となむいへりけるを、そのかへしをもせで、年越えにけり。さて、二月ばかりに、柳のしなひ、物よりけに長きなむ、この家にありけるを折りて、(*源宰相)

И ему послала, но ответа на ее послание не было, и уж Новый год позади. Вот во вторую луну, отломив ветку от ивы, что росла возле его дома, такую длинную, что все остальные превосходила, он:

青柳の
絲うちはへて
長閑なる
春日しもこそ
思ひ出でけれ
あをやぎの
いとうちはへて
のどかなる
はるびしもこそ
おもひいでけれ
Когда зеленая ива
Длинные ветви-нити распускает,
В тихие
Весенние дни особенно
О тебе вспоминаю[21] —
21. Танка содержит прием омонимической метафоры (какэкотоба), обыгрывая омонимы ито – «нить» и «очень», «весьма». Автор стихотворения выражает мысль, что помнит о Тосико не только в тревожное время, но и в благополучные дни.
さざれ波
よする文をば
青柳の
影の糸して
織るかとぞ見る
さざれなみ
よするふみをば
あをやぎの
かげのいとして
おるかとぞみる
Видно мне
Будто ткется узор
Набегающей рябью
По зеленой основе
В воде отразившихся ив!

この寺の岸ほとりに柳おほくあり。
このてらきしほとりに、やなぎおほくあり。
По берегу, возле этого храма, много ив.

ある人、この柳の影の、川の底に映れるを見てよめる歌、
ある人、このやなぎかげの、かはそこうつれるをて、よめるうた
Один человек, глядя, как эти ивы отражаются на дне реки, сложил стихи:

あをやきの
いとよりかくる
春しもそ
みたれて花の
ほころひにける
あをやきの
いとよりかくる
はるしもそ
みたれてはなの
ほころひにける
В пору ранней весны,
только зеленью ивы покрылись,
от ночных холодов
в неизбывном смятенье никнут
обрёченные слив соцветья…

西大寺のほとりの柳をよめる

僧正遍昭

Ивы близ Большого Западного храма[83]

Хэндзё
83. Большой Западный храм (Ниси-но Оотэра) — храм Сайдзи, построенный в 796 году в столице близ ворот Расёмон, напротив Восточного храма Тодзи. Впоследствии был разрушен.
あさみとり
いとよりかけて
しらつゆを
たまにもぬける
春の柳か
あさみとり
いとよりかけて
しらつゆを
たまにもぬける
はるのやなきか
Капли светлой росы
словно жемчуг на нежно-зёленых
тонких ниточках бус —
вешним утром долу склонились
молодые побеги ивы…

青柳の
糸ならねども
春風の
吹けばかたよる
わが身なりけり
あをやぎの
いとならねども
はるかぜの
ふけばかたよる
わがみなりけり
Хоть и не зеленой ивы
Ветвь,
Но весенний ветер
Подул, и уж перед ним клонюсь —
Таков я[470] —
470. Корэхира намекает даме, что нет у него опоры в жизни. В тексте, предшествующем танка, есть слово ямахимо – «и болезнь», имеющее омофон химо – «тесемки». Химо в качестве энго, по мнению комментаторов, мотивирует появление слов ито («нить» и «очень») и ёру («скручивать нить» и «отклоняться в сторону») (катаёру).
枕草子 > 4. 三月三日は (В третий день третьей луны…)
柳などをかしきこそさらなれ、

Ивы в эту пору невыразимо хороши.

無為聖德重寸陰
有道神功輕球琳
垂拱端坐惜歲暮
披軒蹇簾望遙岑
浮雲靉靆縈巖岫
驚飆蕭瑟響庭林
落雪霏霏一嶺白
斜日黯黯半山金
柳絮未飛蝶先舞
梅芳猶遲花早臨
夢裏鈞天尚易涌
松下清風信難斟

Священная добродетель-току недеянием прибавляется с каждым мгновением!
Следующий путём Божественных заслуг пренебрегает и лучшими самоцветами!
Сложа руки в опущенных рукавах, с грустью наблюдает он окончание года.
Ширму раздвинул, приподнял занавеску, чтобы полюбоваться далёкими горами.
Плывущие облака тянутся-тянутся, окружают горную пещеру,
Вихря испугавшись, чьё эхо шумит в садовой роще.
Падает снег, клубится-клубится - вмиг горы белые.
Тени закатного солнца тёмные-тёмные покрыли половину горы золотой.
Ивовый пух и взлететь не успел, как бабочки в пляс уже припустились!
Хоть и не слышен ещё аромат слив, а вот цветы – те уже распустились!
Будто из сна долетает мелодия Неба, так переменчива и так хрупка.
А наяву не поверишь и в ветер, что свежесть разносит среди сосен.
22
懐風藻 > 釋辨正 (Монах Бэнсё)
鐘鼓沸城闉
戎蕃預國親
神明今漢主
柔遠靜胡塵
琴歌馬上怨
楊柳曲中春
唯有關山月
偏迎北塞人

Звуки колокола и барабана слышны с ворот крепости.
Варвары с окраин приняты дружелюбно.
Божественное сияние сейчас правит ханьцами.
Смягчает оно буйные нравы пыли чужеземной.
Пение под звуки циня укоротит и конника.
Тополь и ива весной изгибаются.
Всё, что имею — луна над горной заставой.
Встречаю лишь тех, кто судьбой отправлен на север.
26
烏梅能波奈
佐岐多流曽能々
阿遠夜疑遠
加豆良尓志都々
阿素毗久良佐奈
うめのはな
さきたるそのの
あをやぎを
かづらにしつつ
あそびくらさな
Из веток молодых зеленой ивы
В саду, где расцветали
Слив цветы,
Мы сделаем венки и веселиться будем,
Хочу в веселье время проводить!

有知奈毗久
波流能也奈宜等
和我夜度能
烏梅能波奈等遠
伊可尓可和可武
うちなびく
はるのやなぎと
わがやどの
うめのはなとを
いかにかわかむ
То ива ль, что цветет весной,
Окутанной всегда туманной дымкой,
Иль слив цветы у дома моего?
Как мне понять,
Что здесь красивее всего?

惠氣四望浮
重光一園春
式宴依仁智
優遊催詩人
崑山珠玉盛
瑤水花藻陳
階梅鬥素蝶
塘柳掃芳塵
天德十堯舜
皇恩霑萬民

Благоприятный ки-воздух плывёт в четырёх направленьях!
Вдобавок сиянье весною весь сад наполняет!
Церемониальный пир поддерживает гуманность и мудрость!
Веселы и беззаботны, собрались поэты!
Их – как на горе Кунь жемчугов драгоценных!
В нефритовых водах сверкают цветы и водоросли!
Со сливой цветами схватились белые бабочки,
А ива, что над запрудой склонилась, благоуханной пылью застлала округу.
Небесная добродетель-току – как у десяти Яо и Шуней!
Государевы милости напитывают десять тысяч народов!
14
懐風藻 > 文武天皇 (Государь Момму)
雲羅囊珠起
雪花含彩新
林中若柳絮
梁上似歌塵
代火輝霄漢
逐風迴洛濱
園裏看花李
冬條尚帶春

В кружевах облаков, как в мешках, драгоценные камни!
Снежные цветы окутаны новыми красками!
В чащах они подобны пуху ивовому!
На кровлях домов лежат пылью, поднятой песней и танцем!
Вместо огня освещают и Небо!
За ветром гонясь, кружат у реки Ло!
В саду виднеются сливы цветущие,
И на зимних ветвях будто снова весна!
17
玉燭凝紫宮
淑氣潤芳春
曲浦戲嬌鴛
瑤池越潛鱗
階前桃花映
塘上柳條新
輕煙松心入
囀鳥葉裏陳
絲竹遏廣樂
率舞洽往塵
此時誰不樂
普天蒙厚仁

Яшмовая свеча застывает в Фиолетовом дворце.
Тёплый воздух-ки напитывает благоуханную весну.
На изгибе берега играются изящные мандаринки.
В глубине яшмового пруда мелькает-резвится чешуя.
Тень цветущих персиков ложится у лестницы дворца.
Ива вновь ветви свои опустила к запруде.
Лёгкий туман плывёт по сосновой роще.
Птичьи трели сквозь листву снова доносятся.
Струнных и флейт будто здесь поселились небесные звуки!
Как будто сегодня от танцев пыль к балкам вздымалась!
Кто же не радуется во время такое?
По всему небесному крову расстелилась гуманность!
24
懐風藻 > 大學博士從五位下刀利康嗣 (Тори-но Ясуцугу)
嘉辰光華節
淑氣風自春
金堤拂弱柳
玉沼泛輕鱗
爰降豐宮宴
廣垂栢梁仁
八音寥亮奏
百味馨香陳
日落松影闇
風和花氣新
俯仰一人德
唯壽萬歲真

Благое время, пора сиянья и цветенья!
Тёплый воздух-ки повеял днём весенним.
По золотому рву стелятся ветви ивы
А в яшмовом пруду играючи мелькает чешуя.
Призвали и меня на пир в дворец богатый!
Широко простёрлись дубовые перила гуманности!
Восемь звуков наполняют всё чистотой и сияньем.
Сто вкусов изящных друг друга сменяют!
Тень закатного Солнца ложится на сосны.
Нежный ветерок освежает ароматом цветов.
Склонился, уповая на одного человека лишь добродетель!
Да длятся пусть годы его до десяти тысяч!
35
論道與唐儕
語德共虞鄰
冠周埋尸愛
駕殷解網仁
淑景蒼天麗
嘉氣碧空陳
葉綠園柳月
花紅山櫻春
雲間頌皇澤
日下沐芳塵
宜獻南山壽
千秋衛北辰

Коль о Пути рассуждать – равен Тану!
Про добродетель-току сказать – стоит рядом с Ю!
Чиновники в Чжоу закапывали мёртвых с любовью!
Превосходит Инь в гуманности, силки распуская!
Прекрасен пейзаж, а яркое небо светлеет!
Благостный воздух-ки плывёт в небесах!
Листва зеленеет на ивах в саду при луне!
Краснеют цветы горной вишни весенней!
Сквозь облака воспою государевы милости!
Под Солнцем тону в ароматной пыли!
Осмелюсь желать южных гор долголетия!
Тысячу осеней да сохранится Северный Дракон!
42
懐風藻 > 大學頭從五位下山田史三方 (Ямада-но Миката)
寒蟬唱而柳葉飄,霜雁度而蘆花落。

Слышен голос замёрзших цикад, а ивовые листья кружатся по ветру. Гуси, инеем посеребрённые, отправляются в странствие, опадают цветы тростника.

