淡路島
かよふ千鳥の
なく声に
いくよねざめぬ
すまの関守
あはじしま
かよふちどりの
なくこへに
いくよねざめぬ
すまのせきもり
«Не свидимся мы!» —
От прибрежий Авадзи незримых
Чаек пролётный крик.
Как часто тебя будил он,
О страж заставы Сума!
Данное стихотворение взято из ант. «Кинъёсю» («Песни зимы») [288].
Авадзи — небольшой остров, отделенный от Хонсю узким проливом.
Это название звучит по-японски так же, как отрицательная форма глагола «встречаться». Застава Сума находилась на побережье Хонсю недалеко от бухты Сума.
この中に淡路のたうめといふ人のよめる歌、
このなかに、淡路あはぢ専女たうめといふひとのよめるうた
Была среди нас женщина, которую называют "Почтенных лет дамой из Авадзи", Она сложила стихи:

かの舟酔ひの淡路の島のおほいご、都近くなりぬといふを喜びて、舟底よりかしらをもたげて、かくぞいへる、
かの舟酔ふなゑひの淡路あはじしま大御おほいご、みやこ近くなりぬといふをよろこびて、舟底ふなぞこよりかしらをもたげて、かくぞいへる。
Преклонных лет дама с острова Авадзи, что страдала морской болезнью, радуется, говоря: "Близко уже столица!" Подняв голову от корабельного днища, она произносит:

かかれども、淡路たうめの歌にめでて、京都ぼこりにもやあらむ、からくしてあやしき歌ひねり出だせり。
かかれども、淡路専女あはぢのたうめうたにめでて、みやこ誇りにもやあらむ、からくして、あやしきうたひねりだせり。
Однако же, восхищенный стихами почтенной дамы с Авадзи или же ободренный приближением к столице, с трудом сочинил неуклюжие стихи.

「淡路の御の歌に劣れり。嫉き。いはざらましものを。」と、くやしがるうちに、夜になつて寝にけり。
淡路あはじうたに劣れり。ねたき。いはざらましものを」と、くやしがるうちに、よるになりてにけり。
"И все-таки, — сетует он, — получилось хуже, чем стихотворение почтенной дамы с Авадзи. Жаль. Лучше бы мне молчать". Между тем наступила ночь, все уснули.

