人はいさ
心も知らず
ふるさとは
花ぞむかしの
香に匂ひける
ひとはいさ
こころもしらず
ふるさとは
はなぞむかしの
かににほひける
Ну, что я отвечу?
Кто сердце поймёт человека?
Только слива в цвету
В селенье, по-прежнему милом,
Знакомый льёт аромат!
Взято из Кокинсю, 42 (Песни весны).
いにしへの
奈良の都の
八重桜
今日九重に
匂ひぬるかな
いにしへの
ならのみやこの
やへざくら
けふここのへに
にほひぬるかな
Старинной столицы,
Нары весенней дары,
Вишни об осьми лепестках
В чертоге Девятого неба
Ныне блещут благоуханьем.
Данное стихотворение взято из ант. «Сикасю» («Песни весны»).
В предисловии к нему говорится, что оно было сложено по повелению государя Итидзё, когда в дар ему доставили из Нара махровые вишни.
Чертог Девятого неба (Девятивратный чертог) — пришедшее из Китая обозначение императорского дворца.
Эта строка связывает стихотворение — с последней строкой предыдущего, а также со стихотворением Онакатоми-но Ёсинобу.
引馬野尓
仁保布榛原
入乱
衣尓保波勢
多鼻能知師尓
ひくまのに
にほふはりはら
いりみだれ
ころもにほはせ
たびのしるしに
О, средь полей далеких Хикуману
Долина хаги вся в благоуханье,
Пойди туда и пусть твоя одежда
Впитает аромат
На память о скитаньях!

花のかを
風のたよりに
たくへてそ
鶯さそふ
しるへにはやる
はなのかを
かせのたよりに
たくへてそ
うくひすさそふ
しるへにはやる
Далеко-далеко
пусть ветер весенний разносит
аромат лепестков —
чтоб к цветущей сливе близ дома
соловей отыскал дорогу!..

春たてと
花もにほはぬ
山さとは
ものうかるねに
鶯そなく
はるたてと
はなもにほはぬ
やまさとは
ものうかるねに
うくひすそなく
Наступила весна,
но цветы не струят аромата
в этом горном краю —
и тоской в душе отдаются
соловьиные звонкие трели…

かかる香の
秋もはからず
にほひせば
春恋してふ
ながめせましや
かかるかの
あきもはからず
にほひせば
はるこひしてふ
ながめせましや
Если бы этот аромат
И осенью неизменно
Источался,
Не так мучительно было б
О весне с любовью вспоминать[371] —
371. Видимо, под осенью имеется в виду мачеха, под весною – покойная мать.
みな人の
その香にめづる
ふじばかま
君のみためと
手折りたる今日
みなひとの
そのかにめづる
ふじばかま
きみのみためと
てをりたるけふ
Всеми людьми
За аромат превознесенный
Цветок фудзибакама
Для вас, государь,
Я сорвал сегодня[417].
417. Фудзибакама – цветок лилового цвета из семейства хризантем, одна из семи осенних трав, отводящих беду. Лиловый цвет в то время считался самым благородным. Танка помещена в Сёкугосюисю, 4, и Кокинрокутё, 6, а также в Руйдзюкокуси, 3.
折る人の
心にかよふ
ふじばかま
むべ色ことに
にほひたりけり
をるひとの
こころにかよふ
ふじばかま
むべいろことに
にほひたりけり
Подобен душе
Того, кто его сорвал,
Цветок фудзибакама,
Цвет его глубок,
И благовонен он[418].
418. Иро – «цвет» означает еще «любовь», т. е. «Любовь твоя глубока». Нихохи – «аромат», а также «блеск», «красота», т. е. «Так блестяще выражены [твои мысли в стихах]».
奥の細道 > 山中温泉の章段 (Горячие источники Яманака)
山中や
菊はたおらぬ
湯の匂
やまなかや
きくはたおらぬ
ゆのにおい
Яманака.
Хризантем и не трону - запах
Горячих ключей.
«Хризантем я не трону...» — хризантема, или роса с хризантем — символ долголетия. Басе, очень любивший горячие источники, желая похвалить источник в Яманака, хочет сказать, что он столь же чудодействен, сколь целительна роса с хризантем.
草枕
客行人毛
徃觸者
尓保比奴倍久毛
開流芽子香聞
くさまくら
たびゆくひとも
ゆきふれば
にほひぬべくも
さけるはぎかも
О, даже тот, кто в дальний путь идет,
Где травы служат изголовьем,
Когда цветов коснется, уходя,
Как будет он благоухать тогда
Раскрывшимися лепестками хаги!
* Сходна с п. 2192. По-видимому, вариант народной песни. Прикосновение к цветам, в частности к хаги, надолго оставляет аромат, иногда служит памятью о странствии.
折りつれは
袖こそにほへ
梅花
有りとやここに
うくひすのなく
をりつれは
そてこそにほへ
うめのはな
ありとやここに
うくひすのなく
Ветку сливы в цвету
я сорвал, и её ароматом
пропитался рукав —
привлечённый благоуханьем,
соловей рассыпает трели…

色よりも
かこそあはれと
おもほゆれ
たか袖ふれし
やとの梅そも
いろよりも
かこそあはれと
おもほゆれ
たかそてふれし
やとのうめそも
Навевает печаль
не столько окраска соцветий,
сколько их аромат —
вспоминаю рукав моей милой,
что касался сливы близ дома…

やとちかく
梅の花うゑし
あちきなく
まつ人のかに
あやまたれけり
やとちかく
うめのはなうゑし
あちきなく
まつひとのかに
あやまたれけり
Ни к чему и сажать
подле дома деревце сливы!
В ожиданье, увы,
спутал я аромат цветенья
с ароматами платья милой…

梅花
たちよるはかり
ありしより
人のとかむる
かにそしみぬる
うめのはな
たちよるはかり
ありしより
ひとのとかむる
かにそしみぬる
Лишь приблизился я
к цветущему деревцу сливы —
только милой, боюсь,
аромат, пропитавший платье,
повод даст для горьких попреков…

高松之
此峯迫尓
笠立而
盈盛有
秋香乃吉者
たかまつの
このみねもせに
かさたてて
みちさかりたる
あきのかのよさ
Даже стали тесны эти горы,
Столько в Такамацу выросло грибов.
Вверх они свои подняли шапки,
Все они заполнили собою,
И приятен их осенний аромат.

紫草能
尓保敝類妹乎
尓苦久有者
人嬬故尓
吾戀目八方
むらさきの
にほへるいもを
にくくあらば
ひとづまゆゑに
われこひめやも
Когда б любимая, что так собой прекрасна,
Как мурасаки ароматные цветы,
Была б уродливой,
Из-за чужой жены
Я разве тосковал бы здесь напрасно?

咲きにほひ
風待つほどの
山ざくら
人の世よりは
久しかりけり
さきにほひ
かぜまつほどの
やまざくら
ひとのよよりは
ひさしかりけり
Цветущая и полная аромата
Горная вишня,
Что живет, пока не подул ветер,
И та оказалась долговечнее,
Чем век людской[188].
188. Танка помещена в Синтёкусэнсю, 17, где указано, что она написана Сандзё-удайдзину, правому министру, от Канэскэ.
さ月まつ
花たちばなの
かをかげば
むかしの人の
そでのかぞする
さつきまつ
はなたちばなの
かをかげば
むかしのひとの
そでのかぞする
Когда я вдыхаю
аромат померанцев,
ожидающих мая, —
чудится прежней подруги
рукавов этот запах...
Имеется в виду обычай хэйанских дам носить свои длинные и широкие рукава надушенными.

Имеется в Кокинсю, 139
君恋ひて
世を経るやどの
梅の花
昔の香にぞ
なほ匂ひける
きみこひて
よをへるやどの
うめのはな
むかしのかにぞ
なほひほひける
У этого приюта
Слив цветы
Любил владелец, здесь окончивший свой век.
Они благоухают и теперь
Все тем же, прежним ароматом...

