三輪山乎
然毛隠賀
雲谷裳
情有南畝
可苦佐布倍思哉
みわやまを
しかもかくすか
くもだにも
こころあらなも
かくさふべしや
Горы Мива!
Неужели скроетесь теперь навеки?
О, когда бы в небе этом
Облака имели сердце,
Разве скрыли б вас от взора?

玉尅春
内乃大野尓
馬數而
朝布麻須等六
其草深野
たまきはる
うちのおほのに
うまなめて
あさふますらむ
そのくさふかの
На сверкающих яшмой широких полях Утину,
В ряд построив коней,
Выезжает охотиться он поутру,
И, наверное, кони безжалостно топчут
Эти густо заросшие свежей травою поля…

山越乃
風乎時自見
寐<夜>不落
家在妹乎
懸而小竹櫃
やまごしの
かぜをときじみ
ぬるよおちず
いへなるいもを
かけてしのひつ
Прилетевший с гор холодный ветер
Дует необычною порой…
Каждой ночью, спать ложась в разлуке,
О любимой, что осталась дома,
Полон я заботы и тоски!

樂浪之
思賀乃辛碕
雖幸有
大宮人之
船麻知兼津
ささなみの
しがのからさき
さきくあれど
おほみやひとの
ふねまちかねつ
В Сига, в Садзанами,
Карасаки мыс
Мирно процветает и теперь,
Все же с царской свитой кораблей
Он не сможет больше встретить здесь!

雖見飽奴
吉野乃河之
常滑乃
絶事無久
復還見牟
みれどあかぬ
よしののかはの
とこなめの
たゆることなく
またかへりみむ
Ах, сколько ни гляжу, не наглядеться мне!
Прекрасны воды рек, что в Ёсину струятся,
Конца не зная…
Так же без конца
К ним буду приходить и любоваться.

山川毛
因而奉流
神長柄
多藝津河内尓
船出為加母
やまかはも
よりてつかふる
かむながら
たぎつかふちに
ふなでせすかも
Реки, горы — и они,
Чтя тебя, приносят дань,
По веленью божества
На средину быстрых рек
Выплывают корабли…

あづさゆみ
ま弓つき弓
年をへて
わがせしがごと
うるはしみせよ
あづさゆみ
まゆみつきゆみ
としをへて
わがせしがごと
うるはしみせよ
Лук "адзуса", лук "ма",
лук "цуки", — их много...
Ну, что ж... Люби
его, как я
любил тебя все эти годы.
Смысл этого стихотворения обычно толкуют так: "Луков всяких видов, сортов очень много; каждый из них имеет свои достоинства. Так и мужчины: их тоже может быть несколько. Жила со мною, теперь живи с другим. Все в порядке вещей,- желаю тебе счастья". Таков наружный смысл стихов; внутренний же заключает в себе упрек за непостоянство и вероломство, и упоминание о луках имеет другое значение: "Знай, как луков много, так много бывает и причин; и если я тебе не писал и к тебе не возвращался, значит не мог я, были на то причины".
あづさ弓
ひけどひかねど
昔より
心はきみに
よりにし物を
あづさゆみ
ひけどひかねど
むかしより
こころはきみに
よりにしものを
Лук "адзуса"... — Натянешь
иль нет его, но все же —
с начала самого душа
моя, как прежде,
тебе принадлежит
Как края лука, при натягивании его, сходятся друг с другом, так и мы сойдемся вновь или нет, но только... и т.д.
くらべこし
ふりわけがみも
かたすぎぬ
きみならずして
たれかあぐべき
くらべこし
ふりわけがみも
かたすぎぬ
きみならずして
たれかあぐべき
Чем мерялись с тобою мы, —
волосы, в две струи ниспадавшие,
у меня уж ниже плеч.
И если, милый друг, не ты,
то кто ж их приласкает?

君がため
たをれる枝は
春ながら
かくこそ秋の
もみぢしにけれ
いつのまに
うつろふいろの
つきぬらん
きみがさとには
はるなかるらし
Когда же успел
бывший пышным цветок
так отцвести?
В твоей стороне, видно, милый,
уже не весна...
Дама в своем стихотворении дает совершенно противоположное толкование символу, посланному ей с дороги кавалером, и его словам о нем: тот хотел сказать, что страсть его всегда алеет ярким цветом, как этот клен, несмотря на все неблагоприятные обстоятельства - весеннее время, неурочное для покраснения листвы дерев, - т. е. несмотря на необходимость разлуки, она же берет образ той же ветки уже в связи с осенью: красный клен - символ осени, угасающей любви.
忘れ草
ううとだにきく
物ならば
思ひけりとは
しりもしなまし
わすれぐさ
ううとだにきく
ものならば
おもひけりとは
しりもしなまし
Если б я только
услышал, что ты
хоть траву забвенья сеешь, —
тогда б я хоть знал,
что любила меня.

中ぞらに
たちゐるくもの
あともなく
身のはかなくも
なりにけるかな
なかぞらに
たちゐるくもの
あともなく
みのはかなくも
なりにけるかな
Как в небе чистом
облака плывущие бесследно
исчезают,
так и мой удел —
быстротечным станет

あまぐもの
よそにのみして
ふることは
わがゐる山の
風はやみなり
あまぐもの
よそにのみして
ふることは
わがゐるやまの
かぜはやみなり
Туда, назад, — всё время
брожу по небу я...
И это оттого, что там,
на той горе, где жил я,
ветер так силён...

紅に
にほふがうへの
しらぎくは
をりける人の
そでかとも見ゆ
くれなゐに
にほふがうへの
しらぎくは
をりけるひとの
そでかともみゆ
Алость и блеск,
и поверх их — белый снег, —
то, ветку сломившей, —
так кажется мне, —
не цвет рукавов ли?
Кавалер намекает на одежды разного цвета, надевавшиеся в те времена женщинами одна поверх другой. Их цвета можно усмотреть из открытых, широких рукавов, у отверстия которых все эти одежды располагаются различной длины каймами. "Алость и блеск" в первом стихотворении означают любовную страсть, пылкостью которой, как то известно даме, славился кавалер, "белый снег" — там же — его холодность в данном случае, т. е. по отношению к ней. Во втором стихотворении кавалер, делая вид, что он ничего не понял, парирует вызов дамы изящными, но ничего не говорящими образами.
けふこずば
あすは雪とぞ
ふりなまし
きえずはありとも
花と見ましや
けふこずば
あすはゆきとぞ
ふりなまし
きえずはありとも
はなとみましや
"Не приди я сегодня, —
завтра б, как снег,
опали они...
и пусть бы не стаял он, всё же —
можно ль признать его за цветы?
Кавалер хочет этими стихами отвести от себя упрек в "ненадежности", сделанный ему только что другом, и перенести его на этого последнего: "Сегодня ты еще меня встречаешь с дружеской любовью, но завтра: как эти вишни завтра, вероятно, осыплются, так же, может быть, — кто знает — завтра изменилось бы и твое отношение ко мне.. Были бы кое какие следы, остатки прежних чувств и отношений, но разве можно принять их за настоящую дружбу?"

Также включено в Кокинсю, 63
年だにも
とをとてよつは
へにけるを
いくたびきみを
たのみきぬらん
としだにも
とをとてよつは
へにけるを
いくたびきみを
たのみきぬらん
Если даже лет
десять раз четырежды
прошло с тех пор,
сколько ж раз ей приходилось
в тебе опору находить?

これやこの
あまのは衣
むべしこそ
きみがみけしと
たてまつりけれ
これやこの
あまのはごろも
むべしこそ
きみがみけしと
たてまつりけれ
Это что? Не та ли,
крылатая — с небес одежда?
Она, конечно!
Тебе же — в одеянье
ее преподнесли
Крылатая небесная одежда — образ отчасти мифологии, отчасти поэзии. Арицунэ так говорит об одеждах, присланных ему другом, ввиду того, что эти одежды были сделаны лично для последнего. "Преподнесли" — говорится о мастерах, преподнесших ему одежды по заказу друга.
См. "Повесть о Такэтори"
秋や来る
露やまがふと
思ふまで
あるは涙の
降るにぞありける
あきやくる
つゆやまがふと
おもふまで
あるはなみだの
ふるにぞありける
Что это — осень?
Роса ли? Иль слёзы
мои льются настолько,
что их принимаю
я за росу?
Включено также в Синкокинсю, 1496
とへばいふ
とはねばうらむ
むさしあぶみ
かかるをりにや
人はしぬらん
とへばいふ
とはねばうらむ
むさしあぶみ
かかるをりにや
人はしぬらん
Скажу тебе — не хорошо,
не скажу — укоры...
Мусаси стремена.
Не в таких ли случаях и смерть
уделом людей станет?
Слова "Мусаси стремена" здесь никакого особенного значения для смысла стихотворения не имеют. Кавалер лишь вновь повторяет тот образ, на котором были основаны и его приписка на конверте, и стихи дамы.
わが方に
よるとなくなる
みよしのの
たのむのかりを
いつかわすれむ
わがかたに
よるとなくなる
みよしのの
たのむのかりを
いつかわすれむ
Ко мне, все ко мне -
тех гусей, что кричат так
над гладью полей Миёсино,-
смогу ли когда-нибудь
их позабыть?

みなくちに
我や見ゆらん
かはづさへ
水のしたにて
もろごゑになく
みなくちに
我や見ゆらん
かはづさへ
水のしたにて
もろごゑになく
То — я там был,
что виднелся тебе в водоёеме...
И даже лягушки
на дне под водою
плачут со мной в один голос
Кавалер говорит здесь о водоеме по сходству умывальной лоханки с теми водоемами, которые устраивались средь межей на полях.
こもり江に
思ふ心を
いかでかは
舟さすさをの
さしてしるべき
こもりえに
おもふこころを
いかでかは
ふねさすさをの
さしてしるべき
Мысли сердца,
сокрытого, как в бухте тайной,
узнаю как я?
Веслом, пожалуй, — тем,
чем двигают ладью...

ふたりして
むすびしひもを
ひとりして
あひ見るまでは
とかじとぞ思ふ
ふたりして
むすびしひもを
ひとりして
あひみるまでは
とかじとぞおもふ
Ту шнуровку, что вдвоем
завязали мы,
одна я, вплоть до встречи
с тобой, и не сумею,
видно, развязать!
А.С. В Манъёсю есть похожая танка, хотя и не совпадает последними двумя строками: 2919
いとあはれ
なくぞきこゆる
ともしけち
きゆる物とも
我はしらずな
いとあはれ
なくぞきこゆる
ともしけち
きゆるものとも
われはしらずな
Да, в самом деле, слышу,
как жалобно рыдают.
Но то, что свет погас —
вот этого уж я
не знаю, право
Намек на буддийское верование о продолжении жизни после физической смерти.
名のみたつ
しでのたをさは
けさぞなく
いほりあまたと
うとまれぬれば
なのみたつ
しでのたをさは
けさぞなく
いほりあまたと
うとまれぬれば
Кукушка та, лишь о которой
сложилось имя так,
сегодня утром плачет...
Ведь в стольких хижинах от ней
так сторонятся люди!

おほぬさと
名にこそたてれ
流れても
つひによるせは
ありといふ物を
おほぬさと
なにこそたてれ
ながれても
つひによるせは
ありといふものを
Нуса большая... слава
такая создалась...
Ведь и струй течение
в конце концов находит
себе, как говорят, порог...
Включено в Кокинсю, 707
はつ草の
などめづらしき
ことのはぞ
うらなく物を
思ひけるかな
はつくさの
などめづらしき
ことのはぞ
うらなくものを
おもひけるかな
Травке младой,
зачем эти слова,
необычные столь?
Ведь открытым таким
тебя считала она...

あさつゆは
きえのこりても
ありぬべし
たれかこの世を
たのみはつべき
あさつゆは
きえのこりても
ありぬべし
たれかこの世を
たのみはつべき
Пусть будет,
что росинки утра
останутся и днем...
Но кто ж будет верить
мужчины чувствам?

吹風に
こぞの桜は
ちらずとも
あなたのみがた
人の心は
ふくかぜに
こぞのさくらは
ちらずとも
あなたのみがた
ひとのこころは
Пусть возможно, что вишен цветы,
хоть ветер и дует,
не осыплются с прошлого года, —
увы, трудно верить
женскому сердцу!

ゆく水に
かずかくよりも
はかなきは
おもはぬ人を
思ふなりけり
ゆくみづに
かずかくよりも
はかなきは
おもはぬ人を
おもふなりけり
Ещё безнадёжней,
чем цифры писать
на текущей воде,
любить человека,
что не любит тебя!
Включено в Кокинсю, 522
ゆくみづと
すぐるよはひと
ちる花と
いづれまててふ
ことをきくらん
ゆくみづと
すぐるよはひと
ちるはなと
いづれまててふ
ことをきくらん

В переводе отсутствует
むぐらおひて
あれたるやどの
うれたきは
かりにもおにの
すだくなりけり
むぐらおひて
あれたるやどの
うれたきは
かりにもおにの
すだくなりけり
Да, увы, заросло
травой сорной жилище
в запустеньи это...
И вот на мгновенье
столпились демоны тут
Слово "демон" не следует обязательно понимать в смысле ужасного существа; оно приложимо, как и в новой этнографической терминологии, вообще к духам. Здесь по смыслу скорей "милый демон".
うちわびて
おちぼひろふと
きかませば
我も田づらに
ゆかましものを
うちわびて
おちぼひろふと
きかませば
われもたづらに
ゆかましものを
Когда я услышу —
отчаявшись в жизни, что вы
колосья собираете,
пойду и я, пожалуй,
с вами на поля!
Стихотворение, конечно, шуточное, как и весь рассказ: подшучивание друг над другом.
名にしおはば
あだにぞあるべき
たはれじま
浪のぬれぎぬ
きるといふなり
なにしおはば
あだにぞあるべき
たはれじま
なみのぬれぎぬ
きるといふなり
Если б было всё — как имя,
то ветрен должен быть
наш "Забавы остров".
А говорят — напрасно
он прозван так...
Дама хочет убедить его в обратном. Если бы все соответствовало своему имени, то, конечно, он должен был бы окраситься, перейдя реку Сомэгава, т. е. рассматриваться с точки зрения обитателей этих мест. Но, однако, такого соответствия с именем нет, - пример "остров Забавы", - и виноват в своей репутации исключительно он сам.
とりとめぬ
風にはありとも
玉すだれ
たがゆるさばか
ひまもとむべき
とりとめぬ
かぜにはありとも
たますだれ
たがゆるさばか
ひまもとむべき
Неуловимым ветром
хоть и стал бы ты, —
в жемчужных занавесках
кто б тебе позволил
щель найти
Эпизод настолько сжато обрисован, что понимание его очень затруднительно. Скорее всего можно принять то толкование, по которому действие здесь происходит таким образом: в те времена существовал обычай в случае заинтересованности кем-нибудь сначала испытать это лицо анонимным письмом с соответствующим содержанием; так, по-видимому, случилось и здесь. Дама, желая впоследствии завязать любовную интригу с кавалером, послала ему такое и, может быть, не одно письмо, но дальше этого не шла. Тот же, будучи этим сильно заинтригован, досадовал на то, что не знает, где она. Возможность все же снестись с ней письменно объясняется, конечно, тем, что ее письма доставлялись ему особым посланцем, который брал от него и ответы для нее, не открывая в то же время ни имени дамы, ни ее местожительства.
こひしくは
きても見よかし
ちはやぶる
神のいさむる
みちならなくに
こひしくは
きてもみよかし
ちはやぶる
かみのいさむる
みちならなくに
В любви томишься? — Что же...
Попробуй — и приди!
Не путь то, на котором
потрясающе-стремительных
богов запрет лежит...

袖ぬれて
あまのかりほす
わたつうみの
見るをあふにて
やまむとやする
そでぬれて
あまのかりほす
わたつうみの
みるをあふにて
やまむとやする
И как сосна морская,
с промокшим платьем рыбаки —
которую жнут, сушат, —
за то свидание приняв,
на том остановиться хочешь?

いはまより
おふるみるめし
つれなくは
しほひしほみち
かひもありなん
いはまより
おふるみるめし
つれなくは
しほひしほみち
かひもありなん
Морские сосны, что растут
между скалами, —
всегда они бы были!
Прилив же, иль отлив,
а раковинки будут...

千々の秋
ひとつの春に
むかはめや
もみぢも花も
ともにこそちれ
ちぢのあき
ひとつのはるに
むかはめや
もみぢもはなも
ともにこそちれ
Осеней тысячи
можно ль сравнить
с весной хоть одною?
Однако и клён, и цветы
осыпаются равно...

しるしらぬ
なにかあやなく
わきていはん
おもひのみこそ
しるべなりけれ
しるしらぬ
なにかあやなく
わきていはん
おもひのみこそ
しるべなりけれ
Знаешь, кто я, иль нет, —
зачем же тут бесплодно —
так различать?
Любовь одна должна служить
верным руководством!

あさみこそ
そではひづらめ
涙河
身さへながると
きかばたのまむ
あさみこそ
そではひづらめ
なみだかは
みさへながると
きかばたのまむ
Ну, и мелко же, если
только рукав увлажняешь!
Вот, если услышу: тебя самого
понесло уж теченьем —
поверю...

したひもの
しるしとするも
とけなくに
かたるがごとは
こひぞあるべき
したひもの
しるしとするも
とけなくに
かたるがごとは
こひぞあるべき
Люблю тебя - не стану
вновь я говорить...
сама узнаешь, видя,
как твой исподний шнур
развязываться станет!
Намек на поговорку - поверье того времени: если мужчина очень любит женщину, у той сами собой распускаются завязки ее нижнего платья.
こひしとは
さらにもいはじ
したひもの
とけむを人は
それとしらなん
こひしとは
さらにもいはじ
したひもの
とけむをひとは
それとしらなん
Такого знака, чтобы
исподняя шнуровка
распускалась,- нет.
Уж лучше бы не прибегал
к таким намекам вовсе!
Дама хочет сказать, что ему нечего и обращать ее внимание на такую возможность: этого не будет, потому что он ее вовсе не любит, а только так говорит.
うぐひすの
花をぬふてふ
かさはいな
おもひをつけよ
ほしてかへさん


うぐひすの
はなをぬふてふ
かさはいな
おもひをつけよ
ほしてかへさん
Шляпы тех, где выткал
цветов узоры соловей, —
я не хочу. Вот лучше —
люби меня, и на огне
любви твоей просохну!
Ответ, построенный на игре слов: омои - "любовь", а и (хи) означает, кроме того, "пламень, огонь". Стихотворение - достойный ответ на затрагивание, чуть насмешливое, кавалера.
野とならば
うづらとなりて
なきをらん
かりにだにやは
君はこざらむ
のとならば
うづらとなりて
なきをらん
かりにだにやは
きみはこざらむ
Если полем станет, —
буду перепелкой
плакать в поле я...
Неужли на охоту
ты даже не придешь?
Включено в Кокинсю, 972 в немного другом виде.
田子の浦に
打ち出でてみれば
白妙の
富士の高嶺に
雪はふりつつ
たごのうらに
うちいでてみれば
しろたへの
ふじのたかねに
ゆきはふりつつ
К заливу Таго
Я выйду и словно бы вижу:
О, белотканый —
Над высокой вершиной Фудзи
Падает, падает снег.
Данное стихотворение взято из антологии «Синкокинсю», «Песни зимы», 675. Впервые помещено в «Манъёсю», 318 как «каэси-ута» («песня возвращения») к «Песне, сложенной Ямабэ-но Акахито, когда он любовался горой Фудзи».
身一つに
あらぬばかりを
おしなべて
行き廻りても
何か見ざらむ
みひとつに
あらぬばかりを
おしなべて
ゆきめぐりても
なにかみざらむ
Ведь не только же мне
Быть государем.
Государи будут сменять друг друга.
И если потом ты вернёшься сюда,
Почему ж тогда «не увидеть более»?
* (А.С.) Включено в Госэнсю, 1323
あらばこそ(*秋の)
初めも終ても
思ほえめ
今日にも逢はで
消えにしものを
あらばこそ
はじめもはても
おもほえめ
けふにもあはで
きえにしものを
Если бы он был жив,
Начало и конец [осени]
Различила бы я.
Но, не дождавшись нынешнего дня,
Угас он! —

なき人を
君がきかくに
かけじとて
泣く\/忍ぶ
ほどな恨みそ
なきひとを
きみがきかくに
かけじとて
なくなくしのぶ
ほどななやみそ
Я старалась,
Чтоб ты не услышал
О той, кого не стало,
Плакала тайно.
Так не укоряй же меня[54].
きかく(*聞くこと。ク語法。)

54. Поэтесса намекает, что не хотела лишний раз напоминать кавалеру о его утрате.
春の野に
生ひじとぞ思ふ
忘れ草
つらき心の
種しなければ
はるののに
おひじとぞおもふ
わすれぐさ
つらきこころの
たねしなければ
В весенних полях,
Думаю, и вовсе не растет
«Забудь-трава».
Ведь нету в сердце
И семян равнодушия[62].
62. Фрейлина укоряет сёсё за то, что тот позабыл ее. «Забудь-трава» – растение, которое, по старинному народному поверью, обладает силой изгонять из сердца память о любимой.
袂とも
しのばざらまし
秋風に
靡く尾花の
驚かさずば
たもととも
しのばざらまし
あきかぜに
なびくをばなの
おどろかさずば
О рукаве
Ты, верно, не вспомнил бы,
Если б под осенним ветром
Склоняющемуся мисканту обана
Не удивился.

夕ぐれに
物思ふ時は
神無月
われも時雨に
おとらざりけり
ゆふぐれに
ものおもふときは
かむなづき
われもしぐれに
おとらざりけり
В пору вечернего заката
Я полон тоски по тебе,
И десятой луны
Мелкий, холодный дождь
Не так сильно льется, как слезы мои —
*袖が赤く染まる意か。
柏木の
もりの下草
老いのよに
かかる思ひは
あらじとぞ思ふ
かしわぎの
もりのしたぐさ
をいのよに
かかるおもひは
あらじとぞおもふ
В дубовой
Роще трава
Пусть вырастает,
Но мысли эти
Оставь – так я разумею[73].
73. Эта и предыдущая танка помещены в Сёкукокинсю, 12, как диалог между Гэму-но мёбу и Масамунэ Хэндзё. (Авторство Масамунэ Хэндзё, по мнению комментаторов, недостоверно.) В Какайсё, 10, автором ответной танка назван Ёсиминэ Накацура.
わが宿に
色をりとむる
君なくは
よそにもきくの
花を見ましや
わがやどに
いろをりとむる
きみなくは
よそにもきくの
はなをみましや
Если бы не вы, государь,
У дома
Цвет сорвавший,
То на чужбине хризантемы
Цветок разве бы я увидала?[137]
137. Стихотворение содержит омонимы: кику – «хризантема» и «слышать», образующие второй смысл последних строк: хоть и получаю о вас известия, но могу ли увидеть вас? Слова «мой дом» (вага ядо), «чужбина» (ёсо), «государь» (кими) связаны по типу энго.
ゆく人も
とまるも袖の
涙川
みぎはのみこそ
ぬれまさりけれ
ゆくひとも
とまるもそでの
なみだがは
みぎはのみこそ
ぬれまさりけれ
У путников
И тех, кто остаётся.
Такие ж реки слёз на рукавах.
Но только берега их
Чересчур намокли...

駒にこそ
まかせたりけれ
はかなくも
心の来ると
思ひけるかな
こまにこそ
まかせたりけれ
はかなくも
こころのくると
おもひけるかな
Значит, это конь
Привез тебя сюда.
О, пустая мысль!
А я-то подумала,
Что привело тебя сердце[151].
151. Танка помещена в Госюсю, 13; третья строка: аянакумо.
ゆくすゑの
宿世を知らぬ
心には
君にかぎりの
身とぞいひける
ゆくすゑの
すくせをしらぬ
こころには
きみにかぎりの
みとぞいひける
Для сердца,
Не знающего, как жизнь
Может сложиться,
Только ты одна существуешь —
Вот что я скажу о себе.

藤原之
大宮都加倍
安礼衝哉
處女之友者
<乏>吉<呂>賀聞
ふぢはらの
おほみやつかへ
あれつくや
をとめがともは
ともしきろかも
Как завидую я
Свите девушек юных,
Что родятся, сменив нас,
И будут служить после нас
При великом дворце Фудзивара!
* В примечании к текстам п. 52 и 53 указывается, что автор песен неизвестен.
* “Как завидую я…” — автор песни имеет в виду необычайную красоту местности, где расположен дворец, которым будет любоваться дворцовая свита и в грядущие годы (MG).
山里に
通ふこころも
絶えぬべし
ゆくもとまるも
こころぼそさに
やまさとに
かよふこころも
たえぬべし
ゆくもとまるも
こころぼそさに
В горную деревушку
Протянувшиеся нити сердца
И те порвались.
Верно, причиной одиночество,
Что охватило меня, уходящего, и тебя, оставшуюся —

紀の国の
むろのこほりに
ゆきながら
君とふすまの
なきぞわびしき
きのくにの
むろのこほりに
ゆきながら
きみとふすまの
なきぞわびしき
В страну Ки,
В уезд Муро,
Уезжаю,
Но как горько мне, что нет со мной
Тебя и теплых одежд[217].
217. Слово фусума теперь означает раздвижную дверь, раньше обозначало вид одежды, позднее – одеяло. Слово фусу имеет значение «лежать». Второй смысл последних строк танка: «Как жаль, что не могу лежать с тобой».
網代より
ほかには氷魚の
よるものか
知らずは宇治の
人に問へかし
あじろより
ほかにはひほの
よるものか
しらずはうじの
ひとにとへかし
Кроме адзиро,
Разве рыбка хио
куда-нибудь заходит?
Если не знаешь, спроси
У кого-нибудь из Удзи![222]
222. Автор танка хочет сказать, что он не ходит ни к какой другой даме. Удзи – название местности, славящейся обилием рыбы. Кроме того, удзи – «род», «племя», т. е. «Если не знаешь, то спроси у кого-нибудь из моих домашних».
垣ほなる
君が朝顔
見てしかな
かへりてのちは
ものや思ふと
かきほなる
きみがあさがほ
みてしかな
かへりてのちは
ものやおもふと
О, как бы мне увидеть
У изгороди твоего дома
Вьюнок «утренний лик»!
Чтоб узнать – вот вернулся,
А помнишь ли обо мне?[225]
225. Асагахо (асагао) – «утренний лик» – название вьюнка, содержит слово као – «лицо», т.е. «хотела бы я взглянуть на твое лицо, чтобы проверить, правдивы ли твои слова».
たましひは
をかしきことも
なかりけり
よろづの物は
からにぞありける
たましひは
をかしきことも
なかりけり
よろづのものは
からにぞありける
Душа, сказали вы...
Но ничего особого
В ней и нет.
Ведь все
Находится в теле[226].
226. По толкованиям некоторых комментаторов, две последние строчки означают: ведь, помимо вас, все может быть лишь пустой оболочкой.
大和物語 > #91 扇の香 (Аромат веера)
ゆゆしとて
忌みけるものを
わがために
なしといはぬは
たがつらきなり
ゆゆしとて
いみけるものを
わがために
なしといはぬは
たがつらきなり
То, что считают плохой приметой
И чего надо остерегаться,
Вы мне прислали.
«Нет» не сказали же вы.
Кому же должно быть горько?[232]
232. Танка помещена в Сандзёудайдзинсю [21], пятая строка «цураки нарикэри», а также в Кокинрокутё, 5 (раздел «Веера»), с небольшими изменениями. Автор хочет выразить ту мысль, что он обратился к даме с просьбой, не зная о существовании такой приметы, и раз она не отказала ему и прислала веер, то именно от нее исходит инициатива разрыва, что очень горько для него.
巣守にと
思ふ心は
とどむれど
かひあるべくも
なしとこそ聞け
すもりにと
おもふこころは
とどむれど
かひあるべくも
なしとこそきけ
В гнездышке
Думало сердце
Остаться.
Но услышал я:
Яйца там появиться не могут[244] —
244. Танка содержит омонимы: кахи – «яйцо» и кахи – «толк», «смысл». Таким образом, танка означает еще: «Нет смысла оставаться».
世をわぶる
涙ながれて
はやくとも
あまの川には
さやはなるべき
よをわぶる
なみだながれて
はやくとも
あまのかはには
さやはなるべき
Этот мир оплакивающие
Слезы льются,
Но так поспешно
В реку Небесную
Превращаться надо ли?[271]
271. Последние две строки танка означают: надобно ли было становиться монахиней (ама-но кава – «река» и ама – «монахиня»). Слова намида – «слеза», нагарэ – «течение», хаяку – «быстро», кава – «река» связаны по типу энго. Танка встречается в Хэйтю-моногатари, 38, в Кондзяку-моногатари, 30 («Повесть о том, как женщина, повстречавшая Хэйтю, приняла постриг», № 2).
からにだに
われ来たりてへ
露の身の
消えばともにと
契りおきてき
からにだに
われきたりてへ
つゆのみの
きえばともにと
ちぎりおきてき
Даже останкам ее
Пусть скажут, что я приходил.
Ведь если, подобно росе,
Таять – то вместе.
Такую давали мы клятву.

