живу, я буду ждать, любимый,
Я буду ждать, пока ты не придешь,
О, долго ждать!
Пока не ляжет иней
На пряди черные распущенных волос…
* Есть два толкования этой песни: одни считают, что в ней речь идет о настоящем инее, другие — что это метафора седых волос. Так как в М. такая метафора встречается в ряде песен — можно считать, что и здесь речь идет о седине, в этом убеждает контекст.
秋田之
穂上尓霧相
朝霞
何時邊乃方二
我戀将息
あきのたの
ほのへにきらふ
あさかすみ
いつへのかたに
あがこひやまむ
Тот утренний туман, что дымкой заволок
Колосья риса на осеннем поле,
Исчезнет, уплывая вдаль…
А вот любовь моя?
Куда она исчезнет?
* По поводу авторства Иванохимэ, так же как и по поводу авторства п. 84, имеются сомнения (МС). В песнях 86–88 заметно влияние народных песен.
妹之家毛
継而見麻思乎
山跡有
大嶋嶺尓
家母有猿尾
(一云
妹之當継而毛見武尓)
(一云
家居麻之乎)
いもがいへも
つぎてみましを
やまとなる
おほしまのねに
いへもあらましを
(いもがあたり
つぎてもみむに)
(いへをらましを)
Дом, где живет любимая моя,
Хотел бы видеть я всё время!
Как было б хорошо,
Когда бы этот дом
В Ямато был на пиках гор Осима!

東人之
荷向篋乃
荷之緒尓毛
妹情尓
乗尓家留香問
あづまひとの
のさきのはこの
にのをにも
いもはこころに
のりにけるかも
Крепок шнур у священного груза,
Шнур на ящиках с даром заветным —
Колосьями первого риса от людей из восточного края.
Крепко сердцем моим ты владеешь,
Подчиняя его своей воле!
* Речь идет о древнем обычае во время праздника Ниинамэ-сай — Праздника вкушения первого риса — подносить богам и императору первые колосья риса. Население восточных провинций (Адзума) поставляло этот священный дар в особых ящиках ко двору, а затем его подносили храму. Шнур священного груза был обычно завязан очень крепко, чтобы все было доставлено в полной неприкосновенности.
玉葛
花耳開而
不成有者
誰戀尓有目
吾孤悲念乎
たまかづら
はなのみさきて
ならずあるは
たがこひにあらめ
あはこひもふを
У жемчужного плюща
Расцветают лишь цветы,
Нет плодов на нем. —
Чья любовь слывет такой?
Я люблю тебя иначе, милый мой!
* “…Расцветают лишь цветы” — в песнях любви обычный образ “любви на словах”; “нет плодов” — значит возлюбленные не принадлежат друг другу.
芳野河
逝瀬之早見
須臾毛
不通事無
有巨勢<濃>香問
よしのかは
ゆくせのはやみ
しましくも
よどむことなく
ありこせぬかも
Быстро мчится Ёсину-река,
Беспрестанно воды чистые струятся,
Ни на миг не остановятся они.
Пусть бы так же наши встречи продолжались,
Становилась бы сильней любовь…

吾妹兒尓
戀乍不有者
秋芽之
咲而散去流
花尓有猿尾
わぎもこに
こひつつあらずは
あきはぎの
さきてちりぬる
はなにあらましを
Чем жить, тоскуя о тебе всё время,
Любимая моя! О, лучше бы я стал
Цветком простым
Осенних хаги,
Что, отцветя, на землю упал!
* Хотеть опасть, как цветок, отцвести, как клён, и т. п. — значит хотеть умереть.
大船之
泊流登麻里能
絶多日二
物念痩奴
人能兒故尓
おほぶねの
はつるとまりの
たゆたひに
ものもひやせぬ
ひとのこゆゑに
Подобно кораблю большому,
Что в гавани стоит, качаясь на волнах,
Утратил я покой
И полон я тоскою
Из-за любви к чужой жене!
* Чужая жена — здесь лишь образ недоступной любви, образ любимой, которая будет принадлежать другому (см. п. 119).
君之行
氣長成奴
山多都祢
迎加将行
<待尓>可将待
きみがゆき
けながくなりぬ
やまたづね
むかへかゆかむ
まちにかまたむ
Так много дней прошло,
Как ты ушёл, любимый,
Пойти ли в горы мне тебя искать,
Спешить ли мне к тебе навстречу,
Иль оставаться здесь и снова ждать и ждать?..

多氣婆奴礼
多香根者長寸
妹之髪
此来不見尓
掻入津良武香
たけばぬれ
たかねばながき
いもがかみ
このころみぬに
かきいれつらむか
Их зачешешь вверх — рассыплются они,
Не зачешешь их — такие длинные
Волосы возлюбленной моей…
И теперь, когда я не любуюсь ими,
Верно, в беспорядке волосы лежат…
* Волосы — один из обычных образов в песнях любви и разлуки. Не глаза, не губы, а именно волосы возлюбленной чаще всего воспеваются в песнях М.
* В старину муж не брал жену к себе в дом, а навещал её в её доме (СП).
人皆者
今波長跡
多計登雖言
君之見師髪
乱有等母
ひとみなは
いまはながしと
たけといへど
きみがみしかみ
みだれたりとも
Говорят мне все,
Что ныне длинные они,
Говорят мне: “Вверх их подбери!”
Но ведь ими любовался ты,
Пусть же будут в беспорядке волосы мои!

橘之
蔭履路乃
八衢尓
物乎曽念
妹尓不相而
たちばなの
かげふむみちの
やちまたに
ものをぞおもふ
いもにあはずして
Как та дорога, где проходят люди
Под тенью померанцевых цветов,
На множество дорог дробится,
Вот так в тоске мои дробятся думы
Без встреч с тобой, любимая моя…

打蝉等
念之時尓
(一云
宇都曽臣等
念之)
取持而
吾二人見之
趍出之
堤尓立有
槻木之
己知碁<知>乃枝之
春葉之
茂之如久
念有之
妹者雖有
<憑有>之
兒等尓者雖有
世間乎
背之不得者
蜻火之
燎流荒野尓
白妙之
天領巾隠
鳥自物
朝立伊麻之弖
入日成
隠去之鹿齒
吾妹子之
形見尓置有
若兒<乃>
乞泣毎
取與
物之無者
<烏徳>自物
腋挟持
吾妹子与
二人吾宿之
枕付
嬬屋之内尓
晝羽裳
浦不樂晩之
夜者裳
氣衝明之
嘆友
世武為便不知尓
戀友
相因乎無見
大鳥<乃>
羽易乃山尓
吾戀流
妹者伊座等
人云者
石根左久見<手>
名積来之
吉雲曽無寸
打蝉等
念之妹之
珠蜻
髣髴谷裳
不見思者
うつせみと
おもひしときに
(うつそみと
おもひし)
とりもちて
わがふたりみし
はしりでの
つつみにたてる
つきのきの
こちごちのえの
はるのはの
しげきがごとく
おもへりし
いもにはあれど
たのめりし
こらにはあれど
よのなかを
そむきしえねば
かぎるひの
もゆるあらのに
しろたへの
あまひれがくり
とりじもの
あさだちいまして
いりひなす
かくりにしかば
わぎもこが
かたみにおける
みどりこの
こひなくごとに
とりあたふ
ものしなければ
をとこじもの
わきばさみもち
わぎもこと
ふたりわがねし
まくらづく
つまやのうちに
ひるはも
うらさびくらし
よるはも
いきづきあかし
なげけども
せむすべしらに
こふれども
あふよしをなみ
おほとりの
はがひのやまに
あがこふる
いもはいますと
ひとのいへば
いはねさくみて
なづみこし
よけくもぞなき
うつせみと
おもひしいもが
たまかぎる
ほのかにだにも
みえなくおもへば
В дни, когда еще жила
Ты со мною на земле,
Ты была моей женой,
Той, кого я так любил,
Так же сильно,
Как весной
Эта пышная листва
Среди множества ветвей,
Что повсюду разрослись
На деревьях, на цуки,
В силу полную растет,
Здесь, близ дома,
У ворот,
Где с тобой — рука в руке —
Любовались на нее.
Ты была моей женой,
На которую всегда
Уповал всем сердцем я!
Но жесток закон земной,
Ничего не сделать с ним!
На заброшенных полях,
Где, сверкая и горя,
Поднималось пламя вверх,
В белой ткани облаков
Скрылась ты от нас вдали,
Будто птица,
Улетев рано поутру,
Будто солнце ввечеру,
Спряталась от нас.
И поэтому теперь,
Каждый раз, как молока,
Плача, просит у меня
Малое дитя,
Что оставила ты нам
В память о себе,—
Нечего ему мне дать.
Но, как бережно несет
Птица в клюве колосок,
Я малютку подниму,
Ласково обняв рукой…
И в опочивальне здесь,
Где стелила ты постель,
Где с тобой, моя жена,
Спали мы вдвоем,—
Дни я провожу в тоске,
Ночи напролет не сплю
И вздыхаю до зари.
Сколько ни горюй —
Сделать ничего нельзя.
Сколько ни тоскуй —
Встрече больше не бывать!
И когда сказали мне,
Что вдали в горах Хагай,
Там, где лишь орлы живут,
Может быть, найду тебя,
Стал по скалам я шагать,
Разбивал их и ломал,
Тяжкий путь прошел в горах,
Но любимой не нашел.
Счастья нету на земле,—
Как подумаю о том,
Что ее, мою жену,
Неразлучную со мной,
Даже и на краткий миг,
Миг, что яшмою блеснет,
Больше не увидеть мне!
* “Поднималось пламя вверх” — говорится о погребальном обряде сожжения.
* Горы Хагай — представление о них связано с древней верой в загробное царство, в то, что души людей после смерти уходят в прекрасный мир, связанный с горой Хагай — горой вечности и счастья, недоступной живущим на земле.
己孋
乏子等者
竟津
荒礒巻而寐
君待難
おのづまに
ともしきこらは
はてむつの
ありそまきてねむ
きみまちかてに
Звезда-Ткачиха, что к супругу своему
Полна горячею любовью,
Наверно, в гавани, куда причалит он,
Уснула, берег сделав изголовьем,
Не в силах больше ждать его…

鴨山之
磐根之巻有
吾乎鴨
不知等妹之
待乍将有
かもやまの
いはねしまける
われをかも
しらにといもが
まちつつあるらむ
Возможно ль, что меня, кому средь гор Камо
Подножье скал заменит изголовье,
Все время ждет с надеждой и любовью,
Не зная ни о чем,
Любимая моя?..
* “Подножье скал заменит изголовье” — в старину хоронили в пещерах, среди скал, в горах.
* Хитомаро умер в провинции Ивами, по мнению К. Маб., в начале годов правления Вадо (709 г.), а Сайто Мокити считает, что в 4-м году правления Кэйун (707 г.).
妹母我母
一有加母
三河有
二見自道
別不勝鶴
いももあれも
ひとつなれかも
みかはなる
ふたみのみちゆ
わかれかねつる
И я, и милая —
Мы не одно ли?
А раз одно, то там, где Два пути,
Где Три реки встречаются в дороге,
Нам с милой порознь нельзя идти.
* Песня сложена Курохито, когда он, окончив службу в провинции Микава, возвращался в столицу.
* В тексте игра слов: Микава — название провинции одновременно “три реки”; Футами—название местности (от которой идут два пути), “футами”— “два вида”, “два зрелища”, отсюда “два пути”; “один”, “одно” выступает в тексте самостоятельно.
水河乃
二見之自道
別者
吾勢毛吾文
獨可文将去
みつかはの
ふたみのみちゆ
わけれなば
わがせもあれも
ひとりかもゆかむ

* Вариант песни 276 помещен в М. без номера.
丹生乃河
瀬者不渡而
由久遊久登
戀痛吾弟
乞通来祢
にふのかは
せはわたらずて
ゆくゆくと
こひたしわがせ
いでかよひこね
Через реку Ниу
Не пройти —
Полон нерешительности я.
Мой, до боли мной любимый брат,
Я хочу, чтоб ты пришел сюда!
* Однако при существовавших тогда придворных интригах вполне допустимо, что принц Нага не мог из-за каких-либо обстоятельств прийти сам на свидание к брату.
草枕
羈行君乎
愛見
副而曽来四
鹿乃濱邊乎
くさまくら
たびゆくきみを
うるはしみ
たぐひてぞこし
しかのはまべを
К тебе, идущему в далекий путь,
Где травы служат изголовьем,
Исполнен я горячею любовью
И оттого я провожал тебя
По побережью дальнему Сига!

栲領巾乃
懸巻欲寸
妹名乎
此勢能山尓
懸者奈何将有
(一云
可倍波伊香尓安良牟)
たくひれの
かけまくほしき
いもがなを
このせのやまに
かけばいかにあらむ
(かへばいかにあらむ)
Когда бы именем любимой,
Что любит надевать
Из таку белый шарф,
Назвали бы гору Любимый.
Что ты сказал бы мне тогда?
* Гора Любимый (Сэнояма) — известная гора в провинции Кии. Шарф из таку — шарф из ткани белого цвета, изготовляемой из волокон коры деревьев таку. Будучи обычной принадлежностью женской одежды, он стал постоянным эпитетом (мк) к слову “надевать” (какэру).
宜奈倍
吾背乃君之
負来尓之
此勢能山乎
妹者不喚
よろしなへ
わがせのきみが
おひきにし
このせのやまを
いもとはよばじ
Как раз прекрасно,
Что гора Любимый
Здесь носит имя, милый мой, твое,
И я не стал бы звать ее
По имени твоей любимой!

真木葉乃
之奈布勢能山
之<努>波受而
吾超去者
木葉知家武
まきのはの
しなふせのやま
しのはずて
わがこえゆけば
このはしりけむ
Когда тоски не в силах превозмочь
Я проходил горой Сэнояма,
Там, на святых деревьях хиноки, поникла долу нежная листва,
И мне казалось, эти листья знали,
Какая грусть на сердце у меня!

雨不零
殿雲流夜之
潤濕跡
戀乍居寸
君待香光
あめふらず
とのぐもるよの
ぬるぬると
こひつつをりき
きみまちがてり
Хотя насквозь я вымок ночью,—
Дождь то переставал, то снова лил,
И всюду был туман,—
Но я тебя любил
И ждал тебя нетерпеливо…
* Вторая строка переведена согласно толкованию Аракида Хисаои (Цуки-но отиба).
春日乎
春日山乃
高座之
御笠乃山尓
朝不離
雲居多奈引
容鳥能
間無數鳴
雲居奈須
心射左欲比
其鳥乃
片戀耳二
晝者毛
日之盡
夜者毛
夜之盡
立而居而
念曽吾為流
不相兒故荷
はるひを
かすがのやまの
たかくらの
みかさのやまに
あささらず
くもゐたなびき
かほどりの
まなくしばなく
くもゐなす
こころいさよひ
そのとりの
かたこひのみに
ひるはも
ひのことごと
よるはも
よのことごと
たちてゐて
おもひぞわがする
あはぬこゆゑに
О весенний яркий день!
В Касуга — долине гор,
Гор Микаса, что взнесли
Гордую корону ввысь,
Как над троном у царей!
По утрам среди вершин
Там клубятся облака,
Птицы каодори там
Распевают без конца.
И как эти облака,
Мечется моя душа,
И как птицы те, поет
Одинокая любовь.
В час дневной —
За днями дни,
В час ночной —
За ночью ночь,
Встану я или ложусь —
Все томит меня тоска
Из-за той, что никогда
Не встречается со мной!

高按之
三笠乃山尓
鳴<鳥>之
止者継流
<戀>哭為鴨
たかくらの
みかさのやまに
なくとりの
やめばつがるる
こひもするかも
Как корона над троном,
Эти горы Микаса,
И как птицы там плачут,
Смолкнут, вновь зарыдают,—
Так любовь моя ныне не знает покоя…

雨零者
将盖跡念有
笠乃山
人尓莫令盖
霑者漬跡裳
あめふらば
きむとおもへる
かさのやま
ひとになきせそ
ぬれはひつとも
Гора, что называют Каса — “шляпа”,
Хочу тебя надеть,
Коль дождь пойдет.
Смотри, других людей не прикрывай собою,
Пусть даже вымокнут насквозь!
* Песня написана в аллегорическом плане. Гора Каса, или гора Шляпа, — метафора возлюбленной: “Я хочу сделать тебя своей женой; что бы ни случилось, не встречайся с другими” — вот смысл песни.
秋津羽之
袖振妹乎
珠匣
奥尓念乎
見賜吾君
あきづはの
そでふるいもを
たまくしげ
おくにおもふを
みたまへあがきみ
Словно крыльями цветными стрекоза,
Рукавами машет милая моя,
Будто в дорогой ларец на дно,
Прячу к ней любовь свою давно,
Полюбуйся на неё, мой друг!

木綿疊
手取持而
如此谷母
吾波乞甞
君尓不相鴨
ゆふたたみ
てにとりもちて
かくだにも
あれはこひなむ
きみにあはじかも
Пряжу наложив горой,
В руки я ее возьму
И, творя святой обряд,
Буду всей душой молить…
Неужели и тогда мне не встретиться с тобой?

久堅之
天原従
生来
神之命
奥山乃
賢木之枝尓
白香付
木綿取付而
齊戸乎
忌穿居
竹玉乎
繁尓貫垂
十六自物
膝折伏
手弱女之
押日取懸
如此谷裳
吾者<祈>奈牟
君尓不相可聞
ひさかたの
あまのはらより
あれきたる
かみのみこと
おくやまの
さかきのえだに
しらかつけ
ゆふとりつけて
いはひへを
いはひほりすゑ
たかたまを
しじにぬきたれ
ししじもの
ひざをりふして
たわやめの
おすひとりかけ
かくだにも
あれはこひなむ
きみにあはじかも
Боги,
Что сошли сюда
С вечной высоты небес
Из-за облачных долин,
Боги славные,
Для вас
Ветвь сакаки я сорву,
Что растет в ущельях гор.
Я к той ветке привяжу
Пряжу с белым волокном,
Помолясь, зарою здесь
Я сосуд с вином святым,
Словно яшму, нанижу
Густо
Молодой бамбук
И, как дикий вепрь в горах,
На коленях поползу,
В покрывало завернусь
Слабая жена,
И, творя святой обряд,
Буду всей душой молить…
Неужели и тогда
Мне не встретиться с тобой?
* В песне подробно описываются жертвоприношения и обряды, которыми обычно сопровождаются молитвы и которые часто встречаются в песнях М. Божествам подносят ветки священного дерева “сакаки” или вечнозеленых деревьев, пряжу, волокна; сосуд со священным вином зарывают в землю; молодой бамбук нанизывают на нить и т. п. Значение этих жертвоприношений не поясняется, но они обычно сопровождают молитвы богам, когда просят о встрече с любимым человеком, о благополучном пути, о продлении жизни и избавлении от бед.
吾屋戸尓
韓藍<種>生之
雖干
不懲而亦毛
将蒔登曽念
わがやどに
からあゐまきおほし
かれぬれど
こりずてまたも
まかむとぞおもふ
Я у дома
Посеял, взрастил карааи,—
И увяли ее лепестки…
Но не будет мне это уроком сейчас,
Я посею опять карааи!
* Карааи (Gelosia Crestata) — по-видимому, старинное название цветов, малоизвестное позднейшим комментаторам, поэтому толкуется по-разному. Одни считают, что это летние цветы, так называемые бэнибана (К. Маб. и др.); другие считают, что это кэйто-гуса—петушиный гребень (К., К. Мае.). Третьи считают, что это осенние цветы, об этом свидетельствует и песня 1362 (К. Мор.); по словарю “Манъёсю-дзитэн” — совр. кэйто — осенние цветы красного, желтого, белого цвета, разводились в садах.
* Здесь цветок — символ девушки, возлюбленной, что характерно для народных песен,
霰零
吉<志>美我高嶺乎
險跡
草取可奈和
妹手乎取
あられふり
きしみがたけを
さがしみと
くさとりかなわ
いもがてをとる
Град идет…
Касими-пик очень крут,
И трудно мне
Ухватиться за траву,
Я любимую мою за руку возьму!
TODO:肥前国風土記

Есть запись на камне в 杵島曲の石碑
烏珠之
其夜乃梅乎
手忘而
不折来家里
思之物乎
ぬばたまの
そのよのうめを
たわすれて
をらずきにけり
おもひしものを
Сливу в ту ночь, что черна,
Словно ягоды тута,
Я совсем позабыл
И вернулся, ее не сорвав…
А ведь так я любил эту сливу когда-то!
Аллегория?
印結而
我定義之
住吉乃
濱乃小松者
後毛吾松
しめゆひて
わがさだめてし
すみのえの
はまのこまつは
のちもわがまつ
Та сосенка на берегу морском,
В стране далекой Суминоэ,
Которую избрал своей сосною,
Повесив знак запрета на нее,—
Останется навек моей сосною!
* Песня написана в аллегорическом плане. Сосенка — метафора юной девушки.
* “Повесив знак запрета”…—быть помолвленным с ней.
陸奥之
真野乃草原
雖遠
面影為而
所見云物乎
みちのくの
まののかやはら
とほけども
おもかげにして
みゆといふものを
Долина Ману с мелкою травою
В стране Митиноку
Хотя и далека,
Но предо мной всегда
Стоит твой образ милый!

朝尓食尓
欲見
其玉乎
如何為鴨
従手不離有牟
あさにけに
みまくほりする
そのたまを
いかにせばかも
てゆかれずあらむ
И рано утром, и при свете дня
Хочу всегда я ею любоваться —
Той яшмой дорогой…
Что сделать должен я,
Чтоб с ней рукам моим не расставаться?
* Песня автором послана своей возлюбленной, будущей жене.
吾祭
神者不有
大夫尓
認有神曽
好應祀
わがまつる
かみにはあらず
ますらをに
つきたるかみぞ
よくまつるべし
Не мой тот храм,
И в нем я не молюсь,
Там бог, которому мой рыцарь посвящен,
И бога своего
Обязан славить он!
* Бог, которому посвящен рыцарь, — жена Акамаро. Рыцарь — Акамаро.
石竹之
其花尓毛我
朝旦
手取持而
不戀日将無
なでしこが
そのはなにもが
あさなさな
てにとりもちて
こひぬひなけむ
О, если бы имел я у себя
Цветок, который назывался бы гвоздикой,
То каждым утром
Я б в руках его держал,
И не было бы дня, чтоб им не любовался!
* Здесь под цветком гвоздики подразумевается возлюбленная. Сравнение возлюбленной с цветком, водорослями, травой часто встречается в песнях антологии. Гвоздика как метафора любимой характерна для песен Якамоти.
一日尓波
千重浪敷尓
雖念
奈何其玉之
手二巻<難>寸
ひとひには
ちへなみしきに
おもへども
なぞそのたまの
てにまきかたき
День целый
В тысячи рядов волна здесь приливает за волною,
И также думы непрерывны о тебе…
Но почему же трудно в руки взять
И завладеть жемчужиною дорогою?
* Жемчужина — метафора возлюбленной.
伊奈太吉尓
伎須賣流玉者
無二
此方彼方毛
君之随意
いなだきに
きすめるたまは
ふたつなし
かにもかくにも
きみがまにまに
Жемчужины, что украшают
Венец на голове,—
Им равных нет нигде!
О чем бы ты меня ни попросила,
Во всем покорен я тебе!
* Возлюбленная сравнивается с дорогим жемчугом.
石上
振乃山有
杉村乃
思過倍吉
君尓有名國
いそのかみ
ふるのやまなる
すぎむらの
おもひすぐべき
きみにあらなくに
Сугэ, что растут на горных склонах Фуру,
Здесь, в Исоноками,
Могут отцвести…
Только не таким ты был, мой друг любимый,
Чтоб любовь моя к тебе могла пройти!