如此言竟而御合生子、淡道之穗之狹別嶋。訓別、云和氣。下效此。
かく一言ひ竟へ御合して、生める子は、淡道の穂の挾別島。
И когда, так произнеся, соединились, дитя, которое родили, [был] остров Авадзи-но-хо-но-са-вакэ.
Иероглиф 別 читается "вакэ", далее так же.
淡道之穗之狹別嶋-Авадзи-но-хо-но-са-вакэ-сима
* В тексте здесь миаиситэ — «смотреть друг на друга», «обмениваться взглядами». Однако ситуация показывает, что под этим словом нужно понимать супружеское сближение богов, так как непосредственно за этим следует рассказ о рождении ими детей. Комментаторы «Кодзики» отмечают, что на этот раз были рождены «удачные» дети — острова, образовавшие страну, и боги, воплотившие в себе все, что нужно, для того чтобы в этой стране (на земле) могли жить люди. Интересно, что комментаторы 40-х гг., например, Н. Узки и даже такой выдающийся филолог, как Д. Цугита, прямо связывают это с восстановлением «обычного порядка», «правильного пути», т.е. с утверждением права мужчины «говорить первым».
粟路之
野嶋之前乃
濱風尓
妹之結
紐吹返
あはぢの
のしまがさきの
はまかぜに
いもがむすびし
ひもふきかへす
От ветра свежего, что с берега подул,
Где мыс Нусима
В стороне Авадзи,
Шнур, что любимою завязан был,
Как будто к ней стремясь, по ветру заметался!
* “Шнур, что любимою завязан был…” — в старину обычно при разлуке, давая обет верности, возлюбленные завязывали друг у друга шнуры одежды и клялись не развязывать их до следующей встречи.
* В примечании к тексту дан вариант зачина, указывающий на народные истоки песни.
海若者
霊寸物香
淡路嶋
中尓立置而
白浪乎
伊与尓廻之
座待月
開乃門従者
暮去者
塩乎令満
明去者
塩乎令于
塩左為能
浪乎恐美
淡路嶋
礒隠居而
何時鴨
此夜乃将明跡<侍>従尓
寐乃不勝宿者
瀧上乃
淺野之雉
開去歳
立動良之
率兒等
安倍而榜出牟
尓波母之頭氣師
わたつみは
くすしきものか
あはぢしま
なかにたておきて
しらなみを
いよにめぐらし
ゐまちづき
あかしのとゆは
ゆふされば
しほをみたしめ
あけされば
しほをひしむ
しほさゐの
なみをかしこみ
あはぢしま
いそがくりゐて
いつしかも
このよのあけむと
さもらふに
いのねかてねば
たきのうへの
あさののきぎし
あけぬとし
たちさわくらし
いざこども
あへてこぎでむ
にはもしづけし
Владыка вод,
Какой кудесник он!
Авадзи-остров
Поместил он в середину,
Волнами белыми Страну Иё он окружил.
В проливе Акаси,
Там, где луна
Раз восемнадцатый
Сменяется рассветом,
Лишь вечер настает,
Его велением
Все заполняет
Набегающий прилив.
А только рассветет —
Он заставляет
Прилив отхлынуть
Вдаль от берегов…
И так как страшны волны в те часы
В прилива грохоте,
На острове Авадзи
Средь скал укрылся я от них
И ждал с тоской:
Когда же наконец
Нам ночь тревожную
Рассвет желанный сменит?
И оттого не мог забыться сном…
И вот тогда над водопадом,
В полях Асану молодой фазан
Поднялся в небо с громким криком,
Вещая нам, что наступил рассвет.
Итак, друзья!
Мы смело в плаванье идем,
Спокойна стала гладь морская!