さても君
わすれけりかし
うぐひすの
鳴くをりのみや
思ひいづべき
さてもきみ
わすれけりかし
うぐひすの
なくをりのみや
おもひいづべき
И вправду, видно, ты
Забыл обо всем,
Если, только когда соловей
Запоет, обо мне
Вспоминаешь[279] —
279. Танка помещена в Кондзяку-моногатари, 30.
関川の
岩間をくぐる
みづあさみ
絶えぬべくのみ
見ゆる心を
せきがはの
いはまをくぐる
みづあさみ
たえぬべくのみ
みゆるこころを
Реки Сэкикава
Расщелины скал подмывающие
Воды мелки,
Подобно им, вот-вот иссякнет,
Кажется мне, твое сердце[284].
284. Танка содержит омонимы: Сэки в топониме Сэкикава и форма глагола сэку – «препятствовать», ивама – «расщелина между камнями» и «в то время, что говоришь», «пока даешь о себе знать», мидзу – «вода» и «не видеть». Второй смысл стиха складывается из этих намеков: «Если возникнут препятствия, то не станешь говорить со мной и видеться». Имеется в сборнике Мотоёсимикогосю.
なくなれど
おぼつかなくぞ
おもほゆる
声聞くことの
今はなければ
なくなれど
おぼつかなくぞ
おもほゆる
こゑきくことの
いまはなければ
Хоть и плачешь,
Но не очень-то
Верится мне.
Ведь голос не слышится
Мне сейчас.

ふればこそ
声も雲居に
聞こえけめ
いとどはるけき
心地のみして
ふればこそ
こゑもくもゐに
きこえけめ
いとどはるけき
ここちのみして
Только потому, что льет,
И голос в колодце из облаков
Слышится.
Все дальше и дальше [ты от меня] —
Одно я чувствую[290].
290. В танка обыгрывается слово фурэба («льет») в двух значениях: к себе дама относит «громко рыдать» (фуритатэтэ наку), к принцу значение «жить». «Ты живешь, и голос твой во дворце слышится»; «Я громко рыдаю, и тебе во дворце голос мой слышен».
もろともに
いざとはいはで
死出の山
などかはひとり
こえむとはせし
もろともに
いざとはいはで
しでのやま
などかはひとり
こえむとはせし
«Вместе
отправимся» не сказав,
Гору смерти
Отчего в одиночку
Ты решил перейти?[319] —
319. Сидэ-но яма – Гора смерти, по буддийским верованиям, крутая гора в стране мертвых.
あかつきの
ねざめの耳に
聞きしかど
鳥よりほかの
声はせざりき
あかつきの
ねざめのみみに
ききしかど
とりよりほかの
こゑはせざりき
Поутру, на рассвете,
Проснувшись,
Прислушивалась,
Но, кроме птичьего,
Никакой голос не был слышен.

ちぢの音は
ことばのふきか
笛竹の
こちくの声も
聞こえこなくに
ちぢのねは
ことばのふきか
ふゑたけの
こちくのこゑも
きこえこなくに
На тысячу голосов...
Не преувеличили ль вы?
Флейты из бамбука
«Котику» голос совсем
Не доносится[329].
329. В танка обыгрываются омонимы: котику – сорт бамбука и «приду». Фуки («раздувать», «дуть», «преувеличивать») – энго к слову фуэ – «флейта» (фуэ-во фуку – «играть на флейте»). Второй смысл танка: «Не раздуты ли ваши слова звуками флейты? Совсем не слышу я от вас, чтобы вы сказали мне „приду“».
いかなれば
かつがつものを
思ふらむ
なごりもなくぞ
われは悲しき
いかなれば
かつがつものを
おもふらむ
なごりもなくぞ
われはかなしき
Зачем говоришь ты,
Что мало
Люблю тебя.
Донельзя
Я печалюсь[334] —
334. Танка помещена в Синдзокукокинсю, 11.
竹取物語 > 蓬莱の玉の枝 (Жемчужная ветка с горы Xорай)
眞かと
聞きて見つれば
言の葉を
飾れる玉の
枝にぞありける

Я думала: истина!
Поверила я…
Все было поддельно:
Жемчужины слов
И жемчужные листья.

竹取物語 > 燕の子安貝 (Целебная раковина ласточки)
かひは斯く
ありけるものを
侘び果てて
死ぬる命を
救ひやはせぬ
かひはかく
ありけるものを
わびはてて
しぬるいのちを
すくひやはせぬ
О, как мечтал я
Бесценный дар отыскать!
Увы, все даром!
Ударом судьбы сражен,
Уж я не найду спасенья…

みがくれに
かくるばかりの
下草は
長からじとも
おもほゆるかな
みがくれに
かくるばかりの
したぐさは
ながからじとも
おもほゆるかな
В воде
Всегда прячущиеся
Водоросли
Не слишком длинны,
Думается мне[360].
360. В танка содержится намек на малый рост Коякуси-кусо, а также на то, что его чувство не продлится долго. Помещена в Синсэндзайсю, 11, где приписана Бива-садайдзину. Имеется также в Исэсю, где указывается тот же автор.
草枕
塵払ひに
唐衣
袂ゆたかに
たつを待てかし
くさまくら
ちりはらひに
からごろも
たもとゆたかに
たつをまてかし
С подушки из травы
Пыль убрать [приду].
Подожди, пока скрою
Расшитые рукава
Китайских одежд[366].
366. Танка перекликается со стихотворением из Исэ-моногатари, 17. Помещена в Мотоёсимикогосю, так же как и последующая. Рукава китайских, т. е. нарядных, одежд больше обычных, кроме того, было принято на ложе любви обмениваться рукавами, подстилать их в изголовье друг другу. Автор хочет сказать: «Подожди, пока я приду провести с тобою ночь».
大和物語 > #147 生田川 (Река Икута)
うかりける
わがみなそこを
おほかたは
かかる契りの
なからましかば
うかりける
わがみなそこを
おほかたは
かかるちぎりの
なからましかば
Печальное
Тело мое на дне.
Ах, если бы
Такой клятвы
Я не давала![402]
402. В слово минасоко – «речное дно» входит и слово ми – «тело».
あしからじ
とてこそ人の
わかれけめ
なにか難波の
浦もすみ憂き
あしからじ
とてこそ人の
わかれけめ
なにかなにはの
うらもすみうき
«Не будет тяжело» —
Так говорил ты,
Расставаясь со мной.
Отчего же теперь в Нанива-
Заливе жить печально?[405]
405. По содержанию эта песня не соответствует смыслу рассказа. Видимо, в первоначальном тексте Ямато-моногатари ее не было и это позднейшая вставка. Однако она приводится в Сюисю, 9 [541], и в Кондзяку-моногатари, 30 (в разделе 5). При этом порядок следования стихотворений обратный: сначала танка жены, потом – мужа. Ввиду употребления тех же омонимов, что и в предыдущем стихотворении, первая строка имеет еще смысл: «Не буду резать тростник».
折る人の
心にかよふ
ふじばかま
むべ色ことに
にほひたりけり
をるひとの
こころにかよふ
ふじばかま
むべいろことに
にほひたりけり
Подобен душе
Того, кто его сорвал,
Цветок фудзибакама,
Цвет его глубок,
И благовонен он[418].
418. Иро – «цвет» означает еще «любовь», т. е. «Любовь твоя глубока». Нихохи – «аромат», а также «блеск», «красота», т. е. «Так блестяще выражены [твои мысли в стихах]».
龍田川
岩根をさして
ゆく水の
ゆくへも知らぬ
わがごとやなく
たつたがは
いはねをさして
ゆくみづの
ゆくへもしらぬ
わがごとやなく
У реки Тацута
По подножиям скал
Вода бегущая
Пути не знает, как и я.
И, верно, подобно мне плачет [как та птица][420] —
420. Три первые строки танка связаны с двумя последними по принципу дзё.
見も見ずも
たれと知りてか
恋ひらるる
おぼつかなみの
今日のながめや
みもみずも
たれとしりてか
こひらるる
おぼつかなみの
けふのながめや
То видели, то не видели,
Узнав, кто я,
Полюбили ли вы?
Что же так невнимателен
Был сегодня ваш грустный взгляд? —
448. Эта танка помещена в Кокинсю, 11, Нарихирасю. ???
世をそむく
苔の衣は
ただひとへ
かさねばうとし
いざふたり寝む
よをそむく
こけのころもは
ただひとへ
かさねばうとし
いざふたりねむ
У отринувшего мир
Монашеская одежда
Одна всего.
Не одолжить – жестоко.
Что ж, может быть, ляжем вдвоем?[461] —
461. Касанэ – «одежда» имеет омонимом часть слова касанэба – «если не одолжить». Танка приводится в Госэнсю, 17, Коматисю, Хэндзёсю.
いささめに
吹く風にやは
なびくべき
野分すぐしし
君にやはあらぬ
いささめに
ふくかぜにやは
なびくべき
のわきすぐしし
きみにやはあらぬ
Краткое время
Дующий ветер
Клонить вас,
Выдержавшего осенние бури,
Не должен.

富士の嶺の
絶えぬ思ひも
あるものを
くゆるはつらき
心なりけり
ふじのねの
たえぬおもひも
あるものを
くゆるはつらき
こころなりけり
На самом деле
Дым от горы Фудзи —
От непрестанного огня,
А если курится – от равнодушия
Сердца это[473].
473. Автор хочет сказать, что он-то в самом деле любит, а сердце его дамы жестоко. Помимо куюру в танка имеются омонимы: омохи – «любовь» и хи – «огонь».
Таким образом, второй смысл стиха: «Как на вершине Фудзи не прекращается огонь, не прекращается моя любовь, и раскаиваться – значит жестокое иметь сердце». Помещена в Сёкугосэнсю, 13.
青丹吉
寧樂乃家尓者
万代尓
吾母将通
忘跡念勿
あをによし
ならのいへには
よろづよに
われもかよはむ
わするとおもふな
В твой дом, воздвигнутый в столице Нара,
Прекрасной в зелени листвы,
Я тысячи веков
К тебе являться буду,
Не думай, что тебя смогу я позабыть!

玉匣
将見圓山乃
狭名葛
佐不寐者遂尓
有勝麻之<自>
(玉匣
三室戸山乃)
たまくしげ
みむろのやまの
さなかづら
さねずはつひに
ありかつましじ
(たまくしげ
みむろとやまの)
Я увижу ларчик дорогой!
В Мимуро средь гор зелёный плющ растет,
Для влюблённых служит ложем он,
Если нам с тобой на нём не спать,
Я не в силах буду больше жить!
* “Зелёный плющ… для влюблённых служит ложем он” — речь идёт о так называемом санэкадзура (Kadsura japonica), или санакадзура, — плюще для майского ложа, упоминание о котором встречается во многих песнях М., и в частности в записях народных песен (см. кн. XIV). “Са” — сокр. от “сацуки” — “месяц май” (месяц посадки риса), как и в японских народных песнях в слове “саотомэ” — “майские девушки”, “нэ” — ложе. В таком толковании убеждает и значение глагола “санэру” — “спать с милым”, так как в мае земледельческие обряды, связанные с посадкой риса, заканчивались брачными играми на полях.
* Мимуро — священные горы, под этим названием известны и горы Мива (см. подробнее кн. XIII, п. 3222).
三薦苅
信濃乃真弓
不引為而
強<佐>留行事乎
知跡言莫君二
みこもかる
しなぬのまゆみ
ひかずして
しひさるわざを
しるといはなくに
Дивная трава срезается в Синану…
Из Синану ветку не согнув дугой,
Не слыхал никто, что тетиву натянут, —
Ты меня ведь не зовёшь с собою,
И не знаю я, пойду ли за тобой…
* Песня является ответом, написанным в аллегорическом плане. Автор сравнивает себя с тетивой. Натянуть тетиву — сделать своей женой.
梓弓
都良絃取波氣
引人者
後心乎
知人曽引
あづさゆみ
つらをとりはけ
ひくひとは
のちのこころを
しるひとぞひく
Тот человек, что ясеневый лук
Возьмёт и тетиву на нём натянет,
Тот человек,
Зовя тебя, мой друг,
Уверен в том, что верным будет сердце!

玉葛
花耳開而
不成有者
誰戀尓有目
吾孤悲念乎
たまかづら
はなのみさきて
ならずあるは
たがこひにあらめ
あはこひもふを
У жемчужного плюща
Расцветают лишь цветы,
Нет плодов на нем. —
Чья любовь слывет такой?
Я люблю тебя иначе, милый мой!
* “…Расцветают лишь цветы” — в песнях любви обычный образ “любви на словах”; “нет плодов” — значит возлюбленные не принадлежат друг другу.
吾岡之
於可美尓言而
令落
雪之摧之
彼所尓塵家武
わがをかの
おかみにいひて
ふらしめし
ゆきのくだけし
そこにちりけむ
Это, верно, приказали боги,
Что живут у моего холма,
Чтоб в селе у вас
Рассыпать по дороге
Жалкие остатки снега моего!

吾乎待跡
君之<沾>計武
足日木能
山之四附二
成益物乎
あをまつと
きみがぬれけむ
あしひきの
やまのしづくに
ならましものを
Когда ты меня ожидал,
Ты, кажется, вымок насквозь.
Как хотела бы стать, дорогой.
Той капелью в горах,
Распростертых вокруг…

<嘆>管
大夫之
戀礼許曽
吾髪結乃
漬而奴礼計礼
なげきつつ
ますらをのこの
こふれこそ
わがかみゆひの
ひちてぬれけれ
Оттого-то, что любит меня
Этот рыцарь отважный
И горюет все время, что меня полюбить довелось, —
На моих волосах из лилового шёлка повязка
Вся влажна и промокла насквозь…
* В песне использована поговорка: “хито-ни коирарэба юи-но ну-рэру” “коли любима кем — повязка в волосах промокнет (от слез)”, т. е. “быть любимой — знать слезы”. Одновременно в песне содержится намёк на то, что она тоже любит принца.
遊士尓
吾者有家里
屋戸不借
令還吾曽
風流士者有
みやびをに
われはありけり
やどかさず
かへししわれぞ
みやびをにはある
Я был всегда
Учтивым кавалером.
И тем, что даме я в приюте отказал
И вас домой обратно отослал,
Я доказал, что я учтивый кавалер!

小竹之葉者
三山毛清尓
乱友
吾者妹思
別来礼婆
ささのはは
みやまもさやに
さやげども
われはいもおもふ
わかれきぬれば
По дороге, где иду
На склонах гор,
Тихо-тихо шелестит бамбук…
Но в разлуке с милою женой
Тяжело на сердце у меня…

石見乃也
高角山之
木際従
我振袖乎
妹見都良武香
いはみのや
たかつのやまの
このまより
わがふるそでを
いもみつらむか
Там, в Ивами,
Возле гор Такацуну,
Меж деревьями густыми вдалеке,
Видела ли милая моя,
Как махал я ей, прощаясь, рукавом?

石見尓有
高角山乃
木間従文
吾袂振乎
妹見監鴨
いはみなる
たかつのやまの
このまゆも
わがそでふるを
いもみけむかも
Там, в Ивами,
Возле гор Такацуну,
Меж деревьями густыми вдалеке,
О, увидит ли любимая моя,
Как махать ей буду рукавом?

青駒之
足掻乎速
雲居曽
妹之當乎
過而来計類
(一云
當者隠来計留)
あをこまが
あがきをはやみ
くもゐにぞ
いもがあたりを
すぎてきにける
(あたりは
かくりきにける)
У вороного моего коня
Так бег ретив, что сразу миновали
Места, где милая моя живёт.
Как в небе облака,
Они далёки стали.

秋山尓
落黄葉
須臾者
勿散乱曽
妹之<當>将見
(一云
知里勿乱曽)
あきやまに
おつるもみちば
しましくは
なちりまがひそ
いもがあたりみむ
(ちりなまがひそ)
Несущиеся вихрем листья клёна среди осенних гор,
Хотя б на миг единый
Не опадайте, заслоняя всё от глаз,
Чтоб мог увидеть я
Ещё раз дом любимый!

石見之海
打歌山乃
木際従
吾振袖乎
妹将見香
いはみのうみ
うつたのやまの
このまより
わがふるそでを
いもみつらむか
Там, в Ивами,
Возле гор Такацуну,
Меж деревьями густыми вдалеке,
Видела ли, милая моя,
Как махал я ей, прощаясь, рукавом?
*Уцутану горы
鳥翔成
有我欲比管
見良目杼母
人社不知
松者知良武
あまがけり
ありがよひつつ
みらめども
ひとこそしらね
まつはしるらむ
Подобно птицам, что летают в небе,
Быть может, он являлся здесь потом
И видел всё,
Не знают только люди,
А сосны, может, ведают про то!
* Возможно, это ответ на одну из предыдущих песен — Окимаро или Арима (МС).
* В песне отражена вера в бессмертие души, которая встречается и в других песнях М. под влиянием буддизма.
久堅乃
天見如久
仰見之
皇子乃御門之
荒巻惜毛
ひさかたの
あめみるごとく
あふぎみし
みこのみかどの
あれまくをしも
О, как жаль, что пустынно
В покоях светлейшего принца,
На которого все мы взирали с надеждой,
Как глядят лишь обычно
На извечное небо!

茜刺
日者雖照者
烏玉之
夜渡月之
隠良久惜毛
あかねさす
ひはてらせれど
ぬばたまの
よわたるつきの
かくらくをしも
И хоть светит нам солнце,
Пустившее красные корни,
Но как жаль,
Что на небе скрывается месяц
Ночью чёрной, как чёрные ягоды тута!
* Императрица Дзито сравнивается здесь с солнцем, а почивший принц Хинамиси — с луной (хинамиси “наряду с солнцем”). Предполагают, что песня является каэси-ута к п. 199, сложенной во время пребывания останков принца Такэти в усыпальнице (прим. в тексте).
敷妙乃
袖易之君
玉垂之
越野過去
亦毛将相八方
(一云
乎知野尓過奴)
しきたへの
そでかへしきみ
たまだれの
をちのすぎゆく
またもあはめやも
(をちのにすぎぬ)
Ты, с кем стелила в изголовье
Из мягкой ткани рукава,
Упал, как с нити жемчуга,
Навек покинул поле в Оти,
И ей не встретиться с тобою никогда…

王者
神西座者
天雲之
五百重之下尓
隠賜奴
おほきみは
かみにしませば
あまくもの
いほへがしたに
かくりたまひぬ
Великий государь,
Ты богом был меж нами,
И потому среди небесных облаков,
Под многочисленными их слоями
От наших взоров скрылся ты…

妻毛有者
採而多宜麻之
<作>美乃山
野上乃宇波疑
過去計良受也
つまもあらば
つみてたげまし
さみのやま
ののへのうはぎ
すぎにけらずや
Если б с ним была его жена,
Может, набрала бы трав ему она,
И тогда не голодал бы он в пути,
Иль, быть может, среди гор Сами
Не собрать уже ухаги на полях?
* Ухаги (совр. “ёмэна”, Asteromaca indica или Aster indicus) — овощи невесты, их собирают во время обрядовых полевых игр (СП). Это многолетнее съедобное растение, цветет осенью бледно-лиловыми цветами, в пищу идут листья; растет в изобилии на полях у гор Сами.
不聴雖謂
語礼々々常
詔許曽
志斐伊波奏
強<語>登言
いなといへど
かたれかたれと
のらせこそ
しひいはまをせ
しひかたりとのる
Хоть и “нет” скажу вам я,
Но всегда вы просите меня,
Оттого, что “расскажи, расскажи!” твердили вы,
Говорить пришлось Сии,
А услышала от вас про навязчивый рассказ!

久堅乃
天歸月乎
網尓刺
我大王者
盖尓為有
ひさかたの
あめゆくつきを
あみにさし
わがおほきみは
きぬがさにせり
На вечных небесах
Плывущую луну
Канатом с высоты спустивши долу,
Себя украсил наш великий государь
Прекрасным золотым убором!

皇者
神尓之坐者
真木<乃>立
荒山中尓
海成可聞
おほきみは
かみにしませば
まきのたつ
あらやまなかに
うみをなすかも
Великий государь, недаром
Являешься ты богом на земле,
И потому средь гор пустынных,
Где возвышаются деревья хиноки,
Вдруг море удалось создать тебе!
* Деревья хиноки — в песнях М. называют часто “маки” “священные деревья”, “прекрасные деревья”. Словом “маки” обозначаются также сосны и криптомерии, т. е. те деревья, которые считаются священными.
* Есть разные толкования этой песни: 1) это — каэси-ута к п. 239, сложенная при виде большого пруда в Каридзи, и в ней восхваляется принц Нага; 2) это не каэси-ута, а самостоятельная песня, сложенная во время путешествия императора, и восхваляет императора, по приказу которого вырыли пруд; 3) песня сложена во время путешествия принца Нага, но восхваляет добродетель императора, по чьему приказу вырыт пруд. Полагаем, что песня могла быть использована во всех трех случаях. В старину часто одну и ту же песню исполняли в различных близких ситуациях, используя при этом и чужие песни, сложенные по аналогичному случаю.
* Слово “море” в период М. обозначало любое большое вместилище воды, но, по-видимому, здесь это гипербола, характерная для панегирической поэзии.
* Вариант песни 242.
王者
千歳<二>麻佐武
白雲毛
三船乃山尓
絶日安良米也
おほきみは
ちとせにまさむ
しらくもも
みふねのやまに
たゆるひあらめや
Великий государь, ты будешь жить
Здесь, на земле, бесчисленные лета,
Не будет никогда такого дня,
Когда б исчезли в небесах навеки
И облака средь пиков Мифунэ!

奥浪
邊波雖立
和我世故我
三船乃登麻里
瀾立目八方
おきつなみ
へなみたつとも
わがせこが
みふねのとまり
なみたためやも
И волны в море,
Волны возле берегов
Пускай встают и пенятся вокруг…
Но разве встанет в гавани волна,
Куда причалит друг на корабле своем?!

人不榜
有雲知之
潜為
鴦与高部共
船上住
ひとこがず
あらくもしるし
かづきする
をしとたかべと
ふねのうへにすむ
Как знак того,
Что больше не плывут здесь люди на ладьях,
И оси, и такабэ —
Ныряющие в море утки —
На тех ладьях покинутых живут.
* Оси, пли осидори (Aix gabriculata), и такабэ (Mergus serrator) — род диких уток.
何時間毛
神左備祁留鹿
香山之
<鉾>椙之本尓
薜生左右二
いつのまも
かむさびけるか
かぐやまの
ほこすぎのもとに
こけむすまでに
За незаметный срок
Так постарело все,
Что даже мох покрыл повсюду корни суги,
Что возвышаются прямые, как копье,
Вблизи вершин Кагуяма, на горных склонах!
* “За незаметный срок” — т. е. со времени смерти Такэти. Суги (Crypiorneria japonica) — японская криптомерия.
矢釣山
木立不見
落乱
雪驪
朝樂毛
やつりやま
こだちもみえず
ふりまがふ
ゆきにさわける
あしたたのしも
О, как весело сегодня поутру!
И кататься и валяться на снегу,
Что покрыл все белой пеленой,
И не видно даже рощи молодой
На вершине дальней Яцури!
* Перевод песни на современный язык обычно отсутствует. Текст и комментарии даны по К. Мор.
高山与
耳梨山与
相之時
立見尓来之
伊奈美國波良
かぐやまと
みみなしやまと
あひしとき
たちてみにこし
いなみくにはら
Вот долина Инамикунибара,
Где гора небес — гора Кагуяма
Начала с горою Миминаси спор,
И сошел с небес великий бог Або,
Чтобы посмотреть на этот спор.
* Согласно “Харима-фудоки”, речь шла о равнине в уезде Ибо, а не в уезде Инами, но именно в Инами легенда была известна в таком варианте (МС) (см. п. 13).

昔見之
象乃小河乎
今見者
弥清
成尓来鴨
むかしみし
きさのをがはを
いまみれば
いよよさやけく
なりにけるかも
Ныне вновь любовался
На малую речку
Киса, что я видел в далекие годы.
Насколько прозрачней
С тех пор она стала!

田兒之浦従
打出而見者
真白衣
不盡能高嶺尓
雪波零家留
たごのうらゆ
うちいでてみれば
ましろにぞ
ふじのたかねに
ゆきはふりける
Когда из бухты Таго на простор
Я выйду и взгляну перед собой,—
Сверкая белизной,
Предстанет в вышине
Вершина Фудзи в ослепительном снегу!
Помещено в «Огура Хякунин Иссю» в слегка изменённом виде.
百式紀乃
大宮人之
飽田津尓
船乗将為
年之不知久
ももしきの
おほみやひとの
にきたつに
ふなのりしけむ
としのしらなく
Сто мужей именитых
Императорской свиты,
Верно, здесь, в Нигитацу,
На ладьях отплывали…
Нам неведомы эти далёкие годы…

明日香河
川余藤不去
立霧乃
念應過
孤悲尓不有國
あすかがは
かはよどさらず
たつきりの
おもひすぐべき
こひにあらなくに
Там, где Асука воды,
Не покинет вдруг заводь
Туман, что покрыл все густой пеленою.
Не такой я любовью люблю,
Чтобы быстро прошла….
* Песня была сложена Акахито.
* Густой, долго не проходящий туман служит образом постоянства чувств.
越海乃
手結之浦<矣>
客為而
見者乏見
日本思櫃
こしのうみの
たゆひがうらを
たびにして
みればともしみ
やまとしのひつ
Когда взглянул я,
Находясь в пути,
На бухту Таюи в Коси, на море,—
Чудесной красотой сверкало все вокруг
И сердцу дорога была страна Ямато!

物部乃
臣之壮士者
大王<之>
任乃随意
聞跡云物曽
もののふの
おみのをとこは
おほきみの
まけのまにまに
きくといふものぞ
Недаром говорят,
Что славные мужи,
Придворные из воинского рода,
У государя нашего служа,
Во всем ему покорствовать готовы,

高按之
三笠乃山尓
鳴<鳥>之
止者継流
<戀>哭為鴨
たかくらの
みかさのやまに
なくとりの
やめばつがるる
こひもするかも
Как корона над троном,
Эти горы Микаса,
И как птицы там плачут,
Смолкнут, вновь зарыдают,—
Так любовь моя ныне не знает покоя…

木綿疊
手取持而
如此谷母
吾波乞甞
君尓不相鴨
ゆふたたみ
てにとりもちて
かくだにも
あれはこひなむ
きみにあはじかも
Пряжу наложив горой,
В руки я ее возьму
И, творя святой обряд,
Буду всей душой молить…
Неужели и тогда мне не встретиться с тобой?

築羽根矣
卌耳見乍
有金手
雪消乃道矣
名積来有鴨
つくはねを
よそのみみつつ
ありかねて
ゆきげのみちを
なづみけるかも
О пик Цукуба! Любоваться
Лишь издали тобою
Я не мог.
И, мучаясь в пути, где снег растаял,
Я все-таки поднялся на тебя!

嶋傳
敏馬乃埼乎
許藝廻者
日本戀久
鶴左波尓鳴
しまつたひ
みぬめのさきを
こぎみれば
やまとこほしく
たづさはになく
Когда, плывя, я огибаю
Мыс Минумэ,
Цепь островов в пути,
Тоскуя о стране Ямато,
Там часто плачут журавли…

山主者
盖雖有
吾妹子之
将結標乎
人将解八方
やまもりは
けだしありとも
わぎもこが
ゆひけむしめを
ひととかめやも
Пусть даже у горы
И были б стражи,
Но тот священный знак, что милая моя
Там завязать могла, любя,
О, разве развязать другая сможет?

