玉葛
花耳開而
不成有者
誰戀尓有目
吾孤悲念乎
たまかづら
はなのみさきて
ならずあるは
たがこひにあらめ
あはこひもふを
У жемчужного плюща
Расцветают лишь цветы,
Нет плодов на нем. —
Чья любовь слывет такой?
Я люблю тебя иначе, милый мой!
* “…Расцветают лишь цветы” — в песнях любви обычный образ “любви на словах”; “нет плодов” — значит возлюбленные не принадлежат друг другу.
人者縦
念息登母
玉蘰
影尓所見乍
不所忘鴨
ひとはよし
おもひやむとも
たまかづら
かげにみえつつ
わすらえぬかも
О, людям хорошо —
Печаль у них пройдет!
Пусть так, а я тебя не позабуду
И видеть образ твой всё время буду
В сверканье жемчуга твоих венков!

三諸乃
神名備山尓
五百枝刺
繁生有
都賀乃樹乃
弥継<嗣>尓
玉葛
絶事無
在管裳
不止将通
明日香能
舊京師者
山高三
河登保志呂之
春日者
山四見容之
秋夜者
河四清之
<旦>雲二
多頭羽乱
夕霧丹
河津者驟
毎見
哭耳所泣
古思者
みもろの
かむなびやまに
いほえさし
しじにおひたる
つがのきの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまずかよはむ
あすかの
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほしろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさくもに
たづはみだれ
ゆふぎりに
かはづはさわく
みるごとに
ねのみしなかゆ
いにしへおもへば
Словно дерево цуга
Средь священных славных гор
Каминаби в Миморо,
Что растет из века в век,
Умножая сень ветвей,
Потерявших счет в веках,
Словно тот жемчужный плющ,
Что растет меж горных скал,
Простираясь без конца,
Вновь и вновь хочу сюда
Без конца я приходить,
Чтоб на Асука взглянуть,
На столицу прежних лет!
Там и горы высоки,
Там и реки хороши,
И в весенний яркий день
Все б смотрел на склоны гор!
И осенней ночью я
Слушал бы журчанье струй!
Утром в белых облаках
Пролетают журавли,
А в тумане ввечеру
Там кричит речной олень.
Каждый раз, когда приду
И любуюсь на нее,
В голос горько плачу я,
Вспоминая старину…
* Речной олень — так в песнях М. называют лягушку, кваканьем которой японцы наслаждаются наравне с пением соловья.
人はいさ
思ひやすらん
玉かづら
おもかげにのみ
いとど見えつつ
ひとはいさ
おもひやすらん
たまかづら
おもかげにのみ
いとどみえつつ
Любила ль, нет ли
она меня, — не знаю...
Только образ
её, в повязке драгоценной,
все время предо мною...

谷せばみ
峯まではへる
玉かづら
たえむと人に
わがおもはなくに
たにせばみ
みねまではへる
たまかづら
たえむとひとに
わがおもはなくに
По тесной лощине
до самой вершины
вьется лиана...
"Конец" — говоришь ты, а я —
и не думаю вовсе!
Смысл стихотворения заключается в том, что он хочет сказать ей образом "бесконечной лианы", как бесконечна его любовь к ней и как ему — в противоположность ей — и в голову не приходит мысль о разлуке, о разрыве.

Похожее есть в Манъёсю, 3507
玉かづら
はふ木あまたに
なりぬれば
たえぬ心の
うれしげもなし
たまかづら
はふきあまたに
なりぬれば
たえぬこころの
うれしげもなし


