朝霧の
なかに君ます
ものならば
晴るるまにまに
うれしからまし
あさぎりの
なかにきみます
ものならば
はるるまにまに
うれしからまし
В утреннем тумане
Если бы ты
Пребывал,
То, только бы начал он рассеиваться,
Вот мы бы возрадовались —

ことならば
晴れずもあらなむ
秋霧の
まぎれに見えぬ
君と思はむ
ことならば
はれずもあらなむ
あきぎりの
まぎれにみえぬ
きみとおもはむ
Ах, если б было так,
Пусть бы осенний туман не редел.
В его дымке
Ты смутно виден,
Думал бы я[89].
89. Обе танка помещены в Кокинрокутё, I (раздел «Туман»).
おなじ人、かの父の兵衛の佐うせにける年の秋、家にこれかれ集まりて、宵より酒飲みなどす。
いますからぬことのあはれなることを、まらうどもあるじも恋ひけり。
あさぼらけに霧たちわたりけり。
まらうど、

Тот же человек осенью того года, когда умер его отец, бывший в чине хёэ-но сукэ, и в доме собралось много народу, с вечера распивал с гостями вино. Печалились о том, кого с ними не было, и гости и хозяин с любовью о нем вспоминали. Забрезжил рассвет, пал туман. Тогда один гость:

あけぬとて
急ぎもぞする
逢坂の
きり立ちぬとも
人に聞かすな
あけぬとて
いそぎもぞする
あふさかの
きりたちぬとも
ひとにきかすな
Уж рассветает, говорят мне,
И поспешно
Со склона Афусака
Туман поднялся,
Но людям о том не рассказывай[223].
223. Непонятно, от чьего имени написана эта танка. Хотя по тексту она приписана кавалеру, ее содержание скорее позволяет предположить авторство дамы. В названии Афусака присутствует глагол афу – «встречаться», т. е. в танка употреблено какэкотоба. Кроме того, обыграны омонимы: тацу – «вставать» (о тумане) и «уходить». Иной смысл танка: «Ты говоришь, что уже рассвело и надобно мне спешить домой, покинув место нашей встречи. И вот я ушел. Ты никому о нас не рассказывай».
枕草子 > 5. 四月、祭の頃 (Прекрасна пора четвертой луны…)
霞も霧もへだてぬ空のけしきの、なにとなくすずろにをかしきに、

И как-то невольно залюбуешься ясным небом, не скрытым ни весенней дымкой, ни туманами осени.

秋山
下部留妹
奈用竹乃
騰遠依子等者
何方尓
念居可
栲紲之
長命乎
露己曽婆
朝尓置而
夕者
消等言
霧己曽婆
夕立而
明者
失等言
梓弓
音聞吾母
髣髴見之
事悔敷乎
布栲乃
手枕纒而
劔刀
身二副寐價牟
若草
其嬬子者
不怜弥可
念而寐良武
悔弥可
念戀良武
時不在
過去子等我
朝露乃如也
夕霧乃如也
あきやまの
したへるいも
なよたけの
とをよるこらは
いかさまに
おもひをれか
たくなはの
ながきいのちを
つゆこそば
あしたにおきて
ゆふへは
きゆといへ
きりこそば
ゆふへにたちて
あしたは
うすといへ
あづさゆみ
おときくわれも
おほにみし
ことくやしきを
しきたへの
たまくらまきて
つるぎたち
みにそへねけむ
わかくさの
そのつまのこは
さぶしみか
おもひてぬらむ
くやしみか
おもひこふらむ
ときならず
すぎにしこらが
あさつゆのごと
ゆふぎりのごと
Словно средь осенних гор
Алый клен,
Сверкала так
Красотой она!
Как бамбуковый побег,
Так стройна она была.
Кто бы и подумать мог,
Что случится это с ней?
Долгой будет жизнь ее,
Прочной будет, что канат,—
Всем казалось нам.
Говорят,
Что лишь роса
Утром рано упадет,
А под вечер — нет ее.
Говорят,
Что лишь туман
Встанет вечером в полях,
А под утро — нет его…
И когда услышал я
Роковую весть,
Словно ясеневый лук,
Прогудев, спустил стрелу.
Даже я, что мало знал,
Я, что мельком лишь видал
Красоту ее,—
Как скорбеть я стал о ней!
Ну, а как же он теперь —
Муж влюбленный, Молодой,
Как весенняя трава,
Что в ее объятьях спал,
Что всегда был рядом с ней,
Как при воине всегда
Бранный меч?
Как печали полон он,
Как ночами он скорбит
Одиноко в тишине,
Думая о ней!
Неутешен, верно, он,
Вечно в думах об одной,
Что безвременно ушла,
Что растаяла росой
Поутру,
Что исчезла, как туман,
В сумеречный час…

明日香河
川余藤不去
立霧乃
念應過
孤悲尓不有國
あすかがは
かはよどさらず
たつきりの
おもひすぐべき
こひにあらなくに
Там, где Асука воды,
Не покинет вдруг заводь
Туман, что покрыл все густой пеленою.
Не такой я любовью люблю,
Чтобы быстро прошла….
* Песня была сложена Акахито.
* Густой, долго не проходящий туман служит образом постоянства чувств.
佐保山尓
多奈引霞
毎見
妹乎思出
不泣日者無
さほやまに
たなびくかすみ
みるごとに
いもをおもひで
なかぬひはなし
О, каждый раз, когда там вдалеке
Встает туман над склонами Сахо,
Ведь каждый раз
Я вспоминаю о тебе,
И нету дня, чтобы не плакал я…

白細之
袖指可倍弖
靡寐
吾黒髪乃
真白髪尓
成極
新世尓
共将有跡
玉緒乃
不絶射妹跡
結而石
事者不果
思有之
心者不遂
白妙之
手本矣別
丹杵火尓之
家従裳出而
緑兒乃
哭乎毛置而
朝霧
髣髴為乍
山代乃
相樂山乃
山際
徃過奴礼婆
将云為便
将為便不知
吾妹子跡
左宿之妻屋尓
朝庭
出立偲
夕尓波
入居嘆<會>
腋<挾>
兒乃泣<毎>
雄自毛能
負見抱見
朝鳥之
啼耳哭管
雖戀
効矣無跡
辞不問
物尓波在跡
吾妹子之
入尓之山乎
因鹿跡叙念
しろたへの
そでさしかへて
なびきねし
わがくろかみの
ましらかに
なりなむきはみ
あらたよに
ともにあらむと
たまのをの
たえじいいもと
むすびてし
ことははたさず
おもへりし
こころはとげず
しろたへの
たもとをわかれ
にきびにし
いへゆもいでて
みどりこの
なくをもおきて
あさぎりの
おほになりつつ
やましろの
さがらかやまの
やまのまに
ゆきすぎぬれば
いはむすべ
せむすべしらに
わぎもこと
さねしつまやに
あしたには
いでたちしのひ
ゆふへには
いりゐなげかひ
わきばさむ
このなくごとに
をとこじもの
おひみむだきみ
あさとりの
ねのみなきつつ
こふれども
しるしをなみと
こととはぬ
ものにはあれど
わぎもこが
いりにしやまを
よすかとぞおもふ
Думал, будем вместе мы
Коротать недолгий век
До пределов наших дней,
До тех пор, пока совсем
Не покроет седина
Пряди черные волос
У меня, что спал склонясь,
Перепутав рукава
Белотканые с тобой…
Но не выполнен обет,
Данный мною и тобой,
Что не будет никогда
Рваться яшмовая нить!
То, о чем мечтали мы,
Не свершилося у нас!
С белотканым рукавом
Ты рассталася моим
И покинула наш дом,
Где привыкла быть со мной…
Ты оставила дитя
Малолетнее свое
Плакать горько о тебе!
Словно утренний туман,
Ты растаяла вдали,
Где гора Сагарака,
В стороне Ямасиро
Скрылась ты в ущельях гор…
И поэтому теперь,
Что сказать, что делать мне,
Как мне быть, не знаю я…
В спальне, где я спал с тобой —
С милою женой моей,
Поутру
Я, уходя, вспоминаю обо всем,
Ввечеру
Вхожу туда
И горюю о тебе!
Каждый раз, как плачет там
Малое твое дитя,
Прижимаяся ко мне,
Я, что мужем храбрым был,
На спину беру его, обнимаю нежно я,
И, как птица поутру,
В голос громко плачу я
И тоскую о тебе…
Но напрасна скорбь моя!
И хотя безгласна твердь,
Но гора, куда ушла
Навсёгда жена моя,
Будет сердцу дорогой,
Вечной памятью о ней…

臣女乃
匣尓乗有
鏡成
見津乃濱邊尓
狭丹頬相
紐解不離
吾妹兒尓
戀乍居者
明晩乃
旦霧隠
鳴多頭乃
哭耳之所哭
吾戀流
干重乃一隔母
名草漏
情毛有哉跡
家當
吾立見者
青旗乃
葛木山尓
多奈引流
白雲隠
天佐我留
夷乃國邊尓
直向
淡路乎過
粟嶋乎
背尓見管
朝名寸二
水手之音喚
暮名寸二
梶之聲為乍
浪上乎
五十行左具久美
磐間乎
射徃廻
稲日都麻
浦箕乎過而
鳥自物
魚津左比去者
家乃嶋
荒礒之宇倍尓
打靡
四時二生有
莫告我
奈騰可聞妹尓
不告来二計謀
おみのめの
くしげにのれる
かがみなす
みつのはまべに
さにつらふ
ひもときさけず
わぎもこに
こひつつをれば
あけくれの
あさぎりごもり
なくたづの
ねのみしなかゆ
あがこふる
ちへのひとへも
なぐさもる
こころもありやと
いへのあたり
わがたちみれば
あをはたの
かづらきやまに
たなびける
しらくもがくる
あまさがる
ひなのくにべに
ただむかふ
あはぢをすぎ
あはしまを
そがひにみつつ
あさなぎに
かこのこゑよび
ゆふなぎに
かぢのおとしつつ
なみのうへを
いゆきさぐくみ
いはのまを
いゆきもとほり
いなびつま
うらみをすぎて
とりじもの
なづさひゆけば
いへのしま
ありそのうへに
うちなびき
しじにおひたる
なのりそが
などかもいもに
のらずきにけむ
Как на чистый блеск зеркал,
Что в ларцах своих хранят
Жены нежные у нас,
На чудесных берегах
Мицу любовались все,
Глядя на морскую гладь.
На чудесных берегах
Свой заветный красный шнур
Не развязываю я,
Все тоскую о жене,
О возлюбленной своей,
И поэтому в тоске,
Словно плачущий журавль,
Что бывает поутру
Скрыт туманом на заре,
Только в голос плачу я…
И мечтая в тишине,
О, хотя бы часть одну
Среди тысячи частей
Той тоски, что полон я,
В сердце заглушить своем,
Я решил пойти взглянуть
На места, где дом родной.
Но когда я посмотрел:
Там, средь Кацураги гор,
Вставших флагом голубым,—
В дальних белых облаках,
Протянувшихся грядой,
Спрятан был от глаз мой дом…
В дальнюю, как свод небес,
В глушь далёкую страны
Отправляюсь я теперь,
Остров Авадзисима,
Что лежал передо мной,
Я оставил позади —
И гляжу все время я
В сторону, где на пути
Остров Авасима есть.
Там, в затишье,
Поутру
Лодочников голоса
Раздаются над водой,
Там, в затишье,
Ввечеру
Звуки весел слышны мне,
И по волнам я плыву,
Рассекая их в пути,
И кружусь, плывя меж скал…
Проплываю бухту я
Инабидзума.
Будто птица на воде,
Я качаюсь на волнах…
Вот и Наносима —
Остров, что зовется “Дом”.
На скалистых берегах
Пышным цветом расцвела,
Наклонясь к земле, трава,
Что зовут “не — говори”.
О, зачем я, уходя,
Словно слушая траву,
Ничего жене своей
На прощанье не сказал?
* “Свой заветный красный шнур не развязываю я…” — т. е. храню обет верности (см. п. 251).
* Трава “не-говори” (нанорисо) (Sargassum fulvellum) — вид морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* Название травы свидетельствует о древней вере в магию слов, о существовании народных заклинаний и заговоров. В М. встречается ряд подобных названий трав и раковин.
朝霧之
欝相見之
人故尓
命可死
戀渡鴨
あさぎりの
おほにあひみし
ひとゆゑに
いのちしぬべく
こひわたるかも
Из-за тебя,
Кого я видела так мало,
Вдали, как утренний туман,
Я жизнь отдать и умереть готова,
Любя тебя, тоскуя о тебе!

玉手次
畝火之山乃
橿原乃
日知之御世従
或云
自宮

阿礼座師
神之<盡>
樛木乃
弥継嗣尓
天下
所知食之乎
(或云
食来)
天尓満
倭乎置而
青丹吉
平山乎超
(或云
虚見
倭乎置
青丹吉
平山越而)
何方
御念食可
(或云
所念計米可)
天離
夷者雖有
石走
淡海國乃
樂浪乃
大津宮尓
天下
所知食兼
天皇之
神之御言能
大宮者
此間等雖聞
大殿者
此間等雖云
春草之
茂生有
霞立
春日之霧流
(或云
霞立
春日香霧流
夏草香
繁成奴留)
百礒城之
大宮處
見者悲<毛>
(或云
見者左夫思毛)
たまたすき
うねびのやまの
かしはらの
ひじりのみよゆ
みやゆ
あれましし
かみのことごと
つがのきの
いやつぎつぎに
あめのした
しらしめししを
(めしける)
そらにみつ
やまとをおきて
あをによし
ならやまをこえ
(そらみつ
やまとをおき
あをによし
ならやまこえて)
いかさまに
おもほしめせか
(おもほしけめか)
あまざかる
ひなにはあれど
いはばしる
あふみのくにの
ささなみの
おほつのみやに
あめのした
しらしめしけむ
すめろきの
かみのみことの
おほみやは
ここときけども
おほとのは
ここといへども
はるくさの
しげくおひたる
かすみたつ
はるひのきれる
(かすみたつ
はるひかきれる
なつくさか
しげくなりぬる)
ももしきの
おほみやところ
みればかなしも
(みればさぶしも)
Возле склонов Унэби,
Той горы, что звал народ
Девой чудной красоты
В перевязях жемчугов,
В Касивара, со времен
Славных древних мудрецов,
Понимавших солнца знак,
Боги здешней стороны,
Что рождались на земле,
Каждый, каждый сын богов, —
Так же, как растут в веках
Ветви дерева цуга,
Друг за другом вслед, —
Друг за другом во дворце
Правили из века в век.
Но покинуть довелось
Нам Ямато — милый край,
Что узрели в небесах
Боги в ясной высоте;
Перейти нам довелось
Горы Нара, что стоят
В дивной зелени листвы.
Почему изволил он
Так задумать и решить?
Дальним, словно неба свод,
Было новое село,
Но решил он управлять
Поднебесной во дворце
В Оцу, в Садзанами, здесь,
В Оми, дальней стороне,
Где со скал бежит поток.
И хоть слышу: “Это здесь
Был прославленный дворец
Внука славного богов,
Управителя земли”,
И хотя мне говорят:
“Это здесь дворец царей”, —
Но, когда взгляну кругом
На места, где был дворец,
А теперь один туман
Заслоняет солнца луч
В дни весны,
И все вокруг
Густо, густо заросло
Свежей вешнею травой,
Как душою я скорблю!
* “Со времен мудрейших, тех, что знавали солнца знак” (“хидзири”; “хи” “солнце”; “дзири” от “сиру” “знать”; впоследствии стадо обозначать “мудрец”) — здесь: со времен первых японских правителей, определявших по солнцу время посева и начало земледельческих работ.
* Боги — здесь: первые японские правители.
* Цуга (Tsuga Sieboldi) — вечнозеленое дерево из семейства пихт.

天降付
天之芳来山
霞立
春尓至婆
松風尓
池浪立而
櫻花
木乃晩茂尓
奥邊波
鴨妻喚
邊津方尓
味村左和伎
百礒城之
大宮人乃
退出而
遊船尓波
梶棹毛
無而不樂毛
己具人奈四二
あもりつく
あめのかぐやま
かすみたつ
はるにいたれば
まつかぜに
いけなみたちて
さくらばな
このくれしげに
おきへには
かもつまよばひ
へつへに
あぢむらさわき
ももしきの
おほみやひとの
まかりでて
あそぶふねには
かぢさをも
なくてさぶしも
こぐひとなしに
К нам сошедшая с небес,
О небесная гора,
О гора Кагуяма!
Лишь придёт туда весна,
Дымка вешняя встаёт.
От порыва ветерка
В соснах молодых
Поднимаются, шумят
Волны на пруду.
От вишнёвых лепестков
У деревьев тень густа.
И на взморье вдалеке
Селезень зовёт жену,
А на отмели морской
Адзи стаями шумят.
И печально, что уж нет
Больше вёсел на ладьях,
На которых, веселясь,
Отплывали из дворца
Сто почтеннейших вельмож.
Грустно, что никто теперь
Не плывёт на тех ладьях…
* Оси, или осидори (Aix gabriculata), и такабэ (Mergus serrator) — род диких уток.
* “За незаметный срок” — т. е. со времени смерти Такэти. Суги (Crypiorneria japonica) — японская криптомерия.
三諸乃
神名備山尓
五百枝刺
繁生有
都賀乃樹乃
弥継<嗣>尓
玉葛
絶事無
在管裳
不止将通
明日香能
舊京師者
山高三
河登保志呂之
春日者
山四見容之
秋夜者
河四清之
<旦>雲二
多頭羽乱
夕霧丹
河津者驟
毎見
哭耳所泣
古思者
みもろの
かむなびやまに
いほえさし
しじにおひたる
つがのきの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまずかよはむ
あすかの
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほしろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさくもに
たづはみだれ
ゆふぎりに
かはづはさわく
みるごとに
ねのみしなかゆ
いにしへおもへば
Словно дерево цуга
Средь священных славных гор
Каминаби в Миморо,
Что растет из века в век,
Умножая сень ветвей,
Потерявших счет в веках,
Словно тот жемчужный плющ,
Что растет меж горных скал,
Простираясь без конца,
Вновь и вновь хочу сюда
Без конца я приходить,
Чтоб на Асука взглянуть,
На столицу прежних лет!
Там и горы высоки,
Там и реки хороши,
И в весенний яркий день
Все б смотрел на склоны гор!
И осенней ночью я
Слушал бы журчанье струй!
Утром в белых облаках
Пролетают журавли,
А в тумане ввечеру
Там кричит речной олень.
Каждый раз, когда приду
И любуюсь на нее,
В голос горько плачу я,
Вспоминая старину…
* Речной олень — так в песнях М. называют лягушку, кваканьем которой японцы наслаждаются наравне с пением соловья.
山際従
出雲兒等者
霧有哉
吉野山
嶺霏<霺>
やまのまゆ
いづものこらは
きりなれや
よしののやまの
みねにたなびく
О дева юная из Идзумо-страны,
Страны, что облаком меж гор спустилась,
Не стала ли туманом ты,
Что в Ёсину плывет
Средь пиков горных?

春日山
霞多奈引
情具久
照月夜尓
獨鴨念
かすがやま
かすみたなびき
こころぐく
てれるつくよに
ひとりかもねむ
Вершина Касуга
Подернулась туманом,
И сердце грусть заволокла…
О, в эту ночь, когда луна сияет,
Смогу ли я уснуть без милого, одна?

情八十一
所念可聞
春霞
軽引時二
事之通者
こころぐく
おもほゆるかも
はるかすみ
たなびくときに
ことのかよへば
С какой тоской
Мечтаю я теперь,
О, если б в час, когда туман весенний
Легчайшей дымкой стелется вокруг,
Пришли бы вести от тебя, мой друг!

大野山
紀利多知<和>多流
和何那宜久
於伎蘇乃可是尓
紀利多知和多流
おほのやま
きりたちわたる
わがなげく
おきそのかぜに
きりたちわたる
Над горою ближнею Оону,
Подымаясь, расстилается туман…
Из-за ветра —
Вздохов горести моей —
Подымаясь, расстилается туман…
* Появление тумана, когда возлюбленные находятся в разлуке, служит приметой того, что любимый человек вздыхает и тоскует. В песне гипербола: глубокие вздохи вызывают ветер.
懐風藻 > 文武天皇 (Государь Момму)
月舟移霧渚
楓楫泛霞濱
臺上澄流耀
酒中沈去輪
水下斜陰碎
樹落秋光新
獨以星間鏡
還浮雲漢津

Лунная лодка плывёт к туманному берегу.
Кленовые вёсла видны сквозь прибрежный туман.
А стол на пиру залит весь струящимся блеском.
В вине утопает, скрывается диск уходящий.
Достигнув воды, косая тень разбивается.
Сквозь деревья осенний блеск обновляется.
И лишь одна средь всех звёзд, подобная зеркалу,
Обратно плывёт с облаками в бухту небесной реки.
15
玉燭凝紫宮
淑氣潤芳春
曲浦戲嬌鴛
瑤池越潛鱗
階前桃花映
塘上柳條新
輕煙松心入
囀鳥葉裏陳
絲竹遏廣樂
率舞洽往塵
此時誰不樂
普天蒙厚仁

Яшмовая свеча застывает в Фиолетовом дворце.
Тёплый воздух-ки напитывает благоуханную весну.
На изгибе берега играются изящные мандаринки.
В глубине яшмового пруда мелькает-резвится чешуя.
Тень цветущих персиков ложится у лестницы дворца.
Ива вновь ветви свои опустила к запруде.
Лёгкий туман плывёт по сосновой роще.
Птичьи трели сквозь листву снова доносятся.
Струнных и флейт будто здесь поселились небесные звуки!
Как будто сегодня от танцев пыль к балкам вздымалась!
Кто же не радуется во время такое?
По всему небесному крову расстелилась гуманность!
24
欲知閒居趣
來尋山水幽
浮沈煙雲外
攀翫野花秋
稻葉負霜落
蟬聲逐吹流
祇為仁智賞
何論朝市遊

Захотелось познать, в чём прелесть жилища затворника,
И пришёл разузнать глубину гор и вод.
Там, где плывут облака, утопая в тумане,
Я, играясь, нарвал осенних цветов полевых.
Риса колос сгибается под тяжестью инея.
Голоса насекомых уносятся ветром, течением.
Лишь гуманность и мудрость почитаю наградой
Разве так отдохнёшь средь людей городских?
39
一面金蘭席
三秋風月時
琴樽叶幽賞
文華叙離思
人含大王德
地若小山基
江海波潮靜
披霧豈難期

Всё застелили золотые орхидеи циновок!
Третья осень – пора ветра и луны!
Награда учёным в гармонии циня и чарок звонов.
Узоры цветущие навевают разлуке думы.
Люди затаили добродетель великого принца.
Земля здесь будто подножье холма!
Реки и моря смирили свои волны приливные.
Широко туман расстелился, ах и грустная пора!
62
高旻開遠照
遙嶺靄浮煙
有愛金蘭賞
無疲風月筵
桂山餘景下
菊浦落霞鮮
莫謂滄波隔
長為壯思延

В Высоком небе раскрылось далёкое сиянье.
По дальним горам плывёт тумана дымка.
С любовью услаждаюсь золотыми орхидеями!
Не зная усталости, пируем при ветре с луной.
Закат заполняется ароматом багряников с гор.
На хризантемовом берегу вечерняя зорька блестит.
О, не говори о волн тёмно-синих преграде!
Чем длинней расставанье, тем обширней прекрасные думы!
68
地是幽居宅
山惟帝者仁
潺湲浸石浪
雜沓應琴鱗
靈懷對林野
陶性在風煙
欲知懽宴曲
滿酌自忘塵

Эта земля – таинственная обитель отшельника.
Только лишь горы – императора это гуманность.
Шепчет поток, чьи волны набегают на камни.
Смешались все звуки, и вторит цинь чешуе.
Пустота в сердце отвечает рощам с полями.
Закаляет натуру ветер с туманом.
Коль захочешь узнать о мелодии пира,
То пей вдоволь, забылась чтоб бренная пыль.
83

* Другой вариант перевода есть в книге Мещеряков А.Н. "Политическая культура древней Японии".
懐風藻 > 隱士民黑人 (Тами-но Куробито)
煙霧辭塵俗
山川壯我居
此時能草賦
風月自輕余

Туманная дымка пыль прогоняет мирскую.
Горы и реки своим я жилищем избрал!
И не сложу если оду такому моменту,
То ветер с луной мной пренебрегать станут!
109
懐風藻 > 隱士民黑人 (Тами-но Куробито)
試出囂塵處
追尋仙桂叢
巖谿無俗事
山路有樵童
泉石行行異
風煙處處同
欲知山人樂
松下有清風

Оставить пытаюсь места, где шум и пыль мирская.
Удалился на поиски прекрасного сонма бессмертных.
Среди гор и ручьёв не заботят мирские дела!
Лишь на горной тропе повстречаю детей, собирающих хворост.
Источники и камни на каждом шагу вид меняют!
Ветер дымку повсюду разносит!
Желаешь узнать, в чём радость жителя гор?
В ветре прохладном, под соснами струящемся.
108
味凍
綾丹乏敷
鳴神乃
音耳聞師
三芳野之
真木立山湯
見降者
川之瀬毎
開来者
朝霧立
夕去者
川津鳴奈<拝>
紐不解
客尓之有者
吾耳為而
清川原乎
見良久之惜蒙
うまこり
あやにともしく
なるかみの
おとのみききし
みよしのの
まきたつやまゆ
みおろせば
かはのせごとに
あけくれば
あさぎりたち
ゆふされば
かはづなくなへ
ひもとかぬ
たびにしあれば
わのみして
きよきかはらを
みらくしをしも
Как на ткани дорогой
Дивно вытканный узор,
Есть чудесная страна!
Словно грома дальний звук,
Только слухи до меня
Доносились каждый раз
О прекрасном Ёсину!
И теперь, когда смотрю
С гор, покрытых хиноки,
На просторы той страны:
Всюду, где речная мель,
Наступает лишь рассвет,
Подымается туман,
А лишь вечер настает,
Там кричит речной олень,
Но ведь я теперь в пути,
Где шнура не развязать,
И так жаль, что я один
И любуюсь без тебя
Чистым берегом реки…
* Хиноки — “солнечные деревья”, японский кипарис (см. п. 45), в тексте маки—священные деревья, под этим названием встречаются также сосны и криптомерии.
* Речной олень—так называли в песнях М. лягушек. Кваканье лягушек, как и крики оленей, навевали грусть и доставляли эстетическое удовольствие, поэтому образ лягушки и оленя отождествлялся.
* “В пути, где шнура не развязать” — развязывать шнур — символ любовных отношений (см. п. 251).
茜刺
日不並二
吾戀
吉野之河乃
霧丹立乍
あかねさす
ひならべなくに
あがこひは
よしののかはの
きりにたちつつ
Не так уж много миновало дней,
Сиявших ярко рдеющей зарёю,
А от тоски моей
Над Ёсину-рекой
Туманы подымаются все время!
* По древнему народному поверью, тоска и вздохи грусти рождают туманы (см. п. 799).
真葛延
春日之山者
打靡
春去徃跡
山上丹
霞田名引
高圓尓
鴬鳴沼
物部乃
八十友能<壮>者
折<木>四哭之
来継<比日
如>此續
常丹有脊者
友名目而
遊物尾
馬名目而
徃益里乎
待難丹
吾為春乎
决巻毛
綾尓恐
言巻毛
湯々敷有跡