千磐破
神之社四
無有世伐
春日之野邊
粟種益乎
ちはやぶる
かみのやしろし
なかりせば
かすがののへに
あはまかましを
Если б только этот храм святой,
Где всегда царит могучий бог,
Не стоял бы на моем пути,
Может быть, мне в Касуга- полях
Просо бы посеять довелось!
* Песня аллегорическая: если б у тебя не было женщины, которую ты любишь, я, пожалуй, согласилась бы встречаться с тобой; сеять просо — встречаться с милым, приходить на свидание.
吾祭
神者不有
大夫尓
認有神曽
好應祀
わがまつる
かみにはあらず
ますらをに
つきたるかみぞ
よくまつるべし
Не мой тот храм,
И в нем я не молюсь,
Там бог, которому мой рыцарь посвящен,
И бога своего
Обязан славить он!
* Бог, которому посвящен рыцарь, — жена Акамаро. Рыцарь — Акамаро.
吾妹兒之
屋前之橘
甚近
殖而師故二
不成者不止
わぎもこが
やどのたちばな
いとちかく
うゑてしゆゑに
ならずはやまじ
Цветы расцветших померанцев
В саду возлюбленной моей
Посажены так близко вами,
Поэтому я не оставлю их,
Пока не станут те цветы плодами!
* “Пока не станут те цветы плодами” — пока мы не соединимся браком.
逆言之
狂言等可聞
高山之
石穂乃上尓
君之臥有
およづれの
たはこととかも
たかやまの
いはほのうへに
きみがこやせる
То не выдумка, не ложь,
Не ошибка иль обман?
Что среди высоких гор,
Там, на каменной скале,
Ты лежишь, любимый мой?

隠口乃
泊瀬越女我
手二纒在
玉者乱而
有不言八方
こもりくの
はつせをとめが
てにまける
たまはみだれて
ありといはずやも
Не скажешь разве ты,
Что жемчуг дорогой,
Надетый на руки прекрасной девы,
В стране Хацусэ, запертой средь гор,
Теперь рассыпался навеки?..

河風
寒長谷乎
歎乍
公之阿流久尓
似人母逢耶
かはかぜの
さむきはつせを
なげきつつ
きみがあるくに
にるひともあへや
В стране Хацусэ, над рекой, где ветер
Исполнен холода,
Горюя без конца,
О, если б человека мог я встретить,
Который походил бы на тебя!

吾毛見都
人尓毛将告
勝壮鹿之
間<々>能手兒名之
奥津城處
われもみつ
ひとにもつげむ
かつしかの
ままのてごなが
おくつきところ
Видел это я сам
И другим собираюсь поведать
О Кацусика славной стране, где в уезде Мама,
Знаменитой красавицы девы младой Тэкона
Место вечного упокоенья…
* Легендарная красавица Тэкона неоднократно воспевается в песнях известных поэтов и в народных песнях М. (431, 1807, 3385, 3387 и др.). Тема о легендарной красавице сближает песню с народными песнями. Очень часто образ Тэкона ассоциируется с привычной женской работой в те далекие времена, а именно со срезанием и собиранием водорослей, которые служили пищей.
* Выражение Акахито “и другим собираюсь поведать” отмечается как указание на существовавшую в те времена преимущественно устную традицию.
昨日社
公者在然
不思尓
濱松之<於>
雲棚引
きのふこそ
きみはありしか
おもはぬに
はままつのうへに
くもにたなびく
О, ведь вчерашний день
Ты был еще здесь с нами!
И вот внезапно облаком плывешь
Над той прибрежною сосной
В небесной дали…
* “Облаком плывешь” — имеется в виду дым от погребального обряда сожжения. Считалось, что вместе с дымом улетает и душа умершего.
留不得
壽尓之在者
敷細乃
家従者出而
雲隠去寸
とどめえぬ
いのちにしあれば
しきたへの
いへゆはいでて
くもがくりにき
Ах, оттого что жизнь земную
Не удержать, любимая моя
Ушла из дома, где стелились
На ложе мягкие шелка,
И в облаках навеки скрылась…
* “И в облаках навеки скрылась” — см. п. 444.
長夜乎
獨哉将宿跡
君之云者
過去人之
所念久尓
ながきよを
ひとりやねむと
きみがいへば
すぎにしひとの
おもほゆらくに
Когда ты говоришь:
“Как я смогу уснуть ночами долгими один?” —
Я вспоминаю
Всегда с тоской о той,
Которой не вернуть!

時者霜
何時毛将有乎
情哀
伊去吾妹可
<若>子乎置而
ときはしも
いつもあらむを
こころいたく
いゆくわぎもか
みどりこをおきて
Всегда мог наступить — я это знал —
Для меня разлуки вечной срок,
Но так больно было сердцу, что ушла
Милая, любимая жена,
Мне оставив малое дитя…

吾王
天所知牟登
不思者
於保尓曽見谿流
和豆香蘇麻山
わがおほきみ
あめしらさむと
おもはねば
おほにぞみける
わづかそまやま
Не думал я,
Что наш великий государь
Решил отныне править небесами,
И Вадзука-гора
Казалась мне чужой!

波之吉可聞
皇子之命乃
安里我欲比
見之活道乃
路波荒尓鷄里
はしきかも
みこのみことの
ありがよひ
めししいくぢの
みちはあれにけり
Дорога, что идет между горами
По склонам Икудзи, куда ходил всегда
И любовался ею
Принц, любимый нами,
Навеки опустела без него…

打背見乃
世之事尓在者
外尓見之
山矣耶今者
因香跡思波牟
うつせみの
よのことにあれば
よそにみし
やまをやいまは
よすかとおもはむ
Все это
Мира бренного дела.
И потому гора простая,
Что раньше мне чужой была,
Теперь навеки близкой стала!

山羽尓
味村驂
去奈礼騰
吾者左夫思恵
君二四不<在>者
やまのはに
あぢむらさわき
ゆくなれど
われはさぶしゑ
きみにしあらねば
Как шумят, летая между гребней гор,
Птицы адзи, собираясь стаей,
Проходя, шумит народ вокруг,
Но печально нынче у меня на сердце,
Оттого, что нет тебя со мной…

風乎太尓
戀流波乏之
風小谷
将来登時待者
何香将嘆
かぜをだに
こふるはともし
かぜをだに
こむとしまたば
なにかなげかむ
Пусть это был не он, а только ветер,
Но это знак, что любит он тебя,
Я зависти полна.
Когда бы я ждала и вдруг подул бы ветер,
О чем тогда я стала б горевать?

今耳之
行事庭不有

人曽益而
哭左倍鳴四
いまのみの
わざにはあらず
いにしへの
ひとぞまさりて
ねにさへなきし
Все это не дела
Лишь нынешних времен,
И люди в старину, бывало,
Куда сильней любили, чем теперь,
И даже в голос плакали немало!
* Ответ на предыдущую песню (К.), ТЮ считает, что песни 498, 499 являются ответами на две предыдущие (496, 497), и высказывает предположение, что 498 и 499 — песни жены Хитомаро. Принимая во внимание то, что песни кн. IV — это пссни-переклички (обмен посланиями), и учитывая характер и содержание их, предположение ТЮ представляется обоснованным.
白<細>乃
袖解更而
還来武
月日乎數而
徃而来猿尾
しろたへの
そでときかへて
かへりこむ
つきひをよみて
ゆきてこましを
О, верно, уходя, все буду я считать
И месяцы, и дни,
Когда вернусь под нашу кровлю,
И вновь друг другу мы постелим в изголовье
Одежды белотканной рукава…

吾以在
三相二搓流
絲用而
附手益物
今曽悔寸
わがもてる
みつあひによれる
いともちて
つけてましもの
いまぞくやしき
Скрепить бы мне твой шнур
Покрепче нитью,
Что у меня была,
Свив нитку в три ряда,
Но я не сделала — и нынче каюсь в этом!

狭穂河乃
小石踐渡
夜干玉之
黒馬之来夜者
年尓母有粳
さほがはの
こいしふみわたり
ぬばたまの
くろまくるよは
としにもあらぬか
О ночь, когда твой черный конь,
Чернее черных ягод тута,
Шагая по камням, минуя брод реки Сахо,
Сюда ко мне приходит…
Пускай бы эта ночь продлилась целый год!
* Отомо Саканоэ использовала здесь старинную песню, которая также включена в М. (см. п. 3313) (МС).
千鳥鳴
佐保乃河瀬之
小浪
止時毛無
吾戀者
ちどりなく
さほのかはせの
さざれなみ
やむときもなし
あがこふらくは
Как непрерывно набегает вновь и вновь
Речная рябь на отмели песчаной
В Сахо, где слышен крик тидори постоянно,—
Любовь моя
Не утихает ни на миг…

将来云毛
不来時有乎
不来云乎
将来常者不待
不来云物乎
こむといふも
こぬときあるを
こじといふを
こむとはまたじ
こじといふものを
Скажешь мне: “Приду”,—
А, бывало, не придешь,
Скажешь: “Не приду”,—
Что придешь, уже не жду,
Ведь сказал ты: “Не приду”.
* Известная песня Отомо Саканоэ, построенная на игре слов “приду”, “не приду”. Славится искусной игрой слов наряду с песней императора Тэмму на слова “хороший”, “хорошо” (см. п. 27).
千鳥鳴
佐保乃河門乃
瀬乎廣弥
打橋渡須
奈我来跡念者
ちどりなく
さほのかはとの
せをひろみ
うちはしわたす
ながくとおもへば
У переправы на реке Сахо,
Где слышен постоянно крик тидори,
Там, где речная отмель широка,
Дощатый мостик перекину для тебя,—
Все думаю, что ты придешь, любимый!

梓弓
爪引夜音之
遠音尓毛
君之御幸乎
聞之好毛
あづさゆみ
つまびくよおとの
とほとにも
きみがみゆきを
きかくしよしも
Как звук далекий тетивы,
Натянутой на ясеневом луке,
Привет издалека
Донесся до меня —
И рада я была тому привету!

敷細乃
手枕不纒
間置而
年曽經来
不相念者
しきたへの
たまくらまかず
あひだおきて
としぞへにける
あはなくおもへば
Не сплю давно в объятьях рук твоих,
На изголовий из мягкой ткани…
Когда подумаю —
В разлуке минул год
Без встреч, любимая, с тобою!

後居而
戀乍不有者
木國乃
妹背乃山尓
有益物乎
おくれゐて
こひつつあらずは
きのくにの
いもせのやまに
あらましものを
Чем проводив тебя,
Здесь мучиться в тоске,
Я лучше б нынче стать хотела
С тобою вместе в Ки горами Имосэ,
Где милый неразлучен с милой!
* Имосэ — см. п. 35.
天雲之
外従見
吾妹兒尓
心毛身副
縁西鬼尾
あまくもの
よそにみしより
わぎもこに
こころもみさへ
よりにしものを
С тех пор, как я ее увидел
Вдали перед собой, как облака небес,—
И телом, и душой
Я покорился
Возлюбленной моей!

月日
攝友
久經流
三諸之山
礪津宮地
つきひは
かはらひぬとも
ひさにふる
みもろのやまの
とつみやところ
Пусть сменяются, идут
И уходят навсегда
Месяцы и дни.
Вечно будет пpoцвeтaть меж горами Миморо
Место отдыха царей.

此間在而
筑紫也何處
白雲乃
棚引山之
方西有良思
ここにありて
つくしやいづち
しらくもの
たなびくやまの
かたにしあるらし
Здесь живя, не пойму,
Далеко ли Цукуси?
Верно, в той стороне,
Где далёкие горы,
Над которыми тянутся белые тучи…
* Эти песни написаны Табито в самые последние годы жизни, когда, получив чин первого государственного советника, он вернулся в столицу. Он не прекращал переписки с Сами Мандзэй, который присылал Табито свои песни.
草香江之
入江二求食
蘆鶴乃
痛多豆多頭思
友無二指天
くさかえの
いりえにあさる
あしたづの
あなたづたづし
ともなしにして
Как журавль в тростниках
В бухте той Кусакаэ
Бродит в поисках пищи,
Так и я… Как мне трудно!
Как мне трудно без друга!
* Эти песни написаны Табито в самые последние годы жизни. когда, получив чин первого государственного советника, он вернулся в столицу. Он не прекращал переписки с Сами Мандзэй, который присылал Табито свои песни.
生而有者
見巻毛不知
何如毛
将死与妹常
夢所見鶴
いきてあらば
みまくもしらず
なにしかも
しなむよいもと
いめにみえつる
Если только будем жить на свете,
Может быть, и встретимся с тобою…
Почему же ты
Явился мне во сне
И говорил: “Умрем, любимая, в разлуке”?..

大夫毛
如此戀家流乎
幼婦之
戀情尓
比有目八方
ますらをも
かくこひけるを
たわやめの
こふるこころに
たぐひあらめやも
Пусть даже мужественный рыцарь
И любит сильно, всей душой,
Но все же
С чувством слабых женщин
Его любовь нельзя сравнить.

月草之
徙安久
念可母
我念人之
事毛告不来
つきくさの
うつろひやすく
おもへかも
わがおもふひとの
こともつげこぬ
Ужель любовь так быстро увядает,
Как лунная трава-цукигуса?
От друга моего,
О ком тоски полна,
И слова до меня не долетает!
* Лунная трава цукигуса (Commelina communis) — легко и быстро увядает, поэтому служит образом быстро проходящей любви, непрочных чувств и т. п.
今更
妹尓将相八跡
念可聞
幾許吾胸
欝悒将有
いまさらに
いもにあはめやと
おもへかも
ここだあがむね
いぶせくあるらむ
Не оттого ль, что думаю всегда
О том, что вряд ли вновь мы встретимся с тобою,
Вся грудь моя
Так сильно в эти дни
Наполнена тоскою безысходной!

中々者
黙毛有益<乎>
何為跡香
相見始兼
不遂尓
なかなかに
もだもあらましを
なにすとか
あひみそめけむ
とげざらまくに
И дальше мы с тобой
Должны молчать,
Зачем же вновь
Мы начали встречаться?
Ведь все равно ничем не кончится любовь…

従元
長謂管
不<令>恃者
如是念二
相益物歟
はじめより
ながくいひつつ
たのめずは
かかるおもひに
あはましものか
Когда б ты с самого начала
Не уверял,
Что это — навсегда,
То разве тосковала б я
Так безутешно, как тоскую ныне?!

草枕
客尓久
成宿者
汝乎社念
莫戀吾妹
くさまくら
たびにひさしく
なりぬれば
なをこそおもへ
なこひそわぎも
В пути, где травы служат изголовьем.
Так много долгих дней скитаюсь я!
И только о тебе
Я полон нежной думы,
Ты не тоскуй, любимая моя!

白髪生流
事者不念
<變>水者
鹿煮藻闕二毛
求而将行
しらかおふる
ことはおもはず
をちみづは
かにもかくにも
もとめてゆかむ
То, что волосы покрылись сединою,—
Я не думаю,—
А вот про слезы,
Как бы ни было, уж так иль этак,
Допытаюсь о причине слез!

幾許
思異目鴨
敷細之
枕片去
夢所見来之
ここだくも
おもひけめかも
しきたへの
まくらかたさる
いめにみえこし
Не оттого ли, что тоскуешь сильно,
Пригрезился ты мне во сне
На изголовье,
Крытом мягкой тканью,
К одной прижавшись стороне?..
* “К одной прижавшись стороне” — т. е. оставив место на ложе для возлюбленной.
家二四手
雖見不飽乎
草枕
客毛妻与
有之乏左
いへにして
みれどあかぬを
くさまくら
たびにもつまと
あるがともしさ
И дома, находясь с тобою,
Я сколько ни гляжу, не нагляжусь,
А здесь, в пути,
Где изголовье — травы,
Мне радостно с супругом вместе быть!
* Песня сложена во время путешествия вместе с принцем (МС).
吾背子之
形見之衣
嬬問尓
<余>身者不離
事不問友
わがせこが
かたみのころも
つまどひに
あがみはさけじ
こととはずとも
С одеждою, что ты, любимый мой,
Мне подарил, когда мы были вместе,
Как знак супружества,
Не разлучусь вовек,
Пускай она и бессловесна!

吾背子我
如是戀礼許曽
夜干玉能
夢所見管
寐不所宿家礼
わがせこが
かくこふれこそ
ぬばたまの
いめにみえつつ
いねらえずけれ
Не оттого ли, что, друг мой любимый,
Ты полон все время глубокой тоски,
В снах этих черных, как ягоды тута,
Ты грезишься мне И заснуть не даешь…

絶常云者
和備染責跡
焼大刀乃
隔付經事者
幸也吾君
たゆといはば
わびしみせむと
やきたちの
へつかふことは
さきくやあがきみ
Ты считаешь, что сказать: “Я порываю”,—
Это значит — поразить бедой,
А каленый меч
Приставить и не ранить,
Разве это лучше, милый мой?

不相見者
幾久毛
不有國
幾許吾者
戀乍裳荒鹿
あひみぬは
いくひささにも
あらなくに
ここだくあれは
こひつつもあるか
С тех пор, как виделись с тобою,
Не так уж много
Дней прошло,
А я не нахожу покоя,
Все время я живу в тоске!..

戀々而
相有物乎
月四有者
夜波隠良武
須臾羽蟻待
こひこひて
あひたるものを
つきしあれば
よはこもるらむ
しましはありまて
Измучившись в тоске,
Я наконец с тобою!
Еще луна не скрылась в небесах
И, значит, ночь укроет нас от взоров…
Побудь еще немного, подожди!

月讀之
光者清
雖照有
惑情
不堪念
つくよみの
ひかりはきよく
てらせれど
まとへるこころ
おもひあへなくに
Хоть озаряют чистым светом
Ночную мглу лучи луны,
Но все равно —
Мятущееся сердце
Решить не в силах, надо ли идти…

渡津海乃
豊旗雲尓
伊理比<紗>之
今夜乃月夜
清明己曽
わたつみの
とよはたくもに
いりひさし
こよひのつくよ
さやけくありこそ
Над водной равниной морского владыки,
Где знаменем пышным встают облака,
Сверкают лучи заходящего солнца…
Луна, что появится ночью сегодня,
Хочу, чтобы чистой и яркой была!
* Песня идет под заголовком предыдущей в виде каэси-ута, но, как явствует из содержания, является самостоятельной (на что указывают и все комментарии).
吾大王
物莫御念
須賣神乃
嗣而賜流
吾莫勿久尓
わがおほきみ
ものなおもほし
すめかみの
つぎてたまへる
われなけなくに
О государыня великая моя!
Не беспокой себя заботой новой,
С тобою я,
Что волею богов ниспослана сюда,
Чтоб быть тебе надежною опорой!

秋山之
樹下隠
逝水乃
吾許曽益目
御念従者
あきやまの
このしたがくり
ゆくみづの
われこそまさめ
みおもひよりは
Средь гор осенних
Скрытая листвою
Течёт вода незримо в глубине…
Так знай, что я ещё сильней тоскую,
Чем ты тоскуешь обо мне!
* В песне Кагами намекает на то, что своё чувство она скрывает от всех и оно незримо, как вода, текущая под сенью деревьев и скрытая листвою.
明日香川
四我良美渡之
塞益者
進留水母
能杼尓賀有萬思
(一云
水乃与杼尓加有益)
あすかがは
しがらみわたし
せかませば
ながるるみづも
のどにかあらまし
(みづの
よどにかあらまし)
Когда б на Асука-реке
Плотины сделать,
Чтоб перестала воды лить свои,
То, верно бы, могла свой бег остановить
Вода, которая так быстро мчалась.
* В подтексте песни выражена мысль, что жизнь девы Асука в отличие от вод реки Асука нельзя никакими способами задержать здесь, на земле (К. Mop.).

Включено также в Сюисю, 496
明日香川
明日谷
(一云
左倍)
将見等
念八方
(一云
念香毛)
吾王
御名忘世奴
あすかがは
あすだに(さへ)みむと
おもへやも
(おもへかも)
わがおほきみの
みなわすれせぬ
(みなわすらえぬ)
Асука-река! Ведь “асу” значит “завтра”…
Оттого ль, что думается мне,
Что ее я вновь увижу завтра,
Имя дорогой моей принцессы
Я не забываю никогда!
* В песне игра слов: “асу” — “завтра”, напоминает, как и река Асука, об имени принцессы Асука.
去年見而之
秋月夜者
雖渡
相見之妹者
益年離
こぞみてし
あきのつくよは
わたれども
あひみしいもは
いやとしさかる
Луна осенняя, что нас видала вместе.
Плывет по небу вновь, взойдя на небосвод,
А милая моя,
Что любовалась ею,
Все дальше от меня за годом год!

衾路
引出山
妹<置>
山路念邇
生刀毛無
ふすまぢを
ひきでのやまに
いもをおきて
やまぢおもふに
いけるともなし
Где горы Хикитэ,
Где путь лежит в Фусума,
Оставил навсегда я милую жену,
И думаю когда о той тропинке горной,
Мне кажется, что сам я не живу!

家来而
吾屋乎見者
玉床之
外向来
妹木枕
いへにきて
わがやをみれば
たまどこの
ほかにむきけり
いもがこまくら
Когда, придя домой,
На спальню я взглянул,—
На ложе яшмовом
Жены моей подушка
В другую сторону повернута была…
* В те времена постель умершего оберегали и оставляли ее в том виде, какой она была при жизни (К. Mop.).
樂浪之
志賀津子等何
(一云
志賀乃津之子我)
罷道之
川瀬道
見者不怜毛
ささなみの
しがつのこらが
(しがのつのこが)
まかりぢの
かはせのみちを
みればさぶしも
Когда увидел я теченье той реки,
Что унесла навек от нас тебя,
Прекрасное дитя,
Такой еще тоски
Не знала никогда моя душа!

天數
凡津子之
相日
於保尓見敷者
今叙悔
そらかぞふ
おほつのこが
あひしひに
おほにみしかば
いまぞくやしき
В те дни, когда еще была ты с нами,
Дитя из Оцу, и встречались мы,
Я мимо проходил,
Почти не замечая,
И как теперь об этом я скорблю!
* Дитя из Оцу — предполагают, что унэмэ жила со своим мужем в Оцу в провинции Оми. В старину унэмэ обычно звали по названию местности, из которой они происходили. “Дитя из Оцу” — перевод сделан по комментариям ТЮ (см. п. 217).
奥波
来依荒礒乎
色妙乃
枕等巻而
奈世流君香聞
おきつなみ
きよるありそを
しきたへの
まくらとまきて
なせるきみかも
О ты, что вместо изголовья,
Где шелк ложился рукавов,
Своей подушкой
Сделал берег дикий,
Куда морская катится волна!
* “Вместо изголовья, где шелк ложился рукавов” — рукава женской одежды, положенные в изголовье, т. е. объятия жены — постоянный образ, перешедший из народной в придворную поэзию.
不盡嶺尓
零置雪者
六月
十五日消者
其夜布里家利
ふじのねに
ふりおくゆきは
みなづきの
もちにけぬれば
そのよふりけり
Пятнадцатого дня
В безводный месяц
Растаял всюду белый снег,
Что покрывал вершину Фудзи,
И вот за эту ночь он все покрыл опять!
* 15 июня считается самым жарким днем, когда полностью тают все снега, даже на горе Фудзи, хотя тут же вершина вновь покрывается снегом.
布士能嶺乎
高見恐見
天雲毛
伊去羽斤
田菜引物緒
ふじのねを
たかみかしこみ
あまくもも
いゆきはばかり
たなびくものを
Так высока вершина Фудзи,
Что с трепетом глядят на эту высоту…
И облака небес
Над нею плыть боятся,
И в страхе стелятся внизу…
* Некоторые комментаторы (МС) полагают, что песни 319–321 принадлежат перу Акахито, другие приписывают их Мусимаро (CH, OX). В примечании к тексту указывается, что они встречаются среди песен Такахаси Мусимаро. Возможно, что это народные песни, записанные им.
葉根蘰
今為妹者
無四呼
何妹其
幾許戀多類
はねかづら
いまするいもは
なかりしを
いづれのいもぞ
ここだこひたる
Здесь девы юной и прелестной
Нет в венке,
Что называют ханэкадзура,—
К какой же это девушке, скажи,
Горит любовью сердце бедное твое?
* Девушка еще очень молода и не носит ханэкадзура. Поэтому ответ ее, делающей вид, что она не понимает о ком идет речь, звучит насмешкой по адресу Якамоти.
今時者四
名之惜雲
吾者無
妹丹因者
千遍立十方
いましはし
なのをしけくも
われはなし
いもによりては
ちたびたつとも
О, ныне для меня все это не кручина,
Об имени своем не сожалею я,
Теперь я не такой…
И если ты — причина,
Пусть сотни раз шумит о нас молва!

後湍山
後毛将相常
念社
可死物乎
至今日<毛>生有
のちせやま
のちもあはむと
おもへこそ
しぬべきものを
けふまでもいけれ
Гора Потом, Любимый…
Оттого лишь,
Что ты сказала мне: увидимся потом,—
Тот человек, что умереть бы должен,
Находит силы жить ещё теперь!

事耳乎
後毛相跡

吾乎令憑而
不相可聞
ことのみを
のちもあはむと
ねもころに
われをたのめて
あはざらむかも
Не будут ли все это лишь слова,
Что после мы увидимся с тобою?
Всем сердцем хочешь ты,
Чтоб верил в это я,
А, может, мы не встретимся с тобою?..

百年尓
老舌出而
与余牟友
吾者不猒
戀者益友
ももとせに
おいしたいでて
よよむとも
われはいとはじ
こひはますとも
Пускай тебе исполнится сто лет
И дряхлый твой язык
И бормотать не сможет,
Я все равно тебя не стану избегать;
Забота о тебе любовь мою умножит!

路遠
不来常波知有
物可良尓
然曽将待
君之目乎保利
みちとほみ
こじとはしれる
ものからに
しかぞまつらむ
きみがめをほり
Дорога далека…
Любимая ведь знает,
Что к ней поэтому навряд ли ты придешь,
Но все ж стоит и, верно, ожидает,
Мечтая увидать тебя!
* в. 771 В песне использована народная поговорка: “И во лжи есть доля правды” (усо-о иу ни мо ницукавасии усо-о иу моно дэс).
久堅之
雨之落日乎
直獨
山邊尓居者
欝有来
ひさかたの
あめのふるひを
ただひとり
やまへにをれば
いぶせかりけり
О, в эти дни, когда все время льют
С небес извечных на землю дожди,
Когда я здесь
Совсем один средь гор,
Как преисполнен я мучительной тоски!

奥山之
磐影尓生流
菅根乃
懃吾毛
不相念有哉
おくやまの
いはかげにおふる
すがのねの
ねもころわれも
あひおもはざれや
Глубоки корни сугэ, что растут
В тени у скал,
В ущелье горном.
И так же глубоко тебя любя,
Я разве не плачу взаимною любовью?

春雨乎
待<常>二師有四
吾屋戸之
若木乃梅毛
未含有
はるさめを
まつとにしあらし
わがやどの
わかきのうめも
いまだふふめり
Ведь, говорят, дождей весенних ждут,
Как видно, в этом нынче дело.
Ах, слива юная
У дома моего
Еще раскрыть бутоны не успела!

伊弊尓由伎弖
伊可尓可阿我世武
摩久良豆久
都摩夜左夫斯久
於母保由倍斯母
いへにゆきて
いかにかあがせむ
まくらづく
つまやさぶしく
おもほゆべしも
Домой возвратившись,
Как быть, что мне делать?
Как тяжко мне будет
В покинутой спальне
Увидеть на ложе твое изголовье!
* Спальня (цумая) — так в старину называлось специальное помещение для супругов, был ли это особый домик или комната, неизвестно (МС).
伴之伎与之
加久乃未可良尓
之多比己之
伊毛我己許呂乃
須別毛須別那左
はしきよし
かくのみからに
したひこし
いもがこころの
すべもすべなさ
Как жаль безгранично мне доброе сердце
Любимой жены, что, любя и тоскуя,
Ко мне прибыла
Из далекого дома,
Чтоб вместе со мною прожить так недолго…

久夜斯可母
可久斯良摩世婆
阿乎尓与斯
久奴知許等其等
美世摩斯母乃乎
くやしかも
かくしらませば
あをによし
くぬちことごと
みせましものを
Как об этом сожалею я…
Если б мог заранее я знать,
Что случится с нею страшная беда,
Здесь, в стране прекрасной зеленью листвы,
Сколько бы я мог ей показать!