年光泛仙籞
月色照上春
玄圃梅已放
紫庭桃欲新
柳絲入歌曲
蘭香染舞巾
於焉三元節
共悅望雲仁

Года сиянье плывёт по дворцу государя!
Солнечный цвет озаряет начало весны!
В небесном саду уже отцвели сливы.
В Фиолетовом саду персик жаждет обновленья!
Ивовые струны вплелись в мелодию песен!
Орхидей аромат пропитал платья пляшущих дев!
Сегодня пора трёх великих начал.
Радуются все, взирая на облака гуманности!
67
景麗金谷室
年開積草春
松煙雙吐翠
櫻柳分含新
嶺高闇雲路
魚驚亂藻濱
激泉移舞袖
流聲韵松筠

Прекрасен пейзаж из кабинета в золотой долине!
Год начинается пучками трав весенних.
Сосны и дымка изумрудам подобны!
А вишня и ива затаились, ждут обновленья!
В высоких горах сокрыт облачный путь.
Рыбёшек игра будоражит водоросли у берега.
У бурного источника мелькают танцующие рукава.
Голоса струятся, сливаясь с шумом сосен и флейт.
69
聖衿感淑氣
高會啟芳春
樽五齊濁盈
樂萬國風陳
花舒桃苑香
草秀蘭筵新
堤上飄絲柳
波中浮錦鱗
濫吹陪恩席
含毫愧才貧

Высочайшие помыслы почувствовали благостный воздух-ки!
Высокое собрание наполняется ароматами весны.
В чашах темнеет пятикратно чистое вино!
Музыка выстраивает нравы десяти тысяч стран!
Цветы распускаются, персиковый сад ароматами полон.
Трава густая обновляет пир орхидеевый!
Над дамбой струятся ивовые нити!
По волнам плывёт парча чешуи!
Я, хоть хвастлив, на пиру милостями обласкан
Хоть есть кисть у меня да таланта нехватка
70
懐風藻 > 正六位上但馬守百濟公和麻呂 (Кудара-но Яматомаро)
帝里浮春色
上林開景華
芳梅含雪散
嫩柳帶風斜
庭煥將滋草
林寒未笑花
鶉衣追野坐
鶴蓋入山家
芳舍塵思寂
拙場風響譁
琴樽興未已
誰載習池車

По императорскому городу плывут весенние краски.
В высокой роще открываются цветущие пейзажи.
Благоуханная слива покрыта снега порошей.
Молодая ива, подпоясавшись ветром, склонилась.
Жарко в саду, буйно множатся травы!
Холодно в роще, всё не улыбнутся цветы!
В перепелиных одеждах проследуем в поле.
Журавлиные покровы в горную хижину входят.
В благоуханной обители пыль мирских дум утихает.
На мне, неумелом, прекрасные звуки смолкают.
Нет конца веселью с цинем и чашей!
И разве есть те, кто домой отплывают?
75
靈臺披廣宴
寶斝歡琴書
趙發青鸞舞
夏踊赤鱗魚
柳條未吐綠
梅蕊已芳裾
即是忘歸地
芳辰賞叵舒

На божественном помосте начался широкий пир!
Драгоценные чаши, услада циня и стихов!
В Чжао начался танец зелёного феникса.
Летом танцует рыба, красна чешуёй.
Ивовые ветви ещё не пышут зеленью.
Сливовыми завязями уже благоухают подолы.
Это та земля, где забываешь про возвращенье!
Нет слов, чтоб воспеть сей пир ранней весной!
82
日華臨水動
風景麗春墀
庭梅已含笑
門柳未成眉
琴樽宜此處
賓客有相追
飽德良為醉
傳盞莫遲遲

Солнца цветок приближается к водным потокам.
Прекрасны пейзажи весеннего сада!
Слива в саду ещё не раскрылась в улыбке.
А брови ивовые у ворот ещё не густы.
Цинь и вино хороши в этом месте!
Почётные гости друг за другом приходят!
Я сыт добродетелью-току, захорошел-захмелел от вина.
И возлияниям удержу нет!
84
懐風藻 > 贈正一位左大臣藤原朝臣總前 (Фудзивара-но Фусасаки)
聖教越千禩
英聲滿九垠
無為自無事
垂拱勿勞塵
斜暉照蘭麗
和風扇物新
花樹開一嶺
絲柳飄三春
錯繆殷湯網
繽紛周池蘋
鼓柑遊南浦
肆筵樂東濱

Ученье совершенномудрых преодолело тысячи времён!
А голоса героев заполняют даже небо!
О недеяние! Свободен я от дел!
Скрещены опущенные рукава, нет тягот и пыли мирской!
Закатное солнце освещает красоту орхидей!
Ласковый ветер сообщает всему новизну!
Цветущих у ступеней деревьев высятся пики!
Нити ивовые играют третью весну!
Спутались сети иньского Тана!
Смешались, шумят цветы чжоуского пруда!
Оттолкнувшись от борта широкого, направились в южную гавань.
Зададим пир весёлый на восточном береге!
87
懐風藻 > 釋道慈 (Монах Додзи)
緇素杳然別
金漆諒難同
衲衣蔽寒體
綴鉢足飢嚨
結蘿為垂幕
枕石臥巖中
抽身離俗累
滌心守真空
策杖登峻嶺
披襟稟和風
桃花雪冷冷
竹溪山沖沖
驚春柳雖變
餘寒在單躬
僧既方外士
何煩入宴宮

Чёрные и белые одежды разделились в далёкие годы.
Золото с лаком трудно единым считать.
Рясой лоскутной укрою замёрзшее тело.
Патру сплету, пусть хватает лишь голод унять.
Посох возьму, поднимусь на высокие скалы.
Полы халата пусть ласковый ветер колышет.
Персика цвет средь снегов замерзает.
Здесь, в горах Цугэ, бамбук на ручье зацветает.
К удивленьям весны добавляется ивы цветенье.
Слишком холодно здесь для меня одного.
Но монах – за пределами этого мира!
Так зачем докучать на пиру благородном?
104
卜居傍城闕
乘興引朝冠
繁絃辨山水
妙舞舒齊紈
柳條風未煖
梅花雪猶寒
放情良得所
願言若金蘭

Выбрал место для дома рядом с дворцом государевым!
Настроение было, и призвал он придворных, все в шапках!
О, как много здесь струнных воспевают горы и воды!
В чудном танце пархает парча из Ци!
В ивовых лозах гуляет ветер, не тёплый ещё.
Сливы цветы ещё снегом покрыты.
Чувствам дам волю в этом месте хорошем.
Непрестанно твержу – здесь Золотой павильон!
106
<波流>楊那宜
可豆良尓乎利志
烏梅能波奈
多礼可有可倍志
佐加豆岐能倍尓
はるやなぎ
かづらにをりし
うめのはな
たれかうかべし
さかづきのへに
Для венка
Из веток вешней ивы
Я сорвал душистых слив цветы.
Кто же лепестки заставил плавать
В чарках этих с налитым вином?
* Песня писца провинции Ики по имени Отиката
* Фамилия автора в тексте заголовка дана сокращенно (Мура), расшифровки нет, поэтому в переводе приведено только имя; занимал должность писца. В М. — одна его песня.
余以暫徃松浦之縣逍遥
聊臨玉嶋之潭遊覧
忽値釣魚女子等也
花容無雙
光儀無匹
開柳葉於眉中發桃花於頬上
意氣凌雲
風流絶世
僕問曰
誰郷誰家兒等
若疑神仙者乎
娘等皆咲答曰
兒等者漁夫之舎兒
草菴之微者
無郷無家
何足稱云
唯性便水
復心樂山
或臨洛浦而徒羨<玉>魚
乍臥巫峡以空望烟霞
今以邂逅相遇貴客
不勝感應輙陳<欵>曲
而今而後豈可非偕老哉
下官對曰
唯々
敬奉芳命
于時日落山西
驪馬将去
遂申懐抱
因贈詠歌曰

