奥の細道 > 壷の碑の章段 (Памятный камень Кувшин)
此城、神亀元年、按察使鎮守府将軍大野朝臣東人之所置也。
此城このしろ神亀じんき元年がんねん按察使あぜち鎮守府ちんじゅふ将軍しょうぐん大野朝臣東人おおのあそんあずまひと所置おくところなり
Еще там написано: «Замок сей был построен в первом году эры Дзинки господином Оно Адзумандо, начальником Управления Охраны и надзирателем местных земель.
…в первом году эры Дзинки.. — время правления императора Сёму (701—756), 724 г. по западному летоисчислению.
奥の細道 > 壷の碑の章段 (Памятный камень Кувшин)
天平宝字六年参議東海東山節度使同将軍恵美朝臣修造而、十二月朔日と有。
天平てんぴょう宝字ほうじ六年ろくねん参議さんぎ東海とうかい東山とうせん節度使せつどしおなじく将軍しょうぐん恵美朝臣えみのあそんあさかり修造しゅぞう而*、十二月じゅうにがつ朔日ついたちあり
В шестом году эры Тэмпё-Ходзи он был перестроен господином Эми Асакари, советником, военным правителем земель Токайдо и Тосандо. Первый день двенадцатой луны».
*置き字。読まない文字
В шестом году эры Тэмпё-Ходзи... — время правления императора Дзюннин (757—765), 762 г. по западному летоисчислению.
奥の細道 > 鹽竈明神の章段 (Сиогама Мёдзин)
かねの戸びらの面に文治三年和泉三郎寄進と有。
かねのびらのおもて文治ぶんじ三年和泉いずみの三郎さぶろう寄進きしんあり
На железной дверце написано: «Третий год Бундзи, дар Идзуми Сабуро».
Третий год Бундзи — 1187 год по западному летоисчислению.
Идзуми Сабуро — иначе Фудзивара Тадахира, третий сын известного военачальника Фудзивара Хидэхира (? — 1187) (см. примеч, 195), который, выполняя последнюю волю отца, примкнул к Минамото Есииунэ и в 1189 году был убит своим старшим братом Ясухира, По другой версии, выступил против войска брата и покончил с собой.
奥の細道 > 汐越の松・天竜 寺・永平寺 (Сиогоси-но мацу, монастырь Тэнрюдзи, монастырь Эйхэйдзи)
終宵
嵐に波を
はこばせて
月をたれたる
汐越の松
よもすがら
あらしになみを
はこばせて
つきをたれたる
しおこしのまつ
Ночь напролёт
Буря волны вздымает.
И лунный свет
Стекает капля за каплею
С веток сосны Сиогоси.

嵯峨日記 > 甘日 (20-й день)
「おもふ事よつにして夢もまた四種」と書捨たる事共など、云出してわらひぬ。
「おもふ事よつにして夢もまた四種くさ」と書捨たる事共ことどもなど、云出いひいだしてわらひぬ。
Вспомнив теперь сложенные в тот раз строки:
«В четырех головах - разные мысли
И сновидений
Четыре вида» - мы развеселились.
«...и сновидений четыре вида» — в книге «Чжуцзиняоцзи» («Выдержки из буддийских канонов», эпоха Тан (VII—Х вв.)) говорится: «Снов имеется четыре вида: 1. Сны, в которых четыре великих (земля, вода, огонь и ветер) пребывают вне гармонии. 2. Сны вещие. 3. Сны о небожителях. 4. Сны, вызванные мыслями» (см. также примеч. 337). Есть еще поговорка: «соберутся десять человек — словно жители десяти провинций».
嵯峨日記 > 廿二日 (22-й день)
山里に
こは又誰を
よふこ鳥
独すまむと
おもひしものを
やまさとに
こはまたたれを
よふことり
ひとりすまむと
おもひしものを
В горную келью
Кого ты ещё зовёшь,
Зовущая птица,
Ведь я собирался здесь
В одиночестве жить...

嵯峨日記 > 廿二日 (22-й день)
「さびしさなくばうからまし」と西上人のよみ侍るは、さびしさをあるじとするなるべし。
「さびしさなくばうからまし」と西上人さいしやうにんのよみ侍るは、さびしさをあるじとするなるべし。
Когда преподобный Сайгё сложил: «Тишина и покой. И когда б не они...», его душой владели тишина и покой.
«Тишина и покой. И когда б не они...» — Басе имеет в виду стихотворение Сайге:
«Примирился я с тем,
Что никто ко мне не приходит.
В хижине горной
Тишина и покой, и когда б не они,
Тяжко было бы жить».
古き歌の詞書に、「枯れたる葵にさして遣はしける。」とも侍り。

Кроме того, в пояснении к одной старинной песне сказано: «Ее послали, прикрепив к увядшей мальве».