臣女乃
匣尓乗有
鏡成
見津乃濱邊尓
狭丹頬相
紐解不離
吾妹兒尓
戀乍居者
明晩乃
旦霧隠
鳴多頭乃
哭耳之所哭
吾戀流
干重乃一隔母
名草漏
情毛有哉跡
家當
吾立見者
青旗乃
葛木山尓
多奈引流
白雲隠
天佐我留
夷乃國邊尓
直向
淡路乎過
粟嶋乎
背尓見管
朝名寸二
水手之音喚
暮名寸二
梶之聲為乍
浪上乎
五十行左具久美
磐間乎
射徃廻
稲日都麻
浦箕乎過而
鳥自物
魚津左比去者
家乃嶋
荒礒之宇倍尓
打靡
四時二生有
莫告我
奈騰可聞妹尓
不告来二計謀
おみのめの
くしげにのれる
かがみなす
みつのはまべに
さにつらふ
ひもときさけず
わぎもこに
こひつつをれば
あけくれの
あさぎりごもり
なくたづの
ねのみしなかゆ
あがこふる
ちへのひとへも
なぐさもる
こころもありやと
いへのあたり
わがたちみれば
あをはたの
かづらきやまに
たなびける
しらくもがくる
あまさがる
ひなのくにべに
ただむかふ
あはぢをすぎ
あはしまを
そがひにみつつ
あさなぎに
かこのこゑよび
ゆふなぎに
かぢのおとしつつ
なみのうへを
いゆきさぐくみ
いはのまを
いゆきもとほり
いなびつま
うらみをすぎて
とりじもの
なづさひゆけば
いへのしま
ありそのうへに
うちなびき
しじにおひたる
なのりそが
などかもいもに
のらずきにけむ
Как на чистый блеск зеркал,
Что в ларцах своих хранят
Жены нежные у нас,
На чудесных берегах
Мицу любовались все,
Глядя на морскую гладь.
На чудесных берегах
Свой заветный красный шнур
Не развязываю я,
Все тоскую о жене,
О возлюбленной своей,
И поэтому в тоске,
Словно плачущий журавль,
Что бывает поутру
Скрыт туманом на заре,
Только в голос плачу я…
И мечтая в тишине,
О, хотя бы часть одну
Среди тысячи частей
Той тоски, что полон я,
В сердце заглушить своем,
Я решил пойти взглянуть
На места, где дом родной.
Но когда я посмотрел:
Там, средь Кацураги гор,
Вставших флагом голубым,—
В дальних белых облаках,
Протянувшихся грядой,
Спрятан был от глаз мой дом…
В дальнюю, как свод небес,
В глушь далёкую страны
Отправляюсь я теперь,
Остров Авадзисима,
Что лежал передо мной,
Я оставил позади —
И гляжу все время я
В сторону, где на пути
Остров Авасима есть.
Там, в затишье,
Поутру
Лодочников голоса
Раздаются над водой,
Там, в затишье,
Ввечеру
Звуки весел слышны мне,
И по волнам я плыву,
Рассекая их в пути,
И кружусь, плывя меж скал…
Проплываю бухту я
Инабидзума.
Будто птица на воде,
Я качаюсь на волнах…
Вот и Наносима —
Остров, что зовется “Дом”.
На скалистых берегах
Пышным цветом расцвела,
Наклонясь к земле, трава,
Что зовут “не — говори”.
О, зачем я, уходя,
Словно слушая траву,
Ничего жене своей
На прощанье не сказал?
* “Свой заветный красный шнур не развязываю я…” — т. е. храню обет верности (см. п. 251).
* Трава “не-говори” (нанорисо) (Sargassum fulvellum) — вид морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* Название травы свидетельствует о древней вере в магию слов, о существовании народных заклинаний и заговоров. В М. встречается ряд подобных названий трав и раковин.
天地之
遠我如
日月之
長我如
臨照
難波乃宮尓
和期大王
國所知良之
御食都國
日之御調等
淡路乃
野嶋之海子乃
海底
奥津伊久利二
鰒珠
左盤尓潜出
船並而
仕奉之
貴見礼者
あめつちの
とほきがごとく
ひつきの
ながきがごとく
おしてる
なにはのみやに
わごおほきみ
くにしらすらし
みけつくに
ひのみつきと
あはぢの
のしまのあまの
わたのそこ
おきついくりに
あはびたま
さはにかづきで
ふねなめて
つかへまつるし
たふとしみれば
Как не ведают конца
Небо и земля
И как вечны в небесах
Солнце и луна,
Так в заливе Нанива,
Озаренном блеском волн,
Неизменно во дворце
Правит славною страной
Наш великий государь!
Как святую солнцу дань
Той страны, где в дар несут
Славный плод земли богам,
Из Нусима рыбаки,
Из Авадзи держат путь,
В ряд построивши челны,
На глубоком дне морском
Груды жемчуга собрав,
Государю в дар везут.
И почтенья полон я,
Видя, как везут дары!
* Песни Акахито сложены во время пребывания во дворце Нанива в свите императора Сёму зимой во 2-м г. Дзинки (725 г.), в 9-м месяце.
名寸隅乃
船瀬従所見
淡路嶋
松<帆>乃浦尓
朝名藝尓
玉藻苅管
暮菜寸二
藻塩焼乍
海末通女
有跡者雖聞
見尓将去
餘四能無者
大夫之
情者梨荷
手弱女乃
念多和美手
俳徊
吾者衣戀流
船梶雄名三
なきすみの
ふなせゆみゆる
あはぢしま
まつほのうらに
あさなぎに
たまもかりつつ
ゆふなぎに
もしほやきつつ
あまをとめ
ありとはきけど
みにゆかむ
よしのなければ
ますらをの
こころはなしに
たわやめの
おもひたわみて
たもとほり
あれはぞこふる
ふなかぢをなみ
В Накидзуми,
В Фунасэ
Виден остров, что зовут
Авадзисима.
Слышал я, что в бухте там Мацухо
Рыбачки есть,
Что в затишье поутру
Собирают на ладьях
Водоросли-жемчуга,
А в затишье ввечеру
Жгут из водорослей соль.
Но надежды нет уплыть
Мне туда,
Чтоб видеть их,
Словно нет уже во мне
Сердца рыцаря теперь,
Словно слабая жена,
Подчинился я тоске
И хожу, блуждаю здесь…
О, как полон я тоски!
Оттого, что нет весла,
Оттого, что нет ладьи…