月夜には
それとも見えす
梅花
かをたつねてそ
しるへかりける
つきよには
それともみえす
うめのはな
かをたつねてそ
しるへかりける
В эту ясную ночь
не видно, где лунные блики,
где цветы на ветвях, —
лишь по дивному аромату
я узнаю соцветья сливы…

梅花
にほふ春へは
くらふ山
やみにこゆれと
しるくそ有りける
うめのはな
にほふはるへは
くらふやま
やみにこゆれと
しるくそありける
Наугад я бреду,
поднимаюсь на гору Курабу —
но цветов аромат
мне во мраке ночи укажет
верный путь к той сливовой роще…

君ならて
誰にか見せむ
梅花
色をもかをも
しる人そしる
きみならて
たれにかみせむ
うめのはな
いろをもかをも
しるひとそしる
О, кому же ещё
я мог бы отправить сегодня
ветку сливы в цвету?!
Ведь и цветом, и ароматом
насладится лишь посвященный!..

よそにのみ
あはれとそ見し
梅花
あかぬいろかは
折りてなりけり
よそにのみ
あはれとそみし
うめのはな
あかぬいろかは
をりてなりけり
Раньше издалека
я красою сливы пленялся —
нынче ветку сорвал,
наслаждаюсь вблизи бесконечно
дивным цветом и ароматом…

梅かかを
そてにうつして
ととめては
春はすくとも
かたみならまし
うめかかを
そてにうつして
ととめては
はるはすくとも
かたみならまし
Пусть мои рукава
аромат лепестков пропитает,
чтоб с уходом весны
от нее на память остался
хоть один прощальный подарок…

ちると見て
あるへきものを
梅花
うたてにほひの
そてにとまれる
ちるとみて
あるへきものを
うめのはな
うたてにほひの
そてにとまれる
На глазах у меня
цветы облетели со сливы,
но они еще здесь —
рукава насквозь пропитались
смутным, тонким их ароматом…

いろもかも
おなしむかしに
さくらめと
年ふる人そ
あらたまりける
いろもかも
おなしむかしに
さくらめと
としふるひとそ
あらたまりける
Тот же цвет, аромат,
как и прежде, у вишни цветущей,
только я уж не тот —
год за годом любуясь цветеньем,
постарел и переменился…

花の色は
かすみにこめて
見せすとも
かをたにぬすめ
春の山かせ
はなのいろは
かすみにこめて
みせすとも
かをたにぬすめ
はるのやまかせ
Красоту тех цветов
лицезреть нам не доведется
из-за дымки в горах —
так похить же, ветер весенний,
и примчи аромат цветенья!..

霞立つ
春の山へは
とほけれと
吹きくる風は
花のかそする
かすみたつ
はるのやまへは
とほけれと
ふきくるかせは
はなのかそする
Далеко-далеко
раскинулись вешние горы,
дымкой скрыты от глаз —
но доносит оттуда ветер
аромат цветения вишен…

春雨に
にほへる色も
あかなくに
かさへなつかし
山吹の花
はるさめに
にほへるいろも
あかなくに
かさへなつかし
やまふきのはな
Не насытиться мне
их красою и благоуханьем!
Под весенним дождем
веет грустью воспоминаний
аромат цветов ямабуки…

さつきまつ
花橘の
かをかけは
昔の人の
袖のかそする
さつきまつ
はなたちはなの
かをかけは
むかしのひとの
そてのかそする
В пору пятой луны
аромат мандаринов цветущих
вдруг напомнил о той,
чьей одежды благоуханной
рукава стелил в изголовье…
111. Включено в «Исэ-моногатари» (№ 60). Дикий мандарин (татибана, Citrus deliciosa Tenore) — относится к 4-й луне.
女郎花
ふきすきてくる
秋風は
めには見えねと
かこそしるけれ
をみなへし
ふきすきてくる
あきかせは
めにはみえねと
かこそしるけれ
О «девицы-цветы»!
С луга горного ветер осенний
ароматы донес —
пусть для взора вы недоступны,
я по запаху вас узнаю…

なに人か
きてぬきかけし
ふちはかま
くる秋ことに
のへをにほはす
なにひとか
きてぬきかけし
ふちはかま
くるあきことに
のへをにほはす
Кто сюда приходил?
Чьи «пурпурные шаровары»
расцвели на лугу?
Каждый год порою осенней
аромат цветенья вдыхаю…
136. «Пурпурные шаровары» — агримония китайская Eupatorium stoechadosum Hance — полевой цветок с приятным запахом.
秋の菊
にほふかきりは
かさしてむ
花よりさきと
しらぬわか身を
あきのきく
にほふかきりは
かさしてむ
はなよりさきと
しらぬわかみを
Что ж, доколе цветут
и струят аромат хризантемы,
я прическу свою
что ни день украшаю цветами,
хоть мой век еще быстротечней…

花の色は
雪にましりて
見えすとも
かをたににほへ
人のしるへく
はなのいろは
ゆきにましりて
みえすとも
かをたににほへ
ひとのしるへく
С белом снегом слились
цветы белоснежные сливы,
так что не различить —
лишь по дивному аромату
догадаешься о цветенье…

ことならは
君とまるへく
にほはなむ
かへすは花の
うきにやはあらぬ
ことならは
きみとまるへく
にほはなむ
かへすははなの
うきにやはあらぬ
О цветы на ветвях,
удержите его ароматом!
Ведь когда он уйдет,
станет вам, как и мне, должно быть,
так тоскливо, так одиноко…

ふりはへて
いさふるさとの
花見むと
こしをにほひそ
うつろひにける
ふりはへて
いさふるさとの
はなみむと
こしをにほひそ
うつろひにける
Я отправился в путь,
чтобы астрами полюбоваться
там, в родимом краю, —
но увы, уж нет аромата,
и цветы увядают, блекнут…

山たかみ
つねに嵐の
吹くさとは
にほひもあへす
花そちりける
やまたかみ
つねにあらしの
ふくさとは
にほひもあへす
はなそちりける
В этом горном краю,
где ветры студеные веют,
не успев расцвести
и порадовать всех ароматом,
рано папоротник увядает…

色もかも
昔のこさに
にほへとも
うゑけむ人の
影そこひしき
いろもかも
むかしのこさに
にほへとも
うゑけむひとの
かけそこひしき
Вешней сливы цветы
сохраняют окраску былую
и былой аромат —
но того, кто сажал деревья,
не дано мне увидеть боле…

蝉のはの
よるの衣は
うすけれと
うつりかこくも
にほひぬるかな
せみのはの
よるのころもは
うすけれと
うつりかこくも
にほひぬるかな
Было платье на мне
из ткани тончайшей и нежной,
словно крылья цикад,
и пленительным ароматом
наполнялась опочивальня…

あなうめに
つねなるへくも
見えぬかな
こひしかるへき
かはにほひつつ
あなうめに
つねなるへくも
みえぬかな
こひしかるへき
かはにほひつつ
Навевают печаль
цветы распустившейся сливы,
что должны облететь, —
но струится благоуханье,
разливая в сердце отраду…

梅が香に
昔をとへば
春の月
こたへぬ影ぞ
袖にうつれる
うめがかに
むかしをとへば
はるのつき
こたへぬかげぞ
そでにうつれる
У аромата слив
О прошлом я спросил.
Но лишь луны весенней тень
На рукаве моем
Безмолвно отразилась...
* В качестве прототипа автор использует ту же танка Нарихиры (Кокинсю, 747):
Иль в небе нет луны?
Или весна — не та,
Не прежняя весна?
Лишь я один —
Как будто бы все тот же, но...
見ぬ人に
よそへて見つる
梅の花
散りなむのちの
なぐさめぞなき
みぬひとに
よそへてみつる
うめのはな
ちりなむのちの
なぐさめぞなき
С тобою не встречаясь,
Искал я утешенья
В аромате слив.
Когда цветы осыплются,
Где я найду забвенье?
* Намёк на танка Мицунэ из «Кокинсю» (свиток «Песни весны» [67]):
В мой сад вы заглянули,
Чтоб полюбоваться
Цветами вишни...
Когда осыплются,
Скучать я буду...
春ごとに
心をしむる
花のえに
たがなほざりの
袖かふれけむ
はるごとに
こころをしむる
はなのえに
たがなほざりの
そでかふれけむ
Каждой весной
Пленяет сердце
Слив нежный аромат.
И к этой ветке
Будто прикасались чьи-то рукава.
* Аромат рукавов — постоянный образ (см. коммент. 46).
梅散らす
風もこえてや
吹きつらむ
かほれる雪の
袖に乱るる
うめちらす
かぜもこえてや
ふきつらむ
かほれるゆきの
そでにみだるる
Над головою дует ветер,
Срывая лепестки цветов,
А в рукава мои
Падает снег,
Благоухая ароматом слив.

