Весна
0
Лето
0
Осень
0
Зима
0
Любовь
2
Благопожелания
0
Странствия
0
Разлука
0
Скорбь
0
Буддийское
0
Синтоистское
0
Разное
1
Иное
0
よし思へ
海人のひろはぬ
うつせ貝
むなしき名をば
立つべしや君
よしおもへ
あまのひろはぬ
うつせがい
むなしきなをば
たつべしやきみ
Подумай хорошенько —
Ведь рыбак не собирает
Пустых раковин.
Неужели пустые слова
О нас говорят?[212] —
212. В этой танка три первые строки представляют дзё к слову мунасики – «напрасный».
伊勢の海の
千尋の浜に
ひろふとも
今はかひなく
おもほゆるかな
いせのうみの
ちひろのはまに
ひろふとも
いまはかひなく
おもほゆるかな
У моря Исэ,
Вдоль берега в тысячу хиро длиной,
Их собирают,
Но уж теперь там раковин нету —
Так мне думается[239].
239. Танка содержит выражение кахи наку – «нет раковин», имеющее омоним со значением «бесполезно», «напрасно». Таким образом, складывается второй смысл танка: «любить напрасно». Первые три строки представляют собой дзё к этому выражению. Слова «море Исэ» и сайгу – «жрица» – «связанные слова», энго. Танка помещена в Кокинрокутё, 5, автор – Ёситада, в Госэнсю, 13 (927), две последние строки несколько иные. В Ёситадасю две последние строки гласят: има ва нами ситэ кахи ка арубэки – «Что теперь ни делай, все напрасно».
浪の立つ
かたも知らねど
わたつみの
うらやましくも
おもほゆるかな
なみのたつ
かたもしらねど
わたつみの
うらやましくも
おもほゆるかな
Где вздымающиеся волны
Пути своего не знают —
Моря равнина.
О, какую зависть
Испытываю я![250]
250. Танка основана на игре омонимов: ката – «сторона», «путь», «направление» и «залив». Ура — часть слова ураямасий («чувствовать зависть») – означает «бухта». Ватацуми – дзё к слову ура.
たき物の
くゆる心は
ありしかど
ひとりはたえて
寝られざりけり
たきものの
くゆるこころは
ありしかど
ひとりはたえて
ねられざりけり
Благовония
Сгорели,
Так что ж, —
Курильница совсем
Не может угаснуть[355].
55. Танка содержит омонимы: куюру – «гореть» и «раскаиваться», хитори – «одна, в одиночестве» и род очага, нэрарэдзарикэри – «не может угаснуть» (о курильнице) и «не могу уснуть». Отсюда – второй смысл: «Хоть я и раскаивалась, что завязала с тобой отношения, теперь, оставшись в одиночестве, я не в силах уснуть». Слово такимоно — «благовония» – дзё к слову куюру – «гореть».
風吹けば
沖つしらなみ
たつた山
夜半にや君が
ひとりこゆらむ
かぜふけば
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみが
ひとりこゆらむ
Дует ветер,
И в открытом море белые волны
Встают. Через гору Тацута
Сегодня ночью ты один
Переходишь, верно[406] —
406. Две первые строки представляют собой дзё к слову Тацутаяма – «гора Тацута». Сиранами («белые волны»), тацу («вставать»), кою («переходить») – энго, «связанные ассоциациями слова». Есть также толкование, что сиранами — жаргонное обозначение воров, т. е. дама желает возлюбленному избежать встречи с разбойниками.

Песня записана так же в Исэ-моногатари, 23.
龍田川
岩根をさして
ゆく水の
ゆくへも知らぬ
わがごとやなく
たつたがは
いはねをさして
ゆくみづの
ゆくへもしらぬ
わがごとやなく
У реки Тацута
По подножиям скал
Вода бегущая
Пути не знает, как и я.
И, верно, подобно мне плачет [как та птица][420] —
420. Три первые строки танка связаны с двумя последними по принципу дзё.
白露の
おきふしたれを
恋ひつらむ
われは聞きおはず
いそのかみにて
しらつゆの
おきふしたれを
こひつらむ
われはききおはず
いそのかみにて
Подобно белой росе,
Бодрствуя или ложась, кого же
Любите вы?
Ведь обо мне не помнили уже,
Состарившейся в Исо-но ками[129].
129. Стихотворение по принципу построения тропа отчасти повторяет предыдущее. Сирацую – «белая роса» – дзё к слову оки – «падать» (о росе). Исо-но ками – макура-котоба к слову фуру («старый»), здесь тоже употребляется в значении «старый».
夏野去
小<壮>鹿之角乃
束間毛
妹之心乎
忘而念哉
なつのゆく
をしかのつのの
つかのまも
いもがこころを
わすれておもへや
На миг один короткий, как рога
Оленей молодых, что бродят в поле летом,
На самый краткий миг —
Могу ли позабыть
О чувствах нежных милой девы?
* В начале лета у оленей выпадают рога, и летом едва начинают появляться новые, отсюда и это сравнение краткого мига с рогами оленя в летнюю пору.

Помещено также в Синкокинсю [1373], поменяны местами последние две строки (А.С.)
未通女等之
袖振山乃
水垣之
久時従
憶寸吾者
をとめらが
そでふるやまの
みづかきの
ひさしきときゆ
おもひきわれは
О, с давних пор на склонах Фуруяма,
Где машут девы белотканым рукавом
Своим возлюбленным,
Стоит священная ограда…
С таких же давних пор я полюбил тебя!
* Священная (или запретная) ограда (мидзугаки) — ограда старинного храма на горе Фуруяма.
* Вариант этой песни см. п. 2415.
* (A.C.) Вариант этой песни см. Сюисю, 1210
處女等乎
袖振山
水垣<乃>
久時由
念来吾等者
をとめらを
そでふるやまの
みづかきの
ひさしきときゆ
おもひけりわれは
С тех давних пор,
Как та священная ограда
Стоит у гор Фуруяма,
Где молодые девы машут рукавами,
С тех пор я полюбил тебя.
* Песня начинает раздел, озаглавленный “Песни, в которых высказываются думы и чувства в сравнении с чем-либо” (моно-ни ёсэта омои-о нобуру ута). В противоположность предыдущему разделу (см. п. 2368) здесь в тексте вводятся различные сравнения, причем в самом широком смысле слова: иногда в виде иносказания или намека, иногда в форме сопоставления, в виде параллелизма, иногда в форме метафоры.