伊毛何美斯
阿布知乃波那波
知利奴倍斯
和何那久那美多
伊摩陀飛那久尓
いもがみし
あふちのはなは
ちりぬべし
わがなくなみた
いまだひなくに
Верно, лепестки лиловые ооти,
На которые любила ты смотреть,
Все опали…
Только слезы, что струятся,
Высохнуть не могут до сих пор…
* Ооти (совр. сэндан) — мелия японская, кустарник, цветет мелкими цветами бледно-лилового цвета.
大野山
紀利多知<和>多流
和何那宜久
於伎蘇乃可是尓
紀利多知和多流
おほのやま
きりたちわたる
わがなげく
おきそのかぜに
きりたちわたる
Над горою ближнею Оону,
Подымаясь, расстилается туман…
Из-за ветра —
Вздохов горести моей —
Подымаясь, расстилается туман…
* Появление тумана, когда возлюбленные находятся в разлуке, служит приметой того, что любимый человек вздыхает и тоскует. В песне гипербола: глубокие вздохи вызывают ветер.
比佐迦多能
阿麻遅波等保斯
奈保<々々>尓
伊弊尓可弊利提
奈利乎斯麻佐尓
ひさかたの
あまぢはとほし
なほなほに
いへにかへりて
なりをしまさに
В небеса путь не простой,
Чем стремиться в эту высь,
Лучше
Поверни домой,
Нужным делом там займись!

等伎波奈周
<迦>久斯母何母等
意母閇騰母
余能許等奈礼婆
等登尾可祢都母
ときはなす
かくしもがもと
おもへども
よのことなれば
とどみかねつも
Ах, неприступным, вечным, как скала,
Хотелось бы мне в жизни этой быть!
Но тщетно все:
Жизнь эта такова,
Что мы не в силах бег её остановить!

多都乃麻乎
阿礼波毛等米牟
阿遠尓与志
奈良乃美夜古邇
許牟比等乃多仁
たつのまを
あれはもとめむ
あをによし
ならのみやこに
こむひとのたに
Скакуна, что подобен морскому дракону,
Я искать буду всюду,
Для того чтоб приехал
Ты скорее в столицу прекрасную Нара,
Среди зелени дивной!
* В песне иносказательно говорится, что друг хлопочет о разрешении вернуться в столицу Табито, сосланному на о-в Кюсю.
多陀尓阿波須
阿良久毛於保久
志岐多閇乃
麻久良佐良受提
伊米尓之美延牟
ただにあはず
あらくもおほく
しきたへの
まくらさらずて
いめにしみえむ
Не увидеться нам с глазу на глаз с тобою,
И надолго, наверное, будет разлука.
Что же, буду являться к тебе в сновиденьях,
Не разлучаясь с твоим изголовьем,
Мягкою шелковой тканью покрытым…
* В песне иносказательно говорится, что хлопоты друга не имели результата и Табито еще долго придется пробыть в ссылке.
阿米都知能
等母尓比佐斯久
伊比都夏等
許能久斯美多麻
志可志家良斯母
あめつちの
ともにひさしく
いひつげと
このくしみたま
しかしけらしも
Верно, для того чтоб вечно
Вместе с небом и землёй
Шёл в веках рассказ такой,
Эти камни с дивным даром
И поныне там лежат!
Каэси-ута
多麻之末能
許能可波加美尓
伊返波阿礼騰
吉美乎夜佐之美
阿良波佐受阿利吉
たましまの
このかはかみに
いへはあれど
きみをやさしみ
あらはさずありき
Хоть у этой реки, в её верхнем теченье,
На Яшмовом острове
Дом наш стоит,
Но, стесняясь тебя,
Мы тебе не открылись душою…

和可由都流
麻都良能可波能
可波奈美能
奈美邇之母波婆
和礼故飛米夜母
わかゆつる
まつらのかはの
かはなみの
なみにしもはば
われこひめやも
Если думы мои,
Как на Мацура волны,
Где мы ловим играющих юных форелей,
Если б думала я о тебе, как о многих,
Разве так глубоко полюбить я сумела?..

波流佐礼婆
和伎覇能佐刀能
加波度尓波
阿由故佐婆斯留
吉美麻知我弖尓
はるされば
わぎへのさとの
かはとには
あゆこさばしる
きみまちがてに
Лишь наступит весна,
У села, где мой дом,
В устье светлой реки,
Будут резво кружиться форели,
С нетерпеньем тебя ожидая к себе…

麻都良我波
奈々勢能與騰波
与等武等毛
和礼波与騰麻受
吉美遠志麻多武
まつらがは
ななせのよどは
よどむとも
われはよどまず
きみをしまたむ
Пускай остановятся быстрые воды
Реки этой Мацура,
Пусть будет заводь…
Тебя никогда я любить не устану,
Я буду тебя ожидать, мой любимый!

麻都良河波
<可>波能世波夜美
久礼奈為能
母能須蘇奴例弖
阿由可都流良<武>
まつらがは
かはのせはやみ
くれなゐの
ものすそぬれて
あゆかつるらむ
У реки светлой Мацура
Быстро теченье,
И, наверно, подолы пурпурной одежды
Намокают водою,
Если ловят форелей…
* В кн. V реке Мацура посвящен цикл песен. Табито не бывал там, но, зная о красоте этой местности, посвятил ей много песен. Пурпурный, красный, алый — обычные цвета женской одежды, упоминаемые в М., когда говорится о юбке, подоле; рукава же чаще — белые, отчего “белотканый” стало постоянным эпитетом для рукавов. И теперь в старинных обрядовых представлениях и танцах японских деревень и храмов девушек и жриц наряжают в белые и красные шелка (красные “хакама” — широкие в складку штаны, похожие на юбку, и белое кимоно, заправленное в хакама).
比等未奈能
美良武麻都良能
多麻志末乎
美受弖夜和礼波
故飛都々遠良武
ひとみなの
みらむまつらの
たましまを
みずてやわれは
こひつつをらむ
На реке светлой Мацура —
Яшмовый остров,
Который, наверно, увидят все люди…
Ужель я, не видя,
Любить буду вечно?

麻都良河波
多麻斯麻能有良尓
和可由都流
伊毛良遠美良牟
比等能等母斯佐
まつらがは
たましまのうらに
わかゆつる
いもらをみらむ
ひとのともしさ
Как завидую людям,
Что увидят прекрасную деву,
Которая ловит форель молодую
У берега бухты, где Яшмовый остров,
Где Мацура воды...

伎弥乎麻都
々々良乃于良能
越等賣良波
等己与能久尓能
阿麻越等賣可<忘>
きみをまつ
まつらのうらの
をとめらは
とこよのくにの
あまをとめかも
Те девы юные
У Мацура-реки,
Что ждут тебя, мой друг любимый,
То не рыбачки ль из страны счастливой,
Где вечна жизнь и вечна красота?
* “…из страны счастливой” — имеется в виду гора Хорай (см. п. 866).
* Содержание песни и образы с некоторыми вариантами встречаются в песне Табито, посланной из столицы своему другу Ман-сэю, оставшемуся на о-ве Кюсю.
多良知子能
波々何目美受提
意保々斯久
伊豆知武伎提可
阿我和可留良武
たらちしの
ははがめみずて
おほほしく
いづちむきてか
あがわかるらむ
Верно, больше не увижу я
Мать родимую, вскормившую меня,
И в отчаянье,
Не зная, что там ждет,
Этот мир покину навсегда!
Каэси-ута
世間乎
宇之等夜佐之等
於母倍杼母
飛立可祢都
鳥尓之安良祢婆
よのなかを
うしとやさしと
おもへども
とびたちかねつ
とりにしあらねば
Грустна моя дорога на земле,
В слезах и горе я бреду по свету.
Что делать?
Ведь нельзя мне улететь:
Не птица я, и крыльев нету!
Каэси-ута
大伴
御津松原
可吉掃弖
和礼立待
速歸坐勢
おほともの
みつのまつばら
かきはきて
われたちまたむ
はやかへりませ
В Отомо, в Мицу,
Освятив обрядом
Зеленые сосновые леса,
Стоять я буду, друг мой, ожидая…
Скорей на родину вернись!
* Освятив обрядом (какихакитэ “навести чистоту”, “убирать”) — некоторые комментаторы (СН) отмечают, что это выражение содержит более глубокий и отвлеченный смысл. Исходя из содержания других песен, где указывается на обряды очищения при ожидании домой близких людей, мы позволили себе истолковать это место именно таким образом, т. е. “очистив” = “освятив обрядом” по контексту.
奈具佐牟留
心波奈之尓
雲隠
鳴徃鳥乃
祢能尾志奈可由
なぐさむる
こころはなしに
くもがくり
なきゆくとりの
ねのみしなかゆ
Ныне сердцу моему
Не утешиться ничем!
Словно птица, что кричит,
Укрываясь в облаках,
Только в голос плачу я!

周弊母奈久
苦志久阿礼婆
出波之利
伊奈々等思騰
許良尓<佐>夜利奴
すべもなく
くるしくあれば
いではしり
いななとおもへど
こらにさやりぬ
Без надежды каждый день
Только в муках я живу
И хочу покинуть мир.
Но напрасны думы те:
Дети преграждают путь.

富人能
家能子等能
伎留身奈美
久多志須都良牟
絁綿良波母
とみひとの
いへのこどもの
きるみなみ
くたしすつらむ
きぬわたらはも
Много платьев у ребенка богача,
Их вовек ему не износить,
У богатых в сундуках
Добро гниет,
Пропадает драгоценный шелк!

麁妙能
布衣遠陀尓
伎世難尓
可久夜歎敢
世牟周弊遠奈美
あらたへの
ぬのきぬをだに
きせかてに
かくやなげかむ
せむすべをなみ
А у бедного — из грубого холста
Даже платья нет, чтобы надеть.
Так живём,
И лишь горюешь ты,
Но не в силах это изменить!

水沫奈須
微命母
栲縄能
千尋尓母何等
慕久良志都
みなわなす
もろきいのちも
たくづなの
ちひろにもがと
ねがひくらしつ
Словно пена на воде,
Жизнь мгновенна и хрупка,
И живу я, лишь молясь:
О, когда б она была
Прочной, крепкой, что канат!

倭<文>手纒
數母不在
身尓波在等
千年尓母<何>等
意母保由留加母
去神龜二年作之
但以<類>故更載於茲

しつたまき
かずにもあらぬ
みにはあれど
ちとせにもがと
おもほゆるかも
Жемчуг иль простая ткань —
Тело бренное мое
Ничего не стоит здесь…
А ведь как мечтаю я
Тысячу бы лет прожить!

和可家礼婆
道行之良士
末比波世武
之多敝乃使
於比弖登保良世
わかければ
みちゆきしらじ
まひはせむ
したへのつかひ
おひてとほらせ
Оттого что очень еще молод,
Он не будет знать, куда идти,
Принесу тебе богатые дары,
Из подземных царств гонец суровый,—
На спину возьми его и отнеси!
* Эта песня отражает буддийские представления Окура о посмертном существовании души, в отличие от его элегии, где отражены чисто японские синтоистские обычаи: обращение к богам неба и земли с мольбой о благополучии, о долгой жизни и т. п. Это сосуществование синтоистских и буддийских элементов в верованиях японцев того времени встречается и в других песнях М.
布施於吉弖
吾波許比能武
阿射無加受
多太尓率去弖
阿麻治思良之米
ふせおきて
われはこひのむ
あざむかず
ただにゐゆきて
あまぢしらしめ
Поднося дары,
Молить тебя я буду,
Ты не обмани мое дитя,
Поведи прямым путем малютку,
Покажи, где путь на небеса!
* Дары (фусэ) — здесь пожертвования, подношения будде и буддийским монахам.
毎年
如是裳見<壮>鹿
三吉野乃
清河内之
多藝津白浪
としのはに
かくもみてしか
みよしのの
きよきかふちの
たぎつしらなみ
Хотел бы каждый год,
Как ныне, любоваться
Волнами белыми, что пенятся и мчатся
В прекрасном Ёсину
На лоне чистых вод!

山高三
白木綿花
落多藝追
瀧之河内者
雖見不飽香聞
やまたかみ
しらゆふばなに
おちたぎつ
たきのかふちは
みれどあかぬかも
Оттого что горы поднялись высоко
Белыми цветами, что несут богам,—
Падают с вершины мчащиеся воды,—
Сколько ни гляжу,
Не утомится взор!
* “Белыми цветами, что несут богам” (сираюбана) — искусственные цветы из волокон кодзо, бумажного дерева (Boussonetia papyrifera).
神柄加
見欲賀藍
三吉野乃
瀧<乃>河内者
雖見不飽鴨
かむからか
みがほしからむ
みよしのの
たきのかふちは
みれどあかぬかも
Оттого ли, что живут здесь боги,
Все бы любовался этой красотой.
Сколько ни гляжу,
Как мчатся водопады в дивном Ёсину,—
Не наглядеться мне!

三芳野之
秋津乃川之
万世尓
断事無
又還将見
みよしのの
あきづのかはの
よろづよに
たゆることなく
またかへりみむ
Прекрасны воды Акицу-реки,
Что тысячи веков здесь, в Ёсину, струятся,
Конца не зная.
Так же без конца
К ним буду приходить и любоваться.

泊瀬女
造木綿花
三吉野
瀧乃水沫
開来受屋
はつせめの
つくるゆふばな
みよしのの
たきのみなわに
さきにけらずや
Не белые ль цветы,
Что девы в Хацусэ
Из ткани делают для алтарей богов,
Как будто бы цветут на пенистой волне
У водопада в Ёсину?

瀧上乃
三船之山者
雖<畏>
思忘
時毛日毛無
たきのうへの
みふねのやまは
かしこけど
おもひわするる
ときもひもなし
Вершины Мифунэ над водопадом
Хоть и внушают робкий трепет мне,
Но и вблизи вершин
Нет дня, нет даже часа,
Чтоб думать о тебе я позабыл!

千鳥鳴
三吉野川之
<川音>
止時梨二
所思<公>
ちどりなく
みよしのかはの
かはおとの
やむときなしに
おもほゆるきみ
У Ёсину-реки, там, где тидори
Все время плачут, слышен шум волны,
Не умолкая ни на миг.
И звукам этим вторя,
Все время в мыслях непрерывно ты…
* Тидори — собирательное название для многих птиц, чаще всего — японских куликов. Над рекой Ёсину постоянно слышен крик тидори, отсюда плач тидори стал постоянным эпитетом (мк) к этой местности.
茜刺
日不並二
吾戀
吉野之河乃
霧丹立乍
あかねさす
ひならべなくに
あがこひは
よしののかはの
きりにたちつつ
Не так уж много миновало дней,
Сиявших ярко рдеющей зарёю,
А от тоски моей
Над Ёсину-рекой
Туманы подымаются все время!
* По древнему народному поверью, тоска и вздохи грусти рождают туманы (см. п. 799).
奥嶋
荒礒之玉藻
潮干満
伊隠去者
所念武香聞
おきつしま
ありそのたまも
しほひみち
いかくりゆかば
おもほえむかも
Там, где остров на взморье,
У брегов каменистых
Поднялись, зеленея, жемчужные травы морские,
И когда наступает прилив и от глаз их скрывает,
Как о них я тогда безутешно тоскую!

若浦尓
塩満来者
滷乎無美
葦邊乎指天
多頭鳴渡
わかのうらに
しほみちくれば
かたをなみ
あしへをさして
たづなきわたる
В этой бухте Вака,
Лишь нахлынет прилив,
Вмиг скрывается отмель,
И тогда в камыши
Журавли улетают крича…
* Эта танка Акахито представляет собой самостоятельную песню.
萬代
見友将飽八
三芳野乃
多藝都河内乃
大宮所
よろづよに
みともあかめや
みよしのの
たぎつかふちの
おほみやところ
Пусть тысячи веков любуюсь, все равно
Я не устану никогда смотреть
На дивные места, где пышный твой дворец
Среди бегущих в белой пене вод
В прекрасном Ёсину незыблемым стоит!

人皆乃
壽毛吾母
三<吉>野乃
多吉能床磐乃
常有沼鴨
みなひとの
いのちもわれも
みよしのの
たきのときはの
つねならぬかも
О, если б жизнь моя и жизнь всех людей
Отныне стала б вечной на земле,
Как вечная скала,
Где льется водопад
В стране прекрасной — Ёсину!

三吉野乃
象山際乃
木末尓波
幾許毛散和口
鳥之聲可聞
みよしのの
きさやまのまの
こぬれには
ここだもさわく
とりのこゑかも
В этом Ёсино дивном,
Здесь, в горах Кисаяма,
На верхушках высоких зеленых деревьев,
Что за шум подымают
Своим щебетом птицы?

烏玉之
夜之深去者
久木生留
清河原尓
知鳥數鳴
ぬばたまの
よのふけゆけば
ひさぎおふる
きよきかはらに
ちどりしばなく
Когда ночь наступает,
Ночь, как черные ягоды тута,
Там на отмели чистой,
Где деревья хисаги,—
Часто плачут тидори…
* Хисаги (Mellotus japonicus) — дерево из семейства дубовых; растет в горных долинах, листья длинные, овальные, летом цветет пышными соцветиями мелких бледно-желтых цветов.
足引之
山毛野毛
御<猟>人
得物矢手<挟>
散動而有所見
あしひきの
やまにものにも
みかりひと
さつやたばさみ
さわきてありみゆ
И видно мне, как посреди долин
И распростертых гор,
В руках сжимая стрелы счастья,
Охотники из свиты государя
Несутся, подымая шум…
* “В руках сжимая стрелы счастья” — в древности в Японии верили, что стрелы и лук таят в себе особую силу (сацу), которая приносит счастье во время охоты (ТЮ).
荒野等丹
里者雖有
大王之
敷座時者
京師跡成宿
あらのらに
さとはあれども
おほきみの
しきますときは
みやことなりぬ
Пусть в заброшенных полях село лежало,
Но когда наш государь великий
Начал управлять здесь Поднебесной,
Вмиг село простое
Сделалось столицей!

海末通女
棚無小舟
榜出良之
客乃屋取尓
梶音所聞
あまをとめ
たななしをぶね
こぎづらし
たびのやどりに
かぢのおときこゆ
Видно, выплыли ладьи без перекладин,
На которых едут юные рыбачки:
В шалашах дорожных
Слышен с моря
Тихий всплеск гребущих где-то весел…
* Ладьи без перекладин (тананаси обунэ) — лодки примитивной конструкции без доски, которую кладут обычно на дно между бортами лодки и в которую гребцы упираются ногами при гребле.
白浪之
千重来縁流
住吉能
岸乃黄土粉
二寶比天由香名
しらなみの
ちへにきよする
すみのえの
きしのはにふに
にほひてゆかな
Хочу на память я окрасить платье
В красивой красной глине берегов
В стране далекой Суминоэ,
Где в тысячи рядов волна встает,
Сверкая белоснежной пеной…
* В старину желтая и красная глина употреблялась в качестве красителя, для этого ею натирали материю, одежду. Был обычай окрашивать одежду на память о путешествиях или одежду возлюбленного на память о встречах.
朝名寸二
梶音所聞
三食津國
野嶋乃海子乃
船二四有良信
あさなぎに
かぢのおときこゆ
みけつくに
のしまのあまの
ふねにしあるらし
Вот в затишье утра
Всплески волн я услышал:
Верно, челн с рыбаками
Плывет из Нусима
К государю с дарами.
* Речь идет о рыбаках, поставлявших рыбу к императорскому столу и привозивших жемчуга во дворец в качестве дара (мицуги).
* Нусима (Нудзима) — рыбацкое селение в Авадзи, славилось морскими промыслами (ловлей рыб, добычей жемчуга и т. п.).
玉藻苅
海未通女等
見尓将去
船梶毛欲得
浪高友
たまもかる
あまをとめども
みにゆかむ
ふなかぢもがも
なみたかくとも
Я в море плыть хочу, чтоб увидать
Рыбачек юных, что срезают
Морские водоросли-жемчуга…
О, если б весла мне, о, если бы ладью,
Пусть даже на море бушуют волны!

徃廻
雖見将飽八
名寸隅乃
船瀬之濱尓
四寸流思良名美
ゆきめぐり
みともあかめや
なきすみの
ふなせのはまに
しきるしらなみ
О, сколько ни брожу и ни смотрю,
Я любоваться не устану
На волны белые, что набегают
На берег Фунасэ
В Накидзуми…

奥浪
邊波安美
射去為登
藤江乃浦尓
船曽動流
おきつなみ
へなみしづけみ
いざりすと
ふぢえのうらに
ふねぞさわける
И в море открытом,
И у берега — волны спокойны.
Это, выйдя на ловлю,
В Фудзии — ближней бухте,
Рыбачьи челны с шумом двинулись в море.

不欲見野乃
淺茅押靡
左宿夜之
氣長<在>者
家之小篠生
いなみのの
あさぢおしなべ
さぬるよの
けながくしあれば
いへししのはゆ
В поле дальнем Инами,
К земле прижимая тростник невысокий,
Сколько спал я ночей,
Сколько дней, долгих дней я провел одиноко,
И теперь я о доме далеком тоскую!

明方
潮干乃道乎
従明日者
下咲異六
家近附者
あかしがた
しほひのみちを
あすよりは
したゑましけむ
いへちかづけば
Вот и бухта Акаси!
Отхлынул прилив на дороге,
Завтра, завтра
Наполнится радостью сердце:
Я все ближе и ближе к родимому дому!

玉藻苅
辛荷乃嶋尓
嶋廻為流
水烏二四毛有哉
家不念有六
たまもかる
からにのしまに
しまみする
うにしもあれや
いへおもはずあらむ
На острове этом Карани,
Где срезают жемчужные травы морские,
Если был бы бакланом,
Что ищет добычу,
Я не думал бы столько, наверно, о доме!
* “Где срезают жемчужные травы морские” — см. п. 917.
嶋隠
吾榜来者
乏毳
倭邊上
真熊野之船
しまがくり
わがこぎくれば
ともしかも
やまとへのぼる
まくまののふね
Когда к островам
Довелось мне причалить,
Как завидовал я
Кораблям из Куману,
Плывущим в Ямато!
* Ямато — центральная провинция Японии, родина поэта.
風吹者
浪可将立跡
伺候尓
都太乃細江尓
浦隠居
かぜふけば
なみかたたむと
さもらひに
つだのほそえに
うらがくりをり
Только ветры подули,
Боясь, чтобы волны не встали,
Под защиту
Узкой маленькой бухты Цута
Мы решили укрыться…

為間乃海人之
塩焼衣乃
奈礼名者香
一日母君乎
忘而将念
すまのあまの
しほやききぬの
なれなばか
ひとひもきみを
わすれておもはむ
Если б даже к тебе я привык,
Как к одежде своей привыкают
Рыбаки из Сума, выжигая обычно в ней соль,—
Все равно, я и на день один,
Не забыл бы тебя, дорогая…
* Сума — бухта, воспетая во многих песнях М. и в позднейшей классической литературе.
梅柳
過良久惜
佐保乃内尓
遊事乎
宮動々尓
うめやなぎ
すぐらくをしみ
さほのうちに
あそびしことを
みやもとどろに
Сожалея, что ивы и сливы цветы
Отцветут уже скоро в Сахо,
Вышли все погулять.
И об этом теперь —
Шум великий в покоях дворца!

千萬乃
軍奈利友
言擧不為
取而可来
男常曽念
ちよろづの
いくさなりとも
ことあげせず
とりてきぬべき
をのことぞおもふ
Пусть будет войск
Несметное число,
Ты храбрецом себя покажешь, знаю,
И всех без лишних слов
Сумеешь победить!

大夫之
去跡云道曽
凡可尓
念而行勿
大夫之伴
ますらをの
ゆくといふみちぞ
おほろかに
おもひてゆくな
ますらをのとも
Не забывайте, то дороги,
Где надлежит лишь рыцарям идти!
Не будьте же
В пути беспечны,
Друзья отважные мои!

自神代
芳野宮尓
蟻通
高所知者
山河乎吉三
かむよより
よしののみやに
ありがよひ
たかしらせるは
やまかはをよみ
Со времен всемогущих богов
Во дворце этом, в Ёсину дивном,
Всегда пребывали и вершили правленье
Земли властелины,
Оттого что здесь горы и реки прекрасны!

前日毛
昨日毛<今>日毛
雖見
明日左倍見巻
欲寸君香聞
をとつひも
きのふもけふも
みつれども
あすさへみまく
ほしききみかも
О милый друг, кого хочу увидеть
Я завтра вновь,
Хоть и видал его
Вчера, позавчера
И даже ныне!

玉敷而
待益欲利者
多鷄蘇香仁
来有今夜四
樂所念
たましきて
またましよりは
たけそかに
きたるこよひし
たのしくおもほゆ
Мне кажется, чем ждать,
Усыпав яшмой путь,
Приятней насладиться этой ночью,
Когда к тебе приходит близкий друг
Совсем негаданно, нежданно…

大埼乃
神之小濱者
雖小
百船<純>毛
過迹云莫國
おほさきの
かみのをばまは
せばけども
ももふなびとも
すぐといはなくに
В Оосаки берега богов
Неудобные, и пусть пролив там узкий,
Но из многих сотен моряков,
Говорят, никто не мог проехать мимо,
Только я проехать принужден…
* Песни посвящены придворному чиновнику Исоноками Отомаро или Исоноками Фуру (второе его имя связано с названием местности Фуру, где жил его род).
* Берега богов — по древним представлениям японцев, никто не мог проехать мимо берегов, где обитают боги или которые они охраняют, и только автор, едущий в ссылку, принужден проехать, не полюбовавшись ими, — таков скрытый смысл песни.
奥真經而
吾乎念流
吾背子者
千<年>五百歳
有巨勢奴香聞
おくまへて
われをおもへる
わがせこは
ちとせいほとせ
ありこせぬかも
О друг мой дорогой, — тебе,
Ко мне исполненному
Искренней любовью,
Желаю много, много тысяч лет
Счастливой и достойной жизни!

立易
古京跡
成者
道之志婆草
長生尓異<煎>
たちかはり
ふるきみやこと
なりぬれば
みちのしばくさ
ながくおひにけり
Оттого что изменились времена
И столицей старой называют Нара,
На дорогах
Сорная трава
Стебли подняла свои высоко!

名付西
奈良乃京之
荒行者
出立毎尓
嘆思益
なつきにし
ならのみやこの
あれゆけば
いでたつごとに
なげきしまさる
Оттого что все пустынней и пустынней
Ты, столица Нара,
Близкая душе,
Каждый раз, как выхожу из дома,
Все растет и множится печаль!

三日原
布當乃野邊
清見社
大宮處
(一云
此跡標刺)
定異等霜
みかのはら
ふたぎののへを
きよみこそ
おほみやところ
(こことしめさし)
さだめけらしも
Наверно, оттого что так прекрасна
Долина Футаги,
Здесь, в Миканохара,
Решили выбрать эти дивные места
И императорский дворец воздвигнуть!

<山>高来
川乃湍清石
百世左右
神之味将<徃>
大宮所
やまたかく
かはのせきよし
ももよまで
かむしみゆかむ
おほみやところ
Высоки горы здесь
И чисты струи рек,
И сохранит на множество веков
Божественный и величавый вид
Великий императорский дворец!

泉<川>
徃瀬乃水之
絶者許曽
大宮地
遷徃目
いづみがは
ゆくせのみづの
たえばこそ
おほみやところ
うつろひゆかめ
О, если даже перестанет течь
В долинах горных
Идзуми-река,
У этого прекрасного дворца
Не пропадет вовек великолепья блеск!

布當山
山並見者
百代尓毛
不可易
大宮處
ふたぎやま
やまなみみれば
ももよにも
かはるましじき
おほみやところ
Когда глядишь на цепи дальних гор,
Гор Футаги, то думаешь одно:
Что неизменно будет жить в веках
То место дивное,
Где высится дворец!

𡢳嬬等之
續麻繁云
鹿脊之山
時之徃<者>
京師跡成宿
をとめらが
うみをかくといふ
かせのやま
ときしゆければ
みやことなりぬ
Гора Касэ — гора Катушка…
На катушку, говорят, мотают нить
Девы юные.
Твой срок достигнут:
Ты столицей пышной стала в наши дни!

鹿脊之山
樹立矣繁三
朝不去
寸鳴響為
鴬之音
かせのやま
こだちをしげみ
あささらず
きなきとよもす
うぐひすのこゑ
На горе Касэ густые рощи.
И поэтому разносится, звеня,
Каждым утром
Голос соловья,
Пролетающего с громкой песней.