Однажды я ненадолго уехал в уезд Мацура. Гуляя там, я подошел к бухте у Яшмового острова и, любуясь ею, вдруг увидел юных дев, ловивших рыбу. Подобные цветам лики их не могли ни с чем сравниться, сверкающий облик их не имел себе подобного. Брови их напоминали молодые листки ивы, щеки их были похожи на розовые цветы персика. Высокий дух их был выше облаков, такое изящество, как у них, еще не встречалось в мире.
Я спросил их, где их родина, дочери чьих домов они. Сомнения охватили меня. — „Вы не из тех ли мест, где живут боги и феи?" — спросил я.
И юные девы засмеялись в ответ: „Мы из рыбацкого дома, мы простые девушки, живущие в лачугах, крытых травой. Нет родного села у нас, нет и дома. Как же мы можем назвать себя? Мы общаемся лишь с водою, и сердце наше радуется горам. Иногда, подойдя к бухте реки Ло, завидуем плывущим красивым рыбам; иногда мы просто лежим в горах Ушань, любуемся дымом и туманами. А сейчас, неожиданно встретившись с благородным гостем, мы не могли преодолеть волнение и поведали ему все, что было у нас на сердце. Не дашь ли ты нам обет на всю жизнь проводить вместе с нами свою старость?" — „Да, да, хорошо, — ответил я, жалкий чиновник. — Я буду внимать вашим приказам". Но тут как раз солнце зашло за горы и черный конь уже собирался покинуть эти места.
И в конце-концов, обратившись к девушкам с песней, я выразил им свои чувства и так сказал им…
* Эта и последующие песни рыбачек и странника, а также предисловие к ним сочинены в подражание китайским повествованиям о феях. Ранние комментаторы считали, что эти сочинения принадлежат Окура. Однако, начиная с К., их обычно приписывают Табито.
* В “Нихонсёки”, в разделе о Дзингу, написано, что летом, в 4-м месяце, она прибыла в Мацура и в маленькой речке у деревни Яшмовый остров ловила рыбу. Смастерив крючок из согнутой иглы, она насадила на него вареные зерна риса, а из ниток, выдернутых из подола, сделала леску. Затем она взобралась на камни, забросила удочку в воду и сказала: “Я хочу завоевать богатые страны на западе. Если это должно исполниться, пусть рыба попадет на крючок”,— и когда она вытащила удочку, на крючке оказалась форель. С тех пор каждый год летом, в 4-м месяце, девушки забрасывают там удочки и, загадывая желания, ловят форель. Так продолжается и до сих пор. Этот рассказ в сокращенном виде есть и в “Кодэики”, и в “Фудоки”. В предисловии девушки предстают в виде красавиц фей.
* “Мы общаемся лишь с водою, и сердце наше радуется горам” — это выражение перекликается с фразой из китайской классической книги “Луньюй” (представляющей собой запись высказывания Конфуция и его учеников, появившуюся в 450 г. до н. э.), где сказано: “Мудрые люди радуются воде, добродетельные радуются горам”.
* Река Лохэ — этой китайской реке, связанной с легендами о феях и воспетой в поэме Цао Чжи (III в.), помещенной в “Вэнь-сюане”, уподобляется р. Мацура,
* “Завидуем плывущим красивым рыбам” — выражение также заимствовано из китайских источников (МС).
* Ушань — гора в Китае, с которой связана легенда о прелестной фее, посетившей уснувшего там принца. Об этой горе говорится в поэме поэта Сун Юя, помещенной в “Вэнь сюане”. Девушки, о которых говорится в предисловии, уподобляются этой фее.
* “Солнце зашло за горы и черный конь уже собирался покинуть эти места” — эти образы и выражения также заимствованы из китайских источников и встречаются в “Вэнь сюане”. “Черный конь собирается покинуть эти места” — иносказательно говорится о гостях, возвращающихся домой.
丸雪降
遠江
吾跡川楊
雖苅
亦生云
余跡川楊
あられふり
とほつあふみの
あとかはやなぎ
かれども
またもおふといふ
あとかはやなぎ
Падает на землю град…
В Оми, дальней стороне,—
Ива у реки Адо.
Нож ту иву не берет,
Срежут — вновь она растет,
Ива у реки Адо.
* В песне иносказательно говорится о любви, которая, несмотря на все преграды и препятствия, продолжает расти. Однако по форме она напоминает песни-заговоры. Нам представляется, что существующее понимание этой песни — уже позднейшее толкование.
又、清水ながるゝの柳は蘆野の里にありて田の畔に残る。

Ива у ручья находится в селении, которое называется Асино, ее и теперь можно найти на меже, разделяющей поля.

田一枚
植て立去る
柳かな
たいちまい
うえてたちさる
やなぎかな
Поля клочок
Возделан. Вокруг ни души.
Ах, эта ива...

大伴坂上郎女柳歌二首

Две песни Отомо Саканоэ об иве

吾背兒我
見良牟佐保道乃
青柳乎
手折而谷裳
見<縁>欲得
わがせこが
みらむさほぢの
あをやぎを
たをりてだにも
みむよしもがも
Любимый мой,
Наверно, будет любоваться
Зеленой ивой на пути в Сахо…
Хотя бы веточку он мне сорвал в дороге!
О, если б на нее могла и я взглянуть!
* Предполагают, что песни были сложены Отомо Саканоэ во время ее пребывания на о-ве Кюсю у своего старшего брата поэта Отомо Табито, генерал-губернатора округа Дадзайфу (МС). Обе песни сложены в тоске по родным местам.
打上
佐保能河原之
青柳者
今者春部登
成尓鶏類鴨
うちのぼる
さほのかはらの
あをやぎは
いまははるへと
なりにけるかも
В долинах речных в дальнем крае Сахо,
Куда добираются вверх по теченью,
Зелёные ивы,—
Должно быть, теперь
Весеннее время настало!
* Предполагают, что песни были сложены Отомо Саканоэ во время ее пребывания на о-ве Кюсю у своего старшего брата поэта Отомо Табито, генерал-губернатора округа Дадзайфу (МС). Обе песни сложены в тоске по родным местам.
烏梅能波奈
佐吉多流僧能々
阿遠也疑波
可豆良尓須倍久
奈利尓家良受夜
うめのはな
さきたるそのの
あをやぎは
かづらにすべく
なりにけらずや
А из ветвей зелёной ивы
В саду, где расцветают
Сливы,
Нельзя сплести венок красивый,
Чтоб им украситься могли?

阿乎夜奈義
烏梅等能波奈乎
遠理可射之
能弥弖能々知波
知利奴得母與斯
あをやなぎ
うめとのはなを
をりかざし
のみてののちは
ちりぬともよし
Зеленой ивой
И цветами сливы
Украсимся, сорвав цветы с ветвей,
И будем пить вино, а после пира —
Пусть осыпаются цветы, — мне все равно!

梅柳
過良久惜
佐保乃内尓
遊事乎
宮動々尓
うめやなぎ
すぐらくをしみ
さほのうちに
あそびしことを
みやもとどろに
Сожалея, что ивы и сливы цветы
Отцветут уже скоро в Сахо,
Вышли все погулять.
И об этом теперь —
Шум великий в покоях дворца!

奥の細道 > 全昌寺の章段 (Храм Дзэнсёдзи)
庭掃て
出ばや寺に
散柳
にわはいて
いでばやてらに
ちるやなぎ
Двор подметя
Шагнул за ворота, но ива у храма
Уронила листву.
«Двор подметя...» — паломники, ночующие в дзэнских монастырях, перед тем, как утром отправиться в путь, должны были подмести двор перед храмом.
奥の細道 > 全昌寺の章段 (Храм Дзэнсёдзи)
折節庭中の柳散れば、
折節おりふし庭中ていちゅうやなぎれば、
В этот миг с ивы в саду осыпались листья:

此所の郡守戸部某の此柳みせばやなど、折ゝにの給ひ聞え給ふを、いづくのほどにやと思ひしを、今日此柳のかげにこそ立より侍つれ。

Правитель этих земель, чиновник налогового ведомства, неоднократно писал мне: «Как хотел бы я показать тебе эту иву», а я все думал: «Ах, когда же?» - и вот сегодня наконец стою в ее тени.

嵯峨日記 > 十九日 (19-й день)
まるで中国の昭君村の柳、普女廟、の花の昔もおもひやらる。
まるで中国の昭君村せうくんそんの柳、普女廟ふぢよべう、の花の昔もおもひやらる。
Как тут не вспомнить былые дни, когда зеленели ивы в деревне Чжаоцзюнь и цвели цветы у усыпальницы феи с горы Ушань?
* ...когда зеленели ивы в деревне Чжаоцзюнь... — ср. со стихотворением Бо Цзюйи:
«Цветы у гробницы алые, словно румяна.
Ивы в деревне Чжаоцзюнь зелены, гнутся словно брови». Чжаоцзюнь — деревня, откуда была родом знаменитая китайская красавица Ван Чжаоцзюнь.
* ...усыпальница феи с горы Ушань... — существует китайская легенда, согласно которой князь Сян-ван (III в. до н. э), гуляя однажды по склонам горы Ушань, встретил фею-небожительницу и полюбил ее. Позже князь Хуай-ван построил на горе храм-усыпальницу в память об этом событии.
TODO:LINK
河蝦鳴
六田乃河之
川楊乃
根毛居侶雖見
不飽<河>鴨
かはづなく
むつたのかはの
かはやぎの
ねもころみれど
あかぬかはかも
О любимый мой, любуясь на тебя,
Сколько ни гляжу, не наглядеться мне,
Как на иву на речную, что растет
У реки прозрачной Муцута,
Где кричит всегда речной олень!
* Речной олень — так называли в песнях М. лягушку.
打霏
春立奴良志
吾門之
柳乃宇礼尓
鴬鳴都
うちなびく
はるたちぬらし
わがかどの
やなぎのうれに
うぐひすなきつ
С туманом, стелющимся по долинам,
Пришла, как видно, вешняя пора:
Вблизи моих ворот,
Вверху, на ветках ивы,
Запел сегодня соловей!
* См. п. 1443.

* Включено также в Гёкуёсю, 35
春霞
流共尓
青柳之
枝喙持而
鴬鳴毛
はるかすみ
ながるるなへに
あをやぎの
えだくひもちて
うぐひすなくも
Лишь над землею медленно поплыли
Весны туманы дымкой голубой,
Как сразу на зеленой иве
Уже поет, порхая, соловей
И в клюве держит ветку молодую!