人言之
繁比日
玉有者
手尓巻持而
不戀有益雄
ひとごとの
しげきこのころ
たまならば
てにまきもちて
こひずあらましを
Все эти дни
Шумит молва людская!
О, если б яшмой драгоценной ты была,
Я на руки б свои надел тебя
И, верно б, так не тосковал, как ныне!
* Песни относятся к песням любви, ошибочно объединены с двумя предыдущими песнями Кавабэ (см. также п. 434). К песне 437 есть примечание, указывающее, что заголовок четырех песен (434–437) уже встречался раньше (см. п. 228).
妹毛吾毛
清之河乃
河岸之
妹我可悔
心者不持
いももあれも
きよみのかはの
かはきしの
いもがくゆべき
こころはもたじ
И ты, и я — мы оба сердцем чисты,
Как у реки Киёми светлая струя.
И не такое мое чувство,
Чтоб ты потом раскаяться могла,
Чтоб берега реки разрушила б вода!
* Песни относятся к песням любви, ошибочно объединены с двумя предыдущими песнями Кавабэ (см. также п. 434).
君待登
吾戀居者
我屋戸之
簾動之
秋風吹
きみまつと
あがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきのかぜふく
Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора —
Дует ветер…
* По народным японским приметам, если в то время, когда думаешь о любимом, подует ветер, значит любимый вспоминает о тебе, любит и придет. Нукада думала, что занавес тронул возлюбленный, и поэтому разочарована, что это всего лишь ветер.
河上乃
伊都藻之花乃
何時<々々>
来益我背子
時自異目八方
かはかみの
いつものはなの
いつもいつも
きませわがせこ
ときじけめやも
Берега у реки покрывают цветы ицумо —
Это значит “всегда”.
О, всегда, о, всегда
Приходи, милый мой,
Ты желанным мне будешь всегда!
* Ицумо (всегда) — цветы, вид водорослей. Ицумо — народное название, что это за цветы, точно не известно.
* В кн. IX М. имеется аналогичная песня, позволяющая предполагать, что здесь это запись народной песни, исполнявшейся Фубуки.
吾妹兒乎
相令知
人乎許曽
戀之益者
恨三念
わぎもこを
あひしらしめし
ひとをこそ
こひのまされば
うらめしみおもへ
О человеке том, который дал узнать,
Что есть на свете ты, любимая моя,
О нем теперь,
Когда растет тоска,
Я не могу без гнева вспоминать!
[Песня Табэ Итихико]
古尓
有兼人毛
如吾歟
妹尓戀乍
宿不勝家牟
いにしへに
ありけむひとも
あがごとか
いもにこひつつ
いねかてずけむ
И люди те,
Что жили в старину,
Ужели так же, как и я, страдали
И, о возлюбленной своей грустя,
Ночами долгими не спали?
* Песни 496, 497 сложены Какиномото Хитомаро во время путешествия по стране Кии.
* Хамаю (совр. хамаомото”, Crinum japonicum) — многолетнее вечнозеленое растение с длинными узкими листьями, растущими густыми рядами; цветет крупными белыми соцветиями, как дикие лилии.
今耳之
行事庭不有

人曽益而
哭左倍鳴四
いまのみの
わざにはあらず
いにしへの
ひとぞまさりて
ねにさへなきし
Все это не дела
Лишь нынешних времен,
И люди в старину, бывало,
Куда сильней любили, чем теперь,
И даже в голос плакали немало!
* Ответ на предыдущую песню (К.), ТЮ считает, что песни 498, 499 являются ответами на две предыдущие (496, 497), и высказывает предположение, что 498 и 499 — песни жены Хитомаро. Принимая во внимание то, что песни кн. IV — это пссни-переклички (обмен посланиями), и учитывая характер и содержание их, предположение ТЮ представляется обоснованным.
百重二物
来及毳常
念鴨
公之使乃
雖見不飽有<武>
ももへにも
きしかぬかもと
おもへかも
きみがつかひの
みれどあかずあらむ
Не оттого ль, что думаю, бывало:
“Пусть сотни, сотни раз он посетит меня!” —
Хотя гонец приходит от тебя,
Но сколько ни придет,
Всегда мне мало!

未通女等之
袖振山乃
水垣之
久時従
憶寸吾者
をとめらが
そでふるやまの
みづかきの
ひさしきときゆ
おもひきわれは
О, с давних пор на склонах Фуруяма,
Где машут девы белотканым рукавом
Своим возлюбленным,
Стоит священная ограда…
С таких же давних пор я полюбил тебя!
* Священная (или запретная) ограда (мидзугаки) — ограда старинного храма на горе Фуруяма.
* Вариант этой песни см. п. 2415.
* (A.C.) Вариант этой песни см. Сюисю, 1210
夏野去
小<壮>鹿之角乃
束間毛
妹之心乎
忘而念哉
なつのゆく
をしかのつのの
つかのまも
いもがこころを
わすれておもへや
На миг один короткий, как рога
Оленей молодых, что бродят в поле летом,
На самый краткий миг —
Могу ли позабыть
О чувствах нежных милой девы?
* В начале лета у оленей выпадают рога, и летом едва начинают появляться новые, отсюда и это сравнение краткого мига с рогами оленя в летнюю пору.

Помещено также в Синкокинсю [1373], поменяны местами последние две строки (А.С.)
珠衣乃
狭藍左謂沈
家妹尓
物不語来而
思金津裳
たまきぬの
さゐさゐしづみ
いへのいもに
ものいはずきにて
おもひかねつも
Яшмовых одежд затихнул шорох,
О, какой тоскою полон я,
Не сказав любимой,
Что осталась дома,
Ласкового слова, уходя…
* По-видимому, вариант записи песни пограничного стража, покинувшего дом (см. п. 3481, 3528).
君家尓
吾住坂乃
家道乎毛
吾者不忘
命不死者
きみがいへに
わがすみさかの
いへぢをも
われはわすれじ
いのちしなずは
К дому твоему дорогу, милый мой,
И дорогу в Сумисака,
Где живу,
Не забуду, верно, никогда
До тех пор, пока на свете я живу…

今更
何乎可将念
打靡
情者君尓
縁尓之物乎
いまさらに
なにをかおもはむ
うちなびき
こころはきみに
よりにしものを
Теперь
О чем еще задумываться мне? —
Ведь это сердце,
Полное тобою,
Все целиком тебе принадлежит!
Включено в Какё Хёсики с изменениями
吾背子波
物莫念
事之有者
火尓毛水尓<母>
吾莫七國
わがせこは
ものなおもひそ
ことしあらば
ひにもみづにも
われなけなくに
Любимый мой,
Не думай ни о чем,—
Пусть даже на пути нам встретятся невзгоды,
Не брошу никогда тебя в беде,
Я за тобой пойду в огонь и в воду!

敷細乃
枕従久<々>流
涙二曽
浮宿乎思家類
戀乃繁尓
しきたへの
まくらゆくくる
なみたにぞ
うきねをしける
こひのしげきに
Ах, из-за горьких слез,
Что просочились
Сквозь изголовья мягкие шелка,
Как будто на волне, качаясь, я спала:
Так сильно я тебя любила…

白<細>乃
袖解更而
還来武
月日乎數而
徃而来猿尾
しろたへの
そでときかへて
かへりこむ
つきひをよみて
ゆきてこましを
О, верно, уходя, все буду я считать
И месяцы, и дни,
Когда вернусь под нашу кровлю,
И вновь друг другу мы постелим в изголовье
Одежды белотканной рукава…

大原之
此市柴乃
何時鹿跡
吾念妹尓
今夜相有香裳
おほはらの
このいちしばの
いつしかと
あがおもふいもに
こよひあへるかも
Как много хвороста сухого
Здесь, на полях в Оохара,
Так много раз с тоскою думал я:
“Когда же, наконец, когда?” —
И нынче ночью встретился с тобою!

吾背子之
盖世流衣之
針目不落
入尓家良之
我情副
わがせこが
けせるころもの
はりめおちず
いりにけらしも
あがこころさへ
Ни одного стежка иглой не пропускала
В одежде, что надета в путь тобой.
Мне кажется, что все, любимый мой,
В одежду эту вложено душою,—
И даже сердце тоже — там, с тобой!..
* В старину был обычай дарить возлюбленному в дорогу одежду. Предполагают (МС), что песня адресована Накатоми Адзумахито.
吾以在
三相二搓流
絲用而
附手益物
今曽悔寸
わがもてる
みつあひによれる
いともちて
つけてましもの
いまぞくやしき
Скрепить бы мне твой шнур
Покрепче нитью,
Что у меня была,
Свив нитку в три ряда,
Но я не сделала — и нынче каюсь в этом!

神樹尓毛
手者觸云乎
打細丹
人妻跡云者
不觸物可聞
かむきにも
てはふるといふを
うつたへに
ひとづまといへば
ふれぬものかも
И к деревьям, что священными зовутся,
Прикасаются порой руками,
Ты же мне твердишь,
Что ты — жена чужая,
И тебя запрещено касаться!

久堅乃
雨毛落<粳>
雨乍見
於君副而
此日令晩
ひさかたの
あめもふらぬか
あまつつみ
きみにたぐひて
このひくらさむ
О, пусть бы хлынул дождь
С небес извечных!
Скрываясь от дождя, ты б дома заперся,
И я тогда б с тобой, любимый, вместе
Дождливый этот день до ночи провела!

庭立
麻手苅干
布<暴>
東女乎
忘賜名
にはにたつ
あさでかりほし
ぬのさらす
あづまをみなを
わすれたまふな
Простую женщину из Адзума-страны,
Что для тебя в саду своем растила,
Срезала коноплю, сушила,
Стелила для тебя и так тебя любила,
Заботясь о тебе, — не забывай её!

𡢳嬬等之
珠篋有
玉櫛乃
神家武毛
妹尓阿波受有者
をとめらが
たまくしげなる
たまくしの
かむさびけむも
いもにあはずあれば
Как гребень яшмовый
В шкатулке драгоценной,
Что девушки хранят, — любимая моя…
Наверное, состарилась она:
Мы долго не встречались с нею!

好渡
人者年母
有云乎
何時間曽毛
吾戀尓来
よくわたる
ひとはとしにも
ありといふを
いつのまにぞも
あがこひにける
Ведь, говорят,
Тот, кто терпеть умеет,
Тому и годы нипочем.
Но сколько ж времени у нас прошло,
Что я такой тоскою полон?
* Фудзивара Маро использовал здесь старинную народную песню, приведенную в М. в кн. XIII (3264—МС). В песню введена старинная поговорка: кто терпеть умеет, тому и годы нипочем.
蒸被
奈胡也我下丹
雖臥
与妹不宿者
肌之寒霜
むしふすま
なごやがしたに
ふせれども
いもとしねねば
はだしさむしも
Хоть и лежал
Под мягкой теплой фусума,
Но оттого, что милой
Не было со мною,
Я напролет всю ночь от холода дрожал!
* Фусума — род одеяла, подстилка для ложа, позже — спальная одежда.
狭穂河乃
小石踐渡
夜干玉之
黒馬之来夜者
年尓母有粳
さほがはの
こいしふみわたり
ぬばたまの
くろまくるよは
としにもあらぬか
О ночь, когда твой черный конь,
Чернее черных ягод тута,
Шагая по камням, минуя брод реки Сахо,
Сюда ко мне приходит…
Пускай бы эта ночь продлилась целый год!
* Отомо Саканоэ использовала здесь старинную песню, которая также включена в М. (см. п. 3313) (МС).
千鳥鳴
佐保乃河瀬之
小浪
止時毛無
吾戀者
ちどりなく
さほのかはせの
さざれなみ
やむときもなし
あがこふらくは
Как непрерывно набегает вновь и вновь
Речная рябь на отмели песчаной
В Сахо, где слышен крик тидори постоянно,—
Любовь моя
Не утихает ни на миг…

千鳥鳴
佐保乃河門乃
瀬乎廣弥
打橋渡須
奈我来跡念者
ちどりなく
さほのかはとの
せをひろみ
うちはしわたす
ながくとおもへば
У переправы на реке Сахо,
Где слышен постоянно крик тидори,
Там, где речная отмель широка,
Дощатый мостик перекину для тебя,—
Все думаю, что ты придешь, любимый!

赤駒之
越馬柵乃
緘結師
妹情者
疑毛奈思
あかごまの
こゆるうませの
しめゆひし
いもがこころは
うたがひもなし
Как для коня гнедого делают ограду,
Чтобы её не смог он перейти,
Так мной оставлен на твоём пути
Запрета знак. И в чувствах девы милой
Не сомневаюсь я теперь!
* Запрета знак — см. п. 20, 151. Оставить запрета знак — здесь быть связанным любовной клятвой.
* В примечании к тексту сказано, что она сложена в подражание старинным песням. Однако, возможно, чтобы она соответствовала данному случаю, внесли поправки в старинную песню.
敷細乃
手枕不纒
間置而
年曽經来
不相念者
しきたへの
たまくらまかず
あひだおきて
としぞへにける
あはなくおもへば
Не сплю давно в объятьях рук твоих,
На изголовий из мягкой ткани…
Когда подумаю —
В разлуке минул год
Без встреч, любимая, с тобою!

飫宇能海之
塩干乃<鹵>之
片念尓
思哉将去
道之永手呼
おうのうみの
しほひのかたの
かたもひに
おもひやゆかむ
みちのながてを
Как бухта в Оу,
Где прилив отхлынул,
Печальна одинокая любовь…
Тоскуя о тебе, пойду я вновь
Далекой, прежнею дорогой…

事清
甚毛莫言
一日太尓
君伊之哭者
痛寸<敢>物
こときよく
いともないひそ
ひとひだに
きみいしなくは
あへかたきかも
Так равнодушно и жестоко
Не говори со мной, прошу тебя,—
Ведь даже день один,
Когда тебя здесь нету,
Мучителен, как рана, для меня!

他辞乎
繁言痛
不相有寸
心在如
莫思吾背<子>
ひとごとを
しげみこちたみ
あはずありき
こころあるごと
なおもひわがせこ
Не дает покоя мне молва людская:
Все шумит и мучает меня…
Не встречались мы,—
Не думай, мой любимый,
Будто сердцем изменила я!

吾背子師
遂常云者
人事者
繁有登毛
出而相麻志<乎>
わがせこし
とげむといはば
ひとごとは
しげくありとも
いでてあはましを
О, если б ты, любимый мой,
Сказал бы мне, что сдержишь обещанье.
Тогда б к тебе —
Пусть велика молва —
Я все равно пришла бы на свиданье!

吾背子尓
復者不相香常
思墓
今朝別之
為便無有都流
わがせこに
またはあはじか
とおもへばか
けさのわかれの
すべなかりつる
Оттого ли, что думалось мне,
Навряд ли опять
Повстречаюсь я с милым,
Утром сегодня разлука с тобой
Лишила меня и надежды, и силы.

現世尓波
人事繁
来生尓毛
将相吾背子
今不有十方
このよには
ひとごとしげし
こむよにも
あはむわがせこ
いまならずとも
В непрочном бренном этом мире
Молва людская велика.
Что ж, в будущих мирах
Мы встретимся, мой милый,
Пусть нынче счастье нам не суждено!

常不止
通之君我
使不来
今者不相跡
絶多比奴良思
つねやまず
かよひしきみが
つかひこず
いまはあはじと
たゆたひぬらし
Нет твоего гонца,
Что постоянно
Спешил привет мне принести домой…
Как видно, ты колеблешься, любимый,
И нынче мы не встретимся опять.

三香<乃>原
客之屋取尓
珠桙乃
道能去相尓
天雲之
外耳見管
言将問
縁乃無者
情耳
咽乍有尓
天地
神祇辞因而
敷細乃
衣手易而
自妻跡
憑有今夜
秋夜之
百夜乃長
有与宿鴨
みかのはら
たびのやどりに
たまほこの
みちのゆきあひに
あまくもの
よそのみみつつ
こととはむ
よしのなければ
こころのみ
むせつつあるに
あめつちの
かみことよせて
しきたへの
ころもでかへて
おのづまと
たのめるこよひ
あきのよの
ももよのながさ
ありこせぬかも
В Миканохара,
Где стояли мы в пути,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем,
Повстречался я с тобой,
Милая моя.
Как на облака небес,
Только издали взирал
На тебя тогда.
Не пришлось ни разу мне
Говорить с тобой.
И когда томился я
В сердца тайной глубине,—
Боги неба и земли
Подарили мне тёбя.
И из шелка рукавами
Обменялись мы с тобой,
И, доверясь мне душою,
Стала ты моей женой,
О, пускай была бы долгой
Эта ночь, как сто ночей,
Долгих осени ночей!

天雲之
外従見
吾妹兒尓
心毛身副
縁西鬼尾
あまくもの
よそにみしより
わぎもこに
こころもみさへ
よりにしものを
С тех пор, как я ее увидел
Вдали перед собой, как облака небес,—
И телом, и душой
Я покорился
Возлюбленной моей!

今夜之
早開者
為便乎無三
秋百夜乎
願鶴鴨
こよひの
はやくあけなば
すべをなみ
あきのももよを
ねがひつるかも
Коль быстро эта ночь
Сменяется рассветом,
Нам ничего уже не сделать с ней…
Как я молил богов, чтоб ночь продлилась долго,
Так долго, как осенних сто ночей!

大船之
念憑師
君之去者
吾者将戀名
直相左右二
おほぶねの
おもひたのみし
きみがいなば
あれはこひむな
ただにあふまでに
Если ты, кому я доверяла,
Как вверяются большому кораблю,
От меня уйдешь,—
Как тосковать я буду
До свиданья нового с тобой!

吾君者
和氣乎波死常
念可毛
相夜不相<夜>
二走良武
あがきみは
わけをばしねと
おもへかも
あふよあはぬよ
ふたはしるらむ
Не оттого ль, что думаешь,
Мой милый,
Ты обо мне: “Пускай бы умерла!” —
Подряд две ночи никогда ты не приходишь,—
То ночь с тобой, то снова я одна!
* Эту песню сложил в молодости, полагают, что в шутку от лица женщины.
天雲乃
遠隔乃極
遠鷄跡裳
情志行者
戀流物可聞
あまくもの
そくへのきはみ
とほけども
こころしゆけば
こふるものかも
Как дальние края
Небесных облаков,
Ты от меня далек, возлюбленный, и все же,
Пусть только сердцем мы достигнем тех краев,—
Любить и вдалеке возможно!

大船乎
榜乃進尓
磐尓觸
覆者覆
妹尓因而者
おほぶねを
こぎのすすみに
いはにふれ
かへらばかへれ
いもによりては
Я тороплю корабль скорее плыть,
На рифы натыкаюсь под водою.
Перевернешься?
Что ж, перевернись,—
Я с радостью погибну ради милой!

千磐破
神之社尓
我<挂>師
幣者将賜
妹尓不相國
ちはやぶる
かみのやしろに
わがかけし
ぬさはたばらむ
いもにあはなくに
Дары, что я принес в священный храм
На алтари богов, что землю сокрушают,
Возьму назад,
Напрасны те дары,
Я все равно с тобою не встречаюсь!
* Комментаторы (К. Мор.) отмечают, что в те времена такой дерзкий вызов богам был святотатством.
事毛無
生来之物乎
老奈美尓
如是戀<乎>毛
吾者遇流香聞
こともなく
いきこしものを
おいなみに
かかるこひにも
われはあへるかも
Спокойно жил
И не знавал беды…
И вот на старости невольно
С такою сильною любовью
Пришлось мне встретиться теперь!

孤悲死牟
後者何為牟
生日之
為社妹乎
欲見為礼
こひしなむ
のちはなにせむ
いけるひの
ためこそいもを
みまくほりすれ
Когда я от любви к тебе умру,
К чему мне радости земные?
Ведь только ради дней,
Пока живу на свете,
Любимую увидеть я хочу!
Включено в Сюисю, 685
不念乎
思常云者
大野有
三笠社之
神思知三
おもはぬを
おもふといはば
おほのなる
みかさのもりの
かみししらさむ
О, если б ты сказала мне, что любишь,
На самом деле не любя меня,
То знай, что боги
Рощ святых Микаса среди полей Ону
Твою узнают ложь!

無暇
人之眉根乎

令掻乍
不相妹可聞
いとまなく
ひとのまよねを
いたづらに
かかしめつつも
あはぬいもかも
Ты напрасно только заставляешь
Брови у людей
Чесаться без конца,—
Все равно ты не встречаешься со мною,
О любимая моя!
* По японскому народному поверью, брови чешутся к встрече с любимым
山菅<之>
實不成事乎
吾尓所依
言礼師君者
与孰可宿良牟
やますげの
みならぬことを
われによせ
いはれしきみは
たれとかぬらむ
Ты, с кем молва меня связала
Понапрасну,—
На горном сугэ не было плодов,—
Любимый мой, с кем ночи ты проводишь,
С кем спишь вдвоем?
* “На горном сугэ не было плодов” — т. е. не было любовной близости. Горный сугэ (ямасутэ, совр. ябуран, Liriope gramine-folia) — род горных лилий, использовался в старину при заговорах и гаданиях.
奉見而
未時太尓
不更者
如年月
所念君
みまつりて
いまだときだに
かはらねば
としつきのごと
おもほゆるきみ
С тех пор, как виделись с тобою,
И часа даже не прошло,
А кажется:
Прошли и месяцы, и годы…
Так сильно мною ты любим!

足引乃
山尓生有
菅根乃
懃見巻
欲君可聞
あしひきの
やまにおひたる
すがのねの
ねもころみまく
ほしききみかも
О милый мой,
Кого хочу увидеть,
Кого люблю всем сердцем глубоко,
Как глубоко сокрыты корни сугэ
В земле средь распростертых гор!

大夫毛
如此戀家流乎
幼婦之
戀情尓
比有目八方
ますらをも
かくこひけるを
たわやめの
こふるこころに
たぐひあらめやも
Пусть даже мужественный рыцарь
И любит сильно, всей душой,
Но все же
С чувством слабых женщин
Его любовь нельзя сравнить.

月草之
徙安久
念可母
我念人之
事毛告不来
つきくさの
うつろひやすく
おもへかも
わがおもふひとの
こともつげこぬ
Ужель любовь так быстро увядает,
Как лунная трава-цукигуса?
От друга моего,
О ком тоски полна,
И слова до меня не долетает!
* Лунная трава цукигуса (Commelina communis) — легко и быстро увядает, поэтому служит образом быстро проходящей любви, непрочных чувств и т. п.
春日山
朝立雲之
不居日無
見巻之欲寸
君毛有鴨
かすがやま
あさたつくもの
ゐぬひなく
みまくのほしき
きみにもあるかも
Подобно облакам, что поутру встают
Над Касуга-горой
И с ней не расстаются,
О, если б так же ты все время был со мной,
Ты, на кого хочу все время любоваться!


出而将去
時之波将有乎

妻戀為乍
立而可去哉
いでていなむ
ときしはあらむを
ことさらに
つまごひしつつ
たちていぬべしや
Бывает так,
Что оставляют и уходят,
Но, сердцем всем
Жену свою любя,
Уйти в далекие края возможно ль, милый?

不相見者
不戀有益乎
妹乎見而
本名如此耳
戀者奈何将為
あひみずは
こひずあらましを
いもをみて
もとなかくのみ
こひばいかにせむ
Коль не встречаются,
То, может быть, не любят,
Но, глядя на любимую мою,
Ее без памяти люблю
И потому, что делать мне, не знаю!

吾形見
々管之努波世
荒珠
年之緒長
吾毛将思
わがかたみ
みつつしのはせ
あらたまの
としのをながく
われもしのはむ
На мой подарок, что дала на память,
Гляди всегда и вспоминай меня!
Нить новояшмовых годов длинна —
И долго — сколько годы будут длиться —
Я тоже буду помнить о тебе!

白鳥能
飛羽山松之
待乍曽
吾戀度
此月比乎
しらとりの
とばやままつの
まちつつぞ
あがこひわたる
このつきごろを
Как сосны мацу на горе Тоба,
Где птицы белые летают,
Все время жду тебя, —
Ведь “мацу” значит “ждать”.
О, эти месяцы, что жду тебя, тоскуя…

衣手乎
打廻乃里尓
有吾乎
不知曽人者
待跡不来家留
ころもでを
うちみのさとに
あるわれを
しらにぞひとは
まてどこずける
Ах, ничего не зная обо мне,
Скучающей в селе далёком Таму,
Где по старинке в танце машут рукавом,
Ты так и не пришёл в мой дом,
Как я тебя ни ожидала!
??? Таму?

TODO:CHECK
荒玉
年之經去者
今師波登
勤与吾背子
吾<名>告為莫
あらたまの
としのへぬれば
いましはと
ゆめよわがせこ
わがなのらすな
Ты можешь думать:
“Новояшмовые годы уже прошли,
Теперь уж всё равно”, —
Но думать так нельзя, прошу тебя, мой милый,
Об имени моём по-прежнему молчи!

吾念乎
人尓令知哉
玉匣
開阿氣津跡
夢西所見
わがおもひを
ひとにしるれか
たまくしげ
ひらきあけつと
いめにしみゆる
Ах, о моей любви
Ты не сказал ли людям?
Я видела во сне,
Что ларчик дорогой
Открыли и оставили открытым!..
* Образы в песне взяты из народной поговорки, в которой приводится народная примета: “Если увидишь во сне, что открывают ларец, значит людям рассказали о твоих чувствах и думах” (хако-о акуру то юмэ-ни мирэба омои-о хито-ни сирасуру).
闇夜尓
鳴奈流鶴之
外耳
聞乍可将有
相跡羽奈之尓
やみのよに
なくなるたづの
よそのみに
ききつつかあらむ
あふとはなしに
Как плачущий журавль во мраке чёрной ночи,—
Лишь слышен крик его издалека,—
Ужели так же буду плакать я,
Лишь вести о тебе из стран далеких слыша
И больше никогда не видя здесь тебя?

君尓戀
痛毛為便無見
楢山之
小松之下尓
立嘆鴨
きみにこひ
いたもすべなみ
ならやまの
こまつがしたに
たちなげくかも
Любя тебя,
Страдая безысходно,
У Нарских гор
Под маленькой сосной
Стою, исполненная горя и тоски!

吾屋戸之
暮陰草乃
白露之
消蟹本名
所念鴨
わがやどの
ゆふかげくさの
しらつゆの
けぬがにもとな
おもほゆるかも
Как тает белая роса
У дома моего
На травах, озарённых лучом вечерним,
Таю нынче я,
Любя тебя любовью безрассудной!