(A.C.) Вариант этой песни см. Сюисю, 1210
* Вариант этой песни см. п. 501.
湊入之
葦別小船
障多
今来吾乎
不通跡念莫
みなといりの
あしわけをぶね
さはりおほみ
いまこむわれを
よどむとおもふな
Как для ладьи, входящей в гавань,
Помеха злая — стебли тростника,
Помех немало у меня, но ты не думай:
Приду к тебе, любимая моя,
Они меня не остановят!

香山尓
雲位桁曵
於保々思久
相見子等乎
後戀牟鴨
かぐやまに
くもゐたなびき
おほほしく
あひみしこらを
のちこひむかも
У горы Кагуяма
Тянутся вдоль склонов облака,
И она едва-едва видна.
О любимой, что я видел, как в тумане,
Верно, долго буду тосковать потом.

雲間従
狭侄月乃
於保々思久
相見子等乎
見因鴨
くもまより
さわたるつきの
おほほしく
あひみしこらを
みむよしもがも
Как между облаков
Плывущая луна,
Лишь издали, едва-едва
Ты мне была видна, любимая моя,
О, если б мог теперь тебя я увидать!

久敝胡之尓
武藝波武古宇馬能
波都々々尓
安比見之兒良之
安夜尓可奈思母
くへごしに
むぎはむこうまの
はつはつに
あひみしこらし
あやにかなしも
Как через ограду иль плетень
На полях пшеницу щиплет жеребец,
Лишь слегка, слегка.
Еле-еле видел я тебя,
А ведь как ты сердцу дорога теперь!

血沼之海之
塩干能小松
根母己呂尓
戀屋度
人兒故尓
ちぬのうみの
しほひのこまつ
ねもころに
こひやわたらむ
ひとのこゆゑに
Возле моря дальнего Тину,
У прибрежной маленькой сосны
Корни глубоко в земле лежат…
Глубоко в душе по-прежнему тоска
Из-за молодой чужой жены…

若月
清不見
雲隠
見欲
宇多手比日
みかづきの
さやにもみえず
くもがくり
みまくぞほしき
うたてこのころ
Ты словно этот месяц молодой,
Совсем не виден он,
Все скрыт за облаками.
О, как тебя увидеть я мечтаю,
Особенно теперь…

山葉
追出月
端々
妹見鶴
及戀
やまのはを
おふみかつきの
はつはつに
いもをぞみつる
こほしきまでに
Как светлую луну, что выплывает
Из-за высоких гребней дальних гор,
Едва-едва
Любимую я видел,
И как потом я буду тосковать…

山<萵>苣
白露重
浦經
心深
吾戀不止
やまぢさの
しらつゆおもみ
うらぶれて
こころもふかく
あがこひやまず
На траву на горную тиса
Тяжестью ложится белая роса,
Оттого и вянет зелень этих трав…
Оттого что в сердце горечь глубока,—
Не кончается моя тоска.
* Тиса — салатный латук, растет в горах, цветет в июле мелкими белыми цветами, которые располагаются гнездовидными соцветиями (Lactuca Scariola).
* В песне скрытое сравнение. Девушка сравнивает себя с травой и иносказательно говорит о том, что от слез вянет ее молодость.
<湖>
核延子菅
不竊隠
公戀乍
有不勝鴨
みなとに
さねばふこすげ
ぬすまはず
きみにこひつつ
ありかてぬかも
Возле устья небольшой реки
У осоки корни глубоки,
Под землей скрываются от глаз.
Не могу я скрыть свою тоску,
О, как тяжела моя любовь!

山代
泉小菅
凡浪
妹心
吾不念
やましろの
いづみのこすげ
なみなみに
いもがこころを
わがおもはなくに
Далеко в Ямасиро-стране,
В Идзуми, на берегу реки — осока,
Изгибаясь, клонится к земле…
Я не думаю, что сердце милой девы
Клонится к другим, как клонится ко мне.

見渡
三室山
石穂菅
惻隠吾
片念為
みわたしの
みむろのやまの
いはほすげ
ねもころわれは
かたもひぞする
Как в горах священных Миморо,
Что видны, когда оглянешь даль,
Корни сугэ глубоко вошли меж скал,
Так же в сердце глубоко живет
Одинокая моя любовь.
* Горы Миморо — в данном случае горы провинции Ямато (см. п. 3222).
打田
稗數多
雖有
擇為我
夜一人宿
うつたには
ひえはしあまた
ありといへど
えらえしわれぞ
よをひとりぬる
Говорят, на поле вспаханном, средь риса,
Будто много зерен проса есть,
Их никто не отбирал и не бросал.
А вот я, жестоко брошенный тобою,
Нынче ночью одиноко спал.

水底
生玉藻
打靡
心依
戀比日
みなそこに
おふるたまもの
うちなびき
こころはよりて
こふるこのころ
Как жемчуг-водоросли,
Встав с морского дна
Склоняются, поднявшись над водою,
Все эти дни тянусь к тебе душою,
Тоскуя беспрестанно о тебе.

天雲尓
翼打附而
飛鶴乃
多頭々々思鴨
君不座者
あまくもに
はねうちつけて
とぶたづの
たづたづしかも
きみしまさねば
Как журавль, что летает в небе,
Облаков небес крылом касаясь,
Так и я…
О, как мне трудно, трудно,
Оттого что нет тебя со мною.

夏野ゆく
牡鹿の角の
つかのまも
忘れず思へ
妹が心を
なつのゆく
をしかのつのの
つかのまも
わすれずおもへ
いもがこころを
Бродит в летнем поле
Молодой олень.
Коротки его рога...
Но даже на короткий миг
Мне не забыть твою любовь!
Помещено также в Манъёсю, 502 (поменяны местами последние две строки)
志賀乃白水<郎>之
塩焼衣
雖穢
戀云物者
忘金津毛
しかのあまの
しほやきころも
なれぬれど
こひといふものは
わすれかねつも
Как рыбаки селения Сика
Обычно привыкают к платью,
В котором выжигают соль,—
Так я привык к тебе, но все равно
То, что зовут любовью, — не проходит…

紅之
深染衣
色深
染西鹿齒蚊
遺不得鶴
くれなゐの
こそめのころも
いろふかく
しみにしかばか
わすれかねつる
Густо крашенное алой краской
Платье не теряет яркий цвет,
Оттого ль что прочен
Цвет любви, что красит сердце,
Я тебя не в силах позабыть.