鴨長明が四季物語にも、「玉垂に後の葵は留まりけり。」とぞ書ける。

Камо-но Тёмэй в «Повести о четырех временах года» также писал:
На яшмовых шторах остались
От праздника мальвы цветы.

あやめの草は
ありながら
あやめのはなは
ありながら
Стебли ириса
Все те же, что и прежде…

折ならぬ根を
なほぞかけつる
をりならぬねを
なほぞかけつる
Здесь корни ириса висят,
Не к этому случаю сорванные.

伊勢の守武が云ける、「よし朝殿に似たる秋風」とは、いづれの所か似たりけん。
伊勢の守武が云ける、「よしとも殿に似たる秋風」とは、いづれの所か似たりけん。
Моритакэ из Исэ сказал когда-то: «На господина Ёситомо осенний ветер похож». Интересно, в чем он увидел сходство?
* Моритакэ из Исэ — поэт Аракида Моритакэ (1473—1549), один из великих мастеров рэнга, творчество которого оказало большое влияние на поэзию хайкай, был священнослужителем во внутреннем храме Исэ.
* «На господина Ёситомо осенний ветер похож» — Басе цитирует строфу Моритакэ из сборника «Моритакэ-сэнку» (1540). (Предыдущая строфа цикла: «Взгляни на луну — // Вот-вот склонится она // К селенью Токива»).
都も遠く
なるみがた
はるけき海を
中にへだてゝ
みやこもとほく
なるみがた
はるけきうみを
なかにへだてて
Лучезарная
Столица так далека
От залива Наруми.
Морские просторы пред взором,
И им не видно конца.
+けふは猶
方丈記 > 日野山の生活 (Жизнь в горах Хинояма)
勝地は主なければ、心を慰むるにさはりなし。

У красот природы собственников нет, отчего и нет никаких препятствий усладе сердца моего.
* Слова Бо Цзюй-и. Далее у него сказано: «Горы принадлежат тому, кто любит горы».— Ред.
方丈記 > 日野山の生活 (Жизнь в горах Хинояма)
山鳥のほろほろと鳴くを聞きても、父か母かと疑ひ、峯のかせぎの近く馴れたるにつけても、世にとほざかる程を知る。

Когда слышу крики горных фазанов, в мысль мне приходит: «То не отец ли мой? Не моя ли это мать?». Когда же олени с гор, уже привыкнув, подходят ко мне совсем близко, я чувствую, насколько я далёк уже от мира.
* Слегка изменённое стихотворение, приписываемое японскому монаху Гёки-босацу (668—749), который в свою очередь цитирует мысль из одной из буддийских книг: «Все живущее — мой отец и моя мать».
* Когда же олени с гор... — Слегка изменённое стихотворение великого японского поэта Сайгё (1118—1190).
大鏡 > 上巻 五十九代 宇多天皇 定省 (ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТОЕ ПРАВЛЕНИЕ [ИМПЕРАТОР УДА])
されば、熊野にても、日根といふ所にて、「旅寝の夢に見えつるは」とも詠むぞかし。

Так, по пути в Кумано, в одном месте, называемом Хинэ, он сложил: “Увидел во сне во время ночлега в пути...”

79. Кумано — общее название для трех буддийских храмов (Кумано санся), расположенных в префектуре Вакаяма: Кумано Хонгу тайся (посвящен божеству-ками Сусано:-но микото); Кумано Хаятама тайся (посвящен божеству Кумано Хаятама-но ками); Кумано Нати тайся (посвящен божеству Кумано Фусуми-но ками). Изначально известны были как синтоистские храмы, но, начиная с эпохи Хэйан, отождествлялись с Чистой землей — буддийским раем. Это свидетельствует о синкретизме религий. Ками рассматривались как местные манифестации Будды Амиды (гонгэн), и в этом контексте храмы Кумано назывались сансё: гонгэн.
80. Хинэ — местечко в районе Хинэ, в провинции Идзумо.
81.“Увидел во сне во время ночлега в пути...” — Цитата из стихотворения из сочинения Ямато моногатари (название на русский язык обычно не переводится, середина X в.), кроме того, это стихотворение вошло в восьмую императорскую антологию Синкокинвакасю:, или Синкокинсю: (“Новое собрание старых и новых песен Японии”), составленную в 1206 г. и пересмотренную в 1210 г. выдающимся поэтом Фудзивара Тэйка (Садаиэ) (1162-1241) и другими:
Прилег в пути отдохнуть,
И во сне родные мои
Мне привиделись.
Это, верно, они упрекают меня,
Что я не навещаю их более.
(Перевод Л. М. Ермаковой)
Комментаторы отмечают, что слово табинэ — “ночлег в пути” фонетически перекликается с названием местечка Хинэ, где была написана эта песня.
大鏡 > 上巻 六十八代 後一条院 敦成 (ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЬМОЕ ПРАВЛЕНИЕ [ИМПЕРАТОР ГО-ИТИДЗЁ:])
目にも見、耳にも聞き集めて侍るよろづの事の中に、ただ今の入道殿下の御有様、古を聞き今を見侍るに、二もなく三もなく、ならびなく、はかりなくおはします。