吾命之
将全<牟>限
忘目八
弥日異者
念益十方
わがいのちの
またけむかぎり
わすれめや
いやひにけには
おもひますとも
Пока не умерла,
Пока еще живу,
Как я могу о милом позабыть?
Пусть даже с каждым днём во много, много раз
Еще умножится моя тоска!

宇都蝉之
人目乎繁見
石走
間近<君>尓
戀度可聞
うつせみの
ひとめをしげみ
いしはしの
まちかききみに
こひわたるかも
В непрочном и неверном мире
Так много глаз людских везде,
И потому тоскую о тебе,
Хотя живем с тобою близко,
Как близки камни, что мостком лежат в воде.

戀尓毛曽
人者死為
水<無>瀬河
下従吾痩
月日異
こひにもぞ
ひとはしにする
みなせがは
したゆわれやす
つきにひにけに
Да, от любви ведь тоже умирают люди!
Река, вода которой не видна,
Течёт глубоко под землею, — так и я,
Невидимо для всех людей на свете
Я таю с каждым месяцем и днём…

朝霧之
欝相見之
人故尓
命可死
戀渡鴨
あさぎりの
おほにあひみし
ひとゆゑに
いのちしぬべく
こひわたるかも
Из-за тебя,
Кого я видела так мало,
Вдали, как утренний туман,
Я жизнь отдать и умереть готова,
Любя тебя, тоскуя о тебе!

伊勢海之
礒毛動尓
因流波
恐人尓
戀渡鴨
いせのうみの
いそもとどろに
よするなみ
かしこきひとに
こひわたるかも
В море, в Исэ, страх внушают могучие волны,
Что с шумом несутся
К скалистым своим берегам…
Человека, который внушает мне трепет,
Продолжаю любить до сих пор!

従情毛
吾者不念寸
山河毛
隔莫國
如是戀常羽
こころゆも
わはおもはずき
やまかはも
へだたらなくに
かくこひむとは
И в сердце даже
Я не думала, любимый,
Что будет так мучительна тоска,
Хотя ни горы, ни река
Не разлучают нас с тобою…

暮去者
物念益
見之人乃
言問為形
面景尓而
ゆふされば
ものもひまさる
みしひとの
こととふすがた
おもかげにして
Лишь только наступает вечер,
Растет и множится в душе моей тоска,
И кажется, что ты, с кем раньше я встречалась,
Мне шепчешь нежные слова
И все стоишь передо мною!..

念西
死為物尓
有麻世波
千遍曽吾者
死變益
おもひにし
しにするものに
あらませば
ちたびぞわれは
しにかへらまし
Когда б случалось так,
Чтоб умирали люди
Из-за тоски, что принесла любовь,
О, тысячу бы раз тогда, наверно,
Я умирала б вновь и вновь!

劔大刀
身尓取副常
夢見津
何如之恠曽毛
君尓相為
つるぎたち
みにとりそふと
いめにみつ
なにのさがぞも
きみにあはむため
Во сне я нынче увидала,
Что бранный меч
Держу я при себе,
О, что же та примета означала? —
С тобой увидимся, мой друг!
* В песне отражена народная примета: если увидишь во сне рядом с собой меч, значит увидишь любимого. Если же возлюбленный увидит во сне, что берет в руки зеркало, значит, встретится с любимой. Оба эти предмета — постоянная принадлежность рыцарей и молодых дев.
天地之
神理
無者社
吾念君尓
不相死為目
あめつちの
かみのことわり
なくはこそ
あがおもふきみに
あはずしにせめ
Когда бы у богов и неба и земли
Вдруг справедливости не стало,—
О, только бы тогда
Мне умереть пристало,
Не встретившись, любимый друг, с тобой!

吾毛念
人毛莫忘
多奈和丹
浦吹風之
止時無有
われもおもふ
ひともなわすれ
おほなわに
うらふくかぜの
やむときもなし
И я люблю, и ты не забывай!
Как ветер, дующий всё время в бухте этой, —
Нет ни минуты, чтобы дуть он перестал, —
Вот так и ты, чтоб ни одной минуты
Ты обо мне не забывал!

皆人乎
宿与殿金者
打礼杼
君乎之念者
寐不勝鴨
みなひとを
ねよとのかねは
うつなれど
きみをしおもへば
いねかてぬかも
Хоть и звучит здесь колокол вечерний,
Что говорит всем людям:
“Спать пора!” —
Но о тебе тоскою я полна,
И потому забыться сном не в силах!..

不相念
人乎思者
大寺之
餓鬼之後尓
額衝如
あひおもはぬ
ひとをおもふは
おほてらの
がきのしりへに
ぬかつくごとし
Любить того,
Кто вас не любит,—
И пользы нет, и нету смысла,
Как кланяться чертям голодным,
В буддийский храм придя молиться!
* Голодные черти (гаки) — изображения грешников в виде скелетообразных фигур, которые устанавливаются в буддийских храмах для устрашения верующих.
中々者
黙毛有益<乎>
何為跡香
相見始兼
不遂尓
なかなかに
もだもあらましを
なにすとか
あひみそめけむ
とげざらまくに
И дальше мы с тобой
Должны молчать,
Зачем же вновь
Мы начали встречаться?
Ведь все равно ничем не кончится любовь…

物念跡
人尓不<所>見常
奈麻強<尓>
常念弊利
在曽金津流
ものもふと
ひとにみえじと
なまじひに
つねにおもへり
ありぞかねつる
Говорят, когда о чем-нибудь тоскуешь,
Вряд ли не заметят это люди.
Только с этим я нисколько не считаюсь,
Постоянно о тебе тоскую,
Жить на этом свете — я не в силах!

不相念
人乎也本名
白細之
袖漬左右二
哭耳四泣裳
あひおもはぬ
ひとをやもとな
しろたへの
そでひつまでに
ねのみしなくも
О тебе, что мне в ответ
Любовь не дарит,
Понапрасну буду только в голос плакать,
Так что из-за слез насквозь промокнут
Рукава одежды белотканой…

吾背子者
不相念跡裳
敷細乃
君之枕者
夢<所>見乞
わがせこは
あひおもはずとも
しきたへの
きみがまくらは
いめにみえこそ
Милый мой,
Пускай в ответ любовь не даришь,
Но покрытое шелками изголовье,
Что тебе принадлежит, любимый,
Пусть всегда мне снится в сновиденьях!

劔大刀
名惜雲
吾者無
君尓不相而
年之經去礼者
つるぎたち
なのをしけくも
われはなし
きみにあはずて
としのへぬれば
Пусть бранного меча клинок вонзили,—
Об имени моем
Не сожалею я,—
Ведь годы долгие до этого жила
Без встреч, любимый мой, с тобою!

従蘆邊
満来塩乃
弥益荷
念歟君之
忘金鶴
あしへより
みちくるしほの
いやましに
おもへかきみが
わすれかねつる
Оттого ль, что все сильней любовь,
Как прилив, что набегает с новой силой,
Заливая берег,
Где растет камыш,—
Не могу тебя забыть я, милый!
Также включено в Синкокинсю, 1377
押照
難波乃菅之
根毛許呂尓
君之聞四<手>
年深
長四云者
真十鏡
磨師情乎
縦手師
其日之極
浪之共
靡珠藻乃
云々
意者不持
大船乃
憑有時丹
千磐破
神哉将離
空蝉乃
人歟禁良武
通為
君毛不来座
玉梓之
使母不所見
成奴礼婆
痛毛為便無三
夜干玉乃
夜者須我良尓
赤羅引
日母至闇
雖嘆
知師乎無三
雖念
田付乎白二
幼婦常
言雲知久
手小童之
哭耳泣管
俳徊
君之使乎
待八兼手六
おしてる
なにはのすげの
ねもころに
きみがきこして
としふかく
ながくしいへば
まそかがみ
とぎしこころを
ゆるしてし
そのひのきはみ
なみのむた
なびくたまもの
かにかくに
こころはもたず
おほぶねの
たのめるときに
ちはやぶる
かみかさくらむ
うつせみの
ひとかさふらむ
かよはしし
きみもきまさず
たまづさの
つかひもみえず
なりぬれば
いたもすべなみ
ぬばたまの
よるはすがらに
あからひく
ひもくるるまで
なげけども
しるしをなみ
おもへども
たづきをしらに
たわやめと
いはくもしるく
たわらはの
ねのみなきつつ
たもとほり
きみがつかひを
まちやかねてむ
Словно корни камыша,
Что уходят глубоко
В землю в бухте Нанива,
Озаренной блеском волн,
Глубока твоя любовь,—
Говорил ты мне тогда.
Оттого, что клялся мне
Верным быть в своей любви
Ты на долгие года,—
Сердце чистое свое,
Словно чистый блеск зеркал,
Отдала тебе навек.
И был гранью этот день
Для моей любви к тебе…
Как жемчужная трава
Клонится у берегов
С набегающей волной,
В эту сторону и ту,—
В эту сторону и ту
Сердцем не металась я,—
Как большому кораблю,
Я доверилась тебе…
Сокрушающие мир
Боги ль разделили нас?
Или смертный человек
Нас с тобою разлучил?
Но тебя, что навещал
Каждой ночью,—
Нет теперь…
И гонца, что приходил
С веткой яшмовой,—
Все нет…
И от этого в душе
Нестерпима нынче боль!
Ягод тутовых черней —
Черной ночью напролет,
С ярко рдеющей зарей —
До конца весь долгий день —
Все горюю о тебе,
Но напрасна скорбь моя!
Все тоскую о тебе,
Но не знаю, как мне быть?
И недаром говорят
Все,
Что женщина слаба,
Словно малое дитя,
Только в голос плачу я
И брожу, блуждая, здесь.
Не дождаться, верно, мне
Твоего гонца…

従元
長謂管
不<令>恃者
如是念二
相益物歟
はじめより
ながくいひつつ
たのめずは
かかるおもひに
あはましものか
Когда б ты с самого начала
Не уверял,
Что это — навсегда,
То разве тосковала б я
Так безутешно, как тоскую ныне?!

無間
戀尓可有牟
草枕
客有公之
夢尓之所見
あひだなく
こふれにかあらむ
くさまくら
たびなるきみが
いめにしみゆる
Не оттого ль, что обо мне
Все время думаешь с любовью,
Ты, что скитаешься в пути,
Где травы служат изголовьем,
Мне нынче грезишься во сне!
* “Мне нынче грезишься во сне” — см. п. 490.
草枕
客尓久
成宿者
汝乎社念
莫戀吾妹
くさまくら
たびにひさしく
なりぬれば
なをこそおもへ
なこひそわぎも
В пути, где травы служат изголовьем.
Так много долгих дней скитаюсь я!
И только о тебе
Я полон нежной думы,
Ты не тоскуй, любимая моя!

道相而
咲之柄尓
零雪乃
消者消香二
戀云君妹
みちにあひて
ゑまししからに
ふるゆきの
けなばけぬがに
こふといふわぎも
О милая моя, о ком все говорят,
Что стоит встретить на дороге,—
И улыбнешься вмиг.
А я тоскую так,
Что, словно снег упавший, таю…

初花之
可散物乎
人事乃
繁尓因而
止息比者鴨
はつはなの
ちるべきものを
ひとごとの
しげきによりて
よどむころかも
Ведь первые цветы
Осыпаться должны! —
Меня покинет дева молодая…
Но оттого, что велика молва людская,
Решиться не могу я к ней прийти!
* “Первые цветы осыпаться должны” — т. е. молодая девушка должна стать женой другого.
目二破見而
手二破不所取
月内之
楓如
妹乎奈何責
めにはみて
てにはとらえぬ
つきのうちの
かつらのごとき
いもをいかにせむ
Глазами вижу, но руками
Дотронуться не смею никогда,
Как лавр зеленый,
На луне растущий,—
Любимая моя, — что делать с ней?
* “Лавр, на луне растущий…” — в словаре “Вамёсё” сказано, что ещё древние мудрецы рассказывали, что на луне есть река и на ней растет лавр. Представление это идет из Китая и встречается в ряде песен М.
家二四手
雖見不飽乎
草枕
客毛妻与
有之乏左
いへにして
みれどあかぬを
くさまくら
たびにもつまと
あるがともしさ
И дома, находясь с тобою,
Я сколько ни гляжу, не нагляжусь,
А здесь, в пути,
Где изголовье — травы,
Мне радостно с супругом вместе быть!
* Песня сложена во время путешествия вместе с принцем (МС).
草枕
客者嬬者
雖率有
匣内之
珠社所念
くさまくら
たびにはつまは
ゐたれども
くしげのうちの
たまをこそおもへ
Хотя и взял с собою я жену
В далекий путь, где травы — изголовье,
Но все равно я здесь ее храню,
Как жемчуг дорогой в ларце,
Своей любовью!

余衣
形見尓奉
布細之
枕不離
巻而左宿座
あがころも
かたみにまつる
しきたへの
まくらをさけず
まきてさねませ
Мою одежду
Я в знак памяти дарю!
И ты, не покидая изголовья, что крыто шелком,
Обними ее с любовью,
И вместе с ней ложись и спи!
* Дарить одежду возлюбленной, обмениваться одеждой в знак любви и верности — древний обычай, воспеваемый во многих песнях М. По народным поверьям считается, что в одежде остается часть души любимого человека.
吾背子之
形見之衣
嬬問尓
<余>身者不離
事不問友
わがせこが
かたみのころも
つまどひに
あがみはさけじ
こととはずとも
С одеждою, что ты, любимый мой,
Мне подарил, когда мы были вместе,
Как знак супружества,
Не разлучусь вовек,
Пускай она и бессловесна!

直一夜
隔之可良尓
荒玉乃
月歟經去跡
心遮
ただひとよ
へだてしからに
あらたまの
つきかへぬると
こころまどひぬ
С тех пор, как я с тобой расстался,
Всего лишь ночь одна прошла,
И все ж
Покоя не найдет душа,
Как будто месяцы прошли в разлуке…

吾妹兒尓
戀而乱<者>
久流部寸二
懸而縁与
余戀始
わぎもこに
こひてみだれば
くるべきに
かけてよせむと
あがこひそめし
Я милую люблю
И вот — обеспокоен:
Напрасно думал я — лишь стоит полюбить
И сразу, как на прялку нить,
Легко к себе привлечь ее сумею!

今者吾羽
和備曽四二結類
氣乃緒尓
念師君乎
縦左<久>思者
いまはわは
わびぞしにける
いきのをに
おもひしきみを
ゆるさくおもへば
Как я теперь
Печалюсь и горюю,
Когда подумаю, что отпустить могла
Тебя, которого без памяти любила
И берегла, как жизни этой нить…

大夫之
思和備乍
遍多
嘆久嘆乎
不負物可聞
ますらをの
おもひわびつつ
たびまねく
なげくなげきを
おはぬものかも
Бывает часто:
Рыцарь доблестный, любя,
Горюет без своей любимой,
А что печаль его,
Известна ль ей она?

心者
忘日無久
雖念
人之事社
繁君尓阿礼
こころには
わするるひなく
おもへども
ひとのことこそ
しげききみにあれ
Нет дня, чтобы в сердечной глубине
Я о тебе, любимый, позабыла,
Тоскую я.
Но не встречаться нам:
Из-за тебя шумит молва людская!..

不相見而
氣長久成奴
比日者
奈何好去哉
言借吾妹
あひみずて
けながくなりぬ
このころは
いかにさきくや
いふかしわぎも
Немало долгих дней
Прошло без встреч с тобою,
И вот теперь, в разлуке, без меня,
Как ты живешь, ты счастлива ли ныне?
Тревожусь я, любимая моя!

吾妹兒者
常世國尓
住家<良>思
昔見従
變若益尓家利
わぎもこは
とこよのくにに
すみけらし
むかしみしより
をちましにけり
Как видно, ты жила, любимая моя,
В стране бессмертья,
Там, где старости не знают:
С тех пор, как в старину мы виделись с тобой,
Ты снова юной и прекрасной стала!

情者
不忘物乎
<儻>
不見日數多
月曽經去来
こころには
わすれぬものを
たまさかに
みぬひさまねく
つきぞへにける
В душе
Тебя я никогда не забывал,
Но много было дней, когда случайно
Тебя, любимая, я просто не встречал.
Ах, целый месяц миновал в разлуке…

相見者
月毛不經尓
戀云者
乎曽呂登吾乎
於毛保寒毳
あひみては
つきもへなくに
こふといはば
をそろとわれを
おもほさむかも
Ведь месяца еще не миновало,
Как были мы с тобой вдвоем,
И если б я сказал,
Что я тоскую,
Наверно, ты сочла б меня лжецом!

不念乎
思常云者
天地之
神祇毛知寒
邑礼左變
おもはぬを
おもふといはば
あめつちの
かみもしらさむ
****
О, если бы, не чувствуя любви,
Мои уста тебе солгали,
То боги неба и земли
Про ложь мою немедленно б узнали,—
Не сомневайся же во мне!

吾耳曽
君尓者戀流
吾背子之
戀云事波
言乃名具左曽
あれのみぞ
きみにはこふる
わがせこが
こふといふことは
ことのなぐさぞ
Ведь только я, увы,
Любви к тебе полна!
А то, что милый мой
Мне говорит, что любит,—
Его слова — услада лишь одна!

不念常
日手師物乎
翼酢色之
變安寸
吾意可聞
おもはじと
いひてしものを
はねずいろの
うつろひやすき
あがこころかも
Хоть говорила я тебе,
Что больше я любить не буду,
Но сердце бедное моё! —
Оно меняется легко,
Как лепестки цветов ханэдзу…
* Ханэдзу, совр. ниваумэ (Prunus japonica) — “садовая слива”. Сэн. считает, что это садовая вишня, К. — что это садовая слива, Иноуэ полагает, что лотос. Сохранились описания ханэдзу: цветут в начале весны махровыми бледно-розовыми цветами, листья похожи на листья ивы.
雖念
知僧裳無跡
知物乎
奈何幾許
吾戀渡
おもへども
しるしもなしと
しるものを
なにかここだく
あがこひわたる
Я ведь знаю,
Что сколько ни буду грустить,
Не получит любовь никакого ответа,
Почему же тебя продолжаю любить
Так сильно, так много?..


人事繁
如是有者
四恵也吾背子
奥裳何如荒海藻
あらかじめ
ひとごとしげし
かくしあらば
しゑやわがせこ
おくもいかにあらめ
С давних пор
Шумит молва людская.
Если продолжаться будет так всегда —
Горе нам! Скажи мне, мой любимый,
Что нам впереди сулит судьба?

戀々而
相有時谷
愛寸
事盡手四
長常念者
こひこひて
あへるときだに
うるはしき
ことつくしてよ
ながくとおもはば
Когда, измучившись в тоске,
Встречаюсь я с тобой,—
Хотя б в минуты эти
Ты нежные слова скажи мне до конца,
Коль думаешь любить меня навеки!

佐穂度
吾家之上二
鳴鳥之
音夏可思吉
愛妻之兒
さほわたり
わぎへのうへに
なくとりの
こゑなつかしき
はしきつまのこ
О милое дитя, прелестная жена,
Что горячо любима мною,
Чей голос дорогой похож на пенье птиц,
Что, пролетев Сахо,
Поют под кровлей дома!

石上
零十方雨二
将關哉
妹似相武登
言義之鬼尾
いそのかみ
ふるともあめに
つつまめや
いもにあはむと
いひてしものを
Пусть боги берегов морских шумят,
Пусть льют дожди в Исоноками,
О, помешает ли поток дождя,
Раз я сказал, любимая моя,
Что мы увидимся с тобою?

戀々而
相有物乎
月四有者
夜波隠良武
須臾羽蟻待
こひこひて
あひたるものを
つきしあれば
よはこもるらむ
しましはありまて
Измучившись в тоске,
Я наконец с тобою!
Еще луна не скрылась в небесах
И, значит, ночь укроет нас от взоров…
Побудь еще немного, подожди!

朝尓日尓
色付山乃
白雲之
可思過
君尓不有國
あさにけに
いろづくやまの
しらくもの
おもひすぐべき
きみにあらなくに
Не такой ты человек, мой милый,
Чтоб любовь к тебе исчезла навсегда,
Как белые проходят облака
Над дальнею горой, где с каждым днем и утром
Пурпурнее становится листва…
* Песня сложена, возможно, по чьей-то просьбе от лица женщины как обращение к возлюбленному.
足引之
山橘乃
色丹出<与>
語言継而
相事毛将有
あしひきの
やまたちばなの
いろにいでよ
かたらひつぎて
あふこともあらむ
Румянцем алым, как плоды у померанцев,
Средь распростертых гор
Любовь свою открой!
И будем мы рассказами делиться
И будем видеться с тобой!

倭文手纒
數二毛不有
壽持
奈何幾許
吾戀渡
しつたまき
かずにもあらぬ
いのちもて
なにかここだく
あがこひわたる
Как дешевый перстень иль запястье
В счет не входят,
Так и жизнь моя…
Почему же продолжаю я
Милую любить с такою силой?

真十鏡
磨師心乎
縦者
後尓雖云
驗将在八方
まそかがみ
とぎしこころを
ゆるしてば
のちにいふとも
しるしあらめやも
О, если сердце чистое такое,
Как в алтарях святые зеркала,
Ты милому однажды отдала,
То пусть потом заговорят об этом,—
Что будет значить для тебя молва!
* Когда и при каких обстоятельствах сочинены песни 673, 674, неизвестно.
娘子部四
咲澤二生流
花勝見
都毛不知
戀裳摺可聞
をみなへし
さきさはにおふる
はなかつみ
かつてもしらぬ
こひもするかも
На болотах Саки, там, где расцветают
Нежных оминаэси цветы,
Все покрыли ныне ханакацуми…
Никогда такой любви не знала,
Что теперь я чувствую к тебе!
* Оминаэси (Patrinia scabiosaefolia) — одна из семи осенних трав (см. п. 1537), цветет мелкими желтыми цветами.
* Ханакацуми (ханагацуми, Zizania latifolia) — один из видов ириса, совр. макомо.
海底
奥乎深目手
吾念有
君二波将相
年者經十方
わたのそこ
おくをふかめて
あがおもへる
きみにはあはむ
としはへぬとも
С тобой, к кому любовь
Чем дальше — глубже,
Как дно морское, что уходит вглубь,
С тобой я непременно встречусь,
Пусть даже годы долгие пройдут!

春日山
朝居雲乃

不知人尓毛
戀物香聞
かすがやま
あさゐるくもの
おほほしく
しらぬひとにも
こふるものかも
О, как тоскую я о человеке том,
Которого совсем не знаю,
В ком не уверена, как в этих облаках,
Что по утрам стоят
Над Касуга-горою!..

直相而
見而者耳社
霊剋
命向
吾戀止眼
ただにあひて
みてばのみこそ
たまきはる
いのちにむかふ
あがこひやまめ
О, если б только встретиться с тобою,
Побыть бы мне с тобой наедине,
Быть может, было бы покончено с тоскою,
Что губит понапрасну жизнь мою,
Сверкающую яшмой драгоценной…

不欲常云者
将強哉吾背
菅根之
念乱而
戀管母将有
いなといはば
しひめやわがせ
すがのねの
おもひみだれて
こひつつもあらむ
О, если б ты сказал мне “нет”,—
Твоей любви не добивалась бы я силой,
Любимый мой, глубоки корни сугэ,—
Глубоко было бы отчаянье мое,
И о тебе всю жизнь я б тосковала!
* Глубоки корни сугэ (или ямасугэ) — речь идет о горных лилиях — постоянном образе глубоких чувств, часто служащих в М. сравнением и метафорой (см. п. 564).
将念
人尓有莫國

情盡而
戀流吾毳
おもふらむ
ひとにあらなくに
ねもころに
こころつくして
こふるあれかも
Пусть ты в ответ
Любви своей не даришь,
Но все равно
Люблю я горячо,
Любви своей все сердце отдавая…

謂言之
恐國曽
紅之
色莫出曽
念死友
いふことの
かしこきくにぞ
くれなゐの
いろにないでそ
おもひしぬとも
О, это сторона,
Где страшен суд молвы,
И потому прошу тебя, любимый,
Смотри, чтоб алый цвет тебя не выдал,
Пусть даже ты погибнешь от тоски!

今者吾波
将死与吾背
生十方
吾二可縁跡
言跡云莫苦荷
いまはわは
しなむよわがせ
いけりとも
われによるべし
といふといはなくに
Теперь
Пускай умру, любимый мой!
Ведь даже если б я осталась жить,—
Ты не сказал бы, верно, никогда
О том, что будешь навсегда моим!

人事
繁哉君<之>
二鞘之
家乎隔而
戀乍将座
ひとごとを
しげみかきみが
ふたさやの
いへをへだてて
こひつつまさむ
Молва людская, словно заросли кругом,
И оттого, мой друг любимый,
Двойными ножнами стал для меня наш дом,
Ушла я из него и буду жить в разлуке,
Тоскуя без конца всю жизнь о тебе…

比者
千歳八徃裳
過与
吾哉然念
欲見鴨
このころは
ちとせやゆきも
すぎぬると
われかしかおもふ
みまくほりかも
Это время —
Как будто бы тысячи лет
Миновали с тех пор, как разлука пришла…
Или это тоскую так сильно лишь я,
Мечтая все время о встрече с тобой?