狛山尓
鳴霍公鳥
泉河
渡乎遠見
此間尓不通
(一云
渡遠哉
不通<有>武)
こまやまに
なくほととぎす
いづみがは
わたりをとほみ
ここにかよはず
(わたりとほみか
かよはずあるらむ)
Кукушка, что поёт
На склонах гор Кома,
Из-за того что очень далека
На Идзуми речная переправа,
Совсем не прилетает петь сюда.

三香原
久邇乃京者
荒去家里
大宮人乃
遷去礼者
みかのはら
くにのみやこは
あれにけり
おほみやひとの
うつろひぬれば
В Миканохара,
В Куни, столица
Опустела и заброшена стоит,
Оттого что свита государя
Переехала отсюда навсегда.

咲花乃
色者不易
百石城乃
大宮人叙
立易<奚>流
さくはなの
いろはかはらず
ももしきの
おほみやひとぞ
たちかはりける
Цветов прекрасных блеск
Не изменился здесь,
А люди важные из свиты государя,
Сто знатных и почтеннейших вельмож,
Столицу старую покинули навеки.

有通
難波乃宮者
海近見
<漁>童女等之
乗船所見
ありがよふ
なにはのみやは
うみちかみ
あまをとめらが
のれるふねみゆ
От покоев пышного дворца
В Нанива, где бывает государь,
Море близко,
И поэтому видна
Лодка, на которой юные рыбачки…

塩干者
葦邊尓鏌
白鶴乃
妻呼音者
宮毛動響二
しほふれば
あしへにさわく
しらたづの
つまよぶこゑは
みやもとどろに
Лишь только схлынет на море прилив,
Как в дальних тростниках
Летящих журавлей
Зовущий жен несется грустный крик,
И даже во дворце все время слышен он!

真十鏡
見宿女乃浦者
百船
過而可徃
濱有<七>國
まそかがみ
みぬめのうらは
ももふねの
すぎてゆくべき
はまならなくに
Как в зеркало кристальное глядишь
На воды чистые залива Минумэ.
Не те здесь берега,
Чтоб сотни кораблей
Могли пройти, не залюбуясь красотой!

濱清
浦愛見
神世自
千船湊
大和太乃濱
はまきよみ
うらうるはしみ
かむよより
ちふねのはつる
おほわだのはま
Оттого что чисты берега,
Оттого что бухта красотой блистала,
Со времен богов, бросая якоря,
Тысячами корабли стекалися сюда,
К берегам чудеснейшим Овада!

人社者
意保尓毛言目
我幾許
師努布川原乎
標緒勿謹
ひとこそば
おほにもいはめ
わがここだ
しのふかはらを
しめゆふなゆめ
Это только люди равнодушно
И небрежно говорят о ней.
Ведь долину чистых вод
Мы любим сильно,
Знак запрета вы не вешайте над ней!
* Знак запрета — священная рисовая веревка, которой огораживали поле в знак запрета вступать на него посторонним (подробнее см. п. 70, 151). Есть предположение, что здесь иносказательно говорится о том, чтобы не стесняли свободу действий, поступков другого человека (СН). Однако отмечается, что диалог между человеком и птицами характерен для детских песен (см. п. 1251).
古尓
戀良武鳥者
霍公鳥
盖哉鳴之
吾<念>流<碁>騰
いにしへに
こふらむとりは
ほととぎす
けだしやなきし
あがもへるごと
Та птица, что тоскует о былом, —
Ведь это бедная кукушка!
Боюсь, что это плакала она,
Совсем как я,
Что о былом тоскую…

哭澤之
神社尓三輪須恵
雖祷祈
我王者
高日所知奴
なきさはの
もりにみわすゑ
いのれども
わがおほきみは
たかひしらしぬ
В храме Накисава на алтарь
Ставили священное вино
И молились о тебе. Но напрасно:
Наш великий государь
Управлять стал солнцем в вышине!
* “Управлять стал солнцем в вышине” — см. п. 200. Храм Накисава — находится теперь в уезде Сики, у подножия горы Кагуяма.
秋の夜の
ちよをひとよに
なせりとも
ことばのこりて
とりやなきなん
あきのよの
ちよをひとよに
なせりとも
ことばのこりて
とりやなきなん
Пусть долгая ночь
осенью и будет длинна,
как тысяча долгих ночей, —
не останется разве, что нам говорить,
когда птички уже запоют?

あひ見ては
心ひとつを
かはしまの
水のながれて
たえじとぞ思ふ
あひみては
こころひとつを
かはしまの
みづのながれて
たえじとぞおもふ
Свиданий? — Их нет.
Все ж одно — наши души:
как струи в реке,
что островком разделены,
за ним — опять одно...

見るめなき
わが身をうらと
しらねばや
かれなであまの
あしたゆくくる
みるめなき
わがみをうらと
しらねばや
かれなであまの
あしたゆくくる
Не знаешь ты, что я —
та бухта, на которой
нет морской травы...
Рыбак же неотступно
до изнеможенья бродит...
Стихотворение, построенное на непереводимой игре слов: слово мирумэ — "морская трава" из тех пород, которые употребляются в пищу и которые поэтому собираются рыбаками, — в то же время может означать "свидание"; и тогда слова далее означают: "Разве тебе не известно, что добиться свидания со мной, чего ты так желаешь, тебе не удастся? Чего ж ты понапрасну стараешься?"
ならはねば
世の人ごとに
なにをかも
恋とはいふと
とひし我しも
ならはねば
よのひとごとに
なにをかも
こひとはいふと
とひしわれしも
Из-за меня, говоришь?..
Из-за того, кто и сам
столь неопытен,
что у людей спросить должен:
что ж такое любовь?

いほりおほき
しでのたをさは
猶たのむ
わがすむさとに
こゑしたえずは
いほりおほき
しでのたをさは
なほたのむ
わがすむさとに
こゑしたえずは
Во многих хижинах... и всё же —
кукушке этой верю!
Вот если б только голос
не смолк её в селеньи,
где я живу...

ひととせに
ひとたびきます
君まてば
やどかす人も
あらじとぞ思ふ
ひととせに
ひとたびきます
きみまてば
やどかす人も
あらじとぞおもふ
Ткачиха ждет здесь друга,
который лишь однажды
приходит в целый год...
И нет той здесь, кто мог бы
ночлег тебе тут дать
Включено также в Кокинсю, 419
おしなべて
峯もたひらに
なりななむ
山のはなくは
月もいらじを
おしなべて
みねもたひらに
なりななむ
やまのはなくは
つきもいらじを
Вот, если б пики
все без исключенья
в равнину превратились...
Гор не будь гребнистых, —
и месяц не зайдет!
Включено также в Госэнсю, 1249
木綿懸而
祭三諸乃
神佐備而
齊尓波不在
人目多見許<曽>
ゆふかけて
まつるみもろの
かむさびて
いむにはあらず
ひとめおほみこそ
О нет, не потому что лег запрет меж нами,
Ведь я не божество,
Как боги в Миморо,
Где славят их молитвой и дарами,
Запрета нет, но много глаз людских…
* Ответная песня девушки, обращенная к юноше и объясняющая ему, отчего она не приходит к нему на свидание.
木綿懸而
齊此神社
可超
所念可毛
戀之繁尓
ゆふかけて
いはふこのもり
こえぬべく
おもほゆるかも
こひのしげきに
Даже в храмах,
Где наложены запреты,
Где богам с мольбой несут дары,
Я могу переступить ограду,
Так сильна моя любовь к тебе!
* Песня юноши из цикла песен вопросов и ответов, связанная с предыдущей.
淡海之海
浪恐登
風守
年者也将經去
榜者無二
あふみのうみ
なみかしこみと
かぜまもり
としはやへなむ
こぐとはなしに
Думать лишь о том, что в море, в Оми,
По волнам бушующим пути опасны,
Выжидать все время, чтобы ветер стих…
А ведь годы будут проходить напрасно,
Так и не удастся плавать по морям!
* Песня юноши. В песне аллегорически говорится о том, что трудно встречаться с любимой, но если бояться помех и покорно ждать, можно потерять ее.
吾手本
将巻跡念牟
大夫者
<變>水<𡨃>
白髪生二有
わがたもと
まかむとおもはむ
ますらをは
をちみづもとめ
しらかおひにけり
Верно, рукава моей одежды
Думаешь своим ты сделать изголовьем,
Рыцарь доблестный,
В слезах я утонула,
Волосы покрылись сединою…

去年之春
相有之君尓
戀尓手師
櫻花者
迎来良之母
こぞのはる
あへりしきみに
こひにてし
さくらのはなは
むかへけらしも
Пышной вишни цветы,
При расцвете которых
Я любил тебя, друг мой,
Прошедшей весной,
Верно, это тебя здесь приветствуют ныне!

朝髪之
念乱而
如是許
名姉之戀曽
夢尓所見家留
あさかみの
おもひみだれて
かくばかり
なねがこふれぞ
いめにみえける
Как утром пряди разметавшихся волос,—
В смятенье думы нежные твои,
И, верно, оттого,
Что ты в такой тоске,
Тебя я видела сегодня в снах…
* В песне отражено народное поверье, см. п. 490.
銀母
金母玉母
奈尓世武尓
麻佐礼留多可良
古尓斯迦米夜母
しろかねも
くがねもたまも
なにせむに
まされるたから
こにしかめやも
Для чего нам серебро,
Золото, каменья эти?
Все ничтожно.
Всех сокровищ
Драгоценней сердцу дети!

許等々波奴
樹尓波安里等母
宇流波之吉
伎美我手奈礼能
許等尓之安流倍志
こととはぬ
きにはありとも
うるはしき
きみがたなれの
ことにしあるべし
Пусть ты всего лишь
Безгласное дерево,
Стать должно ты отныне
Излюбленным кото—
И всегда находиться возле милого друга!

大澤の
池の水ぐき
絶えぬとも
なにか恨みむ
さがのつらさは
おおさはの
いけのみづぐき
たえぬとも
なにかうらみむ
さがのつらさは
Хоть в Осава[38]
Пруду водоросли
И пропали,
Зачем же я еще ропщу?
О, горечь Сага![39]
38. Пруд Осава – пруд в окрестностях Сага.
39. В танка обыгрываются омонимы: Сага – топоним и «чувство». В танка введен топоним Осава – название пруда в Сага. Этот топоним обусловливает появление в дальнейшем слова мидзу – «вода», однако использовано не это слово, а его омофон, входящий в архаическое слово мидзукуки – «послание», «письмо», а также «водоросли». То есть начало стихотворения может быть переведено так: «С Осава-/Пруда послания прекратились...» Сага означает еще и «чувство». Обе танка этого дана приводятся в собрании принца Мотоёси (Мотоёсимикогосю) как стихи Гэму-но мёбу, адресованные принцу. В Ямато-моногатари этот принц именуется «покойный хёбугё-но мия». Здесь, видимо, ошибка автора.
久しくは
おもほえねども
住の江の
松やふたたび
生ひ代るらむ
ひさしくは
おもほえねども
すみのえの
まつやふたたび
おひかはるらむ
Что слишком долго —
Не показалось мне,
Но в бухте Суминоэ
Сосны заново,
Верно, успели вырасти[50] —
50. Автор стиха хочет выразить мысль: за это время твоим сердцем, видно, всецело завладела другая.

Танка помещена в Сюисю, св. 12 [741] (А.С.)
ことならば
晴れずもあらなむ
秋霧の
まぎれに見えぬ
君と思はむ
ことならば
はれずもあらなむ
あきぎりの
まぎれにみえぬ
きみとおもはむ
Ах, если б было так,
Пусть бы осенний туман не редел.
В его дымке
Ты смутно виден,
Думал бы я[89].
89. Обе танка помещены в Кокинрокутё, I (раздел «Туман»).
白露の
おきふしたれを
恋ひつらむ
われは聞きおはず
いそのかみにて
しらつゆの
おきふしたれを
こひつらむ
われはききおはず
いそのかみにて
Подобно белой росе,
Бодрствуя или ложась, кого же
Любите вы?
Ведь обо мне не помнили уже,
Состарившейся в Исо-но ками[129].
129. Стихотворение по принципу построения тропа отчасти повторяет предыдущее. Сирацую – «белая роса» – дзё к слову оки – «падать» (о росе). Исо-но ками – макура-котоба к слову фуру («старый»), здесь тоже употребляется в значении «старый».
花の色を
見ても知りなむ
初霜の
心わきては
おかじとぞ思ふ
はなのいろを
みてもしりなむ
はつしもの
こころわきては
おかじとぞおもふ
Вишни цвет
Увидев, верно, поймешь,
Что первый иней
Совсем не по-разному
Ложился, думаю я.

柏木に
葉守の神の
ましけるを
知らでぞ折りし
たたりなさるな
かしはぎに
はもりのかみの
ましけるを
しらでぞをりし
たたりなさるな
Сорвал я, не зная,
Что в дереве касива
Пребывает
Бог – листьев хранитель,
Не гневайся же на меня[177].
177. Танка помещена в Госэнсю, 15 [1183] с изменениями: нара но ха.
うちつけに
まどふ心と
聞くからに
なぐさめやすく
おもほゆるかな
うちつけに
まどふこころと
きくからに
なぐさめやすく
おもほゆるかな
Только взглянули на меня,
И вот я узнаю,
Что сердце ваше заплуталось.
Но потому и думается мне,
Что так же легко ему и утешиться[199].
199. Танка встречается в Синсэндзайсю, 11.
片岡に
わらびもえずは
たづねつつ
心やりにや
若菜つままし
かたをかに
わらびもえずは
たづねつつ
こころやりにや
わかなつままし
Даже если еще не вырос
Папоротник на крутых холмах,
Все равно пойду с тобой
Собирать молодые травы,
Чтоб душе обрести отраду.

ゆゆしくも
おもほゆるかな
人ごとに
うとまれにける
世にこそありけれ
ゆゆしくも
おもほゆるかな
ひとごとに
うとまれにける
よにこそありけれ
О, как прискорбно это,
Думается мне,
Каждая
Становится тебе постылой.
Хорошо ли так[287]...
287. Танка помещена также в Мотоёсимикогосю.
秋もこず
露もおかねど
言の葉は
わがためにこそ
色かはりけれ
あきもこず
つゆもおかねど
ことのはは
わがためにこそ
いろかはりけれ
Хоть не пришла еще осень,
И не пала роса,
А листьев
Для меня
Цвет сменился[313].
313. Иро – «цвет» означает еще «любовь», т. е. «любовь изменилась», «прошла», кото-но ха – не только «листья», но и «слова», т. е. «В словах твоих уж нет любви».
秋の野を
色どる風は
吹きぬとも
心はかれじ
草葉ならねば
あきののを
いろどるかぜは
ふきぬとも
こころはかれじ
くさばならねば
Осенние поля
В алый цвет красящий ветер
Пусть и подул,
Но сердце не увядает,
Оно ведь не трава[434] —
434. Танка содержит омонимы: аки – «осень» и «пресыщаться», карэдзи – «не увядать» и «не расставаться». В некоторых сборниках авторство приписывается Нарихира, в других – считается ответной танка дамы.
なかるとも
なにとか見えむ
手にとりて
ひきけむ人ぞ
幣と知るらむ
なかるとも
なにとかみえむ
てにとりて
ひきけむ人ぞ
ぬさとしるらむ
Хоть и плывет,
Но что это – можно ль увидеть?
Только тот, кто в руке это держит
И несет,
Может наверное знать, что это – нуса![436] —
436. Тюдзё хочет сказать, что и дама его легкомысленна, потому ей должны быть понятны затруднения ветреника.
あやめかり
君はぬまにぞ
まどひける
我は野にいでて
かるぞわびしき
あやめかり
きみはぬまにぞ
まどひける
われはのにいでて
かるぞわびしき
Кувшинки срывая
для меня, ты, о друг,
бродил по болоту.
Охотясь на поле, теперь
и я для тебя постарался
Упоминаемые пирожки представляют собой особо приготовленный рис, обернутый в широкие листья,- в настоящее время бамбука, тогда - болотных растений вроде водяных кувшинок.
波上従
所見兒嶋之
雲隠
穴氣衝之
相別去者
なみのうへゆ
みゆるこしまの
くもがくり
あないきづかし
あひわかれなば
Как остров маленький,
Чуть видный на волнах,
Ты скрылся вдалеке за облаками.
О, как вздыхал я по тебе, мой друг,
Когда ты с нами распростился!
* “Как остров маленький” — переведено по К. Мае.
玉切
命向
戀従者
公之三舶乃
梶柄母我
たまきはる
いのちにむかひ
こひむゆは
きみがみふねの
かぢからにもが
Чем тосковать мне,
Жизни не щадя,
Сверкающей как дорогая яшма,
Хотел бы лучше я на корабле прекрасном
Стать ручкой твоего весла!

此花乃
一与能裏波
百種乃
言持不勝而
所折家良受也
このはなの
ひとよのうちは
ももくさの
ことまちかねて
をらえけらずや
В отдельном каждом лепестке
Твоих цветов
Так трудно удержать те сотни разных слов,
Что для меня с любовью спрятал ты…
Под этой тяжестью не обломаются ль цветы?

吾君尓
戯奴者戀良思
給有
茅花手雖喫
弥痩尓夜須
あがきみに
わけはこふらし
たばりたる
つばなをはめど
いややせにやす
Подруге милой, вижу, мнится,
Что я, негодный, сохну от любви.
Хоть посланные цубана я съем,
Но пользы не случится,
И дальше буду я худеть, худеть…

吾妹子之
形見乃合歡木者
花耳尓
咲而盖
實尓不成鴨
わぎもこが
かたみのねぶは
はなのみに
さきてけだしく
みにならじかも
Ах, нэбунохана, что мне на память
Прислала милая моя,—
Одни цветы,
И те цветы плодами,
Боюсь, не станут никогда!
* Цветы не станут плодами — т. е. любовь не завершится браком.

橘之
花散里乃
霍公鳥
片戀為乍
鳴日四曽多寸
たちばなの
はなちるさとの
ほととぎす
かたこひしつつ
なくひしぞおほき
В селенье, где ныне опадают на землю
Белоснежного цвета лепестки померанцев,
Много дней уже плачет,
Тоскуя, кукушка,
На любовь свою больше не встречая ответа…
* В ответной песне Табито аллегорически говорит о своем горе, сравнивая себя с кукушкой, тоскующей и плачущей в одиночестве.
望降
清月夜尓
吾妹兒尓
令覩常念之
屋前之橘
もちぐたち
きよきつくよに
わぎもこに
みせむとおもひし
やどのたちばな
Померанцы, что цветут передо мною,
Возле дома, среди множества ветвей,
Как хотел бы
Ночью с ясною луною
Показать возлюбленной моей!

妹之見而
後毛将鳴
霍公鳥
花橘乎
地尓落津
いもがみて
のちもなかなむ
ほととぎす
はなたちばなを
つちにちらしつ
Пусть бы ты полюбовалась ими,
А потом могла бы и кукушка петь,
Ведь в цвету, раскрывшись, померанцы
Из-за песни громкой понапрасну
Могут слишком рано облететь!

風雲者
二岸尓
可欲倍杼母
吾遠嬬之
(一云
波之嬬乃)
事曽不通
かぜくもは
ふたつのきしに
かよへども
わがとほづまの(はしつまの)
ことぞかよはぬ
Хотя и облака, и ветер
На том и этом берегу бывают,
Но вести
От жены моей далекой
До берегов моих не достигают…

多夫手二毛
投越都倍<吉>
天漢
敝太而礼婆可母
安麻多須辨奈吉
たぶてにも
なげこしつべき
あまのがは
へだてればかも
あまたすべなき
Они разделены Небесною Рекою
И, кажется, что близки берега,
Что камень долетит вдаль, брошенный рукою,
И все же им помочь
Ничем нельзя…
* Песни о танабата пишутся чаще всего от лица Ткачихи или Волопаса, но в М. встречаются и написанные от третьего лица, сочувствующего любви разлученных звезд.
皇之
御笠乃山能
秋黄葉
今日之<鍾>礼尓
散香過奈牟
おほきみの
みかさのやまの
もみちばは
けふのしぐれに
ちりかすぎなむ
Алая листва осенних кленов
На горе Микаса,
Что с короной схожа,
От дождей, что моросили ныне,
Не осыпалась ли, отцветя, на землю?

吾屋戸乃
一村芽子乎
念兒尓
不令見殆
令散都類香聞
わがやどの
ひとむらはぎを
おもふこに
みせずほとほと
ちらしつるかも
Цветы осенних нежных хаги,
Благоухавшие у дома моего,
Чуть-чуть на землю не опали
До той поры,
Как дал тебе взглянуть!
* У многих комментаторов вызывает сомнение, что эта песня — ответ на предыдущую. Между ними нет никакой связи. Вероятно, это ответ на другую песню, но поскольку речь идет о переписке с дочерью Хэки Нагаэ, то она помещена после ее песни.
黄葉乎
令落<鍾>礼尓
所沾而来而
君之黄葉乎
挿頭鶴鴨
もみちばを
ちらすしぐれに
ぬれてきて
きみがもみちを
かざしつるかも
Промокнув вся от мелкого дождя,
Что опадать заставил листья клена,
Пришла к тебе…
И алою листвою,
Тобою сорванной, украсила себя!

<希>将見跡
吾念君者
秋山<乃>
始<黄>葉尓
似許曽有家礼
めづらしと
あがおもふきみは
あきやまの
はつもみちばに
にてこそありけれ
Великолепен ты, мой милый друг,
О ком я думаю всегда с любовью,
Ах, как же мне напоминаешь ты
Среди осенних гор
Лист первых алых кленов!

風乎谷
戀者乏
風乎谷
将来常思待者
何如将嘆
かぜをだに
こふるはともし
かぜをだに
こむとしまたば
なにかなげかむ
Пусть даже это был лишь ветер,—
Ведь, значит, любит он.
Я зависти полна,
Когда бы я ждала, и вдруг подул бы ветер,—
О чем тогда я стала б горевать?

大乃浦之
其長濱尓
縁流浪
寛公乎
念<比>日
おほのうらの
そのながはまに
よするなみ
ゆたけくきみを
おもふこのころ
В бухте Оо
К бесконечным берегам
Набегает много волн со взморья,
Много, много раз с тоскою и любовью
Думал это время — о тебе…
* “Много, много раз с тоскою и любовью”…— т. е. хоть и не присылал тебе гонца с ответом, но думал о твоей просьбе.
吾妹兒之
業跡造有
秋田
早穂乃蘰
雖見不飽可聞
わぎもこが
なりとつくれる
あきのたの
わさほのかづら
みれどあかぬかも
Венком из ранних рисовых колосьев
С полей осенних, что любимая моя
Возделала, сама, своим считая долгом,
О, сколько ни гляжу,
Не налюбуюсь я!

高圓之
野邊乃容花
面影尓
所見乍妹者
忘不勝裳
たかまとの
のへのかほばな
おもかげに
みえつついもは
わすれかねつも
Смотрю я на цветок каобана,
Что в Такамато на полях растет,
И облик твой
Передо мной встает,
И не могу я позабыть тебя!
* Каобана — японская петунья, бледно-алого цвета с сердечкообразными продолговатыми листьями, чашечка в виде перевернутого колокола, обращенного широкой стороной вверх, растет в полях и на лугах, многолетнее растение, цветет все лето начиная с 5—6-го месяца.
官尓毛
縦賜有
今夜耳
将欲酒可毛
散許須奈由米
つかさにも
ゆるしたまへり
こよひのみ
のまむさけかも
ちりこすなゆめ
Чиновникам — и тем
Пир малый разрешён.
И разве только ночью ныне
Мы будем это пить вино?
О нет, прошу, не опадайте, сливы!

朝入為流
人跡乎見座
草枕
客去人尓
妾<名>者不<教>
あさりする
ひととをみませ
くさまくら
たびゆくひとに
わがなはのらじ
Только тем, кто ищет раковины здесь,
Подаем в ответ мы сердца весть.
Странникам,
Кому постель — трава,
Мы своих имен не назовем.
* Это песни-диалоги — мондо, или “песни вопросов и ответов”. В них отражен древний обычай, когда сказать свое имя для девушки было равносильно согласию на брак или на близкие отношения (см. п. 1).
金門尓之
人乃来立者
夜中母
身者田菜不知
出曽相来
かなとにし
ひとのきたてば
よなかにも
みはたなしらず
いでてぞあひける
И когда к железным воротам
Приходили люди и стояли там
Даже среди ночи,—
Не щадя себя,
Выходила с ними встретиться она.

常世邊
可住物乎
劔刀
己之<行>柄
於曽也是君
とこよへに
すむべきものを
つるぎたち
ながこころから
おそやこのきみ
В бессмертном мире он
Мог жить за веком век,
Но вот по воле сердца своего
Он сам пошел на лезвие меча,—
Как безрассуден — этот человек!

大橋之
頭尓家有者
心悲久
獨去兒尓
屋戸借申尾
おほはしの
つめにいへあらば
まかなしく
ひとりゆくこに
やどかさましを
Если бы в конце огромного моста,
Вдруг бы у реки стоял мой дом,
Деве юной,
Что идет совсем одна,
Сердцем пожалев, приют бы предложил!

暇有者
魚津柴比渡
向峯之
櫻花毛
折末思物緒
いとまあらば
なづさひわたり
むかつをの
さくらのはなも
をらましものを
Когда бы время мне,
Я б, мучаясь, поплыл на берег тот,
И я тогда сорвал бы
Цветы прекрасной вишни, что цветет
Вдали на той вершине горной!

射行相乃
<坂>之踏本尓
開乎為流
櫻花乎
令見兒毛欲得
いゆきあひの
さかのふもとに
さきををる
さくらのはなを
みせむこもがも
Здесь, у подножья горных склонов,
Куда приходят и уходят вновь,
О, если б ты была, чтоб показать я мог
Цветы вишневые, что пышно расцветают,
Сгибая ветви тяжестью своей!

今日尓
何如将及
筑波嶺
昔人之
将来其日毛
けふのひに
いかにかしかむ
つくはねに
むかしのひとの
きけむそのひも
Разве что-нибудь сравнится с этим днем?
Даже дни, когда в далекие года
На горе Цукуба
Веселились люди,
Не возьму в сравненье никогда!

掻霧之
雨零夜乎
霍公鳥
鳴而去成
𪫧怜其鳥
かききらし
あめのふるよを
ほととぎす
なきてゆくなり
あはれそのとり
Ночами пусть встает туман,
И льется дождик с высоты…
Кукушка
С песнею летит,
Ах, что за диво птица, ты!

筑波嶺乃
須蘇廻乃田井尓
秋田苅
妹許将遺
黄葉手折奈
つくはねの
すそみのたゐに
あきたかる
いもがりやらむ
もみちたをらな
Хочу нарвать я алых листьев клена,
Чтобы послать их юным девам мог,
Что на полях осенних
У подножья горы Цукуба
Жнут созревший рис…

男神尓
雲立登
斯具礼零
沾通友
吾将反哉
をかみに
くもたちのぼり
しぐれふり
ぬれとほるとも
われかへらめや
Поднялись — и все закрыли облака.
У горы, где власть имеет бог мужей,
Дождь все время моросит,
Промокну я,
Но домой уйти я не могу!
* “У горы, где власть имеет бог мужей…” — имеется в виду восточный пик горы Цукуба, олицетворяющий мужское божество.
明日之夕
不相有八方
足日木<乃>
山彦令動
呼立哭毛
あすのよひ
あはざらめやも
あしひきの
やまびことよめ
よびたてなくも
Завтра ночью вряд ли встретятся они…
Потому средь распростертых гор,
Заставляя эхо громыхать,
Все зовет к себе олень жену
И все время горько плачет он!

天漢
霧立渡
且今日<々々々>
吾待君之
船出為等霜
あまのがは
きりたちわたる
けふけふと
わがまつきみし
ふなですらしも
Среди Реки Небес
Встает густой туман,
Любимый мой, которого я жду,—
Все думая, что нынче будет он,—
Как видно, уж ведет ко мне свою ладью!

命乎志
麻勢久可願
名欲山
石踐平之
復亦毛来武
いのちをし
まさきくもがも
なほりやま
いはふみならし
またまたもこむ
О, если только жизнь земная эта
Благополучна будет у меня,—
Хребет Набори перейдя,
Шагая по камням и скалам,
Я вновь вернусь к тебе, любимая моя!

海津路乃
名木名六時毛
渡七六
加九多都波二
船出可為八
うみつぢの
なぎなむときも
わたらなむ
かくたつなみに
ふなですべしや
Хочу, чтоб ты отплыл,
Когда пути морские
Не страшны будут для судна,
Возможно ль кормчему пуститься в море,
Когда бушует грозная волна?