兼而知者
千鳥鳴
其佐保川丹
石二生
菅根取而
之努布草
解除而益乎
徃水丹
潔而益乎
天皇之
御命恐
百礒城之
大宮人之
玉桙之
道毛不出
戀比日
まくずはふ
かすがのやまは
うちなびく
はるさりゆくと
やまのへに
かすみたなびく
たかまとに
うぐひすなきぬ
もののふの
やそとものをは
かりがねの
きつぐこのころ
かくつぎて
つねにありせば
ともなめて
あそばむものを
うまなめて
ゆかましさとを
まちかてに
わがせしはるを
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしくあらむと
あらかじめ
かねてしりせば
ちどりなく
そのさほがはに
いはにおふる
すがのねとりて
しのふくさ
はらへてましを
ゆくみづに
みそぎてましを
おほきみの
みことかしこみ
ももしきの
おほみやひとの
たまほこの
みちにもいでず
こふるこのころ
В зелени густых лиан
Склоны Касуга-горы…
И в туманах голубых
Лишь наступит там весна,
Над горою вдалеке
Дымка легкая встает,
Сразу песни запоет
В Такамато соловей.
Множество придворных слуг
Славных воинских родов,
Как мы ждем весенних дней
С нетерпеньем и тоской,
Ту желанную пору,
Когда день летит за днем,
Как за гусем дикий гусь
Вереницей в небесах!
Как мечтаем мы всегда,
Если б вечно было так:
Чтоб с толпой своих друзей
Веселиться и шуметь,
Чтоб, построив в ряд коней,
Мчаться вихрем по селу!
Даже говорить о том —
Страшно и подумать нам!
Если б знать нам наперед,
Если б раньше нам узнать,
У прозрачных вод Сахо,
Там, где плачут кулики,
Взяли б корни сугэ мы,
Что растут среди камней,
Травы синобугуса
Сняли б страшную вину!
Ах, в текущих струях вод
Очищенье от грехов
Мы бы приняли тогда!
Оттого, что страшен нам
Тот приказ, что отдал здесь
Наш великий государь,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги царские, теперь
Не выходят из дворца
На дорогу,
Что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем.
Взаперти они сидят
И тоскуют эти дни…
* Сугэ — некоторые считают, что это осока, другие полагают, что это растение из семейства лилий. В песнях глубокие крепкие корни сугэ служат образом глубокой сильной любви. Судя по этой песне, корни имели очистительное назначение и обладали магической силой (см. п. 564).
* Синобугуса — “трава забвения” — народное название; судя по песне, употреблялась для очищения от грехов (СН). В некоторых словарях указывается, что это папоротник Davallia bullata или Polypodiuin lincare, растущий на скалах, каменных стенах и т. п.
* “Ах, в текущих струях вод очищенье от грехов мы бы приняли тогда” — речь идет об обряде очищенья (мисоги) в водах реки.
霜雲入
為登尓可将有
久堅之
夜<渡>月乃
不見念者
しもぐもり
すとにかあるらむ
ひさかたの
よわたるつきの
みえなくおもへば
Не потому ль, что перед инеем туман
Все заволок в далекой вышине,—
Подумал я,—
Не вижу светлую луну,
Плывущую в извечных небесах…
* Имеется в виду плывущий ночью туман, который подымается перед тем, как должен выпасть иней (МС).
此小川
白氣結
瀧至
八信井上尓
事上不為友
このをがは
きりぞむすべる
たぎちたる
はしりゐのへに
ことあげせねども
Над речкой малой
Вдруг туман сгустился,
Хоть у источника, где бьет вода ключом
И с быстротою страшной вниз стремится,
Я жалобы богам не произнес!
* В песне отражено древнее поверье: слова жалобы богам вызывают туман.
清湍尓
千鳥妻喚
山際尓
霞立良武
甘南備乃里
きよきせに
ちどりつまよび
やまのまに
かすみたつらむ
かむなびのさと
О Камунаби — сердцу милое село,
Где между гор
Встает тумана дымка
И на кристальной отмели тидори
Далеких призывают жен!
* Камунаби — в старину означало “священные рощи”, и местности с таким названием имелись повсюду. Здесь — название села в уезде Такэти провинции Ямато.
志長鳥
居名野乎来者
有間山
夕霧立
宿者無<而>
(一本云
猪名乃浦廻乎
榜来者)
しながどり
ゐなのをくれば
ありまやま
ゆふぎりたちぬ
やどりはなくて
(ゐなのうらみを
こぎくれば)
Птицы синагатори сидят рядами…
И когда пришел я в поле Инану,
Над горою Арима
Встал туман вечерний,
Я теперь приюта не найду…
* Птицы синагатори — то же, что ниодори — водяные птицы, которые могут подолгу находиться под водой (си — совр. ики “дыхание”, синага-тори “птица с долгим дыханием”), имеют обыкновение сидеть рядами.
秋田之
穂上尓霧相
朝霞
何時邊乃方二
我戀将息
あきのたの
ほのへにきらふ
あさかすみ
いつへのかたに
あがこひやまむ
Тот утренний туман, что дымкой заволок
Колосья риса на осеннем поле,
Исчезнет, уплывая вдаль…
А вот любовь моя?
Куда она исчезнет?
* По поводу авторства Иванохимэ, так же как и по поводу авторства п. 84, имеются сомнения (МС). В песнях 86–88 заметно влияние народных песен.
<旦>覆
日之入去者
御立之
嶋尓下座而
嘆鶴鴨
あさぐもり
ひのいりゆけば
みたたしの
しまにおりゐて
なげきつるかも
В тумане утреннем
Сокрылось солнце ныне,
И потому, так горя мы полны,
Спускаясь к островкам прекрасным сада,
Где раньше ты изволил отдыхать!

飛鳥
明日香乃河之
上瀬尓
生玉藻者
下瀬尓
流觸經
玉藻成
彼依此依
靡相之
嬬乃命乃
多田名附
柔<膚>尚乎
劔刀
於身副不寐者
烏玉乃
夜床母荒良無
(一云
<阿>礼奈牟)
所虚故
名具鮫<兼>天
氣<田>敷藻
相屋常念而
(一云
公毛相哉登)
玉垂乃
越<能>大野之
旦露尓
玉裳者埿打
夕霧尓
衣者<沾>而
草枕
旅宿鴨為留
不相君故
とぶとりの
あすかのかはの
かみつせに
おふるたまもは
しもつせに
ながれふらばふ
たまもなす
かよりかくより
なびかひし
つまのみことの
たたなづく
にきはだすらを
つるぎたち
みにそへねねば
ぬばたまの
よとこもあるらむ
(あれなむ)
そこゆゑに
なぐさめかねて
けだしくも
あふやとおもひて
(きみもあふやと)
たまだれの
をちのおほのの
あさつゆに
たまもはひづち
ゆふぎりに
ころもはぬれて
くさまくら
たびねかもする
あはぬきみゆゑ
Птицы по небу летят…
И на Асука-реке,
У истоков, там, где мель,
Зеленея, поднялись
Водоросли-жемчуга.
И близ устья, там, где мель,
По воде они плывут
И касаются слегка
Стеблями стеблей.
Как жемчужная трава
Клонится у берегов
В эту сторону и ту,
Так склонялась, покорясь,
Божеству-супругу ты.
С ним теперь тебе не спать,
К нежной коже не прильнуть.
Ты не будешь рядом с ним,
Как при воине всегда
Бранный меч,—
И оттого
Ночью тёмной, что теперь
Ягод тутовых черней,
Ложе бедное твоё
Опустевшее стоит.
И поэтому никак
Не утешиться тебе…
Как на нити жемчуга,
Нижешь думы в тишине.
“Может встретимся ещё”,—
Верно, думаешь порой.
И идёшь его искать
В Оти, средь больших полей…
В светлой утренней росе
Промочив насквозь подол
Яшмовых одежд,
И в тумане ввечеру,
Платье промочив насквозь,
Не заснуть тебе в пути,
Где подушкой на земле
Служит страннику трава,
Не заснуть из-за него,
С кем не встретиться тебе
В этой жизни никогда!

霞立
春日之里
梅花
山下風尓
落許須莫湯目
かすみたつ
かすがのさとの
うめのはな
やまのあらしに
ちりこすなゆめ
В селенье Касуга,
Где поднялся туман,
Цветы душистой белой сливы,
От бури, что шумит в горах,
Не опадайте наземь ныне!

時者今者
春尓成跡
三雪零
遠山邊尓
霞多奈婢久
ときはいまは
はるになりぬと
みゆきふる
とほやまのへに
かすみたなびく
Все говорят: весна настала,
Теперь пришёл её черед.
И стелется тумана дымка
Среди далёких гор,
Где белый снег идет…

春霞
井上<従>直尓
道者雖有
君尓将相登
他廻来毛
はるかすみ
ゐのうへゆただに
みちはあれど
きみにあはむと
たもとほりくも
Дымка вешняя покрыла поле,
С поля к дому
Путь прямой ведет,
Но чтоб встретиться с тобою, милый,
Я кружила без конца, пока пришла.

情具伎
物尓曽有鶏類
春霞
多奈引時尓
戀乃繁者
こころぐき
ものにぞありける
はるかすみ
たなびくときに
こひのしげきは
Бывают вещи, от которых в сердце,
Как будто наплывают облака,
Так в час, когда туманов вешних дымка
Повсюду стелется,—
Сильна любви тоска!
* Вариант песни в кн. IV (п. 789).
棚霧合
雪毛零奴可
梅花
不開之代尓
曽倍而谷将見
たなぎらひ
ゆきもふらぬか
うめのはな
さかぬがしろに
そへてだにみむ
Все затянул туман.
О, пусть бы выпал снег!
Здесь слив цветы еще не расцветали,
И вместо них, сравнив его с цветами,
Мы стали б любоваться им!

昨日社
年者極之賀
春霞
春日山尓
速立尓来
きのふこそ
としははてしか
はるかすみ
かすがのやまに
はやたちにけり
Скажи, вчера
Не кончился ли год? —
Туман весенней легкой дымкой
Всю гору Касуга
Так быстро заволок…

鴬之
春成良思
春日山
霞棚引
夜目見侶
うぐひすの
はるになるらし
かすがやま
かすみたなびく
よめにみれども
Наполненная соловьиной песней,
Пришла, как видно, вешняя пора —
И Касуга-гора
Покрылась легкой дымкой,
И даже ночью дымка мне видна…

寒過
暖来良思
朝烏指
滓鹿能山尓
霞軽引
ふゆすぎて
はるきたるらし
あさひさす
かすがのやまに
かすみたなびく
Зима прошла, и наступила,
Как видно, на земле весна:
У Касуга-горы,
Где утром всходит солнце,
Тумана протянулась пелена!

野ざらし紀行 > 箱根の関 (Застава Хаконэ)
雰しぐれ
富士をみぬ日ぞ
面白き
きりしぐれ
ふじをみぬひぞ
おもしろき
Туманы, дожди...
Не видеть вершину Фудзи
Тоже занятно.

見雪者
未冬有
然為蟹
春霞立
梅者散乍
ゆきみれば
いまだふゆなり
しかすがに
はるかすみたち
うめはちりつつ
Когда, взглянув, еще увидишь снег,
То, кажется, зима стоит поныне,
А вместе с тем
Туманы вешние встают
И лепестки роняет наземь слива…

打靡
春避来之
山際
最木末乃
咲徃見者
うちなびく
はるさりくらし
やまのまの
とほきこぬれの
さきゆくみれば
Наверно, уже наступила весна,
Когда расстилаются всюду туманы,
Раз видишь в горах,
Как цветы расцветают кругом
На далеких верхушках зеленых деревьев…

見渡者
春日之野邊尓
霞立
開艶者
櫻花鴨
みわたせば
かすがののへに
かすみたち
さきにほへるは
さくらばなかも
Когда окинешь взглядом все кругом,
Увидишь сразу: в Касуга- долине
Встает туман,
И блеска яркого полны
Не вишни ли цветы раскрылись?

春霞
田菜引今日之
暮三伏一向夜
不穢照良武
高松之野尓
はるかすみ
たなびくけふの
ゆふづくよ
きよくてるらむ
たかまつののに
Раннею весной,
Когда прозрачной дымкой
Стелется тумана пелена,
Верно, ночью светлая луна
Засияет ярко в поле Такамато!
* Среди песен весны луне посвящены всего три песни, потому что обычно воспевается осенняя, самая красивая, луна.
朝霞
春日之晩者
従木間
移歴月乎
何時可将待
あさかすみ
はるひのくれは
このまより
うつろふつきを
いつとかまたむ
В тумане утреннем весенний день…
И в сумерках ждать буду с нетерпеньем,
Когда появится
Неясный свет луны
Сквозь ветви молодых деревьев…

霞發
春永日
戀暮
夜深去
妹相鴨
かすみたつ
はるのながひを
こひくらし
よもふけゆくに
いももあはぬかも
В долгий, долгий день весны,
В день, когда встает туман,
Истомился я в тоске.
Ночь становится темнее и темней,
Наконец с тобою встретиться я смог!

春野尓
霞棚引
咲花乃
如是成二手尓
不逢君可母
はるののに
かすみたなびき
さくはなの
かくなるまでに
あはぬきみかも
Даже и теперь,
Когда в полях весенних
Легкой дымкой стелется туман
И цветы полны благоуханья,
Не приходит милый встретиться со мной!

春霞
山棚引

妹乎相見
後戀毳
はるかすみ
やまにたなびき
おほほしく
いもをあひみて
のちこひむかも
Туман весенний
Среди гор стоит,
И все неясно взору моему…
Как сквозь туман, тебя едва я видел,
И, верно, буду после тосковать!

左丹頬經
妹乎念登
霞立
春日毛晩尓
戀度可母
さにつらふ
いもをおもふと
かすみたつ
はるひもくれに
こひわたるかも
Когда подумаю о милой —
Красноликой,—
Всегда на сердце любящем моем,
Как в сумерки весеннею порою,
Когда тумана дымка легкая встает…

霊寸春
吾山之於尓
立霞
雖立雖座
君之随意
たまきはる
わがやまのうへに
たつかすみ
たつともうとも
きみがまにまに
Словно дымка легкая тумана,
Что встает над склоном гор, где я живу,
Где проходят дни, сверкая яшмой белой,
То встаю, то снова остаюсь,
Прихотям твоим покорствуя всецело…

見渡者
春日之野邊
立霞
見巻之欲
君之容儀香
みわたせば
かすがののへに
たつかすみ
みまくのほしき
きみがすがたか
Оглянешься кругом и видишь пред собой:
В долинах Касуга
Туман, встающий дымкой…
Ах, не таков ли милый облик твой,
Которым я хочу все время любоваться.

戀乍毛
今日者暮都
霞立
明日之春日乎
如何将晩
こひつつも
けふはくらしつ
かすみたつ
あすのはるひを
いかにくらさむ
Тоскуя о тебе,
Сегодня прожил день,
А как смогу прожить я завтра
Весенний день,
Когда встает туман?

朝霞
棚引野邊
足桧木乃
山霍公鳥
何時来将鳴
あさかすみ
たなびくのへに
あしひきの
やまほととぎす
いつかきなかむ
Кукушка с распростертых гор,
Когда ты прилетишь,
Чтоб петь нам песни
В полях, где стелется легчайшей дымкой
Тумана утреннего пелена?

旦<霧>
八重山越而
喚孤鳥
吟八汝来
屋戸母不有九<二>
あさぎりの
やへやまこえて
よぶこどり
なきやながくる
やどもあらなくに
Окутанные утренним туманом
Перелетая горные хребты,
О птица ёбукодори,
Вслед за собой меня ты призываешь,
Но ведь приюта не имеешь ты…
* Птица ёбукодори — см. п. 1419.
黒玉
宵霧隠
遠鞆
妹傳
速告与
ぬばたまの
よぎりにこもり
とほくとも
いもがつたへは
はやくつげこそ
Ночью черной, как ягоды тута,
Пусть туман все от глаз скрывает
И к ней далеки дороги,
Передайте только скорее
Весть от моей любимой!
[Песня Волопаса]
秋去者
<川>霧
天川
河向居而
戀夜多
あきされば
かはぎりたてる
あまのがは
かはにむきゐて
こふるよぞおほき
Когда осенняя пора приходит,
И застилает всю реку туман,
Они стоят друг против друга на разных берегах реки…
О ночи, полные тоски!
Как у несчастных звезд их много!

君舟
今滂来良之
天漢
霧立度
此川瀬
きみがふね
いまこぎくらし
あまのがは
きりたちわたる
このかはのせに
Как видно, друга милого ладья
От дальних берегов плывет ко мне,
Здесь, над Рекой Небес,
Встает густой туман
У переправы, что ведет ко мне!
[Песня Ткачихи]
* Густой туман — здесь рассматривается как брызги от ударов весла ладьи Волопаса.
天漢
八十瀬霧合
男星之
時待船
今滂良之
あまのがは
やそせきらへり
ひこほしの
ときまつふねは
いましこぐらし
Там, где переправы
На Реке Небес,
Нынче встал густой туман кругом,
Верно, волопасова ладья плывет,
Что дождалась срока своего…

年有而
今香将巻
烏玉之
夜霧隠
遠妻手乎
としにありて
いまかまくらむ
ぬばたまの
よぎりこもれる
とほづまのてを
Истомившись за год в ожиданье,
Не теперь ли склонит голову свою
Он на руки дальней женушки желанной,
Скрытой под покровом вставшего тумана
В эту ночь, что ягод тутовых черней!
* Песня, сложенная от 3-го лица (см. п. 1999), о Волопасе.
天漢
霧立度
牽牛之
楫音所聞
夜深徃
あまのがは
きりたちわたり
ひこほしの
かぢのおときこゆ
よのふけゆけば
Вот над Рекой Небес
Встает густой туман,
И слышен шум весла
От лодки Волопаса,—
Знать, ночь на землю к нам сошла!

天漢
霧立上
棚幡乃
雲衣能
飄袖鴨
あまのがは
きりたちのぼる
たなばたの
くものころもの
かへるそでかも
Там, на Реке Небес,
Встает густой туман,
Не развеваются ли это рукава
Одежды, сотканной из облаков,
Ткачихи молодой — тоскующей звезды?

天原
振放見者
天漢
霧立渡
公者来良志
あまのはら
ふりさけみれば
あまのがは
きりたちわたる
きみはきぬらし
Когда я подняла глаза
И взором обвела небесную равнину;
Повсюду над Небесною Рекой
Туман стоял густою пеленой,—
Как видно, ты пришел ко мне, любимый!
[Песня Ткачихи]
春去者
霞隠
不所見有師
秋芽子咲
折而将挿頭
はるされば
かすみがくりて
みえずありし
あきはぎさきぬ
をりてかざさむ
Раскрылись лепестки осенних хаги,
Что я не замечал,
Когда была весна,
И хаги спрятались за дымкою тумана,—
Теперь сорву цветы, венком украшусь я.

朝霧之
棚引小野之
芽子花
今哉散濫
未Q尓
あさぎりの
たなびくをのの
はぎのはな
いまかちるらむ
いまだあかなくに
В полях,
Где утром стелется туман,
Не нынче ль опадут
Цветы осенних хаги?
А я и наглядеться не успел…

明闇之
朝霧隠
鳴而去
鴈者言戀
於妹告社
あけぐれの
あさぎりごもり
なきてゆく
かりはあがこひ
いもにつげこそ
О гуси, что летите вдаль, крича,
Скрываясь в утреннем тумане,
Когда еще не занялась заря,
Моей любимой
Весть вы передайте!

比日之
秋朝開尓
霧隠
妻呼雄鹿之
音之亮左
このころの
あきのあさけに
きりごもり
つまよぶしかの
こゑのさやけさ
В рассветный час осеннею порою
Все эти дни густой туман вставал,
И сквозь туман
Звучал так ясно голос
Оленя бедного, зовущего жену…

冷芽子丹
置白霧
朝々
珠<年>曽見流
置白霧
あきはぎに
おけるしらつゆ
あさなさな
たまとしぞみる
おけるしらつゆ
На лиловых лепестках осенних хаги
Выпавшая белая роса
Утро каждое
Сверкает, словно жемчуг,
Выпавшая белая роса…

暮立之
雨落毎
(一云
打零者)
春日野之
尾花之上乃
白霧所念
ゆふだちの
あめふるごとに
(うちふれば)
かすがのの
をばながうへの
しらつゆおもほゆ
О, каждый раз, когда бывает ливень
И льют потоки бурные дождя,
Я вспоминаю светлые росинки
В долине Касуга
На листьях обана.

秋夜
霧發渡
<凡>々
夢見
妹形矣
あきのよの
きりたちわたり
おほほしく
いめにぞみつる
いもがすがたを
Ночами осенью встает густой туман,
И так неясно все передо мной,
Вот так же и во сне
Мне грезится всегда,
Как сквозь туман, твой облик дорогой…

春霞
多奈引田居尓
廬付而
秋田苅左右
令思良久
はるかすみ
たなびくたゐに
いほつきて
あきたかるまで
おもはしむらく
Семена посеял я на поле,
Где туман весенний
Стлался по земле,
И до самой жатвы на полях осенних
Тосковать мне будет суждено.
* Песня была сложена, когда автор ее жил в сторожке (см. п. 2221).
秋芽子之
枝毛十尾尓
置霧之
消毳死猿
戀乍不有者
あきはぎの
えだもとををに
おくつゆの
けかもしなまし
こひつつあらずは
Чем жить и тосковать на этом свете,
Не лучше ль мне исчезнуть навсегда,
Как исчезает белая роса,
Что тяжестью своей сгибает ветви
Осенних хаги до земли…

秋芽子之
上尓白霧
毎置
見管曽思<怒>布
君之光儀<呼>
あきはぎの
うへにしらつゆ
おくごとに
みつつぞしのふ
きみがすがたを
Любуясь каждый раз, как белая роса
Блестит на лепестках осенних хаги,
С любовью нежной
Вспоминаю я тебя,
Твой милый облик, друг желанный!

九月
四具礼乃雨之
山霧
烟寸<吾>胸
誰乎見者将息
(一云
十月
四具礼乃雨降)
ながつきの
しぐれのあめの
やまぎりの
いぶせきあがむね
たをみばやまむ
(かむなづき
しぐれのあめふり)
Словно встал густой туман в горах,
Где осенний мелкий дождик моросит
В долгом и унылом сентябре,
Поднялась в душе моей тоска,
И без встреч с тобой ей не пройти…

朝霞
鹿火屋之下尓
鳴蝦
聲谷聞者
吾将戀八方
あさかすみ
かひやがしたに
なくかはづ
こゑだにきかば
あれこひめやも
Утренний туман поднялся легкой дымкой
У сторожек, где костры горят,
Вдалеке несется крик лягушек…
О, когда бы твой я голос слышал,
Разве жил бы я в такой тоске?
* “У сторожек, где костры горят…” — в полях, чтобы отогнать оленей и вепрей, жгут костры (см. п. 2221).
奈良山乃
峯尚霧合
宇倍志社
前垣之下乃
雪者不消家礼
ならやまの
みねなほきらふ
うべしこそ
まがきがしたの
ゆきはけずけれ
На пики гор вблизи столицы Нара
Туман опять спустился и осел,
И вижу я теперь — недаром
В тени забора снег
Растаять не успел.

一眼見之
人尓戀良久
天霧之
零来雪之
可消所念
ひとめみし
ひとにこふらく
あまぎらし
ふりくるゆきの
けぬべくおもほゆ
Любя тебя, что мельком только видел,
Могу угаснуть я,
Исполненный тоски,
Как тает белый снег, что падает на землю,
Туманя небеса ненастной мглой…

如夢
君乎相見而
天霧之
落来雪之
可消所念
いめのごと
きみをあひみて
あまぎらし
ふりくるゆきの
けぬべくおもほゆ
Как будто бы во сне мы встретились с тобою,
Как снег, что падает,
Туманя небеса,
Могу я от любви к тебе угаснуть,
Исполненный мучительной тоски.

天霧相
零来雪之
消友
於君合常
流經度
あまぎらひ
ふりくるゆきの
けなめども
きみにあはむと
ながらへわたる
Как снег что падает,
Туманя небо мглою,
Так таю я,
И все-таки живу
Одной мечтой, что встретимся с тобою.