愛常
吾念情
速河之
雖塞々友
猶哉将崩
うるはしと
あがもふこころ
はやかはの
せきにせくとも
なほやくえなむ
О любящее мое сердце,
Что думает: “Прекрасен ты!”
Оно, как воды быстрые реки:
Пускай плотины не дают бежать потокам,
Те все равно сметут помехи на пути!

青山乎
横g雲之
灼然
吾共咲為而
人二所知名
あをやまを
よこぎるくもの
いちしろく
われとゑまして
ひとにしらゆな
Заметно для других, подобно облакам,
Что горы голубые рассекают,
Прошу тебя,
Ты, улыбаясь мне,
Не делай так, чтоб люди догадались!

百礒城之
大宮人者
雖多有
情尓乗而
所念妹
ももしきの
おほみやひとは
おほかれど
こころにのりて
おもほゆるいも
Сто чинов придворных,
Слуг придворных много,
Но средь них одна — любимая моя,
Та, что безраздельно сердцем моим правит,
Та, что постоянно в думах у меня!

得羽重無
妹二毛有鴨
如此許
人情乎
令盡念者
うはへなき
いもにもあるかも
かくばかり
ひとのこころを
つくさくおもへば
Безжалостная милая моя
О жалости ко мне совсем забыла!
Когда подумаю —
Ведь до каких границ
Ты человеческое сердце иссушила!

如此耳
戀哉将度
秋津野尓
多奈引雲能
過跡者無二
かくのみし
こひやわたらむ
あきづのに
たなびくくもの
すぐとはなしに
Ужели суждено мне только тосковать,
И не пройдет вовек моя тоска,
Как не проходят в небе облака
Над полем Акицу,
Что тянутся грядою…

戀草呼
力車二
七車
積而戀良苦
吾心柄
こひくさを
ちからくるまに
ななくるま
つみてこふらく
わがこころから
Коигуса — “любовь-траву”,
Что восемь заняла б возов,
Я на один сложила воз…
Копила долго я любовь,—
И в этом сердце виновато!

莫囂圓隣之
大相七兄爪謁氣
吾瀬子之
射立為兼
五可新何本
しづまりし
なせあはずあけ
わがせこが
いたたせりけむ
いつかしがもと
На ночную луну
Подняла я свой взор и спросила:
“Милый мой
Отправляется в путь,
О, когда же мы встретимся снова?”
* Есть много вариантов расшифровки песни; приведен наиболее древний, приписываемый Сэнгаку (XIII в.).
* Появление образа луны в М. во многих песнях приписывают влиянию китайской поэзии. В народных японских песнях основное внимание уделяется солнцу, облакам, ветру, дождю — всему тому, от чего зависит урожай. Из М. образ луны перешел в японскую классическую поэзию Х—XIII вв., где получил широкое хождение в песнях осени, любви, разлуки.

綜麻形乃
林始乃
狭野榛能
衣尓著成
目尓都久和我勢
へそかたの
はやしのさきの
さのはりの
きぬにつくなす
めにつくわがせ
Как осенние хаги, растущие в поле,
У самой опушки лесов в Хэсогата,
Оставляют узоры на шелковой ткани,
Так все время стоит пред моими глазами
Неотступно мой милый!
* Заголовок песни в тексте соединен с заголовком песни 17 (Нукада-но окими Оми-но куни-ни кудариси токи цукурэру ута, Иноэ-но окими сунавати котауру ута). Для удобства читателя в переводе мы перенесли его к песне 19, к которой он непосредственно относится. Он вызывает сомнение у комментаторов, ибо “котауру ута” — “ответная песня”, “песня, сложенная в ответ”— на первый взгляд не имеет отношения к предыдущим песням и написана от лица женщины, к тому же неизвестной.
* Хаги (Lespedeza bicolor) — один из семи осенних цветов, постоянный образ осени. Цветет мелкими цветами красноватого и лилового цвета. В песне упоминается старинный способ окрашивания материи. Цветы хаги употреблялись для этой цели особенно часто.

茜草指
武良前野逝
標野行
野守者不見哉
君之袖布流
あかねさす
むらさきのゆき
しめのゆき
のもりはみずや
きみがそでふる
Иду полями нежных мурасаки,
Скрывающих пурпурный цвет в корнях,
Иду запретными полями,
И, может, стражи замечали,
Как ты мне машешь рукавом?
* Мурасаки (Lithospermum erythrorhizon) — многолетняя трава, цветет мелкими белыми цветами, похожими на фиалки, корень ее употреблялся для окрашивания тканей в фиолетовый цвет с красноватым оттенком (мурасаки), отсюда название травы, и считался ценным красителем, ее специально разводили на участках, куда вход посторонним был запрещен (МС). Здесь поля мурасаки служат аллегорией чужой собственности.
* Запретные поля (симэну) — поля, оцепленные священными рисовыми веревками в знак запрета ступать на них посторонним.
* В “Кодзики” (712 г.) в одном из древних мифов говорится о, том, как богиня солнца Аматэрасу, разгневавшись на своего брата Сусаноо, спряталась в небесную пещеру, и мир погрузился во тьму. Восторжествовали злые силы, и появились всевозможные беды. Тогда боги стали совещаться, как вызволить богиню из пещеры, и пытались различными магическими актами воздействовать на нее. Наконец, богиня Удзумэ, известная своим безобразием, стала плясать перед пещерой, сбрасывая с себя одежды. И тут боги разразились громким хохотом. Богиня солнца, удивившись, что в ее отсутствие боги веселятся, из любопытства вышла из пещеры, и в этот момент два бога, стоявшие у входа в пещеру, закинули ей за спину рисовую веревку и, преградив вход в пещеру, не дали скрыться богине солнца. Они сохранили таким образом для мира солнечный свет и спасли от гибели все живущее. Поэтому веревка из рисовой соломы, завязанная жгутом, стала знаком запрета, ограждающим от злых сил, от беды. Ею огораживали от посторонних лиц рисовые поля, а позднее она стала просто символом собственности.
* Махать рукавом (содэ фуру) — постоянный образ в песнях любви в М.; служит любовным знаком, выражает призыв и прощальный привет при разлуке. В старину рукава одежды были узкими и длинными и махали обычно свешивающейся частью рукава.
* Вся песня построена на аллегории, здесь — намек и на скрываемую любовь, и на то, что она запретна, и на то, что окружающая свита замечает отношения Нукада и Тэмму.

海底
奥津白波
立田山
何時鹿越奈武
妹之當見武
わたのそこ
おきつしらなみ
たつたやま
いつかこえなむ
いもがあたりみむ
С дна морского
На взморье волна в белой пене встает —
Предо мною гора на далеком пути.
О, когда склоны Тацута я перейду
И увижу места, где моя дорогая живет?

戀者今葉
不有常吾羽
念乎
何處戀其
附見繋有
こひはいまは
あらじとわれは
おもへるを
いづくのこひぞ
つかみかかれる
“Не будет теперь любви”,—
Подумала я про себя…
Но вот —
Откуда пришла любовь?
И схватила, скрутила вмиг?
* См. сходную песню 3816.
春日野尓
朝居雲之
敷布二
吾者戀益
月二日二異二
かすがのに
あさゐるくもの
しくしくに
あれはこひます
つきにひにけに
Как облака, что утренней порою
Над полем Касуга, клубясь на небесах,
Густеют все сильней,—
Растет моя любовь
Сильнее с каждым месяцем и днем!

如此為而哉
猶八将退
不近
道之間乎
煩参来而
かくしてや
なほやまからむ
ちかからぬ
みちのあひだを
なづみまゐきて
Ужель, придя к любимому порогу,
Тебя не увидав,
Покинуть вновь твой дом,
Пройдя с мученьем и трудом
Такую дальнюю дорогу!

夜干玉之
其夜乃月夜
至于今日
吾者不忘
無間苦思念者
ぬばたまの
そのよのつくよ
けふまでに
われはわすれず
まなくしおもへば
Месяц ясный в ту черную ночь,
Словно черные ягоды тута,
До сих пор
Не могу я забыть,
И все время полна я тоски!

吾背子乎
相見之其日
至于今日
吾衣手者
乾時毛奈志
わがせこを
あひみしそのひ
けふまでに
わがころもでは
ふるときもなし
Со дня того, как виделись с тобою,
Любимый мой,
До нынешнего дня,
Одежды белотканой рукава
Минуты даже не были сухими.
* “…рукава минуты даже не были сухими” — влажные рукава обычно метафора слез.
栲縄之
永命乎
欲苦波
不絶而人乎
欲見社
たくなはの
ながきいのちを
ほりしくは
たえずてひとを
みまくほりこそ
Я хочу, чтоб жизнь моя была
Долгою и прочной,
Что канат,
Оттого что без конца хочу
Любоваться на тебя, любимый мой!

葉根蘰
今為妹乎
夢見而
情内二
戀<渡>鴨
はねかづら
いまするいもを
いめにみて
こころのうちに
こひわたるかも
Деву юную, прелестную, в венке,
Что зовется ханэкадзура,
Я во сне однажды—увидал…
И с тех пор в сердечной глубине,
Продолжаю я ее любить…
* Ханэкадзура — головной убор, венок, надеваемый девушками, достигшими совершеннолетия; точного описания его нет, одни считают, что это венок из цветов (вообще) (С), другие, — что это венок из ирисов (МС), третьи—головное украшение из перьев (К. Мор.) (см. п. 1112, 2627). У глиняных статуэток, найденных при раскопке могил (ханива), к голове были прикреплены перья птицы, поэтому возникло предположение, не ханэкадзура ли это (К. Мор.).
* Возможно, что первоначально это был венок из цветов, а затем он был заменен украшением из перьев. Возможно в разных местах этот головной убор имел разный вид, но назначение было одно и то же, отсюда и различные толкования.
思遣
為便乃不知者
片垸之
底曽吾者
戀成尓家類
<(注土垸之中)>
おもひやる
すべのしらねば
かたもひの
そこにぞあれは
こひなりにける
Не знаю я,
Как справиться с тоскою,
И оттого еще сильней люблю —
Достигла горького предела
Любви, отвергнутой тобой!
* “Дно любви неразделенной” (катамои-но соко) — здесь игра слов: катамои “неразделенная любовь” и “чаша [без крышки]”, которая употребляется в синтоистском культе (МС).
三空去
月之光二
直一目
相三師人<之>
夢西所見
みそらゆく
つきのひかりに
ただひとめ
あひみしひとの
いめにしみゆる
При блеске месяца, плывущего по небу,
Я встретила тебя всего один лишь раз,
Мельком взглянул,
И ныне в снах
Ты грезишься мне постоянно!

味酒呼
三輪之祝我
忌杉
手觸之罪歟
君二遇難寸
うまさけを
みわのはふりが
いはふすぎ
てふれしつみか
きみにあひかたき
Оттого ль, что грех рукой коснуться
Криптомерии, что чтят
Жрецы из Мива,
Где богам вино подносят люди,—
Мне с тобою встретиться так трудно?
* Образ священной криптомерии как нечто запретное не раз встречается в М. Культ деревьев был очень распространен в те времена (см. п. 517, 1403, 3218 и др.). В храме Мива была священная криптомерия, около которой висел знак запрета — священная веревка из рисовой соломы, указывающая, что к дереву нельзя прикасаться. В некоторых храмах и теперь есть священные деревья. Здесь криптомерия служит образом запретной любви.
垣穂成
人辞聞而
吾背子之
情多由多比
不合頃者
かきほなす
ひとごとききて
わがせこが
こころたゆたひ
あはぬこのころ
Услышав про молву людскую,
Что словно изгородь меж нами поднялась,
Любимый мой
Колеблется душою,
И эти дни свиданий нет у нас.

情尓者
思渡跡
縁乎無三
外耳為而
嘆曽吾為
こころには
おもひわたれど
よしをなみ
よそのみにして
なげきぞわがする
В душе
Всегда храню любовь к тебе,
Но не судьба нам встретиться с тобою,
И горя, и тоски я полон!
Лишь издали любуясь на тебя…

夜晝
云別不知
吾戀
情盖
夢所見寸八
よるひると
いふわきしらず
あがこふる
こころはけだし
いめにみえきや
Ни дня, ни ночи
Я не различаю,
Тоскою по тебе
Полна душа моя,
Наверное, во сне ты видела меня?
* В песне отражено народное поверье (см. п. 490).
都礼毛無
将有人乎
獨念尓
吾念者
惑毛安流香
つれもなく
あるらむひとを
かたもひに
われはおもへば
わびしくもあるか
Того человека,
Что пощады, как видно, не знает,
Я люблю безответной любовью…
И от этой любви
Так печально на сердце…

不念尓
妹之咲儛乎
夢見而
心中二
燎管曽呼留
おもはぬに
いもがゑまひを
いめにみて
こころのうちに
もえつつぞをる
Вдруг неожиданно
Увидел я во сне
Улыбку нежную любимой девы,
И в сердца скрытой глубине
Горит огонь, не угасая…

大夫跡
念流吾乎
如此許
三礼二見津礼
片<念>男責
ますらをと
おもへるわれを
かくばかり
みつれにみつれ
かたもひをせむ
Я думал о себе, что рыцарь я,
Исполненный и мужества, и силы,
А сам лишь чахну все сильнее и сильней,
Любя тебя,
Тобою нелюбимый!

村肝之
情揣而
如此許
余戀良<苦>乎
不知香安類良武
むらきもの
こころくだけて
かくばかり
あがこふらくを
しらずかあるらむ
На тысячи мелких кусков
Сердце мое раскололось,—
Так сильно
Тебя люблю я.
Ужель ты не знаешь об этом?

如是許
戀乍不有者
石木二毛
成益物乎
物不思四手
かくばかり
こひつつあらずは
いはきにも
ならましものを
ものもはずして
Чем жить мне так,
Как я живу,
Чем без тебя в тоске томиться,
Хотел бы в дерево, в скалу я превратиться,
Чтоб ни о чем не тосковать!

二寶鳥乃
潜池水
情有者
君尓吾戀
情示左祢
にほどりの
かづくいけみづ
こころあらば
きみにあがこふる
こころしめさね
О вода прозрачная в пруду,
Где ныряют утки ниодори,
Если жалость есть в тебе, вода,
Дай тогда увидеть государю
Сердце, полное любви к нему!
* Ниодори (совр. кайцубури) — род уток темно-коричневого цвета, брюшко — пепельного, глубоко ныряют и могут долго быть под водой, почему и называются также синагадори (“птицы с долгим дыханием”).
外居而
戀乍不有者
君之家乃
池尓住云
鴨二有益雄
よそにゐて
こひつつあらずは
きみがいへの
いけにすむといふ
かもにあらましを
Чем жить, всегда тоскуя о тебе,
Лишь издали любуясь на тебя,
Хотела б уткой стать,
Живущей на пруду
У дома государя моего!

萱草
吾下紐尓
著有跡
鬼乃志許草
事二思安利家理
わすれくさ
わがしたひもに
つけたれど
しこのしこくさ
ことにしありけり
Траву “позабудь”
Я на шнур свой повесил,
Но сделал напрасно:
Постылая эта трава!
Названье ее оказалось пустыми словами…

人毛無
國母有粳
吾妹子与
携行而
副而将座
ひともなき
くにもあらぬか
わぎもこと
たづさはりゆきて
たぐひてをらむ
Страны, где не было б совсем людей,
Такой страны ужели нет на свете?
Чтобы уйти туда
С любимою моей
И с ней наедине забыть страданья эти!

玉有者
手二母将巻乎
欝瞻乃
世人有者
手二巻難石
たまならば
てにもまかむを
うつせみの
よのひとなれば
てにまきかたし
Когда бы ты был яшмой дорогой,
Тебя надела бы на руки.
Но в мире суетном
Ты просто человек,
И удержать тебя мои бессильны руки…

空蝉乃
代也毛二行
何為跡鹿
妹尓不相而
吾獨将宿
うつせみの
よやもふたゆく
なにすとか
いもにあはずて
わがひとりねむ
В этом мире бренном и непрочном,
Разве снова нам придется жить?
Почему же,
Не встречаясь с милой,
Буду ночи проводить один?

吾念
如此而不有者
玉二毛我
真毛妹之
手二所纒<乎>
わがおもひ
かくてあらずは
たまにもが
まこともいもが
てにまかれなむ
Чем так мне жить, страдая и любя,
Чем мне терпеть тоску и эту муку,—
Пусть стал бы яшмой я,
Чтоб милая моя
Со мной осталась бы, украсив яшмой руку!
* Яшма, как и жемчуг, были самыми распространенными украшениями в те времена. Ими украшали волосы, платья и т. п. особенно распространены были браслеты. Желание стать яшмой или чтобы любимый стал яшмой с тем, чтобы с ним не расставаться — встречается и в других песнях М.
世間之
苦物尓
有家良<之>
戀尓不勝而
可死念者
よのなかの
くるしきものに
ありけらし
こひにあへずて
しぬべきおもへば
О этот мир и бренный, и унылый!
Как тяжело порой бывает жить,
Когда подумаешь —
Любить уже нет силы,
И суждено лишь умереть!

後湍山
後毛将相常
念社
可死物乎
至今日<毛>生有
のちせやま
のちもあはむと
おもへこそ
しぬべきものを
けふまでもいけれ
Гора Потом, Любимый…
Оттого лишь,
Что ты сказала мне: увидимся потом,—
Тот человек, что умереть бы должен,
Находит силы жить ещё теперь!

夢之相者
苦有家里
覺而
掻探友
手二毛不所觸者
いめのあひは
くるしかりけり
おどろきて
かきさぐれども
てにもふれねば
О, эти встречи
Только в снах с тобою,—
Как это сердцу тяжело…
Проснешься — ищешь, думаешь — ты рядом.
И видишь — нет тебя со мной…

一重耳
妹之将結
帶乎尚
三重可結
吾身者成
ひとへのみ
いもがむすばむ
おびをすら
みへむすぶべく
わがみはなりぬ
Даже пояс,
Которым один раз меня обвязала
Дорогая моя,
Я три раза могу обвязать.
Вот что стало со мною!

吾戀者
千引乃石乎
七許
頚二将繋母
神之諸伏
あがこひは
ちびきのいはを
ななばかり
くびにかけむも
かみのまにまに
О несчастная моя любовь!
Даже если семь тяжелых скал,
Что под силу только тысяче людей,
Целиком взвалил бы на себя —
Мне не вызвать жалости богов!
* Песня носит юмористический характер, как и песни, помещенные в кн. XVI. Последняя строка переведена согласно толкованию К. Мае.
暮去者
屋戸開設而
吾将待
夢尓相見二
将来云比登乎
ゆふさらば
やとあけまけて
われまたむ
いめにあひみに
こむといふひとを
Как только наступает вечер,
Я открываю дверь в свой дом
И жду любимую,
Что в снах мне говорила:
“К тебе я на свидание приду!”

朝夕二
将見時左倍也
吾妹之
雖見如不見
由戀四家武
あさよひに
みむときさへや
わぎもこが
みれどみぬごと
なほこほしけむ
И ночью, и утром
Пусть видимся мы,
Но кажется мне,
Что не видел тебя,
И только сильнее тоска…

吾妹兒之
形見乃服
下著而
直相左右者
吾将脱八方
わぎもこが
かたみのころも
したにきて
ただにあふまでは
われぬかめやも
Одежду, что в знак памяти дала
Моя любимая,
Я вниз надену.
До дня, пока вдвоем не буду с нею,
Одежду эту не сниму!
* “Одежду… я вниз надену” — т. е. подарок близок сердцу, очень дорог. Об обычае дарить одежду см. п. 636.
戀死六
其毛同曽
奈何為二
人目他言
辞痛吾将為
こひしなむ
そこもおやじぞ
なにせむに
ひとめひとごと
こちたみわがせむ
Пускай умру я от любви к тебе.
Живу или умру — одни и те же муки.
Так для чего же из-за глаз людских,
Из-за людской молвы
Я мучаю себя?

夢二谷
所見者社有
如此許
不所見有者
戀而死跡香
いめにだに
みえばこそあれ
かくばかり
みえずてあるは
こひてしねとか
Хотя бы в снах увидеть тебя,
Тогда еще можно жить.
Но жить вот так,
Не видя тебя,
Не лучше ли мне умереть?

念絶
和備西物尾
中々<荷>
奈何辛苦
相見始兼
おもひたえ
わびにしものを
なかなかに
なにかくるしく
あひみそめけむ
Всегда конец любви
Несет печаль с собой!
Другое — у меня:
Мне почему-то тяжко
Начать встречаться, милая, с тобой!

相見而者
幾日毛不經乎
幾許久毛
<久>流比尓久流必
所念鴨
あひみては
いくかもへぬを
ここだくも
くるひにくるひ
おもほゆるかも
После встречи с тобою
И дня не минуло,
А как я тоскую,
Все больше и больше,
Теряя рассудок…

相見者
須臾戀者
奈木六香登
雖念弥
戀益来
あひみては
しましもこひは
なぎむかと
おもへどいよよ
こひまさりけり
Я думал всегда, если встречусь с тобою,
Ненадолго, быть может, успокою тоску.
Но напрасно я думал:
Все сильней и сильнее
Растет после встречи тоска!

夜之穂杼呂
吾出而来者
吾妹子之
念有四九四
面影二三湯
よのほどろ
わがいでてくれば
わぎもこが
おもへりしくし
おもかげにみゆ
Когда я уходил домой
Рассветной раннею порою,
Моя любимая
Была полна тоски,
И грустный образ все стоит передо мной…

百年尓
老舌出而
与余牟友
吾者不猒
戀者益友
ももとせに
おいしたいでて
よよむとも
われはいとはじ
こひはますとも
Пускай тебе исполнится сто лет
И дряхлый твой язык
И бормотать не сможет,
Я все равно тебя не стану избегать;
Забота о тебе любовь мою умножит!

人眼多見
不相耳曽
情左倍
妹乎忘而
吾念莫國
ひとめおほみ
あはなくのみぞ
こころさへ
いもをわすれて
わがおもはなくに
Лишь потому, что много глаз людских,
Мы не встречаемся с тобою.
Но даже в сердце, я не скрою,
Нет мысли у меня
Тебя забыть!

偽毛
似付而曽為流
打布裳
真吾妹兒
吾尓戀目八
いつはりも
につきてぞする
うつしくも
まことわぎもこ
われにこひめや
И даже в лжи
Всегда есть доля правды!
И, верно, ты, любимая моя,
На самом деле не любя меня,
Быть может, все-таки немного любишь?

吾妹子之
屋戸乃籬乎
見尓徃者
盖従門
将返却可聞
わぎもこが
やどのまがきを
みにゆかば
けだしかどより
かへしてむかも
О, если бы пошел взглянуть я на плетень
У дома, где живет любимая моя,
Тогда, наверно б,
Сразу от ворот
Она вернула бы назад меня!

打妙尓
前垣乃酢堅
欲見
将行常云哉
君乎見尓許曽
うつたへに
まがきのすがた
みまくほり
ゆかむといへや
きみをみにこそ
Могу ли уверять,
Что я иду к тебе,
Мечтая поглядеть на дивный твой плетень?
О нет! Иду, любимая, к тебе
Лишь для того, чтоб на тебя взглянуть!

野干玉能
昨夜者令還
今夜左倍
吾乎還莫
路之長手<呼>
ぬばたまの
きぞはかへしつ
こよひさへ
われをかへすな
みちのながてを
Ночью черной, как черные ягоды тута,
Вчера ты домой отослала с порога…
Хоть сегодняшней ночью
Не вели мне вернуться,—
Ведь такою далекою шел я дорогой!

前年之
先年従
至今年
戀跡奈何毛
妹尓相難
をととしの
さきつとしより
ことしまで
こふれどなぞも
いもにあひかたき
И позапрошлый год,
И год прошедший,
И этот год — все также я люблю,
Но деву милую мою
По-прежнему мне трудно встретить!
* Под таким заголовком в М. помещен ряд песен (691, 692, 700, 714, 720). Возможно, что адресат их один и тот же.
吾屋戸之
草上白久
置露乃
壽母不有惜
妹尓不相有者
わがやどの
くさのうへしろく
おくつゆの
みもをしくあらず
いもにあはずあれば
Как белая роса, что, засверкав, легла
На травах возле дома моего,
Так жизнь
Недолговечна, как роса,
Но мне ее не жаль, раз нет с тобою счастья!
* Сравнение недолговечности жизни с росой — влияние буддийских учений о бренности земной жизни. Это сравнение получило широкое распространение в классической японской поэзии Х— XIII вв.
奥山之
磐影尓生流
菅根乃
懃吾毛
不相念有哉
おくやまの
いはかげにおふる
すがのねの
ねもころわれも
あひおもはざれや
Глубоки корни сугэ, что растут
В тени у скал,
В ущелье горном.
И так же глубоко тебя любя,
Я разве не плачу взаимною любовью?

和可由都流
麻都良能可波能
可波奈美能
奈美邇之母波婆
和礼故飛米夜母
わかゆつる
まつらのかはの
かはなみの
なみにしもはば
われこひめやも
Если думы мои,
Как на Мацура волны,
Где мы ловим играющих юных форелей,
Если б думала я о тебе, как о многих,
Разве так глубоко полюбить я сумела?..