Так много стало ныне
дерев, вокруг которых вьёшься
ты, о жемчуг-плющ!
Слова "тебя не брошу" —
не радостны уж мне...
Дама хочет сказать, что за время их разлуки кавалер успел уже столько раз сблизиться с другими женщинами. Эпитет "жемчуг" к слову плющ — частый украшающий эпитет в поэтическом языке.
玉葛
不絶物可良
佐宿者
年之度尓
直一夜耳
たまかづら
たえぬものから
さぬらくは
としのわたりに
ただひとよのみ
Жемчужный плющ
Не будет знать конца…
Но для того, чтоб вместе спать с тобою,
В теченье года целого дана —
Всего одна лишь ночь для нас с тобою!
[Песня Волопаса]
玉葛
實不成樹尓波
千磐破
神曽著常云
不成樹別尓
たまかづら
みならぬきには
ちはやぶる
かみぞつくといふ
ならぬきごとに
На плюще жемчужном нет плодов.
Говорят, что боги грозные коснулись
Тех деревьев, на которых нет плодов,
Всех деревьев,
На которых плод не зреет!
* В песне автор в аллегорической форме намекает на то, что красавице (прекрасному плющу) надлежит дать согласие на брак сейчас, иначе в дальнейшем ей будет трудно выйти замуж.
* В тексте использована народная поговорка: “Деревьев, на которых нет плодов, коснулись грозные боги”.
天雲之
向伏國
武士登
所云人者
皇祖
神之御門尓
外重尓
立候
内重尓
仕奉
玉葛
弥遠長
祖名文
継徃物与
母父尓
妻尓子等尓
語而
立西日従
帶乳根乃
母命者
齊忌戸乎
前坐置而
一手者
木綿取持
一手者
和細布奉
<平>
間幸座与
天地乃
神祇乞祷
何在
歳月日香
茵花
香君之
牛留鳥
名津匝来与
立居而
待監人者
王之
命恐
押光
難波國尓
荒玉之
年經左右二
白栲
衣不干
朝夕
在鶴公者
何方尓
念座可
欝蝉乃
惜此世乎
露霜
置而徃監
時尓不在之天
あまくもの
むかぶすくにの
ますらをと
いはれしひとは
すめろきの
かみのみかどに
とのへに
たちさもらひ
うちのへに
つかへまつりて
たまかづら
いやとほながく
おやのなも
つぎゆくものと
おもちちに
つまにこどもに
かたらひて
たちにしひより
たらちねの
ははのみことは
いはひへを
まへにすゑおきて
かたてには
ゆふとりもち
かたてには
にきたへまつり
たひらけく
まさきくいませと
あめつちの
かみをこひのみ
いかにあらむ
としつきひにか
つつじはな
にほへるきみが
にほとりの
なづさひこむと
たちてゐて
まちけむひとは
おほきみの
みことかしこみ
おしてる
なにはのくにに
あらたまの
としふるまでに
しろたへの
ころももほさず
あさよひに
ありつるきみは
いかさまに
おもひいませか
うつせみの
をしきこのよを
つゆしもの
おきていにけむ
ときにあらずして
В дальней, чуждой стороне
Там, где облака небес стелятся внизу,
Храбрым воином
Он слыл,
И родителям своим,
Детям и жене своей
Говорил он, уходя:
“При дворе богов земли,
Что правление вершат,
Стоя стражем
У дворца,
Службу во дворце неся,
Как жемчужный длинный плющ
Простирается меж скал,
Так же долго буду я
Славу предков продолжать
И хранить ее всегда!”
И со дня, когда ушел
От родных он в дальний путь,
Мать, вскормившая его,
Ставит пред собой всегда
Со святым вином сосуд,
И в одной руке она
Держит волокна пучки,
И в другой руке она
Ткани на алтарь несет.
“Пусть спокойно будет все,
И счастливым будет он!” —
С жаркою мольбой она
Обращается к богам
Неба и земли.
О, когда наступит год,
Месяц, тот желанный день,
И любимый ею сын,
Сын, сверкающий красой
Цуцудзи цветов,
Птицей ниодори вдруг
Из воды всплывет? —
— Думу думает она…
А ее любимый сын,
Тот, которого она,
И вставая, и ложась,
Тщетно ждет к себе домой,