味澤相
妹目不數見而
敷細乃
枕毛不巻
櫻皮纒
作流舟二
真梶貫
吾榜来者
淡路乃
野嶋毛過
伊奈美嬬
辛荷乃嶋之
嶋際従
吾宅乎見者
青山乃
曽許十方不見
白雲毛
千重尓成来沼
許伎多武流
浦乃盡
徃隠
嶋乃埼々
隈毛不置
憶曽吾来
客乃氣長弥
あぢさはふ
いもがめかれて
しきたへの
まくらもまかず
かにはまき
つくれるふねに
まかぢぬき
わがこぎくれば
あはぢの
のしまもすぎ
いなみつま
からにのしまの
しまのまゆ
わぎへをみれば
あをやまの
そこともみえず
しらくもも
ちへになりきぬ
こぎたむる
うらのことごと
ゆきかくる
しまのさきざき
くまもおかず
おもひぞわがくる
たびのけながみ
Птицы адзи шумной стаей
Пролетают надо мною,
И глаза не видят милой,
Рукава из мягкой ткани
Ты не стелешь в изголовье.
На ладье, что смастерил я
Из коры деревьев вишни,
Весла закрепив,
Поплыл я.
Вот селение Нусима,
Что в Авадзи,
Миновал я,
И меж островов Карани,
Миновав Инамидзума,
Посмотрел когда,
Где дом мой —
Среди дальних гор лазурных,
Я не смог его увидеть!
В тысячи слоев сгрудились
Белых облаков громады,
И за каждой, каждой бухтой,
Что оставил за собою,
И за каждым, каждым мысом,
Где скрывался я порою,
Через всех путей изгибы,—
О, куда б ни приплывал я,
Все тоска со мной о доме…
Слишком долги дни скитаний!
* Эта песня и каэси-ута сложены Акахито, когда он проезжал о-в Карани, находясь в свите императора Сёму, совершавшего путешествие по стране. Адзи — род уток, распространенный в Японии (см. п. 196).
御食向
淡路乃嶋二
直向
三犬女乃浦能
奥部庭
深海松採
浦廻庭
名告藻苅
深見流乃
見巻欲跡
莫告藻之
己名惜三
間使裳
不遣而吾者
生友奈重二
みけむかふ
あはぢのしまに
ただむかふ
みぬめのうらの
おきへには
ふかみるとり
うらみには
なのりそかる
ふかみるの
みまくほしけど
なのりその
おのがなをしみ
まつかひも
やらずてわれは
いけりともなし
Возле берегов морских
В тихой бухте Минумэ,
От которой недалек
Остров Авадзисима,
Где подносят в дар богам
Урожая славный плод,
У пустынных берегов
Водоросли я возьму,
Водоросли “вглубь — взгляну”.
Бухту обогнув кругом,
Срежу нежную траву,
Что зовут “не-говори”.
Словно водоросли, я
В сердца глубь взглянуть хочу,
Но подобен я траве,
Что зовут “не-говори”,—
Имя берегу свое
И не шлю тебе гонца,
Хоть, тоскуя о тебе,
Не могу на свете жить!
* Песни передают тоску Акахито о жене, оставленной дома. Они относятся к циклу, сложенному Акахито во время путешествия. В примечании указано, что дата их написания неизвестна. Относительно времени написания их напрашиваются два предположения: 1) Акахито сопровождал императора Сёму в его путешествии по стране; возможно, эти песни были сложены во время такого путешествия; 2) одно время поэт занимал должность провинциального чиновника. Вероятно, его постигла временная опала, как Табито, и он был выслан за пределы столицы. Отсюда тоска о жене, о родных краях.
* Водоросли “вглубь-взгляну” (фукамиру) — “морская сосна” — народное название водорослей, растущих глубоко в море.
* Трава “не-говори” (нанорисо, Sargassum fulvellum) — народное название морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* “Имя берегу свое” — говорится о боязни людской молвы.
難波方
塩干丹立而
見渡者
淡路嶋尓
多豆渡所見
なにはがた
しほひにたちて
みわたせば
あはぢのしまに
たづわたるみゆ
Стоя в бухте Нанива на берегу,
В час, когда прилив уже отхлынул,
Я взглянул кругом:
Над морем журавли
Пролетают мимо, к острову Авадзи…