霞立
長春日乃
晩家流
和豆肝之良受
村肝乃
心乎痛見
奴要子鳥
卜歎居者
珠手次
懸乃宜久
遠神
吾大王乃
行幸能
山越風乃
獨<座>
吾衣手尓
朝夕尓
還比奴礼婆
大夫登
念有我母
草枕
客尓之有者
思遣
鶴寸乎白土
網能浦之
海處女等之
焼塩乃
念曽所焼
吾下情
かすみたつ
ながきはるひの
くれにける
わづきもしらず
むらきもの
こころをいたみ
ぬえこどり
うらなけをれば
たまたすき
かけのよろしく
とほつかみ
わがおほきみの
いでましの
やまこすかぜの
ひとりをる
わがころもでに
あさよひに
かへらひぬれば
ますらをと
おもへるわれも
くさまくら
たびにしあれば
おもひやる
たづきをしらに
あみのうらの
あまをとめらが
やくしほの
おもひぞやくる
わがしたごころ
Поднимается туман.
Долгий день весны
Клонится уже к концу —
Незаметна эта грань…
Словно на куски
Печень вся разбита —
Сердце у меня
Горестно болит.
Птицей нуэко
Громко плачу
В тайниках сердца своего.
В те минуты хорошо
Перевязь жемчужную
На себя надеть,
Помолиться бы о том,
Чтоб вернуться нам домой!
Но в полях, где путь вершит
Наш великий государь —
Бог, что так далек от нас, —
Ветер злой, что дует с гор,
Поутру и ввечеру
Треплет рукава мои
Здесь, где я томлюсь один…
Оттого затосковал
Даже я, который мнил
Храбрым рыцарем себя.
Находясь сейчас в пути,
Где зелёная трава
Изголовьем служит мне,
Я не знаю, как мне быть,
Как тоску мне разогнать?
Так же, как из трав морских
В бухте Ами в тишине
Выжигают на кострах
Соль рыбачки,
Так тоска,
О, как жжёт она меня
В сердца тайной глубине!
* “Словно на куски печень вся разбита” — в старину верили, что в печени находится душа человека (ТЮ).
* Нуэко (нуэкодори, нуэдори, совр. торацугуми, Turdusaurens aurens) — птица с громким пронзительным криком. Обычно служит сравнением с громко плачущим или стонущим человеком.
* Перевязь жемчужную — макура-котоба (далее — мк) к слову “надевать”, “надевают”, когда обращаются с молитвой к богам о благополучном возвращении и т. п.

飛鳥
明日香乃河之
上瀬
石橋渡
(一云
石浪)
下瀬
打橋渡
石橋
(一云
石浪)
生靡留
玉藻毛叙
絶者生流
打橋
生乎為礼流
川藻毛叙
干者波由流
何然毛
吾<王><能>
立者
玉藻之<母>許呂
臥者
川藻之如久
靡相之
宣君之
朝宮乎
忘賜哉
夕宮乎
背賜哉
宇都曽臣跡
念之時
春都者
花折挿頭
秋立者
黄葉挿頭
敷妙之
袖携
鏡成
雖見不猒
三五月之
益目頬染
所念之
君与時々
幸而
遊賜之
御食向
木P之宮乎
常宮跡
定賜
味澤相
目辞毛絶奴
然有鴨
(一云
所己乎之毛)
綾尓憐
宿兄鳥之
片戀嬬
(一云
為乍)
朝鳥
(一云
朝霧)
徃来為君之
夏草乃
念之萎而
夕星之
彼徃此去
大船
猶預不定見者
遣<悶>流
情毛不在
其故
為便知之也
音耳母
名耳毛不絶
天地之
弥遠長久
思将徃
御名尓懸世流
明日香河
及万代
早布屋師
吾王乃
形見何此焉
とぶとり
あすかのかはの
かみつせに
いしはしわたし
(いしなみ)
しもつせに
うちはしわたす
いしはしに
(いしなみに)
おひなびける
たまももぞ
たゆればおふる
うちはしに
おひををれる
かはももぞ
かるればはゆる
なにしかも
わがおほきみの
たたせば
たまものもころ
こやせば
かはものごとく
なびかひし
よろしききみが
あさみやを
わすれたまふや
ゆふみやを
そむきたまふや
うつそみと
おもひしときに
はるへは
はなをりかざし
あきたてば
もみちばかざし
しきたへの
そでたづさはり
かがみなす
みれどもあかず
もちづきの
いやめづらしみ
おもほしし
きみとときとき
いでまして
あそびたまひし
みけむかふ
きのへのみやを
とこみやと
さだめたまひて
あぢさはふ
めこともたえぬ
しかれかも
(そこをしも)
あやにかなしみ
ぬえどりの
かたこひづま
(しつつ)
あさとりの
(あさぎりの)
かよはすきみが
なつくさの
おもひしなえて
ゆふつづの
かゆきかくゆき
おほぶねの
たゆたふみれば
なぐさもる
こころもあらず
そこゆゑに
せむすべしれや
おとのみも
なのみもたえず
あめつちの
いやとほながく
しのひゆかむ
みなにかかせる
あすかがは
よろづよまでに
はしきやし
わがおほきみの
かたみかここを
Птицы по небу летят…
А на Асука-реке,
У истоков, там, где мель,
Камни в ряд мостком лежат,
А близ устья, там, где мель,
Доски в ряд мостком лежат.
Даже жемчуг-водоросли,
Что склоняются к воде
Возле каменных мостков,
Лишь сорвешь — опять растут!
И речные водоросли,
Что сгибаются к воде
Возле дощатых мостков,
Лишь засохнут — вновь растут!
Что ж могло случиться с ней?
Ведь, бывало, лишь встает,
Словно жемчуг-водоросли!
А ложится — так гибка,
Как речные водоросли…
Лучше не было ее!
Позабыла, что ль, она
Утром посетить дворец?
Иль нарушила она
Ночью правила дворца?
В дни, когда она была
Гостьей этой стороны,
Ты весною вместе с ней
Собирал в полях цветы,
Украшал себя венком,
А осеннею порой
Украшался вместе с ней
Клена алою листвой.
И одежды рукава,
Что стелили в головах,
Вы соединяли с ней.
Словно в зеркало глядя,
Любоваться на себя
Не надоедало вам.
Словно полная луна,
Дивной красоты была
Та, что нежно ты любил,
Та, с которой иногда
Выходил из дома ты
И изволил здесь гулять.
И Киноэ — тот дворец,
Где приносят рисом дань,
Вечным стал ее дворцом —
Так судьбою решено.
Шумны стаи адзи птиц…
А она теперь молчит
И не видит ничего.
И поэтому тебе
Все печально на земле.
Птицей нуэдори ты
Громко стонешь целый день,
Обездоленный супруг!
И, как птицы поутру,
Кружишь около нее;
Словно летняя трава,
Сохнешь без нее в тоске;
Как вечерняя звезда,
То ты здесь, то снова там;
Как большой корабль
Средь волн,
Ты покоя не найдешь…
Глядя на тебя, скорбим,—
Не утешить сердца нам,
Горю этому нельзя
Утешения найти…
Лишь останется молва,
Только имя будет жить,
Вместе с небом и землей!
Долго, долго будут все
Помнить и любить ее!
Пусть же Асука-река,
С именем которой здесь
Имя связано ее,
Будет тысячи веков
Вечно воды свои лить,
И пускай эти места
Будут памятью о ней,
О принцессе дорогой,
Что была прекрасней всех!
* Адзи — вид диких уток с пестрым оперением (желтое с черным); очень распространенный в Японии; всегда летают стаями и громко кричат.
* Нуэдори — см. комм. к п. 5.
春霞
春日里之
殖子水葱
苗有跡云師
柄者指尓家牟
はるかすみ
かすがのさとの
うゑこなぎ
なへなりといひし
えはさしにけむ
Трава канаги, что посажена была
В селенье Касуга,
Где встал туман весенний,
По слухам, маленьким ростком была,
А ныне, кажется, пустила ввысь побеги!
* Суругамаро иносказательно говорит о младшей дочери Отомо Саканоэ, сравнивая ее с молодой травой.
* Канаги (Monochoric vaginalis) — трава, часто растет на затопляемых рисовых полях, в старину ее употребляли в пищу.
君家尓
吾住坂乃
家道乎毛
吾者不忘
命不死者
きみがいへに
わがすみさかの
いへぢをも
われはわすれじ
いのちしなずは
К дому твоему дорогу, милый мой,
И дорогу в Сумисака,
Где живу,
Не забуду, верно, никогда
До тех пор, пока на свете я живу…

可須美多都
那我岐波流卑乎
可謝勢例杼
伊野那都可子岐
烏梅能波那可毛
かすみたつ
ながきはるひを
かざせれど
いやなつかしき
うめのはなかも
Пусть в долгий день весны,
Окутанной туманом,
Мы надеваем на себя венки,
Расцветшей сливы белые цветы
Становятся для нас еще милее!

八隅知之
和期大王乃
高知為
芳野宮者
立名附
青垣隠
河次乃
清河内曽
春部者
花咲乎遠里
秋去者
霧立渡
其山之
弥益々尓
此河之
絶事無
百石木能
大宮人者
常将通
やすみしし
わごおほきみの
たかしらす
よしののみやは
たたなづく
あをかきごもり
かはなみの
きよきかふちぞ
はるへは
はなさきををり
あきされば
きりたちわたる
そのやまの
いやしくしくに
このかはの
たゆることなく
ももしきの
おほみやひとは
つねにかよはむ
Дивный Ёсину-дворец,
Где правление вершит
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
За зеленою стеной
Громоздящейся листвы
Он укрыт от глаз людских;
Посреди кристальных рек,
Что струятся без конца,
Подымается он ввысь,
И весной кругом цветут
Вишен пышные цветы,
А лишь осень настает,
Расстилается туман.
Словно горы в вышине,
Много выше, чем они,
Будет славы блеск расти.
Словно воды этих рек,
Что струятся без конца,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги славные твои,
Будут вечно вновь и вновь
Приходить к тебе сюда!

烏玉乃
夜霧立而
不清
照有月夜乃
見者悲沙
ぬばたまの
よぎりのたちて
おほほしく
てれるつくよの
みればかなしさ
Ночью черной, как черные ягоды тута,
Встал туман…
И такая печаль
Видеть в небе луну,
Что едва в темноте этой светит…

吾皇
神乃命乃
高所知
布當乃宮者
百樹成
山者木高之
落多藝都
湍音毛清之
鴬乃
来鳴春部者
巌者
山下耀
錦成
花咲乎呼里
左<壮>鹿乃
妻呼秋者
天霧合
之具礼乎疾
狭丹頬歴
黄葉散乍
八千年尓
安礼衝之乍
天下
所知食跡
百代尓母
不可易
大宮處
わがおほきみ
かみのみことの
たかしらす
ふたぎのみやは
ももきもり
やまはこだかし
おちたぎつ
せのおともきよし
うぐひすの
きなくはるへは
いはほには
やましたひかり
にしきなす
はなさきををり
さをしかの
つまよぶあきは
あまぎらふ
しぐれをいたみ
さにつらふ
もみちちりつつ
やちとせに
あれつかしつつ
あめのした
しらしめさむと
ももよにも
かはるましじき
おほみやところ
У дворца у Футаги,
Где правленье ты вершишь,
Наш великий государь,
Наш светлейший, славный бог,
В чащах зелени густой
Горы поднялися ввысь
И, стремящиеся вниз,
Чисты струи светлых рек,
А весной, когда в лесах
Песни соловей поет,
Здесь, на скалах среди гор,
Все сверкает и блестит,
Как богатая парча:
Раскрываются цветы,
Наклоняя ветви вниз
Пышной тяжестью своей.
Осенью, когда олень
Среди гор зовет жену,
Омрачающий лазурь
Льет с небес осенний дождь,
И от этого в горах
Крашеная в алый цвет
С кленов падает листва…
Чтобы множество годов,
Пребывая на земле,
Правил Поднебесной ты,
Будет множество веков
Неизменно процветать
Место, где стоит дворец!
[Снова песня, восхваляющая столицу в Куни]
真十鏡
可照月乎
白妙乃
雲香隠流
天津霧鴨
まそかがみ
てるべきつきを
しろたへの
くもかかくせる
あまつきりかも
Месяц светлый, что должен сиять,
Как поверхность прозрачных зеркал,
Не облака ль белотканые
Скрыли от взора?
Иль небесный туман затянул пеленой?

朝霞
不止軽引
龍田山
船出将為日者
吾将戀香聞
あさかすみ
やまずたなびく
たつたやま
ふなでしなむひ
あれこひむかも
О Тацута-гора,
Где утренний туман,
Не прерываясь, тянется повсюду.
В тот день, когда отчалит мой корабль,
Как тосковать о ней в разлуке буду!
* Песня человека из Ямато, любовавшегося горой Тацута, славящейся красотой алых кленов.
大葉山
霞蒙
狭夜深而
吾船将泊
停不知文
おほばやま
かすみたなびき
さよふけて
わがふねはてむ
とまりしらずも
Подернулась тумана дымкой
Гора Обаяма.
Спустилась ночь,
И я не знаю, где причалит
Моя плывущая ладья…
* Песни странника.
天霧相
日方吹羅之
水莖之
岡水門尓
波立渡
あまぎらひ
ひかたふくらし
みづくきの
をかのみなとに
なみたちわたる
Верно, южный ветер нынче дует,
Небо затянула пелена.
В устье, в Ока,
Там, где стебли зеленеют,
Подымаясь, катится волна…

水霧相
奥津小嶋尓
風乎疾見
船縁金都
心者念杼
みなぎらふ
おきつこしまに
かぜをいたみ
ふねよせかねつ
こころはおもへど
К островку, лежащему в открытом море,
Над которым поднялся туман,
Оттого что ветер,
Не дойдет корабль,
Хоть и сердцем тянется к нему…
* Песня сложена в аллегорическом плане: островок — возлюбленная, ветер — символ преград, помех, корабль — юноша, от лица которого поется песня.
隠口乃
泊瀬山尓
霞立
棚引雲者
妹尓鴨在武
こもりくの
はつせのやまに
かすみたち
たなびくくもは
いもにかもあらむ
В скрытой ото всех
Стороне Хацусэ среди гор
Легкой дымкой поднялся туман.
Облако, что уплывает вдаль,
То не милая ль жена моя?
* Ни автор, ни кому посвящена песня неизвестны.
* Хацусэ — место свершения погребальных обрядов сожжения и погребений.
* Туман — имеется в виду дым после сожжения. Облако — тот же плывущий высоко вверху дым.
霞立
春日里之
梅花
波奈尓将問常
吾念奈久尓
かすみたつ
かすがのさとの
うめのはな
はなにとはむと
わがおもはなくに
Цветы душистой сливы, что цветут
В селенье Касуга,
Покрытом легкой дымкой,
Изменчивы, но я ведь не такой,—
Я не приду к тебе с неверным сердцем.
Песня Отомо Суругамаро
* Песня Отомо Суругамаро (см. п. 400) обращена к будущей жене, второй дочери Отомо Саканоэ (из Тамура) (см. п. 401).
打霧之
雪者零乍
然為我二
吾宅乃苑尓
鴬鳴裳
うちきらし
ゆきはふりつつ
しかすがに
わぎへのそのに
うぐひすなくも
Туман кругом
И белый снег идёт…
И всё-таки в саду у дома
Средь снега выпавшего
Соловей поёт!

霞立
野上乃方尓
行之可波
鴬鳴都
春尓成良思
かすみたつ
ののへのかたに
ゆきしかば
うぐひすなきつ
はるになるらし
Когда отправился
В далекие поля,
Где встала дымка легкая тумана,
Я вдруг услышал трели соловья…
Наверное, весна уже настала!

春霞
軽引山乃
隔者
妹尓不相而
月曽經去来
はるかすみ
たなびくやまの
へなれれば
いもにあはずて
つきぞへにける
Те горы дальние, где стелется повсюду
Весенней легкой дымкою туман,
Нас разделили.
Не встречаюсь с милой,
Ведь целый месяц я живу один…
* Одна из ранних песен Якамоти, сложенная весной 741 г. во время его пребывания в новой столице, в то время как молодая жена оставалась еще в старой.
牽牛之
迎嬬船
己藝出良之
<天>漢原尓
霧之立波
ひこほしの
つまむかへぶね
こぎづらし
あまのかはらに
きりのたてるは
Как видно, отплыла
От берега ладья,—
То Волопас жену свою встречает.
Встает кругом тумана пелена
Среди долин Реки Небесной!..
* Туман над Небесной Рекой — всегда ассоциируется в песнях с брызгами от весел спешащей ладьи Волопаса.
* Обычно Ткачиха выходит навстречу и ждет Волопаса, здесь несколько необычный вариант (см. п. 1518).
霞立
天河原尓
待君登
伊徃<還>尓
裳襴所沾
かすみたつ
あまのかはらに
きみまつと
いゆきかへるに
ものすそぬれぬ
“Там, где тумана дымка встала,
Среди долин небесных у реки
Я буду ждать тебя!”—она сказала,—
И вот, пока ходила в ожиданье,
В сыром тумане весь подол промок…
* Песня о Ткачихе — см. п. 1527. п. 1529 Песня сложена от лица Ткачихи.
妹當
茂苅音
夕霧
来鳴而過去
及乏
いもがあたり
しげきかりがね
ゆふぎりに
きなきてすぎぬ
すべなきまでに
У дома милого возлюбленной моей,
Разносится печальный крик гусей!
Вечернею порой в густом тумане
Они несутся с криками над нами
И исчезают в вышине вдали…
* Автор неизвестен.
* Все три песни написаны лицами, которые пользовались милостями принца; в песнях аллегорически выражена жалоба на то, что принц не уделяет им внимания (К).
天霧之
雪毛零奴可
灼然
此五柴尓
零巻乎将見
あまぎらし
ゆきもふらぬか
いちしろく
このいつしばに
ふらまくをみむ
Все небо пасмурно.
О, пусть бы выпал снег!
И мы бы стали любоваться,
Как будет падать на валежник он
И ярким блеском весь переливаться!

朝霧尓
沾尓之衣
不干而
一哉君之
山道将越
あさぎりに
ぬれにしころも
ほさずして
ひとりかきみが
やまぢこゆらむ
От тумана поутру
Платье влажное своё,
Верно, и не просушив,
Ты один, любимый мой,
Горною тропой идёшь…
Неизвестный автор
捄手折
多武山霧
茂鴨
細川瀬
波驟祁留
ふさたをり
たむのやまきり
しげみかも
ほそかはのせに
なみのさわける
Не оттого ли, что с вершин Таму
Густой туман спустился горный,
На отмели
Реки Хосокава
Шумят, переливаясь, волны!
* Автор неизвестен.
* Песни имеют аллегорический смысл. Обстоятельства, при которых была сложена песня, неизвестны. Возможно, здесь намек на то, что принц перестал жаловать милостями, как раньше.
黒玉
夜霧立
衣手
高屋於
霏霺麻天尓
ぬばたまの
よぎりはたちぬ
ころもでを
たかやのうへに
たなびくまでに
Ночью черной, как ягоды тута,
Встали густые ночные туманы,
Кажется, будто рукава расстелились
На Такая,
Все окутав собою…
* Песня принца перекликается с п. 1704 и является аллегорическим ответом на обе песни, как бы объясняя отсутствие ожидаемых милостей возникшими трудностями.
* Такая — название местности, а также значит “высокое здание”, что может служить внутренним намеком на дворец.
<祖>母山
霞棚引
左夜深而
吾舟将泊
等万里不知母
おほばやま
かすみたなびき
さよふけて
わがふねはてむ
とまりしらずも
У гор Обаяма
Все заволок туман,
Темнеет ночь,
И я не знаю,
Где моему челну найти причал…

前玉之
小埼乃沼尓
鴨曽翼霧
己尾尓
零置流霜乎
掃等尓有斯
さきたまの
をさきのぬまに
かもぞはねきる
おのがをに
ふりおけるしもを
はらふとにあらし
В Сакитама,
На болоте Одзаки,
Утка громко хлопает крылом,
Верно, для того, чтоб белый иней,
Что на хвост попал,
Смести долой!
* Песня сложена в форме сэдока.
掻霧之
雨零夜乎
霍公鳥
鳴而去成
𪫧怜其鳥
かききらし
あめのふるよを
ほととぎす
なきてゆくなり
あはれそのとり
Ночами пусть встает туман,
И льется дождик с высоты…
Кукушка
С песнею летит,
Ах, что за диво птица, ты!

天漢
霧立渡
且今日<々々々>
吾待君之
船出為等霜
あまのがは
きりたちわたる
けふけふと
わがまつきみし
ふなですらしも
Среди Реки Небес
Встает густой туман,
Любимый мой, которого я жду,—
Все думая, что нынче будет он,—
Как видно, уж ведет ко мне свою ладью!

於久礼居而
吾波也将戀
春霞
多奈妣久山乎
君之越去者
おくれゐて
あれはやこひむ
はるかすみ
たなびくやまを
きみがこえいなば
О, проводив тебя, оставшись здесь один,
Как буду я, наверно, тосковать,
Когда вдали исчезнешь, горы перейдя,
Где дымкой стелется
Туман весны…

久方之
天芳山
此夕
霞霏霺
春立下
ひさかたの
あめのかぐやま
このゆふへ
かすみたなびく
はるたつらしも
Гора, сошедшая с небес извечных,
Небесная гора Кагуяма
Сегодня вечером
Покрылась легкой дымкой:
Как видно, на земле уже весна!

巻向之
桧原丹立流
春霞
欝之思者
名積米八方
まきむくの
ひはらにたてる
はるかすみ
おほにしおもはば
なづみこめやも
В роще солнечных деревьев хиноки,
В Макимуку вставший легкой дымкой
Все от взора заслонил туман весны.
Если б я считал тебя далекой,
Разве б мучился и приходил к тебе?
* Хиноки — см. п. 928.
* Макимуку — см. Макимоку.

人之殖兼
杉枝
霞<霏>霺
春者来良之
いにしへの
ひとのうゑけむ
すぎがえに
かすみたなびく
はるはきぬらし
Средь веток молодых деревьев суги,
Посаженных людьми
В былые времена,
Тумана дымка протянулась
И, кажется, пришла уже весна!
* Суги — японская криптомерия.
子等我手乎
巻向山丹
春去者
木葉凌而
霞霏霺
こらがてを
まきむくやまに
はるされば
このはしのぎて
かすみたなびく
На склонах Макимуку, там,
Где руки юных дев сплетались изголовьем,
Настала вешняя пора:
Листву деревьев до земли сгибая,
Повсюду стелется туман…
* “На склонах Макимуку, там, где руки юных дев сплетались изголовьем…” — этот образ связан, по-видимому, с народными брачными играми, которые происходили обычно на горах.
玉蜻
夕去来者
佐豆人之
弓月我高荷
霞霏霺
たまかぎる
ゆふさりくれば
さつひとの
ゆつきがたけに
かすみたなびく
Сверкающая жемчугами спускается вечерняя пора…
Там, где бродил в былые времена
Счастливый человек — охотник с луком,—
На пике Юдзукигатакэ
Прозрачной дымкой стелется туман…
* Счастливый человек — охотник с луком (сацубито-но юдзуки… “при луке — счастливый человек” (мк), так называли охотника, стрелы называли сацуя—“счастливая стрела”, “стрела счастья”). По-видимому, эти наименования связаны с древней верой в магию слов (котодама).
今朝去而
明日者来牟等
云子鹿丹
旦妻山丹
霞霏霺
けさゆきて
あすにはきなむと
****
あさづまやまに
かすみたなびく
Вблизи горы Асадзума,
Что Утренней женой зовется,
Где ныне утром, уходя,
Все говорят, что завтра вновь вернутся,—
Прозрачной дымкой стелется туман…
* Асадзума — гора Утренняя Жена. Судя по песням М… так называли жену, с которой проводили ночь до утра и утром расставались. Характерно, что асадзума-бунэ назывались лодки, на которых катались веселые женщины (см. “Кодзиэн”). Но это, по-видимому, более позднее толкование. Образ утренней жены во времена М. связан скорее с брачными народными игрищами, когда утром расставались со своими избранницами.
子等名丹
關之宜
朝妻之
片山木之尓
霞多奈引
こらがなに
かけのよろしき
あさづまの
かたやまきしに
かすみたなびく
Над кручами отвесных скал
Горы, что Утренней женой зовется,
Чьим именем так было б хорошо назвать тебя,
Со стороны долин
Туманы стелятся прозрачной дымкой…

春霞
流共尓
青柳之
枝喙持而
鴬鳴毛
はるかすみ
ながるるなへに
あをやぎの
えだくひもちて
うぐひすなくも
Лишь над землею медленно поплыли
Весны туманы дымкой голубой,
Как сразу на зеленой иве
Уже поет, порхая, соловей
И в клюве держит ветку молодую!

朝霧尓
之<努>々尓所沾而
喚子鳥
三船山従
喧渡所見
あさぎりに
しののにぬれて
よぶこどり
みふねのやまゆ
なきわたるみゆ
Мне видно, как над склоном Мифунэ,
Промокнув в утреннем тумане,
С печальным криком пролетает
В далёком небе
Ёбукодори!
* Мифунэ — см. п. 907. га. 1838 Песня сложена на горе Цукуба (прим. к тексту).
打靡
春去来者
然為蟹
天雲霧相
雪者零管
うちなびく
はるさりくれば
しかすがに
あまくもきらひ
ゆきはふりつつ
Со стелющимся по земле туманом
Пришла весенняя пора,
И все же
Небо затянуло облаками,
И беспрестанно белый снег идет…

風交
雪者零乍
然為蟹
霞田菜引
春去尓来
かぜまじり
ゆきはふりつつ
しかすがに
かすみたなびき
はるさりにけり
Ветер дует и, конца не зная,
Падает на землю снег,
И все ж вдали
Протянулась дымка легкая тумана,
Значит, наступила вешняя пора!

春霞
立尓之日従
至今日
吾戀不止
本之繁家波
(一云
片念尓指天)
はるかすみ
たちにしひより
けふまでに
あがこひやまず
もとのしげけば
(かたもひにして)
Со дня, как легкой дымкой встал
Туман весенний,
И до нынешнего дня
Не прекращается любовь моя к тебе.—
Ведь корни в сердце глубоко ушли…

春霞
立春日野乎
徃還
吾者相見
弥年之黄土
はるかすみ
たつかすがのを
ゆきかへり
われはあひみむ
いやとしのはに
В долине Касуга, где над землей встает
Весеннего тумана дымка,
И уходя, и возвращаясь вновь,
Мы будем вместе любоваться
Ее красою каждый год!

白雪之
常敷冬者
過去家良霜
春霞
田菜引野邊之
鴬鳴焉
しらゆきの
つねしくふゆは
すぎにけらしも
はるかすみ
たなびくのへの
うぐひすなくも
Дни зимние, когда покрыто было
Все белым снегом,
Видимо, прошли:
В полях, где стелются весенние туманы,
Запел сегодня соловей!

春山
霧惑在

我益
物念哉
はるやまの
きりにまとへる
うぐひすも
われにまさりて
ものもはめやも
И даже соловей, блуждающий в тумане
Среди весенних гор,—
Ведь даже соловей
Не может тосковать с такою силой,
Как я тоскую о тебе!