Государя волю чтя
И приказу покорясь,
В дальней Нанива- стране,
Что сверкает блеском волн,
Годы целые провел
Новояшмовые он.
Белотканых рукавов
Он от слез не просушил,
Поутру и ввечеру
Занят службою он был.
Как же все случилось так,
Как задумал это он?
Бренный мир, что человек
Так жалеет оставлять,
Он оставил и исчез,
Словно иней иль роса,
Не дождавшись до конца срока своего…
* В песне поется о тяжелой жизни людей, которых в эпоху Нара в порядке трудовой повинности мобилизовывали и заставляли жить годы в разлуке с родными.
* Жемчужный длинный плющ… (тамакадзура) — постоянный образ в М. для выражения чего-нибудь долго длящегося или тянущегося.
* Со святым вином сосуд и т. д. — описание обычных жертвоприношений при совершении молитвенных обрядов, когда испрашивают у богов благополучия для близких, счастливого возвращения или встречи с любимым человеком.
* Цуцудзи — см. п. 185.
* “Птицей ниодори вдруг из воды всплывет”…— эти птицы глубоко ныряют, долго находятся под водой и внезапно всплывают на воде, отсюда “всплывать” стало постоянным эпитетом к ниодори, а птица ниодори — образ и сравнение для человека, неожиданно появившегося после долгого отсутствия.
* Новояшмовые (аратама-но) — “мк” к слову годы (яшма, исходя из содержания ряда песен М., — поэтический образ священного зерна риса. Представление о годе, связанное у японского земледельца с новым посевом, с новым урожаем, новым рисом, способствовало возникновению этого постоянного эпитета к годам).
足引之
御山毛清
落多藝都
芳野<河>之
河瀬乃
浄乎見者
上邊者
千鳥數鳴
下邊者
河津都麻喚
百礒城乃
大宮人毛
越乞尓
思自仁思有者
毎見
文丹乏
玉葛
絶事無
萬代尓
如是霜願跡
天地之
神乎曽祷
恐有等毛
あしひきの
みやまもさやに
おちたぎつ
よしののかはの
かはのせの
きよきをみれば
かみへには
ちどりしばなく
しもべには
かはづつまよぶ
ももしきの
おほみやひとも
をちこちに
しじにしあれば
みるごとに
あやにともしみ
たまかづら
たゆることなく
よろづよに
かくしもがもと
あめつちの
かみをぞいのる
かしこくあれども
Между распростертых гор
В белой пене вниз бегут
И шумят потоки вод
В дивной Ёсину-стране!
И когда взгляну вокруг
На прекрасный дивный вид
Рек кристальных, — вижу я,
Как тидори над водой
Песни звонкие поют,
А внизу — речной олень,
Загрустив, зовет жену.
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги славные твои,
Там и тут,
Со всех сторон
Вереницами идут.
Каждый раз,
Как я смотрю,
Восхищаюсь всей душой
И хочу, чтоб было так
Вечно, тысячи веков,
И чтоб не было конца,
Как в венце из жемчугов,
Я молю об этом вас,
Боги неба и земли,
Хоть и трепещу душой…
* Тидори — см. п. 915.
* Речной олень — см. к п. 915.
たまかつら
はふ木あまたに
なりぬれは
たえぬ心の
うれしけもなし
たまかつら
はふきあまたに
なりぬれは
たえぬこころの
うれしけもなし
Увлеченья твои
подобны плющу и лианам
на деревьях в лесу —
не видать мне, увы, отрады,
что дарует верное сердце!..