詠柳

Поют об иве

霜干
冬柳者
見人之
蘰可為
目生来鴨
しもがれの
ふゆのやなぎは
みるひとの
かづらにすべく
もえにけるかも
Увядшая от инея зимою
Пустила ива
Свежие ростки.
И те, что будут любоваться ею,
Из веток могут свить себе венки!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
淺緑
染懸有跡
見左右二
春楊者
目生来鴨
あさみどり
そめかけたりと
みるまでに
はるのやなぎは
もえにけるかも
Весенние склонившиеся ивы
Пустили свежие ростки теперь,
И кажется глазам,
Что нити их ветвей
Окрашены светло-зелёным цветом…
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
山際尓
雪者零管
然為我二
此河楊波
毛延尓家留可聞
やまのまに
ゆきはふりつつ
しかすがに
このかはやぎは
もえにけるかも
Средь ближних гор
Снег без конца идет,
И все-таки под этим белым снегом
На ивах, что склонились над рекой,
Зазеленели свежие побеги!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
山際之
雪<者>不消有乎
水飯合
川之副者
目生来鴨
やまのまの
ゆきはけずあるを
みなぎらふ
かはのそひには
もえにけるかも
В горах
И снег еще не стаял,
А ива, что растет на берегу реки,
Куда стремительно стекаются потоки,
Пустила ныне свежие ростки!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
朝旦
吾見柳
鴬之
来居而應鳴
森尓早奈礼
あさなさな
わがみるやなぎ
うぐひすの
きゐてなくべく
もりにはやなれ
Ax, ива, на которую смотрю
Я утро каждое, прошу тебя:
Скорее в рощу превратись,
Где соловей, весною прилетя,
Нам сможет песни радостные петь!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
青柳之
絲乃細紗
春風尓
不乱伊間尓
令視子裳欲得
あをやぎの
いとのくはしさ
はるかぜに
みだれぬいまに
みせむこもがも
О, если б ты пришла, чтоб показать тебе
Зеленых ив тончайшее сплетенье,
Как раз теперь,
Когда в ветрах весенних
Смешались нити зеленеющих ветвей!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
百礒城
大宮人之
蘰有
垂柳者
雖見不飽鴨
ももしきの
おほみやひとの
かづらける
しだりやなぎは
みれどあかぬかも
На склонившуюся иву, из ветвей которой
Сто вельмож
Из государева дворца
Вьют венки,
Ах, сколько ни любуйся, можешь любоваться без конца!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
梅花
取持見者
吾屋前之
柳乃眉師
所念可聞
うめのはな
とりもちみれば
わがやどの
やなぎのまよし
おもほゆるかも
Когда я в руки взял цветы душистой сливы
И посмотрел на лепестки ее,
То вспомнил сразу я
Про брови ивы,
Что возле дома моего растет!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
我刺
柳絲乎
吹乱
風尓加妹之
梅乃散覧
わがかざす
やなぎのいとを
ふきみだる
かぜにかいもが
うめのちるらむ
Не от того ли ветра, что смешал
Все нити ивы, украшавшей
Мое чело,
И сливы цвет опал,
Растущей возле дома милой!

春去
為垂柳
十緒
妹心
乗在鴨
はるされば
しだりやなぎの
とををにも
いもはこころに
のりにけるかも
Когда придет весна,
Склонившаяся ива
Склоняется к земле еще сильней,
И сердце нежное возлюбленной моей,
Я подчиняю все сильнее своей воле!

梅花
四垂柳尓
折雜
花尓供養者
君尓相可毛
うめのはな
しだりやなぎに
をりまじへ
はなにそなへば
きみにあはむかも
Когда цветы душистых слив сорвав,
Смешаю с ветками
Склоненной ивы
И на алтарь богов цветы мои сложу,
Быть может, я тогда тебя увижу, милый?
* Особенность песни в том, что в ней речь идет о подношении цветов не синтоистским богам, как обычно, а буддийским, о чем говорит иероглифическое обозначение, использованное в песне.
大夫之
伏居嘆而
造有
四垂柳之
蘰為吾妹
ますらをの
ふしゐなげきて
つくりたる
しだりやなぎの
かづらせわぎも
Венок из веток
Вниз склоненной ивы,
Что рыцарь преклоненный для тебя,
Вздыхая, сплел,
Надень, любимая моя!
* Песня, посланная с венком возлюбленной.
春日尓
張流柳乎
取持而
見者京之
大路所<念>
はるのひに
はれるやなぎを
とりもちて
みればみやこの
おほちしおもほゆ
Когда в зеленых почках ветку ивы
Я в руки взял в весенний день
И на нее взглянул,
С тоскою вспомнил я широкую дорогу
В столице дальней, где я раньше жил.
* Широкая дорога в Нара была обсажена ивами (МС).
二日攀柳黛思京師歌一首

2-й день [3-й луны]
Песня, сложенная, когда, сорвав ветку ивы, затосковал о столице

之奈射可流
故之能吉美良等
可久之許曽
楊奈疑可豆良枳
多努之久安蘇婆米
しなざかる
こしのきみらと
かくしこそ
やなぎかづらき
たのしくあそばめ
В глуши далекой, в стороне Коси,
Вот так же, как сейчас, хочу всегда с друзьями
Плести венки из веток нежных ив,
И украшать себя зелеными венками,
И пировать, беспечно веселясь.
Песня Отомо Якамоти
* Глушь далекая — постоянная характеристика местности Коси, находившейся на северо-восток от провинции Ямато, от столицы. В данном случае речь идет о провинции Эттю, где служил губернатором Отомо Якамоти.
* “Украшать себя зелеными венками” — см. комм. к п. 4035.
あをやぎの
糸うちとけて
寝られねば
思ひ乱れて
ねをのみぞなく
あをやぎの
いとうちとけて
ねられねば
おもひみだれて
ねをのみぞなく


青柳の
絲よりはへて
おるはたを
いづれのやまの
鶯かきる
あをやぎの
いとよりはへて
おるはたを
いづれのやまの
うぐひすかきる


柳、またをかし。

Ивы тоже интересны.

宇良毛奈久
和我由久美知尓
安乎夜宜乃
波里弖多弖礼波
物能毛比弖都母
うらもなく
わがゆくみちに
あをやぎの
はりてたてれば
ものもひでつも
Ах, когда я весело,
Без дум
По дороге шёл и предо мной
Ивы в первых почках поднялись,
О, как я тогда затосковал!
* Здесь характерен образ зеленой ивы, связанной с весенними обрядами, когда украшают головы венками из ивы. По мнению одних комментаторов, песня выражает тоску юноши по дому, где растет такая же ива (ТЯ); по мнению других, он затосковал, вспомнив о любимой девушке, о которой ему напомнила молодая, прекрасная ива. Однако, учитывая другие песни М., можно скорее (предположить, что он, глядя на иву, вспомнил о весенних хороводах, когда украшают себя венками из ивы, во время которых встречаются с любимой девушкой.
楊奈疑許曽
伎礼波伴要須礼
余能比等乃
古非尓思奈武乎
伊可尓世余等曽
やなぎこそ
きればはえすれ
よのひとの
こひにしなむを
いかにせよとぞ
Посмотри, вот ива:
Если ты срубил, всё равно опять растет она.
Если ж от любви
Гибнуть будет в этом мире человек,
Что ты можешь сделать? — Ничего!

乎夜麻田乃
伊氣能都追美尓
左須楊奈疑
奈里毛奈良受毛
奈等布多里波母
をやまだの
いけのつつみに
さすやなぎ
なりもならずも
なとふたりはも
Там, где горы, где поля
У плотины, у пруда,
Ива, что сажала я,
Расцветёт — не расцветёт,—
Будем вместе всё равно!
* В песне говорится об одном из популярных гаданий в древней Японии, когда у дерева отламывают ветку и втыкают ее в землю и по тому, пустит ли она корни или нет, зацветет или увянет, судят о счастье и несчастье. Если гадание связано с поездкой, то по тому, как расцветет дерево, гадают о судьбе уехавшего. В данном случае посажена ива и по тому, расцветет она или нет, гадают о счастье с любимым, о браке. Аналогичная песня имеется в “Кокинсю”, в разд. “Адзума-ута” — песен восточных провинций.
安乎楊木能
波良路可波刀尓
奈乎麻都等
西美度波久末受
多知度奈良須母
あをやぎの
はらろかはとに
なをまつと
せみどはくまず
たちどならすも
Как у переправы той, возле ивы голубой,
Что пустила почки на ветвях,
Долго я тебя ждала, но воды не набрала,
Только место, где стояла,
Утоптала я тогда!

安乎<楊>疑能
延太伎里於呂之
湯種蒔
忌忌伎美尓
故非和多流香母
あをやぎの
えだきりおろし
ゆだねまき
ゆゆしききみに
こひわたるかも
У зеленой ивы ветки обрезают
И сажают в землю на полях,
Сеют зерна риса с трепетом священным —
С трепетом священным
Я люблю тебя!
* В древней Японии перед посадкой рисовых ростков в межу втыкали ветки ивы, молясь таким образом о хорошем урожае. Этот обычай сохранился в некоторых деревнях до настоящего времени. “Сеют зерна риса с трепетом священным…” — в комментариях объясняют это тем, что рис чтился в старину особо (МС), но мы полагаем, что здесь имеются в виду семена, полученные в храме для посева, что имеет место и теперь в некоторых деревнях, недаром их называют в этой песне “юданэ” — семена, которые прошли очищение, священные семена.
ともすれは
風のよるにそ
青柳の
いとは中中
みたれそめける
ともすれは
かせのよるにそ
あをやきの
いとはなかなか
みたれそめける


ちかくてそ
色もまされる
あをやきの
糸はよりてそ
見るへかりける
ちかくてそ
いろもまされる
あをやきの
いとはよりてそ
みるへかりける


青柳の
花田のいとを
よりあはせて
たえすもなくか
鴬のこゑ
あをやきの
はなたのいとを
よりあはせて
たえすもなくか
うくひすのこゑ


花見には
むれてゆけとも
青柳の
糸のもとには
くる人もなし
はなみには
むれてゆけとも
あをやきの
いとのもとには
くるひともなし


あをやきの
緑の糸を
くり返し
いくらはかりの
はるをへぬらん
あをやきの
みとりのいとを
くりかへし
いくらはかりの
はるをへぬらむ


いつ方に
よるとかは見む
あをやきの
いとさためなき
人の心を
いつかたに
よるとかはみむ
あをやきの
いとさためなき
ひとのこころを


青柳乃
保都枝与治等理
可豆良久波
君之屋戸尓之
千年保久等曽
あをやぎの
ほつえよぢとり
かづらくは
きみがやどにし
ちとせほくとぞ
Нарвав с верхушек ив зеленых веток,
Украсившись венками,
Молим мы:
Пусть много тысяч лет тебя мы будем славить
И веселиться в доме у тебя!
* Украсившись венками — см. п. 4035.
二月十九日於左大臣橘家宴見攀折柳條歌一首

19-й день 2-й луны
Песня, сложенная на поэтическом турнире в доме левого министра Татибана [Мороэ] при виде нарванных веток ивы

み吉野の
大川野への
古柳
かげこそ見えね
春めきにけり
みよしのの
おほかはのへの
ふるやなぎ
かげこそみえね
はるめきにけり
На старых ивах,
Что растут в Ёсино,
На берегу реки,
Ещё не появились листья,
А в воздухе — уж аромат весны!
* Ёсино — ныне квартал одноимённого уезда префектуры Нара (см. коммент. 1).
* Песня — намёк на танка неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Песни любви» [699]):
Как волны глициний
В Ёсино,
На речном берегу,
Склонились к реке,
К тебе моё клонится сердце.
(Волны глициний — постоянный образ. Гроздья цветов лилового цвета, растущих обычно у воды, колеблемые ветром, напоминали волны.)
春雨尓
毛延之楊奈疑可
烏梅乃花
登母尓於久礼奴
常乃物能香聞
はるさめに
もえしやなぎか
うめのはな
ともにおくれぬ
つねのものかも
Это ива ли зазеленела
От весеннего недолгого дождя? —
Ведь цветы душистой белой сливы
Вместе с ней цветут в одни и те же дни,—
Или это ива не простая?