Среди тысяч дел, что я видел глазами, слышал ушами и собрал воедино, счастливая судьба нынешнего господина, Вступившего на Путь, ню:до:-доно [Митинага], не имеет себе равных, неизмерима, и нет за ним ни второго, ни третьего, об этом мы слышали в старину, и видим это нынче.


147. ...и нет за ним ни второго, ни третьего — скрытая цитата из Лотосовой сутры, речь идет о Единственной Колеснице как символе единственного Закона Будды, учения, ведущего к просветлению, и нет за ней ни второй, ни третьей колесницы.
暮て、外宮に詣侍りけるに、一ノ華表の陰ほのくらく、御燈處ゝに見えて、「また上もなき峯の松風」、身にしむ計。
くれて、外宮げくう詣侍まうではべりけるに、一ノ華表いちのとりゐかげほのくらく、御燈みあかし處ゝところどころに見えて、「またうへもなきみね松風まつかぜ」、にしむばかり
Когда день преклонился к вечеру, отправились к Внешнему святилищу: у первых врат-тории уже сгустилась мгла, кое-где горели фонари, на прекраснейшей из вершин ветер шумел в кронах сосен, проникая глубоко в душу, и,
* ...к внешнему святилищу — одно из главных японских синтоистских святилищ Исэ состоит из двух частей — Внутреннею святилища (найку), посвященного богине Аматэрасу и Внешнего святилища (гэлу), посвященного богу Тоёукэ.
* ...на прекраснейшей из вершин... — Басе цитирует стихотворение знаменитого японского поэта Сайге (1118—1190):
«Все дальше и дальше
Брел по священным тропам
Горы Камидзи.
На прекраснейшей из вершин
Ветер шумит в кронах сосен».
Гора Камидзияма (иначе Аматэруяма) — находится к югу от Внутреннего святилища Исэ.
「命だに心にかなふものならば」も、この白女が歌なり。



Включено в Кокинсю, 387
枕草子 > 40. 木の花ならぬは (Деревья, прославленные не за красоту своих цветов…)
いかなる世にか、「紅葉せむ世や。」といひたるもたのもし。

В чье правление, не знаю, была сложена песня. В ней любящий дает обещание:
Я позабуду тебя[109]
Не раньше, чем заалеют
Листья юдзуриха̀.
109. Листья юдзуриха не краснеют осенью, следовательно, любящий дает обет любить вечно.

旅人に宿かすが野のゆづる葉の紅葉せむ世や君を忘れむ (кокинрокутё?)
まなこゐなども、うたてよろづになつかしからねど、「ゆるぎの森にひとりはねじ」とあらそふらむ、をかし。

глаза у нее злые, и вообще нет в ней ничего привлекательного. Но ведь сказал же поэт: «В этой роще Юруги даже цапля одна не заснет, ищет себе подругу…»

「泣く泣く出でしあとの月影」など、まづ思ひ出でらる。

Мне сразу вспомнилось стихотворение: «Которую, слезами обливаясь, при свете призрачной луны...».
Ссылка на танка из Синкокинсю, 934
天の川原、「たなばたつめに宿からん」と、業平がよみたるもをかし。

Ама̀-но ка̀вара — «Небесная река[131][132]». Какое прекрасное название! На ее берегу когда-то сказал поэт Нарихѝра:
Сегодня к звезде Ткачихе
Я попрошусь на ночлег.
131. «Небесная река» — Танка [Исэ-моногатари, 82] поэта Арива̀ра-но Нарихѝра (825–880) гласит:
Охотника долгий путь.
Сегодня к звезде Ткачихе
Я порошусь на ночлег.
В скитаньях моих неприметно
Пришел я к «Небесной реке».
132. «Небесная река» — так называется Млечный Путь, отсюда игра слов.