散りぬれば
にほひばかりを
梅の花
ありとや袖に
春風の吹く
ちりぬれば
にほひばかりを
うめのはな
ありとやそでに
はるかぜのふく
Уж сливы отцвели,
Но задержался в рукавах
Их аромат.
Не потому ль весенний ветер
Всё дует в них, как прежде?
* Намёк на песню неизвестного автора из «Кокинсю» («Песни весны»):
Я ветвь цветущую сломил,
И ароматом сливы
Благоухает мой рукав,
И соловей уж прилетел, поет:
Подумал, верно, что тут — цветы!
み吉野の
大川野への
古柳
かげこそ見えね
春めきにけり
みよしのの
おほかはのへの
ふるやなぎ
かげこそみえね
はるめきにけり
На старых ивах,
Что растут в Ёсино,
На берегу реки,
Ещё не появились листья,
А в воздухе — уж аромат весны!
* Ёсино — ныне квартал одноимённого уезда префектуры Нара (см. коммент. 1).
* Песня — намёк на танка неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Песни любви» [699]):
Как волны глициний
В Ёсино,
На речном берегу,
Склонились к реке,
К тебе моё клонится сердце.
(Волны глициний — постоянный образ. Гроздья цветов лилового цвета, растущих обычно у воды, колеблемые ветром, напоминали волны.)
風かよふ
寝覚めの袖の
花の香に
かほる枕の
春の夜の夢
かぜかよふ
ねさめのそでの
はなのかに
かほるまくらの
はるのよのゆめ
Подул весенний ветер и развеял
Мой мимолетный сон.
Осыпались цветы,
И ароматом нежным пропитались
Мои одежды.

ゆく末を
たれしのべとて
ゆふ風に
ちぎりかおかむ
宿の橘
ゆくすゑを
たれしのべとて
ゆふかぜに
ちぎりかおかむ
やどのたちばな
Вспомнишь ли обо мне,
Когда уйду навеки?
Пусть хоть вечерний ветер
Принесёт тебе
Цветущих померанцев аромат.

五月闇
短き夜半の
うたた寝に
花橘の
袖にすずしき
さつきやみ
みぢかきよはの
うたたねに
はなたちばなの
そでにすずしき
Майская ночь коротка...
На миг забывшись,
Ощутил на рукаве
Цветущих померанцев аромат:
Повеяло прохладой...

たづぬべき
人は軒ばの
ふるさとに
それかとかほる
庭の橘
たづぬべき
ひとはのきばの
ふるさとに
それかとかほる
にはのたちばな
Тебя я ждал... Увы, напрасно!
Лишь запах померанцевых цветов
У стрехи дома старого
Напомнил рукавов
Знакомый аромат.

橘の
にほふあたりの
うたた寝は
夢も昔の
袖の香ぞする
たちばなの
にほふあたりの
うたたねは
ゆめもむかしの
そでのかぞする
Под сению пахучих померанцев
Забылась на мгновение —
И в грёзах
Ощутила аромат
Родных когда-то рукавов.
* Поэтесса использует приём «следования песне-прототипу» — танка неизвестного автора из «Кокинсю» («Песни лета»):
О, запах померанцев,
Ждущих мая!
Как живо он напомнил
Аромат
Родных когда-то рукавов!

今年より
花咲きそむる
橘の
いかで昔の
香ににほふらむ
ことしより
はなさきそむる
たちばなの
いかでむかしの
かににほふらむ
Лишь первый год
Зацвёл в саду душистый померанец,
Но почему-то вдруг
Напомнил аромат
Тех рукавов, когда-то близких.
* Намёк на песню из «Кокинсю» (см. коммент. 245). Можно увидеть и ещё одну ассоциацию — с танка из «Дневника» Цураюки («Тоса никки»):
Века стоит.
Лелея твою память,
Заброшенный приют,
Но источают слив цветы
Всё тот же аромат.
夕暮れは
いづれの雲の
名残とて
花橘に
風の吹くらむ
ゆふぐれは
いづれのくもの
なごりとて
はなたちばなに
かぜのふくらむ
Сумерки...
Запах цветов померанца ветер принёс.
Не в память ли об ароматном облаке,
Что от тебя осталось,
Устремившись ввысь?
* ...об ароматном облаке, что от тебя осталось... — со времён «Манъёсю» существовало поверье, что дым от погребального костра превращается в облако (или в тучу). Перекликается с песней Гэндзи из романа «Гэндзи моногатари»:
Почудится вдруг:
То не туча, а дым
От костра погребального...
И таким неожиданно близким
Ночное покажется небо.
色香をば
思ひも入れず
梅の花
常ならぬ世に
よそへてぞ見る
いろかをば
おもひもいれず
うめのはな
つねならぬよに
よそへてぞみる
Ни красота цветов,
Ни аромат
Мне не волнуют сердце:
Ведь мир, в котором они цветут,
Непостоянен!

梅の花
なににほふらむ
見る人の
色をも香をも
忘れぬる世に
うめのはな
なににほふらむ
みるひとの
いろをもかをも
わすれぬるよに
Сливы цветы, скажите, для кого
Ваша краса и аромат чудесный?
Ведь ваша госпожа
Уже простилась
С этим миром!

折る人の
それなるからに
あぢきなく
見しわが宿の
花の香ぞする
をるひとの
それなるからに
あぢきなく
みしわがやどの
はなのかぞする
Едва ли кто иной
Мог ветвь цветущую сломить
Столь дивной красоты,
И ныне в моем скромном доме
Уж разливается чудесный аромат!

身はとめつ
心はおくる
山桜
風のたよりに
思ひおこせよ
みはとめつ
こころはおくる
やまさくら
かぜのたよりに
おもひおこせよ
Я не пошел цветами любоваться,
Оставшись в хижине своей,
Но сердце к ним послал,
Прося, чтоб с ветром
Мне свой прислали аромат.

吹く風に
花橘や
にほふらむ
昔おぼゆる
けふの庭かな
ふくかぜに
はなたちばなや
にほふらむ
むかしおぼゆる
けふのにはかな
Разносит ветер
Нежный аромат
Цветущих померанцев.
Это напоминает мне время,
Когда Будда проповедовал сутру о Лотосе.

常よりも
今日のけぶりの
たよりにや
西をはるかに
思ひやるらむ
つねよりも
けふのけぶりの
たよりにや
にしをはるかに
おもひやるらむ
Наверное, нынче, как никогда,
И ты с тоскою мечтаешь
О Западном рае,
Вдыхая в храме аромат
Сжигаемых цветов сэндана.