松反
四臂而有八羽
三栗
中上不来
麻呂等言八子
まつがへり
しひてあれやは
みつぐりの
なかのぼりこぬ
まろといふやつこ
Разве сердцу можно приказать насильно?
Если три каштана — пустота внутри,
Ведь с полмесяца прошло,—
Ты не явился —
Неужели мне сказать, что — жду?

三越道之
雪零山乎
将越日者
留有吾乎
懸而小竹葉背
みこしぢの
ゆきふるやまを
こえむひは
とまれるわれを
かけてしのはせ
В тот день, когда ты будешь проходить
Тропою горной, где ложится снег,
Там, на пути в Коси,
Меня, что здесь остался,
Ты, пожалев, с любовью помяни!

振山従
直見渡
京二曽
寐不宿戀流
遠不有尓
ふるやまゆ
ただにみわたす
みやこにぞ
いもねずこふる
とほくあらなくに
Когда с высот горы Фуру
Взгляну я вдаль перед собою,
Столица милая
Совсем недалека —
И оттого не сплю ночами и тоскую!

客人之
宿将為野尓
霜降者
吾子羽L
天乃鶴群
たびひとの
やどりせむのに
しもふらば
あがこはぐくめ
あめのたづむら
Коль иней выпадет холодный на поля,
Где путники
Шалаш себе построят,
Прикройте крыльями мое дитя,
Небесных журавлей летающие стаи!

語継
可良仁文幾許
戀布矣
直目尓見兼
古丁子
かたりつぐ
からにもここだ
こほしきを
ただめにみけむ
いにしへをとこ
Даже слыша сказ о ней,
Преисполнишься любви,
Какова ж была любовь
Двух героев молодых,
Тех, что видели ее?

別而裳
復毛可遭
所念者
心乱
吾戀目八方
(一云
意盡而)
わかれても
またもあふべく
おもほえば
こころみだれて
あれこひめやも
(こころつくして)
Когда бы думал я:
Пускай расстались,
Но после снова встречу я тебя,—
О, разве тосковал бы я
С таким отчаяньем на сердце!

蘆桧木笶
荒山中尓
送置而
還良布見者
情苦喪
あしひきの
あらやまなかに
おくりおきて
かへらふみれば
こころぐるしも
Когда увидел я, как проводив тебя
И среди диких распростёртых
Далёких гор оставив навсегда,
Пошла домой безмолвная толпа, —
Как было сердцу нестерпимо тяжко!

勝<壮>鹿之
真間之井見者
立平之
水挹家<武>
手兒名之所念
かつしかの
ままのゐみれば
たちならし
みづくましけむ
てごなしおもほゆ
И когда в страну эту восточную придя,
Взглянешь, как у берега катится волна,
Сразу загрустишь
О деве молодой,
Что сюда ходила часто за водой.

葦屋之
宇奈比處女之
奥槨乎
徃来跡見者
哭耳之所泣
あしのやの
うなひをとめの
おくつきを
ゆきくとみれば
ねのみしなかゆ
Говорят, где юноши легли,
Ветви дерева склонились до земли.
Только там,
Где юноша Тину,
Наклонились они в сторону к нему.

墓上之
木枝靡有
如聞
陳努<壮>士尓之
<依>家良信母
はかのうへの
このえなびけり
ききしごと
ちぬをとこにし
よりにけらしも
Это было в стороне Асиноя,
Где в селе одна красавица жила.
А теперь могила там,—
И, глядя на нее,
Люди плачут, вспоминая Унаи.

石上
振乃神杉
神備<西>
吾八更々
戀尓相尓家留
いそのかみ
ふるのかむすぎ
かむびにし
われやさらさら
こひにあひにける
Словно криптомерия у храма
В Исоноками, в Фуру, таков и я,
Был совсем я стар,
Но нынче снова
Повстречалась на пути моем любовь!
[Ответная песня]
狭野方波
實尓成西乎
今更
春雨零而
花将咲八方
さのかたは
みになりにしを
いまさらに
はるさめふりて
はなさかめやも
В Сануката
Раньше зрели и плоды,
Но отныне —
Хоть и льет весенний дождь,
Там цветам уже не зацвести!
[Ответная песня]
川上之
伊都藻之花乃
何時々々
来座吾背子
時自異目八方
かはのうへの
いつものはなの
いつもいつも
きませわがせこ
ときじけめやも
На реке растут цветы,
Называют их “всегда”,
Ах, всегда, всегда
Приходи ко мне, любимый друг,
Ты не можешь ведь не вовремя прийти!
[Ответная песня]
* Цветы “всегда” (ицумо-но хана) — старинное название водорослей; есть разные предположения, что это за цветы. Полагаем. что это народное название прибрежных растений. Здесь — игра слов.
吾妹子尓
戀乍居者
春雨之
彼毛知如
不止零乍
わぎもこに
こひつつをれば
はるさめの
それもしるごと
やまずふりつつ
Потому что я тоскую беспрестанно
О тебе, любимая моя,
Дождь весенний,
Словно зная это,
Льет и льет все время без конца…
[Ответная песня]
春去者
先鳴鳥乃
鴬之
事先立之
君乎之将待
はるされば
まづなくとりの
うぐひすの
ことさきだちし
きみをしまたむ
Подобно соловью, что раньше всех поет
В тени ветвей,
Когда придет весна,
Ты раньше всех мне о любви сказал,
Любимый мой, я буду ждать тебя!
[Ответная песня]
客尓為而
妻戀為良思
霍公鳥
神名備山尓
左夜深而鳴
たびにして
つまごひすらし
ほととぎす
かむなびやまに
さよふけてなく
Как видно, странствуя повсюду,
Тоскою о жене полна,
Как только ночь
Становится темна,
Кукушка в Каминаби плачет!

妹尓相
時片待跡
久方乃
天之漢原尓
月叙經来
いもにあふ
ときかたまつと
ひさかたの
あまのかはらに
つきぞへにける
Когда я ждал нетерпеливо срока,
Чтоб встретиться с любимою моей,
В речной долине
В небесах извечных,
Так много долгих месяцев прошло!

狛錦
紐解易之
天人乃
妻問夕叙
吾裳将偲
こまにしき
ひもときかはし
あめひとの
つまどふよひぞ
われもしのはむ
О ночь, когда небес далеких люди
Там встретятся: супруг придет к супруге
И из парчи корейской будут
Развязывать друг другу шнур,—
О, даже я той ночи не забуду!
* Развязывать друг другу шнур — см. п. 1789.
雨零者
瀧都山川
於石觸
君之摧
情者不持
あめふれば
たぎつやまがは
いはにふれ
きみがくだかむ
こころはもたじ
Когда льет дождь, то горная река
Стремительно бежит
И рушится о скалы.
Любовь твою нетрудно погубить,
Моя любовь — совсем иная…
Песня девушки.
四具礼零
暁月夜
紐不解
戀君跡
居益物
しぐれふる
あかときづくよ
ひもとかず
こふらむきみと
をらましものを
Когда здесь мелкий дождик моросит
В ночь с предрассветною луною,
Хочу, любимый мой, я быть с тобою,
Который обо мне в пути грустит
И не развязывает шнур заветный…
* Песня девушки.
* “И не развязывает шнур заветный” — т. е. хранит обет верности (см. п. 1789).
健男之
念乱而
隠在其妻
天地
通雖<光>
所顕目八方
ますらをの
おもひみだれて
かくせるそのつま
あめつちに
とほりてるとも
あらはれめやも
Ту жену, что спрятал ото всех
Рыцарь доблестный
В смятенье своих чувств,
Не найдет никто и никогда,
Даже пусть насквозь озарены
Лунным блеском небо и земля.
* Считается, что эта песня связана с предыдущей и является ответом на неё. Возможно, обе песни связаны с обрядовыми брачными хороводами, когда поет женская и мужская половина хора.
吾去者
七日<者>不過
龍田彦
勤此花乎
風尓莫落
わがゆきは
なぬかはすぎじ
たつたひこ
ゆめこのはなを
かぜになちらし
О, странствие мое лишь семь продлится дней,
Пройдет то время незаметно…
Принц Тацута,
Не дай, — тебя прошу,—
Цветам раскрывшимся осыпаться от ветра!
* Песня жены, провожающей мужа, и песня мужа. Предполагают, что эти песни записал Такахаси Мусимаро, когда служил под начальством Фудзивара Умакая, строившего дворец в Нанива (706 г.).
* Принц Тацута — бог, повелитель ветра, ему посвящен храм на горе Тацута.
* Нагаута и каэси-ута сложены разными лицами. По-видимому, это наиболее древняя форма нагаута, в которой отражены переклички женского и мужского хоров, характерные для древних —.народных хороводов.
垣保成
人之横辞
繁香裳
不遭日數多
月乃經良武
かきほなす
ひとのよここと
しげみかも
あはぬひまねく
つきのへぬらむ
Словно изгородью из зеленых тростников,
Разделила нас с тобой молва людей,
Оттого, что так сильна она,
Много дней я не встречал тебя,
Верно, целый месяц миновал…

古乃
小竹田丁子乃
妻問石
菟會處女乃
奥城叙此
いにしへの
しのだをとこの
つまどひし
うなひをとめの
おくつきぞこれ
Вот он, славный тот курган
Юной девы Унаи,
Что пытался в жены взять
Юноша из Синуда
Много лет тому назад!

君か世に
あふさか山の
いはし水
こかくれたりと
思ひけるかな
きみかよに
あふさかやまの
いはしみつ
こかくれたりと
おもひけるかな
Но хотелось бы мне
в правленье твое, повелитель,
жить от мира вдали,
уподобясь чистой кринице
в тайниках горы Оосака!..

ひととせに
ひとたひきます
君まては
やとかす人も
あらしとそ思ふ
ひととせに
ひとたひきます
きみまては
やとかすひとも
あらしとそおもふ
Ожидает она
того, кто придет лишь однажды
в ночь свидания звезд, —
и едва ли другой сумеет
умолить ее о ночлеге…
Включено также в Исэ-моногатари, 82
たもとより
はなれて玉を
つつまめや
これなむそれと
うつせ見むかし
たもとより
はなれてたまを
つつまめや
これなむそれと
うつせみむかし
Разве можно собрать
в рукава драгоценные перлы
тех рассыпанных брызг?
Что ж, коль так, назови их «жемчуг»,
собери — а я полюбуюсь!..

しるしらぬ
なにかあやなく
わきていはむ
思ひのみこそ
しるへなりけれ
しるしらぬ
なにかあやなく
わきていはむ
おもひのみこそ
しるへなりけれ
Для чего же гадать,
знакома я иль незнакома?
Пусть подскажет любовь —
разгораясь пламенем в сердце,
пусть ко мне озарит дорогу!..
227. Включено также в «Исэ-моногатари» (№ 99). В «Ямато-моногатари» текст несколько иной.
おろかなる
涙そそてに
玉はなす
我はせきあへす
たきつせなれは
おろかなる
なみたそそてに
たまはなす
われはせきあへす
たきつせなれは
Много ль проку в слезах,
что бисерной россыпью капель
увлажняют рукав?
Льются слезы мои потоком,
на пути сметая преграды!..

あさみこそ
袖はひつらめ
涙河
身さへ流ると
きかはたのまむ
あさみこそ
そてはひつらめ
なみたかは
みさへなかると
きかはたのまむ
Намочить рукава
недолго и на мелководье —
я поверить смогу,
лишь узнав, что рекою слезной
унесло тебя, закружило…
Включено также в «Исэ-моногатари» (№ 107), как и № 617.
かきくらす
心のやみに
まどひにき
ゆめうつつとは
こよひさだめよ
かきくらす
こころのやみに
まどひにき
ゆめうつつとは
こよひさだめよ
Я сам блуждаю
во мраке сердца,
обуянного тьмой!
И сон то был, иль явь —
узнаем ввечеру...

かきくらす
心のやみに
迷ひにき
夢うつつとは
世人さためよ
かきくらす
こころのやみに
まよひにき
ゆめうつつとは
よひとさためよ
Я всю ночь проплутал
в потемках, что сердце сокрыли,
и скажу лишь одно —
пусть за нас другие рассудят,
что тут явь, а что сновиденье…
259. Стихотворение содержит буддийские ассоциации: «потемки в сердце» непосвященного, «блуждать» в миру, противопоставление «реальность» / «иллюзия, сон».

Включено также в «Исэ-моногатари» (№ 69).
おほぬさと
名にこそたてれ
なかれても
つひによるせは
ありてふものを
おほぬさと
なにこそたてれ
なかれても
つひによるせは
ありてふものを
Коль и впрямь я похож
на ленту нуса, что в потоке
по теченью плывет, —
и меня впереди, должно быть,
ожидает тихая отмель…
275. Включено в «Исэ-моногатари» (№ 47).
今はとて
かへす事のは
ひろひおきて
おのかものから
かたみとや見む
いまはとて
かへすことのは
ひろひおきて
おのかものから
かたみとやみむ
Что ж, вернулись ко мне
те письма листвою опавшей —
миновала любовь,
но как намять о наших встречах
сберегу я любви посланья…

ゆきかへり
そらにのみして
ふる事は
わかゐる山の
風はやみなり
ゆきかへり
そらにのみして
ふることは
わかゐるやまの
かせはやみなり
Оттого каждый раз,
как туча, плывущая в небе,
я вернуться спешу,
что уж слишком порывист ветер
на прекрасной горной вершине…

世中に
さらぬ別の
なくもかな
千世もとなけく
人のこのため
よのなかに
さらぬわかれの
なくもかな
ちよもとなけく
ひとのこのため
О, когда бы наш мир
не ведал той вечной разлуки!
Как и все сыновья,
о родительском долголетье
возношу я богам молитвы…

おきつ浪
たかしのはまの
浜松の
名にこそ君を
まちわたりつれ
おきつなみ
たかしのはまの
はままつの
なにこそきみを
まちわたりつれ
Катит волны прибой
к утесам в заливе Такаси —
сосны на берегу
знают, что твоего приезда
с нетерпеньем я ожидаю…
Добавлено в Сюисю, 1240
あまひこの
おとつれしとそ
今は思ふ
我か人かと
身をたとるよに
あまひこの
おとつれしとそ
いまはおもふ
われかひとかと
みをたとるよに
С чем к тебе я приду?
Увы, даже дальнее эхо
обо мне умолчит.
Уж ничем я не отличаюсь
ото всех, чей удел — безвестность…

野とならは
うつらとなきて
年はへむ
かりにたにやは
君かこさらむ
のとならは
うつらとなきて
としはへむ
かりにたにやは
きみかこさらむ
Стану я на лугу
перепелкою горестно кликать —
пусть проходят года,
но когда-нибудь ты вернешься
поохотиться вновь за мною!..
Включено в «Исэ-моногатари» (№ 123) в немного ином виде.
なにはかた
うらむへきまも
おもほえす
いつこをみつの
あまとかはなる
なにはかた
うらむへきまも
おもほえす
いつこをみつの
あまとかはなる
В чем увидела ты
неверность мою и коварство?
В славной Наниве дом
променяла ты понапрасну
на монашество в храме Мицу!..

君をのみ
思ひこしちの
しら山は
いつかは雪の
きゆる時ある
きみをのみ
おもひこしちの
しらやまは
いつかはゆきの
きゆるときある
Полон дум о тебе,
в столицу спешил я из Коси.
Как на Белой горе
долго снег лежит и не тает —
не растают, поверь, те думы!..

君されは
のへにまつさく
見れとあかぬ花
まひなしに
たたなのるへき
花のななれや
はるされは
のへにまつさく
みれとあかぬはな
まひなしに
たたなのるへき
はなのななれや
Как приходит весна,
цветы зацветают в поле,
раньше всех они зацветают.
Сколько я ни гляжу,
все цветами не налюбуюсь,
а зовут их именем нежным…

山しなの
おとはのたきの
おとにのみ
人のしるへく
わかこひめやも
やましなの
おとはのたきの
おとにのみ
ひとのしるへく
わかこひめやも
Ах, неужто и впрямь
разнесутся в Ямасине слухи,
о любви разгласив,
как с водопада Отова — Шум Крыльев
донеслось крылатое эхо?!
Вариант песни 664.
獨耳
見者戀染
神名火乃
山黄葉
手折来君
ひとりのみ
みればこほしみ
かむなびの
やまのもみちば
たをりけりきみ
Одной мне грустно было любоваться
Осенних кленов алою листвой,
И со священных склонов Каминаби
Её я сорвала —
Любуйся, милый мой!
* Любование осенними алыми кленами (цветами сливы, вишни) — старинный народный обычай. Отсюда желание показать любимому (любимой) алые листья клена (иногда цветы, красивый пейзаж и т. д.) — очень распространенный мотив в песнях М.

沙邪礼浪
浮而流
長谷河
可依礒之
無蚊不怜也
さざれなみ
うきてながるる
はつせがは
よるべきいその
なきがさぶしさ
Рябь на волнах —
И бежит белопенная струя
На реке Хацусэ вдаль.
И какая грусть,
Что нет берегов, куда приплыть!

神名備能
三諸之山丹
隠蔵杉
思将過哉
蘿生左右
かむなびの
みもろのやまに
いはふすぎ
おもひすぎめや
こけむすまでに
В Каминаби,
Там, где горы Миморо,
Криптомерия священная стоит,
И пока на ней не станет мох цвести,
Не пройдет вовек моя любовь!
* Суги — японская криптомерия (Cryptomeria japonica). “Суги” ассоциируется с “сугу” “проходить”, “пройдет”, отсюда игра слов.
* Последние строки песни передают одну из народных клятв верности. “Не пройдет моя любовь так же, как никогда не зацветет мох на священном дереве суги”.
三芳野
瀧動々
落白浪
留西
妹見<西>巻
欲白浪
みよしのの
たきもとどろに
おつるしらなみ
とまりにし
いもにみせまく
ほしきしらなみ
В дивной Ёсину-стране,
Где грохочет водопад,
Вниз несется с высоты белопенная волна.
Как хотел бы показать
Белопенную волну
Милой, что в столице ждет возвращенья моего!
* Каэси-ута к п. 3232 сложена в форме сэдока; стк. 1–3 повторяют конец песни 3232.
山邊乃
五十師乃御井者
自然
成錦乎
張流山可母
やまのへの
いしのみゐは
おのづから
なれるにしきを
はれるやまかも
В стороне Яманобэ
Всюду в Исиномии
Горы застланы парчой,
Что природою самой
Выткана на них!
* “Горы застланы парчой…” — т. е. покрыты алыми листьями клена.
相坂乎
打出而見者
淡海之海
白木綿花尓
浪立渡
あふさかを
うちいでてみれば
あふみのうみ
しらゆふばなに
なみたちわたる
Лишь Заставу Встреч пройдешь
И оглянешься кругом:
Море Оми предо мной,
И как белые цветы, что подносят в дар богам,
Волны в пене поднялись.
* Сравнение в песнях М. волн в белой пене с белыми цветами (см. п. 909) встречается и в других песнях М. и перешло в позднейшую классическую поэзию X–XIII вв.
天地乎
<歎>乞祷
幸有者
又<反>見
思我能韓埼
あめつちを
なげきこひのみ
さきくあらば
またかへりみむ
しがのからさき
Землю, небеса
Лишь молил и горевал:
Если буду жив,
Вновь вернусь я посмотреть
Карасаки-мыс в Сига!

阿胡乃海之
荒礒之上之
少浪
吾戀者
息時毛無
あごのうみの
ありそのうへの
さざれなみ
あがこふらくは
やむときもなし
Словно в море у Аго
Эти волны, что бегут
К каменистым берегам,
У любви моей к тебе
Нету срока и конца!

天有哉
月日如
吾思有
君之日異
老落惜文
あめなるや
つきひのごとく
あがおもへる
きみがひにけに
おゆらくをしも
Не под силу видеть нам,
Как стареешь день за днем
Ты, которого мы чтим
Словно солнце и луну,
Что сияют в небесах!

式嶋乃
山跡乃土丹
人二
有年念者
難可将嗟
しきしまの
やまとのくにに
ひとふたり
ありとしおもはば
なにかなげかむ
Если б только думал я,
Что в Ямато, что в стране
Распростертых островов,
Есть еще одна, как ты,—
Разве горевал бы я?

大舟能
思憑
君故尓
盡心者
惜雲梨
おほぶねの
おもひたのめる
きみゆゑに
つくすこころは
をしけくもなし
Как большому кораблю,
Доверяла я тебе,
И хотя из-за тебя
Иссушила сердце я,—
Не жалею ни о чем…

志貴嶋
倭國者
事霊之
所佐國叙
真福在与具
しきしまの
やまとのくには
ことだまの
たすくるくにぞ
まさきくありこそ
О прекрасная страна
На простертых островах!
То Ямато, где слова силой дивною полны
И приносят счастье всем.
Будь же счастлив ты в пути!
* “То Ямато, где слова дивной силою полны…” — речь идет о котодама (см. п. 2506, 3080).
數々丹
不思人叵
雖有
蹔<文>吾者
忘枝沼鴨
しくしくに
おもはずひとは
あるらめど
しましくもわは
わすらえぬかも
Верно, и такие люди есть на свете,
Что любить всем сердцем
Не умеют.
А вот я на миг один не в силах
Позабыть в разлуке девы милой.

荒玉之
年者来去而
玉梓之
使之不来者
霞立
長春日乎
天地丹
思足椅
帶乳根笶
母之養蚕之
眉隠
氣衝渡
吾戀
心中<少>
人丹言
物西不有者
松根
松事遠
天傳
日之闇者
白木綿之
吾衣袖裳
通手沾沼
あらたまの
としはきゆきて
たまづさの
つかひのこねば
かすみたつ
ながきはるひを
あめつちに
おもひたらはし
たらちねの
ははがかふこの
まよごもり
いきづきわたり
あがこふる
こころのうちを
ひとにいふ
ものにしあらねば
まつがねの
まつこととほみ
あまつたふ
ひのくれぬれば
しろたへの
わがころもでも
とほりてぬれぬ
Новояшмовый
Пройдет
И опять наступит год.
С веткой яшмовой гонец
Не приходит от тебя,
И поэтому теперь,
В долгий, долгий день весны,
В день, когда встает туман,
Небо и земля
Наполняются тоской.
И вздыхаю вечно я,
Скрытая от всех,
Будто в коконе живу,
Словно куколка червя,
Шелковичного червя,
Что вскормившая меня
Выкормила мать моя.
То, что в сердце у меня,
Где любовь моя живет,
Не приходится теперь
Высказать тебе.
Из корней сосны — сосна
Вырастет.
Зовут сосну “мацу”
“Мацу” значит “ждать”.
Ждать придется долго мне.
По небу плывущее
Солнце клонится к земле,
Белотканые мои
Рукава
Влажны от слез…
* Песня женщины в разлуке с любимым человеком. “С веткой яшмовой гонец” — см. комм. к п. 2548. Концовка совпадает с концовкой песни Хитомаро в кн. II, поэтому есть предположение, что это произведение Хитомаро (К. Мор.). Однако возможно, что это народная песня, обработанная им.
如是耳師
相不思有者
天雲之
外衣君者
可有々来
かくのみし
あひおもはずあらば
あまくもの
よそにぞきみは
あるべくありける
Если только так —
Жить в разлуке, не любя,
Лучше бы тогда
Жить тебе в ином краю,
Средь небесных облаков!
* В песне отражено представление древних японцев об “ином мире, находящемся на небе”, упоминание об этом встречается и в других песнях.
ゐ垣
久時従
戀為者
吾帶緩
朝夕毎
みづかきの
ひさしきときゆ
こひすれば
わがおびゆるふ
あさよひごとに
Как с давних пор стоит священная ограда,
Так с давних пор
Люблю тебя,
И пояс мой слабеет беспрестанно,
Ах, с каждой ночью, с каждым днем…
* Священная ограда — речь идет об ограде синтоистских храмов, огораживающей место пребывания божества. Так как, по синтоистским представлениям, в древности боги спускались с небес на землю, то священная ограда стала постоянным образом всего существующего с незапамятных времен.
* “И пояс мой слабеет…” — один из образов любовной лирики М. выражающий сильную тоску в разлуке с любимым человеком.
年渡
麻弖尓毛人者
有云乎
何時之間曽母
吾戀尓来
としわたる
までにもひとは
ありといふを
いつのまにぞも
あがこひにける
Говорят, есть люди на земле —
Год пройдет у них — и нет любви,
Но не так со мной:
Какой бы ни был срок,
Буду я любить тебя всегда.
* В “Кодзики” каэси-ута отсутствует; по-видимому, эту песню сохранила устная традиция. Есть мнение, что это позднейшее сочинение, которое присоединили к нагаута впоследствии (К. Мор.). Песня сходна с песней Фудзивара Маро (523). Некоторые комментаторы считают, что Фудзивара Маро сложил свою песню по образцу этой песни (СН). Полагаем, что данная песня является любовным обетом и присоединена искусственно к нагаута.
世間乎
倦迹思而
家出為
吾哉難二加
還而将成
よのなかを
うしとおもひて
いへでせし
われやなににか
かへりてならむ
Я решила:
“Горек этот бренный мир”,—
И оставила свой дом родной,
Для чего же мне, скажи теперь,
Возвращаться вновь к себе домой?
* Считают, что это песня самостоятельная, не связанная с нагаута (К. Мор., МС, СН). СН считает, что речь идет о вступлении в монашескую жизнь, и уход из мира толкуется в этом плане. Однако нам представляется, что это каэси-ута, так как она очень близко перекликается с концовкой нагаута, что обычно очень характерно для каэси-ута. Кроме того, в М. есть случаи, когда каэси-ута являются как бы ответом (возлюбленной или возлюбленного) на нагаута, т. е. получается своего рода перекличка. Вероятно, это наиболее древние песни, где еще не изжита традиция утагаки — народных хороводов, когда женский хор перекликался с мужским хором.
明日香河
瀬湍之珠藻之
打靡
情者妹尓
<因>来鴨
あすかがは
せぜのたまもの
うちなびき
こころはいもに
よりにけるかも
Как жемчужная трава
От течения быстрых вод светлой Асука-реки
Гнётся долу,
Так теперь сердце бедное моё
Покоряется тебе.

還尓之
人乎念等
野干玉之
彼夜者吾毛
宿毛寐金<手>寸
かへりにし
ひとをおもふと
ぬばたまの
そのよはわれも
いもねかねてき
В думах тревожных о тебе, мой любимый,
Что домой от меня уходил нынче ночью,
Ночью черной, как черные ягоды тута,
Сном спокойным уснуть
Было мне не под силу…

我情
焼毛吾有
愛八師
君尓戀毛
我之心柄
わがこころ
やくもわれなり
はしきやし
きみにこふるも
わがこころから
У меня пылает сердце,
Виновата в этом я,
И ведь то, что полюбила
Я красивого тебя,
Это тоже, друг мой милый, сердца моего вина!

二無
戀乎思為者
常帶乎
三重可結
我身者成
ふたつなき
こひをしすれば
つねのおびを
みへむすぶべく
あがみはなりぬ
Нет, второй такой любви
В этом мире не найти,
Потому и стал такой,
Что обычный пояс мой
Втрое обвязать могу.
* Сходна с песнями 3262 и 6742.
* “…обычный пояс мой втрое обвязать могу…” — см. п. 3262.
一眠
夜笇跡
雖思
戀茂二
情利文梨
ひとりぬる
よをかぞへむと
おもへども
こひのしげきに
こころどもなし
Думала я сосчитать
Ночи, что усну одна,
Но сильна тоска моя,
И покоя не найти,
Не уснуть мне без тебя…

眠不睡
吾思君者
何處邊
今<夜>誰与可
雖待不来
いもねずに
あがおもふきみは
いづくへに
こよひたれとか
まてどきまさぬ
Не могу забыться сном…
Ты, о ком тоскую я,
Где изволишь нынче быть?
С кем проводишь эту ночь?
Жду, но не приходишь ты…

蘆垣之
末掻別而
君越跡
人丹勿告
事者棚知
あしかきの
すゑかきわけて
きみこゆと
ひとになつげそ
ことはたなしれ
Говорят, через плетень тростниковый
Он пролез,
Он пришел, любимый мой.
Ты не выдай людям нас,
В чем здесь дело, разумей!
* Каэси-ута относится ко второй половине песни, как и п. 3277, указывающая, что речь идет о тайном свидании. Это единственная в М. песня, где упоминается о сторожевой собаке; в других песнях упоминается лишь об охотничьих собаках (СН). Форма нагаута полностью совпадает с нагаута 3276–3278.
衣袖丹
山下吹而
寒夜乎
君不来者
獨鴨寐
ころもでに
あらしのふきて
さむきよを
きみきまさずは
ひとりかもねむ
Зимний ветер дует
В рукава одежды…
Мне холодной ночью
Не уснуть сегодня
Без тебя, любимый…

足千根乃
母尓毛不謂
L有之
心者縦
<公>之随意
たらちねの
ははにもいはず
つつめりし
こころはよしゑ
きみがまにまに
Чувствам, что таила про себя,
Даже матери родной не говоря,
Матери, вскормившей молоком меня,
Чувствам тайным волю я дала,
Прихоти потворствуя твоей…
* Вариант п. 2537. Считается, что эта каэси-ута сложена была не в одно время с нагаута (СН). По своему содержанию это самостоятельная песня, помещена здесь ошибочно.
乾坤乃
神乎祷而
吾戀
公以必
不相在目八
あめつちの
かみをいのりて
あがこふる
きみいかならず
あはずあらめやも
Я несу мольбу богам
Неба и земли,
Неужели никогда
Не увижусь я с тобой,
Что так сильно мной любим?