宮材引
泉之追馬喚犬二
立民乃
息時無
戀<渡>可聞
みやぎひく
いづみのそまに
たつたみの
やむときもなく
こひわたるかも
Как народ, отправленный на склоны Сома,
В Идзуми, где лес сплавляют для дворца,
Отдыха не знает от труда,
Так и я без отдыха и сроку
Продолжаю жить, тебя любя.

住吉乃
津守網引之
浮笶緒乃
得干蚊将去
戀管不有者
すみのえの
つもりあびきの
うけのをの
うかれかゆかむ
こひつつあらずは
Подобно поплавку морских сетей,
Что тянут рыбаки в Цумори,
В Суминоэ,
Уплыть бы лучше мне, качаясь на воде,
Чем жить, все время о тебе тоскуя…

足日木之
山田守翁
置蚊火之
<下>粉枯耳
余戀居久
あしひきの
やまたもるをぢが
おくかひの
したこがれのみ
あがこひをらむ
Как огонь костра, зажженный от москитов
Дедом, охраняющим горы и поля,
В глубине горит,
Так и любовь моя,
Что на дне души от взоров скрыта…
* Костер от москитов обычно очень дымит, а огонь тлеет внутри, отсюда и сравнение с любовью, спрятанной глубоко в сердце.
難波人
葦火燎屋之
酢<四>手雖有
己妻許増
常目頬次吉
なにはひと
あしひたくやの
すしてあれど
おのがつまこそ
つねめづらしき
Хоть стала ты стара, как те дома,
Что копотью покрылись в Нанива,
Где люди жгут тростник,
Но ты — моя жена,
И для меня прекрасной будешь вечно.
* “Где люди жгут тростник…” — т. е. дома бедных людей, топливом для которых вместо угля служит тростник.
妹之髪
上小竹葉野之
放駒
蕩去家良思
不合思者
いもがかみ
あげたかはのの
はなれごま
あらびにけらし
あはなくおもへば
Там, где девы волосы зачесывают вверх…
В Агэтакубану кони молодые
На свободе бегают в полях…
Ты, наверно, сердцем больше не со мною,—
Не было давно желанных встреч…

天飛也
軽乃社之
齊槻
幾世及将有
隠嬬其毛
あまとぶや
かるのやしろの
いはひつき
いくよまであらむ
こもりづまぞも
Гуси по небу летят…
В Кару возле храма дерево священное пуки,
Сколько будешь ты веков стоять?
До каких же пор тебя скрывать,
Тайная, любимая жена?
* Цуки — японское каменное дерево (Celtus japonica).
天雲之
八重雲隠
鳴神之
音<耳尓>八方
聞度南
あまくもの
やへくもがくり
なるかみの
おとのみにやも
ききわたりなむ
Неужели продолжать мне жить,
О тебе одни лишь слышать вести,
Как удары бога грома, что гремит,
Прячась ото всех средь облаков небесных,
Что на небе в восемь ярусов встают…

暮月夜
暁闇夜乃
朝影尓
吾身者成奴
汝乎念金丹
ゆふづくよ
あかときやみの
あさかげに
あがみはなりぬ
なをおもひかねに
Луна, сияющая ночью,
Перед рассветом оставляет тьму.
Как утренняя тень,
Прозрачным тело стало,—
Томиться по тебе нет больше сил…
* См. п. 2619.
安太人<乃>
八名打度
瀬速
意者雖念
直不相鴨
あだひとの
やなうちわたす
せをはやみ
こころはおもへど
ただにあはぬかも
Там, где сильно мчатся струи рек,
Ставят люди из селения Ада
Западню для рыб — бамбуковый забор.
Хоть горит любовью сильно сердце,
Не встречаться нам с тобой вдвоем.
* Жители селения Ада с древних времен занимаются рыбной ловлей на р. Есину, пользуясь бамбуковыми заборами (яна). Эти заборы ставят в реке там, где идет косяком рыба. Попадая в круг. образованный забором, рыба уже не может выйти из него.
悪氷木<乃>
山下動
逝水之
時友無雲
戀度鴨
あしひきの
やましたとよみ
ゆくみづの
ときともなくも
こひわたるかも
Как стремительна текущая вода,
Что гремит
У распростертых гор внизу
И не знает срока и конца,
Так не знает срока и моя любовь!

泊湍<川>
速見早湍乎
結上而
不飽八妹登
問師公羽裳
はつせがは
はやみはやせを
むすびあげて
あかずやいもと
とひしきみはも
Не наскучит черпать пригоршнями воду,—
Ведь в Хацусэ быстро
Мчится вдаль река,
О мой милый, говоривший мне когда-то,
Что с любимой не наскучит никогда…
* Песня, сложенная девушкой и обращенная с упреком к милому, покинувшему ее.
青山之
石垣沼間乃
水隠尓
戀哉<将>度
相縁乎無
あをやまの
いはかきぬまの
みごもりに
こひやわたらむ
あふよしをなみ
Прячется от глаз вода в болоте.
За оградой каменной
Лазурных гор
Буду жить, любовь от взоров пряча,
Оттого что встретиться надежды нет…

四長鳥
居名山響尓
行水乃
名耳所縁之
内妻波母
しながどり
ゐなやまとよに
ゆくみづの
なのみよそりし
こもりづまはも
Как вода, что с грохотом несется
Средь зеленых распростертых гор Ина,
Где рядами голуби ютятся,
Лишь гремит молва о нас с тобою,
Тайная любимая жена!

神名火
打廻前乃
石淵
隠而耳八
吾戀居
かむなびの
うちみのさきの
いはぶちの
こもりてのみや
あがこひをらむ
Ужели буду жить всегда в тоске
И лишь скрывать от всех свою любовь,
Как в бездне, среди скал
В пучинах горных рек,
Что огибают склоны гор святых?..