麻都良我波
奈々勢能與騰波
与等武等毛
和礼波与騰麻受
吉美遠志麻多武
まつらがは
ななせのよどは
よどむとも
われはよどまず
きみをしまたむ
Пускай остановятся быстрые воды
Реки этой Мацура,
Пусть будет заводь…
Тебя никогда я любить не устану,
Я буду тебя ожидать, мой любимый!

比等未奈能
美良武麻都良能
多麻志末乎
美受弖夜和礼波
故飛都々遠良武
ひとみなの
みらむまつらの
たましまを
みずてやわれは
こひつつをらむ
На реке светлой Мацура —
Яшмовый остров,
Который, наверно, увидят все люди…
Ужель я, не видя,
Любить буду вечно?

凡有者
左毛右毛将為乎
恐跡
振痛袖乎
忍而有香聞
おほならば
かもかもせむを
かしこみと
ふりたきそでを
しのびてあるかも
Если б ты был простой человек, мой любимый,
Может быть, я надежду имела б на счастье,
Но ты родом из знатных,
И мне не придется
Помахать на прощанье рукавом белотканым!
* Помахать белотканым рукавом — имеет смысл интимной близости, любовного знака.
倭道者
雲隠有
雖然
余振袖乎
無礼登母布奈
やまとぢは
くもがくりたり
しかれども
わがふるそでを
なめしともふな
Дорога в Ямато
Скрыта вся облаками,
Но пока от меня ты не скрылся за ними,
Легкий взмах рукава моего на прощанье
Не сочти ты за дерзость!

住吉乃
粉濱之四時美
開藻不見
隠耳哉
戀度南
すみのえの
こはまのしじみ
あけもみず
こもりてのみや
こひわたりなむ
Как раковины сидзими
На берегу Кохама в Суминоэ,—
Их не открыть никак,—
Ужели и любовь я буду лишь скрывать
И вечно жить, тоскуя?
* Об этом путешествии императора Сёму есть записи в “Сёку-Нихонги”. Песня имеет разночтения. Мы переводим согласно тексту МС.
* Сидзими — корбикула японская, съедобный моллюск, створки которого обычно всегда закрыты и открываются с трудом.
關無者
還尓谷藻
打行而
妹之手枕
巻手宿益乎
せきなくは
かへりにだにも
うちゆきて
いもがたまくら
まきてねましを
Когда бы не было кругом меня застав,
Пустился б я тогда
В обратный путь:
Так хочется в объятьях мне уснуть
На изголовье из твоих любимых рук!

山末尓
不知夜經月乎
何時母
吾待将座
夜者深去乍
やまのはに
いさよふつきを
いつとかも
わはまちをらむ
よはふけにつつ
О, до какой поры
Стоять и ждать луну,
Что не решается на небе показаться
Из-за высоких гребней дальних гор,—
Ведь ночь уже спускается на землю…
* Отмечается как песня, имеющая подтекст, где луна выступает метафорой возлюбленной, как это часто бывает в песнях М. Некоторые комментаторы считают, что песня представляет собой соединение двух других сходных песен (1071 и 1008—СН). То, что мотив этот представлен в разных вариантах, позволяет думать, что он взят из народных песен.
可融
雨者莫零
吾妹子之
形見之服
吾下尓著有
とほるべく
あめはなふりそ
わぎもこが
かたみのころも
あれしたにけり
Дождь, не лей с такою страшной силой,
Чтоб одежды промочить мои,—
Вниз надел я нынче платье милой,
Сшитое на память,
В знак любви!
* Песня юноши, расставшегося с милой, сложенная им в пути, когда шел дождь (МС). В старину, судя по песням М., был обычай дарить возлюбленному платье или обмениваться с ним платьями (см. п. 514, 636 и др.).
吾紐乎
妹手以而
結八川
又還見
万代左右荷
わがひもを
いもがてもちて
ゆふやがは
またかへりみむ
よろづよまでに
Там, где мой шнур
Был завязан рукою любимой,
Юя-река, к отдаленным твоим берегам
Вновь возвратясь, любоваться я буду тобою
Бесконечное множество лет…
* “Шнур был завязан рукою любимой”.— В песне говорится о древнем обычае, когда жена и муж или возлюбленные, расставаясь, завязывали друг другу шнур одежды, и это являлось обетом верности. Дать развязать шнур до встречи с любимым (любимой) — нарушить обет.
嶋廻為等
礒尓見之花
風吹而
波者雖縁
不取不止
しまみすと
いそにみしはな
かぜふきて
なみはよすとも
とらずはやまじ
Когда на море обогнул я остров,
Цветок увидел на скалистом берегу.
Пусть дует ветер
И бушуют волны,
Пока я не сорву, я не уйду…
* Цветок — метафора девушки, возлюбленной; ветер, волны — символ преград, препятствий.
妹當
今曽吾行
目耳谷
吾耳見乞
事不問侶
いもがあたり
いまぞわがゆく
めのみだに
われにみえこそ
こととはずとも
У дома твоего, любимая моя,
Лежит на этот раз моя дорога,—
Хотя б на миг один
Мне покажись,
Пускай не будет сказано ни слова!

吾妹子
見偲
奥藻
花開在
我告与
わぎもこと
みつつしのはむ
おきつもの
はなさきたらば
われにつげこそ
Когда у водорослей в море
Начнут цвести цветы,
Скажите мне.
На их красу сверкающую глядя,
Любимую мою я буду вспоминать!
* Песня странника, тоскующего в пути о любимой, обращена к рыбакам.
妹為
菅實採
行吾
山路惑
此日暮
いもがため
すがのみつみに
ゆきしわれ
やまぢにまとひ
このひくらしつ
Я, что пошел собирать
Горных сугэ плоды
Для любимой моей,
Блуждая по тропам в далеких горах,
Провел среди гор целый день!
* Возможно, это парные песни, песни-переклички.
月草尓
衣曽染流
君之為
綵色衣
将摺跡念而
つきくさに
ころもぞそむる
きみがため
まだらのころも
すらむとおもひて
Лунною травой цукигуса
Это платье крашу нынче я
И мечтаю для тебя, любимый мой,
Я окрасить платье
В яркие цвета!

道邊之
草深由利乃
花咲尓
咲之柄二
妻常可云也
みちのへの
くさふかゆりの
はなゑみに
ゑみしがからに
つまといふべしや
На краю идущей вдаль дороги
Лилия сверкнула из густой травы.
Оттого что ты,
Как тот цветок, мне улыбнулась,
Я могу ль назвать тебя своей женой?

佐伯山
于花以之
哀我
<手>鴛取而者
花散鞆
さへきやま
うのはなまちし
かなしきが
てをしとりてば
はなはちるとも
Любимая,
Что в майский день в горах
Цветы унохана в руках держала…
О, только бы коснуться ее рук,
Пусть облетят цветы, жалеть не стану!
* Цветы унохана (Dentzia crenata) — летние цветы белого цвета, обычно воспеваются в народных песнях об урожае. Раннее осыпание цветов было плохой приметой для урожая. Возможно, песня исполнялась в мае, когда обычно происходит посадка риса и устраиваются обрядовые хороводы, танцы и т. п.
大舟乎
荒海尓榜出
八船多氣
吾見之兒等之
目見者知之母
おほぶねを
あるみにこぎで
やふねたけ
わがみしこらが
まみはしるしも
На корабле большом в бушующее море
Я вышел
И в отчаянье плыву.
О милое дитя, которое люблю,
Мне твой лишь взор спасенья знаком служит!

劔<後>
鞘納野
葛引吾妹
真袖以
著點等鴨
夏草苅母
たちのしり
さやにいりのに
くずひくわぎも
まそでもち
きせてむとかも
なつくさかるも
Лезвие меча в ножны вложено…
Вот Вложено-поля, и. на тех полях, на “Ирину”,
Милая моя, что рвет кудзу-траву,
Подвязав тесемкой рукава,
Верно, чтоб одеть меня,
Обрезает стебли собранной травы!
* Волокна стеблей травы кудзу (Pueraria Thunbergiana) шли на пряжу, а корни употреблялись в пищу. В древней Японии одежду обычно ткали из волокон летних трав.
* Возможно, что эту песню распевала во время сбора травы мужская часть хора.
<公>為
手力勞
織在衣服<叙>
春去
何<色>
揩者吉
きみがため
たぢからつかれ
おれるころもぞ
はるさらば
いかなるいろに
すりてばよけむ
Ту одежду, что я соткала,
Силу рук молодых не щадя,
Для тебя, мой любимый,
Мне какими цветами
С приходом весны
Окрасить на память тебе?

水門
葦末葉
誰手折
吾背子
振手見
我手折
みなとの
あしのうらばを
たれかたをりし
わがせこが
ふるてをみむと
われぞたをりし
В гавани для кораблей
Все верхушки камышей
Кто сегодня поломал? —
Чтоб смотреть, как милый мой
Машет, машет рукавом,
Камыши сломала я!
* Песня состоит из вопроса и ответа, которые, по-видимому, распевались разными сторонами хора — мужской и женской.
海底
奥玉藻之
名乗曽花
妹与吾
此何有跡
莫語之花
わたのそこ
おきつたまもの
なのりそのはな
いもとあれと
ここにしありと
なのりそのはな
Там, на дне, глубоко под водой,
Жемчуг-водоросли в глубине,
Там растет не-говори-трава.
С милою моей вдвоем
Мы пришли сюда тайком от всех,
Никому не говори, трава!
* Не-говори-трава (см. п. 1279) — древняя вера в магию слов отражена в М. и в названиях растений, и в названиях раковин, местностей, гор и т. д.

衣染
雖欲
著丹穗哉
人可知
くれなゐに
ころもそめまく
ほしけども
きてにほはばか
ひとのしるべき
В ярко-алые цвета хочу
Я окрасить платье,
Но боюсь,
Как надену, засверкает алый цвет,
И узнают люди про мою любовь!
* Алое платье — метафора красавицы; алый цвет — любовь. Надеть платье — сделать своей женой, возлюбленной.
<干><各>
人雖云
織次
我廿物
白麻衣
かにかくに
ひとはいふとも
おりつがむ
わがはたものの
しろあさごろも
Пусть судачат люди,
Все равно
Буду продолжать я ткать его —
Холст мой —
Платье белое из конопли.
* Платье белое из конопли (полотняное) — метафора юноши.
* Буду продолжать ткать — буду с ним встречаться.
天雲
棚引山
隠在
吾<下心>
木葉知
あまくもの
たなびくやまの
こもりたる
あがしたごころ
このはしるらむ
Сердца тайники,
Где я любовь скрываю,
Как скрывают облака от взоров горы.
Но, наверно, обо всем узнают
На деревьях зеленеющие листья!..
* Листья дерева — метафора возлюбленной, девушки.
雖見不飽
人國山
木葉
己心
名著念
みれどあかぬ
ひとくにやまの
このはをし
わがこころから
なつかしみおもふ
Все гляжу и наглядеться не могу
На листву деревьев, что растут
На горе Хитогуни — Чужой-стране.
Чувствую в сердечной глубине —
Дороги те листья стали мне!
* На листву деревьев, что растут на горе Хитогуни — Чужой-стране — речь идет о чужой жене.
是山
黄葉下
花矣我
小端見
反戀
このやまの
もみちのしたの
はなをわれ
はつはつにみて
なほこひにけり
Цветок, что рос внизу
Под алою листвою
Средь этих гор,
Лишь мельком увидав,
Теперь еще сильнее я тоскую.
* Цветок — метафора красавицы, возлюбленной.
従此川
船可行
雖在
渡瀬別
守人有
このかはゆ
ふねはゆくべく
ありといへど
わたりぜごとに
もるひとのありて
Говорили напрасно:
“По этой реке
Дозволено плыть кораблю”.
На каждой речной переправе в пути
Здесь сторож стоит на посту.
* Река — метафора красавицы, возлюбленной. Возлюбленная дала согласие на свидание, но родители повсюду сторожат ее.
大海
候水門
事有
従何方君
吾率凌
おほうみを
さもらふみなと
ことしあらば
いづへゆきみは
わをゐしのがむ
Если беда случится
У пристани, где наблюдают
За этим огромным морем,—
Куда меня уведешь ты,
Чтобы скрыться от страшной бури?
* Песня девушки, что тайком от родителей встречалась с юношей.
風吹
海荒
明日言
應久
<公>随
かぜふきて
うみはあるとも
あすといはば
ひさしくあるべし
きみがまにまに
Пусть дует ветер и бушует море,
Катя свои ревущие валы,
Но, если ждать до завтра
Слишком долго,
Пусть будет так, как пожелаешь ты…
* Ветер и бушующее море — символ преград, гнева родителей и т. п.
いせのうみの
あまのつりなは
打ちはへて
くるしとのみや
思ひ渡らむ
いせのうみの
あまのつりなは
うちはへて
くるしとのみや
おもひわたらむ
В тяжких муках любви
я словно в трудах непосильных
одинокий рыбак,
сеть забросивший в бухте Исэ,
выбирающий тяжкий невод…

伏膝
玉之小琴之
事無者
甚幾許
吾将戀也毛
ひざにふす
たまのをごとの
ことなくは
いたくここだく
あれこひめやも
Вот жемчужное малое кото,
Что лежит у меня на коленях…
Если б не было этого кото,—
Если б не было бед и препятствий,—
Может, я не любил бы так сильно!
* В песне игра слов: кото — музыкальный инструмент и “беда”.
石金之
<凝>敷山尓
入始而
山名付染
出不勝鴨
いはがねの
こごしきやまに
いりそめて
やまなつかしみ
いでかてぬかも
К той горе крутой,
Где нависают скалы,
Я приник — и замерла душа.
Но уйти оттуда я не в силах,
Оттого что сердцу та гора мила.
* Крутая гора — метафора знатной женщины:
奥山之
於石蘿生
恐常
思情乎
何如裳勢武
おくやまの
いはにこけむし
かしこけど
おもふこころを
いかにかもせむ
На скалах каменных, в глубинах гор
Растет повсюду мох.
И страшно мне, и я боюсь тебя,
Но с сердцем, где любовь,
Что с этим сердцем делать мне?

古之
嫗尓為而也
如此許
戀尓将沈
如手童兒
(戀乎<大>尓
忍金手武
多和良波乃如)
ふりにし
おみなにしてや
かくばかり
こひにしづまむ
たわらはのごと
(こひをだに
しのびかねてむ
たわらはのごと)
Не старая ли это здесь старуха,
Иль, может, вовсе не старуха я?
Так погрузиться глубоко
Душою в чувство
Ведь может только дева юных лет!
* В примечании к тексту п. 138 и 139 указывается, что они помещены здесь как варианты песен 131 и 132.
なかなかに
こひにしなずは
くはこにぞ
なるべかりける
たまのをばかり
なかなかに
こひにしなずは
くはこにぞ
なるべかりける
たまのをばかり
Вместо того, чтобы нам
от любви умирать,
не лучше ли парой
червячков шелковичных
стать, хоть на миг?
Русскому читателю был бы несомненно более понятен образ "парой голубков", но, к сожалению, "голубками" не исчерпываются возможности сравнения двух любовников: японцам для этой цели служит образ двух червячков — самца и самки, обитающих в одном и том же шелковичном коконе. Два нежных тельца среди шелковистой оболочки, прильнувших друг к другу, — образ, пожалуй, не без основания взятый для подобного сравнения.
しのぶ山
しのびてかよふ
道もがな
人の心の
おくも見るべく
しのぶやま
しのびてかよふ
みちもがな
ひとのこころの
おくもみるべく
Гора "Любовных мечтаний!"
Ах, если б нашёлся
путь тайный к тебе...
Хотел бы узнать я
сердца тайны её
"Сердца тайны её" — т. е. дамы, выступающей в стихотворении в образе "Горы Любовных мечтаний".
うきながら
人をばえしも
わすれねば
かつうらみつつ
猶ぞこひしき

うきながら
ひとをばえしも
わすれねば
かつうらみつつ
なほぞこひしき

Хоть и горько мне,
но всё ж тебя
забыть я не могу!
И ненавижу я,
и всё ж люблю

君こむと
いひし夜ごとに
すぎぬれば
たのまぬ物の
こひつつぞふる
きみこむと
いひしよごとに
すぎぬれば
たのまぬものの
こひつつぞふる
"Приду" — ты сказал мне...
И ночи проходят
одна за другой.
А я все люблю
того, кто столь ненадёжен...

君があたり
見つつををらむ
いこま山
くもなかくしそ
雨はふるとも
きみがあたり
みつつををらむ
いこまやま
くもなかくしそ
あめはふるとも
В твою, о друг милый,
сторону я гляжу здесь одна.
Гора Икома!
Вы, облака, не скрывайте
ее, хоть лил бы и дождь!
Гора по направлению из Коти в Киото, местожительство кавалера.
あづさ弓
ひけどひかねど
昔より
心はきみに
よりにし物を
あづさゆみ
ひけどひかねど
むかしより
こころはきみに
よりにしものを
Лук "адзуса"... — Натянешь
иль нет его, но все же —
с начала самого душа
моя, как прежде,
тебе принадлежит
Как края лука, при натягивании его, сходятся друг с другом, так и мы сойдемся вновь или нет, но только... и т.д.
あづさゆみ
ま弓つき弓
年をへて
わがせしがごと
うるはしみせよ
あづさゆみ
まゆみつきゆみ
としをへて
わがせしがごと
うるはしみせよ
Лук "адзуса", лук "ма",
лук "цуки", — их много...
Ну, что ж... Люби
его, как я
любил тебя все эти годы.
Смысл этого стихотворения обычно толкуют так: "Луков всяких видов, сортов очень много; каждый из них имеет свои достоинства. Так и мужчины: их тоже может быть несколько. Жила со мною, теперь живи с другим. Все в порядке вещей,- желаю тебе счастья". Таков наружный смысл стихов; внутренний же заключает в себе упрек за непостоянство и вероломство, и упоминание о луках имеет другое значение: "Знай, как луков много, так много бывает и причин; и если я тебе не писал и к тебе не возвращался, значит не мог я, были на то причины".
あしべより
みちくるしほの
いやましに
君に心を
思ひますかな
あしべより
みちくるしほの
いやましに
きみにこころを
おもひますかな
С камышей прибрежных
идет, все заполняя,
прилив — сильней, сильней...
Любовь к тебе, друг милый,
все так же возрастает!

谷せばみ
峯まではへる
玉かづら
たえむと人に
わがおもはなくに
たにせばみ
みねまではへる
たまかづら
たえむとひとに
わがおもはなくに
По тесной лощине
до самой вершины
вьется лиана...
"Конец" — говоришь ты, а я —
и не думаю вовсе!
Смысл стихотворения заключается в том, что он хочет сказать ей образом "бесконечной лианы", как бесконечна его любовь к ней и как ему — в противоположность ей — и в голову не приходит мысль о разлуке, о разрыве.

Похожее есть в Манъёсю, 3507
ならはねば
世の人ごとに
なにをかも
恋とはいふと
とひし我しも
ならはねば
よのひとごとに
なにをかも
こひとはいふと
とひしわれしも
Из-за меня, говоришь?..
Из-за того, кто и сам
столь неопытен,
что у людей спросить должен:
что ж такое любовь?

君により
思ひならひぬ
世中の
人はこれをや
こひといふらん
きみにより
おもひならひぬ
よのなかの
ひとはこれをや
こひといふらん
Из-за тебя я привык
к думам тоскливым.
Не это ли люди,
что в мире живут,
"любовь" называют?

いたづらに
行きてはきぬる
ものゆゑに
見まくほしさに
いざなはれつつ
いたづらに
ゆきてはきぬる
ものゆゑに
みまくほしさに
いざなはれつつ
Без толку прихожу
сюда я... возвращаюсь...
Причина всё одна:
влечёт меня желанье
тебя увидеть!

かずかずに
思ひおもはず
とひがたみ
身をしる雨は
ふりぞまされる
かずかずに
おもひおもはず
とひがたみ
みをしるあめは
ふりぞまされる
Любишь сильно
иль нет, —
спросить об этом трудно...
Но жизнь, что знает хорошо
все обо мне, льет еще пуще...

うぐひすの
花をぬふてふ
かさはいな
おもひをつけよ
ほしてかへさん


うぐひすの
はなをぬふてふ
かさはいな
おもひをつけよ
ほしてかへさん
Шляпы тех, где выткал
цветов узоры соловей, —
я не хочу. Вот лучше —
люби меня, и на огне
любви твоей просохну!
Ответ, построенный на игре слов: омои - "любовь", а и (хи) означает, кроме того, "пламень, огонь". Стихотворение - достойный ответ на затрагивание, чуть насмешливое, кавалера.
泊瀬川
流水沫之
絶者許曽
吾念心
不遂登思齒目
はつせがは
ながるるみなわの
たえばこそ
あがおもふこころ
とげじとおもはめ
О, если даже перестанут течь
Реки Хацусэ
Мчащиеся воды,
Ведь сердце это, полное любви,
Добиться счастья все равно не сможет!

名毛伎世婆
人可知見
山川之
瀧情乎
塞敢<而>有鴨
なげきせば
ひとしりぬべみ
やまがはの
たぎつこころを
せかへてあるかも
Если бы я вздыхал о тебе,
Обо всем бы люди узнать могли,
Потому и любовь, что кипела во мне
Бурной горной рекой,
Я в себе заглушил…

水隠尓
氣衝餘
早川之
瀬者立友
人二将言八方
みごもりに
いきづきあまり
はやかはの
せにはたつとも
ひとにいはめやも
Пусть под водой
Дышать бывает трудно,
В потоках быстрых рек
Пусть тяжело стоять,—
Я все равно любовь ей не открою!

朝奈藝尓
来依白浪
欲見
吾雖為
風許増不令依
あさなぎに
きよるしらなみ
みまくほり
われはすれども
かぜこそよせね
В затишье утреннем
Хочу полюбоваться
На приливающую белую волну,
Но все напрасно: этот грозный ветер
Ее не пустит в сторону мою.
* Песня юноши.
* Белая волна — девушка, возлюбленная.
* Ветер — символ преград, помех, в данном случае толкуется как родители девушки, ее братья (СН).
塩満者
入流礒之
草有哉
見良久少
戀良久乃太寸
しほみてば
いりぬるいその
くさなれや
みらくすくなく
こふらくのおほき
Не трава ли ты морская,
Что растет на каменистом берегу
И, когда прилив нахлынет, исчезает?
Видишь мало ту зеленую траву,
А о ней тоскуешь — много…
* Песня девушки.

* В Какё Хёсики приводится эта песня как песня внука императора Тэмму принца Сиояки.
* В Сюисю эта песня приписана Саканоэ-но ирацумэ
荒礒超
浪者恐
然為蟹
海之玉藻之
憎者不有手
ありそこす
なみはかしこし
しかすがに
うみのたまもの
にくくはあらずて
Заливающие дикий берег волны
Ныне страшны,
Но не для меня,
В море водоросли-жемчуга
Ненавистными от этого не стали.
* Песня юноши. Волны—символ преград, помех. Водоросли— метафора возлюбленной.
神樂聲浪乃
四賀津之浦能
船乗尓
乗西意
常不所忘
ささなみの
しがつのうらの
ふなのりに
のりにしこころ
つねわすらえず
В Садзанами,
В бухте Сигацу,
Управляет кормчий кораблями,
А вот сердцем управляешь ты,
И забыть тебя оно не в силах!
* Песня юноши. га. 1399 Песня юноши. Вариант п. 1398.
百傳
八十之嶋廻乎
榜船尓
乗<尓志>情
忘不得裳
ももづたふ
やそのしまみを
こぐふねに
のりにしこころ
わすれかねつも
Сотни раз проходят
Островов десятки
На плывущем в море корабле,—
В сердце же моем, которым ты владеешь,
Не пройдет вовек к тебе любовь.

天漢
相向立而
吾戀之
君来益奈利
紐解設奈
(一云
向河)
あまのがは
あひむきたちて
あがこひし
きみきますなり
ひもときまけな
(かはにむかひて)
Любимый мой, с кем с давних пор
Разлучены Рекой Небесной,
Друг против друга мы стоим,
Ты приплываешь к берегам моим,
И я развязываю шнур, готовясь к встрече!


何有人香
黒髪之
白成左右
妹之音乎聞
さきはひの
いかなるひとか
くろかみの
しろくなるまで
いもがこゑをきく
Кого среди людей назвать счастливым?
Того, кто слышит голос милой
До той поры,
Как черный волос
Не станет белой сединой!