荒礒超
浪乎恐見
淡路嶋
不見哉将過<去>
幾許近乎
ありそこす
なみをかしこみ
あはぢしま
みずかすぎなむ
ここだちかきを
Катящиеся у пустынных берегов
Грозны и страшны голубые волны.
Ужели остров Авадзисима
Пройду и не увижу я —
Ведь от меня совсем он близко!

わたつ海の
かさしにさせる
白妙の
浪もてゆへる
淡路しま山
わたつうみの
かさしにさせる
しろたへの
なみもてゆへる
あはちしまやま
Белой пеною волн
колышутся пышные ризы
властелина морей —
и венчает его убранство
та гора, островок Авадзи…
334. Остров Авадзи находится в префектуре Хёго.
春といへば
かすみにけりな
きのふまで
波間に見えし
淡路島山
はるといへば
かすみにけりな
きのふまで
なみまにみえし
あはじしまやま
Весна... Ещё вчера
Виднелись меж волнами горы
На острове Авадзи,
А нынче —
Всё закрыла дымка!
* Остров Авадзи, неоднократно воспетый в поэзии, находится в префектуре Хёго. Особенной красотой славятся его горы, видимые издалека (Авадзисима-но яма).
笈の小文 > 須磨の浦 (Бухта Сума)
淡路嶋手に取るやうに見えて、すま・あかしの海右左にわかる。
淡路嶋あはぢしま手に取るやうに見えて、すま・あかしの海右左にわかる。
Остров Авадзи виден как на ладони, справа и слева от него заливы Сума и Акаси.

住吉乃
崖尓向有
淡路嶋
𪫧怜登君乎
不言日者无
すみのえの
きしにむかへる
あはぢしま
あはれときみを
いはぬひはなし
Возле берегов далеких Суминоэ
Есть на море остров
Авадзисима,
Нету дня, чтоб людям не сказала,
До чего жалею я тебя!