旦霧
八重山越而
霍公鳥
宇能花邊柄
鳴越来
あさぎりの
やへやまこえて
ほととぎす
うのはなへから
なきてこえきぬ
Минуя горные хребты,
Окутанные утренним туманом,
Покинув белые цветы
Унохана,
Кукушка с плачем надо мною пролетает…

忘らるな
忘れやしぬる
春がすみ
今朝たちながら
契りつること
わすらるな
わすれやしぬる
はるがすみ
けさたちながら
ちぎりつること
«Не забудь!»
И не забудет
Весенняя дымка,
Что сегодня поутру встала,
Свою клятву[166].
166. Танка использует омонимы: тацу – «вставать» (о тумане, дымке) и «покидать», «уходить».
Харугасуми – «весенняя дымка», видимо, метафорическое обозначение самой дамы.
あさみどり
かひある春に
あひぬれば
霞ならねど
立ちのぼりけり
あさみどり
かひあるはるに
あひぬれば
かすみならねど
たちのぼりけり
Нежно-зелёной весной,
Когда жить так прекрасно,
Мы встретились с вами.
Поднялась я сюда,
Хоть я и не дымка тумана[387] —
387. Помимо того что название дворца «Кормление птиц» – торикахи (торикаи) в других значениях входит в текст стихотворения (аса ми дори кахи), в нем есть еще одна игра слов: касуми – «легкая дымка», но резиденция императора часто называлась метафорически «вместилище тумана» – касуми-ана. Танка приводится в Окагами фурумоногатари.
秋の夜は
春ひわするる
物なれや
かすみにきりや
ちへまさるらん
あきのよは
はるひわするる
ものなれや
かすみにきりや
ちへまさるらん
Осенней ночью забываешь
день весенний...
Видно, дымки, что весною, —
роса, что осенью встаёт, —
сильней гораздо!

近江なる
つくまのまつり
とくせなん
つれなき人の
なべのかず見む
あふみなる
つくまのまつり
とくせなん
つれなきひとの
なべのかずみむ
Если б поскорее
настал тот праздник в Оми,
праздник в Цукума!
Посмотрел бы, сколько,
жестокая, котлов с тобой.
Недоумение читателя несомненно. Дело в том, что по обычаю того времени, как уверяют комментаторы, во время празднества в храмах указанной местности присутствовавшие женщины — члены этой общины — носили при себе столько котлов или сковород (набэ), сколько мужчин они знали в течение своей жизни. Кавалер, сначала считавший свою даму совершенно неопытной в делах любви и жестоко разочарованный в своем доверии, теперь ударяется в противоположную крайность, подозревая ее в многочисленных связях.
朝ぼらけ
宇治の川ぎり
たえだえに
あらはれわたる
ぜぜの網代木
あさぼらけ
うじのかわぎり
たえだえに
あらはれわたる
せぜのあじろぎ
На раннем рассвете
Туман над рекою Удзи
Рвётся, рвётся на клочья,
И вдаль отмелей, отмелей светлых
Колья вершей всплывают чредою.
Данное стихотворение взято из «Песен Зимы» антологии «Сэндзайсю», 420 («Сэндзай вакасю») — «Изборник песен Ямато — за тысячу лет» (1187). Образный строй стихотворения связан со старинным обычаем ночной ловли хио (крошечных, почти прозрачных форелей) на реке Удзи (недалеко от совр. Киото). Ко дну реки с помощью кольев прикреплялись особые ловушки, плетенные из бамбука так, чтобы рыбки в них запутывались.
高砂の
尾の上の桜
咲きにけり
外山の霞
たたずもあらなん
たかさごの
おのへのさくら
さきにけり
とやまのかすみ
たたずもあらなむ
На горе Такасаго,
Возле самой вершины,
Цветы весенние вишни.
О дымка окружных холмов,
Не подымайся высоко!
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни весны», книга первая, 120).
Такасаго — здесь не географическое
название, но обозначение некой «высокой горы».
Не подымайся высоко! — Тогда можно будет любоваться и весенней дымкой и цветением вишен.
むらさめの
露もまだひぬ
まきの葉に
霧立ちのぼる
秋の夕暮
むらさめの
つゆもまだひぬ
まきのはに
きりたちのぼる
あきのゆふぐれ
Брызнула морось,
Но еще не просохли капли на листьях
Прекрасных древес,
А уж тянется кверху туман
Из глубин осеннего сумрака.
Включено в ант. «Синкокинсю», 491 («Песни осени», книга вторая).
はるかすみ
たつを見すてて
ゆくかりは
花なきさとに
すみやならへる
はるかすみ
たつをみすてて
ゆくかりは
はななきさとに
すみやならへる
Покидая луга,
что окутаны дымкой весенней,
гуси тянутся вдаль —
словно им милее селенья,
где цветов еще нет и в помине…

はるのきる
かすみの衣
ぬきをうすみ
山風にこそ
みたるへらなれ
はるのきる
かすみのころも
ぬきをうすみ
やまかせにこそ
みたるへらなれ
Слишком тонкая ткань
в том пологе дымки туманной,
что соткала весна, —
только ветер с вершин подует,
и порвется призрачный полог…

霞たち
このめもはるの
雪ふれは
花なきさとも
花そちりける
かすみたち
このめもはるの
ゆきふれは
はななきさとも
はなそちりける
Дымкой осенены,
на ветвях набухают бутоны.
Снегопад по весне —
будто бы, не успев распуститься,
облетают цветы с деревьев…

春霞
たてるやいつこ
みよしのの
よしのの山に
雪はふりつつ
はるかすみ
たてるやいつこ
みよしのの
よしののやまに
ゆきはふりつつ
Да откуда бы вдруг
взяться в Ёсино[73] дымке весенней,
если снег всё метет,
в славном Ёсино не утихает,
всё ложится на горные склоны…
73. Ёсино — горы в центральной Японии в префектуре Нара. Славятся красотой пейзажей.
やまさくら
わか見にくれは
春霞
峰にもをにも
たちかくしつつ
やまさくら
わかみにくれは
はるかすみ
みねにもをにも
たちかくしつつ
Горной вишни цветы!
Я вами пришел любоваться,
но по склонам, увы,
растеклась весенняя дымка,
от подножья до самой вершины…

たれしかも
とめてをりつる
春霞
たちかくすらむ
山のさくらを
たれしかも
とめてをりつる
はるかすみ
たちかくすらむ
やまのさくらを
Кто явился сюда,
чтоб сорвать эту ветку с цветами?
Ведь как будто бы сплошь
расползлась весенняя дымка,
укрывая вишню по склонам…

春霞
たなひく山の
さくら花
うつろはむとや
色かはりゆく
はるかすみ
たなひくやまの
さくらはな
うつろはむとや
いろかはりゆく
Пеленою легла
весенняя легкая дымка —
и на вишне в горах
вдруг окраска цветов поблекла,
будто близится увяданье…

春霞
なにかくすらむ
桜花
ちるまをたにも
見るへきものを
はるかすみ
なにかくすらむ
さくらはな
ちるまをたにも
みるへきものを
Для чего от меня
скрываешь ты, вешняя дымка,
этот вишенный цвет?
Пусть цветы уже опадают,
все равно хочу любоваться!..

花の色は
かすみにこめて
見せすとも
かをたにぬすめ
春の山かせ
はなのいろは
かすみにこめて
みせすとも
かをたにぬすめ
はるのやまかせ
Красоту тех цветов
лицезреть нам не доведется
из-за дымки в горах —
так похить же, ветер весенний,
и примчи аромат цветенья!..

三わ山を
しかもかくすか
春霞
人にしられぬ
花やさくらむ
みわやまを
しかもかくすか
はるかすみ
ひとにしられぬ
はなやさくらむ
Склоны Мива-горы
то ли дымкой весенней сокрыты,
то ли там, вдалеке,
распустились цветы на вишнях,
о которых никто и не ведал…

春霞
色のちくさに
見えつるは
たなひく山の
花のかけかも
はるかすみ
いろのちくさに
みえつるは
たなひくやまの
はなのかけかも
Разноцветье тонов,
переливы дымки весенней —
уж не видно ли в них
отраженья цветущих вишен,
что укрыли горные склоны?..

霞立つ
春の山へは
とほけれと
吹きくる風は
花のかそする
かすみたつ
はるのやまへは
とほけれと
ふきくるかせは
はなのかそする
Далеко-далеко
раскинулись вешние горы,
дымкой скрыты от глаз —
но доносит оттуда ветер
аромат цветения вишен…

花のちる
ことやわひしき
春霞
たつたの山の
うくひすのこゑ
はなのちる
ことやわひしき
はるかすみ
たつたのやまの
うくひすのこゑ
Опечален ли он
тем, что с вишен цветы опадают?
В вешней дымке звучат,
над горою Тацута льются
соловьиные звонкие трели…
Гора Тацута находится в районе Икома, в префектуре Нара.
をしめとも
ととまらなくに
春霞
かへる道にし
たちぬとおもへは
をしめとも
ととまらなくに
はるかすみ
かへるみちにし
たちぬとおもへは
Что напрасно скорбеть!
Ничто уж весны не удержит,
коль настала пора, —
и уход ее неотвратимый
осеняет сизая дымка…

春霞
かすみていにし
かりかねは
今そなくなる
秋きりのうへに
はるかすみ
かすみていにし
かりかねは
いまそなくなる
あききりのうへに
В вешней дымке, как сон,
исчезли бесследно когда-то
крики диких гусей,
а сегодня нежданно снова
донеслись сквозь туман осенний…

霧立ちて
雁そなくなる
片岡の
朝の原は
紅葉しぬらむ
きりたちて
かりそなくなる
かたをかの
あしたのはらは
もみちしぬらむ
Разошёлся туман —
и клики гусей перелётных
раздаются с утра
в Катаока, над долом Асита,
где багрянцем алеют клёны…
140. Катаока — местность в префектуре Нара, уезд Кацураги.
Асита — местонахождение неизвестно.
けぬかうへに
又もふりしけ
春霞
たちなはみ雪
まれにこそ見め
けぬかうへに
またもふりしけ
はるかすみ
たちなはみゆき
まれにこそみめ
Хоть немного еще
побудь перед тем, как растаять! —
Ведь с приходом весны
не увидеть нам больше снега
сквозь завесу дымки туманной…

かへる山
ありとはきけと
春霞
立別れなは
こひしかるへし
かへるやま
ありとはきけと
はるかすみ
たちわかれなは
こひしかるへし
Говорят, в тех краях
есть гора Возвращенья — Каэру…
Хоть обратный твой путь
и сокрыла вешняя дымка,
здесь тебя будут ждать с любовью…
(Гора Возвращенья) — гора в префектуре Фукуи.
秋霧の
ともにたちいてて
わかれなは
はれぬ思ひに
恋ひや渡らむ
あききりの
ともにたちいてて
わかれなは
はれぬおもひに
こひやわたらむ
Час разлуки грядет,
и скоро в тумане осеннем
затеряешься ты —
как же горестно будет сердцу,
что объято мглой беспросветной!..

ほのほのと
明石の浦の
朝霧に
島かくれ行く
舟をしそ思ふ
ほのほのと
あかしのうらの
あさきりに
しまかくれゆく
ふねをしそおもふ
Сквозь рассветный туман,
нависший над бухтой Акаси,
мчатся думы мои
вслед за той ладьей одинокой,
что за островом исчезает…
205. Бухта Акаси находится в префектуре Хёго, в городе Акаси.
山かくす
春の霞そ
うらめしき
いつれみやこの
さかひなるらむ
やまかくす
はるのかすみそ
うらめしき
いつれみやこの
さかひなるらむ
Над горами вдали
ненавистная вешняя дымка
распростерла покров —
и теперь никому не увидеть,
где пределы родной столицы…

春かすみ
なかしかよひち
なかりせは
秋くるかりは
かへらさらまし
はるかすみ
なかしかよひち
なかりせは
あきくるかりは
かへらさらまし
Словно тушь на воде,
клубится весенняя дымка —
и, не зная пути,
никогда не смогли бы гуси
до родных гнездовий добраться…

山さくら
霞のまより
ほのかにも
見てし人こそ
こひしかりけれ
やまさくら
かすみのまより
ほのかにも
みてしひとこそ
こひしかりけれ
Смутно видится мне
твой облик прелестный сквозь дымку,
что сокрыла цветы
вешних вишен по склонам горным, —
но любовь уж волнует сердце…

あさなあさな
立つ河霧の
そらにのみ
うきて思ひの
ある世なりけり
あさなあさな
たつかはきりの
そらにのみ
うきておもひの
あるよなりけり
Как туман над рекой,
что клубится с утра, исчезая
там, в небесной дали, —
и мои любовные грезы
прочь летят от дольнего мира…

君により
わかなは花に
春霞
野にも山にも
たちみちにけり
きみにより
わかなははなに
はるかすみ
のにもやまにも
たちみちにけり
Не твоя ли вина
в том, что сплетен и слухов завеса
окружила меня —
как цветы в горах и долинах
укрывает вешняя дымка?!

春霞
たなひく山の
さくら花
見れともあかぬ
君にもあるかな
はるかすみ
たなひくやまの
さくらはな
みれともあかぬ
きみにもあるかな
Взор красою манят
укрытые дымкой прозрачной
горной вишни цветы —
ах, не так ли твоей красою
не могу я налюбоваться?!

草ふかき
霞の谷に
影かくし
てるひのくれし
けふにやはあらぬ
くさふかき
かすみのたにに
かけかくし
てるひのくれし
けふにやはあらぬ
Там, в долине меж гор,
заросшей густою травою,
скрылись солнца лучи
в предвечерней туманной дымке —
не о том ли вспомним мы ныне?..

かすかすに
我をわすれぬ
ものならは
山の霞を
あはれとは見よ
かすかすに
われをわすれぬ
ものならは
やまのかすみを
あはれとはみよ
Вспоминая меня,
на далекие горы весною
ты смотри иногда,
где по склонам пологом скорбным
растеклась туманная дымка…

雁のくる
峰の朝霧
はれすのみ
思ひつきせぬ
世中のうさ
かりのくる
みねのあさきり
はれすのみ
おもひつきせぬ
よのなかのうさ
Как рассветный туман,
что скрывает от взора вершину
и летящих гусей,
беспросветны тяжкие думы
о печалях юдоли бренной…

ひとしれす
思ふ心は
春霞
たちいててきみか
めにも見えなむ
ひとしれす
おもふこころは
はるかすみ
たちいててきみか
めにもみえなむ
Пусть откроются вдруг
пред взором твоим, повелитель,
словно дымка весной,
все мои заветные думы,
что доселе в сердце таились!..

あふことの
まれなる色に
思ひそめ
わが身は常に
天雲の
はるるときなく
富士の嶺の
燃えつつとはに
思へども
逢ふことかたし
なにしかも
人を恨みむ
わたつみの
沖を深めて
思ひてし
思ひは今は
いたづらに
なりぬべらなり
ゆく水の
絶ゆるときなく
かくなわに
思ひ亂れて
降る雪の
消なば消ぬべく
思へども
閻浮の身なれば
なほやまず
思ひは深し
あしひきの
山下水の
木隱れて
たぎつ心を
誰にかも
あひ語らはむ
色にいでば
人知りぬべみ
墨染めの
タベになれば
ひとりゐて
あはれあはれと
歎きあまり
せむすべなみに
庭にいでて
立ちやすらへば
白妙の
衣の袖に
置く露の
消なば消ぬべく
思へども
なほ歎かれぬ
春霞
よそにも人に
逢はむと思へば
あふことの
まれなるいろに
おもひそめ
わかみはつねに
あまくもの
はるるときなく
ふしのねの
もえつつとはに
おもへとも
あふことかたし
なにしかも
ひとをうらみむ
わたつみの
おきをふかめて
おもひてし
おもひをいまは
いたつらに
なりぬへらなり
ゆくみつの
たゆるときなく
かくなわに
おもひみたれて
ふるゆきの
けなはけぬへく
おもへとも
えふのみなれは
なほやます
おもひはふかし
あしひきの
やましたみつの
こかくれて
たきつこころを
たれにかも
あひかたらはむ
いろにいては
ひとしりぬへみ
すみそめの
ゆふへになれは
ひとりゐて
あはれあはれと
なけきあまり
せむすへなみに
にはにいてて
たちやすらへは
しろたへの
ころものそてに
おくつゆの
けなはけぬへく
おもへとも
なほなけかれぬ
はるかすみ
よそにもひとに
あはむとおもへは
Редко видимся мы
с любовью моей ненаглядной,
с той, что сердце навек
окрасила черной тоскою.
Оттого-то всегда
я тучи небесной мрачнее,
но пылает душа,
словно поле весною близ Фудзи.
Мне, увы, нелегко
добиться свидания с милой —
но смогу ли ее
за страдания возненавидеть?!
Только глубже любовь
и светлее — как дали морские.
Пусть в разлуке скорблю
от неразделенного чувства —
не удержишь любовь,
словно бурные воды потока,
чье теченье влечет,
уносит смятенные думы.
Коль мне сгинуть дано,
растаять, подобно снежинке,
я не стану жалеть,
дитя быстротечного мира…
Только к милой стремлюсь,
о милой в разлуке мечтаю —
так стремится ручей
под сень вековечных деревьев
и по круче с горы
сбегает в тенистую рощу.
Ах, кому же кому
поведать сердечные муки?!
Слишком многим, боюсь,
все выдала краска смущенья…
Вновь сгущается мгла,
подобная пролитой туши, —
и опять на меня
волною тоска набегает.
«О печаль! О печаль!» —
я тяжко в разлуке вздыхаю.
Что ж, быть может, в одном
сумею найти утешенье —
выйду вечером в сад,
в тиши полюбуюсь росою.
Ведь и мне суждено
исчезнуть росинкой прозрачной,
что легла на рукав
моего белотканого платья.
Но не в силах, увы,
сдержать бесконечные вздохи —
должен я хоть на миг
любовь мою снова увидеть,
пусть лишь издалека,
как вешнюю дымку над склоном!..

ちはやぶる
神の御代より
呉竹の
よよにも絶えず
天彦の
音羽の山の
春霞
思ひ亂れて
五月雨の
空もとどろに
さ夜ふけて
山郭公
鳴くごとに
誰も寢覺めて
唐錦
龍田の山の
もみぢ葉を
見てのみしのぶ
神無月
時雨しぐれて
冬の夜の
庭もはだれに
降る雪の
なほ消えかへり
年ごとに
時につけつつ
あはれてふ
ことを言ひつつ
君をのみ
千代にといはふ
世の人の
思ひするがの
富士の嶺の
燃ゆる思ひも
飽かずして
別るる涙
藤衣
織れる心も
八千草の
言の葉ごとに
すべらぎの
おほせかしこみ
卷々の
中に尽すと
伊勢の海の
浦の潮貝
拾ひあつめ
とれりとすれど
玉の緒の
短き心
思ひあへず
なほあらたまの
年を經て
大宮にのみ
ひさかたの
昼夜わかず
つかふとて
かへりみもせぬ
わが宿の
忍ぶ草生ふる
板間あらみ
降る春雨の
漏りやしぬらむ
ちはやふる
かみのみよより
くれたけの
よよにもたえす
あまひこの
おとはのやまの
はるかすみ
おもひみたれて
さみたれの
そらもととろに
さよふけて
やまほとときす
なくことに
たれもねさめて
からにしき
たつたのやまの
もみちはを
みてのみしのふ
かみなつき
しくれしくれて
ふゆのよの
にはもはたれに
ふるゆきの
なほきえかへり
としことに
ときにつけつつ
あはれてふ
ことをいひつつ
きみをのみ
ちよにといはふ
よのひとの
おもひするかの
ふしのねの
もゆるおもひも
あかすして
わかるるなみた
ふちころも
おれるこころも
やちくさの
ことのはことに
すめらきの
おほせかしこみ
まきまきの
うちにつくすと
いせのうみの
うらのしほかひ
ひろひあつめ
とれりとすれと
たまのをの
みしかきこころ
おもひあへす
なほあらたまの
としをへて
おほみやにのみ
ひさかたの
ひるよるわかす
つかふとて
かへりみもせぬ
わかやとの
しのふくさおふる
いたまあらみ
ふるはるさめの
もりやしぬらむ
С Века грозных Богов
тянулась чреда поколений,
коих не сосчитать,
как коленцев в бамбуковой роще,
и во все времена
слагали печальные песни,
уподобясь душой
смятенной разорванной дымке,
что плывет по весне
над кручей лесистой Отова,
где кукушка в ночи
без устали горестно кличет,
вызывая в горах
далекое звонкое эхо,
и сквозь сеющий дождь
звучит ее скорбная песня.
И во все времена
называли китайской парчою
тот багряный узор,
что Тацуты склоны окрасил
в дни десятой луны,
в дождливую, мрачную пору.
Зимним садом в снегу
все так же любуются люди
и с тяжелой душой
вспоминают, что близится старость.
Сожалеют они,
что времени бег быстротечен,
и спешат пожелать
бесчисленных лет Государю,
чтобы милость его
поистине длилась вовеки.
Пламя страстной любви
сердца ненасытно снедает —
как сухую траву
огонь пожирает на поле
подле Фудзи-горы,
что высится в землях Суруга.
Льются бурной рекой
разлуки безрадостной слезы,
но едины сердца,
отростки цветущих глициний.
Мириады словес,
подобно бесчисленным травам,
долго я собирал,
исписывал свиток за свитком —
как прилежный рыбак,
что в море у берега Исэ
добывает со дна
все больше и больше жемчужин,
но еще и теперь
не вмещает мой разум убогий
все значенье и смысл
добытых бесценных сокровищ.
Встречу я Новый год
под сенью чертогов дворцовых,
где провел столько лун
в своем бескорыстном служенье.
Вняв веленью души,
Государевой воле послушен,
я уже не гляжу
на стены родимого дома,
где из щелей давно
трава Ожиданья пробилась,
где от вешних дождей
циновки давно отсырели…

呉竹の
よよの古言
なかりせば
いかほの沼の
いかにして
思ふ心を
述ばへまし
あはれ昔へ
ありきてふ
人麿こそは
うれしけれ
身は下ながら
言の葉を
天つ空まで
聞えあげ
末の世までの
あととなし
今もおほせの
くだれるは
塵に繼げとや
塵の身に
積もれる言を
問はるらむ
これを思へば
いにしへに
藥けかせる
けだものの
雲にほえけむ
ここちして
ちぢの情も
おもほえず
ひとつ心ぞ
誇らしき
かくはあれども
照る光
近き衞りの
身なりしを
誰かは秋の
來る方に
欺きいでて
御垣より
外の重守る身の
御垣守
長々しくも
おもほえず
九重の
なかにては
嵐の風も
聞かざりき
今は野山し
近ければ
春は霞に
たなびかれ
夏は空蝉
なき暮らし
秋は時雨に
袖を貸し
冬は霜にぞ
責めらるる
かかるわびしき
身ながらに
積もれる年を
しるせれば
五つの六つに
なりにけり
これに添はれる
わたくしの
老いの數さへ
やよければ
身は卑しくて
年高き
ことの苦しさ
かくしつつ
長柄の橋の
ながらへて
難波の浦に
立つ波の
波の皺にや
おぼほれむ
さすがに命
惜しければ
越の國なる
白山の
頭は白く
なりぬとも
音羽の滝の
音にきく
老いず死なずの
薬もが
君が八千代を
若えつつ見む
くれたけの
よよのふること
なかりせは
いかほのぬまの
いかにして
おもふこころを
のはへまし
あはれむかしへ
ありきてふ
ひとまろこそは
うれしけれ
みはしもなから
ことのはを
あまつそらまて
きこえあけ
すゑのよよまて
あととなし
いまもおほせの
くたれるは
ちりにつげとや
ちりのみに
つもれることを
とはるらむ
これをおもへは
いにしへに
くすりけかせる
けたものの
くもにほえけむ
ここちして
ちちのなさけも
おもほえす
ひとつこころそ
ほこらしき
かくはあれとも
てるひかり
ちかきまもりの
みなりしを
たれかはあきの
くるかたに
あさむきいてて
みかきもり
とのへもるみの
みかきより
をさをさしくも
おもほえす
ここのかさねの
なかにては
あらしのかせも
きかさりき
いまはのやまし
ちかけれは
はるはかすみに
たなひかれ
なつはうつせみ
なきくらし
あきはしくれに
そてをかし
ふゆはしもにそ
せめらるる
かかるわひしき
みなからに
つもれるとしを
しるせれは
いつつのむつに
なりにけり
これにそはれる
わたくしの
をいのかすさへ
やよけれは
みはいやしくて
としたかき
ことのくるしさ
かくしつつ
なからのはしの
なからへて
なにはのうらに
たつなみの
なみのしわにや
おほほれむ
さすかにいのち
をしけれは
こしのくになる
しらやまの
かしらはしろく
なりぬとも
おとはのたきの
おとにきく
をいすしなすの
くすりかも
きみかやちよを
わかえつつみむ
Если б не было тех,
почивших в веках, поколений,
коим нет и числа,
как коленцам бамбука в роще, —
разве мы бы могли
свои сокровенные думы
донести до людей,
словами выразить сердце?
Немы были бы мы,
как безмолвная топь Икахо.
О, сколь счастлив наш рок,
что некогда, в давние годы,
славный Хитомаро
пребывал в пределах Ямато.
Хоть незнатен он был,
но искусство песни японской
он вознес до небес
и оставил потомкам память.
Мне велел Государь
собрать старинные песни —
недостойный слуга,
исполняю монаршую волю
и вослед мудрецу
стремлюсь дорогой неторной…
Лишь подумать о том —
и кажется, что в смятенье
закричать я готов,
как зверь из сказки китайской,
что, дурмана хлебнув,
вознесся к облачным высям.
Больше нет для меня
ни радостей, ни печалей,
всей душой предаюсь
одной-единственной цели.
Но забыть не могу,
что ранее при Государе
стражем я состоял
да сослан был по навету —
было велено мне
перебраться на запад столицы,
к тем далеким вратам,
откуда приходит осень.
Ах, не думалось мне,
что останусь на долгие годы
бедным стражем ворот
вдалеке от монарших покоев,
где в отрадных трудах
под девятиярусной кровлей
прожил я много лет,
избавлен от бурь и лишений.
Ныне к склону горы
примыкает мое жилище,
так что дымка весной
опускает над домом полог;
летом трели цикад
о юдоли бренной вещают;
осень слезным дождем
увлажняет рукав атласный;
донимает зима
жестокими холодами.
Так влачится мой век
в убогости и забвенье,
быстро годы летят,
все длиннее их вереница.
Тридцать лет пронеслось,
как постигла меня опала.
Отлучен от двора,
встречаю в изгнанье старость.
Втуне прожитых дней,
увы, не вернуть обратно.
Тяжко мне сознавать
свою печальную участь —
на ничтожном посту
служить в преклонные годы…
Но посмею ли я
обратиться с жалобой дерзкой!
Так и буду дряхлеть,
как ветшающий мост Нагара.
Уж морщины на лбу —
словно в бухте Нанива волны.
Остается скорбеть
о своей злополучной доле.
Уж давно голова
белее снежной вершины
Сира, «Белой горы»,
в отдаленных пределах Коси,
но лелею мечту
отыскать эликсир бессмертья,
о котором молва
летит, как шум водопада,
ниспадающего
с утесов горы Отова, —
чтобы тысячи лет
пребывать вблизи Государя!..
376. …как зверь из сказки китайской… — аллюзия на китайскую притчу о том, как пес и петух, выпив волшебного зелья, приготовленного Лю Анем, с воем и кукареканьем поднялись в облачное небо.
…стражем я состоял… — упоминание о том, что Тадаминэ одно время занимал должность начальника императорской гвардии. Затем он был переведен в гвардию Левого крыла, расквартированную в западной части столицы по поверьям, осень приходит с запада, и ему была поручена охрана дворцового комплекса «запретного города», но не покоев самого императора.
春霞
たなひくのへの
わかなにも
なり見てしかな
人もつむやと
はるかすみ
たなひくのへの
わかなにも
なりみてしかな
ひともつむやと
Как хотелось бы мне
стать нежной съедобною травкой
на зеленом лугу,
что затянут дымкой весенней, —
и отдаться пальчикам милой!..