奈波之呂乃
<古>奈宜我波奈乎
伎奴尓須里
奈流留麻尓末仁
安是可加奈思家
なはしろの
こなぎがはなを
きぬにすり
なるるまにまに
あぜかかなしけ
Цветком конаги,
Что в питомнике расцвел,
Одежду крепко надушил свою.
Хоть этот аромат вдыхаю я всегда,
Но отчего же так его люблю?
* Цветок конаги — метафора возлюбленной. Хотя и привык к этой красивой девушке и часто вижу её, но не перестаю любить её, люблю еще сильнее — таков подтекст песни. В старину цветы и растения употребляли для аромата, в качестве духов, натирая ими одежду, а также в качестве красителя.
* Цветы конаги часто растут на рисовых полях. Здесь имеется в виду рисовый питомник, где выращивают рассаду.
香塗流
塔尓莫依
川隈乃
屎鮒喫有
痛女奴
かうぬれる
たふになよりそ
かはくまの
くそふなはめる
いたきめやつこ
К пагоде святой,
Где воскуряют ароматы,
Ты не приближайся, грязная раба,
Что съедаешь рыбные отбросы
У речных отхожих мест.
* Песня типа буриме.
* Ароматы—т. е. благовония (кори). В буддийских храмах во время богослужений пользуются благовониями. Ими обтирают руки при поклонении Будде, статуи Будды, а также освящают часовни; все это имеет очистительный смысл; благовония и теперь продаются монахами в буддийских храмах.
* Песня интересна тем, что дает некоторое представление об условиях жизни рабов: и о внешнем облике — “грязная”, и о пище, которой они питаются, — “рыбная падаль”, и об условиях их быта — “ест у отхожих мест”. Причем слово “грязная” не входит в число заданных слов, и похоже, что это не только искусственная ситуация, вызванная данной поэтической игрой в определенные слова, а обычные восприятия, по-видимому, подсказанные сочинителю самой действительностью. В японском тексте сочинитель объединил некоторые слова: “кори” — “благовоние” и “то” — “башня”, получилась “благовонная башня”; “кусо” — “навоз” соединен со словом “фуна” — название рыбы, получилось “вонючий карась”, “рыбные отбросы”; слово “кавая” — “отхожее место” заменил словом “кавагума” — “речной изгиб”. Но так как кавая именно и устраивались у речных изгибов, то фактически так или иначе он передал все указанные слова-образы.
橘乃
尓保敝流香可聞
保登等藝須
奈久欲乃雨尓
宇都路比奴良牟
たちばなの
にほへるかかも
ほととぎす
なくよのあめに
うつろひぬらむ
О, слышен ли, как раньше, аромат
Цветов татибана, что распустились здесь?
Наверно, от дождя,
Что нынче ночью лил,
Когда кукушка пела, он исчез…

安麻射加流
比奈乎佐米尓等
大王能
麻氣乃麻尓末尓
出而許之
和礼乎於久流登
青丹余之
奈良夜麻須疑氐
泉河
伎欲吉可波良尓
馬駐
和可礼之時尓
好去而
安礼可敝里許牟
平久
伊波比氐待登
可多良比氐
許之比乃伎波美
多麻保許能
道乎多騰保美
山河能
敝奈里氐安礼婆
孤悲之家口
氣奈我枳物能乎
見麻久保里
念間尓
多麻豆左能
使乃家礼婆
宇礼之美登
安我麻知刀敷尓
於餘豆礼能
多<波>許登等可毛
<波>之伎余思
奈弟乃美許等
奈尓之加母
時之<波>安良牟乎
<波>太須酒吉
穂出秋乃
芽子花
尓保敝流屋戸乎
(言斯人為性好愛花草花樹而多<植>於寝院之庭
故謂之花薫庭也)
安佐尓波尓
伊泥多知奈良之
暮庭尓
敷美多比良氣受
佐保能宇知乃
里乎徃過
安之比紀乃
山能許奴礼尓
白雲尓
多知多奈妣久等
安礼尓都氣都流
(佐保山火葬
故謂之佐保乃宇知乃佐<刀>乎由吉須疑)
あまざかる
ひなをさめにと
おほきみの
まけのまにまに
いでてこし
われをおくると
あをによし
ならやますぎて
いづみがは
きよきかはらに
うまとどめ
わかれしときに
まさきくて
あれかへりこむ
たひらけく
いはひてまてと
かたらひて
こしひのきはみ
たまほこの
みちをたどほみ
やまかはの
へなりてあれば
こひしけく
けながきものを
みまくほり
おもふあひだに
たまづさの
つかひのければ
うれしみと
あがまちとふに
およづれの
たはこととかも
はしきよし
なおとのみこと
なにしかも
ときしはあらむを
はだすすき
ほにいづるあきの
はぎのはな
にほへるやどを
あさにはに
いでたちならし
ゆふにはに
ふみたひらげず
さほのうちの
さとをゆきすぎ
あしひきの
やまのこぬれに
しらくもに
たちたなびくと
あれにつげつる
さほのうちの
さとをゆきすぎ
В дальней, как небесный свод,
В стороне глухой велел
Управлять страною мне
Наш великий государь.
И, приказу покорясь,
Сразу тронулся я в путь.
Ты сопровождал меня.
Горы Нара миновав
В дивной зелени листвы,
Я остановил коня
В поле, возле чистых вод
Быстрой Идзуми-реки,
И простились мы с тобой.
На прощанье я сказал,
Пусть счастливым будет путь —
И вернусь я вновь домой.
Ты спокойно ожидай
Этот день, молясь богам.
С той поры
Далек был путь,
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Горы, реки пролегли
Между нами,
Милый брат.
Долги очень были дни,
Проведенные в тоске.
И в тот час, когда мечтал
О свидании с тобой,
С веткой яшмовой гонец
Вдруг пришел, и думал я:
Может, радость мне принес?
Но когда спросил его,
Ожиданием томясь,—
То не ложь или обман?
Что сказал он мне в ответ?
Почему случилось так,—
Ведь еще не вышел срок?..
“Осенью, когда камыш
Пышным колосом цветет,
Рано поутру
Из дому, где аромат
Слышен хаги,
Никогда
Он не выйдет больше в сад,
Божество — родной твой брат.
Он не будет там стоять,
Любоваться на цветы.
Вечерами не пойдет
Он бродить по саду вновь,
Он покинул то село
И теперь уже в Сахо
Белым облаком он встал
Между распростертых гор
И исчез среди ветвей
Меж верхушками вдали…”
Вот что передал гонец.
18-й год [Тэмпё (746)]. Осень, 25-й день 9-й луны
Отомо Якамоти
* С веткой яшмовой гонец — см. п. 2548.
* Хаги — см. 1538.
* “Белым облаком он встал…” — говорится о погребальном обряде сожжения.
可氣麻久母
安夜尓加之古思
皇神祖<乃>
可見能大御世尓
田道間守
常世尓和多利
夜保許毛知
麻為泥許之登吉
時<及>能
香久乃菓子乎
可之古久母
能許之多麻敝礼
國毛勢尓
於非多知左加延
波流左礼婆
孫枝毛伊都追
保登等藝須
奈久五月尓波
波都波奈乎
延太尓多乎理弖
乎登女良尓
都刀尓母夜里美
之路多倍能
蘇泥尓毛古伎礼
香具<播>之美
於枳弖可良之美
安由流實波
多麻尓奴伎都追
手尓麻吉弖
見礼騰毛安加受
秋豆氣婆
之具礼<乃>雨零
阿之比奇能
夜麻能許奴礼波
久<礼奈為>尓
仁保比知礼止毛
多知波奈<乃>
成流其實者
比太照尓
伊夜見我保之久
美由伎布流
冬尓伊多礼婆
霜於氣騰母
其葉毛可礼受
常磐奈須
伊夜佐加波延尓
之可礼許曽
神乃御代欲理
与呂之奈倍
此橘乎
等伎自久能
可久能木實等
名附家良之母
かけまくも
あやにかしこし
すめろきの
かみのおほみよに
たぢまもり
とこよにわたり
やほこもち
まゐでこしとき
ときじくの
かくのこのみを
かしこくも
のこしたまへれ
くにもせに
おひたちさかえ
はるされば
ひこえもいつつ
ほととぎす
なくさつきには
はつはなを
えだにたをりて
をとめらに
つとにもやりみ
しろたへの
そでにもこきれ
かぐはしみ
おきてからしみ
あゆるみは
たまにぬきつつ
てにまきて
みれどもあかず
あきづけば
しぐれのあめふり
あしひきの
やまのこぬれは
くれなゐに
にほひちれども
たちばなの
なれるそのみは
ひたてりに
いやみがほしく
みゆきふる
ふゆにいたれば
しもおけども
そのはもかれず
ときはなす
いやさかはえに
しかれこそ
かみのみよより
よろしなへ
このたちばなを
ときじくの
かくのこのみと
なづけけらしも
И сказать об атом вам
Трепета исполнен я…
В век далекий — век богов —
Управителей земли
Жил на свете человек
Тадзимамори.
В вечной побывав стране,
Он привез с собою нам
Веток множество
Прямых,
Словно тонкое копье,
И на них росли плоды,
Ароматные плоды
Вечно зрели на ветвях.
С трепетом приняли мы
От него чудесный дар,
И хотя тесна страна,
Всюду на ее земле
Эти ветви расцвели.
Лишь приходит к нам весна —
На ветвях цветут цветы,
А настанет месяц май
И кукушка запоет,
С веток первые цветы
Все срывают каждый раз
И возлюбленным своим
Посылают их как дар.
Прячут яркие цветы
В белотканый свой рукав,
Чтобы дивный аромат
Сохранить,
Их лепестки
Сберегают, засушив,
А созревшие плоды
Нижут, словно жемчуга,
И любуются на них,
Не насмотрятся никак.
А лишь осень настает,
Моросит унылый дождь —
И средь распростертых гор
На деревьях в вышине
Заалевшая листва
Осыпается кругом.
Но созревшие плоды
Померанцев
В эти дни
Ярко блещут на ветвях.
И еще сильней на них
Любоваться я хочу!
А когда придет зима
И падет на землю снег,
Белый иней заблестит,
Но не сохнут листья их.
Словно вечная скала,
Вечной силою полны
Золотистые плоды —
Еще ярче дивный блеск.
И, наверно, оттого,
Что не вянет свежий лист,
Со времен еще богов
Померанцев яркий плод
Справедливо все зовут
Ароматным, непростым,
Вечным золотым плодом.
[23-й день 5-й луны]
Отомо Якамоти
* Песня была сложена в 749 г., восхваляет цветы и плоды татибана — померанцев (возможно, одновременно здесь восхваляется и фамилия Татибана. Хотя в комментариях МС ничего об этом не сказано, но, судя по текстам других песен, где встречается отождествление, такое предположение имеет основание).
* Тадзимамори — потомок легендарного принца Амэнохибоко из страны Сираги, ассимилировавшийся в Японии, который был послан императором Суйнином в Вечную страну (по одним версиям — Южный Китай; по другим—в Корею) (см. “Кодзики”). Из этой страны он и привез по приказу императора ветки померанцев — татибана, которые были посажены в Японии и получили там широкое распространение. В песне указывается, что померанцы посылают в дар влюбленным, любуются ими, пропитывают их ароматом рукава, сушат лепестки, плоды их нижут на нить с лекарственной целью (см. п. 1465, 1490).
今日之為等
思標之
足引乃
峯上之櫻
如此開尓家里
けふのためと
おもひてしめし
あしひきの
をのへのさくら
かくさきにけり
Вишневые цветы
С вершин простертых гор,
Что я берег для нынешнего дня,
Так пышно расцвели сегодня у меня,
Все наполняя ароматом…