自高山
出来水
石觸
破衣念
妹不相夕者
たかやまゆ
いでくるみづの
いはにふれ
くだけてぞおもふ
いもにあはぬよは
Как воды, что бегут с высоких гор
И разбиваются о скалы на пути,
От грустных дум
Мое разбилось сердце
В ту ночь, когда не встретился с тобой.

朝東風尓
井<堤超>浪之
世<染>似裳
不相鬼故
瀧毛響動二
あさごちに
ゐでこすなみの
よそめにも
あはぬものゆゑ
たきもとどろに
Волны, что бегут через плотину,
Где восточный ветер дует поутру,
Не встречаются в пути друг с другом.
Из-за той, с которой даже не встречался,
Словно грохот водопада, шум молвы…

高山之
石本瀧千
逝水之
音尓者不立
戀而雖死
たかやまの
いはもとたぎち
ゆくみづの
おとにはたてじ
こひてしぬとも
Как текущая вода,
Что быстро мчится
У подножия высоких гор,
Шума я не подыму, не бойся,
Даже пусть умру, тебя любя.

水鳥乃
鴨之住池之
下樋無
欝悒君
今日見鶴鴨
みづとりの
かものすむいけの
したびなみ
いぶせききみを
けふみつるかも
Нету стока,
Заперта вода в пруду,
Птицы водяные — утки там живут…
Ах, сегодня увидала я тебя,
От которого я сердце заперла.

冷風之
千江之浦廻乃
木積成
心者依
後者雖不知
あきかぜの
ちえのうらみの
こつみなす
こころはよりぬ
のちはしらねど
Как щепки
В бухте маленькой Тиэ
Осенним ветром прибивает к берегам,
Так сердце отдается мной тебе,
Хотя не знаю, что нас ждет потом…

淡海之海
奥津嶋山
奥間經而
我念妹之
言繁<苦>
あふみのうみ
おきつしまやま
おくまへて
あがおもふいもが
ことのしげけく
В море, в стороне далекой Оми,
Остров Окицусимаяма,
Дальше глубже море.
Так с моей любимой:
Все сильней о ней шумит молва.
Практически то же самое, что и п. 2439
淡海
奥嶋山
奥儲
吾念妹
事繁
あふみのうみ
おきつしまやま
おくまけて
あがおもふいもが
ことのしげけく
В море, в стороне далекой Оми,
Остров Окицусимаяма…
Дальше — глубже море…
Так с моей любимой:
Все сильней о ней шумит молва.
* См. п. 2438.
* Практически то же самое, что и п. 2728
霰零
遠<津>大浦尓
縁浪
縦毛依十万
憎不有君
あられふり
とほつおほうらに
よするなみ
よしもよすとも
にくくあらなくに
Падает на землю град…
В дальней бухте Оура
Приливают волны к берегам,
Пусть шумит о нас с тобой молва,
Все равно тебя не разлюблю.

木海之
名高之浦尓
依浪
音高鳧
不相子故尓
きのうらの
なたかのうらに
よするなみ
おとだかきかも
あはぬこゆゑに
В море, в стороне далекой Ки,
В знаменитой бухте Натака,
Волны с шумом приливают к берегам,
И шумит вокруг меня молва
Из-за той, что не встречается со мной.

牛窓之
浪乃塩左猪
嶋響
所依之<君>
不相鴨将有
うしまどの
なみのしほさゐ
しまとよみ
よそりしきみは
あはずかもあらむ
В Усимадэ шум прибрежных волн
Так велик, что сотрясает острова.
Оттого что о тебе шумит молва,
Неужели не встречаться мне с тобой,
С кем молвою связана давно?

奥波
邊浪之来縁
左太能浦之
此左太過而
後将戀可聞
おきつなみ
へなみのきよる
さだのうらの
このさだすぎて
のちこひむかも
В бухте Срок
На берег набегает
То далекая, то ближняя волна.
Вот минует срок, и как, наверно,
Буду после я о милой тосковать.
* Бухта Срок (Саданоура) — имеется в Идзуми и в Идзумо, о какой из них идет здесь речь, неизвестно (см. п. 3160).
塩満者
水沫尓浮
細砂裳
吾者生鹿
戀者不死而
しほみてば
みなわにうかぶ
まなごにも
わはなりてしか
こひはしなずて
Не лучше ль было б стать
Песком мне мелким,
Что вместе с пеною исчезнет вмиг
В часы, когда прилив на берега нахлынет,
Чем мучиться и гибнуть от тоски?

住吉之
城師乃浦箕尓
布浪之
數妹乎
見因欲得
すみのえの
きしのうらみに
しくなみの
しくしくいもを
みむよしもがも
Как волны набегают беспрестанно
На берег бухты Суминоэ
На песок,
Ах, так же беспрестанно я мечтаю
Причину отыскать, чтоб увидать тебя.

風緒痛
甚振浪能
間無
吾念君者
相念濫香
かぜをいたみ
いたぶるなみの
あひだなく
あがおもふいもは
あひおもふらむか
Оттого что очень силен ветер,
Набегает бурная волна.
Непрерывно
О тебе тоскую,
Неужели не полюбишь ты?

大伴之
三津乃白浪
間無
我戀良苦乎
人之不知久
おほともの
みつのしらなみ
あひだなく
あがこふらくを
ひとのしらなく
Здесь, в Отомо, в Мицу,
Волны в белой пене,
Не имеют отдыха они.
О моей любви без отдыха, без срока,
Ничего совсем не знает милый мой…

大船乃
絶多經海尓
重石下
何如為鴨
吾戀将止
おほぶねの
たゆたふうみに
いかりおろし
いかにせばかも
あがこひやまむ
Ведь большой корабль
В неспокойном море
Якорь свой бросает, чтоб спастись от волн,
Как мне быть, скажи, ах, что я сделать должен,
Чтобы перестать тебя любить?

水沙兒居
奥<麁>礒尓
縁浪
徃方毛不知
吾戀久波
みさごゐる
おきつありそに
よするなみ
ゆくへもしらず
あがこふらくは
Как волны белые, что набегают,
Путей не зная, на морские берега,
Где царствуют орлы,
Так и любовь моя,
Как волны те, путей своих не знает.