おもへとも
猶うとまれぬ
春霞
かからぬ山も
あらしとおもへは
おもへとも
なほうとまれぬ
はるかすみ
かからぬやまも
あらしとおもへは
Я в разлуке томлюсь,
но встречи, увы, не дождаться —
ведь повсюду в горах,
от вершины и до вершины,
расползлась весенняя дымка…

あふくまに
霧立ちくもり
あけぬとも
君をはやらし
まてはすへなし
あふくまに
きりたちくもり
あけぬとも
きみをはやらし
まてはすへなし
Вот рассветный туман
встает над рекой Абукума,
и кончается ночь,
но тебя не пущу я, милый, —
нету сил опять дожидаться!..
Река Абукума протекает на территории префектуры Фукусима и Миясиро.
秋きりの
はるる時なき
心には
たちゐのそらも
おもほえなくに
あききりの
はるるときなき
こころには
たちゐのそらも
おもほえなくに
Тяжко бремя любви!
Беспросветной завесой тумана,
что нисходит с небес,
застилая осенью горы,
нависает она над сердцем…

秋きりの
はれてくもれは
をみなへし
花のすかたそ
見えかくれする
あききりの
はれてくもれは
をみなへし
はなのすかたそ
みえかくれする
Ах, осенний туман
то сгустится, то вновь разойдется —
и «девицы-цветы»
то на миг покажутся в поле,
то опять исчезнут из виду…

み吉野は
山もかすみて
白雪の
ふりにし里に
春は来にけり
みよしのは
やまもかすみて
しらゆきの
ふりにしさとに
はるはきにけり
Миёсино, прекрасная земля.
Все горы — затянула дымка,
И даже в хижину убогую,
Засыпанную снегом,
Пришла весна.
* Миёсино — старинное название местности Ёсино (или Ёсину) (ми — гонорифический префикс). Местность славилась красотами природы, историческими реминисценциями и была особенно любима японцами тех времен. Когда-то — до переноса столицы из г. Нара в Хэйан — здесь находился загородный дворец императоров. Этот дворец и бывшая столица стали постоянными ностальгическими образами поэзии. Нару стали называть «старой столицей» (фурусато). В песне просматривается намёк на танка Тадаминэ из антологии «Сюисю» [1] (свиток «Песни весны»):
Только и говорят везде:
«Весна пришла!»
Наверно, не случайно:
В Миёсино горы сегодня
Сквозь дымку я вижу!
ほのぼのと
春こそ空に
来にけらし
天の香具山
かすみたなびく
ほのぼのと
はるこそそらに
きにけらし
あまのかぐやま
かすみたなびく
Похоже, в небесах
Уже весна:
Дымкой затянута
Вершина Кагуямы
Горы богов!
* Кагуяма — одна из воспетых вдревнеи поэзии трех гор провинции Ямато. (В «Манъёсю» есть песня-легенда о том, как гора Кагуяма и гора Миминаси затеяли спор из-за любви к горе Унэби, традиционно выступавшей в роли женщины.) Находится в префектуре Нара на территории нынешнего г. Касивара. Её называли «Небесной горой», поскольку, по преданию, в незапамятные времена она «сошла с небес на землю». Использован прием аллюзии — намек на танка Хитомаро из «Манъёсю»:
Гора Небес великих
Кагуяма
Сегодня вечером, я вижу,
Дымкою окутана:
Наверное, пришла весна!
足引之
八峯之雉
鳴響
朝開之霞
見者可奈之母
あしひきの
やつをのきぎし
なきとよむ
あさけのかすみ
みればかなしも
Когда взгляну, как дымкою туман
Все застилает рано на заре
И среди множества вершин простертых гор
Издалека кричит проснувшийся фазан,—
О как печально в те минуты мне!

春野尓
霞多奈毗伎
宇良悲
許能暮影尓
鴬奈久母
はるののに
かすみたなびき
うらがなし
このゆふかげに
うぐひすなくも
В полях весеннею порою
Воздушной дымкой стелется туман,
И грустно на душе…
Ах, как поёт сегодня
В лучах вечерних солнца соловей!

風まぜに
雪はふりつつ
しかすがに
霞たなびき
春は来にけり
かぜまぜに
ゆきはふりつつ
しかすがに
かすみたなびき
はるはきにけり
Снег с ветром
Всё ещё идёт,
Но горы
Затянула дымка:
Пришла весна!

朝霞
深く見ゆるや
けぶり立つ
室の八島の
わたりなるらむ
あさがすみ
ふかくみゆるや
けぶりたつ
むろのやしまの
わたりなるらむ
С утренней дымкою
Смешался пар,
Что поднимается над озером Муро,
И словно вдалеке мелькают
Восемь островов.
* Озеро Муро находится в г. Ибараки одноименной префектуры. В качестве прототипа использована танка Минамото Тосиёри (Сюнрай) из антологии «Сэндзайсю» (свиток «Песни весны» [7]):
Вот только что я видел
Восемь островов
В озере Муро,
И словно дым поднялся над водой,
И небеса заволокло туманом...
かすみたつ
末の松山
ほのぼのと
波にはなるる
横雲の空
かすみたつ
すゑのまつやま
ほのぼのと
なみにはなるる
よこぐものそら
Гора Мацуяма...
Еле заметны её очертанья
В весеннем тумане,
И смутно видна над волнами
Гряда облаков.
* Полное название горы Мацуяма — Суэ-но Мацуяма — букв, «дальняя гора (или горы), поросшая соснами». Постоянный образ отдалённости. Находится на территории префектуры Ямадзаки.
しるらめや
霞の空を
ながめつつ
花もにほはぬ
春をなげくと
しるらめや
かすみのそらを
ながめつつ
はなもにほはぬ
はるをなげくと
Знаешь ли ты, о слива,
Как весна печальна,
Пока ты не цветёшь?
С тоской смотрю
В подёрнутое дымкой небо.

あさみどり
花もひとつに
かすみつつ
おぼろに見ゆる
春の夜の月
あさみどり
はなもひとつに
かすみつつ
おぼろにみゆる
はるのよのつき
Вишен цветы
Слегка прикрыты синей дымкой,
А в небесах
Сияет сквозь туман
Весенняя луна.
Использован прием аллюзии — намек на песню неизвестного автора из антологии «Сюисю» («Песни весны» [40]):
Ярко-зеленые луга
Укрыла дымка,
Но сквозь нее
Доносит ветер
Цветущих вишен аромат.
春風の
霞吹きとく
絶えまより
乱れてなびく
青柳の糸
はるかぜの
かすみふきとく
たえまより
みだれてなびく
あをやぎのいと
Весеннюю дымку
Ветер колеблет.
В разрывах мелькают
Склонённые
Тонкие ветви ив...

行かむ人
来む人しのべ
春霞
立田の山の
初桜花
ゆかむひと
こむひとしのべ
はるかすみ
たつたのやまの
はつさくらばな
О вы, гуляющие по полям!
Восторженные взоры обратите
На гору Тацута,
Где, чуть прикрыты дымкой,
Вишни раскинули свою красу!

霞たつ
春の山べに
桜花
あかず散るとや
鶯のなく
かすみたつ
はるのやまべに
さくらばな
あかずちるとや
うぐひすのなく
Чу! Голос соловья
С горы Тацута,
Окутанной весенней дымкой.
Не о цветах ли опадающих
Грустит он?

散り散らず
おぼつかなきは
春霞
たなびく山の
桜なりけり
ちりちらず
おぼつかなきは
はるかすみ
たなびくやまの
さくらなりけり
Как плотно укутаны дымкой
Горные вишни!
Осыпались они?
Или, быть может,
Ещё цветут?
* В песне просматривается намек на танка Исэ из «Сюисю» (см. 95 [49]).
暮れてゆく
春のみなとは
しらねども
霞に落つる
宇治の柴舟
くれてゆく
はるのみなとは
しらねども
かすみにおつる
うぢのしばふね
Куда ушла весна?
Не знаю!
Я видел только челн, валежником гружённый,
Что уплывал в тумане
Вниз по Удзи-реке.
* Река Удзи берёт начало в озере Бива, протекает по г. Удзи префектуры Киото и сливается с рекой Ёдогава. Прототипом могут служить две танка — Цураюки из «Кокинсю» (свиток «Песни осени»):
Год за годом
Несёт по волнам багряные листья
Тацута-река,
И, наверное, устье её —
Последняя осени пристань.

и Сутоку-но ин из «Сэндзайсю» (свиток «Песни весны»):
Отцветают цветы,
И птица улетает
В старое гнездо,
Но не знает никто, где весны
Последняя пристань.
朝霧や
立田の山の
里ならで
秋来にけりと
たれか知らまし
あさぎりや
たつたのやまの
さとならで
あききにけりと
たれかしらまし
Туманом утренним заволокло
Селенье на горе Тацута.
Кто, если не живущий там,
Узнает раньше всех,
Что наступила осень?
* Тема песни — ранняя осень в горной хижине.
* Гора Тацута — постоянный поэтический образ (см. коммент. 85 и др.).
たなばたは
いまやわかるる
天の川
川霧たちて
千鳥鳴くなり
たなばたは
いまやわかるる
あまのかは
かはきりたちて
ちとりなくなり
Рассвет...
Наверное, настало время
Прощания влюблённых звёзд.
Туман поднялся над Рекой небес,
И слышны чаек жалобные крики.

村雨の
露もまだひぬ
真木の葉に
霧たちのぼる
秋の夕暮れ
むらさめの
つゆもまだひぬ
まきのはに
きりたちのぼる
あきのゆふぐれ
На листьях криптомерии
Ещё блестят росинки от прошедшего дождя,
И поднимается туман,
Окутывая ветви.
Осенние сумерки...
Включено в антологию Огура хякунин иссю, 87.
あけぼのや
川瀬の波の
高瀬舟
くだすか人の
袖の秋霧
あけぼのや
かはせのなみの
たかせふね
くだすかひとの
そでのあききり
Рассвет...
На речных перекатах вздымаются волны,
Кажется, челн проплывает вниз по реке.
Гребцов рукава
Мелькают в осеннем тумане.
* Прототип — танка Цунэнобу-но хаха из свитка «Песни осени» антологии «Госюисю»:
Светает...
На речных перекатах
Мелькают вдали
Гребцов рукава
В осеннем тумане...
山里に
霧のまがきの
へだてずは
をちかた人の
袖は見てまし
やまざとに
きりのまがきの
へだてずは
をちかたひとの
そではみてまし
Когда бы не стена тумана,
Из горного приюта своего
Я мог бы видеть
Рукава прохожих,
Мелькающие вдалеке.
* Исходной песней для автора могла стать танка Цунэнобу-но хаха (см. коммент. 493).
薄霧の
立ちまふ山の
もみぢ葉は
さやかならねど
それと見えけり
うすきりの
たちまふやまの
もみぢはは
さやかならねど
それとみえけり
Над горою поднялся
Лёгкий туман,
Но алые листья,
Мелькая в просветах,
Всё ж радуют глаз.

春霞
かすみし空の
名残さへ
けふをかぎりの
別れなりけり
はるかすみ
かすみしそらの
なごりさへ
けふをかぎりの
わかれなりけり
Костра лёгкий дымок
Смешался в небесах
С весенней дымкой.
Однако ныне это —
Уже последнее «прости»!

立ちのぼる
けぶりをだにも
見るべきに
霞にまがふ
春のあけぼの
たちのぼる
けぶりをだにも
みるべきに
かすみにまがふ
はるのあけぼの
Хотел я облачко увидеть
От костра.
Увы! Смешалось все
С весенней дымкой:
Уж наступил рассвет!

思へ君
燃えしけぶりに
まがひなで
立ちおくれたる
春の霞を
おもへきみ
もえしけぶりに
まがひなで
たちおくれたる
はるのかすみを
Зачем не унеслась и я
За этим дымом вслед?
Зачем я задержалась здесь,
Вместе с весенней
Дымкой?

秋霧の
たつ旅衣
おきて見よ
つゆばかりなる
形見なりとも
あききりの
たつたびころも
おきてみよ
つゆばかりなる
かたみなりとも
Я знаю, с утренним туманом
Отправишься ты в дальний путь, —
Возьми с собой
Одежду эту
На память обо мне.
* В песне использован двузначный образ — слово тацу выступает одновременно в двух своих значениях: «подниматься» (о тумане) и «отправляться» (в путь).

都をば
秋とともにぞ
立ちそめし
淀の川霧
幾夜へだてつ
みやこをば
あきとともにぞ
たちそめし
よどのかはきり
いくよへだてつ
С приходом осени покинул я столицу,
И скрыл ее туман,
Поднявшись над рекою Ёдо.
Сколько ещё ночей туманных
Впереди!
*Мимасака — общее название объединённых провинций Бидзэн и Биттю. Ныне это — часть префектуры Окаяма. Автор служил губернатором этой провинции с 34 до 40 лет. Река Ёдо (Ёдогава) вытекает из озера Бива в префектуре Сига, впадает в Осакский залив. Здесь снова используется многозначный образ: тацу — «наступать» (об осени) и тацу «подниматься» (о тумане). Осень в Японии по лунному календарю начиналась с 7-й луны (июля месяца — фудзуки).

* В песне — намёк на танка Ноин-хоси из антологии «Госюисю» (свиток «Песни странствий»):
Отправился я в дальний путь —
Туман поднялся
Над столицей,
А у заставы Сиракава
Осенний ветер дует...
朝霧に
濡れにし衣
ほさずして
ひとりや君が
山路越ゆらむ
あさぎりに
ぬれにしころも
ほさずして
ひとりやきみが
やまぢこゆらむ
Наверное, сейчас ты переходишь горы,
Один...
В тумане утреннем промокли
И не просыхают
Рукава твои...
* Предположительный автор — жена придворного, отправившегося вслед за императором Саймэй, совершавшим выезд в провинцию Кии.

しなが鳥
猪名野をゆけば
有馬山
夕霧たちぬ
宿はなくして
しながとり
ゐなのをゆけば
ありまやま
ゆふぎりたちぬ
やどはなくして
Поле Инано, где прячутся птицы синаго,
Я пересек,
И вечерний туман
Встал над горою Арима,
Где же теперь найду я ночлег?
* Поле Инано тянется вдоль реки Кирино-гава от г. Икэда в префектуре Осака до г. Амадзаки в префектуре Хёго. Арима — общее название гор возле горячих источников в префектуре Хёго. Синаго — род водных птиц. Здесь используется как макура-котоба к названию Инано. Песня взята из «Манъёсю».

にほふらむ
霞のうちの
桜花
思ひやりても
惜しき春かな
にほふらむ
かすみのうちの
さくらばな
おもひやりても
をしきはるかな
Ах, как прекрасны, верно, эти вишни,
Что через дымку
Я увидал.
Кабы поближе они были!
Жаль, если для другого ты прячешь их, весна!

むらさきの
雲にもあらで
春霞
たなびく山の
かひはなにぞも
むらさきの
くもにもあらで
はるかすみ
たなびくやまの
かひはなにぞも
Не понимаю, почему
Так радуешься ты
Весенней дымке.
Быть может, кажется она тебе
Грядой пурпурных облаков?

おぼつかな
霞立つらむ
武隈の
松のくまもる
春の夜の月
おぼつかな
かすみたつらむ
たけくまの
まつのくまもる
はるのよのつき
Дымкой затянуты
Густые сосны в Такэкума,
А меж стволов
Свой разливает свет
Весенняя луна.

霧立ちて
照る日の本は
見えずとも
身はまどはれじ
よるべありやと
きりたちて
てるひのもとは
みえずとも
みはまどはれじ
よるべありやと
Поднялся туман
И сияние солнца затмил,
Но надеюсь, однако,
Не сбиться с пути
И в заветную гавань вернуться.

いにしへの
なれし雲居を
しのぶとや
かすみをわけて
君たづねけむ
いにしへの
なれしくもゐを
しのぶとや
かすみをわけて
きみたづねけむ
Наверное, тоскуя о привычной
Былой обители
Небесных облаков,
Явился ты сюда,
Пробившись сквозь туман.

大淀の
浦に刈りほす
みるめだに
霞に絶えて
帰る雁がね
おほよどの
うらにかりほす
みるめだに
かすみにたえて
かへるかりがね
Дикие гуси летят,
Прячась в дымке весенней.
Скрыла она даже бухту Оёдо,
Где режут и сушат
Травы морские.

わが心
なほ晴れやらぬ
秋霧に
ほのかに見ゆる
有明の月
わがこころ
なほはれやらぬ
あききりに
ほのかにみゆる
ありあけのつき
Мое сердце
Видится мне
В беспросветном
Осеннем тумане,
Словно луна на рассвете.

遠山
霞被
益遐
妹目不見
吾戀
とほやまに
かすみたなびき
いやとほに
いもがめみねば
あれこひにけり
Среди дальних гор
Легкой дымкой стелется туман,
Я все дальше, дальше ухожу…
И очей любимой я уже не вижу
И тоскую всей душой о ней.

我故
所云妹
高山之
峯朝霧
過兼鴨
わがゆゑに
いはれしいもは
たかやまの
みねのあさぎり
すぎにけむかも
Любимая моя, что здесь молвою
Из-за меня была осуждена,
Туманом утренним
Средь пиков гор высоких
Исчезла ныне навсегда…
* Песня толкуется двояко: 1) в образ исчезающего тумана вкладывается буддийское представление об эфемерности земного существования (исчезла быстро, легко, как туман, роса и т. п.), 2) в песне дано изображение погребального обряда сожжения, когда дым от костра, обычно разводимого в долинах среди гор, исчезает в виде тумана в небе. Полагаем, что первое толкование — более позднее. Исходя из других песен М., считаем, что здесь передается картина погребального обряда сожжения.
* Восприятие этого образа в плане буддийских представлений характерно для более поздней классической поэзии X–XIII вв.
河千鳥
住澤上尓
立霧之
市白兼名
相言始而言
かはちどり
すむさはのうへに
たつきりの
いちしろけむな
あひいひそめてば
Как туман густой, что там встаёт
Над болотом,
Где речные кулики,
Верно, станет всем видна любовь,
Если видеться начнём наедине.

吾妹兒尓
戀為便名鴈
る乎熱
旦戸開者
所見霧可聞
わぎもこに
こひすべながり
むねをあつみ
あさとあくれば
みゆるきりかも
Тоскуя по своей любимой,
Я выхода не знал,
Горела грудь…
Когда же распахнул я утром настежь двери,
Перед глазами встал густой туман!
* В песне отражено старинное народное поверье, что вздохи тоски. горести встают в виде тумана.
暁之
朝霧隠
反羽二
如何戀乃
色<丹>出尓家留
あかときの
あさぎりごもり
かへらばに
なにしかこひの
いろにいでにける
Ведь возвращался я
В рассветный алый час,
Весь скрытый ранним утренним туманом,
Но отчего же всем известна стала
В то утро наша тайная любовь?

思出
時者為便無
佐保山尓
立雨霧乃
應消所念
おもひいづる
ときはすべなみ
さほやまに
たつあまぎりの
けぬべくおもほゆ
Когда я начинаю вспоминать,
Так безнадежно на душе моей.
Что, кажется, могу исчезнуть я,
Как над далекою горой Сахояма
Вслед за дождем поднявшийся туман…

○目山
徃反道之
朝霞
髣髴谷八
妹尓不相牟
きりめやま
ゆきかへりぢの
あさがすみ
ほのかにだにや
いもにあはざらむ
Утренняя дымка над дорогой,
Что к горам приводит Киримэяма
И ведет назад, едва-едва видна.
Неужели даже мельком никогда
Мне не встретиться, любимая, с тобою?

霞立
春長日乎
奥香無
不知山道乎
戀乍可将来
かすみたつ
はるのながひを
おくかなく
しらぬやまぢを
こひつつかこむ
Ах, в долгий день весны, когда встает
Тумана дымка над землею,
Тебя любя, уйду ли горною тропою,
Безвестною тропой,
Не знающей конца?..
* Песня мужа, который один отправляется в провинцию по месту назначения.
朝霞
蒙山乎
越而去者
吾波将戀奈
至于相日
あさがすみ
たなびくやまを
こえていなば
あれはこひむな
あはむひまでに
Когда в час утренний
Ты будешь проходить
Окутанные легкой дымкой горы,
Как буду я в разлуке тосковать
До дня желанного, пока тебя не встречу!
* Песня жены, оставшейся дома.
冬<木>成
春去来者
朝尓波
白露置
夕尓波
霞多奈妣久
汗瑞能振
樹奴礼我之多尓
鴬鳴母
ふゆこもり
はるさりくれば
あしたには
しらつゆおき
ゆふへには
かすみたなびく
****
こぬれがしたに
うぐひすなくも
Скрыто все зимой…
А когда придет весна,
Рано поутру —
Ляжет белая роса,
А по вечерам —
Всюду стелется туман,
И в тени густых ветвей
На горе Косэяма
Соловей поет!