介国風、更向淡路国。



安佐散礼婆
伊毛我手尓麻久
可我美奈須
美津能波麻備尓
於保夫祢尓
真可治之自奴伎
可良久尓々
和多理由加武等
多太牟可布
美奴面乎左指天
之保麻知弖
美乎妣伎由氣婆
於伎敝尓波
之良奈美多可美
宇良<未>欲理
許藝弖和多礼婆
和伎毛故尓
安波治乃之麻波
由布左礼婆
久毛為可久里奴
左欲布氣弖
由久敝乎之良尓
安我己許呂
安可志能宇良尓
布祢等米弖
宇伎祢乎詞都追
和多都美能
於<枳>敝乎見礼婆
伊射理須流
安麻能乎等女波
小船乗
都良々尓宇家里
安香等吉能
之保美知久礼婆
安之辨尓波
多豆奈伎和多流
安左奈藝尓
布奈弖乎世牟等
船人毛
鹿子毛許恵欲妣
柔保等里能
奈豆左比由氣婆
伊敝之麻婆
久毛為尓美延奴
安我毛敝流
許己呂奈具也等
波夜久伎弖
美牟等於毛比弖
於保夫祢乎
許藝和我由氣婆
於伎都奈美
多可久多知伎奴
与曽能<未>尓
見都追須疑由伎
多麻能宇良尓
布祢乎等杼米弖
波麻備欲里
宇良伊蘇乎見都追
奈久古奈須
祢能未之奈可由
和多都美能
多麻伎能多麻乎
伊敝都刀尓
伊毛尓也良牟等
比里比登里
素弖尓波伊礼弖
可敝之也流
都可比奈家礼婆
毛弖礼杼毛
之留思乎奈美等
麻多於伎都流可毛
あさされば
いもがてにまく
かがみなす
みつのはまびに
おほぶねに
まかぢしじぬき
からくにに
わたりゆかむと
ただむかふ
みぬめをさして
しほまちて
みをひきゆけば
おきへには
しらなみたかみ
うらみより
こぎてわたれば
わぎもこに
あはぢのしまは
ゆふされば
くもゐかくりぬ
さよふけて
ゆくへをしらに
あがこころ
あかしのうらに
ふねとめて
うきねをしつつ
わたつみの
おきへをみれば
いざりする
あまのをとめは
をぶねのり
つららにうけり
あかときの
しほみちくれば
あしべには
たづなきわたる
あさなぎに
ふなでをせむと
ふなびとも
かこもこゑよび
にほどりの
なづさひゆけば
いへしまは
くもゐにみえぬ
あがもへる
こころなぐやと
はやくきて
みむとおもひて
おほぶねを
こぎわがゆけば
おきつなみ
たかくたちきぬ
よそのみに
みつつすぎゆき
たまのうらに
ふねをとどめて
はまびより
うらいそをみつつ
なくこなす
ねのみしなかゆ
わたつみの
たまきのたまを
いへづとに
いもにやらむと
ひりひとり
そでにはいれて
かへしやる
つかひなければ
もてれども
しるしをなみと
またおきつるかも
Словно зеркала,
Что любимые всегда
В руки бережно берут,
Лишь настанет утра час,
Гладь прозрачная легла
В бухте Мицу.
У её у кристальных берегов
Мы, к большому кораблю
Много весел прикрепив,
Собирались в путь морской,
В дальнюю страну Кара.
Подождав прилива час,
Мы поплыли по волнам,
Направляясь к Минумэ,
К мысу, что вставал в волнах
Перед нами на пути.
И когда мы плыли так
На море открытом, вдруг
Волны белые, шумя и гремя,
Взметнулись ввысь.
И поплыли мы скорей,
Огибая острова…
Думал, с милою моей
Не увидеться уже…
Наземь сумерки сошли.
Остров Авадзисима
Как в колодце потонул
Средь небесных облаков…
И когда спустилась ночь,
Мы не знали, как нам быть?..
Сердце алое моё…
В бухте “Алая скала”,
В бухте славной Акаси,
Мы причалили тогда.
И когда взглянул я вдаль,
На простор морских равнин,
Лёжа в легком полусне,
Я увидел сквозь туман,
Как на маленьких ладьях
Зажигаются огни
У рыбачек молодых
Для приманки мелких рыб.
А когда в рассветный час
В море набежал прилив,
Скрыться в тростники спеша,
Пролетали надо мной
С громким криком журавли…
И в затишье поутру
Тронулись мы снова в путь.
Кормчего, гребцов вокруг
Раздавались голоса…
И когда, отчалив, мы
Закачались на волнах,
Словно птицы на воде —
Ниодори,
Остров тот Иэдзима —
“Остров-дом” —
Показался вдалеке
Средь колодца облаков.
Думая утешить им
Сердце, полное тоски,
Мы направились к нему,
Хоть на этот “дом” взглянуть!..
Но когда подплыли мы
На огромном корабле,
Волны в море, зашумев,
Загремев, взметнулись ввысь,
И пришлось нам мимо плыть,
Издали любуясь им…
К бухте Яшмовой тогда
Наш корабль подошел,
И на отмели морской,
Глядя на скалистый брег,
Где остался “Остров-дом”,
Громко в голос плакал я,
Словно малое дитя,
Слезы горестные лил…
У владыки вод морских
Из браслетов дорогих
Белый жемчуг я достал,
Спрятал в рукава свои
И хотел послать домой
В дар возлюбленной моей!
Но гонца я не нашел,
С кем послать его домой.
И хотя достал его
Из глубин морского дна,
Но, подумав, что теперь
Он не нужен никому,
Этот жемчуг дорогой
Опустил опять на дно…
* “В дальнюю страну Кара” — см. п. 3688. В данном случае речь идет о Корее.
* “Сердце алое мое…”—местный зачин (мк). Ниодори—водяные птицы (см. п. 725 и п. 2492).
和伎毛故乎
由伎弖波也美武
安波治之麻
久毛為尓見延奴
伊敝都久良之母
わぎもこを
ゆきてはやみむ
あはぢしま
くもゐにみえぬ
いへづくらしも
Любимую мою
Спешу скорей увидеть!
Мне виден средь колодца облаков
Авадзи-остров,
И похоже, что прибываю в дом родной!
[Неизвестный автор]
淡路嶋
刀和多流船乃
可治麻尓毛
吾波和須礼受
伊弊乎之曽於毛布
あはぢしま
とわたるふねの
かぢまにも
われはわすれず
いへをしぞおもふ
И на короткий миг, пока взмахну веслом,
Плывя в ладье
У острова Авадзи,
Родной мой дом я не могу забыть,
Я полон думой о далёком доме.