多知波奈乃
之多布久可是乃
可具波志伎
都久波能夜麻乎
古比須安良米可毛
たちばなの
したふくかぜの
かぐはしき
つくはのやまを
こひずあらめかも
Ах, разве можно не любить
Гору Цукуба,
Где под цветущими татибана
Летящий ветерок исполнен аромата
Душистых распустившихся цветов?

宇梅能波奈
香乎加具波之美
等保家杼母
己許呂母之努尓
伎美乎之曽於毛布
うめのはな
かをかぐはしみ
とほけども
こころもしのに
きみをしぞおもふ
Ах, оттого что дивен аромат
Цветов душистых слив,
Хоть был я далеко,
Но о тебе так сильно тосковал,
Что даже сердце высохло мое.

大空は
梅のにほひに
霞みつつ
くもりもはてぬ
春の夜の月
おほそらは
うめのにほひに
かすみつつ
くもりもはてぬ
はるのよのつき
Туманным ароматом слив
Пропитан воздух.
В дымке
Весенняя луна.
Тёплый призрачный свет...
* Сложена с намеком на песню Оэ Тисато из «Кокинсю»:
Слегка подёрнутая дымкой,
С небес
Сияет мягко
Весенняя луна.
Что может быть прекрасней?
心あらば
とはましものを
梅の花
たが里よりか
にほひ来つらむ
こころあらば
とはましものを
うめのはな
たがさとよりか
にほひきつらむ
О аромат душистой сливы!
Коль можешь,
Ответь,
Из какого селенья
Принёс тебя ветер?

梅の花
にほひをうつす
袖の上に
軒もる月の
影ぞあらそふ
うめのはな
にほひをうつす
そでのうへに
のきもるつきの
かげぞあらそふ
Рукав, увлажнённый слезами,
Сливы впитал аромат,
И отблеск луны,
Сквозь ветхую крышу пробившись,
На нём отразился...
* Сложена от лица отшельника, живущего в горной хижине (ямадзато). В песне — намек на танка Аривары Нарихира из «Кокинсю» («Песни любви» [747]), в которой поэт вспоминает о прежней любви, лёжа на полу полуразрушенного дома, где когда-то жила его возлюбленная, и глядя на луну.
更科日記 >  家居の四季 (Времена года дома)
時ならず
ふる雪かとぞ
ながめまし
花たちばなの
薫らざりせば
ときならず
ふるゆきかとぞ
ながめまし
はなたちばなの
かをらざりせば
Всем срокам вопреки
Опять метут снега —
Так мне привиделось.
Вот только
Цветущих мандаринов аромат…

春はなほ
はなのにほひも
さもあらはあれ
たた身にしむは
曙のそら
はるはなほ
はなのにほひも
さもあらはあれ
たたみにしむは
あけほののそら


たつねつる
花のあたりに
なりにけり
にほふにしるし
春の山かせ
たつねつる
はなのあたりに
なりにけり
にほふにしるし
はるのやまかせ
Пришли сюда
Под сень цветов,
Чей срок настал,
А знак цветенья —
Весенний горный ветер.
Примерный перевод
??
香を探る
梅に蔵見る
軒端哉
かをさぐる
うめにくらみる
のきばかな
Ароматом влекомые,
Долго искали, и вот у сарая
Слива в цвету...

笈の小文 > 伊賀より伊勢あたり (Из Ига прямо в Исэ)
何の木の
花とはしらず
匂哉
なにのきの
はなとはしらず
にほひかな
«Какие цветы
Цветут?» — названья не знаю,
Но аромат...

物不念
道行去毛
青山乎
振放見者
茵花
香<未>通女
櫻花
盛未通女
汝乎曽母
吾丹依云
吾𠮧毛曽
汝丹依云
荒山毛
人師依者
余所留跡序云
汝心勤
ものもはず
みちゆくゆくも
あをやまを
ふりさけみれば
つつじばな
にほえをとめ
さくらばな
さかえをとめ
なれをぞも
われによすといふ
われをもぞ
なれによすといふ
あらやまも
ひとしよすれば
よそるとぞいふ
ながこころゆめ
Не печалясь ни о чём,
Я хотел свой путь пройти,
Но когда взглянул кругом,
На покров весенних гор,
Словно цуцудзи цветы,
Ароматами полна
Дева вспомнилася мне.
Словно сакуры цветы,
Блеска вешнего полна
Дева вспомнилася мне,
Говорят, ведь это ты
Мне принадлежать должна,
Говорят, ведь это я
Предназначен для тебя.
“И суровая гора
Станет ближе,
Если к ней
Человеку подойти”,—
Говорит народ.
Так и сердце непременно
Полюбить твоё должно!
* Старинная песня юноши, обращенная к неприступной красавице.
* Песня похожа на народный любовный заговор, подвергшийся литературной обработке и утративший первоначальное назначение; выступает в паре с песней-ответом (3307). Возможно, они исполнялись женской и мужской половинами хора при обрядовых хороводах “утагаки”.
卌爾手毛
花之匂
散來
我身和比志止
於毛保江奴鉋
よそにても
はなのにほひの
ちりきれば
わがみわびしと
おもほえぬかな
Издалека
Доносится аромат
Цветка —
И я не чувствую
Себя одинокой.