葦原笶
水穂之國丹
手向為跡
天降座兼
五百万
千万神之
神代従
云續来在
甘南備乃
三諸山者
春去者
春霞立
秋徃者
紅丹穂經
<甘>甞備乃
三諸乃神之
帶為
明日香之河之
水尾速
生多米難
石枕
蘿生左右二
新夜乃
好去通牟
事計
夢尓令見社
劔刀
齊祭
神二師座者
あしはらの
みづほのくにに
たむけすと
あもりましけむ
いほよろづ
ちよろづかみの
かむよより
いひつぎきたる
かむなびの
みもろのやまは
はるされば
はるかすみたつ
あきゆけば
くれなゐにほふ
かむなびの
みもろのかみの
おばせる
あすかのかはの
みをはやみ
むしためかたき
いしまくら
こけむすまでに
あらたよの
さきくかよはむ
ことはかり
いめにみせこそ
つるぎたち
いはひまつれる
かみにしませば
Здесь, на склонах Миморо
В Каминаби,
Говорят
Со времен еще богов,
Говорят из века в век
О мириадах из мириад
Множестве богов,
Что спускались здесь с небес,
О дарах, что им несли
В нашей славной стороне,
Где колосья счастья есть,
Где поля из тростника.
Ах, на склонах Миморо
Лишь появится весна,
Дымка легкая встает,
А лишь осень настает,
В алом блеске вся листва…
В Каминаби
У вершин
Миморо,
Где люди чтят
Божество священных гор,
Опоясанных кругом
Быстрой Асука-рекой,
Бег стремительный воды
Не дает расти траве
На скалистых берегах.
Так пускай до той поры,
До тех пор, пока кругом
Дикий мох не зацветет
У подножья горных скал,
Пусть спокойно буду я
Каждой ночью проходить
Путь среди священных гор.
Научи, чтоб было так,
В сновидении открой
Ты — мой бог, кого я чту
И кому я в дар принес
Мой заветный
Бранный меч!
* Песня воина, отправляющегося в путь, обращенная к божеству в храме Асука-дзиндзя. Здесь отражен древнейший обычай, воспевающийся во многих песнях М., а именно приношение даров богам перед отправлением в путь, обычно для умиротворения богов дороги с мольбой о благополучном пути и возвращении. Приносить в дар богам оружие — как в данной песне — старинный обычай (МС). О нем упоминается еще в древней летописи Суйнин-ки (“Записи об императоре Суйнин”, 29–70 гг.).
* Миморо, Каминаби — см. п. 3222 и п. 3223, здесь имеется в виду гора Каминариока в Асука (CH).
* “Множестве богов, что спускались здесь с небес…” — но древним народным представлениям, с небесной равнины Такамагахара на землю Японии спустились боги, которые обитали на священных горах и в священных рощах.
* “Где колосья счастья есть, где поля из тростника…” — постоянная характеристика страны Ямато (см. п. 167).
荒玉之
年者来去而
玉梓之
使之不来者
霞立
長春日乎
天地丹
思足椅
帶乳根笶
母之養蚕之
眉隠
氣衝渡
吾戀
心中<少>
人丹言
物西不有者
松根
松事遠
天傳
日之闇者
白木綿之
吾衣袖裳
通手沾沼
あらたまの
としはきゆきて
たまづさの
つかひのこねば
かすみたつ
ながきはるひを
あめつちに
おもひたらはし
たらちねの
ははがかふこの
まよごもり
いきづきわたり
あがこふる
こころのうちを
ひとにいふ
ものにしあらねば
まつがねの
まつこととほみ
あまつたふ
ひのくれぬれば
しろたへの
わがころもでも
とほりてぬれぬ
Новояшмовый
Пройдет
И опять наступит год.
С веткой яшмовой гонец
Не приходит от тебя,
И поэтому теперь,
В долгий, долгий день весны,
В день, когда встает туман,
Небо и земля
Наполняются тоской.
И вздыхаю вечно я,
Скрытая от всех,
Будто в коконе живу,
Словно куколка червя,
Шелковичного червя,
Что вскормившая меня
Выкормила мать моя.
То, что в сердце у меня,
Где любовь моя живет,
Не приходится теперь
Высказать тебе.
Из корней сосны — сосна
Вырастет.
Зовут сосну “мацу”
“Мацу” значит “ждать”.
Ждать придется долго мне.
По небу плывущее
Солнце клонится к земле,
Белотканые мои
Рукава
Влажны от слез…
* Песня женщины в разлуке с любимым человеком. “С веткой яшмовой гонец” — см. комм. к п. 2548. Концовка совпадает с концовкой песни Хитомаро в кн. II, поэтому есть предположение, что это произведение Хитомаро (К. Мор.). Однако возможно, что это народная песня, обработанная им.
三諸之
神奈備山従
登能陰
雨者落来奴
雨霧相
風左倍吹奴
大口乃
真神之原従
思管
還尓之人
家尓到伎也
みもろの
かむなびやまゆ
とのぐもり
あめはふりきぬ
あまぎらひ
かぜさへふきぬ
おほくちの
まかみのはらゆ
おもひつつ
かへりにしひと
いへにいたりきや
Там, где склоны Миморо
В Каминаби, на пути
Все заволокло кругом,
Дождик начал лить,
Встал туман среди небес,
Даже ветер начал дуть,
Как зияющая пасть,
Там долина Маками,
Тон долиной проходя,
Ты, что шел в обратный путь,
Укрываясь от людей,
О, добрался ль ты домой?
* Песня перекликается с п. 3266, которая говорит о прощании возлюбленного с тайной женой. Данная песня похожа на ответную песню тайной жены.
此月者
君将来跡
大舟之
思憑而
何時可登
吾待居者
黄葉之
過行跡
玉梓之
使之云者
螢成
髣髴聞而
大<土>乎
<火>穂跡<而
立>居而
去方毛不知
朝霧乃
思<或>而
杖不足
八尺乃嘆
々友
記乎無見跡
何所鹿
君之将座跡
天雲乃
行之随尓
所射完乃
行<文>将死跡
思友
道之不知者
獨居而
君尓戀尓
哭耳思所泣
このつきは
きみきまさむと
おほぶねの
おもひたのみて
いつしかと
わがまちをれば
もみちばの
すぎていゆくと
たまづさの
つかひのいへば
ほたるなす
ほのかにききて
おほつちを
ほのほとふみて
たちてゐて
ゆくへもしらず
あさぎりの
おもひまとひて
つゑたらず
やさかのなげき
なげけども
しるしをなみと
いづくにか
きみがまさむと
あまくもの
ゆきのまにまに
いゆししの
ゆきもしなむと
おもへども
みちのしらねば
ひとりゐて
きみにこふるに
ねのみしなかゆ
В этом месяце, мой друг,
Думала, вернешься ты,
Как большому кораблю,
Доверяла я тебе,
“О, когда же наконец?” —
Вопрошала я с тоской.
Но, как алый клена лист,
Ты отцвел, ушел навек…
С яшмовым копьем гонец
Мне принес об этом весть,
И как светит светлячок,—
Еле-еле, так едва
Донеслась до слуха весть,
Стала пламенем земля
Под ногами у меня,
Броситься бы мне бежать,
Но куда, не знала я…
Словно утренний туман,
Мысли вдруг смешались все,
Горько горевала я,
Будто потеряла вдруг
Посох, что опорой был.
Все напрасно…
Знаков нет,
Где твой путь.
Куда ушел?
Но ведь где-то есть же ты?
Облака небес
Призову к себе сюда,
Пусть возьмут меня с собой,
И как раненый олень,
Пусть в пути умру и я!
Но напрасны думы те,
Мне неведомы пути,
И теперь, совсем одна,
Полная любви к тебе,
Только в голос плачу я!
* Плач жены о погибшем муже, одна из лучших песен кн. XIII.
可須美為流
布時能夜麻備尓
和我伎奈婆
伊豆知武吉弖加
伊毛我奈氣可牟
かすみゐる
ふじのやまびに
わがきなば
いづちむきてか
いもがなげかむ
Ах, когда приду я
К склонам Фудзи,
Где лежит туманов пелена,
То куда в тоске направит очи,
Обо мне горюя, милая жена?
* Песня мужа, уходящего в пограничные стражи.
筑波祢乃
祢呂尓可須美為
須宜可提尓
伊伎豆久伎美乎
為祢弖夜良佐祢
つくはねの
ねろにかすみゐ
すぎかてに
いきづくきみを
ゐねてやらさね
Как над склонами горы Цукуба
Тот туман поднявшийся
Трудно разогнать, —
Трудно милому уйти, что здесь вздыхает,
Уложи его с собою спать!
* Комментируется как песня свахи, обращенная к девушке. Типичны здесь повторы, характерные для народной песни. Следует указать, что на Цукуба две вершины. Западная — именуется Мужской горой, Восточная — Женской горой, где чтятся соответственно мужское и женское божества. Между пиками расположена равнина Миюкибара — Равнина Высочайшего Пути, на которой и происходили хороводы и брачные игрища. Образ тумана как образ грусти, любовной тоски встречается позднее и в литературной поэзии.
朝霞
香火屋之下乃
鳴川津
之努比管有常
将告兒毛欲得
あさかすみ
かひやがしたの
なくかはづ
しのひつつありと
つげむこもがも
Утренний туман
У сторожки, где костёр горит…
Если б милая моя была со мной!
Чтобы ей сказать, как я таю любовь,
Словно плачущий тайком речной олень…
* Во второй песне сторожка и костер около нее передается одним японским словом — “кабин”. Сторожки, которые устраивают на полях, обычно делаются для отгона от поля животных, в частности горных оленей. Для этого на поле жгут костры. Костры в утреннем тумане у этих сторожек, по-видимому, были обычной картиной в те времена, так как этот зачин встречается неоднократно в песнях антологии.
* Речной олень — так называют лягушек в песнях М. Но здесь песня в целом, в сочетании с предыдущей, звучит иронически.
宇具比須波
伊麻波奈可牟等
可多麻氐<婆>
可須美多奈妣吉
都奇波倍尓都追
うぐひすは
いまはなかむと
かたまてば
かすみたなびき
つきはへにつつ
Когда нетерпеливо ждал,
Чтоб соловьи запели песни,
Туман весенней дымкой
Всё закрыл.
Проходит месяц в ожидании напрасном…

美之麻野尓
可須美多奈妣伎
之可須我尓
伎乃敷毛家布毛
由伎波敷里都追
みしまのに
かすみたなびき
しかすがに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ
Снова устремляю взор вдаль
На раскинутых полях Мисима
Вешней дымки протянулась пелена,
Но при этом снег
Вчера и даже ныне
Продолжает падать на поля…
* В песне картина ранней весны. Появление вешней дымки, легкого тумана — примета весны, для этой поры еще характерно выпадение снега или нерастаявший снег.
妹之袖
我礼枕可牟
河湍尓
霧多知和多礼
左欲布氣奴刀尓
いもがそで
われまくらかむ
かはのせに
きりたちわたれ
さよふけぬとに
На милой рукава
Склонюсь я головою,
Туман, скорее встань над отмелью реки
И все закрой своею пеленою,
Пока на землю полночь не сошла!
* Песня посвящена легенде о любви двух звезд — Волопаса и Ткачихи, разлученных Небесной Рекой (Млечным Путем). Она служит сюжетом поэтических произведений лучших поэтов. День встречи звезд стал популярным народным праздником. Песня сложена от лица Волопаса.
和我勢故等
手携而
暁来者
出立向
暮去者
授放見都追
念<暢>
見奈疑之山尓
八峯尓波
霞多奈婢伎
谿敝尓波
海石榴花咲
宇良悲
春之過者
霍公鳥
伊也之伎喧奴
獨耳
聞婆不怜毛
君与吾
隔而戀流
利波山
飛超去而
明立者
松之狭枝尓
暮去者
向月而
菖蒲
玉貫麻泥尓
鳴等余米
安寐不令宿
君乎奈夜麻勢
わがせこと
てたづさはりて
あけくれば
いでたちむかひ
ゆふされば
ふりさけみつつ
おもひのべ
みなぎしやまに
やつをには
かすみたなびき
たにへには
つばきはなさき
うらがなし
はるしすぐれば
ほととぎす
いやしきなきぬ
ひとりのみ
きけばさぶしも
きみとあれと
へだててこふる
となみやま
とびこえゆきて
あけたたば
まつのさえだに
ゆふさらば
つきにむかひて
あやめぐさ
たまぬくまでに
なきとよめ
やすいねしめず
きみをなやませ
С другом дорогим моим,
Взявшись за руки,
Всегда,
Лишь светать начнет,
Вдвоем
Выйдем мы за ворота
И стоим, бывало, там.
А как вечер настает,
Глядя вдаль на небеса,
Думы тайные свои
Поверяем каждый раз.
Лишь на горы поглядим —
Успокоится тоска!
Между гребней дальних гор
Дымкой стелется туман,
А в долинах и полях
Цубаки- цветы цветут.
Сердцу милая весна
Наступила,
И поет средь ветвей
Кукушка нам
Беспрестанно песнь свою.
И когда совсем один
Пенье слушаю ее,
Так печально на душе!
Через горы Тонами,
Где тоскуем мы теперь,
Разлученные друзья,
Ты, кукушка, прилети.
И когда начнет светать —
Меж густых ветвей сосны,
А лишь сумерки придут,—
Повернув к луне свой лик,—
До тех пор, пока цветы
Нежных ирисов в садах
Не нанижем мы на нить,
Словно жемчуг дорогой,
Громко песню свою пой!
Другу не давай уснуть
Тихим и спокойным сном,
Ты заставь болеть душой друга моего!
* Цубаки — японские камелии, цветут алыми цветами.
* “… Пока цветы… не нанижем мы на нить…” — см. п. 1465, 1490, 3912.
念度知
大夫能
許<乃>久礼<能>
繁思乎
見明良米
情也良牟等
布勢乃海尓
小船都良奈米
真可伊可氣
伊許藝米具礼婆
乎布能浦尓
霞多奈妣伎
垂姫尓
藤浪咲而
濱浄久
白波左和伎
及々尓
戀波末佐礼杼
今日耳
飽足米夜母
如是己曽
祢年<乃>波尓
春花之
繁盛尓
秋葉能
黄色時尓
安里我欲比
見都追思努波米
此布勢能海乎
おもふどち
ますらをのこの
このくれの
しげきおもひを
みあきらめ
こころやらむと
ふせのうみに
をぶねつらなめ
まかいかけ
いこぎめぐれば
をふのうらに
かすみたなびき
たるひめに
ふぢなみさきて
はまきよく
しらなみさわき
しくしくに
こひはまされど
けふのみに
あきだらめやも
かくしこそ
いやとしのはに
はるはなの
しげきさかりに
あきのはの
もみたむときに
ありがよひ
みつつしのはめ
このふせのうみを
Милые мои друзья,
Чтобы рыцари могли
Разогнать свою тоску,
Что на сердце залегла,
Как густая злая тень,
Чтоб утешить сердце нам,
Здесь, на озере Фусэ,
Мы ладьи поставим в ряд,
Весла закрепим на них.
И когда отчалим мы,
То увидим вдалеке,
Как над бухтою Оу
Легкий стелется туман,
А где мыс Тарухимэ,—
Фудзи нежные цветы
С веток, наклоненных вниз,
Легкою бегут волной.
Чисты берега кругом,
Волны белые шумят,
Все сильнее и сильней
В сердце ширится любовь!
Но всего за день один
Разве насладимся мы?
О, пусть так же, как теперь,
Мы отныне каждый год
В час, когда придет расцвет
Вешних радостных цветов,
В час, когда алеть начнет
Ранней осенью листва,
Будем приходить сюда,
И, любуясь, каждый раз
Восхищаться будем мы
Дивным озером Фусэ!

天地之
初時従
宇都曽美能
八十伴男者
大王尓
麻都呂布物跡
定有
官尓之在者
天皇之
命恐
夷放
國乎治等
足日木
山河阻
風雲尓
言者雖通
正不遇
日之累者
思戀
氣衝居尓
玉桙之
道来人之
傳言尓
吾尓語良久
波之伎餘之
君者比来
宇良佐備弖
嘆息伊麻須
世間之
Q家口都良家苦
開花毛
時尓宇都呂布
宇都勢美毛
<无>常阿里家利
足千根之
御母之命
何如可毛
時之波将有乎
真鏡
見礼杼母不飽
珠緒之
惜盛尓
立霧之
失去如久
置露之
消去之如
玉藻成
靡許伊臥
逝水之
留不得常
枉言哉
人之云都流
逆言乎
人之告都流
梓<弓>
<弦>爪夜音之
遠音尓毛
聞者悲弥
庭多豆水
流涕
留可祢都母
あめつちの
はじめのときゆ
うつそみの
やそとものをは
おほきみに
まつろふものと
さだまれる
つかさにしあれば
おほきみの
みことかしこみ
ひなざかる
くにををさむと
あしひきの
やまかはへだて
かぜくもに
ことはかよへど
ただにあはず
ひのかさなれば
おもひこひ
いきづきをるに
たまほこの
みちくるひとの
つてことに
われにかたらく
はしきよし
きみはこのころ
うらさびて
なげかひいます
よのなかの
うけくつらけく
さくはなも
ときにうつろふ
うつせみも
つねなくありけり
たらちねの
みははのみこと
なにしかも
ときしはあらむを
まそかがみ
みれどもあかず
たまのをの
をしきさかりに
たつきりの
うせぬるごとく
おくつゆの
けぬるがごとく
たまもなす
なびきこいふし
ゆくみづの
とどめかねつと
たはことか
ひとのいひつる
およづれか
ひとのつげつる
あづさゆみ
つまびくよおとの
とほおとにも
きけばかなしみ
にはたづみ
ながるるなみた
とどめかねつも
С той поры, как в мире есть
Небо и земля,
Установлено, что все
Люди смертные земли
Славных воинских родов
Подчиняются всегда
Государю своему —
В этом служба состоит.
Потому, приказу я
Государя подчинясь,
Распростертые кругом
Горы, реки перешел,
Чтобы управлять страной
Дальней от столичных мест.
Разлучен с тобою я,
С ветром, облаком небес
Шлю всегда тебе привет —
Ведь прошло немало дней,
Как не виделись с тобой,
Оттого вздыхаю я
И в печали я живу.
И когда я о тебе
Здесь томился и вздыхал,
Люди, шедшие сюда
По дороге, что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем,
Передали мне, придя,
Эту горестную весть.
Твой любимый, близкий друг
Нынче омрачен душой
И горюет без конца —
В горе и печали он.
Этот бренный жалкий мир
Полон скорби и тоски.
Ах, цветы, что в нем цветут,—
Минет быстро их расцвет.
Люди смертные земли —
Их недолог краткий век.
И с достойнейшей твоей
Матушкой родной твоей,
Что случилось нынче там,
Ведь еще не вышел срок?
Словно зеркало была,
Что кристально, как вода,
Любоваться на нее
Можно было без конца.
Ведь еще была она
Эти дни в расцвете сил,—
Жаль, когда в такие дни
Рвется яшмовая нить…
Как поднявшийся туман,
Вдруг исчезла с наших глаз,
Как упавшая роса,
Вмиг растаяла она,
Как жемчужная трава,
Надломилась вдруг, упав,
Как поток текущих вод,—
Не остановить ее.
То не ложь или обман
Люди рассказали мне?
То не выдумку иль бред
Люди передали мне?
Словно ясеневый лук,
Ночью прогудел струной…
И хотя далек был звук,
Но его услышал я.
Глубока была печаль…
И стремительный поток
Слез внезапных, что текут,
Как в садах поток дождя,
Я не в силах удержать!
27-й день 5-й луны
朝霧之
多奈引田為尓
鳴鴈乎
留得哉
吾屋戸能波義
あさぎりの
たなびくたゐに
なくかりを
とどめえむかも
わがやどのはぎ
Гусей, кричащих над полями,
Где протянулся утренний туман,
Ах, может разве удержать
Осенний хаги,
Цветущий возле дома моего?
* Осенний хаги очень красив, хорошо, если б гуси, залюбовавшись им, не улетели и не наступила зима, но, увы, они улетят, не увидев его за туманом, и он не сможет их задержать — таков подтекст песни.
可須美多都
春初乎
家布能其等
見牟登於毛倍波
多努之等曽毛布
かすみたつ
はるのはじめを
けふのごと
みむとおもへば
たのしとぞもふ
Когда подумаю,
Что первый день весны
С повисшей дымкой легкого тумана
Мы, как сегодня, встретим вновь с тобой,
Полны веселья мои думы.

大王乃
美己等可之古美
都麻和可礼
可奈之久波安礼特
大夫
情布里於許之
等里与曽比
門出乎須礼婆
多良知祢乃
波々可伎奈埿
若草乃
都麻波等里都吉
平久
和礼波伊波々牟
好去而
早還来等
麻蘇埿毛知
奈美太乎能其比
牟世比都々
言語須礼婆
群鳥乃
伊埿多知加弖尓
等騰己保里
可<弊>里美之都々
伊也等保尓
國乎伎波奈例
伊夜多可尓
山乎故要須疑
安之我知流
難波尓伎為弖
由布之保尓
船乎宇氣須恵
安佐奈藝尓
倍牟氣許我牟等
佐毛良布等
和我乎流等伎尓
春霞
之麻<未>尓多知弖
多頭我祢乃
悲鳴婆
波呂<婆>呂尓
伊弊乎於毛比埿
於比曽箭乃
曽与等奈流麻埿
奈氣吉都流香母
おほきみの
みことかしこみ
つまわかれ
かなしくはあれど
ますらをの
こころふりおこし
とりよそひ
かどでをすれば
たらちねの
ははかきなで
わかくさの
つまはとりつき
たひらけく
われはいははむ
まさきくて
はやかへりこと
まそでもち
なみだをのごひ
むせひつつ
ことどひすれば
むらとりの
いでたちかてに
とどこほり
かへりみしつつ
いやとほに
くにをきはなれ
いやたかに
やまをこえすぎ
あしがちる
なにはにきゐて
ゆふしほに
ふねをうけすゑ
あさなぎに
へむけこがむと
さもらふと
わがをるときに
はるかすみ
しまみにたちて
たづがねの
かなしくなけば
はろはろに
いへをおもひで
おひそやの
そよとなるまで
なげきつるかも
Императора приказу
С трепетом внимаю я,
Расстаюсь с женой своей,
Тяжела разлука мне.
Но отважный дух бойца
Я спешу поднять в себе,
Снаряжаюсь в дальний путь,
За ворота выхожу.
И родная мать моя
Гладит ласково меня,
И, как вешняя трава,
Юная моя жена
Держит за руки меня.
Чтобы был спокоен путь,—
Приношу мольбу богам.
“Счастлив будь в своем пути,
Возвращайся поскорей!” —
Говорят жена и мать
И, одежды рукавом
Слезы смахивая с глаз,
Причитают надо мной,
Мне напутствия твердят.
Как взлетает стая птиц,—
Трогаюсь в дорогу я,
Но все мешкаю в пути,
Все оглядываюсь я.
И все дальше ухожу,
Расстаюсь с родной землей,
Высоко взбираюсь я,
Через горы перейдя,
Прибываю в Нанива,
Где в зеленых тростниках
Осыпаются цветы…
Ввечеру, когда прилив,
Выплываю на ладье,
Поутру, в затишья час,
Ветра жду, спеша ладью
Повернуть в обратный путь,
А пока передо мной
Дымкой вешнею туман
Закрывает острова,
Крики дальних журавлей
Так печально здесь звучат,
И, когда их слышу я,
Вспоминаю дом родной,
Что далеко от меня,
И горюю я о нем
Так, что стрелы за спиной
Стонут жалобно со мной!
19-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
宇奈波良尓
霞多奈妣伎
多頭我祢乃
可奈之伎与比波
久尓<弊>之於毛保由
うなはらに
かすみたなびき
たづがねの
かなしきよひは
くにへしおもほゆ
Когда ночами полные печали
Звучат у моря крики журавлей
И дымкою туман
Плывет в морские дали,—
Тоскую я о родине моей!

伊<弊>於毛負等
伊乎祢受乎礼婆
多頭我奈久
安之<弊>毛美要受
波流乃可須美尓
いへおもふと
いをねずをれば
たづがなく
あしへもみえず
はるのかすみに
Когда о доме я тоскую
И ночи провожу без сна в пути,
Из-за весенней дымки
Мне не видно
Зеленых тростников, где плачут журавли!

比婆里安我流
波流弊等佐夜尓
奈理奴礼波
美夜古母美要受
可須美多奈妣久
ひばりあがる
はるへとさやに
なりぬれば
みやこもみえず
かすみたなびく
Настала полностью уже весна,
Когда взлетают жаворонки ввысь,
И оттого
Столица взору не видна —
Туманной дымкой все заволокло.
Отомо Якамоти
宇知奈婢久
波流乎知可美加
奴婆玉乃
己与比能都久欲
可須美多流良牟
うちなびく
はるをちかみか
ぬばたまの
こよひのつくよ
かすみたるらむ
Не оттого ли, что уже близка
Весна со стелющимся по земле туманом,
В ночь,
Что, как тута ягоды, черна,
Тумана дымка встала всюду.

都奇餘米婆
伊麻太冬奈里
之可須我尓
霞多奈婢久
波流多知奴等可
つきよめば
いまだふゆなり
しかすがに
かすみたなびく
はるたちぬとか
Ах, если счет вести минувшим месяцам —
Стоит еще зима,
И все же над землею
Тумана дымка протянулась пеленою —
Не значит ли, что к нам пришла весна?

くもれかし
ながむるからに
かなしきは
月におぼゆる
人の面影
くもれかし
ながむるからに
かなしきは
つきにおぼゆる
ひとのおもかげ
Хочу, чтобы туман
Окутал лунный лик:
В нем видится мне
Облик твой,
Печалью наполняя сердце.

春といへば
かすみにけりな
きのふまで
波間に見えし
淡路島山
はるといへば
かすみにけりな
きのふまで
なみまにみえし
あはじしまやま
Весна... Ещё вчера
Виднелись меж волнами горы
На острове Авадзи,
А нынче —
Всё закрыла дымка!
* Остров Авадзи, неоднократно воспетый в поэзии, находится в префектуре Хёго. Особенной красотой славятся его горы, видимые издалека (Авадзисима-но яма).
時はいまは
春になりぬと
み雪ふる
遠き山べに
霞たなびく
ときはいまは
はるになりぬと
みゆきふる
とほきやまべに
かすみたなびく
Пришла весна,
И горы дальние,
Где снег ещё лежит,
Уж затянула
Дымка...
* Исходная песня (хонка), послужившая источником вдохновения для автора, содержится в антологии «Манъёсю» [1439] и принадлежит поэту-жрецу Накатоми-но асоми мурадзи.
空はほを
霞みもやらず
風さえて
雪げにくもる
春の夜の月
そらはほを
かすみもやらず
かぜさえて
ゆきげにくもる
はるのよのつき
Дымка весенняя
Ещё не затянула небо,
Но по ночам от снега
Как сквозь туман мне видится
Весенняя луна.
* Выступая арбитром на поэтическом турнире, Фудзивара Сюндзэй высоко оценил танка: «Изящны и слово, и облик песни... Особенно красивы заключительные три стиха». Позднее, когда песня была представлена на другом турнире, он высказался так: «Создается ощущение соприкосновения с прекрасной яшмой».
あまの原
富士のけぶりの
春の色の
霞になびく
あけぼのの空
あまのはら
ふじのけぶりの
はるのいろの
かすみになびく
あけぼののそら
Дым, что струится
Из вершины Фудзи,
Перемешался
С дымкою весенней
В рассветном небе.
* Вулкан Фудзияма в настоящее время является потухшим, но в те времена он ещё действовал.
なごの海の
霞のまより
ながむれば
入る日をあらふ
沖つ白波
なごのうみの
かすみのまより
ながむれば
いるひをあらふ
おきつしらなみ
Над берегом Наго
Поднялся туман,
Сквозь него вижу белые волны:
Вот-вот уж поглотят они
Заходящее солнце.
* Берег Наго — ныне побережье в районе Сумиёси г. Осака. Намек на песню Минамото Цунэнобу из антологии «Госюисю»:
Видно, с моря подул
Сильный ветер:
Белые волны
Уже захлестнули
Нижние ветви сосен...
大空は
梅のにほひに
霞みつつ
くもりもはてぬ
春の夜の月
おほそらは
うめのにほひに
かすみつつ
くもりもはてぬ
はるのよのつき
Туманным ароматом слив
Пропитан воздух.
В дымке
Весенняя луна.
Тёплый призрачный свет...
* Сложена с намеком на песню Оэ Тисато из «Кокинсю»:
Слегка подёрнутая дымкой,
С небес
Сияет мягко
Весенняя луна.
Что может быть прекрасней?
難波潟
霞まぬ波も
かすみけり
うつるも曇る
おぼろ月夜に
なにはかた
かすまぬなみも
かすみけり
うつるもくもる
おぼろつきよに
В заливе Нанива
Волны — и те
Окутаны туманом.
В них отражается луна,
Весеннею подёрнутая дымкой.
* Нанива — известное побережье неподалеку от г. Осака, место, связанное с древними историческими событиями, неоднократно воспето в поэзии (см. коммент. 26).
花の色に
あまぎる霞
たちまよひ
空さへにほふ
山桜かな
はなのいろに
あまぎるかすみ
たちまよひ
そらさへにほふ
やまさくらかな
Все в дымке,
Окрашенной в цвет
Распустившихся вишен,
И даже небеса над горной кручей
Порозовели.