遊内乃
多努之吉庭尓
梅柳
乎理加謝思底<婆>
意毛比奈美可毛
あそぶうちの
たのしきにはに
うめやなぎ
をりかざしてば
おもひなみかも
Когда в веселья час в саду,
Где наслаждаются цветами,
И сливы нежные и ветви ивы рвут,
И украшаются венками,—
Тоски, наверное, не чувствуют в тот миг?
* См. п. 1846.
忽辱芳音翰苑凌雲
兼垂倭詩詞林舒錦
以吟以詠能ニ戀緒春可樂
暮春風景最可怜
紅桃灼々戯蝶廻花儛
翠柳依々嬌鴬隠葉歌
可樂哉
淡交促席得意忘言
樂矣美矣
幽襟足賞哉豈慮乎蘭蕙隔藂琴罇無用
空過令節物色軽人乎
所怨有此不能<黙><已>
俗語云以藤續錦
聊擬談咲耳

Неожиданно получил и принял, благоговея, благоуханные вести. Изящество письма превосходит небесные облака. Пожалованы были тобой и стихи. Пышный лес слов раскинут богатой парчой. То читая, то напевая их, я прогнал тоскливые думы и утешил мое сердце.
Весна — время наслаждения, но особенно восхищает красота последних ее дней: алые цветы персика в самом расцвете, веселящиеся бабочки танцуют, кружась вокруг цветов, голубые ивы низко, низко склонили ветви. Прелестный соловей поет песни, скрывшись в густой листве. В такое время следует веселиться и быть нам вместе. Сердцем мы понимаем друг друга, но нет слов, что могли бы все выразить. И хотя мы могли бы полностью насладиться красотой, вызывающей восхищение любящего изящество сердца, однако мы не можем быть вместе, не можем играть на кото и пить вино. Напрасно, видно, провожу я один дивное время, плененный цветами и птицами. Это поистине вызывает во мне глубокое сожаление. И поэтому не могу молчать. И подобно тому, как обычно говорится, “шить платье из грубых волокон фудзи после парчовых нарядов”, в ответ на твое изящное послание я подношу свое неумелое письмо, чтобы ты без жалости посмеялся над ним.

青柳の
いと乱れたる
このごろは
一筋にしも
思ひよられじ
あをやぎの
いとみだれたる
このごろは
ひとすじにしも
おもひよられじ
Как ветви ивы молодой,
В смятеньи твоё сердце?
Наверное, по ком-то
Ты вздыхаешь...
Боюсь, что не по мне!

青柳の
糸はかたがた
なびくとも
思ひそめてむ
色はかはらじ
あをやぎの
いとはかたがた
なびくとも
おもひそめてむ
いろはかはらじ
Закручивает ветер ветви ив
То в сторону одну,
То в сторону другую,
Но неизменно зелен остается
Их цвет!

桃花
紅色尓
々保比多流
面輪<乃>宇知尓
青柳乃
細眉根乎
咲麻我理
朝影見都追
𡢳嬬良我
手尓取持有
真鏡
盖上山尓
許能久礼乃
繁谿邊乎
呼等<余米>
旦飛渡
暮月夜
可蘇氣伎野邊
遥々尓
喧霍公鳥
立久久等
羽觸尓知良須
藤浪乃
花奈都可之美
引攀而
袖尓古伎礼都
染婆染等母
もものはな
くれなゐいろに
にほひたる
おもわのうちに
あをやぎの
ほそきまよねを
ゑみまがり
あさかげみつつ
をとめらが
てにとりもてる
まそかがみ
ふたがみやまに
このくれの
しげきたにへを
よびとよめ
あさとびわたり
ゆふづくよ
かそけきのへに
はろはろに
なくほととぎす
たちくくと
はぶれにちらす
ふぢなみの
はななつかしみ
ひきよぢて
そでにこきれつ
しまばしむとも
Брови тонкие свои,
Словно ветви гибких ив,
Изгибая на лице,
Что пылает и горит,
Будто персика цветы
Алым цветом лепестков,
Улыбаясь и смеясь
В свете солнечных лучей,
Глядя утром на себя,
Девы юные берут
В свои руки зеркала,
Что кристальнее воды.
Хороша, как зеркала,
Ты, гора Футагами!
Над долиной, где густа
У деревьев тень листвы,
Пролетая поутру
В той тени,
Поет, зовет
Милая кукушка нас,
Утром пролетая там,
Ночью с бледною луной
Плачет далеко в полях.
И когда она летит
В нежной зелени ветвей,
Задевая их крылом,
Заставляет опадать
Наземь лепестки цветов
Фудзи, что бегут волной
По склоненным вниз ветвям…
Сердцу дороги цветы,
Оттого я ветви гну
И, срывая их с ветвей,
Прячу в рукава свои.
Коль окрасят лепестки
Рукава в лиловый цвет —
Пусть окрасят, все равно!

春雨の
降りそめしより
青柳の
糸のみどりぞ
色まさりける
はるさめの
ふりそめしより
あをやぎの
いとのみどりぞ
いろまさりける
С тех пор
Как начались
Весенние дожди,
Зелёные нити ив
Зазеленели ещё ярче.
* Тонкие нитевидные ветви молодой зеленой ивы — постоянный образ весны, тема ивы — одна из постоянных весенних тем.
うちなびき
春は来にけり
青柳の
影ふむ道に
人のやすら
うちなびき
はるはきにけり
あをやぎの
かげふむみちに
ひとのやすら
Вот и весна нас посетила снова.
Приятно побродить
По тропкам
В густой тени
Зелёных ив.
* Содержит намёк на танка Микато-но Сами из «Манъёсю» [125]:
С любимой не встречаясь,
Задумчиво блуждаю
По лабиринту троп
Под сенью
Мандариновых деревьев.
春風の
霞吹きとく
絶えまより
乱れてなびく
青柳の糸
はるかぜの
かすみふきとく
たえまより
みだれてなびく
あをやぎのいと
Весеннюю дымку
Ветер колеблет.
В разрывах мелькают
Склонённые
Тонкие ветви ив...

白雲の
絶えまになびく
青柳の
葛城山に
春風ぞ吹く
しらくもの
たえまになびく
あをやぎの
かづらきやまに
はるかぜぞふく
На горе Кацураги
Дует весенний ветер.
Сквозь разрыв облаков вижу,
Как треплет он тонкие ветви
Склонившихся ив.
* Гора Кацураги — находится на границе префектур Нара и Осака. Постоянный поэтический образ.
青柳の
糸に玉ぬく
白露の
しらずいくよの
春か経ぬらむ
あをやぎの
いとにたまぬく
しらつゆの
しらずいくよの
はるかへぬらむ
О зелёная ива!
На ветках твоих
Сверкает роса.
Которую весну
Переживаешь ты?
* Источник вдохновения автора — две танка: Содзё Хэндзё из «Кокинсю» (свиток «Песни весны» [27]):
Зелёные тонкие ветви сплела
И, как жемчуг,
Росинки
На них нанизала
Весенняя ива.

и Фудзивары Мотосукэ из «Приветственных песен» антологии «Сюисю» [278]:
То сплетёт,
То снова распустит
Тонкие ветви свои
Зелёная ива
Которую уж весну!
君なくて
よるかたもなき
青柳の
いとど憂き世ぞ
思ひ乱るる
きみなくて
よるかたもなき
あをやぎの
いとどうきよぞ
おもひみだるる
Ушел ты, и отныне
Нет у меня опоры...
В смятении душа, —
Как спутанные ветви
Зеленой ивы.
* Император Хорикава умер в 1107 г. Сплетённые тонкие ветви злёной ивы — постоянный образ душевного смятенья. В песне использована омонимическая метафора: ёру — «опираться», «иметь опору» ассоциируется с ёру — «скручиваться», «свиваться»; весенний ветер скручивает, спутывает тонкие ветви ивы.
春雨の
降りしくころか
青柳の
いと乱れつつ
人ぞ恋しき
はるさめの
ふりしくころか
あをやぎの
いとみだれつつ
ひとぞこひしき
Порою, когда льет весенний дождь,
Качаются, сплетаясь в беспорядке,
Ветки ив,
И сердце у меня —
В смятенье...

和加々都乃
以都母等夜奈枳
以都母々々々
於母加古比須々
奈理麻之都之母
わがかづの
いつもとやなぎ
いつもいつも
おもがこひすす
なりましつしも
Дома у моих ворот
Ива “ицумото” в пять корней растет —
Означает “ицумо” — “всегда”.
Обо мне всегда тоскует мать,
Хоть и делом постоянно занята!