大船之
<艫毛舳>毛
依浪
<依>友吾者
君之<任>意
おほぶねの
ともにもへにも
よするなみ
よすともわれは
きみがまにまに
Ах, к большому кораблю
Со всех сторон
Прибивается бегущая волна.
Пусть людские толки связывают нас,
Все равно послушна воле я твоей.
* См. п. 2438.
大海二
立良武浪者
間将有
公二戀等九
止時毛梨
おほぶねに
たつらむなみは
あひだあらむ
きみにこふらく
やむときもなし
Белая волна,
Что встанет в океане,
Верно, будет отдых знать потом,
Но не знает отдыха и срока,
Не кончается моя любовь к тебе!

<壮>鹿海部乃
火氣焼立而
燎塩乃
辛戀毛
吾為鴨
しかのあまの
けぶりやきたて
やくしほの
からきこひをも
あれはするかも
Как соль,
Что рыбаки селения Сика
Над разожженными кострами
Выжигают,
Ах, так же и любовь моя горька…

鈴寸取
海部之燭火
外谷
不見人故
戀比日
すずきとる
あまのともしび
よそにだに
みぬひとゆゑに
こふるこのころ
Только издали
Видны огни костров
Дальних рыбаков, что ловят судзуки.
Только издали мне видеть довелось
Ту, из-за которой полон я тоски.
* Судзуки — японский морской судак.
湊入之
葦別小<舟>
障多見
吾念<公>尓
不相頃者鴨
みなといりの
あしわけをぶね
さはりおほみ
あがおもふきみに
あはぬころかも
Как для ладьи, входящей в гавань,
Помеха злая — стебли тростника,
Помех немало также у меня,
И оттого не вижусь я с тобою,
О ком и думы и тоска…

庭浄
奥方榜出
海舟乃
執梶間無
戀為鴨
にはきよみ
おきへこぎづる
あまぶねの
かぢとるまなき
こひもするかも
Кристальна гладь воды, и оттого
Челны рыбацкие
Стремятся в даль морскую,
Без отдыха на них вздымается весло,—
Без отдыха я о тебе тоскую…

味鎌之
塩津乎射而
水手船之
名者謂手師乎
不相将有八方
あぢかまの
しほつをさして
こぐふねの
なはのりてしを
あはざらめやも
Кораблям, плывущим к гавани Сиоцу,
В Адзикама,
Имена дают,
Ты свое мне имя ведь назвала —
Разве можешь ты не встретиться со мной?
* В старину, называя свое имя, девушка этим самым давала согласие на любовь, на брак (см. п. 2441).
大<船>尓
葦荷苅積
四美見似裳
妹心尓
乗来鴨
おほぶねに
あしにかりつみ
しみみにも
いもはこころに
のりにけるかも
На большой корабль нагрузили
Срезанный тростник,
И много там его.
Ох, и крепко же любимая подруга
Управляет волей сердца моего.

驛路尓
引舟渡
直乗尓
妹情尓
乗来鴨
はゆまぢに
ひきふねわたし
ただのりに
いもはこころに
のりにけるかも
На почтовых, на морских дорогах
Волоком тащили лодки по земле.
Лишь одним путем,
Одним путем подруга
Управляет волей сердца моего.

味乃住
渚沙乃入江之
荒礒松
我乎待兒等波
但一耳
あぢのすむ
すさのいりえの
ありそまつ
あをまつこらは
ただひとりのみ
Там, где птицы адзи у воды живут,
В бухте небольшой по имени Суса,
На пустынном берегу растет сосна.
Ты, что ждешь меня, любимая моя,
В целом мире есть лишь ты одна!

吾妹兒乎
聞都賀野邊能
靡合歡木
吾者隠不得
間無念者
わぎもこを
ききつがのへの
しなひねぶ
われはしのびず
まなくしおもへば
О моей любимой непрестанно слышу…
Ты — горошек гибкий
На полях Цуга.
И любовь к тебе скрывать не в силах,
О тебе тоскую непрерывно я.

浪間従
所見小嶋
濱久木
久成奴
君尓不相四手
なみのまゆ
みゆるこしまの
はまひさぎ
ひさしくなりぬ
きみにあはずして
На острове малом,
Что виден вдали меж волнами,
Вечное дерево высится на берегу.
Целая вечность прошла
С той поры, как с тобой не встречаюсь…
* Вечное дерево (хисаги) — совр. акамэгасива (Mallotus japoni-cus).
王之
御笠尓縫有
在間菅
有管雖看
事無吾妹
おほきみの
みかさにぬへる
ありますげ
ありつつみれど
ことなきわぎも
Есть все время в Арима камыш,
Что идет на шляпы
Для царей.
Хоть всегда любуюсь я тобой,
В этом нет беды, любимая моя.

奥山之
石本菅乃
根深毛
所思鴨
吾念妻者
おくやまの
いはもとすげの
ねふかくも
おもほゆるかも
あがおもひづまは
Ox, глубоки корни камышей
У подножья скал,
В ущельях гор.
Ох, и глубоко люблю тебя,
Милая, любимая жена.

紅之
淺葉乃野良尓
苅草乃
束之間毛
吾忘渚菜
くれなゐの
あさはののらに
かるかやの
つかのあひだも
あをわすらすな
Ты, смотри, меня не забывай
И на самый малый срок,
Как промежуток в связанной охапке скошенной травы
На полях Асаха, что сверкают нынче
Алым блеском кленов золотых.

三嶋江之
入江之薦乎
苅尓社
吾乎婆公者
念有来
みしまえの
いりえのこもを
かりにこそ
われをばきみは
おもひたりけれ
В бухте Мисимаэ
Травы есть комо,
Но срезают травы эти все равно.
Ох, на время только, а не навсегда,
Полюбил, мой милый, ты меня тогда.

足引乃
山橘之
色出而
吾戀南雄
<人>目難為名
あしひきの
やまたちばなの
いろにいでて
あはこひなむを
ひとめかたみすな
Как яркие цветы татибана
Средь распростертых гор
Окраску не скрывают,
Открыто буду я любить тебя.
Ты глаз людских не бойся, дорогая.

葦多頭乃
颯入江乃
白菅乃
知為等
乞痛鴨
あしたづの
さわくいりえの
しらすげの
しらせむためと
こちたかるかも
Хорошо известен людям белый сугэ
В бухте, где в зеленых тростниках
Журавли шумят…
Шумит молва людская
Уж не потому ль, что выдал ты любовь?