深緑
かひある春に
あふ時は
霞ならねど
たちのぼりけり
ふかみどり
かひあるはるに
あふときは
かすみならねど
たちのぼりけり



Включено в Ямато-моногатари, 146
浅緑花
もひとつに
霞みつつ
おぼろに見ゆる
春の夜の月
あさみどり
はなもひとつに
かすみつつ
おぼろにみゆる
はるのよのつき
И неба бирюза,
И вишен цвет,
Всё дымкою окутано весенней,
И призрачною кажется луна
Весенней ночью. [88]
[88] И неба бирюза,// И вишен цвет… — Это стихотворение включено в антологию «Синкокин вакасю» (1201) с пояснением:
旅人は
みなもろともに
朝立ちて
駒うち渡す
野洲の川霧
たびびとは
みなもろともに
あさたちて
こまうちわたす
やすのかはきり
Спозаранку
двинулись путники
дружно —
переправить бы лошадей,
да густ туман над рекой Ясу.

あま小舟
こぎ行くかたを
見せじとや
波に立ちそふ
浦の朝霧
あまをぶね
こぎゆくかたを
みせじとや
なみにたちそふ
うらのあさぎり
Лодки рыбацкие,
куда вы спешите?
отчего прячетесь?
Вздымаются волны,
а над ними — утренний туман.

晴れくもり
眺めぞわぶる
浦風に
霞ただよふ
春の夜の月
はれくもり
ながめぞわぶる
うらかぜに
かすみただよふ
はるのよのつき


くらべみよ
霞のうちの
春の月
晴れぬ心は
同じながめを
くらべみよ
かすみのうちの
はるのつき
はれぬこころは
おなじながめを


わが住みし
都へゆかば
かりがねよ
このありさまを
物がたりせよ
わがすみし
みやこへゆかば
かりがねよ
このありさまを
ものがたりせよ


鳥のねも
花も霞も
かはらねば
春やみやこの
かたちなりける
とりのねも
はなもかすみも
かはらねば
はるやみやこの
かたちなりける


霞立つ
春日の野べの
若菜にも
なり見てしがな
人もつむやと
かすみたつ
かすがののべの
わかなにも
なりみてしがな
ひともつむやと


いつのまに
霞たつらむ
春日野の
雪だにとけぬ
冬と見しまに
いつのまに
かすみたつらむ
かすがのの
ゆきだにとけぬ
ふゆとみしまに


春霞
たちてくもゐに
なりゆくは
雁の心の
かはるなるべし
はるかすみ
たちてくもゐに
なりゆくは
かりのこころの
かはるなるべし


山たかみ
霞をわけて
散る花を
雪とやよその
人はみるらむ
やまたかみ
かすみをわけて
ちるはなを
ゆきとやよその
ひとはみるらむ


浦ちかく
たつ秋霧の
藻汐やく
煙とのみぞ
見えわたりける
うらちかく
たつあききりの
もしほやく
けぶりとのみぞ
みえわたりける


あき風に
いとゞふけゆく
月影を
立ちなかくしそ
天の川霧
あきかぜに
いとどふけゆく
つきかげを
たちなかくしそ
あまのかはきり
В осеннем ветре
Всё больше густеет
Туман Небесной Реки!
Не поднимайся и не закрывай же
Лунный свет!

あき霧の
立つ野の駒を
ひく時は
心にのりて
君ぞこひしき
あききりの
たつののこまを
ひくときは
こころにのりて
きみぞこひしき


梓弓
いるさの山は
あき霧の
あたるごとにや
色まさるらむ
あづさゆみ
いるさのやまは
あききりの
あたるごとにや
いろまさるらむ


鏡山
あけてきつれば
秋霧の
けさや立つらむ
近江てふ名は
かがみやま
あけてきつれば
あききりの
けさやたつらむ
あふみてふなは


春霞
はかなく立ちて
別るとも
風よりほかに
誰かとふべき
はるかすみ
はかなくたちて
わかるとも
かぜよりほかに
たれかとふべき


めに見えぬ
風に心を
たぐへつゝ
やらば霞の
別れこそせめ
めにみえぬ
かぜにこころを
たぐへつつ
やらばかすみの
わかれこそせめ


宮人と
ならまほしきを
女郎花
野べより霧の
立出てぞくる
みやびとと
ならまほしきを
をみなへし
のべよりきりの
たいでてぞくる


菅原や
ふしみのくれに
見渡せば
霞にまがふ
をはつせの山
すがはらや
ふしみのくれに
みわたせば
かすみにまがふ
をはつせのやま


春霞
はかなく立ちて
別るとも
風より外に
たれかとふべき
はるかすみ
はかなくたちて
わかるとも
かぜよりほかに
たれかとふべき


めに見えぬ
風に心を
たぐへつゝ
やらば霞の
隔てこそせめ
めにみえぬ
かぜにこころを
たぐへつつ
やらばかすみの
へだてこそせめ


春がすみ
たなびきにけり
久かたの
月の桂も
花やさくらむ
はるがすみ
たなびきにけり
ひさかたの
つきのかつらも
はなやさくらむ
Весенней дымкой
Тумана потянуло,
И на луне,
Что на извечных небесах,
Лавр зацвёл?

歸るかり
雲路にまどふ
聲すなり
霞ふきとけ
このめ春かぜ
かへるかり
くもぢにまどふ
こゑすなり
かすみふきとけ
このめはるかぜ


たち渡る
霞のみかは
山たかみ
見ゆる櫻の
いろもひとつを
たちわたる
かすみのみかは
やまたかみ
みゆるさくらの
いろもひとつを


やま風の
はなの香かどふ
麓には
春の霞ぞ
ほだしなりける
やまかぜの
はなのかかどふ
ふもとには
はるのかすみぞ
ほだしなりける


聲たてゝ
鳴ぞしぬべき
秋霧に
友惑はせる
鹿にはあらねど
こゑたてて
なきぞしぬべき
あききりに
ともまどはせる
しかにはあらねど


今はとて
秋果てられし
身なれ共
霧立つ人を
えやは忘るゝ
いまはとて
あきはてられし
みなれとも
きりたつひとを
えやはわするる


はるのくる
あしたのはらを
みわたせは
霞もけふそ
たちはしめける
はるのくる
あしたのはらを
みわたせは
かすみもけふそ
たちはしめける
Если посмотришь
На равнину Асита утром,
Куда пришла весна:
Дымка тумана
Впервые поднялась!

煙かと
むろのやしまを
みしほとに
やかても空の
かすみぬるかな
けふりかと
むろのやしまを
みしほとに
やかてもそらの
かすみぬるかな
Вот только что я видел
Восемь островов
В озере Муро,
И словно дым поднялся над водой,
И небеса заволокло туманом...
Перевод: Ирина Александровна Боронина (Синкокинсю)
かすみしく
春のしほちを
みわたせは
みとりをわくる
おきつしら浪
かすみしく
はるのしほちを
みわたせは
みとりをわくる
おきつしらなみ


わきも子か
袖ふるやまも
春きてそ
霞のころも
たちわたりける
わきもこか
そてふるやまも
はるきてそ
かすみのころも
たちわたりける


春くれは
すきのしるしも
みえぬかな
霞そたてる
みわの山もと
はるくれは
すきのしるしも
みえぬかな
かすみそたてる
みわのやまもと


みわたせは
そことしるしの
杉もなし
霞のうちや
みわの山もと
みわたせは
そことしるしの
すきもなし
かすみのうちや
みわのやまもと


山さくら
にほふあたりの
春かすみ
風をはよそに
たちへたてなん
やまさくら
にほふあたりの
はるかすみ
かせをはよそに
たちへたてなむ


花ゆゑに
かからぬ山そ
なかりける
心ははるの
かすみならねと
はなゆゑに
かからぬやまそ
なかりける
こころははるの
かすみならねと


山さくら
かすみこめたる
ありかをは
つらきものから
風そしらする
やまさくら
かすみこめたる
ありかをは
つらきものから
かせそしらする


をはつせの
花のさかりを
みわたせは
霞にまかふ
みねのしら雲
をはつせの
はなのさかりを
みわたせは
かすみにまかふ
みねのしらくも


石はしる
みつのしら玉
かすみえて
きよたき川に
すめる月影
いしはしる
みつのしらたま
かすみえて
きよたきかはに
すめるつきかけ


しほかまの
うらふくかせに
霧はれて
やそ島かけて
すめる月かけ
しほかまの
うらふくかせに
きりはれて
やそしまかけて
すめるつきかけ


あさほらけ
うちの河霧
たえたえに
あらはれわたる
せせの網代木
あさほらけ
うちのかはきり
たえたえに
あらはれわたる
せせのあしろき
На раннем рассвете
Туман над рекою Удзи
Рвётся, рвётся на клочья,
И вдаль отмелей, отмелей светлых
Колья вершей всплывают чредою.
Включено в антологию Огура хякунин иссю, 64.

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
たちしより
はれすも物を
思ふかな
なき名や野への
霞なるらん
たちしより
はれすもものを
おもふかな
なきなやのへの
かすみなるらむ


つれもなき
人の心や
あふさかの
せきちへたつる
かすみなるらん
つれもなき
ひとのこころや
あふさかの
せきちへたつる
かすみなるらむ


たかさとの
春のたよりに
うくひすの
霞にとつる
やとをとふらん
たかさとの
はるのたよりに
うくひすの
かすみにとつる
やとをとふらむ


なにはかた
しほちはるかに
みわたせは
霞にうかふ
おきのつり舟
なにはかた
しほちはるかに
みわたせは
かすみにうかふ
おきのつりふね


春かすみ
ゑしまかさきを
こめつれは
浪のかくとも
みえぬけさかな
はるかすみ
ゑしまかさきを
こめつれは
なみのかくとも
みえぬけさかな


うき世をは
みねのかすみや
へたつらん
なほ山さとは
すみよかりけり
うきよをは
みねのかすみや
へたつらむ
なほやまさとは
すみよかりけり


おもふこと
なくてや春を
すくさまし
うき世へたつる
かすみなりせは
おもふこと
なくてやはるを
すくさまし
うきよへたつる
かすみなりせは


あしたつの
雲ちまよひし
としくれて
霞をさへや
へたてはつへき
あしたつの
くもちまよひし
としくれて
かすみをさへや
へたてはつへき


あしたつは
かすみをわけて
かへるなり
まよひし雲ち
けふやはるらん
あしたつは
かすみをわけて
かへるなり
まよひしくもち
けふやはるらむ


あつまちの
やへの霞を
わけきても
きみにあはねは
なほへたてたる
心ちこそすれ
あつまちの
やへのかすみを
わけきても
きみにあはねは
なほへたてたる
ここちこそすれ


かきたえし
ままのつきはし
ふみみれは
へたてたる
かすみもはれて
むかへるかこと
かきたえし
ままのつきはし
ふみみれは
へたてたる
かすみもはれて
むかへるかこと


あきは霧
きりすきぬれは
雪ふりて
はるるまもなき
み山へのさと
あきはきり
きりすきぬれは
ゆきふりて
はるるまもなき
みやまへのさと


すきかえを
かすみこむれと
みわの山
神のしるしは
かくれさりけり
すきかえを
かすみこむれと
みわのやま
かみのしるしは
かくれさりけり


あはれなり
わが身のはてや
浅緑
つひには野辺の
かすみと思へば
あはれなり
わがみのはてや
あさみどり
つひにはのべの
かすみとおもへば
Печально думать о конце,
Что ждет меня,
Когда над нежной
Зеленью полей
Взовьётся кверху облачко тумана.

和我由恵仁
妹奈氣久良之
風早能
宇良能於伎敝尓
奇里多奈妣家利
わがゆゑに
いもなげくらし
かざはやの
うらのおきへに
きりたなびけり
Из-за меня любимая жена,
Как видно, в одиночестве горюет…
На взморье,
В бухте небольшой Кадзахая,
Густой туман простерся над водою…
* Автор не указан. По старинному поверью, туман служил признаком тоски и печали любимого человека (см. также п. 3580).
於伎都加是
伊多久布伎勢波
和伎毛故我
奈氣伎能奇里尓
安可麻之母能乎
おきつかぜ
いたくふきせば
わぎもこが
なげきのきりに
あかましものを
Когда бы ветер с моря прилетел
И начал дуть у бухты с новой силой,
Тогда, наверно, горестей туман
Возлюбленной жены
Я мог бы долго видеть!
* Автор не указан. См. п. 3580 и п. 3615.
安之能葉尓
由布宜里多知弖
可母我鳴乃
左牟伎由布敝思
奈乎波思努波牟
あしのはに
ゆふぎりたちて
かもがねの
さむきゆふへし
なをばしのはむ
В час, когда средь листьев тростника
Встал туман вечернею порой
И вдруг холоден стал
Дикой утки крик,
О тебе я вспоминал с тоской!

君之由久
海邊乃夜杼尓
奇里多々婆
安我多知奈氣久
伊伎等之理麻勢
きみがゆく
うみへのやどに
きりたたば
あがたちなげく
いきとしりませ
Когда причалишь ты
У берегов морских
И встанет пред тобой густой туман,
Знай: это горький вздох, дошедший до тебя,
Чтоб рассказать о горести моей!
* Образ тумана как вздохи возлюбленной, как весть или знак того, что она тоскует и плачет, неоднократно встречается в песнях М. и свидетельствует о существовавшем в те времена особом поверье. В “Кодзики”, в главе, где богиня Аматэрасу и бог Сусаноо дают клятву, говорится о превращении вздохов в туман. По-видимому, образ этот идет от мифологических представлений (МС).
秋佐良婆
安比見牟毛能乎
奈尓之可母
奇里尓多都倍久
奈氣伎之麻佐牟
あきさらば
あひみむものを
なにしかも
きりにたつべく
なげきしまさむ
Когда придет осенняя пора,
Ведь снова мы увидимся с тобою,
Зачем же
Ты полна такой тоскою,
Что должен встать туман передо мной?
* “Что должен встать туман передо мной” — см. п. 3580.
はるたつと
いふはかりにや
三吉野の
山もかすみて
けさは見ゆらん
はるたつと
いふはかりにや
みよしのの
やまもかすみて
けさはみゆらむ
"Весна настала!", —
Говорят о том лишь,
Утром увидел
Сквозь дымку весеннюю
Горы прекрасные Ёсино.

春霞
たてるを見れは
荒玉の
年は山より
こゆるなりけり
はるかすみ
たてるをみれは
あらたまの
としはやまより
こゆるなりけり
Гляжу на то,
Как поднимается весенняя дымка,
Это новый год
Новояшмовый
Горы перешёл...

昨日こそ
年はくれしか
春霞
かすかの山に
はやたちにけり
きのふこそ
としはくれしか
はるかすみ
かすかのやまに
はやたちにけり
Не оттого ль,
Что прошлый год вчера истёк,
Тумана дымка
Над Касуга-горой
Так рано поднялась?

吉野山
峯の白雪
いつきえて
けさは霞の
立ちかはるらん
よしのやま
みねのしらゆき
いつきえて
けさはかすみの
たちかはるらむ
Белый снег
С вершин гор Ёсино
Когда исчезнет?
С утра дымка тумана поднылась
И новая пора настала!

かをとめて
たれをらさらん
梅の花
あやなし霞
たちなかくしそ
かをとめて
たれをらさらむ
うめのはな
あやなしかすみ
たちなかくしそ
Кто, ветвь не сломив,
Оставил здесь благоуханье
Сливового цвета?
Так не скрой её от взора,
Весенняя дымка!
Аянаси — без причины, резона
吉野山
たえす霞の
たなひくは
人にしられぬ
花やさくらん
よしのやま
たえすかすみの
たなひくは
ひとにしられぬ
はなやさくらむ
На горе Ёсино
Без перерывов дымка
Тянется.
Или, может, неведомые людям
Цветы цветут?..

浅緑
のへの霞は
つつめとも
こほれてにほふ
花さくらかな
あさみとり
のへのかすみは
つつめとも
こほれてにほふ
はなさくらかな
Ярко-зеленые луга
Укрыла дымка,
Но сквозь неё
Доносит ветер
Цветущих вишен аромат.
Перевод: Ирина Александровна Боронина (Синкокинсю)
春霞
立ちなへたてそ
花さかり
みてたにあかぬ
山のさくらを
はるかすみ
たちなへたてそ
はなさかり
みてたにあかぬ
やまのさくらを


さきそめて
いく世へぬらん
さくら花
色をは人に
あかす見せつつ
さきそめて
いくよへぬらむ
さくらはな
いろをはひとに
あかすみせつつ


ふるさとの
霞とひわけ
ゆくかりは
たひのそらにや
はるをくらさむ
ふるさとの
かすみとひわけ
ゆくかりは
たひのそらにや
はるをくらさむ


春霞
たちわかれゆく
山みちは
花こそぬさと
ちりまかひけれ
はるかすみ
たちわかれゆく
やまみちは
はなこそぬさと
ちりまかひけれ


河霧の
ふもとをこめて
立ちぬれは
そらにそ秋の
山は見えける
かはきりの
ふもとをこめて
たちぬれは
そらにそあきの
やまはみえける
Речной туман,
Покрыв подножья гор
Всё затянул,
Лишь только в небесах
Виднеется осенняя гора.

春霞
たつあか月を
見るからに
心そそらに
なりぬへらなる
はるかすみ
たつあかつきを
みるからに
こころそそらに
なりぬへらなる


月影は
あかす見るとも
さらしなの
山のふもとに
なかゐすな君
つきかけは
あかすみるとも
さらしなの
やまのふもとに
なかゐすなきみ


山たかみ
花の色をも
見るへきに
にくくたちぬる
春かすみかな
やまたかみ
はなのいろをも
みるへきに
にくくたちぬる
はるかすみかな


みよしのも
わかなつむらん
わきもこか
ひはらかすみて
日かすへぬれは
みよしのも
わかなつむらむ
わきもこか
ひはらかすみて
ひかすへぬれは


霞わけ
いまかり帰る
物ならは
秋くるまては
こひやわたらん
かすみわけ
いまかりかへる
ものならは
あきくるまては
こひやわたらむ


ささなみや
あふみの宮は
名のみして
霞たなひき
宮きもりなし
ささなみや
あふみのみやは
なのみして
かすみたなひき
みやきもりなし


こひつつも
けふはくらしつ
霞立つ
あすのはる日を
いかてくらさん
こひつつも
けふはくらしつ
かすみたつ
あすのはるひを
いかてくらさむ


秋霧の
はれぬ朝の
おほそらを
見るかことくも
見えぬ君かな
あききりの
はれぬあしたの
おほそらを
みるかことくも
みえぬきみかな


まきもくの
ひはらの霞
立返り
かくこそは見め
あかぬ君かな
まきもくの
ひはらのかすみ
たちかへり
かくこそはみめ
あかぬきみかな


なかめやる
山へはいとと
かすみつつ
おほつかなさの
まさる春かな
なかめやる
やまへはいとと
かすみつつ
おほつかなさの
まさるはるかな


花の色は
あかす見るとも
鴬の
ねくらの枝に
手ななふれそも
はなのいろは
あかすみるとも
うくひすの
ねくらのえたに
てななふれそも


梅かえを
かりにきてをる
人やあると
のへの霞は
たちかくすかも
うめかえを
かりにきてをる
ひとやあると
のへのかすみは
たちかくすかも


おほつかな
くらまの山の
道しらて
霞の中に
まとふけふかな
おほつかな
くらまのやまの
みちしらて
かすみのうちに
まとふけふかな


思ふ事
ありてこそゆけ
はるかすみ
道さまたけに
たちなかくしそ
おもふこと
ありてこそゆけ
はるかすみ
みちさまたけに
たちなかくしそ


たこの浦に
霞のふかく
見ゆるかな
もしほのけふり
たちやそふらん
たこのうらに
かすみのふかく
みゆるかな
もしほのけふり
たちやそふらむ


思ふ事
いはてやみなん
春霞
山ちもちかし
たちもこそきけ
おもふこと
いはてやみなむ
はるかすみ
やまちもちかし
たちもこそきけ


山さとの
家ゐは霞
こめたれと
かきねの柳
すゑはとに見ゆ
やまさとの
いへゐはかすみ
こめたれと
かきねのやなき
すゑはとにみゆ


霞立つ
山のあなたの
桜花思
ひやりてや
はるをくらさむ
かすみたつ
やまのあなたの
さくらはな
おもひやりてや
はるをくらさむ


春霞
かすかののへに
立ちわたり
みちても見ゆる
みやこ人かな
はるかすみ
かすかののへに
たちわたり
みちてもみゆる
みやこひとかな


浦人は
かすみをあみに
むすへはや
浪の花をも
とめてひくらん
うらひとは
かすみをあみに
むすへはや
なみのはなをも
とめてひくらむ


もしほやく
煙になるる
すまのあまは
秋立つ霧も
わかすやあるらん
もしほやく
けふりになるる
すまのあまは
あきたつきりも
わかすやあるらむ


春はもえ
秋はこかるる
かまと山/
かすみもきりも
けふりとそ見る
はるはもえ
あきはこかるる
かまとやま/
かすみもきりも
けふりとそみる


思ひたちぬる
けふにもあるかな/
かからても
ありにしものを
はるかすみ
おもひたちぬる
けふにもあるかな/
かからても
ありにしものを
はるかすみ


あつさゆみ
ひきみひかすみ
こすはこす
こはこそをなそ
よそにこそ見め
あつさゆみ
ひきみひかすみ
こすはこす
こはこそをなそ
よそにこそみめ


いつしかも
つくまのまつり
はやせなん
つれなき人の
なへのかす見む
いつしかも
つくまのまつり
はやせなむ
つれなきひとの
なへのかすみむ


くまもなき
折しも人を
思ひ出でて
心と月を
やつしつるかな
くまもなき
をりしもひとを
おもひいでて
こころとつきを
やつしつるかな
Сияла ясная луна,
Глаза поднял я к небу,
Вспомнил о тебе,
В то же мгновенье
Туманом всё заволокло...

むつましき
いもせの山と
しらねはや
はつ秋きりの
立ちへたつらん
むつましき
いもせのやまと
しらねはや
はつあききりの
たちへたつらむ


故郷に
君はいづらと
待問はゞ
何れのそらの
霞といはまし
ふるさとに
きみはいづらと
まちとはば
いづれのそらの
かすみといはまし


薄霧の
まがきの花の
朝じめり
秋は夕べと
たれかいひけむ
うすきりの
まがきのはなの
あさじめり
あきはゆふべと
たれかいひけむ
Утренний туман
Лёгкой пеленой окутал
Цветы у плетня...
Кто сказал, что только вечером
Так чувствуется осень?

千鳥なく
さほの河きり
立ちぬらし
山のこのはも
色かはり行く
ちとりなく
さほのかはきり
たちぬらし
やまのこのはも
いろかはりゆく
Плачут тидори
В тумане реки Сахо,
Который поднялся,
И листва на горах
Начала менять свой цвет...

秋きりの
峯にもをにも
たつ山は
もみちの錦
たまらさりけり
あききりの
みねにもをにも
たつやまは
もみちのにしき
たまらさりけり


たかための
錦なれはか
秋きりの
さほの山辺を
たちかくすらむ
たかための
にしきなれはか
あききりの
さほのやまへを
たちかくすらむ
Алых листьев парча
для кого-то украсила горы,
но осенний туман,
растекаясь вдали клубами,
склоны Сахо от глаз скрывает…

秋霧の
立ちぬる時は
くらぶ山
覺つかなくぞ
見え渡りける
あききりの
たちぬるときは
くらぶやま
おほつかなくぞ
みえわたりける


秋霧の
はるゝは嬉し
女郎花
立ちよる人や
あらむと思へば
あききりの
はるるはうれし
をみなへし
たちよるひとや
あらむとおもへば


秋霧の
立ちしかくせば
紅葉は
覺束なくて
ちりぬべらなり
あききりの
たちしかくせば
もみぢばは
おぼつかなくて
ちりぬべらなり


秋きりの
たたまくをしき
山ちかな
もみちの錦
おりつもりつつ
あききりの
たたまくをしき
やまちかな
もみちのにしき
おりつもりつつ
На горных дорогах,
Где встаёт, что печально,
Осенний туман,
Парча осенних листьев
Рвётся и копится всё время...

ちりぬへき
山の紅葉を
秋きりの
やすくも見せす
立ちかくすらん
ちりぬへき
やまのもみちを
あききりの
やすくもみせす
たちかくすらむ


秋きりの
たなひくをのの
萩の花
今やちるらん
いまたあかなくに
あききりの
たなひくをのの
はきのはな
いまやちるらむ
いまたあかなくに


見わたせば
霞のうちも
霞みけり
けぶりたなびく
塩釜のうら
みわたせば
かすみのうちも
かすみけり
けぶりたなびく
しほがまのうら
Берега Сиогамы взглядом окинь
Все окутал туман,
Смешавшийся с дымом,
Что тянется
От рыбачьих костров.

須磨の浦の
なぎたる朝は
目もはるに
霞にまがふ
海人の釣舟
すまのうらの
なぎたるあしたは
めもはるに
かすみにまがふ
あまのつりぶね
В бухте Сума —
Тихое утро,
И повсюду, насколько хватает глаз,
Блуждают в осеннем тумане
Рыбачьи челны...

由布義<理>尓
知杼里乃奈吉志
佐保治乎婆
安良之也之弖牟
美流与之乎奈美
ゆふぎりに
ちどりのなきし
さほぢをば
あらしやしてむ
みるよしをなみ
Дорога дальняя в Сахо,
Где горько плакали тидори
В тумане голубом вечернею порой,
Забыта, верно, шумною толпою,
И нет надежды увидать её.
Передал, исполнив ее, Охара Имаки
* Тидори—японские кулики; местность Сахо славилась этими птицами.
* “В тумане голубом вечернею порой…”—намек на погребальный обряд сожжения.
安吉佐礼婆
奇里多知和多流
安麻能河波
伊之奈弥於可<婆>
都藝弖見牟可母
あきされば
きりたちわたる
あまのがは
いしなみおかば
つぎてみむかも
Настала осень,
Встал туман кругом,
Пути не видно на Реке Небесной,
Но если б камни положить мостком,
С тобой бы мог встречаться постоянно.
* Сложена от лица звезды Волопаса.
多可麻刀能
秋野乃宇倍能
安佐疑里尓
都麻欲夫乎之可
伊泥多都良牟可
たかまとの
あきののうへの
あさぎりに
つまよぶをしか
いでたつらむか
Верно, вышел олень на поля
И жену призывает с тоской, —
Слышен голос его из густого тумана,
Что завесою плотною встал поутру
Над полями осенними там, в Такамато.