淡路にて
あはとはるかに
見し月の
近きこよひは
所がらかも
あはぢにて
あはとはるかに
みしつきの
ちかきこよひは
ところがらかも
Луну я видел далеко,
Сияюшей сквозь пелену над островом Авадзи,
Но нынче ночью кажется она мне близкой:
Быть может, в облаках
Парю я сам?

日本霊異記 > 卷下 > 卷下 卅八 災與善表相先現而後其災善答被緣 (Слово о плохих и хороших предзнаменованиях, после которых случились дурные и хорошие дела)
輟天皇位、退於淡路國逼迫矣。

государь О:хи был смещен бывшей государыней [Абэ] и сослан в Авадзи.

日本霊異記 > 卷下 > 卷下 廿五 漂流大海敬稱尺迦佛名得全命緣 (Слово о спасении в море благодаря благоговейному повторению имени Будды Шакьямуни)
淡路國南西田町野浦、燒鹽之人住處、僅依泊也。

в юго-западной части провинции Авадзи, в бухте Таматино, где люди выпаривают соль.

日本霊異記 > 卷下 > 卷下 廿五 漂流大海敬稱尺迦佛名得全命緣 (Слово о спасении в море благодаря благоговейному повторению имени Будды Шакьямуни)
留淡路國國分寺、從其寺僧。

Сказав так, он остался в провинциальном храме Авадзи и стал учеником монаха того храма.

この用経、大殿に参りて贄殿にゐたるほどに、淡路守頼親が、鯛の荒巻を多く奉りたりけるを、贄殿に持て参りたり。



淡路島
とわたる舟や
たどるらむ
八重たちこむる
夕霞かな
あはじしま
とわたるふねや
たどるらむ
やへたちこむる
ゆふかすみかな


淡路島
かよふ千鳥の
なく聲に
いくよねざめぬ
須磨の關守
あはじしま
かよふちとりの
なくこゑに
いくよねざめぬ
すまのせきもり
«Не свидимся мы!» —
От прибрежий Авадзи незримых
Чаек пролётный крик.
Как часто тебя будил он,
О страж заставы Сума!
Включено в Огура Хякунин иссю, 78