吾屋外尓
蒔之瞿麥
何時毛
花尓咲奈武
名蘇經乍見武
わがやどに
まきしなでしこ
いつしかも
はなにさきなむ
なそへつつみむ
Гвоздика, что посеял
Возле дома,
Когда раскроешь дивный свой цветок,
Чтоб на него я любоваться мог,
Как на любимую, все время глядя?
* Песня была послана весной, когда Якамоти сажал семена (СП).
朝ぼらけ
わが身は庭の
しもながら
なにを種にて
心生ひけむ
あさぼらけ
わがみはにはの
しもながら
なにをたねにて
こころおひけむ
Подобен я инею,
Что на рассвете
Ложится во дворе.
Из какого же семечка
Растет любовь моя?[117]
117. Стихотворение содержит какэкотоба: симо – «иней» и симо – «низ». Самоуничижение поэта объясняется тем, что пишет он благородной, высокопоставленной даме.
人の親は
心はやみに
あらねども
子を思ふ道に
まどひぬるかな
ひとのおやは
こころはやみに
あらねども
こをおもふみちに
まどひぬるかな
Хоть родительское
Сердце и не во мраке
Пребывает,
Но все же на пути любви к своему дитяти
Заплуталось оно[125].
125. Стихотворение помещено в Канэскэсю, а также в Кокинрокутё, 2, и в Госэнсю, 15 [1102].
うちとけて
君は寝つらむ
われはしも
露のおきゐて
恋にあかしつ
うちとけて
きみはねつらむ
われはしも
つゆのおきゐて
こひにあかしつ
Расставшись со мной,
Ты, наверно, спишь,
А я же,
Бодрствуя,
Полный любви, встречаю рассвет[128].
128. Стихотворение основано на игре омонимами: симо – «иней» и «низ», т. е. иносказательно «я сам», оки – «ложиться» (об инее) и «бодрствовать», кохи – «любовь», а часть этого слова хи – «солнце». Все перечисленные выше слова – «иней», «ложиться», «солнце» – связаны типом связи энго. Поэт намекает на свои слезы, которые сравнивает с инеем, падающим каплями росы на восходе солнца.
忘るやと
いでて来しかど
いづくにも
うさははなれぬ
ものにぞありける
わするやと
いでてこしかど
いづくにも
うさははなれぬ
ものにぞありける
С надеждой забыть
Удалился сюда.
Но где бы я ни был,
Не удалюсь от печали,
Вот что со мной творится[160].
160. В танка обыгрываются омонимы: уса – «печаль» и Уса – название местности в Цукуси (печаль не покидает – не покидаю Уса).
いかなれば
かつがつものを
思ふらむ
なごりもなくぞ
われは悲しき
いかなれば
かつがつものを
おもふらむ
なごりもなくぞ
われはかなしき
Зачем говоришь ты,
Что мало
Люблю тебя.
Донельзя
Я печалюсь[334] —
334. Танка помещена в Синдзокукокинсю, 11.
忘れなむと
思ふ心の
悲しきは
憂きも憂からぬ
ものにぞありける
わすれなむと
おもふこころの
かなしきは
うきもうからぬ
ものにぞありける
Позабыть бы тебя —
Как подумаю, так душа
В тоске.
Рядом с этим
Иные печали уже не опечалят[376] —
376. Танка помещена в Синтёкусэнсю, 14, с пометой: «Автор неизвестен», с некоторыми изменениями; танка сходного содержания есть в Исэ-моногатари, 21.
此花乃
一与能内尓
百種乃
言曽隠有
於保呂可尓為莫
このはなの
ひとよのうちに
ももくさの
ことぞこもれる
おほろかにすな
В отдельном каждом лепестке
Моих цветов
Сокрыты мною
Сотни разных слов,—
Прошу тебя, не будь к ним равнодушна!

室戸在
櫻花者
今毛香聞
松風疾
地尓落良武
やどにある
さくらのはなは
いまもかも
まつかぜはやみ
つちにちるらむ
Наверное, цветы расцветших вишен
У дома моего уже теперь
Из-за того, что быстрым был
Средь сосен ветер,
Опали на землю с ветвей…
* Песня толкуется некоторыми комментаторами (МС) в аллегорическом плане. Цветы вишни сравниваются с возлюбленной, и автор намекает на то, что теперь из-за преград и препятствий возлюбленная для него уже потеряна. Обычно цветы вишни — символ возлюбленной, красавицы, здесь же — скорее символ любви.
無暇
不来之君尓
霍公鳥
吾如此戀常
徃而告社
いとまなみ
きまさぬきみに
ほととぎす
あれかくこふと
ゆきてつげこそ
К возлюбленному другу моему,
Что время не найдет прийти побыть вдвоем,
Кукушка,
Полети и передай ему
О том, как я тоскую здесь о нем!

夏野<之>
繁見丹開有
姫由理乃
不所知戀者
苦物曽
なつののの
しげみにさける
ひめゆりの
しらえぬこひは
くるしきものぞ
Как лилии средь зарослей травы
На летнем поле, где никто о них не знает,
Так и любовь моя,—
О ней не знаешь ты,
А скрытая любовь так тягостна бывает!

伊加登伊可等
有吾屋前尓
百枝刺
於布流橘
玉尓貫
五月乎近美
安要奴我尓
花咲尓家里
朝尓食尓
出見毎
氣緒尓
吾念妹尓
銅鏡
清月夜尓
直一眼
令覩麻而尓波
落許須奈
由<米>登云管
幾許
吾守物乎
宇礼多伎也
志許霍公鳥
暁之
裏悲尓
雖追雖追
尚来鳴而

地尓令散者
為便乎奈美
<攀>而手折都
見末世吾妹兒
いかといかと
あるわがやどに
ももえさし
おふるたちばな
たまにぬく
さつきをちかみ
あえぬがに
はなさきにけり
あさにけに
いでみるごとに
いきのをに
あがおもふいもに
まそかがみ
きよきつくよに
ただひとめ
みするまでには
ちりこすな
ゆめといひつつ
ここだくも
わがもるものを
うれたきや
しこほととぎす
あかときの
うらがなしきに
おへどおへど
なほしきなきて
いたづらに
つちにちらせば
すべをなみ
よぢてたをりつ
みませわぎもこ
О, когда же,
О, когда?—
Думал я, и в этот миг
Возле дома моего
Среди множества ветвей
Померанцы расцвели!
И цветы раскрылись так,
Будто вот опасть должны!
Рано поутру и днем,
Каждый раз, как выхожу,
Все любуюсь, говоря:
“Рано опадать!
Подождите, чтобы я
Дал полюбоваться ей,
Хоть один недолгий миг,
Ночью с ясною луной —
Зеркалом светлей воды,—
Ей, которую любить
Долго буду, до конца,
До пределов дней моих!”
Так цветы я заклинал
Для тебя.
И как потом
Я негодовал,
Глядя на кукушку ту,
На противную, что здесь
Рано на заре,
В час печальный,
Вновь и вновь
Прилетала громко петь,
Заставляя облетать
Лепестки моих цветов
Понапрасну!..
И тогда
Не осталось ничего
Мне другого, как сорвать
Для тебя эти цветы.—
Полюбуйся же на них,
Милая моя!
* Осыпающиеся от громкого пения кукушки лепестки померанцев не только гиперболический образ. Увядание цветов померанца совпадает со временем, когда кукушка особенно громко поет. Предполагают, что песня была послана незадолго до свадьбы Якамоти со своей возлюбленной.
袖振者
見毛可波之都倍久
雖近
度為便無
秋西安良祢波
そでふらば
みもかはしつべく
ちかけども
わたるすべなし
あきにしあらねば
Хоть близок срок,
Когда взмахнувши рукавами,
Они увидятся, забыв про целый свет,
Но все же переплыть реку — надежды нет,
Доколе осень не настанет!

妹目乎
始見之埼乃
秋芽子者
此月其呂波
落許須莫湯目
いもがめを
**みのさきの
あきはぎは
このつきごろは
ちりこすなゆめ
Глаза любимой вижу я впервые…
“Впервые вижу” высится здесь мыс,
На нем осенний хаги вырос,—
Пускай же этот месяц он
Еще цветет, не облетев на землю!

雲隠
鳴奈流鴈乃
去而将居
秋田之穂立
繁之所念
くもがくり
なくなるかりの
ゆきてゐむ
あきたのほたち
しげくしおもほゆ
Колосья риса на осеннем поле,
Где, в облаках скрываясь, с криком гусь летит,
Густеют и растут,
Так и с моей любовью:
Растёт, — и сердце всё сильней грустит.
* Песня 1567 — одна из лучших песен Якамоти.
秋芽子乃
枝毛十尾二
降露乃
消者雖消
色出目八方
あきはぎの
えだもとををに
おくつゆの
けなばけぬとも
いろにいでめやも
Как светлая роса, что выпала обильно,
Нагнув у хаги ветви до земли,
Как та роса,
Пускай и я исчезну,
Не выдам все равно мою любовь к тебе!

妹家之
門田乎見跡
打出来之
情毛知久
照月夜鴨
いもがいへの
かどたをみむと
うちいでこし
こころもしるく
てるつくよかも
Думая поля окинуть взглядом
У твоих ворот, любимая моя,
Я пришел…
И сердце чуяло — недаром:
Дивно светит в эту ночь луна!
* “Дивно светит в эту ночь луна” — в песне выражена надежда, что любимая выйдет полюбоваться луной.
君待跡
吾戀居者
我屋戸乃
簾令動
秋之風吹
きみまつと
あがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきのかぜふく
Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти —
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора.
…Дует ветер…

毎朝
吾見屋戸乃
瞿麦之
花尓毛君波
有許世奴香裳
あさごとに
わがみるやどの
なでしこの
はなにもきみは
ありこせぬかも
Не можешь ли ты стать
Хотя б цветком гвоздики,
Что здесь растет у дома моего,
Где каждый день любуюсь на него,
Как только утро наступает…
* Гвоздика — часто метафора возлюбленной, красавицы, иногда служит сравнением. Здесь этот образ используется в послании к возлюбленному несколько необычно.
玉桙乃
道者雖遠
愛哉師
妹乎相見尓
出而曽吾来之
たまほこの
みちはとほけど
はしきやし
いもをあひみに
いでてぞわがこし
Прямая, что копье из яшмы,
Пускай дорога далека,
Но чтобы увидать тебя,
О ком я думаю с любовью,
Отправился я в путь и вот пришел сюда!
* Любовная переписка Отомо Якамоти с Отомо Саканоэ трактуется по-разному. По обычаям того времени в песнях-посланиях всегда допускалось преувеличенное выражение чувств. Даже монах Мансэй пишет своему другу Табито почти любовные послания (см. 573). Однако толкование, что Отомо Саканоэ переписывалась с Якамоти от имени своей дочери более убедительно, так как в те времена было очень принято сочинять песни-послания от чужого имени по просьбе данного лица. В М. — целый ряд таких песен: тот же Якамоти отвечал сестре от лица своей жены, в другом случае он писал послание матери жены от имени жены. Придворные поэты сочиняли песни по просьбе знатных лиц от их имени, Хитомаро часто сочиняет плачи от лица близких людей и т. д. Поэтому вполне возможно, мать сочиняла песни-послания вместо дочери, которая не обладала поэтическим даром.
秋風之
寒比日
下尓将服
妹之形見跡
可都毛思努播武
あきかぜの
さむきこのころ
したにきむ
いもがかたみと
かつもしのはむ
Эти дни, когда холоден
Ветер осенний,
Я носить ее буду на теле своём
В знак того, что я помню о деве любимой,
И её ещё больше отныне люблю!
* Песня сложена Отомо Якамоти по поводу присланного женой платья, которое она носила сама. Обмениваться одеждой, дарить платье со своего плеча было в обычаях того времени.
叩々
物乎念者
将言為便
将為々便毛奈之
妹与吾
手携而
旦者
庭尓出立
夕者
床打拂
白細乃
袖指代而
佐寐之夜也
常尓有家類
足日木能
山鳥許曽婆
峯向尓
嬬問為云
打蝉乃
人有我哉
如何為跡可
一日一夜毛
離居而
嘆戀良武
許己念者
胸許曽痛
其故尓
情奈具夜登
高圓乃
山尓毛野尓母
打行而
遊徃杼
花耳
丹穂日手有者
毎見
益而所思
奈何為而
忘物曽
戀云物呼
ねもころに
ものをおもへば
いはむすべ
せむすべもなし
いもとあれと
てたづさはりて
あしたには
にはにいでたち
ゆふへには
とこうちはらひ
しろたへの
そでさしかへて
さねしよや
つねにありける
あしひきの
やまどりこそば
をむかひに
つまどひすといへ
うつせみの
ひとなるわれや
なにすとか
ひとひひとよも
さかりゐて
なげきこふらむ
ここおもへば
むねこそいたき
そこゆゑに
こころなぐやと
たかまとの
やまにものにも
うちゆきて
あそびあるけど
はなのみ
にほひてあれば
みるごとに
ましてしのはゆ
いかにして
わすれむものぞ
こひといふものを
Если в сердце глубоко
Поразмыслить обо всем,
Что сказать, что делать мне? —
Выхода не знаю я…
Милая жена и я,
Взявшись за руки,
Вдвоем
По утрам
Спускались в сад,
Вечерами, освятив
Ложе,
Белые свои
Рукава переплетя,
Спали вместе.
Ночи те
Не навеки ли прошли?
Даже, слышал я, фазан,—
Житель распростертых гор,
Говорят, свою жену
Ищет и находит там,
На другой вершине гор,
Я же в мире суеты
Бренный, жалкий человек,
Почему же только я
Даже ночи, даже дня
Не могу с ней провести,
Верно, быть в разлуке нам,
Верно, плакать мне в тоске!
Как подумаю о том,
Горестно душа болит!
И поэтому решил —
Не утешу ль сердце я?
По горам и по полям
В Такамато
Я бродил,
Все бродил, гуляя там,
Но кругом одни цветы
Мне сверкали на полях.
Каждый раз, как видел их,
Тосковал еще сильней!
Что же делать,
Как забыть,
То, что все зовут — любовь?
* Песня посвящена тоске в разлуке с женой, несет на себе следы влияния песен Хитомаро (207) и Окура (804). Однако аналогичные образы можно встретить и в анонимных песнях; возможно. это следы неизжитой народно-песенной традиции.
* “Говорят, свою жену ищет и находит там, на другой вершине гор” — фазаны днем бывают вместе со своей самкой, но ночи проводят отдельно на разных вершинах гор.
高圓之
野邊乃容花
面影尓
所見乍妹者
忘不勝裳
たかまとの
のへのかほばな
おもかげに
みえつついもは
わすれかねつも
Смотрю я на цветок каобана,
Что в Такамато на полях растет,
И облик твой
Передо мной встает,
И не могу я позабыть тебя!
* Каобана — японская петунья, бледно-алого цвета с сердечкообразными продолговатыми листьями, чашечка в виде перевернутого колокола, обращенного широкой стороной вверх, растет в полях и на лугах, многолетнее растение, цветет все лето начиная с 5—6-го месяца.
水長鳥
安房尓継有
梓弓
末乃珠名者
胸別之
廣吾妹
腰細之
須軽娘子之
其姿之
端正尓
如花
咲而立者
玉桙乃
道<徃>人者
己行
道者不去而
不召尓
門至奴
指並
隣之君者
<預>
己妻離而
不乞尓
鎰左倍奉
人<皆乃>
如是迷有者
容艶
縁而曽妹者
多波礼弖有家留
しながとり
あはにつぎたる
あづさゆみ
すゑのたまなは
むなわけの
ひろきわぎも
こしぼその
すがるをとめの
そのなりの
きらきらしきに
はなのごと
ゑみてたてれば
たまほこの
みちゆくひとは
おのがゆく
みちはゆかずて
よばなくに
かどにいたりぬ
さしならぶ
となりのきみは
あらかじめ
おのづまかれて
こはなくに
かぎさへまつる
ひとみなの
かくまとへれば
たちしなひ
よりてぞいもは
たはれてありける
Где гагары, в том краю,
Близко от страны Ава
Лук из адзуса сверкает
Белой яшмой на концах.
“На концах” звалось село,
Где красавица жила
Дева Тамана моя,
Дева милая моя,
Та, что грудью широка,
Та, что бедрами узка,
Не девица, — а пчела!
От лица ее всегда
Исходил лучистый свет,
Как цветок она была,
Средь людей — красивей нет.
И когда она являлась
И сиял улыбкой лик,
С яшмовым копьем гонец
Забывал дорогу вмиг,
И без зова, сам собой
Вдруг сворачивал с пути,
Приближался к воротам
И не мог уже уйти…
А соседи тех домов,
Что стояли тут же в ряд,—
Оставляли жен своих,
Не жалея, говорят.
И без всяких ее просьб,
Уходя от жен своих,
Предложить спешили ей
Стать хозяйкой их ключей.
Так любовью забавлялась,
Как игрушкою, она,—
Так жила в краю далеком
Чудо-дева Тамана…

高山之
菅葉之努藝
零雪之
消跡可曰毛
戀乃繁鶏鳩
たかやまの
すがのはしのぎ
ふるゆきの
けぬといふべくも
こひのしげけく
Как тает снег, упавший на листы
Зеленых трав суга на той горе высокой,
Вот так же я…
Коль спросят, скажешь ты,
Что таю я, объят тоской глубокой!..
* Любовное послание; кому адресовано, неизвестно.
梅花
令落冬風
音耳
聞之吾妹乎
見良久志吉裳
うめのはな
ちらすあらしの
おとのみに
ききしわぎもを
みらくしよしも
Как будто отголоски дальней бури,
Которая у слив сорвала лепестки,
Так слухи о тебе…
И вот люблю я снова,
И счастлив я, и больше нет тоски!
* Песня включена в любовные песни зимы, так как в ней говорится о лепестках сливы. Полагают, что адресована второй дочери Отомо Саканоэ — будущей жене автора (К).
久方乃
月夜乎清美
梅花
心開而
吾念有公
ひさかたの
つくよをきよみ
うめのはな
こころひらけて
あがおもへるきみ
Так ясно светит в час ночной луна
В извечном и далеком небе!
Цветы у слив раскрыли сердце — так и я…
О милый друг, о ком я думою полна,
Кому раскрыла настежь сердце!

沫雪乃
庭尓零敷
寒夜乎
手枕不纒
一香聞将宿
あわゆきの
にはにふりしき
さむきよを
たまくらまかず
ひとりかもねむ
Когда на землю, падая, ложится
Снег белой пеною, с высот небес летя,
Холодной ночью
Без твоих объятий
Навряд ли я смогу уснуть один…

為妹
吾玉拾
奥邊有
玉縁持来
奥津白浪
いもがため
われたまひりふ
おきへなる
たまよせもちこ
おきつしらなみ
Для любимой моей
Собираю я в дар дорогие каменья,
Ах, с далеких просторов необъятного моря
Принесите с собой мне сверкающий жемчуг,
Волны белые взморья!
Неизвестный автор
* Песня почти целиком совпадает с п. 1667, которая относится к путешествию императора Момму (697–707) по провинции Кии. По-видимому, это запись народной песни, в различных вариантах фигурирующей в разных местах этой провинции.
* Примечание к п. 1665–1666, что автор их неизвестен, также подтверждает наше предположение.
為妹
我玉求
於伎邊有
白玉依来
於伎都白浪
いもがため
あれたまもとむ
おきへなる
しらたまよせこ
おきつしらなみ
Я ищу для любимой
Дорогие каменья…
С далёких просторов необъятного моря
Принесите мне белый сверкающий жемчуг,
Волны белые взморья!
* Вариант песни 1665.
吾戀
妹相佐受
玉浦丹
衣片敷
一鴨将寐
あがこふる
いもはあはさず
たまのうらに
ころもかたしき
ひとりかもねむ
Та девушка, которую люблю,
Не позволяет встретиться с собою,
И в бухте Яшмовой с тоскою я стелю
На ложе одинокое одежды.
Ах, спать придется, верно, одному!
* Автор неизвестен.
玉匣
開巻惜
恡夜矣
袖可礼而
一鴨将寐
たまくしげ
あけまくをしき
あたらよを
ころもでかれて
ひとりかもねむ
Будет открываться ларчик дорогой,
И рассвет придет, — не радуюсь ему,
Ах, ночей былых жаль сердцу моему,—
Ведь в разлуке с рукавами милой
Спать придется нынче одному!
* Автор неизвестен.
* “В разлуке с рукавами милой” — обычно рукава одежды стелились в изголовье любимому.
河蝦鳴
六田乃河之
川楊乃
根毛居侶雖見
不飽<河>鴨
かはづなく
むつたのかはの
かはやぎの
ねもころみれど
あかぬかはかも
О любимый мой, любуясь на тебя,
Сколько ни гляжу, не наглядеться мне,
Как на иву на речную, что растет
У реки прозрачной Муцута,
Где кричит всегда речной олень!
* Речной олень — так называли в песнях М. лягушку.
名草目而
今夜者寐南
従明日波
戀鴨行武
従此間別者
なぐさめて
こよひはねなむ
あすよりは
こひかもゆかむ
こゆわかれなば
Утешим же себя,
Уснем хоть этой ночью вместе!
А после, с завтрашнего дня,
О, как начнет терзать меня тоска,
Когда расстанемся с тобою!
* При каких обстоятельствах была сложена песня и кому посвящена, неизвестно.
山科乃
石田社尓
布<麻>越者
蓋吾妹尓
直相鴨
やましなの
いはたのもりに
ぬさおかば
けだしわぎもに
ただにあはむかも
В священном храме, здесь,
В Ивата, в Ямасина,
Когда дары я принесу богам,
Быть может счастье улыбнется нам
И будем вместе мы с любимой!
* По-видимому, божество храма Ивата покровительствовало влюбленным, потому что мольбы о встречах приносили именно в этом храме.
吾妹兒者
久志呂尓有奈武
左手乃
吾奥手<二>
纒而去麻師乎
わぎもこは
くしろにあらなむ
ひだりての
わがおくのてに
まきていなましを
О, если бы любимая моя
В браслет бы превратилась дорогой,
На руку левую,
Подальше, за рукав,
Надел бы тот браслет и взял его с собой!
* “На руку левую…” — левая сторона особенно чтилась в старину: все левые административные должности, чины (служащие левой канцелярии, левый министр и т. п.) считались выше и важнее правых. Дорогого гостя сажали с левой стороны, наиболее ценные вещи клали слева и т. д.
神南備
神依<板>尓
為杉乃
念母不過
戀之茂尓
かむなびの
かみよせいたに
するすぎの
おもひもすぎず
こひのしげきに
Вот дерево святое суги — “прохожу” в горах священных Каминаби,
Идущее порой на доски в храмах,
Стуча в которые, зовут богов…
Моя ж тоска все остается прежней,—
Ведь слишком велика моя любовь!
* Дерево суги — японская криптомерия. Суги по созвучию ассоциируется со словом сугу “проходить”.
* Горы Каминаби — общее название для священных гор. Доски в храмах (камиёсэита) — букв. “доски призывания богов”; стуча в них, как бы привлекают внимание богов к себе, к своей просьбе.
泊瀬河
夕渡来而
我妹兒何
家門
近舂二家里
はつせがは
ゆふわたりきて
わぎもこが
いへのかなとに
ちかづきにけり
Реку прозрачную Хацусэ
Я переплыл вечернею порой,
И подошел
К воротам медным дома,
Где милая моя живет!
* Песня была сложена, по-видимому, по какому-то определенному случаю, но обстоятельства эти неизвестны.
吾妹兒之
結手師紐乎
将解八方
絶者絶十方
直二相左右二
わぎもこが
ゆひてしひもを
とかめやも
たえばたゆとも
ただにあふまでに
Шнур заветный,
Что завязан был любимой,
Разве развязать я без нее смогу?
Даже пусть порвутся эти нити,
Я не развяжу, пока не встречусь с ней!
* Заветный шнур— шнур у одежды, который завязывают при разлуке друг другу возлюбленные или супруги, давая таким образом обет верности и обещая не развязывать его до новой встречи.
白玉之
人乃其名矣
中々二
辞緒<下>延
不遇日之
數多過者
戀日之
累行者
思遣
田時乎白土
肝向
心摧而
珠手次
不懸時無
口不息
吾戀兒矣
玉釧
手尓取持而
真十鏡
直目尓不視者
下桧山
下逝水乃
上丹不出
吾念情
安虚歟毛
しらたまの
ひとのそのなを
なかなかに
ことをしたはへ
あはぬひの
まねくすぐれば
こふるひの
かさなりゆけば
おもひやる
たどきをしらに
きもむかふ
こころくだけて
たまたすき
かけぬときなく
くちやまず
あがこふるこを
たまくしろ
てにとりもちて
まそかがみ
ただめにみねば
したひやま
したゆくみづの
うへにいでず
あがおもふこころ
やすきそらかも
Словно белый жемчуг ты.
Имя милое твое,
О, как часто про себя
Повторяю я в душе!
Много дней уже прошло,
Мы не виделись с тобой.
И все больше, больше дней,
Проведенных мной в тоске...
Я не знаю, как мне быть,
Чтоб развеять грусть мою?
Сердце я разбил свое,
Нету дня, чтоб не надел
Перевязь из жемчугов,
Беспрестанно, без конца
Имя милое твержу...
Деву милую свою,
Как из жемчуга браслет,
На руки бы мне надеть,
Прямо бы в лицо взглянуть —
В зеркало светлей воды,—
Но не вижу я тебя...
Словно воды, что текут
У подножия горы
Ситаби,
А наверху —
Их не видно,
Так и я...
Ах, не видно никому
Сердце, полное тоски,
Что покоя не найдет...
* Автор песни и кому она адресована, не указаны, однако, поскольку после п. 1794 следует примечание, что три песни (1792–1794) взяты из сборника Танабэ Сакимаро, его считают автором этих песен.
* “Нету дня, чтоб не надел перевязь из жемчугов” — “готовое” выражение, т. е. нету дня, чтобы не молился.
立易
月重而
難不遇
核不所忘
面影思天
たちかはり
つきかさなりて
あはねども
さねわすらえず
おもかげにして
Сменяясь, месяцы проходят,
Уж много накопилось их,
Не встречаемся теперь с тобою,
Но забыть тебя я не могу,
И предо мной все образ твой стоит…

如是有者
何如殖兼
山振乃
止時喪哭
戀良苦念者
かくしあらば
なにかうゑけむ
やまぶきの
やむときもなく
こふらくおもへば
О, если ты уже забыл меня,
Зачем было сажать ямабуки тогда?
Ведь, думалось, подобно тем цветам,
Не будет знать конца
Твоя любовь ко мне!
* “Зачем было сажать ямабуки тогда” — в старину был обычай сажать вместе с любимым человеком цветы, деревья в память о любви или гадая о будущем.
花咲而
實者不成登裳
長氣
所念鴨
山振之花
はなさきて
みはならねども
ながきけに
おもほゆるかも
やまぶきのはな
Цветы цветут,
А нет еще плодов,
И все-таки в теченье сроков долгих
Я неизменно полон к вам любовью,
Цветы ямабуки, растущие в горах!
* Песня аллегорическая. Цветут цветы, а нет еще плодов — т. е. возлюбленные еще не принадлежат друг другу. Ямабуки — метафора возлюбленной.
春之雨尓
有来物乎
立隠
妹之家道尓
此日晩都
はるのあめに
ありけるものを
たちかくり
いもがいへぢに
このひくらしつ
Ведь это был Весенний дождь!
Я спрятался, его пережидая,
И на пути, который к милой вел,
На целый день я задержался!