玉かつら
今はたゆとや
吹く風の
おとにも人の
きこえさるらむ
たまかつら
いまはたゆとや
ふくかせの
おとにもひとの
きこえさるらむ
Неужели любовь
лианою тонкой порвётся?!
Сколько минуло дней —
но не слышно в посвисте ветра
даже весточки о любимом…

山高
谷邊蔓在
玉葛
絶時無
見因毛欲得
やまたかみ
たにへにはへる
たまかづら
たゆるときなく
みむよしもがも
Оттого что горы высоки,
Стелется в полях жемчужный плющ,
Нет ему ни срока ни конца.
О, когда бы так же без конца
Любоваться я тобою мог!

玉蘰
不懸時無
戀<友>
何如妹尓
相時毛名寸
たまかづら
かけぬときなく
こふれども
なにしかいもに
あふときもなき
Не бывает, чтоб венок жемчужный не надели,
Не бывает, чтоб не думал я о ней,
И хотя люблю,
Но почему же
С милой я не встречусь никогда?

玉葛
無<恙>行核
山菅乃
思乱而
戀乍将待
たまかづら
さきくいまさね
やますげの
おもひみだれて
こひつつまたむ
Венок священный риса — к счастью.
Счастливым будь в своем пути!
Как лилии в горах —
Полны смятенья думы,
Тоскуя и любя, тебя я буду ждать!

多尓世婆美
弥<年>尓波比多流
多麻可豆良
多延武能己許呂
和我母波奈久尓
たにせばみ
みねにはひたる
たまかづら
たえむのこころ
わがもはなくに
Оттого что тесно средь долин
Покрывает даже склоны гор
Зеленеющий жемчужный плющ,
Нету даже в мыслях у меня,
Чтоб любовь у нас нашла конец…
* Жемчужный плющ (тамакадзура). — Жемчужный — пояснительный эпитет, значит прекрасный, красивый и т. п. Эта песня в слегка измененном варианте встречается в повести начала Х в. “Исэ-моногатари”.
* Тамакадзура — 1. Считается, что это иное наименование кудзу — травянистой лианы (Pueraria). 2. Общее название для ползучих, вьющихся растений — пуэрария (Pueraria Thunbergiana).
足曳之
玉イ之兒
如今日
何隈乎
見管来尓監
あしひきの
たまかづらのこ
けふのごと
いづれのくまを
みつつきにけむ
Дитя Кадзура —
Плющ среди гор распростертых.
Как и я нынче,
Так же и ты приходила
И искала в пруду себе место поглубже.

玉蔓
たえぬ物から
あら玉の
年のわたりは
たゞひと夜のみ
たまかづら
たえぬものから
あらたまの
としのわたりは
ただひとよのみ


玉蔓
かつらぎ山の
もみじ葉は
面影にのみ
見えわたるかな
たまかづら
かつらぎやまの
もみじはは
おもかげにのみ
みえわたるかな


日をへても
影にみゆるは
玉蔓
つらき乍らも
絶えぬなりけり
ひをへても
かげにみゆるは
たまかづら
つらきながらも
たえぬなりけり


みせはやな
つゆのゆかりの
玉かつら
心にかけて
しのふけしきを
みせはやな
つゆのゆかりの
たまかつら
こころにかけて
しのふけしきを


谷迫
峯邊延有
玉葛
令蔓之<有>者
年二不来友
たにせまみ
みねへにはへる
たまかづら
はへてしあらば
としにこずとも
Даже пики гор покрыл жемчужный плющ,
И долины нынче ему мало…
Если б так с любовью нашей стало,
Не тревожилась бы я тогда нимало,
Пусть ты не пришел бы целый год!

玉蔓
頼めくる日の
數はあれど
絶々にては
かひなかりけり
たまかづら
たのめくるひの
かずはあれど
たえだえにては
かひなかりけり


くることは
常ならずとも
玉蔓
頼みはたえじと
思ほゆる哉
くることは
つねならずとも
たまかづら
たのみはたえじと
おもふこころあり


いづくとて
尋ねきつらむ
玉蔓
我れは昔の
われならなくに
いづくとて
たづねきつらむ
たまかづら
われはむかしの
われならなくに


かけて思ふ
人もなけれど
夕されば
面影絶えぬ
玉かづらかな
かけておもふ
ひともなけれど
ゆふされば
おもかげたえぬ
たまかづらかな
Меня не любишь ты,
Но милый облик твой —
Все время предо мной
Мелькает, словно яшмовое
Ожерелье!

そのかみの
玉のかづらを
うちかへし
今は衣の
浦を頼まむ
そのかみの
たまのかづらを
うちかへし
いまはころもの
うらをたのまむ
Возврашая назад
Украшенье из яшмы,
Уповаю на жемчуг иной,
Что скрыт
Под одеждой монашки.