玄圃秋云肅
池亭望爽天
遠聲驚旅雁
寒引聽林蟬
岸柳堆初□
潭荷葉欲穿
蕭然幽興處
院裡滿茶煙


8
間僧久住雲中嶺
遙想深山春尚塞
松栢斜知甚靜默
烟霞不解幾年飡
禪關近日消息斷
京邑如今花柳寬
菩薩莫嫌此輕贈
為救施者世間難



雲霞未辭舊
梅柳忽逢春
不分瓊瑤屑
來霑旅客巾



氣序如今春欲老
嵯峨山院暖光遲
峰雲不覺侵梁棟
溪水尋常對簾帷
莓苔踏破經年髮
楊柳未懸伸月眉
此地幽閑人事少
唯餘風動暮猿悲



詩家有興來雅院
雅院由來絕世閑
陽砌雖看新柳色
陰堦常點舊苔斑
就暖晴花開簾外
欲巢時鳥啄庭間
此地端居翫風景
寂寥人事暫無關



凝流派上思
降蹕對紅花
野甸宸哀遠
川皐睿望賒
猿深雲樹峽
鶴立浪痕沙
古椽松蘿院
春窗楊柳家
水鄉漁浦近
山館鳳庭遐
老圃鋤遲日
商帆艤早霞
岸陰生液乳
洲暖長蘆芽
絢服侍臣馬
垂鬟公主車
驛門臨逈陌
亭子隱高葩
幸賴陪夫覽
還同星渚查



怨婦含情不能寐
早朝褰幌出欄楯
自言楚國名倡族
家是宮東宋王鄰
獨賴耶娘偏愛重
何圖見者以為神
庭前見舞鸞常顯
樓上吹蕭鳳末臻
四五芳期當順禮
出從君子正為嬪
男兒好事方有□
□□從□□□年
蕩子別來多歲月
挪堪夜夜掩空扉
要身屢驗真知瘦
眼險常啼謾似肥
合歡寂院寧蠲忿
萱草閑堂反召悲
可妬桃花徒映靨
牛憎柳葉尚舒眉
心如煎
眼不眠
良人不意思歸引
賤妾常吟薄命篇
胸上積愁應滿百
眼中行淚且成千
君不見閨怨□□
顏華直
為思君
塞路遐
奈何征人大無意
一別十年音信賒
桑下受金君豈咎
機中織錦詎能嘉
羅帳空
角枕凍
角枕羅帳恨無窮
春苑看花泣長安
宵閨埋線憶桑乾
頹思嫩聽門前鵲
衰面慙當鏡裡鶯
願君莫學班定遠
慊慊徒老白雲端



比來朔雁度干番
一箇封書本曾看
遙想燕山涼氣早
誰堪砧杵搗衣難
真珠暗箔秋風閇
楊柳疏窗夜月寒
不計別怨經歲序
唯知曉鏡玉顏殘



折楊柳 一首 御製



楊柳正亂絲
春深攀折宜
花寒邊地雪
葉暖妓樓吹
久戍歸期遠
空閨別怨悲
短蕭無異曲
總是長相思



奉和折楊柳 一首 巨識人



楊柳東風序
千條搖颺時
邊山花映□
虛牖葉嚬眉
樓上春蕭怨
城頭曉角悲
君行音信斷
攀折欲寄誰



故關柳


十詠二首之二
小臣常有蒲柳性,恩煦不畏嚴霜飛。



柳歛眉於天苑,菊映皃於故欄,綵燕去而林巢閴,文魚聚以苔水寒。



池の汀には、柳、梅、桜、行来久しき姫小松、草花は、牡丹、芍薬、葵、撫子、桔梗、刈萱、女郎花、其の外花の数を調へ、四季の色を揃へたり。



いはやなき

藤原すけみ
いはやなき

藤原すけみ
Фудзивара Сукэми

池水の
み草もとらで
青柳の
拂ふ志づえに
まかせてぞ見る
いけみづの
みくさもとらで
あをやぎの
はらふしづえに
まかせてぞみる


淺みどり
みだれてなびく
青柳の
色にぞ春の
風もみえける
あさみどり
みだれてなびく
あをやぎの
いろにぞはるの
かぜもみえける


青柳の
枝にかゝれる
春雨は
いともてぬける
玉かとぞみる
あをやぎの
えだにかかれる
はるさめは
いともてぬける
たまかとぞみる


淺みどり
染めてみだれる
青柳の
糸をば春の
風やよるらむ
あさみどり
そめてみだれる
あをやぎの
いとをばはるの
かぜやよるらむ


吹く風に
亂れぬ岸の
青柳は
いとゞ浪さへ
よればなりけり
ふくかぜに
みだれぬきしの
あをやぎは
いとどなみさへ
よればなりけり


おしなべて
木のめも今は
春風の
吹くかたみゆる
青柳の糸
おしなべて
このめもいまは
はるかぜの
ふくかたみゆる
あをやぎのいと


うちはへて
世は春ならし
吹く風も
枝をならさぬ
青柳の糸
うちはへて
よははるならし
ふくかぜも
えだをならさぬ
あをやぎのいと


佐保姫の
糸そめかくる
青柳を
ふきなみだりそ
春の山かぜ
さほひめの
いとそめかくる
あをやぎを
ふきなみだりそ
はるのやまかぜ


いかなれば
氷はとくる
春かぜに
むすぼゝるらむ
青柳の糸
いかなれば
こほりはとくる
はるかぜに
むすぼゝるらむ
あをやぎのいと


古郷の柳をよめる

源道濟

О ивах в родном селении

Минамото Митинари

天徳四年内裏の歌合に柳をよめる

平兼盛
天徳てんとく四年内裏の歌合うたあはせやなぎをよめる

平兼盛たひらのかねもり
Тайра Канэмори

古里の
み垣の柳
はる〴〵と
たがそめかけし
淺みどりぞも
ふるさとの
みかきのやなぎ
はるばると
たがそめかけし
あさみどりぞも
В родном селенье
Ограду из ив
Вдали
Кто окрасил
В бледно зелёный цвет?

風ふけば
柳の糸の
かたよりに
靡くにつけて
過ぐる春かな
かぜふけば
やなぎのいとの
かたよりに
なびくにつけて
すぐるはるかな
Лишь задует ветер,
И ветви ив
Клонятся в одну сторону,
И вместе с этим
Проходит весна.

柳絲隨風といふ心を

院御製

О том, как ветви ив колышутся на ветру

Император

百首の歌の中に柳をよめる

春宮大夫公實

Среди ста песен есть такая: об иве

Киндзанэ

朝まだき
吹きくる風に
任すれば
かたより志ける
青柳の糸
あさまだき
ふきくるかぜに
まかすれば
かたよりしける
あをやぎのいと
Если оставить
На волю ветра,
Подувшего ранним утром,
Склонятся в одну сторону
Веточки зелёных ив.

池邊柳をよめる

源雅兼朝臣

О ивах возле пруда

Минамото Масаканэ

風ふけば
なみのあやおる
池水に
糸ひきそふる
岸のあを柳
かぜふけば
なみのあやおる
いけみづに
いとひきそふる
きしのあをやぎ
Лишь задует ветер,
На рисунке волн
На воде пруда
Ветви тянутся, дрожат
Зелёных ив прибрежных.

歌経標式 > 和歌七病 (Семь болезней вака)
㫖母我孔能
㫖泡留夜那疑能
しもがれの
しぼるやなぎの
歌経標式 > 和歌七病 (Семь болезней вака)
和我夜那疑
表利能伊止尒
那留麻弖耳
表那具宇礼太美
何氣弖俱表他利
わかやなぎ
みどりのいとに
なるまでに
みなぐうれしみ
かけてくみたり
若いけあらば、嶋ニハ、松柳、釣殿のほとりニハかへでやうの、夏こだちすずしげならん木をうふべし。



「遠江の浜柳」といひかはしてあるに、

Он глубоко понял меня, и мы поклялись друг другу, что дружба наша устоит против всех испытаний, словно «ива у реки Адо'[122], в О̀ми, дальней стороне».


Цитата из стихотворения поэта Та̀бито (антология «Манъёсю», т. 7):
«Падает на землю град…
В Оми, дальней стороне,
Ива у реки Адо,
Нож ту иву не режет,
Срежут, — вновь она растет,
Ива у реки Адо».
(Перевод А.Е. Глускиной)
和菅祭酒賦朱雀衰柳作



暇日除煩想
春風鑽楚詞
搪閑啼鳥換
門掩世人稀
初笋篁邊出
遊絲柳外飛
寥寥高枕臥
庭樹落花時



高瀬さす
六田の淀の
やなぎはら
みどりも深く
霞む春かな
たかせさす
むつたのよどの
やなぎはら
みどりもふかく
かすむはるかな
Весна.
Уж дымка затянула
Юную зелень ив на берегу пруда
И бакенщика
Утлый челн...

なかなかに
風のほすにぞ
みだれける
雨にぬれたる
青柳のいと
なかなかに
かぜのほすにぞ
みだれける
あめにぬれたる
あをやぎのいと
Зыблются все быстрей,
Чтоб ветер их просушил,
Спутаны, переплелись,
Вымокли под весенним дождём
Нити зелёной ивы.

風ふくと
えだをはなれて
おつまじく
はなとぢつけよ
あをやぎのいと
かぜふくと
えだをはなれて
おつまじく
はなとぢつけよ
あをやぎのいと


吹きみだる
風になびくと
みる程に
春をむすべる
青柳の糸
ふきみだる
かぜになびくと
みるほどに
はるをむすべる
あをやぎのいと


やなぎはら
かはかぜふかぬ
かげならば
あつくやせみの
こゑにならまし
やなぎはら
かはかぜふかぬ
かげならば
あつくやせみの
こゑにならまし


さくらにならびてたてりける柳に、花のちりかかりけるをみて



百敷や
大宮人の
たまかづら
かけてぞなびく
あを柳のいと
ももしきや
おほみやひとの
たまかづら
かけてぞなびく
あをやぎのいと


たをやめの
柳のかづら
春かけて
玉のかざしに
貫ける白露
たをやめの
やなぎのかづら
はるかけて
たまのかざしに
ぬけるしらつゆ


みわたせは
柳桜を
こきませて
宮こそ春の
錦なりける
みわたせは
やなきさくらを
こきませて
みやこそはるの
にしきなりける
Вижу издалека —
цветы бело-розовой вишни
вместе с зеленью ив
разукрасили всю столицу драгоценной вешней парчою…

青柳の
糸になき名ぞ
立ちにける
夜くる人は
我ならねども
あをやぎの
いとになきなぞ
たちにける
よるくるひとは
われならねども


青柳の
糸を緑に
よりかけて
あはずば春に
なにを染めまし
あをやぎの
いとをみどりに
よりかけて
あはずばはるに
なにをそめまし


青柳の
糸よりつたふ
しら露を
たまとみるまで
春雨ぞふる
あをやぎの
いとよりつたふ
しらつゆを
たまとみるまで
はるさめぞふる
От ив зелёных
Отлетающие капли
Росы белой
Кажутся жемчугом —
Так сильно дождь льёт!