名にしおへば
長月ごとに
君が爲
垣根の菊は
匂へとぞ思ふ
なにしおへば
ながつきごとに
きみがため
かきねのきくは
にほへとぞおもふ


故里を
別れてさける
菊の花
旅ながらこそ
にほふべらなれ
ゆゑさとを
わかれてさける
きくのはな
たびながらこそ
にほふべらなれ


たたならぬ
花たちはなの
にほひかな
よそふる袖は
たれとなけれと
たたならぬ
はなたちはなの
にほひかな
よそふるそては
たれとなけれと


うき雲の
いさよふよひの
村雨に
おひ風しるく
にほふたちはな
うきくもの
いさよふよひの
むらさめに
おひかせしるく
にほふたちはな


をりしもあれ
花たちはなの
かをるかな
むかしをみつる
夢の枕に
をりしもあれ
はなたちはなの
かをるかな
むかしをみつる
ゆめのまくらに


五月雨に
はなたちはなの
かをる夜は
月すむ秋も
さもあらはあれ
さみたれに
はなたちはなの
かをるよは
つきすむあきも
さもあらはあれ


かをとめて
たれをらさらん
梅の花
あやなし霞
たちなかくしそ
かをとめて
たれをらさらむ
うめのはな
あやなしかすみ
たちなかくしそ
Кто, ветвь не сломив,
Оставил здесь благоуханье
Сливового цвета?
Так не скрой её от взора,
Весенняя дымка!
Примерный перевод
Аянаси — без причины, резона
匂をは
風にそふとも
梅の花
色さへあやな
あたにちらすな
にほひをは
かせにそふとも
うめのはな
いろさへあやな
あたにちらすな


波流能波奈
伊麻波左加里尓
仁保布良牟
乎里氐加射佐武
多治可良毛我母
はるのはな
いまはさかりに
にほふらむ
をりてかざさむ
たぢからもがも
Весенние цветы в расцвете ныне,
И, верно, слышен всюду аромат.
О, если б силы мне,
Чтоб мог я их сорвать
И мог бы украшать себя цветами.

秋の野を
わけゆく露に
うつりつつ
わが衣手は
花の香ぞする
あきののを
わけゆくつゆに
うつりつつ
わがころもでは
はなのかぞする
Прохожу по осеннему лугу,
И рукава,
Росою увлажнившись,
Источают
Аромат цветов.

なさけなく
折る人つらし
我が宿の
あるじわすれぬ
梅の立ち枝を
なさけなく
をるひとつらし
わがやどの
あるじわすれぬ
うめのたちえを
Как бессердечен, верно, тот,
Кто эту ветвь сломил у сливы,
Но хозяина своего не забудет она
И свой аромат
Мне пришлет!

花も香も
残る菊とも
なりにしか
われよりはまた
あらじと思はん
はなもかも
のこるきくとも
なりにしか
われよりはまた
あらじとおもはん


玉鉾に
君し来寄らば
浅茅生に
まじれる菊の
香はまさりなん
たまぼこに
きみしきよらば
あさぢふに
まじれるきくの
かはまさりなん


「あだに散る
花橘の
にほひには
緑の衣の
香こそまさらめ
「あだにちる
はなたちばなの
にほひには
みどりのきぬの
かこそまさらめ


似たりとや
花橘を
かぎつれば
緑の香さへ
うつらざりけり」
にたりとや
はなたちばなを
かぎつれば
みどりのかさへ
うつらざりけり」


鴬能
鳴之可伎都尓
<々>保敝理之
梅此雪尓
宇都呂布良牟可
うぐひすの
なきしかきつに
にほへりし
うめこのゆきに
うつろふらむか
Внутри ограды,
Там, где соловей недавно пел,
Благоухающие сливы
От снега белого, что падает теперь,
Быть может, опадут, увянув?..

大鏡 > 上巻 左大臣時平 (ЛЕВЫЙ МИНИСТР ТОКИХИРА)
恩賜御衣今在此
捧持毎日拝余香
恩賜ノ御衣今此ニ在リ
捧ゲ持チテ毎日余香ヲ拝シタテマツル
Одежды, пожалованные тогда,
и посейчас со мной.
С глубоким почтением, что ни день,
смакую их аромат.

絕頂華嚴寺
雲深溪路遙
道心登靜境
真性隔塵囂
閱藹禪庭禪
觀空法界蕉
天花硫邃澗
香氣度烟霄
風竹時明合
聲鐘曉動搖
轉經山月下
羸病轉寥寥



古の
ならの都の
八重ざくら
けふこゝのへに
匂ひぬるかな
ふるの
ならのみやこの
やへざくら
けふここのへに
にほひぬるかな
Старинной столицы,
Нары весенней дары,
Вишни об осьми лепестках
В чертоге Девятого неба
Ныне блещут благоуханьем.
Включено в Огура Хякунин иссю, 61

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
紅の
うす花ざくら
匂はずば
みな志ら雲と
みてやすぎまし
くれなゐの
うすはなざくら
にほはずば
みなしらくもと
みてやすぎまし
Если б не цвели
Бледно-розовым цветом
Цветы сакуры,
То все б видели лишь
В них белые облака?
Примерный перевод

古里の
はなのにほひや
まさるらむ
しづ心なく
歸る雁がね
ふるさとの
はなのにほひや
まさるらむ
しづこころなく
かへるかりがね


限ありて
ちりは果つとも
梅の花
香をば梢に
殘せとぞ思ふ
かぎりありて
ちりははつとも
うめのはな
かをばこずゑに
のこせとぞおもふ
Пусть есть предел,
Когда осыпитесь совсем
Цветы сливы,
Но запах свой
В ветвях оставьте!

Примерный перевод

梅の花
匂ふあたりは
よきて社
急ぐ道をば
行くべかりけれ
うめのはな
にほふあたりは
よきてこそ
いそぐみちをば
ゆくべかりけれ
Тех мест,
Где цветут сливы
Избегаю!
Обязан ведь
Спешить в своём пути...
Примерный перевод

梅が枝に
風や吹くらむ
春の夜は
をらぬ袖さへ
匂ひぬる哉
うめがえに
かぜやふくらむ
はるのよは
をらぬそでさへ
にほひぬるかな
Ветер ли дует
Сквозь ветви сливы
Весенней ночью,
Не срывал их даже,
А рукава пропитались ароматом.
Примерный перевод

ちりかゝる
影はみゆれど
梅の花
水には香社
移らざりけれ
ちりかかる
かげはみゆれど
うめのはな
みづにはかこそ
うつらざりけれ
Видно отражение слив,
Цветы которых
Опадают на поверхность воды,
Но именно их запах
Воде не передался...
Примерный перевод

吉野山
みねの櫻や
咲きぬらむ
麓のさとに
にほふはるかぜ
よしのやま
みねのさくらや
さきぬらむ
ふもとのさとに
にほふはるかぜ
Не на вершине ли
Гор Ёсино сакура
Расцвела?
В селении у подножия
Весенний ветер несёт аромат...
Примерный перевод

尋ねつる
我をや風も
まちつけむ
けふぞ盛に
匂ひ増しける
たづねつる
われをやかぜも
まちつけむ
けふぞさかりに
にほひましける
Прибыл сюда,
Неужели меня дожидался
И ветер?
Сегодня цветов расцвета
Их аромат сильнее!
Примерный перевод