神南備能
淺小竹原乃

妾思公之
聲之知家口
かむなびの
あさぢのはらの
うるはしみ
あがおもふきみが
こゑのしるけく
Хороша равнина с мелким бамбуком
В Камунаби,
И хорош собой
Ты, кого всем сердцем полюбила.
Я узнала нынче голос твой.
* Камунаби — в данном случае имеются в виду священные горы в Асука провинции Ямато (см. п. 3223).
山高
谷邊蔓在
玉葛
絶時無
見因毛欲得
やまたかみ
たにへにはへる
たまかづら
たゆるときなく
みむよしもがも
Оттого что горы высоки,
Стелется в полях жемчужный плющ,
Нет ему ни срока ни конца.
О, когда бы так же без конца
Любоваться я тобою мог!

疊薦
隔編數
通者
道之柴草
不生有申尾
たたみこも
へだてあむかず
かよはさば
みちのしばくさ
おひずあらましを
Много сплетено рядов в циновке,
Сделанной из тонких трав комо,
Если б столько раз мне было суждено
В дом твой приходить,
Ах, сорною травою не покрылись бы пути к тебе.

水底尓
生玉藻之
生不出
縦比者
如是而将通
みなそこに
おふるたまもの
おひいでず
よしこのころは
かくてかよはむ
Жемчуг-водоросли,
Что растут на дне,
Не выходят на поверхность вод,—
Буду так же от людей тайком
Приходить к возлюбленной моей.

海原之
奥津縄乗
打靡
心裳<四>怒尓
所念鴨
うなはらの
おきつなはのり
うちなびき
こころもしのに
おもほゆるかも
Я клонюсь к тебе, как клонится ко дну
На морских долинах
Мох наванори.
Вечно думою полна я о тебе,
Даже сердце вянет от тоски.
* Мох наванори (МС) — совр. умидзомэн (Nemalion helminthoi-des).
紫之
名高乃浦之
靡藻之
情者妹尓
因西鬼乎
むらさきの
なたかのうらの
なびきもの
こころはいもに
よりにしものを
Мурасаки цвет лиловый знаменит…
“Знаменитая” есть бухта, где растут
Водоросли, наклонясь к воде.
Так же сердце бедное мое
Клонится к возлюбленной моей.

海底
奥乎深目手
生藻之
最今社
戀者為便無寸
わたのそこ
おきをふかめて
おふるもの
もともいまこそ
こひはすべなき
Морское дно
Чем дальше в море, глубже,
И водоросли там растут сильней,—
Ах, ведь особенно теперь
Любовь моя умножилась безмерно!

水泳
玉尓接有
礒貝之
獨戀耳
<年>者經管
みづくくる
たまにまじれる
いそかひの
かたこひのみに
としはへにつつ
Как ракушки со створкою одной,
Что с галькою на дне морском смешались
И прячутся от взоров под водой…
Так и любовь таится в сердце без ответа,
А годы долгие проходят чередой…

住吉之
濱尓縁云
打背貝
實無言以
余将戀八方
すみのえの
はまによるといふ
うつせがひ
みなきこともち
あれこひめやも
Говорят, прибрежными волнами
Прибивает в Суминоэ дальнем
Ракушки пустые к берегам.
Разве я пустыми лишь играл словами,
Полюбя, любимая, тебя?

伊勢乃白水郎之
朝魚夕菜尓
潜云
鰒貝之
獨念荷指天
いせのあまの
あさなゆふなに
かづくといふ
あはびのかひの
かたもひにして
Словно ракушки со створкою одною,
За которыми ныряют, говорят,
Каждый раз и поутру и вечерами
Рыбаки в Исэ, так и любовь моя:
Я один лишь мучусь и страдаю…

大海之
荒礒之渚鳥
朝名旦名
見巻欲乎
不所見公可聞
おほうみの
ありそのすどり
あさなさな
みまくほしきを
みえぬきみかも
В океане
На скалистом берегу
Утро каждое я вижу стаи птиц,
Утро каждое смотреть бы на тебя,
Но тебя не видно, милый мой…

足日木乃
山鳥之尾乃
四垂尾乃
長永夜乎
一鴨将宿
あしひきの
やまどりのをの
しだりをの
ながながしよを
ひとりかもねむ
Тоскую о тебе,
Но тосковать не в силах
Ночь эту долгую
Средь распростертых гор,
Что тянется, как длинный хвост фазана…
* Приписывается Какиномото Хитомаро, в XIII в. была помещена под его именем в “Хякунин-иссю” — антологии лучших песен ста поэтов, составленной Фудзивара Садаиэ (Тэйка).

* Включена в Сюисю, 778
あしびきの
山鳥の尾の
しだり尾の
ながながし夜を
ひとりかもねむ
あしびきの
やまどりのをの
しだりをの
ながながしよを
ひとりかもねむ
В глухих далёких горах
Фазан длиннохвостый дремлет.
Долог хвост у фазана.
Эту долгую-долгую ночь
Ужели мне спать одному?
Данное стихотворение взято из антологии «Сюи вакасю» («Песни Ямато, подобранные из тех, что не вошли в прежние изборники». 984—986. Далее — «Сюисю»), где оно впервые помечено именем поэта.
Входит в «Манъёсю» как безымянная реплика к песне 2802 с пометой: «Из одной книги».
В оригинале — первые три строки — постоянный зачин к слову «долгий». По старинному толкованию (Минамото-но Тосиёри [74]), этот зачин связан с народным поверьем: чета фазанов обречена коротать ночь порознь, разделенная гребнем горы. Они не спят и тоскуют друг о друге.
里中尓
鳴奈流鶏之
喚立而
甚者不鳴
隠妻羽毛
さとなかに
なくなるかけの
よびたてて
いたくはなかぬ
こもりづまはも
Как петух, что вдруг запел
Посреди села,
Громко так не позовет,
Сильно так не закричит
Тайная жена.