春くれば
櫻こきまぜ
青柳の
かつらき山ぞ
にしきなりける
はるくれば
さくらこきまぜ
あをやぎの
かつらきやまぞ
にしきなりける
Приходит весна,
И гора Кадзураки,
Где ивы молодые
Смешались с сакурой,
Парчою выглядит!
青柳のかつら—Украшения из ивы?
青柳の
糸も皆こそ
絶えにけれ
春の殘りは
今日ばかりとて
あをやぎの
いともみなこそ
たえにけれ
はるののこりは
けふばかりとて


青柳の
春とともには
絶えにけむ
また夏引の
糸はなしやは
あをやぎの
はるとともには
たえにけむ
またなつひきの
いとはなしやは


夾路柳繁と云ふ事を

前關白左大臣一條



枝かはす
柳がしたに
跡絶えて
緑にたどる
はるのかよひぢ
えだかはす
やなぎがしたに
あとたえて
みどりにたどる
はるのかよひぢ
Под ветками ивы,
Что меняются,
Пропали следы...
До зелени добрался
Нахоженный путь весны.

やまひめの
としのをながく
よりかけて
はるはたえせぬ
あをやぎの糸
やまひめの
としのをながく
よりかけて
はるはたえせぬ
あをやぎのいと

青柳の糸

Взято с Biglobe
みふゆつき
はるしきぬれば
あをやぎの
かづらきやまに
霞たなびく
みふゆつき
はるしきぬれば
あをやぎの
かづらきやまに
かすみたなびく

[2]

Взято с Biglobe
ふる里の
朽木の柳
いにしへの
名殘は我も
あるかひぞなき
ふるさとの
くちきのやなぎ
いにしへの
なごりはわれも
あるかひぞなき