白川の
ながれ久しき
宿なれば
花の匂ひも
のどけかりけり
しらかはの
ながれひさしき
やどなれば
はなのにほひも
のどけかりけり
Если б жил я здесь
Столь долго,
Как течёт река Сиракава,
Даже аромат цветов
Не волновал бы моё сердце.
Примерный перевод

色香をも
しる人なしと
思ふらむ
花の心を
きてもとへかし
いろかをも
しるひとなしと
おもふらむ
はなのこころを
きてもとへかし


知らざりし
浦山風も
梅が香は
都に似たる
春のあけぼの
しらざりし
うらやまかぜも
うめがかは
みやこににたる
はるのあけぼの


ふる雪に
色はまかひぬ
梅の花
かにこそにたる
物なかりけれ
ふるゆきに
いろはまかひぬ
うめのはな
かにこそにたる
ものなかりけれ
Смешались цветом с
Падающим снегом
Цветы сливы,
Но аромат их
Вовсе не такой же!
Примерный перевод

なほざりに
折りつる物を
梅の花
こき香に我や
衣そめてむ
なほざりに
をりつるものを
うめのはな
こきかにわれや
ころもそめてむ


梅が香を
たにふところに
ふききためて
いりこん人に
しめよ春風
うめがかを
たにふところに
ふききためて
いりこんひとに
しめよはるかぜ
Благовоние сливы
Ты привеял в ложбину меж гор,
О весенний ветер!
Если кто проникнет сюда,
Напои густым ароматом.

このもとは
見る人しげし
さくらばな
よそにながめて
かをばをしまん
このもとは
みるひとしげし
さくらばな
よそにながめて
かをばをしまん
Под сенью ветвей
Толпа придворных любуется...
Вишня в цвету!
Другие смотрят лишь издали.
Им жалко её аромата.

かをとめん
人にこそまて
山ざとの
垣ねの梅の
ちらぬかぎりは
かをとめん
ひとにこそまて
やまざとの
かきねのうめの
ちらぬかぎりは
Я жду того, кто придёт
В поисках аромата,
Пока в нашем горном селе
До конца не осыплется
Слива возле плетня.

このはるは
しづが垣ねに
ふればひて
むめがかとめん
人したしまん
このはるは
しづがかきねに
ふればひて
むめがかとめん
ひとしたしまん
Если этой весной,
Грубый плетень задевая,
Кто-то придёт сюда
Дышать ароматом сливы,
Он станет другом моим!

ぬしいかに
風わたるとて
いとふらん
よそにうれしき
梅のにほひを
ぬしいかに
かぜわたるとて
いとふらん
よそにうれしき
うめのにほひを
Что же хозяин?
Верно, чуть ветер повеет,
Полон тревоги?
Даже поодаль сладок
Запах цветущей сливы.

月影も
かをるばかりを
しるしにて
色はまがひぬ
白菊の花
つきかげも
かをるばかりを
しるしにて
いろはまがひぬ
しらきくのはな
В лунном свете
По аромату лишь
Можно узнать
О смешавшихся с ним цветом
Цветах белых хризантем.
Примерный перевод

いざや子等
香椎のかたに
白妙の
袖さへぬれて
朝菜摘てむ
いざやこら
かしひのかたに
しろたへの
そでさへぬれて
あしたなつてむ


木の本は
やがて軒端に
近ければ
風の誘はぬ
梅が香ぞする
このもとは
やがてのきはに
ちかければ
かぜのさそはぬ
うめがかぞする


折りてみる
色よりもなほ
梅の花
深くぞ袖の
香は匂ひける
をりてみる
いろよりもなほ
うめのはな
ふかくぞそでの
かはにほひける


折らば又
匂や散らむ
梅の花
立ちよりてこそ
袖にうつさめ
をらばまた
にほひやちらむ
うめのはな
たちよりてこそ
そでにうつさめ


梅の花
こゝろをそむる
程ばかり
匂は袖に
とまりやはする
うめのはな
こころをそむる
ほどばかり
にほひはそでに
とまりやはする


梅が香を
木づたふ枝に
さきだてゝ
花にうつろふ
鶯のこゑ
うめがかを
きづたふえだに
さきだてて
はなにうつろふ
うぐひすのこゑ


庭もせに
つもれる雪と
見え乍
薫るぞ花の
しるしなりける
にはもせに
つもれるゆきと
みえながら
かをるぞはなの
しるしなりける
Кажется,
Что сад засыпан
Снегом,
Но аромат — знак того,
Что это лепестки.

五月やみ
はな橘に
吹く風は
たがさとまでか
匂ひゆくらむ
さつきやみ
はなたちばなに
ふくかぜは
たがさとまでか
にほひゆくらむ
В летней тьме
Среди цветущих померанцев
Веет ветер.
До чьего же селения
Он донесёт аромат?
Примерный перевод

六の緒の
よりめ毎にぞ
香は匂ふ
引く少女子の
袖や觸つる
むつのをの
よりめごとにぞ
かはにほふ
ひくをとめこの
そでやふれつる


梅が香の
たが里わかず
匂ふ夜は
ぬし定らぬ
春かぜぞ吹く
うめがかの
たがさとわかず
にほふよは
ぬしさだまらぬ
はるかぜぞふく


いとゞしく
花橘の
かをる香に
そめし形見の
袖はぬれつゝ
いとどしく
はなたちばなの
かをるかに
そめしかたみの
そではぬれつつ


槇の戸を
明けて夜深き
梅が香に
春の寐覺を
問ふ人もがな
まきのとを
あけてよふかき
うめがかに
はるのねざめを
とふひともがな


梅が香は
花なき里も
匂ふらし
垣ねつゞきの
はるの夕かぜ
うめがかは
はななきさとも
にほふらし
かきねつづきの
はるのゆふかぜ
Ароматом сливы
Даже жилище, где нет цветов,
Пропахнет, —
Ведь дует от ограды
Вечерний ветер весны.
Примерный перевод

梅の花
匂ふあたりの
春風や
まづ人さそふ
しるべなるらむ
うめのはな
にほふあたりの
はるかぜや
まづひとさそふ
しるべなるらむ
Не ветер ли весенний,
Что дует под сенью
Цветущих слив,
Первым зовёт людей
И становится путеводным знаком?
Примерный перевод

花の香は
そこともしらず
匂ひきて
遠山かすむ
春の夕ぐれ
はなのかは
そこともしらず
にほひきて
とほやまかすむ
はるのゆふぐれ
Приплыл
Из неизвестных далей
Вишни аромат,
И дальние горы подёрнуты дымкой
Вечером весенним.
Примерный перевод

橘の
かげふむ道は
むかしにて
袖の香のこる
世々のふる郷
たちばなの
かげふむみちは
むかしにて
そでのかのこる
よよのふるさと


続日本紀 > 卷第一 (Свиток 1)
倏忽、香氣從房出。

Как-то раз из его кельи разлилось благоухание.

夏衣
春におくれて
咲く花の
香をだに匂へ
おなじかたみに
なつころも
はるにおくれて
さくはなの
かをだににほへ
おなじかたみに


花ならぬ
色香もしらぬ
市人の
いたづらならで
かへる家づと
はなならぬ
いろかもしらぬ
いちひとの
いたづらならで
かへるいへづと


埋木の
下にやつるる
むめの花
香をだに散らせ
雲の上まで
むもれきの
したにやつるる
むめのはな
かをだにちらせ
くものうへまで


春の夜の
やみはあやなし
梅のはな
色こそみえね
かやはかくるる
はるのよの
やみはあやなし
むめのはな
いろこそみえね
かやはかくるる
Хоть непроглядна тьма
Весенней ночи
И не видны прекрасные цветы,
Но невозможно
Спрятать аромат!
* Исправлено с "осенней" на "весенней"
花の色は
霞にこめて
みせすとも
香をたにぬすめ
春の山風
はなのいろは
かすみにこめて
みせずとも
かをだにぬすめ
はるのやまかぜ
Весенняя дымка надёжно
Укрыла цветов красоту.
Но горному ветру
Увлечь удается украдкой
Благоуханье.