打奈婢久
波流等毛之流久
宇具比須波
宇恵木之樹間乎
奈<枳>和多良奈牟
うちなびく
はるともしるく
うぐひすは
うゑきのこまを
なきわたらなむ
Хочу, чтоб соловей
Здесь с песней пролетел
Между деревьями, посаженными нами,
Указывая всем, что к нам пришла весна
Со стелющимся по земле туманом.

出でゝ見よ
今は霞も
たちぬ蘭
春は此より
明くとこそきけ
いでてみよ
いまはかすみも
たちぬらん
はるはこれより
あくとこそきけ


春のくる
道の志るべは
み吉野の
山にたなびく
霞なりけり
はるのくる
みちのしるべは
みよしのの
やまにたなびく
かすみなりけり


ほのかにも
しらせてしがな
春霞
かすみのうちに
思ふ心を
ほのかにも
しらせてしがな
はるかすみ
かすみのうちに
おもふこころを


三笠山
かすがの原の
朝霧に
歸り立つらむ
けさをこそまて
みかさやま
かすがのはらの
あさぎりに
かへりたつらむ
けさをこそまて


春毎に
野べのけしきの
變らぬは
同じ霞や
立ちかへるらむ
はるごとに
のべのけしきの
かはらぬは
おなじかすみや
たちかへるらむ


春霞
たつやおそきと
山がはの
岩まをくゞる
おと聞ゆなり
はるかすみ
たつやおそきと
やまがはの
いはまをくぐる
おときこゆなり


尋ねつる
宿は霞に
うづもれて
谷のうぐひす
一こゑぞする
たづねつる
やどはかすみに
うづもれて
たにのうぐひす
ひとこゑぞする


淺みどり
野べの霞の
た靡くに
けふの小松を
任せつるかな
あさみどり
のべのかすみの
たなびくに
けふのこまつを
まかせつるかな


山たかみ
都の春を
見わたせば
たゞひとむらの
霞なりけり
やまたかみ
みやこのはるを
みわたせば
たゞひとむらの
かすみなりけり


よそにてぞ
霞たなびく
ふる里の
都の春は
みるべかりける
よそにてぞ
かすみたなびく
ふるさとの
みやこのはるは
みるべかりける


春はまづ
霞にまがふ
山里を
たちよりてとふ
人のなきかな
はるはまづ
かすみにまがふ
やまざとを
たちよりてとふ
ひとのなきかな


思ひやれ
霞こめたる
山ざとに
花まつほどの
春のつれ〴〵
おもひやれ
かすみこめたる
やまざとに
はなまつほどの
はるのつれづれ


春霞
へだつる山の
麓まで
おもひもしらず
ゆくこゝろかな
はるかすみ
へだつるやまの
ふもとまで
おもひもしらず
ゆくこころかな


山櫻
見にゆく道を
へだつれば
ひとの心ぞ
かすみなりける
やまさくら
みにゆくみちを
へだつれば
ひとのこころぞ
かすみなりける


秋霧の
晴れせぬ峯に
立つ鹿は
聲ばかりこそ
人に志らるれ
あききりの
はれせぬみねに
たつしかは
こゑばかりこそ
ひとにしらるれ


小倉山
たちどもみえぬ
夕霧に
妻まどはせる
鹿ぞなくなる
をぐらやま
たちどもみえぬ
ゆふぎりに
つままどはせる
しかぞなくなる


あけぬるか
川瀬の霧の
たえ〴〵に
遠方人の
袖のみゆるは
あけぬるか
かはせのきりの
たえだえに
とほかたひとの
そでのみゆるは


霧はれぬ
あやの河べに
なく千鳥
聲にや友の
ゆく方を志る
きりはれぬ
あやのかはべに
なくちとり
こゑにやともの
ゆくかたをしる
В рассеявшемся тумане
У реки Ая
Звучат тидори,
По голосу их я,
Узнаю, куда друг уехал!

佐保川の
霧のあなたに
鳴く千鳥
聲は隔てぬ
物にぞ有ける
さほかはの
きりのあなたに
なくちとり
こゑはへだてぬ
ものにぞあける


霞さへ
た靡く野べの
松なれば
空にぞ君が
千代は志らるゝ
かすみさへ
たなびくのべの
まつなれば
そらにぞきみが
ちよはしらるる


行く道の
紅葉の色も
見るべきを
霧と共にや
急ぎたつべき
ゆくみちの
もみぢのいろも
みるべきを
きりとともにや
いそぎたつべき
Не из-за того ль,
Что должен я увидеть
Те листья жёлтые, что на моём пути,
Они с туманом вместе
Явиться поспешили!

けふ計
霞まざらなむ
あかで行く
都の山は
それとだに見む
けふばかり
かすまざらなむ
あかでゆく
みやこのやまは
それとだにみむ


都をば
霞とともに
たちしかど
秋かぜぞふく
志ら川のせき
みやこをば
かすみとともに
たちしかど
あきかぜぞふく
しらかはのせき


見わたせば
都は近く
成りぬらむ
すぎぬる山は
霞へだてつ
みわたせば
みやこはちかく
なりぬらむ
すぎぬるやまは
かすみへだてつ


紫の
雲のかけても
思ひきや
春のかすみに
なしてみむとは
むらさきの
くものかけても
おもひきや
はるのかすみに
なしてみむとは


谷川の
氷もいまだ
きえあへぬに
峯の霞は
たなびきにけり
たにかはの
こほりもいまだ
きえあへぬに
みねのかすみは
たなびきにけり


あら玉の
年もかはらで
たつ春は
霞ばかりぞ
空に志りける
あらたまの
としもかはらで
たつはるは
かすみばかりぞ
そらにしりける


冬過ぎて
春はきぬらし
あさ日さす
春日の山に
霞たなびく
ふゆすぎて
はるはきぬらし
あさひさす
かすがのやまに
かすみたなびく
Зима миновала,
Похоже, что, пришла весна:
Под солнцем утренним
На Касуга-горе
Лёгкая дымка плывёт.

久かたの
天のかぐ山
このゆふべ
霞たなびく
春たつらしも
ひさかたの
あめのかぐやま
このゆふべ
かすみたなびく
はるたつらしも


春ぞとは
霞みに志るし
鶯は
花のありかを
そことつげなむ
はるぞとは
かすみにしるし
うぐひすは
はなのありかを
そことつげなむ


霜がれは
あらはにみえし
芦の屋の
こやのへだては
霞なり鳬
しもがれは
あらはにみえし
あしのやの
こやのへだては
かすみなりけり


松島や
をじまが崎の
夕霞
たなびきわたせ
あまのたくなは
まつしまや
をじまがさきの
ゆふかすみ
たなびきわたせ
あまのたくなは


さほ姫の
面影さらす
おるはたの
霞たちきる
春の野べかな
さほひめの
おもかげさらす
おるはたの
かすみたちきる
はるののべかな


木のめはる
春の山べを
きてみれば
霞の衣
たゝぬ日ぞなき
このめはる
はるのやまべを
きてみれば
かすみのころも
たゝぬひぞなき


春の夜の
おばろ月夜や
これならむ
霞にくもる
有明のそら
はるのよの
おばろつきよや
これならむ
かすみにくもる
ありあけのそら


霞しく
木のめはるさめ
ふるごとに
花の袂は
ほころびにけり
かすみしく
このめはるさめ
ふるごとに
はなのたもとは
ほころびにけり


いかばかり
花さきぬらむ
よしの山
霞にあまる
峯の志ら雲
いかばかり
はなさきぬらむ
よしのやま
かすみにあまる
みねのしらくも


高砂の
をのへの櫻
尋ぬれば
みやこのにしき
いくへ霞みぬ
たかさごの
をのへのさくら
たづぬれば
みやこのにしき
いくへかすみぬ


霞みぬる
たかまの山の
しら雲は
花かあらぬか
歸る旅びと
かすみぬる
たかまのやまの
しらくもは
はなかあらぬか
かへるたびびと


雲やたつ
霞やまがふ
山ざくら
花よりほかも
花とみゆらむ
くもやたつ
かすみやまがふ
やまざくら
はなよりほかも
はなとみゆらむ


けふみれば
雲も櫻も
うづもれて
霞かねたる
みよし野の山
けふみれば
くももさくらも
うづもれて
かすみかねたる
みよしののやま


山櫻
立ちのみかくす
春霞
いつしかはれて
みるよしもがな
やまさくら
たちのみかくす
はるかすみ
いつしかはれて
みるよしもがな
Горную сакуру,
Лишь появляется, прячет
Весенняя дымка!
Хочу, чтоб развеялась она
И видел я всё хорошо!

かへりみる
宿は霞に
へだゝりて
花の所に
けふもくらしつ
かへりみる
やどはかすみに
へだだりて
はなのところに
けふもくらしつ


花はみな
霞の底に
うつろひて
雲に色づく
をはつせのやま
はなはみな
かすみのそこに
うつろひて
くもにいろづく
をはつせのやま


なれきつる
霞の衣
立ち別れ
我をばよそに
すぐるはるかな
なれきつる
かすみのころも
たちわかれ
われをばよそに
すぐるはるかな


天の川
ほしあひの空
もみゆ計
たちなへだてそ
夜はの秋霧
あまのかは
ほしあひのそら
もみゆはか
たちなへだてそ
よはのあききり


霞志く
わがふる里に
さらぬだに
昔の跡は
見ゆるものかは
かすみしく
わがふるさとに
さらぬだに
むかしのあとは
みゆるものかは


あづさ弓
引きみひかずみ
昔より
心は君に
よりにしものを
あづさゆみ
ひきみひかずみ
むかしより
こころはきみに
よりにしものを


春霞
たなゝし小船
いり江こぐ
音にのみ聞く
人を戀ひつゝ
はるかすみ
たななしをぶね
いりえこぐ
おとにのみきく
ひとをこひつつ


道のべの
小野の夕霧
立ちかへり
みてこそ行かめ
秋萩の花
みちのべの
をののゆふぎり
たちかへり
みてこそゆかめ
あきはぎのはな


おぼつかな
誰とか知らむ
秋霧の
たえまにみゆる
朝顔の花
おぼつかな
たれとかしらむ
あききりの
たえまにみゆる
あさがほのはな


夜はにたく
かひやが煙
立ちそひて
朝霧ふかし
小山田の原
よはにたく
かひやがけぶり
たちそひて
あさぎりふかし
をやまだのはら


煙だに
それともみえぬ
夕霧に
猶志たもえの
蜑のもしほ火
けぶりだに
それともみえぬ
ゆふぎりに
なほしたもえの
あまのもしほひ


をぐら山
麓をこむる
夕霧に
たちもらさるゝ
さを志かの聲
をぐらやま
ふもとをこむる
ゆふぎりに
たちもらさるる
さをしかのこゑ
Сквозь покрывший вечером
Подножье горы Огура
Осенний туман,
Просочился
Оленя голос.

法の道
をしへし山は
霧こめて
ふみみし跡に
猶やまよはむ
のりのみち
をしへしやまは
きりこめて
ふみみしあとに
なほやまよはむ


飛鳥河
かはせの霧も
晴れやらで
いたづらに吹く
秋の夕風
あすかかは
かはせのきりも
はれやらで
いたづらにふく
あきのゆふかぜ
Над рекой Асука
Не в силах разогнать
Речной туман, —
Впустую дует
Осени вечерний ветер.

久かたの
雲ゐに見えし
いこま山
春は霞の
ふもとなりけり
ひさかたの
くもゐにみえし
いこまやま
はるはかすみの
ふもとなりけり


かつしかの
昔のまゝの
つぎ橋を
わすれずわたる
春霞かな
かつしかの
むかしのままの
つぎはしを
わすれずわたる
はるかすみかな


大たけの
峯ふく風に
霧はれて
かゞみの山の
月ぞくもらぬ
おほたけの
みねふくかぜに
きりはれて
かがみのやまの
つきぞくもらぬ


淡路島
とわたる舟や
たどるらむ
八重たちこむる
夕霞かな
あはじしま
とわたるふねや
たどるらむ
やへたちこむる
ゆふかすみかな


あはぢしま
志るしの煙
みせわびて
霞をいとふ
春の舟びと
あはぢしま
しるしのけぶり
みせわびて
かすみをいとふ
はるのふねびと


隔てこし
霧は野山に
はれねども
ゆく方志るく
を鹿鳴くなり
へだてこし
きりはのやまに
はれねども
ゆくかたしるく
をしかなくなり


いつしかと
霞まざりせば
音羽山
音計りにや
春を聞かまし
いつしかと
かすまざりせば
おとはやま
おとはかりにや
はるをきかまし
Если б внезапно
Не затянуло дымкой прозрачной
Гору Отова,
Как бы по только лишь звуку
Весну бы услышали?

闇深き
木のもとごとに
契りおきて
朝立つ霧の
あとの露けさ
やみふかき
このもとごとに
ちぎりおきて
あさたつきりの
あとのつゆけさ
Во мраке ночном,
Под деревом каждым завет свой оставив,
Отправился в путь.
Туман поднимался,
На землю ложася росою.

雲のゐる
梢はるかに
霧こめて
高師のやまに
鹿ぞ鳴くなる
くものゐる
こずえはるかに
きりこめて
たかしのやまに
しかぞなくなる
В горах Такаси, где
Туман осенний вдалеке покрыл
Деревьев ветви,
Где были облака,
Кричит олень.

昨日かも
霰ふりしは
志がらきの
と山の霞
はるめきにけり
きのふかも
あられふりしは
しがらきの
とやまのかすみ
はるめきにけり
Ещё вчера
Где град шёл,
В горах Сигараки,
Туман поднялся, —
Завеяло весною!

ふる里は
春めきにけり
み吉野の
みかきが原は
霞こめたり
ふるさとは
はるめきにけり
みよしのの
みかきがはらは
かすみこめたり
В столице старой
Весной повеяло
В прекрасном Ёсино
На равнине Микаки
Всё затянуло дымкой весенней!

あさまだき
霞なこめそ
山櫻
尋ねゆくまの
よそめにもみむ
あさまだき
かすみなこめそ
やまさくら
たづねゆくまの
よそめにもみむ
Пока не настало утро,
Дымка туманная, не закрывай
Сакуру в горах,
Когда пойдём к ней,
Бужем издалека любоваться!

夕霧に
こずゑも見えず
初瀬山
入あひの鐘の
音ばかりして
ゆふぎりに
こずゑもみえず
はつせやま
いりあひのかねの
おとばかりして
В вечернем тумане
Не видны деревья
На горе Хацусэ,
Звук храмового колокола
Один лишь разносится.

並立てる
松の志づ枝を
くもでにて
かすみ渡れる
天の橋立
ならたてる
まつのしづえだを
くもでにて
かすみわたれる
あめのはしたち


夕霧に
佐野の舟橋
おとすなり
たなれの駒の
歸りくるかと
ゆふぎりに
さののふねはし
おとすなり
たなれのこまの
かへりくるかと
В вечернем тумане
На наплавном мосту Сано
Тихие звуки:
Привыкшие к руке кони
Возвращаются...

今日よりは
天の河霧
たち別れ
いかなる空に
あはむとす覽
けふよりは
あまのかはきり
たちわかれ
いかなるそらに
あはむとすらん


高砂の
をのへの櫻
咲きにけり
外山の霞
たゝずもあらなむ
たかさごの
をのへのさくら
さきにけり
とやまのかすみ
たたずもあらなむ
На горе Такасаго,
Возле самой вершины,
Цветы весенние вишни.
О дымка окружных холмов,
Не подымайся высоко!
Включено в Огура Хякунин иссю, 73

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
春霞
かすめるかたや
津の國の
ほのみしまえの
渡なるらむ
はるかすみ
かすめるかたや
つのくにの
ほのみしまえの
わたりなるらむ


須磨の浦に
やく鹽がまの
烟こそ
春に志られぬ
霞なりけれ
すまのうらに
やくしほがまの
けぶりこそ
はるにしられぬ
かすみなりけれ
В бухте Сума
На побережье, где жгут соль,
Дым от костров, —
Весне неведомая
Весенняя дымка.

遙々と
八重の鹽路に
おくあみを
たなびく物は
霞なりけり
はるばると
やへのしほぢに
おくあみを
たなびくものは
かすみなりけり
То, что тянется
Сетью, положенной на
Далёкие морские пути
В дальние страны:
Весенняя дымка.
やへのしほぢ—путь по морю, который далеко
秋霧は
たち隱せども
萩原に
鹿ふしけりと
今朝見つるかな
あききりは
たちかくせども
はぎはらに
しかふしけりと
けさみつるかな


夕霧を
淺茅が上と
みしものを
袖におきても
明しつるかな
ゆふぎりを
あさぢがうへと
みしものを
そでにおきても
あかしつるかな


いつしかと
春の志るしに
立つ物は
あしたの原の
霞なり鳬
いつしかと
はるのしるしに
たつものは
あしたのはらの
かすみなりけり
Как знак весны,
Которую так ждали:
"Вот-вот уже", —
Над утренней равниной
Тумана дымка!

年毎に
かはらぬものは
春霞
たつたの山の
けしきなりけり
としごとに
かはらぬものは
はるかすみ
たつたのやまの
けしきなりけり
Из года в год
Неизменно:
Весенняя дымка,
Что поднимается
Над горой Тацута.

梓弓
はるのけしきに
なりにけり
いるさの山に
霞たなびく
あづさゆみ
はるのけしきに
なりにけり
いるさのやまに
かすみたなびく
Стремительно,
Стрелой из ясеневого лука,
Пейзаж весенним ныне стал:
Над горою Ируса
Тумана дымка тянется.

春霞
たちかくせども
姫小松
ひくまの野邊に
我はきにけり
はるかすみ
たちかくせども
ひめこまつ
ひくまののべに
われはきにけり
Весенняя дымка
Пусть скрывает
Малую принцессу-сосну,
Которую я пришёл выкопать
На поле Хикумано.

聲せずば
いかで志らまし
春霞
へだつる空に
歸るかりがね
こゑせずば
いかでしらまし
はるかすみ
へだつるそらに
かへるかりがね
Если б не голоса,
Как б узнали о том, что в
Весенней дымке,
Которая разделила небо,
Крики возвращающихся гусей...

春霞
たちかへるべき
空ぞなき
はなの匂に
こゝろとまりて
はるかすみ
たちかへるべき
そらぞなき
はなのにほひに
こころとまりて
Весенней дымки,
Что должна была вернуться, поднявшись,
В небе всё ещё нет,
А от запаха цветов
Сердце замирает.

歌経標式 > 和歌三種體 (Три формы вака)
阿乎尒与之
奈良夜麻可比与
㫖侣他倍尒
已能他那比倶波
者留可湏表可母
あをによし
ならやまがひよ
しろたへに
このたなびくは
はるがすみかも
うちなびき
春はきにけり
山河の
岩間の氷
今日や解くらむ
うちなびき
はるはきにけり
やまかはの
いはまのこほり
けふやとくらむ
Пришла весна
С нежною травою,
И горных рек ли
Лёд, зажатый меж камней,
Сегодня, может, тает?
СК,7?..
早晩と
明けゆく空の
霞めるは
天の戸よりや
春は立つらむ
いつしかと
あけゆくそらの
かすめるは
あまのとよりや
はるはたつらむ
Рассветное небо
Затянулось дымкой,
Которую ждали вот-вот:
Не из небесных ли врат
Весна пришла?

石上
ふるの山邊も
春來ぬと
かすみや空に
立ちかへるらむ
いしうへ
ふるのやまべも
はるこぬと
かすみやそらに
たちかへるらむ
В Исоноками,
Возле гор Фуру тоже
Когда приходит весна
Дымка тумана в небесах
Появляется!

朝ぼらけ
晴れ行く山の
秋霧に
色見えそむる
峰のもみぢ葉
あさぼらけ
はれゆくやまの
あききりに
いろみえそむる
みねのもみぢば


宇治川の
かは瀬もみえぬ
夕霧に
まきの島人
舟よばふなり
うぢかはの
かはせもみえぬ
ゆふぎりに
まきのしまひと
ふねよばふなり
На реке Удзи
Даже мели не видать
В вечернем тумане:
Люди из Макиносима
Стали звать ладьи.

ゆふされは
さほのかはらの
河きりに
友まとはせる
千鳥なくなり
ゆふされは
さほのかはらの
かはきりに
ともまとはせる
ちとりなくなり
Лишь вечер наступит —
На речной долине Сахо
В осеннем тумане
Друг друга не узнают
И плачут тидори...

人の見る
事やくるしき
をみなへし
秋きりにのみ
たちかくるらむ
ひとのみる
ことやくるしき
をみなへし
あききりにのみ
たちかくるらむ
Верно, тягостно вам
всегда быть доступными взорам,
о «девицы-цветы»!
Не затем ли в осеннем тумане
вы скрываетесь неизменно?..

佐保姫の
霞の衣
ふゆかけて
雪げのそらに
はるは來にけり
さほひめの
かすみのころも
ふゆかけて
ゆきげのそらに
はるはきにけり
Одежды туманные
Принцессы Саохимэ
Покрыли зиму,
И в небесах растаявшего снега
Весна пришла!

春立つと
霞みにけりな
久堅の
天のいは戸の
あけぼのゝ空
はるたつと
かすみにけりな
ひさかたの
あまのいはとの
あけぼののそら
Пришла весна лишь только:
Весенней дымкой затянуло
Извечных небес
Каменная дверь открылась
В предрассветном небе.

河霧の
たちこめつれば
高瀬舟
わけゆく掉の
音のみぞする
かはぎりの
たちこめつれば
たかせぶね
わけゆくさをの
おとのみぞする
Речной туман
Поднялся и окутал полностью
Ладьи для мелководья, —
Лишь слышатся
Весла всплески.
たかせぶね— суда для мелководья
昨日まで
故郷近く
みよしのゝ
やまも遙かに
霞むはるかな
きのふまで
ふるさとちかく
みよしのの
やまもはるかに
かすむはるかな


高瀬さす
六田の淀の
やなぎはら
みどりも深く
霞む春かな
たかせさす
むつたのよどの
やなぎはら
みどりもふかく
かすむはるかな
Весна.
Уж дымка затянула
Юную зелень ив на берегу пруда
И бакенщика
Утлый челн...

昨日まで
逢見し人の
今日なきは
山の雪とぞ
た靡きにける
きのふまで
あひみしひとの
けふなきは
やまのゆきとぞ
たなびきにける
Того, с кем я
Вчера ещё встречалась
Сегодня нет уже.
Как снег в горах
Улетает весною туманом.

霞立ち
木の芽春雨
昨日まで
ふる野の若菜
けさは摘みてむ
かすみたち
このめはるさめ
きのふまで
ふるののわかな
けさはつみてむ
Весны туманы встали,
Деревьев почки дождь весенний
Где вчера ещё поливал,
На поле Фуру с утра
Собираем младые травы!

たちかはる
春をしれとも
見せがほに
としをへだつる
霞なりけり
たちかはる
はるをしれとも
みせがほに
としをへだつる
かすみなりけり


山ざとは
かすみわたれる
けしきにて
空にやはるの
立つを知るらん
やまざとは
かすみわたれる
けしきにて
そらにやはるの
たつをしるらん


いつしかと
はるきにけりと
津のくにの
難波のうらを
霞こめたり
いつしかと
はるきにけりと
つのくにの
なにはのうらを
かすみこめたり


もしほやく
うらのあたりは
立ちのかで
けぶりたちそふ
はるがすみかな
もしほやく
うらのあたりは
たちのかで
けぶりたちそふ
はるがすみかな
На морском берегу,
Где солеварни курятся,
Потемнела даль,
Будто схватился в борьбе
Дым с весенним туманом.

波こすと
ふたみのまつの
見えつるは
こずゑにかかる
霞なりけり
なみこすと
ふたみのまつの
みえつるは
こずゑにかかる
かすみなりけり


子日する
人にかすみは
さきだちて
こまつがはらを
たなびきてけり
ねのひする
ひとにかすみは
さきだちて
こまつがはらを
たなびきてけり


うき身にて
きくもをしきは
うぐひすの
霞にむせぶ
あけぼのの山
うきみにて
きくもをしきは
うぐひすの
かすみにむせぶ
あけぼののやま


鶯の
こゑぞかすみに
もれてくる
人めともしき
春の山ざと
うぐひすの
こゑぞかすみに
もれてくる
ひとめともしき
はるのやまざと
Голоса соловьев
Повсюду сочатся сквозь дымку ...
Такая стоит тишина.
Не часто встретишь людей
Весною в горном селенье.

なにとなく
おぼつかなきは
あまのはら
かすみにきえて
かへるかりがね
なにとなく
おぼつかなきは
あまのはら
かすみにきえて
かへるかりがね
Отчего-то сейчас
Такой ненадежной кажется
Равнина небес!
Исчезая в сплошном тумане,
Улетают дикие гуси.

かりがねは
かへるみちにや
まよふらん
こしのなかやま
霞へだてて
かりがねは
かへるみちにや
まよふらん
こしのなかやま
かすみへだてて
Перелетные гуси,
Боюсь, заблудились вы
По дороге на север,
Туманом заграждены
Горы Коси-но Накаяма.

なはしろの
みづをかすみは
たなびきて
うちひのうへに
かくるなりけり
なはしろの
みづをかすみは
たなびきて
うちひのうへに
かくるなりけり


くもなくて
おぼろなりとも
みゆるかな
霞かかれる
春のよの月
くもなくて
おぼろなりとも
みゆるかな
かすみかかれる
はるのよのつき


おもひやる
心やはなに
ゆかざらん
かすみこめたる
みよしののやま
おもひやる
こころやはなに
ゆかざらん
かすみこめたる
みよしののやま


山ざくら
かすみのころも
あつくきて
この春だにも
風つつまなん
やまざくら
かすみのころも
あつくきて
このはるだにも
かぜつつまなん


すそのやく
けぶりぞ春は
よしの山
花をへだつる
霞なりける
すそのやく
けぶりぞはるは
よしのやま
はなをへだつる
かすみなりける


山のはの
かすむけしきに
しるきかな
けさよりやさは
春のあけぼの
やまのはの
かすむけしきに
しるきかな
けさよりやさは
はるのあけぼの
Зубцы дальних гор
Подёрнулись легкой дымкой.
Весть подают:
Вот он, настал наконец
Первый весенний рассвет.

にしきはる
秋のこずゑを
見せぬかな
へだつる霧の
やみをつくりて
にしきはる
あきのこずゑを
みせぬかな
へだつるきりの
やみをつくりて