高山尓
高部左渡
高々尓
余待公乎
待将出可聞
たかやまに
たかべさわたり
たかたかに
わがまつきみを
まちいでむかも
Ах, с высоких этих гор
Высоко вспорхнули утки в небеса,
Ах, дождусь ли, милый мой, тебя,
Жду которого нетерпеливо я,
Высоко на цыпочки поднявшись…

橡之
衣解洗
又打山
古人尓者
猶不如家利
つるはみの
きぬときあらひ
まつちやま
もとつひとには
なほしかずけり
Платье черное, простое распоров,
После моют, колотушкой бьют,
“Колотушкою” зовется здесь гора…
Ах, со старою женой моей
Не сравнится, видимо, никто!
* В начале песни описывается старинный способ стирки простого платья. Все это служит лишь “введением” к основному содержанию песни, которое заключается в двух последних строках.
佐保川之
川浪不立
静雲
君二副而
明日兼欲得
さほがはの
かはなみたたず
しづけくも
きみにたぐひて
あすさへもがも
На реке Сахо сегодня волны
Не встают совсем,
Спокойно все кругом.
Если б так спокойно мог с тобою вместе
Я хотя бы завтра провести вдвоем!

登能雲入
雨零川之
左射礼浪
間無毛君者
所念鴨
とのぐもり
あめふるかはの
さざれなみ
まなくもきみは
おもほゆるかも
Затянули небо облака,
На реке, где дождь сейчас идет,
Рябь на волнах набегает без конца,
Без конца
Тоскую о тебе!

如神
所聞瀧之
白浪乃
面知君之
不所見比日
かみのごと
きこゆるたきの
しらなみの
おもしるきみが
みえぬこのころ
Тебя, чье мне лицо давно знакомо,
Как водопада белая волна,
Что среди гор
Как гром всегда грохочет,
Тебя совсем не видно эти дни…

高湍尓有
能登瀬乃川之
後将合
妹者吾者
今尓不有十万
たかせなる
のとせのかはの
のちもあはむ
いもにはわれは
いまにあらずとも
Как струи чистых вод реки Нотосэ
В селении Косэ
Встречаются потом,
Вот так и я потом увижусь с милой,
Хотя теперь любовь окончилась ничем!

貞能汭尓
依流白浪
無間
思乎如何
妹尓難相
さだのうらに
よするしらなみ
あひだなく
おもふをなにか
いもにあひかたき
Белая волна, что набегает
На берег бухты Саданоура,
Не знает отдыха. Вот так и я,
Не зная отдыха, тоскую…
Но почему мне трудно встретиться с тобой?

左佐浪之
波越安蹔仁
落小雨
間文置而
吾不念國
ささなみの
なみこすあざに
ふるこさめ
あひだもおきて
わがおもはなくに
В Садзанами, в Намикура, на межу
Мелкий дождь идет…
Но отдых есть ему.
Я не так люблю, любимая моя,—
Отдыха ведь нету для меня!

垣津旗
開澤生
菅根之
絶跡也君之
不所見頃者
かきつはた
さきさはにおふる
すがのねの
たゆとやきみが
みえぬこのころ
Алые камелии цветут…
Уж не рвутся ль корни камышей зеленых
На болотах Цвет, где камыши растут?
Уж не хочешь ли порвать со мною:
Не видать тебя все эти дни?..
* Саки — название местности, болота к северу от столицы Нара.
* Саки—от саку—“цвести”; в песне непередаваемая игра слов.
足桧木乃
山菅根之

不止念者
於妹将相可聞
あしひきの
やますがのねの
ねもころに
やまずおもはば
いもにあはむかも
Глубоко уходят в землю корни лилий,
Что растут меж распростертых гор,
Если так же глубоко любить я буду,
Если буду я все время тосковать,
Может быть, тогда я встречусь с милой?

赤駒之
射去羽計
真田葛原
何傳言
直将吉
あかごまの
いゆきはばかる
まくずはら
なにのつてこと
ただにしよけむ
Рыжему коню бывает трудно
Полем проходить,
Что заросло плющом…
Почему ты шлешь мне только вести?
Лучше бы ты сам ко мне пришел.

<丹>波道之
大江乃山之
真玉葛
絶牟乃心
我不思
たにはぢの
おほえのやまの
さなかづら
たえむのこころ
わがおもはなくに
По дороге дальней в Таниха,
Там, где горы Оэнояма,
Плющ для ложа исчезает, не растёт…
У меня же нету думы в сердце,
Чтоб порвать, любимый мой, с тобой!

海處女
潜取云
忘貝
代二毛不忘
妹之容儀者
あまをとめ
かづきとるといふ
わすれがひ
よにもわすれじ
いもがすがたは
Девушки-рыбачки,
Говорят, ныряя,
Собирают раковины “позабудь”…
О, вовеки я не позабуду
Милый облик твой, любимая моя!
* Раковины “позабудь” — см. п. 3080.
真菅吉
宗我乃河原尓
鳴千鳥
間無吾背子
吾戀者
ますげよし
そがのかはらに
なくちどり
まなしわがせこ
あがこふらくは
В Сога средь долины чистых рек,
Где осока дивная растет,
Не смолкая плачут кулики.
Не смолкает никогда, мой милый друг,
И моя несчастная любовь!

戀衣
著<楢>乃山尓
鳴鳥之
間無<時無>
吾戀良苦者
こひごろも
きならのやまに
なくとりの
まなくときなし
あがこふらくは
Одеяние любви надев,
Горы Нара высятся вдали,
И как птицы, что на них поют,
Не знавая срока и конца,
Так не знает срока и моя любовь!

遠津人
猟道之池尓
住鳥之
立毛居毛
君乎之曽念
とほつひと
かりぢのいけに
すむとりの
たちてもゐても
きみをしぞおもふ
Человеку дальних мест дикий гусь — гонец…
Путь-Гусей зовется здешний пруд…
Словно птицы, что живут на том пруду, — то вспорхнут, то плавают в воде,—
Ах, встаю ли я или ложусь,
Мои мысли только о тебе!
* Пруд Путь-Гусей — см. Каридзи.
* Дикий гусь-гонец — образ, навеянный старинным китайским преданном (см. п. 1614).
大王之
塩焼海部乃
藤衣
穢者雖為
弥希将見毛
おほきみの
しほやくあまの
ふぢころも
なれはすれども
いやめづらしも
Как рыбаки, что выжигают соль для государя,
Привыкли платье грубое носить
Из ткани фудзи,
Я к тебе привык,
Но каждый раз вновь восхищен тобою!