人はいさ
思ひやす覽
玉かづら
面影にのみ
いとゞ見えつゝ
ひとはいさ
おもひやすらん
たまかづら
おもかげにのみ
いとどみえつつ


まさきちる
山の霰の
玉かづら
かけし心や
いろに出づらむ
まさきちる
やまのあられの
たまかづら
かけしこころや
いろにいづらむ


ゆふ露の
玉かづらして
女郎花
野原の風に
をれやふすらむ
ゆふつゆの
たまかづらして
をみなへし
のはらのかぜに
をれやふすらむ
Цветы оминаэси,
Похожи на ползучий плющ стали,
Росой вечернею покрыты,
Не ветер ли равнинный
Согнул их, уложив?
* тамакадзура — общее название вьющихся по земле растений
百敷や
大宮人の
たまかづら
かけてぞなびく
あを柳のいと
ももしきや
おほみやひとの
たまかづら
かけてぞなびく
あをやぎのいと


玉葛
絶えぬつらさの
年をへて
さのみや人に
おもひ亂れむ
たまかづら
たえぬつらさの
としをへて
さのみやひとに
おもひみだれむ


行きかへる
やそ氏人の
玉蔓
かけてぞ頼む
あふひてふ名を
ゆきかへる
やそうじひとの
たまかづら
かけてぞたのむ
あふひてふなを


偖も猶
面影絶えぬ
玉かづら
かけてぞ戀ふる
暮るゝ夜毎に
さてもなほ
おもかげたえぬ
たまかづら
かけてぞこふる
くるるよごとに


さのみやは
つらき命の
玉かづら
年月かけて
長らへもせむ
さのみやは
つらきいのちの
たまかづら
としつきかけて
ながらへもせむ


奧山の
日蔭の露の
玉かづら
人こそしらね
かけてこふれど
おくやまの
ひかげのつゆの
たまかづら
ひとこそしらね
かけてこふれど


織女の
露の契りの
玉かづら
いく秋かけて
むすび置きけむ
たなはたの
つゆのちぎりの
たまかづら
いくあきかけて
むすびおきけむ


我ばかり
思ふも苦し
玉かづら
かけても人は
知らじもの故
わればかり
おもふもくるし
たまかづら
かけてもひとは
しらじものゆゑ


みつもろの
かみなび山に
いほえさし
繁くおひたる
とがの木の
彌つぎ〳〵に
たまかづら
たゆることなく
ありつゝも
やまに通はむ
あすかのや
古きみやこは
やまたかみ
河とほじろし
はるの日は
山しみがほし
あきの夜は
河しさやけし
あさぐもに
たづは亂れて
ゆふぎりに
蛙さはなく
みるごとに
ねにのみなかる
むかしおもへば
みつもろの
かみなびやまに
いほえさし
しげくおひたる
とがのこの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまにかよはむ
あすかのや
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほじろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさぐもに
たづはみだれて
ゆふぎりに
かはづさはなく
みるごとに
ねにのみなかる
むかしおもへば


春雨の
名殘の露の
玉かづら
みだれてむすぶ
あをやぎの糸
はるさめの
なごりのつゆの
たまかづら
みだれてむすぶ
あをやぎのいと


玉かづら
いかに寐し夜の
手枕に
つらき契の
かけ離れけむ
たまかづら
いかにねしよの
たまくらに
つらきちぎりの
かけはなれけむ


玉かつら
かつらき山の
紅葉は
おもかけにこそ
見えわたりけれ
たまかづら
かづらきやまの
もみぢはは
おもかげにこそ
みえわたりけれ
Лозою увита
Гора Кадзура!
Листва багряная
Виденьем чудным
Мелькает пред очами...

玉葛
かけぬ時なく
戀ふれども
いかにか妹が
逢ふ時もなき
たまかづら
かけぬときなく
こふれども
いかにかいもが
あふときもなき