うちなびき
春立ちぬらし
我が門の
柳のうれに
鶯なきつ
うちなびき
はるたちぬらし
わがかどの
やなぎのうれに
うぐひすなきつ

* Включено в Манъёсю, 1819
流水なもしそのけれバ、柳九本をうゑて青竜の代とす。



河の瀬に
亂れてうつる
青柳の
みどりは波の
色かとぞ見る
かはのせに
みだれてうつる
あをやぎの
みどりはなみの
いろかとぞみる


春はまづ
なびきにけりな
佐保姫の
そむる手引の
青柳の糸
はるはまづ
なびきにけりな
さほひめの
そむるてびきの
あをやぎのいと


柳を

藤原信實朝臣

Об ивах

Фудзивара Нобудзанэ

淺みどり
玉ぬきみだる
あを柳の
枝もとをゝに
春雨ぞ降る
あさみどり
たまぬきみだる
あをやぎの
えだもとををに
はるさめぞふる


青柳の
打垂髮を
見せむとや
いづべき門に
まちたてるらむ
あをやぎの
うちたれがみを
みせむとや
いづべきかどに
まちたてるらむ


誰が里ぞ
霞のしたの
梅柳
おのれいろなる
をちかたのはる
たがさとぞ
かすみのしたの
うめやなぎ
おのれいろなる
をちかたのはる


みどり濃き
霞の志たの
山の端に
うすき柳の
色ぞこもれる
みどりこき
かすみのしたの
やまのはに
うすきやなぎの
いろぞこもれる


春雨に
めぐむ柳の
淺みどり
かつ見るうちも
色ぞ添ひ行く
はるさめに
めぐむやなぎの
あさみどり
かつみるうちも
いろぞそひゆく


いつはとも
心に時は
分かなくに
遠の柳の
はるになるいろ
いつはとも
こころにときは
わかなくに
とほのやなぎの
はるになるいろ


ひと方に
吹きつる風や
弱るらむ
なびきも果てぬ
青柳の糸
ひとかたに
ふきつるかぜや
よはるらむ
なびきもはてぬ
あをやぎのいと


はつかなる
柳の糸の
淺みどり
亂れぬほどの
春かぜぞ吹く
はつかなる
やなぎのいとの
あさみどり
みだれぬほどの
はるかぜぞふく


芳野川
岩浪はらふ
ふし柳
はやくぞはるの
いろは見えける
よしのかは
いはなみはらふ
ふしやなぎ
はやくぞはるの
いろはみえける


雨そゝぐ
柳が末は
長閑にて
をちのかすみの
色ぞくれゆく
あめそゝぐ
やなぎがすゑは
のどかにて
をちのかすみの
いろぞくれゆく


よる人も
なき青柳の
糸なれば
吹きくる風に
かつ亂れつゝ
よるひとも
なきあをやぎの
いとなれば
ふきくるかぜに
かつみだれつつ


淺みどり
柳の糸の
打ちはへて
今日も志き〳〵
春雨ぞ降る
あさみどり
やなぎのいとの
うちはへて
けふもしきしき
はるさめぞふる


昨日今日
世は長閑にて
降る雨に
柳が枝ぞ
志だりまされる
きのふけふ
よはのどかにて
ふるあめに
やなぎがえだぞ
しだりまされる


春風は
柳の糸を
吹きみだし
庭よりはるゝ
ゆふぐれのあめ
はるかぜは
やなぎのいとを
ふきみだし
にはよりはるる
ゆふぐれのあめ


五月雨に
きしの青柳
枝ひぢて
梢をわたる
よどのかはぶね
さみだれに
きしのあをやぎ
えだひぢて
こずゑをわたる
よどのかはぶね


秋風に
浮雲たかく
空澄みて
夕日になびく
きしのあをやぎ
あきかぜに
うきくもたかく
そらすみて
ゆふひになびく
きしのあをやぎ


庭深き
柳の枯葉
散りみちて
かきほあれたる
あきかぜの宿
にはふかき
やなぎのかれは
ちりみちて
かきほあれたる
あきかぜのやど


川遠き
夕日の柳
岸はれて
さぎのつばさに
あきかぜぞふく
かはとほき
ゆふひのやなぎ
きしはれて
さぎのつばさに
あきかぜぞふく


影よわき
柳がうれの
ゆふづくひ
寂しくうつる
秋の色かな
かげよわき
やなぎがうれの
ゆふづくひ
さびしくうつる
あきのいろかな


玉島や
落ちくるあゆの
河柳
下葉うち散り
あきかぜぞ吹く
たましまや
おちくるあゆの
かはやなぎ
したばうちちり
あきかぜぞふく


色變る
柳がうれに
風過ぎて
秋の日さむみ
はつかりのこゑ
いろかはる
やなぎがうれに
かぜすぎて
あきのひさむみ
はつかりのこゑ


もろくなる
柳の下葉
かつ散りて
秋物さむき
ゆふぐれの雨
もろくなる
やなぎのしたば
かつちりて
あきものさむき
ゆふぐれのあめ


詠めやる
岡の柳は
枝さびて
雪まつそらの
くれぞさむけき
ながめやる
をかのやなぎは
えださびて
ゆきまつそらの
くれぞさむけき


ふればかつ
こほる朝げの
ふる柳
なびくともなき
雪の白糸
ふればかつ
こほるあさげの
ふるやなぎ
なびくともなき
ゆきのしらいと


あれぬ日の
夕べの空は
長閑にて
柳の末も
はるちかく見ゆ
あれぬひの
ゆふべのそらは
のどかにて
やなぎのすゑも
はるちかくみゆ


青柳の
かづらき山の
よそながら
君に心を
かけぬ日はなし
あをやぎの
かづらきやまの
よそながら
きみにこころを
かけぬひはなし


燕なく
軒端の夕日
かげきえて
柳にあをき
にはのはるかぜ
つばめなく
のきはのゆふひ
かげきえて
やなぎにあをき
にはのはるかぜ


春雨の
名殘の露の
玉かづら
みだれてむすぶ
あをやぎの糸
はるさめの
なごりのつゆの
たまかづら
みだれてむすぶ
あをやぎのいと


うち靡き
春さりくれば
道のべに
そめてみだるゝ
青柳の糸
うちなびき
はるさりくれば
みちのべに
そめてみだるる
あをやぎのいと


さほ姫の
かすみの袖は
青柳の
いともておれる
衣なるらし
さほひめの
かすみのそでは
あをやぎの
いともておれる
ころもなるらし


春風に
池の氷の
とけしより
結びかへたる
あをやぎのいと
はるかぜに
いけのこほりの
とけしより
むすびかへたる
あをやぎのいと


淺緑
野べのあを柳
出でゝみむ
糸を吹きくる
風はありやと
あさみどり
のべのあをやぎ
いでてみむ
いとをふきくる
かぜはありやと


見渡せば
佐保の河原に
くりかけて
風によらるゝ
青柳の糸
みわたせば
さほのかはらに
くりかけて
かぜによらるる
あをやぎのいと


柳隨風と云ふ事を

西行法師

Сайгё-хоси

立ちならぶ
梢はあれど
青柳の
糸のみなびく
春かぜぞ吹く
たちならぶ
こずゑはあれど
あをやぎの
いとのみなびく
はるかぜぞふく


吹く風の
心も知らで
一かたに
なびきなはてそ
青柳のいと
ふくかぜの
こころもしらで
ひとかたに
なびきなはてそ
あをやぎのいと


飛鳥風
吹きにけらしな
たをやめの
柳のかづら
今靡くなり
あすかかぜ
ふきにけらしな
たをやめの
やなぎのかづら
いまなびくなり


今朝見れば
柳のまゆの
淺みどり
亂るゝまでに
春風ぞ吹く
けさみれば
やなぎのまゆの
あさみどり
みだるるまでに
はるかぜぞふく


淺緑
色そめかけて
はるかぜの
枝にみだるゝ
あを柳のいと
あさみどり
いろそめかけて
はるかぜの
えだにみだるる
あをやぎのいと


雨はれて
露の玉ぬく
青柳の
はなだの糸に
はるかぜぞ吹く
あめはれて
つゆのたまぬく
あをやぎの
はなだのいとに
はるかぜぞふく


かの西行が、「道のべに清水ながるる柳かげしばしとてこそたちとまりつれ」とよめるも、かやうの所にや。



植ゑおきし
ぬしなきあとの
柳原
なほそのかげを
人やたのまん
うゑおきし
ぬしなきあとの
やなぎはら
なほそのかげを
ひとやたのまん


紫式部日記 > #18 (XIX. 17-й день 9-й луны)
藏人少將道雅を御使にて、物の數々書きたる文、柳筥に入れて參れり。

Празднования на седьмой день после рождения принца проводились государевым двором. Митимаса, распорядитель в чине сёсё, от имени государя преподнес государыне ивовый ларец с вложенным в него списком даров.
* Митимаса – Фудзивара-но Митимаса (992—1054)
うへは、御直衣、小口奉り、宮は例の紅の御衣、紅梅、萌黄、柳、山吹の御衣、上には、葡萄染の織物の御衣、柳の上白の御小袿、紋も色もめづらしく今めかしき奉れり。

На государе были обычные придворные одежды – широкие штаны-хакама. Государыня же поверх обычной алой накидки одела накидки цветов сливы, свежей зелени, ивы, цветов ямабуки. Поверх этого – накидка лиловая, а потом ещё одна – бледно-зелёная с белым. Крой одежд и их цвета выглядели необычайно современно.

憂きことを
思ひ乱れて
青柳の
いとひさしくも
なりにけるかな
うきことを
おもひみだれて
あをやぎの
いとひさしくも
なりにけるかな


つれづれと
ながめふる日は
青柳の
いとど憂き世に
乱れてぞふる
つれづれと
ながめふるひは
あをやぎの
いとどうきよに
みだれてぞふる


絶ゆる世も
あらじとぞ思ふ
春を經て
風に片よる
青柳の糸
たゆるよも
あらじとぞおもふ
はるをへて
かぜにかたよる
あをやぎのいと


春の色は
柳のうへに
見え初めて
かすむ物から
空ぞ寒けき
はるのいろは
やなぎのうへに
みえそめて
かすむものから
そらぞさむけき


道のべの
朽ち木の柳
春来れば
あはれ昔と
しのばれぞする
みちのべの
くちこのやなぎ
はるくれば
あはれむかしと
しのばれぞする
У дороги
Засохшая ива
С приходом весны
О расцвете былом
С тоской вспоминает.
Встречается в ???
見わたせは
柳さくらを
こきませて
都そ春の
錦成ける
みわたせば
やなぎさくらを
こきまぜて
みやこぞはるの
にしきなりける
Издалека смотрю,
Как ветви розовые вишен
Сплелись с зелёными ветвями ив.
В весеннюю парчу
Столица нарядилась!

青柳の
糸よりかくる
春しもそ
みだれて花の
ほころびにける
あをやぎの
いとよりかくる
はるしもぞ
みだれてはなの
ほころびにける
Весна —
Зелёный занавес
Сплетает ива,
Меж тонких нитей
Цветы мелькают.

霞み渡る
岡の柳の
一もとに
長閑にすさぶ
はるのゆふかぜ
かすみわたる
をかのやなぎの
ひともとに
のどかにすさぶ
はるのゆふかぜ


吹くとなき
風に柳は
なびき立ちて
遠近かすむ
夕ぐれの春
ふくとなき
かぜにやなぎは
なびきたちて
をちこちかすむ
ゆふぐれのはる


舟つなぐ
かぜも緑に
なりにけり
六田の淀の
玉のをやなぎ
ふねつなぐ
かぜもみどりに
なりにけり
むつたのよどの
たまのをやなぎ


廣澤の
いけの堤の
柳かげ
みどりもふかく
はるさめぞ降る
ひろさはの
いけのつつみの
やなぎかげ
みどりもふかく
はるさめぞふる


春はまづ
なびく柳の
姿より
風も長閑けく
見ゆるなりけり
はるはまづ
なびくやなぎの
すがたより
かぜものどけく
みゆるなりけり


此里の
むかひの村の
垣根より
夕日をそむる
玉のをやなぎ
このさとの
むかひのむらの
かきねより
ゆふひをそむる
たまのをやなぎ


繰り返し
年經て見れど
青柳の
糸は舊りせぬ
みどりなりけり
ふりかへし
としへてみれど
あをやぎの
いとはふりせぬ
みどりなりけり


岸の上の
柳は痛く
老いにけり
幾世の春を
すぐしきぬらむ
きしのうへの
やなぎはいたく
をいにけり
いくよのはるを
すぐしきぬらむ


百敷の
大宮人の
かざしたる
志だり柳は
見れどあかぬかも
ももしきの
おほみやひとの
かざしたる
しだりやなぎは
みれどあかぬかも


梅のはな
咲きたる園の
青柳は
鬘にすべく
なりにけらしも
うめのはな
さきたるそのの
あをやぎは
かづらにすべく
なりにけらしも


風になびく
柳の影も
そことなく
霞更け行く
春の夜のつき
かぜになびく
やなぎのかげも
そことなく
かすみふけゆく
はるのよのつき


見渡せば
柳櫻を
こき混て
都ぞ春の
錦也ける
みわたせば
やなぎさくらを
こきまぜて
みやこぞはるの
にしきなりける


青柳の
枝に懸れる
春雨は
絲以て貫ける
玉かとぞ見る
あをやぎの
えだにかかれる
はるさめは
いともてぬける
たまかとぞみる



青柳の
絲よりかくる
春しもぞ
亂れて花の
綻びにける

あをやぎの
いとよりかくる
はるしもぞ
みだれてはなの
ほころびにける


青柳の
眉に籠れる
絲なれば
春の來るにぞ
色增りける
あをやぎの
まゆにこもれる
いとなれば
はるのくるにぞ
いろまさりける


見渡せば
柳櫻を
こき混て
都ぞ春の
錦なりける
みわたせば
やなぎさくらを
こきまぜて
みやこぞはるの
にしきなりける


梅花帶雪飛琴上
柳色和煙入酒中



喜小樓西新柳抽條



巫女廟花紅似粉
昭君村柳翠於眉
誠知老去風情少
見此爭無一句詩



雲擎紅鏡扶桑日
春嫋黃珠嫩柳風



柳影繁初合詩



垂柳拂綠水詩



夕日移る
柳の末の
秋風に
そなたのかりの
こゑもさびしき
ゆふひうつる
やなぎのすゑの
あきかぜに
そなたのかりの
こゑもさびしき


きしちかみ
かすみも浪も
立よれば
みだれずみゆる
青柳の糸
きしちかみ
かすみもなみも
たちよれば
みだれずみゆる
あをやぎのいと

まよふ琴のね
わかのうらの柳をよめる

よむ人しらず 「まよふきんのね」



人のかたしへりける女をしのびてとりこめて侍ける頃、にはに柳のうちなびくをみて

「あらばあふよ」の内大臣


200016023 p17 L
つねよりも
いとゝみだるゝ
青柳は
もとみし人に
心よるらし
つねよりも
いとどみだるる
あをやぎは
もとみしひとに
こころよるらし

あらばあふよ
あだにちる
花に契を
むすび置て
はてはみだるゝ
青柳の糸
あだにちる
はなにちぎりを
むすびおきて
はてはみだるる
あをやぎのいと

四季物語

проверить 置
淺みどり
まづ色増る
青柳の
糸より春は
くるにやあるらむ
あさみどり
まづいろまさる
あをやぎの
いとよりはるは
くるにやあるらむ


玉柳
みどりの枝の
よわければ
うぐひすとむる
力だになし
たまやなぎ
みどりのえだの
よわければ
うぐひすとむる
ちからだになし


水邊柳



里にくむ
ふるかはかみの
かげになりて
柳のえだも
水むすびけり
さとにくむ
ふるかはかみの
かげになりて
やなぎのえだも
みづむすびけり


正平十六年內裏にて人々題をさぐりて百首哥讀侍ける時,柳を

權大納言公夏

Исполняющий обязанности Старшего советника Двора господин [То:ин] Киннацу

靑柳の
みどりうつろふ
川の瀬に
なびく玉藻も
數やそふらん
あをやぎの
みどりうつろふ
かはのせに
なびくたまもも
かずやそふらん


春風に
けづりもやらぬ
神なびの
みむろのきしの
靑柳の糸
はるかぜに
けづりもやらぬ
かみなびの
みむろのきしの
あをやぎのいと


山もとの
柳の梢
うちなびき
風にしたがふ
せみのもろごゑ
やまもとの
やなぎのこずゑ
うちなびき
かぜにしたがふ
せみのもろごゑ


あをやぎの
いろのいとにて
むすびてし
うらみをとかで
春のくれぬる
あをやぎの
いろのいとにて
むすびてし
うらみをとかで
はるのくれぬる


大納言、「いみじく候ふわざかな。こたみは誰もえ詠みえぬたびに侍るめり。中にも公任をこそ、さりともと思ひ給ひつるに、『岸の柳』といふ事を詠みたれば、いと異様なる事なりかし。これらだにかく詠みそこなへば、公任はえ詠み侍らぬもことはりなれば、許したぶべきなり」と、さまざまに逃がれ申し給へど、殿、あやにくに責めさせ給へば、