佐吉之
里<行>之鹿歯
春花乃
益希見
君相有香開
すみのえの
さとゆきしかば
はるはなの
いやめづらしき
きみにあへるかも
Когда я проходил селенье
В Суминоэ,
Я встретился, любимая, с тобой,
Которая была чудесней, чем весной
Цветок раскрывшийся весенний…

冬隠
春開花
手折以
千遍限
戀渡鴨
ふゆこもり
はるさくはなを
たをりもち
ちたびのかぎり
こひわたるかも
Скрыто все зимой…
А весной цветут цветы,
Будем их срывать с тобой
Много, много тысяч раз,—
Много, много долгих лет буду я любить тебя!

春山
霧惑在

我益
物念哉
はるやまの
きりにまとへる
うぐひすも
われにまさりて
ものもはめやも
И даже соловей, блуждающий в тумане
Среди весенних гор,—
Ведь даже соловей
Не может тосковать с такою силой,
Как я тоскую о тебе!

出見
向岡
本繁
開在花
不成不止
いでてみる
むかひのをかに
もとしげく
さきたるはなの
ならずはやまじ
Вышел я из дома и смотрю:
Предо мною на холмах кругом,
Густо стебли до земли покрыв,
Распустились нежные цветы,—
Даже без плодов я буду их любить.
* “Даже без плодов я буду их любить”.— Пусть любовь не будет иметь успешного конца, все равно буду любить.
春去
先三枝
幸命在
後相
莫戀吾妹
はるされば
まづさきくさの
さきくあらば
のちにもあはむ
なこひそわぎも
Как придет весна, сначала расцветают
“Травы счастья” — раньше трав других.
Если счастье будет,
Встретимся с тобою,
Не тоскуй, любимая моя!
* Травы счастья (сакикуса) — старинное народное название. Некоторые считают, что это горные лилии (Mazus rugosus). Несомненно, что они связаны с народными поверьями, существует даже “праздник травы счастья” (сакикуса-но мацури) в апреле. По-видимому, это что-то вроде цветения папоротника в русском фольклоре, когда найденный цветок, по поверью, приносит счастье.
春去
為垂柳
十緒
妹心
乗在鴨
はるされば
しだりやなぎの
とををにも
いもはこころに
のりにけるかも
Когда придет весна,
Склонившаяся ива
Склоняется к земле еще сильней,
И сердце нежное возлюбленной моей,
Я подчиняю все сильнее своей воле!

春之在者
伯勞鳥之草具吉
雖不所見
吾者見<将遣>
君之當<乎>婆
はるされば
もずのくさぐき
みえずとも
われはみやらむ
きみがあたりをば
Когда придет весна,
То птицы модзу скрываются в густой траве…
Не видно пусть тебя,
Но я смотреть все буду
Туда, где ты живешь, любимый мой!
* Птицы модзу — небольшие птицы с тонкой шеей, удлиненным хвостом и резким криком; осенью они живут на верхушках деревьев; ловят насекомых, лягушек.
容鳥之
間無數鳴
春野之
草根乃繁
戀毛為鴨
かほどりの
まなくしばなく
はるののの
くさねのしげき
こひもするかも
Густо весною
Трава покрывает поля,
Где все время поют без конца каодори,
О, вот так же любовь наполняет меня,
И ни отдыха нет ей, ни срока…
* Каодори — см. п. 1823.
春去者
宇乃花具多思
吾越之
妹我垣間者
荒来鴨
はるされば
うのはなぐたし
わがこえし
いもがかきまは
あれにけるかも
Как придет весенняя пора,
Вянут от дождя цветы унохана,
И заброшенным стоит плетень
Возле дома милой, где не раз
Я перебирался к ней тайком!

藤浪
咲春野尓
蔓葛
下夜之戀者
久雲在
ふぢなみの
さくはるののに
はふくずの
したよしこひば
ひさしくもあらむ
Скрывается внизу ползучий плющ,
Растущий средь полей весенних,
Где фудзи лепестки струятся вниз волной,
И если мы должны любовь скрывать с тобой,
Нам долго ожидать придется счастья!
* Волны фудзи (фудзинами) — так говорят о цветах фудзи — японской глицинии; цветы ее длинными гирляндами, подобно волнам, спускаются вниз с ветвей.
吾瀬子尓
吾戀良久者
奥山之
馬酔花之
今盛有
わがせこに
あがこふらくは
おくやまの
あしびのはなの
いまさかりなり
Моя любовь к тебе,
Любимый мой,
Похожа на цветы асиби,
Растущие в ущельях дальних гор,
Подобно им она в расцвете ныне!
* Асиби — белые цветы, расцветающие весной пышными соцветиями (см. п. 1428).
姫部思
咲野尓生
白管自
不知事以
所言之吾背
をみなへし
さきのにおふる
しらつつじ
しらぬこともち
いはえしわがせ
Там, где оминаэси цветут
На полях зеленых Сакину,
Все собой покрыли цуцудзи цветы…
И не знал никто, хранила я любовь,
Ты же людям рассказал, любимый мой!
* Оминаэси — см. п. 1538.
* Цуцудзи — японская азалия (см. п. 434, 1188).
春去者
水草之上尓
置霜乃
消乍毛我者
戀度鴨
はるされば
みくさのうへに
おくしもの
けにつつもあれは
こひわたるかも
Как тает иней на траве морской
У светлых вод, когда весна здесь наступает,
Так таю я
И все же продолжаю
По-прежнему любить тебя!

春霞
立尓之日従
至今日
吾戀不止
本之繁家波
(一云
片念尓指天)
はるかすみ
たちにしひより
けふまでに
あがこひやまず
もとのしげけば
(かたもひにして)
Со дня, как легкой дымкой встал
Туман весенний,
И до нынешнего дня
Не прекращается любовь моя к тебе.—
Ведь корни в сердце глубоко ушли…

吾背子尓
戀而為便莫
春雨之
零別不知
出而来可聞
わがせこに
こひてすべなみ
はるさめの
ふるわきしらず
いでてこしかも
Мой милый, без тебя
Тоске — предела нет!
И вот, совсем не замечая
Весенний дождь, — идет он, или нет,—
Покинув дом, пришла к тебе сегодня!

春草之
繁吾戀
大海
方徃浪之
千重積
はるくさの
しげきあがこひ
おほうみの
へにゆくなみの
ちへにつもりぬ
Как густа весенняя трава,
Так сильна любовь моя к тебе,
И как волны к берегам морей
Набегают в тысячи рядов,—
В тысячи слоев на сердце залегла!

白檀弓
今春山尓
去雲之
逝哉将別
戀敷物乎
しらまゆみ
いまはるやまに
ゆくくもの
ゆきやわかれむ
こほしきものを
Белый дивный лук теперь натянут…
Средь весенних гор,
Как облако вдали,
Неужель уйдешь, меня оставив,—
Ведь еще друг друга любим мы…

大夫之
伏居嘆而
造有
四垂柳之
蘰為吾妹
ますらをの
ふしゐなげきて
つくりたる
しだりやなぎの
かづらせわぎも
Венок из веток
Вниз склоненной ивы,
Что рыцарь преклоненный для тебя,
Вздыхая, сплел,
Надень, любимая моя!
* Песня, посланная с венком возлюбленной.
石上
振乃神杉
神備<西>
吾八更々
戀尓相尓家留
いそのかみ
ふるのかむすぎ
かむびにし
われやさらさら
こひにあひにける
Словно криптомерия у храма
В Исоноками, в Фуру, таков и я,
Был совсем я стар,
Но нынче снова
Повстречалась на пути моем любовь!
[Ответная песня]
狭野方波
實尓雖不成
花耳
開而所見社
戀之名草尓
さのかたは
みにならずとも
はなのみに
さきてみえこそ
こひのなぐさに
Пусть не зреют в Сануката
Для меня плоды,
О, хотя бы только лишь одни цветы
Зацвели бы нынче для меня
В утешение моей любви!
[Песня юноши]
川上之
伊都藻之花乃
何時々々
来座吾背子
時自異目八方
かはのうへの
いつものはなの
いつもいつも
きませわがせこ
ときじけめやも
На реке растут цветы,
Называют их “всегда”,
Ах, всегда, всегда
Приходи ко мне, любимый друг,
Ты не можешь ведь не вовремя прийти!
[Ответная песня]
* Цветы “всегда” (ицумо-но хана) — старинное название водорослей; есть разные предположения, что это за цветы. Полагаем. что это народное название прибрежных растений. Здесь — игра слов.
春雨之
不止零々
吾戀
人之目尚矣
不令相見
はるさめの
やまずふるふる
あがこふる
ひとのめすらを
あひみせなくに
Вот весенний дождь
Без конца все льет и льет…
Тот, кого люблю я всей душой,
Мне не кажет даже глаз своих,
Не встречается совсем со мной!
[Песня девушки]
吾妹子尓
戀乍居者
春雨之
彼毛知如
不止零乍
わぎもこに
こひつつをれば
はるさめの
それもしるごと
やまずふりつつ
Потому что я тоскую беспрестанно
О тебе, любимая моя,
Дождь весенний,
Словно зная это,
Льет и льет все время без конца…
[Ответная песня]
相不念
妹哉本名
菅根乃
長春日乎
念晩牟
あひおもはぬ
いもをやもとな
すがのねの
ながきはるひを
おもひくらさむ
Из-за девы дорогой,
Что любви не дарит мне в ответ,
Лишь напрасно я
Долгий, словно корни сугэ, день весны
Буду проводить в печали и тоске!
[Песня юноши]
相不念
将有兒故
玉緒
長春日乎
念晩久
あひおもはず
あるらむこゆゑ
たまのをの
ながきはるひを
おもひくらさく
Из-за девы молодой,
Что любви не дарит мне в ответ,
Долгий, словно яшмовая нить,
День весенний провожу теперь
Я в печали и тоске!

難相
君尓逢有夜
霍公鳥
他時従者
今<社>鳴目
あひかたき
きみにあへるよ
ほととぎす
ことときよりは
いまこそなかめ
Любимый, с кем мне встретиться так трудно,
Ночь эту может провести со мной…
Кукушка,
Чем здесь петь в другое время
Ах, ты сейчас свою нам песню спой!

風散
花橘𠮧
袖受而
為君御跡
思鶴鴨
かぜにちる
はなたちばなを
そでにうけて
きみがみあとと
しのひつるかも
Цветы татибана,
Что падали от ветра,
В рукав собрав,
С любовью берегла,
Как след любимого, что посетил меня!
* Рукав в японской одежде одновременно служит и карманом.
吾妹子尓
相市乃花波
落不過
今咲有如
有与奴香聞
わぎもこに
あふちのはなは
ちりすぎず
いまさけるごと
ありこせぬかも
С моей любимою встречаюсь здесь…
Ооти — нежные лиловые цветы,
О, пусть бы никогда не опадая,
Вы вечно продолжали бы цвести
Так пышно, как цветете ныне!
* Цветы ооти (совр. сэндан, Melia japonica) — ясенки — расцветают в апреле — мае бледно-лиловыми гнездовидными соцветиями. Плоды их используются как лекарство.
廼者之
戀乃繁久
夏草乃
苅掃友
生布如
このころの
こひのしげけく
なつくさの
かりはらへども
おひしくごとし
Все это время
Так любовь сильна!
На летнюю траву она похожа;
О, сколько ни коси, ни убирай,
Растет опять и покрывает поле!

片搓尓
絲𠮧曽吾搓
吾背兒之
花橘乎
将貫跡母日手
かたよりに
いとをぞわがよる
わがせこが
はなたちばなを
ぬかむとおもひて
С одной лишь стороны
Я нить свою кручу:
Все думаю,
Что милый мой нанижет
На эту нить цветы татибана!

霍公鳥
来鳴動
岡<邊>有
藤浪見者
君者不来登夜
ほととぎす
きなきとよもす
をかへなる
ふぢなみみには
きみはこじとや
Кукушка, прилетев, так громко здесь поет,
И на холме
Волной струятся фудзи.
На их цветы полюбоваться
Ужели милый не придет?

真田葛延
夏野之繁
如是戀者
信吾命
常有目八<面>
まくずはふ
なつののしげく
かくこひば
まことわがいのち
つねならめやも
О, если будет так всегда сильна любовь,
Как густы травы полевые летом,
Когда растут лианы на полях,
О, жизнь моя поистине тогда
На этом свете кончится бедою!

吾耳哉
如是戀為良武
<垣>津旗
丹<頬合>妹者
如何将有
あれのみや
かくこひすらむ
かきつはた
につらふいもは
いかにかあるらむ
О, только ль у меня
Любовь сильна?
Цветок камелии,
Алеющий красою, — любимая моя.
А любит ли она?

宇能花之
開登波無二
有人尓
戀也将渡
獨念尓指天
うのはなの
さくとはなしに
あるひとに
こひやわたらむ
かたもひにして
О том, кто сердца мне не раскрывает,
Как лепестки свои
Цветы унохана,
Ужели тосковать по-прежнему я буду,
Любовью безответною любя?

隠耳
戀者苦
瞿麦之
花尓開出与
朝旦将見
こもりのみ
こふればくるし
なでしこの
はなにさきでよ
あさなさなみむ
Если любишь, — нет муки сильнее,
Чем таить любовь и скрываться,
Пусть же гвоздика скорее
Раскроет цветы навстречу.
Чтоб мог на нее любоваться каждое, каждое утро!
* Песня сложена в аллегорическом плане: пусть раскроются цветы гвоздики — пусть ты скажешь о нашей любви родителям, и пусть каждое утро я буду открыто встречаться и любоваться тобой. Гвоздика — метафора возлюбленной.
外耳
見筒戀牟
紅乃
末採花之
色不出友
よそのみに
みつつこひなむ
くれなゐの
すゑつむはなの
いろにいでずとも
Лишь издали любуясь на тебя,
Я тосковать в разлуке буду вновь,
Пускай же тот цветок,
Что может красить ткань,
Скрывает алый цвет, а мы свою любовь!
* Песня девушки. В противоположность песне юноши она предлагает терпеть и любить тайком от всех.
* Песни 1992, 1993 похожи на парные, которыми обменивается женская и мужская половина хора.
* “Цветок, что может красить ткань” (урэцуму хана) — букв. “цветок, у которого срывают верхушку” (идущую на окраску ткани).
吾戀
嬬者知遠
徃船乃
過而應来哉
事毛告火
あがこひを
つまはしれるを
ゆくふねの
すぎてくべしや
こともつげなむ
Мою любовь к нему
Супруг мой знает,
Но если вдруг плывущая ладья
Иль мимо проплывет, иль запоздает…
О, если бы он известил меня!
[Песня Ткачихи]
朱羅引
色妙子
數見者
人妻故
吾可戀奴
あからひく
いろぐはしこを
しばみれば
ひとづまゆゑに
あれこひぬべし
Дитя с румянцем ярко-алым
И нежное, как мягкие шелка,
Так часто вижу я тебя,
И хоть чужая ты жена,
Я полюбил тебя, должно быть!
* Есть разные мнения по поводу этой песни: 1) не относится к циклу песен танабата, 2) сложена не Волопасом, но посвящена звезде Ткачихе.
* Песни о танабата обычно бывают трех видов: песни Ткачихи, песни Волопаса (сложенные от их лица) или песни, сложенные от третьего лица. К этой последней категории относится и эта песня.
吾等戀
丹穂面
今夕母可
天漢原
石枕巻
あがこふる
にのほのおもわ
こよひもか
あまのかはらに
いしまくらまかむ
О лик румяный девы юной,
К которой полон я любовью!
Не нынче ль ночью
Средь долин небесных
Нам эти скалы будут изголовьем?
[Песня Волопаса]
汝戀
妹命者
飽足尓
袖振所見都
及雲隠
ながこふる
いものみことは
あきだらに
そでふるみえつ
くもがくるまで
Было видно, как небесная жена,
Та, что тосковала о тебе,
Успокоенная встречею с тобой,
Все махала на прощанье рукавом,
Ах, пока тебя не скрыли облака…
* Песня сложена от 3-го лица, передающего Волопасу, как провожала его Ткачиха.
天漢
已向立而
戀等尓
事谷将告
孋言及者
あまのがは
いむかひたちて
こひしらに
ことだにつげむ
つまといふまでは
У Реки Небес,
На разных берегах,
Мы стоим исполнены тоски…
О, хотя бы слово передать
До того, пока приду к тебе!
[Песня Волопаса]
吾世子尓
裏戀居者
天<漢>
夜船滂動
梶音所聞
わがせこに
うらこひをれば
あまのがは
よふねこぐなる
かぢのおときこゆ
Когда я находилась здесь в тоске
По другу дорогому моему,
Раздался всплеск весла ночной ладьи,
Плывущей с шумом
По Реке Небес…
[Песня Ткачихи]
真氣長
戀心自
白風
妹音所聴
紐解徃名
まけながく
こふるこころゆ
あきかぜに
いもがおときこゆ
ひもときゆかな
О сердце, полное всегда тоски
В теченье долгих, долгих дней!
В осеннем ветре
Слышу голос милой
И, развязав свой шнур, я к ней хочу идти!
[Песня Волопаса]
戀敷者
氣長物乎
今谷
乏<之>牟可哉
可相夜谷
こひしくは
けながきものを
いまだにも
ともしむべしや
あふべきよだに
Ведь жил в тоске
Я много, много дней
О, если б смог хотя бы нынче
Я утолить мою любовь,
Сегодня, в ночь свиданья с милой!
[Песня Волопаса]
左尼始而
何太毛不在者
白栲
帶可乞哉
戀毛不<過>者
さねそめて
いくだもあらねば
しろたへの
おびこふべしや
こひもすぎねば
Ведь только мы еще легли с тобой,
Не миновало краткого мгновенья,
О, можно ли просить свой белотканый пояс,
Чтобы уйти…
Ведь не ушла еще любовь!
[Песня Ткачихи]
* Просить пояс — значит готовиться к уходу.
万世
携手居而
相見鞆
念可過
戀<尓>有莫國
よろづよに
たづさはりゐて
あひみとも
おもひすぐべき
こひにあらなくに
Пусть тысячи веков
Мы будем вместе,—
Рука в руке, глаза в глаза глядят,—
У нас с тобой любовь совсем иная,
Такой любви вовеки не пройти!
[Песня Волопаса]
秋去者
<川>霧
天川
河向居而
戀夜多
あきされば
かはぎりたてる
あまのがは
かはにむきゐて
こふるよぞおほき
Когда осенняя пора приходит,
И застилает всю реку туман,
Они стоят друг против друга на разных берегах реки…
О ночи, полные тоски!
Как у несчастных звезд их много!

一年邇
七夕耳
相人之
戀毛不<過>者
夜深徃久毛
(一云
不盡者
佐宵曽明尓来)
ひととせに
なぬかのよのみ
あふひとの
こひもすぎねば
よはふけゆくも
(つきねば
さよぞあけにける)
Ведь только раз в году
Лишь в ночь седьмого дня седьмого месяца
Они встречаться смеют,
Ах, не прошла еще у них любовь,
А ночь уже безжалостно светлеет!

天漢
<河>門立
吾戀之
君来奈里
紐解待
(一云
天<河>
<川>向立)
あまのがは
かはとにたちて
あがこひし
きみきますなり
ひもときまたむ
(あまのがは
かはにむきたち)
Стою на переправе у реки,
Что называется Рекой Небес.
Сюда плывет
Любимый мой супруг,
Я развяжу свой шнур и буду ждать его!
[Песня Ткачихи]
天漢
<河>門座而
年月
戀来君
今夜會可母
あまのがは
かはとにをりて
としつきを
こひこしきみに
こよひあへるかも
Все время находясь у переправы
Реки Небес, текущей в вышине,
Я наконец сегодня ночью повстречалась
С тобой, о ком так долго тосковала,
Живя одна в разлуке целый год!
[Песня Ткачихи]
年之戀
今夜盡而
明日従者
如常哉
吾戀居牟
としのこひ
こよひつくして
あすよりは
つねのごとくや
あがこひをらむ
Тоску, скопившуюся за год,
Рассею этой ночью до конца!
А с завтрашнего дня
Я снова, как бывало,
Вновь буду тосковать, судьбу свою кляня!
[Песня Волопаса]
不合者
氣長物乎
天漢
隔又哉
吾戀将居
あはなくは
けながきものを
あまのがは
へだててまたや
あがこひをらむ
О, не встречаться нам
Придется много дней!
Разделены с тобой Небесною Рекою.
О, неужель опять я буду жить один,
Охваченный всегда мучительной тоской?
[Песня Волопаса]
戀家口
氣長物乎
可合有
夕谷君之
不来益有良武
こひしけく
けながきものを
あふべくある
よひだにきみが
きまさずあるらむ
Ведь я жила в тоске
Так много долгих дней!
И даже в эту ночь, когда мы можем
С тобою встретиться наедине,
Ужели не придешь, любимый мой, ко мне?
[Песня Ткачихи]
天河
白浪高
吾戀
公之舟出者
今為下
あまのがは
しらなみたかし
あがこふる
きみがふなでは
いましすらしも
Высоки волны в белой пене,
Что встали на Реке Небес,
Наверно, отплывает нынче
Ладья любимого
Ко мне!
[Песня Ткачихи]
戀日者
<食>長物乎
今夜谷
令乏應哉
可相物乎
こふるひは
けながきものを
こよひだに
ともしむべしや
あふべきものを
Ведь дни, когда в разлуке тосковал,
Тянулись бесконечной чередою,
И даже в эту ночь
Не утолить тоски,
Хотя и должен встретиться с тобою!
[Песня Волопаса]
乾坤之
初時従
天漢
射向居而
一年丹
兩遍不遭
妻戀尓
物念人
天漢
安乃川原乃
有通
出々乃渡丹
具穂船乃
艫丹裳舳丹裳
船装
真梶繁<抜>
旗<芒>
本葉裳具世丹
秋風乃
吹<来>夕丹
天<河>
白浪凌
落沸
速湍渉
稚草乃
妻手枕迹
大<舟>乃
思憑而
滂来等六
其夫乃子我
荒珠乃
年緒長
思来之
戀将盡
七月
七日之夕者
吾毛悲焉
あめつちの
はじめのときゆ
あまのがは
いむかひをりて
ひととせに
ふたたびあはぬ
つまごひに
ものもふひと
あまのがは
やすのかはらの
ありがよふ
いでのわたりに
そほぶねの
ともにもへにも
ふなよそひ
まかぢしじぬき
はたすすき
もとはもそよに
あきかぜの
ふきくるよひに
あまのがは
しらなみしのぎ
おちたぎつ
はやせわたりて
わかくさの
つまをまかむと
おほぶねの
おもひたのみて
こぎくらむ
そのつまのこが
あらたまの
としのをながく
おもひこし
こひつくすらむ
ふみつきの
なぬかのよひは
われもかなしも
С той поры как в мире есть
Небо и земля,
Две звезды разлучены
Горькою судьбой.
И на разных берегах,
Стоя у Реки Небес,
Друг ко другу обратясь,
Слезы льют они в тоске.
Только раз один в году
Суждено встречаться им.
И тоскуя о жене,
Бедный молодой супруг
Каждый раз спешит идти
Он в долину Ясу к ней,
Проплывает каждый раз
Он Небесную Реку.
И сегодня в ночь,
Когда
Ветер осени подул,
Тихо листьями шурша,
Флагом пышным камыша,
К переправе он спешит.
Там, где отмель, где ладья,
Крашенная в красный цвет,
И корму, и нос ее
Украшает он скорей,
Много весел закрепив,
Отплывает в дальний путь…
Волны в пене, что встают
Ныне на Реке Небес,
Рассекает он веслом,
Струи быстрые реки,
Что стремительно бегут,
Хочет переплыть скорей,
Чтоб в объятьях ныне спать
Дорогой своей жены,
Нежной, как трава весной…
Как большому кораблю,
Доверяясь ей душой,
К берегу ее плывет
Бедный, молодой супруг…
Новояшмовых годов
Долго, долго длится нить,
Долго он живет в тоске,
И в седьмую эту ночь,
В месяце седьмом,
Когда
Он приходит, наконец,
Утолить свою тоску,
Что томила целый год,
В эту ночь — свиданья звезд,
Даже я скорблю душой!
[Легенда о любви двух звезд]
* Песня о танабата, сложенная от третьего лица.
戀之久者
形見尓為与登
吾背子我
殖之秋芽子
花咲尓家里
こひしくは
かたみにせよと
わがせこが
うゑしあきはぎ
はなさきにけり
Вот расцвели цветы осенних хаги,
Что посадил любимый, говоря:
“Коль будешь ты еще любить меня,
Пусть будут памятью
О нашей встрече”.
* В те времена перед разлукой принято было сажать в знак памяти цветы, иногда по посаженным цветам гадали о судьбе уехавшего.
秋芽子
戀不盡跡
雖念
思恵也安多良思
又将相八方
あきはぎに
こひつくさじと
おもへども
しゑやあたらし
またもあはめやも
Хоть думаю о том,
Что я не исчерпал
Свою любовь к осенним нежным хаги,
Но все равно, увы, ведь не увидеть мне
Увядших лепестков расцветшими цветами.