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
ながめやる
浪間やいづこ
しら雪の
また降り埋む
淡路島山
ながめやる
なみまやいづこ
しらゆきの
またふりうずむ
あはじしまやま


歌経標式 > 和歌三種體 (Три формы вака)
何湏賀夜麻
表祢己久不祢能
夜久之天良
淡路能嶋能
何羅湏岐能倍羅
かすがやま
みねこぐぶねの
やくしてら
あはぢのしまの
からすきのへら
あはぢ島
いそわの千鳥
こゑしげみ
せとのしほかぜ
さえわたるよは
あはぢしま
いそわのちとり
こゑしげみ
せとのしほかぜ
さえわたるよは


あはぢ島
夕立すらし
すみよしの
浦のむかひに
かゝる村雲
あはぢしま
ゆふだちすらし
すみよしの
うらのむかひに
かかるむらくも
Над островом Авадзи,
Наверное, льёт ливень летний,
Со стороны
Бухты Сумиёси
Клубятся облака!

あはぢしま
志るしの煙
みせわびて
霞をいとふ
春の舟びと
あはぢしま
しるしのけぶり
みせわびて
かすみをいとふ
はるのふねびと


秋深き
淡路の島の
有明に
かたぶく月を
おくる浦風
あきふかき
あはぢのしまの
ありあけに
かたぶくつきを
おくるうらかぜ
Осень глубокая
На острове Авадзи...
Вот-вот уж скроется рассветная луна:
Её словно уносит прочь
Прибрежный ветер...
* Остров Авадзи — см. коммент. 6, 402.
浦とほき
難波の春の
夕なぎに
入り日かすめる
あはぢ島山
うらとほき
なにはのはるの
ゆふなぎに
いりひかすめる
あはぢしまやま
Далека бухта
Нанива, и в весеннем
Вечернем штиле
Затянуло дымкой туманной
Заходящее за гору острова Авадзи солнце.

続日本紀 > 卷第一 (Свиток 1)
閏十二月己亥。播磨。備前。備中。周防。淡路。阿波。讃岐。伊豫等國飢。賑給之。又勿收負税。

12-я вставная луна, 7-й день. В провинциях Харима, Бид-зэн, Биттю:, Суо:, Авадзи, Ава, Сануки и Иё был голод. Оказано вспомоществование. Отменены выплаты по рисовым ссудам.
41. Раздача продовольствия населению осуществлялась в следующих случаях: вступление на трон, назначение престолонаследника, обнаружение благоприятных знамений, болезнь императора и членов императорской фамилии, природные бедствия и эпидемии. Основным источником вспомоществования были доходы, полученные от рисовых ссуд.
難波がた
浦よりをちの
月かげに
浪もへだてぬ
淡路島やま
なにはがた
うらよりをちの
つきかげに
なみもへだてぬ
あはじしまやま


淡路島
むかひの雲の
村時雨
そめもおよばぬ
すみよしの松
あはじしま
むかひのくもの
むらしぐれ
そめもおよばぬ
すみよしのまつ


渡つ海の
浪もひとつに
冴ゆる日の
雪ぞかざしの
淡路島山
わたつみの
なみもひとつに
さゆるひの
ゆきぞかざしの
あはじしまやま


須磨の浦や
波路の末は
霧晴れて
夕日に殘る
淡路しまやま
すまのうらや
なみぢのすゑは
きりはれて
ゆふひにのこる
あはぢしまやま


難波潟
浪路はれゆく
夕なぎに
入日まぢかき
淡路しまやま
なにはかた
なみぢはれゆく
ゆふなぎに
いりひまぢかき
あはぢしまやま


松浦潟
もろこしかけて
見渡せば
浪路も八重の
末のしら雲
まつうらかた
もろこしかけて
みわたせば
なみぢもやへの
すゑのしらくも