道のべや
竹吹く風の
寒けきに
春をまぜたる
梅が香ぞする
みちのべや
たけふくかぜの
さむけきに
はるをまぜたる
うめがかぞする


梅が香は
枕に充ちて
鶯の
こゑより明くる
まどのしのゝめ
うめがかは
まくらにみちて
うぐひすの
こゑよりあくる
まどのしののめ


薫り匂ひ
長閑けき色を
花にもて
春にかなへる
櫻なりけり
かをりにほひ
のどけきいろを
はなにもて
はるにかなへる
さくらなりけり


雲まよふ
風に天ぎる
雪かとて
はらへば袖に
花の香ぞする
くもまよふ
かぜにあめぎる
ゆきかとて
はらへばそでに
はなのかぞする


葉展影翻當砌月
花開香散入簾風



香自禪心無用火
花開合掌不因春



蛇驚劍影便逃死
馬惡衣香欲噛人



あかざりし
匂殘れる
さ莚は
獨りぬる夜も
起き憂かりけり
あかざりし
にほひのこれる
さむしろは
ひとりぬるよも
おきうかりけり


なれしよの
袖の匂ひに
よそへつゝ
をればつゆけき
宿の梅がえ
なれしよの
そでのにほひに
よそへつつ
をればつゆけき
やどのうめがえ


袖ふれし
人こそみえね
花のかの
それかとにほふ
春の明ぼの
そでふれし
ひとこそみえね
はなのかの
それかとにほふ
はるのあけぼの

гэндзи
をる人の
あたりににほふ
梅が香を
あかずとやなく
鴬のこゑ
をるひとの
あたりににほふ
うめがかを
あかずとやなく
うぐひすのこゑ

ひちぬいしま
誰が袖の
名殘をとめて
立花の
むかし變らぬ
香に匂ふらむ
たがそでの
なごりをとめて
たちばなの
むかしかはらぬ
かににほふらむ


木のもとは
そことも見えで
春の夜の
かすめる月に
梅がゝぞする
このもとは
そこともみえで
はるのよの
かすめるつきに
うめがかぞする
Весенней ночью,
Когда деревьев совсем
Не видно
В свете неясной луны
Всё в аромате сливы!
Примерный перевод

匂ふなり
木のもとしらぬ
梅がゝの
便となれる
春の夕かぜ
にほふなり
このもとしらぬ
うめがかの
たよりとなれる
はるのゆふかぜ


匂ひくる
風をしるべに
尋ばや
梅咲やどの
花のあるじを
にほひくる
かぜをしるべに
たづねばや
うめさくやどの
はなのあるじを
Прошёл бы
По запаху в ветре
Узнать,
Кто хозяин цветов,
Того дома, где цветёт слива?
Примерный перевод

吹やめば
よそに軒ばの
梅がゝを
しばし袂に
やどす春かぜ
ふきやめば
よそにのきばの
うめがかを
しばしたもとに
やどすはるかぜ


いとはやも
分てたおらば
春の宮に
木だかく匂へ
宿の梅がえ
いとはやも
わけてたおらば
はるのみやに
こだかくにほへ
やどのうめがえ


吹風の
便ばかりの
梅がゝを
うはの空にや
たづね行べき
ふくかぜの
たよりばかりの
うめがかを
うはのそらにや
たづねゆくべき


道芝や
おどろの髮に
ならされて
移れる香こそ
くさ枕なれ
みちしばや
おどろのかみに
ならされて
うつれるかこそ
くさまくらなれ


二月の
おりを忘れぬ
神がきに
けふの手向と
匂ふ梅が香
きさらぎの
おりをわすれぬ
かみがきに
けふのたむけと
にほふうめがか


法の花
いく山風に
さそはれて
こゝまでも猶
匂ひきぬらん
のりのはな
いくやまかぜに
さそはれて
ここまでもなほ
にほひきぬらん


帰り来ぬ
昔を今と
思ひ寝の
夢の枕に
にほふ橘
かへりこぬ
むかしをいまと
おもひねの
ゆめのまくらに
にほふたちばな
«О, дни невозвратимые!
Если б вернуть вас снова!»
И с этой мыслью задремала я,
А ветер к изголовию принёс
Чудесный запах померанцев.
* Можно увидеть намёк на песню из лирической повести «Исэ моногатари»:
Снова и снова,
Как крутится
Пряжи старинной моток,
Хочется мне возвратить
То, что было.
袖ふれし
むかしの人ぞ
忍ばるゝ
花たちばなの
かをる夕は
そでふれし
むかしのひとぞ
しのばるる
はなたちばなの
かをるゆふべは
Вспомнилась
Любимая, что махала прежде
Рукавом.
Этим вечером так ароматны
Цветы померанца...

風かよふ
夜はの寐覺の
手枕に
袖の香そへて
匂ふたちばな
かぜかよふ
よはのねざめの
たまくらに
そでのかそへて
にほふたちばな
Проснулся ночью,
Ветер гуляет повсюду:
На изголовье из рук
Смешался аромат рукава
И померанцев цветущих...
Примерный перевод

昔たれ
花たちばなに
忍べとて
袖の香ながら
うつしうへ釼
むかしたれ
はなたちばなに
しのべとて
そでのかながら
うつしうへけん


山田さへ
いまはつくるを
ちる花の
かことはかせに
おほせさらなん
やまださへ
いまはつくるを
ちるはなの
かことはかせに
おほせさらなん


おく霜に
色もかはらぬ
榊葉の
香をやは人の
とめて来つらむ
おくしもに
いろもかはらぬ
さかきばの
かをやはひとの
とめてきつらむ
Наверное, привлек вас аромат
Чудесных листьев
Дерева сакаки,
Что не меняют цвета, если даже иней
Покроет их.

橘の
したふく風や
匂ふらむ
むかしながらの
さみだれの空
たちばなの
したふくかぜや
にほふらむ
むかしながらの
さみだれのそら
Не потому ль,
Что под померанцами ветер
Ароматом повеял,
Воздух в пору дождей
Совсем такой, как и раньше!

吹きくれば
かを懷かしみ
梅の花
ちらさぬ程の
春風もがな
ふきくれば
かをなつかしみ
うめのはな
ちらさぬほどの
はるかぜもがな
Задул бы вот,
Запах родной из прошлого
Цветов сливы принеся,
Но не сорвав лепестков, —
Такой весенний ветер я хочу!
Примерный перевод

春の夜の
やみはあやなし
梅花
色こそ見えね
かやはかくるる
はるのよの
やみはあやなし
うめのはな
いろこそみえね
かやはかくるる
В эту вешнюю ночь
окутаны мглою кромешной
белой сливы цветы,
но, хоть цвет и сокрыт от взора,
утаишь ли благоуханье?!

人はいさ
心もしらす
ふるさとは
花そ昔の
かににほひける
ひとはいさ
こころもしらす
ふるさとは
はなそむかしの
かににほひける
Не знаю, как люди —
сердца их но ведомы мне,
но слива весною,
как прежде, благоухает
в знакомом милом селенье…
Взято в антологию Огура хякунин иссю, 35.
ちりぬとも
かをたにのこせ
梅花
こひしき時の
おもひいてにせむ
ちりぬとも
かをたにのこせ
うめのはな
こひしきときの
おもひいてにせむ
Опадаете вы —
но оставьте нам благоуханье,
вешней сливы цветы!
Пусть хотя бы оно напомнит
о поре любовных мечтаний!..

やとりせし
人のかたみか
ふちはかま
わすられかたき
かににほひつつ
やとりせし
ひとのかたみか
ふちはかま
わすられかたき
かににほひつつ
Словно память о нем
те «пурпурные шаровары» —
память встречи ночной.
Позабуду ли благоуханье,
что когда-то цветы струили?!