大夫之
心者無而
秋芽子之
戀耳八方
奈積而有南
ますらをの
こころはなしに
あきはぎの
こひのみにやも
なづみてありなむ
О, сердца рыцаря
Нет больше у меня.
Ужели только из любви
К осенним хаги
На этом свете мне, страдая, жить?

欲見
吾待戀之
秋芽子者
枝毛思美三荷
花開二家里
みまくほり
あがまちこひし
あきはぎは
えだもしみみに
はなさきにけり
Цветы лиловые осенних хаги,
Что ждал с любовью я,
Что видеть я хотел,
Так дивно расцвели, что даже ветви
Под тяжестью цветов склонились до земли…

明闇之
朝霧隠
鳴而去
鴈者言戀
於妹告社
あけぐれの
あさぎりごもり
なきてゆく
かりはあがこひ
いもにつげこそ
О гуси, что летите вдаль, крича,
Скрываясь в утреннем тумане,
Когда еще не занялась заря,
Моей любимой
Весть вы передайте!

天雲之
外鴈鳴
従聞之
薄垂霜零
寒此夜者
(一云
弥益々尓
戀許曽増焉)
あまくもの
よそにかりがね
ききしより
はだれしもふり
さむしこのよは
(いやますますに
こひこそまされ)
С той поры, как стали слышны крики
В небе, далеко за облаками
Пролетающей гусиной стаи,—
Падает на землю мелкий иней.
О, как холодно сегодня ночью.

於君戀
裏觸居者
敷野之
秋芽子凌
左<小壮>鹿鳴裳
きみにこひ
うらぶれをれば
しきののの
あきはぎしのぎ
さをしかなくも
Когда в отчаянье глубоком
Тоской был полон о тебе,
На поле в Сики
Меж осенних хаги
Кричал в ответ тоскующий олень.

秋芽子之
戀裳不盡者
左<壮>鹿之
聲伊續伊継
戀許増益焉
あきはぎの
こひもつきねば
さをしかの
こゑいつぎいつぎ
こひこそまされ
Свою любовь к цветам осенних хаги
Еще не утолил
Тоскующий олень,
И крик его несется непрерывно,
И все сильней становится тоска.
* По народным поверьям, цветы хаги считают женой оленя, олень и хаги часто встречаются вместе в осенних песнях как — парные образы; постоянно воспевается любовь и тоска оленя по цветам хаги.
秋芽子之
散去見
欝三
妻戀為良思
棹<壮>鹿鳴母
あきはぎの
ちりゆくみれば
おほほしみ
つまごひすらし
さをしかなくも
Увидя, что цветы осенних хаги,
Уже опавшие, лежат здесь на земле,
Как видно, загрустив
И о жене тоскуя,
Кричит в горах покинутый олень…

白露
与秋芽子者
戀乱
別事難
吾情可聞
しらつゆと
あきはぎとには
こひみだれ
わくことかたき
あがこころかも
Ax, белая роса
Или осенний хаги?
Их вместе горячо любя,
О сердце бедное, тебе решить, так трудно,
Что лучше и дороже для тебя?

秋芽子之
下葉乃黄葉
於花継
時過去者
後将戀鴨
あきはぎの
したばのもみち
はなにつぎ
ときすぎゆかば
のちこひむかも
Нижняя листва осенних хаги,
Вся сверкающая алым цветом,
Заменила блеск цветов опавших,
Но пройдет пора ее цветенья,
И тогда — как тосковать я буду!

万葉集 > #2239 (ОСЕННИЕ ПЕСНИ-ПЕРЕКЛИЧКИ (ПЕСНИ ЛЮБВИ))
金山
舌日下
鳴鳥
音<谷>聞
何嘆
あきやまの
したひがしたに
なくとりの
こゑだにきかば
なにかなげかむ
Подобный пенью птиц в тени осенних гор,
Где начал алый клён
Огнём листвы сверкать,
Ах, если б голос твой я слышать мог,
О чём ещё тогда мне было б горевать?

誰彼
我莫問
九月
露沾乍
君待吾
たぞかれと
われをなとひそ
ながつきの
つゆにぬれつつ
きみまつわれを
Кто я такой,
Не спрашивай меня,—
Промокший весь от выпавшей росы
В печальный долгий месяц сентября,
Я тот, кто ждет, любимая, тебя!

秋夜
霧發渡
<凡>々
夢見
妹形矣
あきのよの
きりたちわたり
おほほしく
いめにぞみつる
いもがすがたを
Ночами осенью встает густой туман,
И так неясно все передо мной,
Вот так же и во сне
Мне грезится всегда,
Как сквозь туман, твой облик дорогой…

秋野
尾花末
生靡
心妹
依鴨
あきののの
をばながうれの
おひなびき
こころはいもに
よりにけるかも
Как нежные верхушки обана
В осеннем поле
Клонятся к земле,
Под тяжестью любви склоняюсь я
И подчиняюсь сердцем всем тебе!

秋山
霜零覆
木葉落
歳雖行
我忘八
あきやまに
しもふりおほひ
このはちり
としはゆくとも
われわすれめや
В горах осенних
Иней все покрыл,
С деревьев осыпается листва…
О, пусть проходят годы, все равно!
Могу ли позабыть я о тебе?

住吉之
岸乎田尓墾
蒔稲
乃而及苅
不相公鴨
すみのえの
きしをたにはり
まきしいね
かくてかるまで
あはぬきみかも
Распахали берег в Суминоэ,
Семена бросали
И сажали рис,
Даже и теперь, когда настала жатва,
Не приходит милый встретиться со мной…

剱後
玉纒田井尓
及何時可
妹乎不相見
家戀将居
たちのしり
たままきたゐに
いつまでか
いもをあひみず
いへこひをらむ
Ножны перевиты жемчугами…
В поле, где посеян рис святой,
До каких же пор
Мне тосковать о доме,
Не встречаясь с милою моей?

秋田之
穂<上>置
白露之
可消吾者
所念鴨
あきのたの
ほのうへにおける
しらつゆの
けぬべくもわは
おもほゆるかも
Как белая роса, что с вышины упала
На колос риса осенью в полях,
О, так же я
Могу навек исчезнуть,
Тоскою вечной по тебе томясь.

秋田之
穂向之所依
片縁
吾者物念
都礼無物乎
あきのたの
ほむきのよれる
かたよりに
われはものもふ
つれなきものを
Словно колос на полях осенних
Гнется только в сторону одну,
Так из нас двоих
Лишь я одна люблю,
Хоть ко мне ты холоден, любимый.

秋田<苅>
借廬作
五目入為而
有藍君𠮧
将見依毛欲<得>
あきたかる
かりいほをつくり
いほりして
あるらむきみを
みむよしもがも
Если бы могла увидеть я тебя,
Что в осеннем поле
Жнешь колосья риса,
И сторожку сделав для себя,
Постоянно в ней теперь ютишься.

鶴鳴之
所聞田井尓
五百入為而
吾客有跡
於妹告社
たづがねの
きこゆるたゐに
いほりして
われたびなりと
いもにつげこそ
На рисовом поле, где слышны вдали
Печальные крики одних журавлей,
В сторожке живя,
Я о доме грущу,—
Передайте об этом любимой моей!
* См. п. 2221.
春霞
多奈引田居尓
廬付而
秋田苅左右
令思良久
はるかすみ
たなびくたゐに
いほつきて
あきたかるまで
おもはしむらく
Семена посеял я на поле,
Где туман весенний
Стлался по земле,
И до самой жатвы на полях осенних
Тосковать мне будет суждено.
* Песня была сложена, когда автор ее жил в сторожке (см. п. 2221).
橘乎
守部乃五十戸之
門田年稲
苅時過去
不来跡為等霜
たちばなを
もりべのさとの
かどたわせ
かるときすぎぬ
こじとすらしも
Охраняют померанцы сторожа…
“Сторожа” — зовут село, где я живу,
У ворот созрел на поле ранний рис,
Сроки жатвы миновали все давно,
Верно, ты решил ко мне не приходить…
* Цветы татибана (померанцы) и плоды очень ценились в старину, и их тщательно оберегали, поэтому “охранять татибана” стало привычным словосочетанием (мк). Когда упоминают татибана, возникает ассоциация со словами “морибэ”, “мору” — “сторож”, “охранять”, “сторожить”.
秋芽子之
開散野邊之
暮露尓
沾乍来益
夜者深去鞆
あきはぎの
さきちるのへの
ゆふつゆに
ぬれつつきませ
よはふけぬとも
В росе вечерней, что легла в полях,
Где опадает и цветет осенний хаги,
Весь вымокший насквозь
Ты приходи ко мне,
Пусть даже ночь уже сошла на землю.
* С этой песни начинается цикл песен о росе, считается, что под влиянием буддийских учений о бренности всего земного роса стала образом недолговечного, непрочного, мгновенно исчезающего; отсюда желание исчезнуть, как роса.
色付相
秋之露霜
莫零<根>
妹之手本乎
不纒今夜者
いろづかふ
あきのつゆしも
なふりそね
いもがたもとを
まかぬこよひは
Пусть осенний иней и роса,
Что окрашивают зелень в алый цвет,
Здесь не выпадают на траву:
Нынче ночью милая моя
В изголовье мне не стелет свой рукав…

秋芽子之
上尓置有
白露之
消鴨死猿
戀<乍>不有者
あきはぎの
うへにおきたる
しらつゆの
けかもしなまし
こひつつあらずは
Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне
Исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса
На лепестках осенних хаги…
* СН толкует эту песню иначе.

Песня совпадает с песней 1608.
秋芽子之
上尓白霧
毎置
見管曽思<怒>布
君之光儀<呼>
あきはぎの
うへにしらつゆ
おくごとに
みつつぞしのふ
きみがすがたを
Любуясь каждый раз, как белая роса
Блестит на лепестках осенних хаги,
С любовью нежной
Вспоминаю я тебя,
Твой милый облик, друг желанный!

朝霞
鹿火屋之下尓
鳴蝦
聲谷聞者
吾将戀八方
あさかすみ
かひやがしたに
なくかはづ
こゑだにきかば
あれこひめやも
Утренний туман поднялся легкой дымкой
У сторожек, где костры горят,
Вдалеке несется крик лягушек…
О, когда бы твой я голос слышал,
Разве жил бы я в такой тоске?
* “У сторожек, где костры горят…” — в полях, чтобы отогнать оленей и вепрей, жгут костры (см. п. 2221).
戀日之
氣長有者
三苑圃能
辛藍花之
色出尓来
こふるひの
けながくしあれば
わがそのの
からあゐのはなの
いろにいでにけり
Дни, когда в разлуке тосковал,
Слишком долго длились эти дни,
Оттого, подобно карааи,
Что раскрыли лепестки в саду,
Людям выдал я свою любовь.
* Караай (совр. кэйто, Celosia cristata) — петушиный гребешок, петуший гребешок, растение с длинными овальными листьями и пышными цветами красного и желтого цвета, цветет осенью.
芽子之花
開乃乎再入緒
見代跡可聞
月夜之清
戀益良國
はぎのはな
さきのををりを
みよとかも
つくよのきよき
こひまさらくに
Прозрачный свет сияющей луны,
Как будто говорит: Взгляни,
Как пышно расцвели
Цветы осенних хаги.
И все сильнее к ним моя любовь!

戀乍裳
稲葉掻別
家居者
乏不有
秋之暮風
こひつつも
いなばかきわけ
いへをれば
ともしくもあらず
あきのゆふかぜ
Все время тосковал, а начал жить в сторожке
Среди полей,
Где зеленеет рис,—
Прошла моя тоска, — ведь до отказа
Шумит осенний ветер в час ночной.

一日
千重敷布
我戀
妹當
為暮零礼見
ひとひには
ちへしくしくに
あがこふる
いもがあたりに
しぐれふれみむ
Весь долгий день,
По многу тысяч раз,
У дома, где любимая живет,
Лей без конца, осенний мелкий дождь,
Я буду любоваться на тебя.

玉手次
不懸時無
吾戀
此具礼志零者
沾乍毛将行
たまたすき
かけぬときなし
あがこひは
しぐれしふらば
ぬれつつもゆかむ
Перевязь из жемчугов
Не снимаю ни на миг…
И сильна тоска.
Пусть с небес на землю хлынет дождь.
Я насквозь промокну, но приду к тебе!
* “Перевязь из жемчугов не снимаю ни на миг…” — постоянно молюсь о свидании с тобой, о твоем благополучии. Перевязь из жемчугов надевают обычно, когда молят о чем-либо богов. Это фигуральное выражение для передачи беспокойства, постоянной заботы.
吾妹子者
衣丹有南
秋風之
寒比来
下著益乎
わぎもこは
ころもにあらなむ
あきかぜの
さむきこのころ
したにきましを
О, если б милая моя
Могла бы в платье превратиться,
Я б вниз надел его, чтоб в эти дни,
Когда осенний ветер злится
И дышит холодом, — согреться в нём!

吾屋前
秋芽子上
置露
市白霜
吾戀目八面
わがやどの
あきはぎのうへに
おくつゆの
いちしろくしも
あれこひめやも
Пусть белая роса, что на цветах лежит,
На лепестках осенних нежных хаги
У дома моего,
Для всех видна,
Но я любовь мою от взоров скрою.

秋穂乎
之努尓<押>靡
置露
消鴨死益
戀乍不有者
あきのほを
しのにおしなべ
おくつゆの
けかもしなまし
こひつつあらずは
Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса,
Сгибающая тяжестью своею
Колосья риса на полях…

秋芽子之
枝毛十尾尓
置霧之
消毳死猿
戀乍不有者
あきはぎの
えだもとををに
おくつゆの
けかもしなまし
こひつつあらずは
Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса,
Что тяжестью своей сгибает ветви
Осенних хаги до земли…

秋芽子乎
令落長雨之
零比者
一起居而
戀夜曽大寸
あきはぎを
ちらすながめの
ふるころは
ひとりおきゐて
こふるよぞおほき
Все эти дни, когда льет долгий дождь,
Что заставляет облетать
Цветы у хаги,
Как много я ночей уже не сплю
И о тебе тоскую неустанно.

今夜乃
暁降
鳴鶴之
念不過
戀許増益也
こよひの
あかときぐたち
なくたづの
おもひはすぎず
こひこそまされ
Нынче ночью,
На рассвете раннем,
Были слышны крики журавлей,
И меня тоска не покидает,
Лишь любовь становится сильней.

展轉
戀者死友
灼然
色庭不出
朝容皃之花
こいまろび
こひはしぬとも
いちしろく
いろにはいでじ
あさがほのはな
Пусть слягу я,
Пускай умру любя,
Но не покажет людям
Скрытую окраску
Застенчивый цветок вьюнка.

言出而
云<者>忌染
朝皃乃
穂庭開不出
戀為鴨
ことにいでて
いはばゆゆしみ
あさがほの
ほにはさきでぬ
こひもするかも
Сказать словами все
Мне страшно.
И оттого цветок вьюнка
Не будет так цвести, чтобы раскрыть себя,
Любовь моя от взоров будет скрыта.

吾郷尓
今咲花乃
娘部<四>
不堪情
尚戀二家里
わがさとに
いまさくはなの
をみなへし
あへぬこころに
なほこひにけり
Ах, оминаэси цветок, который нынче
В селении моем расцвел,
Цветок прекрасный тот
Еще нежнее
Из сил последних сердца полюбил.
* Оминаэси — одна из семи осенних трав (см. п. 1538). здесь употреблена как метафора возлюбленной, красавицы.
長夜乎
於君戀乍
不生者
開而落西
花有益乎
ながきよを
きみにこひつつ
いけらずは
さきてちりにし
はなならましを
Чем ночи долгие, тоскуя о тебе,
Не жить, а видеть лишь одни мученья,
Хотел бы лучше быть
Опавшим тем цветком,
Который знал счастливый час цветенья!

吾妹兒尓
相坂山之
皮為酢寸
穂庭開不出
戀<度>鴨
わぎもこに
あふさかやまの
はだすすき
ほにはさきでず
こひわたるかも
С милою моею я встречаюсь
Называется гора Застава встреч.
Сусуки цветет,
Колосья раскрывает,
Я же вечно прячу от людей любовь.

秋芽子之
花野乃為酢寸
穂庭不出
吾戀度
隠嬬波母
あきはぎの
はなののすすき
ほにはいでず
あがこひわたる
こもりづまはも
В полях цветущих средь осенних хаги
Камыш
Не кажет колос свой.
О тайная жена, любовь к которой
Скрываю я, в разлуке с ней живя…

朝開
夕者消流
鴨頭草<乃>
可消戀毛
吾者為鴨
あしたさき
ゆふへはけぬる
つきくさの
けぬべきこひも
あれはするかも
Как ненадежная трава цукигуса,
Что ранним утром дивно расцветает
И блекнет вечером, вот так и я…
Люблю тебя такой любовью,
Что может жизнь увянуть, как трава…

足引乃
山佐奈葛
黄變及
妹尓不相哉
吾戀将居
あしひきの
やまさなかづら
もみつまで
いもにあはずや
あがこひをらむ
Как, наверно, буду тосковать,
Не встречаясь с милою женой
До поры, как станет алою листва
Дикого плюща
Средь распростертых гор

黄葉之
過不勝兒乎
人妻跡
見乍哉将有
戀敷物乎
もみちばの
すぎかてぬこを
ひとづまと
みつつやあらむ
こほしきものを
Дитя прекрасное, как листья алых кленов,
Нельзя пройти не глядя на нее,
Но, зная, что она — жена чужая,
Смогу ли ею любоваться я,
Хотя о ней все время я тоскую.

於君戀
之奈要浦觸
吾居者
秋風吹而
月斜焉
きみにこひ
しなえうらぶれ
わがをれば
あきかぜふきて
つきかたぶきぬ
Когда сидела я, поникнув,
Тоскуя без тебя, одна,
С далеких гор
Подул осенний ветер
И закатилась на небе луна…

秋夜之
月疑意君者
雲隠
須臾不見者
幾許戀敷
あきのよの
つきかもきみは
くもがくり
しましくみねば
ここだこほしき
Ты не осенних ли ночей луна?
Все прячешься за облаками,
На краткий миг и то
Не вижу я тебя,
И оттого тоскую я ночами…

九月之
在明能月夜
有乍毛
君之来座者
吾将戀八方
ながつきの
ありあけのつくよ
ありつつも
きみがきまさば
あれこひめやも
Сияет предрассветная луна
Весь этот долгий месяц,
Весь сентябрь…
Когда бы ты все время приходил,
О, разве б я так сильно тосковала?

忍咲八師
不戀登為跡
金風之
寒吹夜者
君乎之曽念
よしゑやし
こひじとすれど
あきかぜの
さむくふくよは
きみをしぞおもふ
Хоть думаю порой: “Довольно,
Не буду я тебя любить”,
И все же в ночь, когда осенний ветер
Подует холодом,
Тоскую о тебе.

秋夜乎
長跡雖言
積西
戀盡者
短有家里
あきのよを
ながしといへど
つもりにし
こひをつくせば
みじかくありけり
Все говорят, что очень долги ночи
Осеннею порой,
Но это лишь слова:
Когда любовь, скопившуюся в сердце,
Захочешь утолить, как коротки они!

四具礼零
暁月夜
紐不解
戀君跡
居益物
しぐれふる
あかときづくよ
ひもとかず
こふらむきみと
をらましものを
Когда здесь мелкий дождик моросит
В ночь с предрассветною луною,
Хочу, любимый мой, я быть с тобою,
Который обо мне в пути грустит
И не развязывает шнур заветный…
* Песня девушки.
* “И не развязывает шнур заветный” — т. е. хранит обет верности (см. п. 1789).
於黄葉
置白露之
色葉二毛
不出跡念者
事之繁家口
もみちばに
おくしらつゆの
いろはにも
いでじとおもへば
ことのしげけく
Та белая роса, что с высоты упала
На клена алый лист,
Окрасилась сама…
Когда я думал, что любовь скрываю,
Кругом пошла крикливая молва…
* Песня юноши.
雨零者
瀧都山川
於石觸
君之摧
情者不持
あめふれば
たぎつやまがは
いはにふれ
きみがくだかむ
こころはもたじ
Когда льет дождь, то горная река
Стремительно бежит
И рушится о скалы.
Любовь твою нетрудно погубить,
Моя любовь — совсем иная…
Песня девушки.
蟋蟀之
吾床隔尓
鳴乍本名
起居管
君尓戀尓
宿不勝尓
こほろぎの
あがとこのへに
なきつつもとな
おきゐつつ
きみにこふるに
いねかてなくに
Сверчок,
Поющий всю ночь у постели,
Трещит, трещит и будит меня,
Я просыпаюсь,
О милом тоскую
И больше заснуть не могу…

皮為酢寸
穂庭開不出
戀乎吾為
玉蜻
直一目耳
視之人故尓
はだすすき
ほにはさきでぬ
こひをぞあがする
たまかぎる
ただひとめのみ
みしひとゆゑに
Камыш, на флаг похожий, не цветет,
Колосья не видны, — так и любовь моя,
Которую таю,
Хотя один лишь миг,
Что жемчугом блеснул,
Я видеть мог тебя…

君こふる
涙にぬるゝ
わが袖と
秋の紅葉と
いづれまされり
きみこふる
なみだにぬるる
わがそでと
あきのもみぢと
いづれまされり


泊瀬風
如是吹三更者
及何時
衣片敷
吾一将宿
はつせかぜ
かくふくよひは
いつまでか
ころもかたしき
わがひとりねむ
Ночами темными, когда с такою силой
В Хацусэ ветер дует с дальних гор,
О, до какой поры,
Стеля в разлуке платье,
Ложиться спать я буду здесь один?

九月
四具礼乃雨之
山霧
烟寸<吾>胸
誰乎見者将息
(一云
十月
四具礼乃雨降)
ながつきの
しぐれのあめの
やまぎりの
いぶせきあがむね
たをみばやまむ
(かむなづき
しぐれのあめふり)
Словно встал густой туман в горах,
Где осенний мелкий дождик моросит
В долгом и унылом сентябре,
Поднялась в душе моей тоска,
И без встреч с тобой ей не пройти…

蟋蟀之
待歡
秋夜乎
寐驗無
枕与吾者
こほろぎの
まちよろこぶる
あきのよを
ぬるしるしなし
まくらとわれは
Долгими осенними ночами,
Которых с радостью сверчок обычно ждет,
Нет знаков, что она ко мне придет,
Мы будем спать одни:
Я и моя подушка.

出去者
天飛鴈之
可泣美
且今<日>々々々云二
年曽經去家類
いでていなば
あまとぶかりの
なきぬべみ
けふけふといふに
としぞへにける
Когда ушел бы я в далекий путь,
Наверно, плакала б моя жена,
Как гуси дикие, что по небу летят,
И говорила б: “Нынче, нынче он придет”,—
И день за днем прошел бы целый год.

左小<壮>鹿之
朝伏小野之
草若美
隠不得而
於人所知名
さをしかの
あさふすをのの
くさわかみ
かくらひかねて
ひとにしらゆな
В полях, где по утрам
Лежит олень,
Трава такая молодая,
Что скрыть не сможет нас она,
Не дай же людям знать, что я люблю тебя!

左小<壮>鹿之
小野<之>草伏
灼然
吾不問尓
人乃知良久
さをしかの
をののくさぶし
いちしろく
わがとはなくに
ひとのしれらく
Ясно видны глазу свежие следы
На траве в полях,
Там, где лежал олень,
И хотя я не ходил к тебе,
Люди знают все о нас теперь…

道邊之
乎花我下之
思草
今更尓
何物可将念
みちのへの
をばながしたの
おもひぐさ
いまさらさらに
なにをかおもはむ
Вдоль дороги
У корней цветущих обана,
Омоигуса — трава-тоска…
Почему же суждено
Снова мне о чём-то т