古之
神乃時従
會計良思
今心<文>
常不所<忘>
いにしへの
かみのときより
あひけらし
いまのこころも
つねわすらえず
Верно, со времен богов,
Еще в древние года
Мы встречалися с тобой,
Сердцу и теперь тебя
Никогда не позабыть!

打蝉之
命乎長
有社等
留吾者
五十羽旱将待
うつせみの
いのちをながく
ありこそと
とまれるわれは
いはひてまたむ
Чтобы жизнь непрочная твоя
Бесконечно долгою была,
Я, оставшаяся здесь,
Шлю горячую мольбу богам
В ожидании тебя, мой друг!

三雪落
吉野之高二
居雲之
外丹見子尓
戀度可聞
みゆきふる
よしののたけに
ゐるくもの
よそにみしこに
こひわたるかも
О, как полон я любви
К той, что вижу вдалеке,
Словно в небе облака
Над вершиной Ёсину,
Где идет все время снег…
* Сравнение недоступной красавицы, возлюбленной с облаками встречается и в других песнях М. Оно перешло и в позднейшую классическую поэзию Х—XIII вв.
父母尓
不令知子故
三宅道乃
夏野草乎
菜積来鴨
ちちははに
しらせぬこゆゑ
みやけぢの
なつののくさを
なづみけるかも
Из-за девы молодой,
Что не знают ни отец, ни мать,
На дорогах Миякэ
Пробираюсь полем я с трудом,
Погружаясь в летнюю траву.
* “Погружаясь в летнюю траву…” — т. е. чтобы никто не увидел его, идущего на тайное свидание.
縦恵八師
二々火四吾妹
生友
各鑿社吾
戀度七目
よしゑやし
しなむよわぎも
いけりとも
かくのみこそあが
こひわたりなめ
Хорошо, пусть будет так!
Пусть умру я, все равно,
Пусть я буду жить,
Только знаю я одно:
Вечно мне любить тебя!

不聞而
黙然有益乎
何如文
<公>之正香乎
人之告鶴
きかずして
もだもあらましを
なにしかも
きみがただかを
ひとのつげつる
Лучше не слыхала б я,
Лучше бы молчали все!
О, зачем, зачем
О судьбе твоей, мой друг,
Люди передали мне?

何為而
戀止物序
天地乃
神乎祷迹
吾八思益
いかにして
こひやむものぞ
あめつちの
かみをいのれど
われはおもひます
Что сделать мне, чтоб перестать любить?
Молился я богам
И неба и земли,
Но понапрасну я молил богов:
Я стал любить тебя ещё сильней.

天地之
神尾母吾者
祷而寸
戀云物者
都不止来
あめつちの
かみをもわれは
いのりてき
こひといふものは
かつてやまずけり
Ах, как и ты, молилась я богам
И неба и земли,
Чтобы забыть любовь,
Но понапрасну я молила их:
То, что зовут любовь, не хочет знать конца.

隠来乃
泊瀬小國丹
妻有者
石者履友
猶来々
こもりくの
はつせをぐにに
つましあれば
いしはふめども
なほしきにけり
В запертой среди высоких гор
Здесь, в стране далекой Хацусэ,
Дева милая моя живет,
Пусть мне по камням пришлось шагать,
Снова я пришел сегодня к ней.
* Похожи на песни свадебного цикла, когда во время сватовства происходит обмен песнями между женихом и невестой. Возможно также, что обмен песнями происходил во время брачных игр, когда водили хороводы и они распевались мужской и женской стороной по типу: “А мы просо сеяли”.
Кроме того, судя по другим песням М., в древности был обычай похищать невест. На это, возможно, и намекает песня 3312:
“Коли встану, подымусь, все увидит мать, коли выйду и пойду — будет знать отец… И никак не быть тому, что задумал ты в мечтах, милый, тайный мой супруг”.
川瀬之
石迹渡
野干玉之
黒馬之来夜者
常二有沼鴨
かはのせの
いしふみわたり
ぬばたまの
くろまくるよは
つねにあらぬかも
Если б только эта ночь,
Ночь, когда явился ты, по камням проехав вброд
На коне на вороном, ягод тутовых черней,
Если б только эта ночь
Вечно длиться бы могла!
* Похожи на песни свадебного цикла, когда во время сватовства происходит обмен песнями между женихом и невестой. Возможно также, что обмен песнями происходил во время брачных игр, когда водили хороводы и они распевались мужской и женской стороной по типу: “А мы просо сеяли”.
* Кроме того, судя по другим песням М., в древности был обычай похищать невест. На это, возможно, и намекает песня 3312:
* “Коли встану, подымусь, все увидит мать, коли выйду и пойду — будет знать отец… И никак не быть тому, что задумал ты в мечтах, милый, тайный мой супруг”.
* Песня 3313 использована поэтессой Отомо Саканоэ (см. её песню 525). Мы объясняем это не изжитой в ранней литературной поэзии народно-песенной традицией.
泉<川>
渡瀬深見
吾世古我
旅行衣
蒙沾鴨
いづみがは
わたりぜふかみ
わがせこが
たびゆきごろも
ひづちなむかも
Идзуми-река…
Глубоко теченье там,
И у друга моего
Платье, что в дорогу взял,
Верно, вымокнет насквозь!
* Старинные народные песни. Песня жены представлена нагаута и двумя каэси-ута, а ответ мужа — одной каэси-ута. Возможно, что это отдельные записи сохранившихся песен. Раз ответ мужа выражен каэси-ута, то, возможно, была и нагаута, но устная традиция ее не сохранила.
清鏡
雖持吾者
記無
君之歩行
名積去見者
まそかがみ
もてれどわれは
しるしなし
きみがかちより
なづみゆくみれば
Редкой чистоты
Зеркало есть у меня,
Но какая польза мне,
Если вижу, как с трудом
Переходишь вброд?
* Старинные народные песни. Песня жены представлена нагаута и двумя каэси-ута, а ответ мужа — одной каэси-ута. Возможно, что это отдельные записи сохранившихся песен. Раз ответ мужа выражен каэси-ута, то, возможно, была и нагаута, но устная традиция ее не сохранила.
杖衝毛
不衝毛吾者
行目友
公之将来
道之不知苦
つゑつきも
つかずもわれは
ゆかめども
きみがきまさむ
みちのしらなく
С посохом в руке
И без посоха в руке,
Я отправилась бы в путь,
Но не знаю я дорог,
По которым ты придешь!

角障經
石村山丹
白栲
懸有雲者
皇可聞
つのさはふ
いはれのやまに
しろたへに
かかれるくもは
おほきみにかも
Обвита плющом скала…
Там, где горы Иварэ,
Белотканое стоит
Облако среди небес.
То не ты ли это там, мой великий государь?
* В песне отражено древнее народное поверье, будто душа умершего становится облаком. Это поверье встречается во многих песнях М., оно связано с погребальным обрядом сожжения.
衣袖
大分青馬之
嘶音
情有鳧
常従異鳴
ころもで
あしげのうまの
いなくこゑ
こころあれかも
つねゆけになく
Рукава одежды шелковой белы…
Как двухцветные цветы у тростника.
Бело-серый конь его сегодня ржет.
Может быть, есть сердце у него?
Нынче не такой он, как всегда…
* “Рукава одежды шелковой белы…” — зачин (мк) указывает, по-видимому, на траурные одежды.
* Бело-серый конь (асагэ но ума) — возможны разные толкования этого выражения: 1) “двухцветный, словно цветы тростника”, 2) “черный с белым конь”, 3) “серый конь” и др.; некоторые толкуют “аома” как “вороная лошадь”, но из комментария к одной из песен М. выясняется, что “аома” — это белая лошадь. В английском переводе (“The Manyoshu, One Thousand Poems”, Tokyo, 1940 г.) “серый конь”, но правильнее “бело-серый” или “белый”, так как макура-котоба “рукава одежд” постоянно сочетается с белым цветом, а в данной танка это имеет особое значение, так как цвет траурной одежды — белый и зачин, таким образом, раскрывает как бы ситуацию, в которой сложена песня.
<狂>言哉
人之云鶴
玉緒乃
長登君者
言手師物乎
たはことか
ひとのいひつる
たまのをの
ながくときみは
いひてしものを
Не ошибка ли слова,
Что сказали люди мне?
Ты ведь говорил:
“Будет длинной, без конца,
Яшмовая нить…”

母父毛
妻毛子等毛
高々二
来跡<待>異六
人之悲<紗>
おもちちも
つまもこどもも
たかたかに
こむとまちけむ
ひとのかなしさ
И отец, и мать,
И жена, и дети там,
Верно, ждут, когда придет,
Неотступно глядя вдаль…
Вот она, печаль людей!
* Плачи о погибших странниках — это особый цикл песен в М. Согласно толкованию известного историка Хани Горо — это были крестьяне, отбывавшие трудовую повинность в разных частях страны и по дороге домой по окончании работ погибшие в пути от голода.
* Мы полагаем, что среди них были и так называемые сакимори — пограничные стражи, которых из восточных провинций посылали на Кюсю, где они три года отбывали службу, а затем, возвращаясь домой, гибли от голода в далеком пути, так как путь был опасен и тяжел.
* Этот цикл песен и поэма Окура “Диалог бедных” приоткрывают темные стороны жизни того времени, о котором в целом сохранилась память как об эпохе мира и культурного процветания. П. 3336 — вариант песни Хитомаро на тот же сюжет (см. п. 220). Близки как варианты п. 3335 и 3339. П. 3339 также частично повторяет строки из песни Хитомаро (220). Но, судя по заголовкам, они сложены по поводу разных случаев в разных провинциях, все это говорит о неизжитой традиции народных песен. П. 3340 целиком совпадает с п. 3337, а п. 3341 — с п. 222.
母父裳
妻裳子等裳
高々丹
来<将>跡待
人乃悲
おもちちも
つまもこどもも
たかたかに
こむとまつらむ
ひとのかなしさ
И отец, и мать,
И жена, и дети там,
Верно, ждут, когда придет,
Неотступно глядя вдаль…
Вот она, печаль людей!
* Плачи о погибших странниках — это особый цикл песен в М. Согласно толкованию известного историка Хани Горо — это были крестьяне, отбывавшие трудовую повинность в разных частях страны и по дороге домой по окончании работ погибшие в пути от голода.
* Мы полагаем, что среди них были и так называемые сакимори — пограничные стражи, которых из восточных провинций посылали на Кюсю, где они три года отбывали службу, а затем, возвращаясь домой, гибли от голода в далеком пути, так как путь был опасен и тяжел.
* Этот цикл песен и поэма Окура “Диалог бедных” приоткрывают темные стороны жизни того времени, о котором в целом сохранилась память как об эпохе мира и культурного процветания. П. 3336 — вариант песни Хитомаро на тот же сюжет (см. п. 220). Близки как варианты п. 3335 и 3339. П. 3339 также частично повторяет строки из песни Хитомаро (220). Но, судя по заголовкам, они сложены по поводу разных случаев в разных провинциях, все это говорит о неизжитой традиции народных песен. П. 3340 целиком совпадает с п. 3337, а п. 3341 — с п. 222.
葦邊徃
鴈之翅乎
見別
<公>之佩具之
投箭之所思
あしへゆく
かりのつばさを
みるごとに
きみがおばしし
なげやしおもほゆ
Каждый раз, как только вижу я
Крылья тех гусей,
Летящих в тростники,
Вспоминаю я разящую стрелу,
Что носил ты за спиною у себя…
* Плач жены о погибшем муже, одна из лучших песен кн. XIII.
多都我奈伎
安之<敝>乎左之弖
等妣和多類
安奈多頭多頭志
比等里佐奴礼婆
たづがなき
あしへをさして
とびわたる
あなたづたづし
ひとりさぬれば
Громко журавли кричат
И несутся надо мной,
Улетая в тростники…
О, как трудно, трудно мне,
Ведь остался я один…

多麻能宇良能
於伎都之良多麻
比利敝礼杼
麻多曽於伎都流
見流比等乎奈美
たまのうらの
おきつしらたま
ひりへれど
またぞおきつる
みるひとをなみ
В бухте Яшмовой, в бухте по имени Тама,
Жемчуг белый достал,
Что лежал глубоко под водой,
Но опять опустил этот жемчуг на дно я морское,
Ибо некому здесь любоваться его красотой!

安伎左良婆
和<我>布祢波弖牟
和須礼我比
与世伎弖於家礼
於伎都之良奈美
あきさらば
わがふねはてむ
わすれがひ
よせきておけれ
おきつしらなみ
Только осень настанет,
Корабль причалит мой снова.
Принесите с собой и оставьте на отмели мне,
Чтоб в пути не томиться тоскою, ракушки забвенья,
Белоснежные волны далёких морей!
* Ракушки забвения (васурэгай) — см. п. 3080.
伊波多野尓
夜杼里須流伎美
伊敝妣等乃
伊豆良等和礼乎
等<波婆>伊可尓伊波牟
いはたのに
やどりするきみ
いへびとの
いづらとわれを
とはばいかにいはむ
Средь полей Ивата в недрах диких скал
Ты покоишься теперь, мой друг.
Если близкие вдруг спросят,
Где же ты,
Что тогда скажу я им в ответ?

与能奈可波
都祢可久能未等
和可礼奴流
君尓也毛登奈
安我孤悲由加牟
よのなかは
つねかくのみと
わかれぬる
きみにやもとな
あがこひゆかむ
Говорят, всегда таков
Этот бренный и непрочный мир,
Не напрасно ль буду тосковать
О тебе, что с нами разлучён
Горькою судьбою навсегда…

波之家也思
都麻毛古杼毛母
多可多加尓
麻都良牟伎美也
之麻我久礼奴流
はしけやし
つまもこどもも
たかたかに
まつらむきみや
しまがくれぬる
Сердцу близкие —
И дети и жена,—
Верно, с нетерпеньем дома ждут,
Что же скрылся ты от взоров навсегда
Средь чужих и дальних островов?..

牟可之欲里
伊比<祁>流許等乃
可良久尓能
可良久毛己許尓
和可礼須留可聞
むかしより
いひけることの
からくにの
からくもここに
わかれするかも
Ведь ещё с былых времен
Говорили люди всё:
“На чужбине жизнь горька”,—
Вот и ты расстался здесь
С нами навсегда!
* “На чужбине—жизнь горька…” — букв.: “Горькая страна — горька” — игра слов; в данном случае речь идет о Корее (каракуни — “кара” от “караку” может значить “горько”; “куни” — “страна”, отсюда поговорка: “каракуни-но караку” “горькая страна—горька”). Так как “Каракуни” называли и Китай, то с этим обозначением было связано представление о чужбине. Перевод дан исходя из реального значения поговорки.
死者木苑
相不見在目
生而在者
白髪子等丹
不生在目八方
しなばこそ
あひみずあらめ
いきてあらば
しろかみこらに
おひずあらめやも
Если б рано умереть вам довелось,
С горем старости встречаться б не пришлось,
Но, когда еще придется в мире жить,
Знайте, и красавиц участь ждет одна:
Черный волос быстро сменит седина.

白髪為
子等母生名者
如是
将若異子等丹
所詈金目八
しろかみし
こらにおひなば
かくのごと
わかけむこらに
のらえかねめや
Ах, когда у вас, как у меня,
Чёрный волос сменит седина,
Тот, кто в эту пору будет молодой,
Станет и над вами издеваться,
Как теперь смеётесь надо мной.

卜部乎毛
八十乃衢毛
占雖問
君乎相見
多時不知毛
うらへをも
やそのちまたも
うらとへど
きみをあひみむ
たどきしらずも
У гадателей святых
На скрещении дорог
Я гадала о судьбе,
Но не знала я, увы,
Как увидеться с тобой…

吾命者
惜雲不有
散<追>良布
君尓依而曽
長欲為
わがいのちは
をしくもあらず
さにつらふ
きみによりてぞ
ながくほりせし
Жизнь мою
Совсем не жаль,
Только для тебя,
Что пригож и краснолиц,
Я хотела б долго жить.
* Вторая каэси-ута содержит мотив, широко распространенный в любовной лирике М.; он встречается и в позднейшей классической поэзии: жизни мне не жалко, но только из-за тебя я хочу, чтобы она длилась как можно дольше (см. п. 2416 и др.).
楯並而
伊豆美乃河波乃
水緒多要受
都可倍麻都良牟
大宮所
たたなめて
いづみのかはの
みをたえず
つかへまつらむ
おほみやところ
Коль в ряд стоят щиты — стрелять нельзя.
Как Идзуми-река струится вечно,
Конца не зная,
Так же без конца
Хочу служить тебе, дворец великий!

由久敝奈久
安里和多流登毛
保等登藝須
奈枳之和多良婆
可久夜思努波牟
ゆくへなく
ありわたるとも
ほととぎす
なきしわたらば
かくやしのはむ
Хоть ты всегда летишь,
Пути не зная,
Кукушка милая моя,
Но если б петь всегда ты прилетала,
Я б так не мучился, как нынче мучусь я.

宇能花能
<登聞>尓之奈氣婆
保等登藝須
伊夜米豆良之毛
名能里奈久奈倍
うのはなの
ともにしなけば
ほととぎす
いやめづらしも
なのりなくなへ
Цветут унохана, и с ними вместе
Поешь ты песни, прилетев сюда,
Кукушка,
С каждым разом ты чудесней —
Ведь, распевая, называешь ты себя.

保<登等>藝須
伊登祢多家口波
橘<乃>
<播>奈治流等吉尓
伎奈吉登余牟流
ほととぎす
いとねたけくは
たちばなの
はなぢるときに
きなきとよむる
Кукушка,
Нехорошая такая,
Я на тебя с досадою смотрю.
Когда цветы на померанцах отцветают,
Тогда ты прилетаешь громко петь.

大夫能
許己呂於毛保由
於保伎美能
美許登<乃>佐吉乎
(一云
能)
聞者多布刀美
(一云
貴久之安礼婆)
ますらをの
こころおもほゆ
おほきみの
みことのさきを(の)
きけばたふとみ
(たふとくしあれば)
Героя сердце чувствую в себе,
Когда услышал я
Об этом счастье,
Что государя возвестил указ,—
Покорного почтения я полон.

伊尓之敝乎
於母保須良之母
和期於保伎美
余思努乃美夜乎
安里我欲比賣須
いにしへを
おもほすらしも
わごおほきみ
よしののみやを
ありがよひめす
Наверно, о былом
С тоскою вспоминает
Наш государь великий в те часы,
Когда он в Ёсину дворец свой навещает.
Любуясь дивной красотой.

物能乃布能
夜蘇氏人毛
与之努河波
多由流許等奈久
都可倍追通見牟
もののふの
やそうぢひとも
よしのがは
たゆることなく
つかへつつみむ
И тысячи людей стариннейшего рода
Военных доблестных домов,
Как реки Ёсину
Текут, конца не зная,
Любуясь красотой, хотят здесь век служить.

安乎尓与之
奈良尓安流伊毛我
多可々々尓
麻都良牟許己呂
之可尓波安良司可
あをによし
ならにあるいもが
たかたかに
まつらむこころ
しかにはあらじか
Жена твоя в столице Нара,
Прекрасной в зелени листвы,
Ждёт с нетерпением:
Придёшь ли ты?
Ах, разве не о том тоскует её сердце?

左刀妣等能
見流目波豆可之
左夫流兒尓
佐度波須伎美我
美夜泥之理夫利
さとびとの
みるめはづかし
さぶるこに
さどはすきみが
みやでしりぶり
В глаза односельчан
Смотреть в селенье стыдно.
И ты, которого с прямых путей свела Сабуруко,
Идя в наш храм священный,
Все спину поворачиваешь к нам.

久礼奈為波
宇都呂布母能曽
都流波美能
奈礼尓之伎奴尓
奈保之可米夜母
くれなゐは
うつろふものぞ
つるはみの
なれにしきぬに
なほしかめやも
Ах, ярко-алый шёлк
Теряет блеск обычно,
И блекнут быстро яркие тона,
С одеждой темной и привычной
По прочности нельзя его сравнить.
* П. 4109 сложена в аллегорическом плане: скромная жена, с которой он жил вместе, по сравнению с блестящей, модной красавицей, пленившей его, несравненно преданней и верней в своих чувствах и привязанностях.
橘波
花尓毛實尓母
美都礼騰母
移夜時自久尓
奈保之見我保之
たちばなは
はなにもみにも
みつれども
いやときじくに
なほしみがほし
О померанцы, распустившиеся здесь.
Я любовался и цветами и плодами,
Но все равно без счета
Вновь и вновь
Хочу всегда налюбоваться ими!

奈泥之故我
花見流其等尓
乎登女良我
恵末比能尓保比
於母保由流可母
なでしこが
はなみるごとに
をとめらが
ゑまひのにほひ
おもほゆるかも
Каждый раз, как вижу я гвоздику,
Что сверкает яркой красотой,
Прелесть нежная
Улыбки юной девы
В этот миг встает передо мной.

佐由利花
由利母相等
之多波布流
許己呂之奈久波
今日母倍米夜母
さゆりばな
ゆりもあはむと
したはふる
こころしなくは
けふもへめやも
О юри — лилии цветы!
Ведь “юри” может значить “после”…
Когда б в сердечной глубине
Я не надеялся бы боле, что после будем вместе мы,
Я не прожил бы и сегодня!
* О юри см. п. 4113.
許序能秋
安比見之末尓末
今日見波
於毛夜目都良之
美夜古可多比等
こぞのあき
あひみしまにま
けふみれば
おもやめづらし
みやこかたひと
Ведь прошлой осенью
С тобой мы были вместе,
Когда же нынче встретил я тебя,
Ты выглядишь теперь, мой друг, чудесно,—
Большой столичный человек.

可久之天母
安比見流毛<乃>乎
須久奈久母
年月經礼波
古非之家礼夜母
かくしても
あひみるものを
すくなくも
としつきふれば
こひしけれやも
Итак, мы встретили опять друг друга,
Ах, разве мало я за эти дни,
Когда в разлуке шли
И месяцы, и годы,
По другу тосковал один?

許能美由流
久毛保妣許里弖
等能具毛理
安米毛布良奴可
<己許>呂太良比尓
このみゆる
くもほびこりて
とのくもり
あめもふらぬか
こころだらひに
Показавшаяся там
Туча белая, плыви,
Затяни небесный свод
И пролейся здесь дождем,
Чтоб утешить нам сердца!

安麻能我波
々志和多世良波
曽能倍由母
伊和多良佐牟乎
安吉尓安良受得物
あまのがは
はしわたせらば
そのへゆも
いわたらさむを
あきにあらずとも
Если б только протянули мост
Через ту Небесную Реку,
О, тогда
Они бы встретиться могли,
Даже если б осень не пришла.

夜須能河波
許牟可比太知弖
等之<乃>古非
氣奈我伎古良河
都麻度比能欲曽
やすのかは
こむかひたちて
としのこひ
けながきこらが
つまどひのよぞ
О, эта ночь, когда, тоскуя друг о друге
Дни долгие, на разных берегах
Реки Ясукава
Встречаются супруги —
Звезду зовущая звезда.
* Небесная Река — т. е. Млечный Путь.
毎時
弥米頭良之久
咲花乎
折毛不折毛
見良久之余志<母>
ときごとに
いやめづらしく
さくはなを
をりもをらずも
みらくしよしも
Ах, каждый раз, когда приходит срок,
Еще чудеснее становятся цветы
В расцвета час —
Срывать иль не срывать,
Но все равно так хорошо смотреть на них!

毎年尓
来喧毛能由恵
霍公鳥
聞婆之努波久
不相日乎於保美
毎年謂之等之乃波
としのはに
きなくものゆゑ
ほととぎす
きけばしのはく
あはぬひをおほみ
Ты прилетаешь петь к нам каждый год,
И все же,
О моя кукушка,
Услышав голос твой, я восхищаюсь вновь —
Ведь много дней не виделись с тобой!

白玉之
見我保之君乎
不見久尓
夷尓之乎礼婆
伊家流等毛奈之
しらたまの
みがほしきみを
みずひさに
ひなにしをれば
いけるともなし
Тебя, с которой встретиться хочу
И любоваться, как на жемчуг белый,
Не вижу я давно,
Дни провожу в глуши
И оттого жить больше я не в силах!
* “…Любоваться, как на жемчуг белый…” (или на белую яшму) (мк). — Белый жемчуг, белая яшма—образ внутренней и внешней красоты. Жемчуг и яшма в песнях М. — часто метафоры красавицы, возлюбленной.
左夜深而
暁月尓
影所見而
鳴霍公鳥
聞者夏借
さよふけて
あかときつきに
かげみえて
なくほととぎす
きけばなつかし
Когда я слушаю
Поющую кукушку,
Что предрассветною луной озарена,
И близится к рассвету ночи тьма,
Так дорога она в минуты эти!

霍公鳥
雖聞不足
網取尓
獲而奈都氣奈
可礼受鳴金
ほととぎす
きけどもあかず
あみとりに
とりてなつけな
かれずなくがね
Кукушка, сколько я тебя ни слышу,
Я не устану слушать никогда,
Хотя бы сетью мне поймать тебя,
Чтоб в сеть попала ты и стала бы ручною,—
Не улетая, ты бы пела для меня!

霍公鳥
飼通良婆
今年經而
来向夏<波>
麻豆将喧乎
ほととぎす
かひとほせらば
ことしへて
きむかふなつは
まづなきなむを
Кукушка,
Если б мог я приручить тебя,
Чтоб летом будущим,
Лишь год минует,
Ты прежде всех запела б для меня!

吾幾許
麻氐騰来不鳴
霍公鳥
比等里聞都追
不告君可母
わがここだ
まてどきなかぬ
ほととぎす
ひとりききつつ
つげぬきみかも
О друг жестокий, что не подал весть,
Что слушал без меня один
Всё время
Кукушку, что ко мне не прилетала петь,
Хотя я ждал её с великим нетерпеньем!

遠音毛
君之痛念跡
聞都礼婆
哭耳所泣
相念吾者
とほとにも
きみがなげくと
ききつれば
ねのみしなかゆ
あひおもふわれは
Хотя лишь дальний слух донесся до меня
О том, что ты живешь, терзаясь и горюя,
И все-таки
Здесь в голос плачу я,
Одну тоску с тобой делю я!

世間之
<无>常事者
知良牟乎
情盡莫
大夫尓之氐
よのなかの
つねなきことは
しるらむを
こころつくすな
ますらをにして
О, верно, знаешь ты,
Что жизнь на земле —
Непостоянная, непрочная, пустая,
Но все же сердце пощади свое,
Будь стойким рыцарем, держись достойно!

可久婆可里
古<非>之久志安良婆
末蘇可我美
弥奴比等吉奈久
安良麻之母能乎
かくばかり
こひしくしあらば
まそかがみ
みぬひときなく
あらましものを
Чем жить, тоскуя о тебе
Так сильно, как сейчас тоскую я,
Хотела б на тебя,
Как в зеркало, смотреть,
Чтоб даже дня не знать в разлуке!

有都々毛
御見多麻波牟曽
大殿乃
此母等保里能
雪奈布美曽祢
ありつつも
めしたまはむぞ
おほとのの
このもとほりの
ゆきなふみそね
Ведь будут на него смотреть и любоваться,
Пусть он лежит, сверкая так, как есть.
Ах, у дворца,
Вокруг его покоев,
Снег этот белый не топчите здесь!

寤尓等
念氐之可毛
夢耳尓
手本巻<寐>等
見者須便奈之
うつつにと
おもひてしかも
いめのみに
たもとまきぬと
みればすべなし
О, как хотел бы я,
Чтоб это явью было!
Нет сил моих
Лишь в сновиденьях видеть
Взамен подушки — милой рукава!

奥浪
邊波莫越
君之舶
許藝可敝里来而
津尓泊麻泥
おきつなみ
へなみなこしそ
きみがふね
こぎかへりきて
つにはつるまで
Прибрежные волны открытого моря!
Не вставайте, прошу вас, на глади морской,
До тех пор, как опять
Не войдет в эту гавань корабль,
Ах, пока не вернется из плаванья друг мой домой!

秋時花
種尓有等
色別尓
見之明良牟流
今日之貴左
あきのはな
くさぐさにあれど
いろごとに
めしあきらむる
けふのたふとさ
Хоть и много разных
Есть цветов осенних,
Красотою каждого цветка
Ты любуешься и радуешься сердцем,
Ах, какой достойный нынче день!

四舶
早還来等
白香著
朕裳裙尓
鎮而将待
よつのふね
はやかへりこと
しらかつけ
わがものすそに
いはひてまたむ
Чтобы четыре корабля
Скорей к себе домой вернулись,
К подолу юбки прикреплю
Пеньку я белую, как белый волос,
И буду ждать с молитвою святой!
* В старину считалось, что в подоле женской одежды живет магическая сила. Речь идет о магическом акте, совершаемом для того, чтобы благополучно вернулись корабли.
須賣呂伎能
御代万代尓
如是許曽
見為安伎良目<米>
立年之葉尓
すめろきの
みよよろづよに
かくしこそ
めしあきらめめ
たつとしのはに
Преемница богов небесных,
Пусть тысячи веков ты правишь на земле!
И, как и ныне,
В радости великой
Будь каждый раз, как наступает год!
* “И, как и ныне, в радости великой будь каждый раз, как наступает год!” — т. е. пусть всегда будет хороший урожай.
春ごとに
心をしむる
花のえに
たがなほざりの
袖かふれけむ
はるごとに
こころをしむる
はなのえに
たがなほざりの
そでかふれけむ
Каждой весной
Пленяет сердце
Слив нежный аромат.
И к этой ветке
Будто прикасались чьи-то рукава.
* Аромат рукавов — постоянный образ (см. коммент. 46).
さそはれぬ
人のためとや
残りけむ
あすよりさきの
花の白雪
さそはれぬ
ひとのためとや
のこりけむ
あすよりさきの
はなのしらゆき
Вчера, наверное, ещё цвели
Эти цветы.
Но в сад, увы,
Я не был приглашен.
А ныне - это снег!
* Ответ Ёсицунэ содержит намёк на ту же песню Нарихиры (см. коммент. 134).
つらきかな
うつろふまでに
八重桜
とへともいはで
すぐる心は
つらきかな
うつろふまでに
やへさくら
とへともいはで
すぐるこころは
Жестока та,
Которая не позвала
Полюбоваться вишнями
В её саду
В счастливую пору цветенья.

なにごとと
あやめはわかで
今日もなほ
たもとにあまる
ねこそ絶えせね
なにごとと
あやめはわかで
けふもなほ
たもとにあまる
ねこそたえせね
Не знаю и я,
Почему,
И нынче лишь слёзы
Мой увлажняют рукав,
И нет им конца!

降る雪に
まことに篠屋
いかならむ
けふは都に
跡だにもなし
ふるゆきに
まことにしのや
いかならむ
けふはみやこに
あとだにもなし
Я понимаю, каково тебе
В хижине тростниковой,
Но и у нас в столице
Выпало столько снега,
Что не видать и человеческих следов!

いまぞ聞く
心は跡も
なかりけり
雪かきわけて
思ひやれども
いまぞきく
こころはあとも
なかりけり
ゆきかきわけて
おもひやれども
Понятны твои чувства,
И к дому твоему
По снегу
Охотно проложил бы я тропу,
Но нынче вот — увы!

あかざりし
花をや春も
恋ひつらむ
ありし昔を
思ひ出でつつ
あかざりし
はなをやはるも
こひつらむ
ありしむかしを
おもひいでつつ
Наверно, и весна жалеет
О цветах,
Безвременно увядших,
С тоскою вспоминая
О милом прошлом.

さもこそは
おなじ袂の
色ならめ
かはらぬねをも
かけてけるかな
さもこそは
おなじたもとの
いろならめ
かはらぬねをも
かけてけるかな
И мои рукава
Тоже чёрного цвета,
Как и твои.
Ириса корни не украшают и их,
Слезы горючие их заливают.

ひとりにも
あらぬ思ひは
なき人も
旅の空にや
かなしかるらむ
ひとりにも
あらぬおもひは
なきひとも
たびのそらにや
かなしかるらむ
Я думаю, моя жена,
На небеса,
В Страну умерших, отправляясь,
Скорбит о том, что и меня постигло
То же горе.

見し夢を
忘るる時は
なけれども
秋の寝覚めは
げにぞかなしき
みしゆめを
わするるときは
なけれども
あきのねさめは
げにぞかなしき
Тот сон, увы,
Мне не забыть,
Но пробуждения
Осенними ночами
Поистине печальны.

いにしへの
なきに流るる
水茎の
跡こそ袖の
うらに寄りけれ
いにしへの
なきにながるる
みづぐきの
あとこそそでの
うらによりけれ
Следы кисти,
Что оставлены им,
Уводят в прошлое, что неведомо нам,
Но бережно храню их в рукаве,
Слезами орошая.

なき人を
しのぶることも
いつまでぞ
けふの哀は
あすのわが身を
なきひとを
しのぶることも
いつまでぞ
けふのあはれは
あすのわがみを
О той, кого уж нет,
Наверное, всегда
Будем жалеть.
Нынче о ней,
А завтра, может, обо мне...

思へ君
燃えしけぶりに
まがひなで
立ちおくれたる
春の霞を
おもへきみ
もえしけぶりに
まがひなで
たちおくれたる
はるのかすみを
Зачем не унеслась и я
За этим дымом вслед?
Зачем я задержалась здесь,
Вместе с весенней
Дымкой?

見し夢に
やがてまぎれぬ
わが身こそ
とはるるけふも
まづかなしけれ
みしゆめに
やがてまぎれぬ
わがみこそ
とはるるけふも
まづかなしけれ
В том скорбном сне
Не растворившись и не последовав за ней,
Ныне впервые скорбь глубокую
Переживаю, хоть и знаю,
Что думал ты меня утешить.
Автор использует прием аллюзии — намёк на песню Гэндзи из главы «Юная Мурасаки» романа «Гэндзи моногатари»:
Ты сегодня со мной, но смогу ль
Новой встречи дождаться?
Ночь мелькнет быстрым сном,
Как хотел бы я, в нем растворившись,
Исчезнуть...
これやさは
雲のはたてに
織ると聞く
たつこと知らぬ
天の羽衣
これやさは
くものはたてに
おるときく
たつことしらぬ
あまのはごろも
Слыхал я, что одежды эти ткут
За краем облаков:
Так вот оно, значит
Не шито, не кроено
Небесное платье из перьев!
* Автор использует омонимическую метафору: тацу — «шить», «кроить» ассоциируется с тацу — «отправляться» (в путь).

* Песня — намёк на танка Ки-но Арицунэ из лирической повести «Исэ моногатари». Герой сложил песню, когда принимал от своего друга одежду, предназначавшуюся жене, уходящей в монастырь:
Что это?
О, не иначе —
Как платье из перьев,
Что носят
Живущие на небесах!

(В основе — реминисценции китайской легенды о небесных девах в платьях из перьев, см. коммент. 131, т. 1).
君にまた
阿武隈川を
待つべきに
残り少なき
我ぞかなしき
きみにまた
あぶくまがはを
まつべきに
のこりすくなき
われぞかなしき
На встречу новую с тобой
Надеюсь
Название реки тому порукой,
Только не знаю,
Доживу ли?
* В песне Фудзивара Норинага намекает на свой возраст. Служить в провинцию отправляли на четыре года.
とどまらむ
ことは心に
かなへども
いかにかせまし
秋のさそふを
とどまらむ
ことはこころに
かなへども
いかにかせまし
あきのさそふを
Как мне хотелось бы
Остаться здесь,
В столице,
Но поманила меня осень
С собой в дорогу.
* Автор использует многозначность слова таиу-. в значении «наступать» (об осени) и «отправляться» (в путь). Поманила... осень с собой в дорогу... — в Японии тогда считали, что осень «идет с запада», Санэката же направлялся на восток.
もろともに
あはれといはず
人知れぬ
とはず語りを
我のみやせむ
もろともに
あはれといはず
ひとしれぬ
とはずかたりを
われのみやせむ
Мы о любви
Друг другу не успели
Сказать, и ныне я
Лишь про себя
Слова эти шепчу.

我が思ひ
空の煙と
なりぬれば
雲居ながらも
なほ尋ねてむ
わがおもひ
そらのけぶりと
なりぬれば
くもゐながらも
なほたづねてむ
Моя любовь сгорела,
Рассеявшись как дым
Средь облаков небесных.
Но попытаемся и там
Ее найти.

雨こそは
たのまばもらめ
たのまずは
思はぬ人と
見てをやみなむ
あめこそは
たのまばもらめ
たのまずは
おもはぬひとと
みてをやみなむ
Когда с надеждой
Ждешь дождя,
Он, может, и прольется,
А если не надеяться,
То нечего и ждать!

五月雨は
空おぼれする
ほととぎす
時に鳴くねは
人もとがめず
さみだれは
そらおぼれする
ほととぎす
ときになくねは
ひともとがめず
Громко поет кукушка
В майские дожди,
Но разве кто
Ее осудит?
Пришла ее пора!

ほととぎす
しのぶるものを
柏木の
もりても声の
聞こえけるかな
ほととぎす
しのぶるものを
かしはぎの
もりてもこゑの
きこえけるかな
Старалась петь кукушка
Еле слышно,
Но даже этот тихий голос
В дубовой роше
Кто-то услыхал.

いはぬより
心やゆきて
しるべする
ながむる方を
人の問ふまで
いはぬより
こころやゆきて
しるべする
ながむるかたを
ひとのとふまで
Слов я не говорю,
Но сердце — унеслось к тебе,
И ныне, получив твое посланье,
Сильней, чем прежде,
Я тоскую о тебе.

あはれにも
たれかは露も
思はまし
消え残るべき
我が身ならねば
あはれにも
たれかはつゆも
おもはまし
きえのこるべき
わがみならねば
Росинкой мимолетною растаять хочешь?
А тот, кто клятвою себя связал,
О, разве сможет он
Вслед за тобою
Не растаять тоже?

きのふとも
けふとも知らず
今はとて
別れしほどの
心まどひに
きのふとも
けふともしらず
いまはとて
わかれしほどの
こころまどひに
Вчера ли это было, иль сегодня,
Не знаю,
Только помню, ты сказал,
Что был в последний раз,
И сердце бедное привел в смятенье.

今来むと
たのめつつふる
言の葉ぞ
常磐に見ゆる
もみぢなりける
いまこむと
たのめつつふる
ことのはぞ
ときはにみゆる
もみぢなりける
«Приду», — сказала ты,
Вселив надежду в сердце,
Но вижу: листья слов твоих
Окрасились в багрянец
И более уж не меняют цвета!

思ひやる
心は空に
あるものを
などか雲居に
逢ひ見ざるらむ
おもひやる
こころはそらに
あるものを
などかくもゐに
あひみざるらむ
Сердце мое,
Тоскующее о тебе,
Витает в облаках,
Там, где блуждаешь ты,
Так отчего ж мы встретиться не можем?

浅緑
深くもあらぬ
青柳は
色変はらじと
いかが頼まむ
あさみどり
ふかくもあらぬ
あをやぎは
いろかはらじと
いかがたのまむ
Цвет ивовых ветвей
Не слишком ярок,
Чтоб он не изменился —
Трудно мне поверить:
Ведь ива — молода!

さしてゆく
山の端もみな
かきくもり
心の空に
消えし月影
さしてゆく
やまのはもみな
かきくもり
こころのそらに
きえしつきかげ
С минуты той,
Когда с тобой простился,
Туман окутал гребни гор,
И даже с тех небес, что в сердце у меня,
Луны исчезло отраженье.

ひきかへて
野辺のけしきは
見えしかど
昔を恋ふる
松はなかりき
ひきかへて
のべのけしきは
みえしかど
むかしをこふる
まつはなかりき
Все то же поле, и однако
Уж изменился его вид,
И сосенки я не нашел,
Чтоб отвечала
Моей печали о былых друзьях.

むらさきの
雲にもあらで
春霞
たなびく山の
かひはなにぞも
むらさきの
くもにもあらで
はるかすみ
たなびくやまの
かひはなにぞも
Не понимаю, почему
Так радуешься ты
Весенней дымке.
Быть может, кажется она тебе
Грядой пурпурных облаков?

折りに来と
思ひやすらむ
花桜
ありしみゆきの
春を恋ひつつ
をりにくと
おもひやすらむ
はなさくら
ありしみゆきの
はるをこひつつ
Я был бы счастлив,
Если бы за веткою цветущей
Ты в сад ко мне зашел,
И часто вспоминаю ту весну,
Когда нанес ты мне визит, о государь!

枝ごとの
末までにほふ
花なれば
散るもみゆきと
見ゆるなるらむ
えだごとの
すゑまでにほふ
はななれば
ちるもみゆきと
みゆるなるらむ
С цветуших вишен облетают лепестки,
Со всех ветвей,
До нижних самых.
И вправду кажется,
Что снег идет!

九重に
あらで八重咲く
山吹の
いはぬ色をば
知る人もなし
ここのへに
あらでやへさく
やまぶきの
いはぬいろをば
しるひともなし
Увы, лишь в восемь ярусов
Цветет
Желтая роза,
И я один лишь знаю, почему
Ей не цвести в девятиярусном дворце!

唐衣
たちかはりぬる
春の夜に
いかでか花の
色を見るべき
からころも
たちかはりぬる
はるのよに
いかでかはなの
いろをみるべき
Этой последнею весенней ночью
Вы в черное облачены.
Как же решиться мне одной
Переодеться в яркое
Летнее платье?

浮雲に
かくれてとこそ
思ひしか
ねたくも月の
ひまもりにける
うきくもに
かくれてとこそ
おもひしか
ねたくもつきの
ひまもりにける
Луна надеялась
Остаться незаметной,
Скрываясь в облаках,
Но сквозь их пелену пробился
Её лучистый свет.

有明の
おなじながめは
きみもとへ
都のほかも
秋の山里
ありあけの
おなじながめは
きみもとへ
みやこのほかも
あきのやまざと
Подумай обо мне и ты,
Я тоже в одиночестве
Рассветною луной любуюсь,
И тоже не в столице,
А в деревне!

世の中に
あきはてぬれば
都にも
今はあらしの
音のみぞする
よのなかに
あきはてぬれば
みやこにも
いまはあらしの
おとのみぞする
Осенней бури завыванье
Доносится и к нам,
В столицу, и у того,
Кому наскучил этот скорбный мир,
Печаль терзает сердце.

見し夢を
いづれのよぞと
思ふまに
おりを忘れぬ
花のかなしさ
みしゆめを
いづれのよぞと
おもふまに
おりをわすれぬ
はなのかなしさ
Как сон, пронеслось его время
В этой жизни,
В минувшей ли было оно?
Только цветы это помнят,
Но как же печально на сердце!

住吉の
松は待つとも
思ほえで
君が千歳の
影ぞ恋しき
すみよしの
まつはまつとも
おもほえで
きみがちとせの
かげぞこひしき
Ждали меня в Сумиёси
Древние сосны...
Здесь жить хорошо,
Но милее всего мне
Под сенью вечной твоей!

白露の
あした夕べに
奥山の
苔の衣は
風もさはらず
しらつゆの
あしたゆふべに
おくやまの
こけのころもは
かぜもさはらず
В глубинах гор
Мои замшелые одежды
Лаже от ветра меня не защитят:
Слишком обильно их увлажнила
Ночная и рассветная роса.

身をばかつ
小塩の山と
思ひつつ
いかに定めて
人の入りけむ
みをばかつ
をしほのやまと
おもひつつ
いかにささめて
ひとのいりけむ
Но отчего решился ты
Покинуть этот мир
И поселиться у подножия Осио?
Ведь здесь ты тоже не обрел
Душевного покоя.

思ふこと
大原山の
すみがまは
いとど歎きの
数をこそ積め
おもふこと
おほはらやまの
すみがまは
いとどなげきの
かずをこそつめ
Много печальных дум
Оставила я в Охара,
Не менее, чем жгут там дров в котлах,
И все же с сожаленьем
Я покидала свой приют.

そのかみの
玉のかづらを
うちかへし
今は衣の
浦を頼まむ
そのかみの
たまのかづらを
うちかへし
いまはころもの
うらをたのまむ
Возврашая назад
Украшенье из яшмы,
Уповаю на жемчуг иной,
Что скрыт
Под одеждой монашки.

まがふらむ
衣の玉に
乱れつつ
なほまだ覚めぬ
心地こそすれ
まがふらむ
ころものたまに
みだれつつ
なほまださめぬ
ここちこそすれ
И мои собственные слёзы,
Наверно, увлажнят ту яшму,
Что скрыта под одеждою моей,
Ведь, думаю, моя душа
Ещё не пробудилась от грёз мирских.

ももしきの
内のみつねに
恋ひしくて
雲の八重たつ
山は住みうし
ももしきの
うちのみつねに
こひしくて
くものやへたつ
やまはすみうし
Вспоминаю
Просторы дворца...
Одиноко тоскую в горах,
Густо окутанных
Облаками...

秋風の
音せざりせば
白露の
軒のしのぶに
かからましやは
あきかぜの
おとせざりせば
しらつゆの
のきのしのぶに
かからましやは
Когда б осенний ветер
В мой не наведывался сад,
Как бы могла росою увлажниться
Трава синобу,
Что неприметно выросла под стрехой дома?

浅茅生を
尋ねざりせば
しのぶ草
思ひおきけむ
露を見ましや
あさじうを
たづねざりせば
しのぶくさ
おもひおきけむ
つゆをみましや
Когда бы тростником заросший дом
Не посетил я,
То никогда б не увидал
Росу,
Что покрывает траву синобу.

露の身の
消えば我こそ
先立ため
おくれむものか
森の下草
つゆのみの
きえばわれこそ
さきたため
おくれむものか
もりのしたくさ
Кто может знать,
Чья жизнь-росинка растает прежде?
Быть может, раньше твоего мой час придет,
Не может пережить трава то дерево,
Под сению которого растет!

神風や
五十鈴川波
数しらず
すむべき御代に
また帰り来む
かみかぜや
いすずかはなみ
かずしらず
すむべきみよに
またかへりこむ
Как бесконечны волны реки Исудзу,
Пусть бесконечно долго
Здравствует принцесса,
Которую не раз еще
Приеду навестить.

立ち入らで
雲間を分けし
月影は
待たぬけしきや
空に見えけむ
たちいらで
くもまをわけし
つきかげは
またぬけしきや
そらにみえけむ
Ты у калитки не стояла,
И проплывающая между облаков луна
Подумала: «Не ждет, наверное...»
И, дом минуя твой,
Своим путем отправилась...

大鏡 > 上巻 六十代 醍醐天皇 敦仁 (ШЕСТЬДЕСЯТОЕ ПРАВЛЕНИЕ [ИМПЕРАТОР ДАЙГО])
いはひつる
言霊ならば
ももとせの
後もつきせぬ
月をこそ見め
いはひつる
ことだまならば
ももとせの
のちもつきせぬ
つきをこそみめ
Коль явлена в пожеланиях
Сила божественных слов,
Тогда отныне
Столетие будем незамутненным
Лунный блеск лицезреть.

大鏡 > 上巻 六十八代 後一条院 敦成 (ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЬМОЕ ПРАВЛЕНИЕ [ИМПЕРАТОР ГО-ИТИДЗЁ:])
すべらぎの
あともつぎつぎ
かくれなく
あらたに見ゆる
古鏡かも
すべらぎの
あともつぎつぎ
かくれなく
あらたにみゆる
ふるかがみかも
О, старое зеркало!
В нём заново прозреваю
Деяния императоров,
Министров — чредою,
Не скрыт ни один!

大鏡 > 上巻 一 左大臣師尹 (ЛЕВЫЙ МИНИСТР МОРОМАСА)
秋になる
ことの葉だにも
かはらずは
われもかはせる
枝となりなむ
あきになる
ことのはだにも
かはらずは
われもかはせる
えだとなりなむ
Осень настанет,
И если не переменятся
Листья-слова,
Я тоже не изменюсь, и будем
Сросшимися ветвями.

110. “Осень настанет...” — Это стихотворение-вака, как и предыдущее, написано по китайским мотивам (две птицы с одним крылом и одним глазом и два дерева с одной общей веткой), содержат аллюзии на поэму китайского поэта Бо Цзю-и (772-847) его хорошо знали в Японии под именем Бо Лэ-гянь (Хаку Ракутэн). В его “Песне о бесконечной тоске” (кит. Чан хэнь гэ) повествуется о любви императора Сюань-цзуна (правил с 712 по 756 г.) и его наложницы Ян Гуй-фэй.
もろかづら
二葉ながらも
君にかく
あふひや神の
ゆるしなるらむ
もろかづら
ふたばながらも
きみにかく
あふひやかみの
ゆるしなるらむ


九重の
うちのみつねは
こひしくて
雲の八重たつ
山は住み憂し
ここのえの
うちのみつねは
こひしくて
くものやへたつ
やまはすみうし


逢ふことは
とをちの里に
ほど経しも
吉野の山と
思ふなりけむ
あふことは
とをちのさとに
ほどへしも
よしののやまと
おもふなりけむ


年経ぬる
竹のよはひを
返しても
この世をながく
なさむとぞ思ふ
としへぬる
たけのよはひを
かへしても
このよをながく
なさむとぞおもふ


曇りなき
世の光にや
春日野の
おなじ道にも
たづねゆくらむ
くもりなき
よのひかりにや
かすがのの
おなじみちにも
たづねゆくらむ


身ひとつの
あらぬほかりを
おしなべて
ゆきかへりても
などか見ざらむ
みひとつの
あらぬほかりを
おしなべて
ゆきかへりても
などかみざらむ


白雲の
おりゐる方や
しぐるらむ
おなじみ山の
ゆかりながらに
しらくもの
おりゐるかたや
しぐるらむ
おなじみやまの
ゆかりながらに


時の間も
恋しきことの
なぐさまば
世はふたたびも
そむかれなまし
ときのまも
こひしきことの
なぐさまば
よはふたたびも
そむかれなまし


かたがたに
ひき別れつつ
あやめ草
あらぬねをやは
かけむと思ひし
かたがたに
ひきわかれつつ
あやめくさ
あらぬねをやは
かけむとおもひし


更科日記 >  長恨歌・をぎの葉・猫の死 («Песнь бесконечной тоски», метёлочка мисканта, смерть кошки)
立ち出づる
天の川辺の
ゆかしさに
常はゆゆしき
ことも忘れぬ
たちいづる
あまのかはべの
ゆかしさに
つねはゆゆしき
こともわすれぬ
К долине Реки Небесной
И наши сердца влекутся —
Свой обычай мы позабудем
И повесть любви печальной
Нынче тебе откроем.

更科日記 >  姉の死 (Смерть сестры)
なぐさむる
かたもなぎさの
浜千鳥
なにかうき世に
あともとどめむ
なぐさむる
かたもなぎさの
はまちとり
なにかうきよに
あともとどめむ
Безутешна
На взморье, где отмели нет,
Птица тидори.
Как ей оставить след свой
В мире этом непрочном?

更科日記 >  姉の死 (Смерть сестры)
そこはかと
知りてゆかねど
先に立つ
涙ぞ道の
しるべなりける
そこはかと
しりてゆかねど
さきにたつ
なみだぞみちの
しるべなりける
Брела она, пути не разбирая,
Роняя слёзы.
Они ей падали под ноги
И вехами в дороге становились —
Её к могиле слёзы привели.

更科日記 >  東山 (Восточные горы)
深き夜に
月見るをりは
知らねども
まづ山里ぞ
思ひやらるる
ふかきよに
つきみるをりは
しらねども
まづやまざとぞ
おもひやらるる
Когда во тьме ночи глубокой
К луне ты устремляешь взор,
То первое, что в мыслях предстаёт —
Затерянное горное селенье,
Пусть даже жители его тебе чужие.

更科日記 >  東山 (Восточные горы)
山の井の
しづくににごる
水よりも
こはなほあかぬ
心地こそすれ
やまのゐの
しづくににごる
みづよりも
こはなほあかぬ
ここちこそすれ
Чем в давнем том колодце
Паденьем капель замутненная вода,
Мне влага эта более желанна,
Не утолится ею
Душа моя.

更科日記 >  子しのびの森 (Лес Тоски-по-ребёнку)
こしのびを
聞くにつけても
止めおきし
ちちぶの山の
つらきあづまぢ
こしのびを
きくにつけても
とめおきし
ちちぶのやまの
つらきあづまぢ
Когда узнала я про лес тоски,
Дитя покинувшую гору
Я вспомнила:
Отец-гора Титибу
На диких тропах Адзума тоскует [64] .
[64] …Отец-гора Титибу// На диких тропах Адзума тоскует. — Название горы Титибу в префектуре Саитама, территория которой относилась к «восточным землям» (Адзума), имеет созвучие со словом «тити» (отец).
更科日記 >  父の帰京 (Возвращение отца в столицу)
思ふこと
かなはずなぞと
いとひこし
命のほども
今ぞうれしき
おもふこと
かなはずなぞと
いとひこし
いのちのほども
いまぞうれしき
Отчего все надежды мои
Не сбываются вовсе?
Так я сетовал горько на жизнь,
Теперь же я счастлив
И судьбою доволен.

更科日記 >  同じ心なる人 (Душевно близкие люди)
白川の
雪の下なる
さざれ石の
中のおもひは
消えむものかは
しらかはの
ゆきのしたなる
さざれいしの
なかのおもひは
きえむものかは
В Сираяма — Белых горах [116]
Под снегами укрытый,
Даже камушек самый малый
Потаённые думы хранит —
Так разве угаснуть огню?
[116] В Сираяма — Белых горах… — горы северного побережья острова Хонсю называли «белыми» из-за обилия снегов в этих районах. Наличие вулканов создавало образ потаённого в снегах огня, и это обыгрывается в стихотворении.
更科日記 >  同じ心なる人 (Душевно близкие люди)
荒磯は
あされど何の
かひなくて
うしほに濡るる
あまの袖かな
あれいそは
あされどなにの
かひなくて
うしほにぬるる
あまのそでかな
На каменистом взморье
Сколько мы ни искали,
Нет ни ракушки — напрасны
Были труды рыбачек,
Лишь рукава солоны. [118]
[118] На каменистом взморье… — Стихотворение построено на омонимии слова «каи», имеющего значение «морские ракушки» и «выгода». Смысл стихотворения — тщета придворной службы, не принесшей этим дамам высокого положения или дохода.
更科日記 >  後の頼み (Вера в грядущее)
世のつねの
宿のよもぎを
思ひやれ
そむきはてたる
庭の草むら
よのつねの
やどのよもぎを
おもひやれ
そむきはてたる
にはのくさむら
Двор, полынью заросший —
Это ведь мир людей,
Загляни же, попробуй,
В сад отринувших тщету —
Только травы и травы!

つひによも
あだにはならじ
もしほ草
かたみをみよの
跡にのこせば
つひによも
あだにはならじ
もしほくさ
かたみをみよの
あとにのこせば


旅衣
涙をそへて
宇津の山
しぐれぬひまも
さぞしぐれけむ
たびころも
なみだをそへて
うつのやま
しぐれぬひまも
さぞしぐれけむ


めぐりあふ
末をぞ頼む
ゆくりなく
空にうかれし
いさよひの月
めぐりあふ
すゑをぞたのむ
ゆくりなく
そらにうかれし
いさよひのつき


思へただ
露も時雨も
ひとつにて
山路分け来し
袖のしづくを
おもへただ
つゆもしぐれも
ひとつにて
やまぢわけこし
そでのしづくを


旅衣