𡢳嬬等之
<續>麻之多<田>有
打麻<懸>
續時無<三>
戀度鴨
をとめらが
うみをのたたり
うちそかけ
うむときなしに
こひわたるかも
Девы молодые, нацепив
На рогульки чёсаное волокно,
Устали не зная, нить прядут.
Устали не зная, милая моя,
Продолжаю я тебя любить!

相因之
出来左右者
疊薦
重編數
夢西将見
あふよしの
いでくるまでは
たたみこも
へだてあむかず
いめにしみえむ
Сколько у циновки,
Что плетут из комо,
Мелких получается рядов,
Столько раз хочу во сне тебя я видеть
До поры, как встреча будет суждена!

石上
振之高橋
高々尓
妹之将待
夜曽深去家留
いそのかみ
ふるのたかはし
たかたかに
いもがまつらむ
よぞふけにける
Там, в Фуру, в Исоноками,
Поднялся высокий мост…
Высоко на цыпочки поднявшись,
Верно, милая меня с тоскою ждет,
А уже глухая ночь над нами!

紫草乎
草跡別々
伏鹿之
野者殊異為而
心者同
むらさきを
くさとわくわく
ふすしかの
のはことにして
こころはおやじ
И олень с женой в полях ночует разных,
Выбрав мурасаки,
Нежную траву.
Так и мы живем с тобою розно,
Чувства же у нас с тобой — одни!
* Мурасаки — многолетняя трава, цветет мелкими белыми цветами, похожими па фиалки, корень ее употребляется как краситель лиловато-пурпурного цвета, имеет также лекарственное значение.
紫者
灰指物曽
海石榴市之
八十街尓
相兒哉誰
むらさきは
はひさすものぞ
つばいちの
やそのちまたに
あへるこやたれ
Цвет лиловый получают, подмешав
В краску пепел от растения цуба...
В Цубаити
На скрещении дорог
Дева, что я встретил, — кто она?
* В песне упоминается о древнем обычае окрашивания: чтобы получить лиловый цвет, жгли растение цубаки (или цуба) и пепел подмешивали к краске, получаемой от мурасаки (см. п. 3099).
* Здесь первые две строки являются “дзё” — “введением” к основному содержанию песни. Связью служит название местности Цубаити, в состав которого входит слово “цуба”, по-видимому, здесь в большом количестве росли цуба, которыми пользовались для окраски, это и определило зачин песни.
豊洲
聞濱松
心<哀>
何妹
相云始
とよくにの
きくのはままつ
ねもころに
なにしかいもに
あひいひそめけむ
В стране Тоёкуни,
В селенье Кику,
Глубоки корни вековой сосны,
Я так же полюбил тебя глубоко.
Зачем с тобой встречаться начал я?
* Песни 3127–3130 имеются в сборнике песен Какиномото Хитомаро.
<湖>轉尓
満来塩能
弥益二
戀者雖剰
不所忘鴨
みなとみに
みちくるしほの
いやましに
こひはまされど
わすらえぬかも
Как в час прилива, устье наполняя,
На берег волны набегают
Всё сильней,
Так и тоска моя становится сильнее,
И не могу я позабыть тебя…

浦廻榜
<熊>野舟附
目頬志久
懸不思
月毛日毛無
うらみこぐ
くまのぶねつき
めづらしく
かけておもはぬ
つきもひもなし
Замечателен корабль из Куману,
Что у бухты огибает берега.
Замечательна любимая моя,
Не бывает месяца и дня,
Чтобы я не восхищался ею!
* В старину местность Куману славилась изготовлением замечательных кораблей.
松浦舟
乱穿江之
水尾早
楫取間無
所念鴨
まつらぶね
さわくほりえの
みをはやみ
かぢとるまなく
おもほゆるかも
Течение быстро
В бухте Хориэ
Куда из Мацура приходят корабли,
Без отдыха работает весло —
И я без отдыха тоскую о тебе!
* Корабли из Мацура славились своей быстротой (см. п. 1143). Они, как и корабли из Куману, имели особую форму (СП).
射去為
海部之楫音
湯<按>干
妹心
乗来鴨
いざりする
あまのかぢおと
ゆくらかに
いもはこころに
のりにけるかも
Там, где вышли
Рыбаки на ловлю,
Раздается лёгкий всплеск весла…
Ах, легко любимая моя
Сердцем, покорённым ею, правит!

然海部之
礒尓苅干
名告藻之
名者告手師乎
如何相難寸
しかのあまの
いそにかりほす
なのりその
なはのりてしを
なにかあひかたき
Известны травы “имя-назови”,
Что на скалистых берегах, срезая, сушат
Простые рыбаки селения Сика.
Ты имя назвала, как будто их послушав,
Но почему же трудно встретиться с тобой?
* Травы “имя-назови” — см. п. 3080, 2947..
明日香河
川余藤不去
立霧乃
念應過
孤悲尓不有國
あすかがは
かはよどさらず
たつきりの
おもひすぐべき
こひにあらなくに
Там, где Асука воды,
Не покинет вдруг заводь
Туман, что покрыл все густой пеленою.
Не такой я любовью люблю,
Чтобы быстро прошла….
* Песня была сложена Акахито.
* Густой, долго не проходящий туман служит образом постоянства чувств.
住吉乃
崖尓向有
淡路嶋
𪫧怜登君乎
不言日者无
すみのえの
きしにむかへる
あはぢしま
あはれときみを
いはぬひはなし
Возле берегов далеких Суминоэ
Есть на море остров
Авадзисима,
Нету дня, чтоб людям не сказала,
До чего жалею я тебя!

足桧木乃
片山雉
立徃牟
君尓後而
打四鶏目八方
あしひきの
かたやまきぎし
たちゆかむ
きみにおくれて
うつしけめやも
Ах, со склонов распростертых гор
Улетает прочь в поля фазан.
Так и ты уйдешь,
И, проводив тебя,
Разве я смогу спокойно жить?
* Песня жены, оставшейся дома.
可多加比能
可波能瀬伎欲久
由久美豆能
多由流許登奈久
安里我欲比見牟
かたかひの
かはのせきよく
ゆくみづの
たゆることなく
ありがよひみむ
Прозрачна глубина реки Катакаи!
Как эти воды, что всегда струятся,
Конца не зная,
Так же без конца
Я буду приходить к ним любоваться.

豊國能
聞乃高濱
高々二
君待夜等者
左夜深来
とよくにの
きくのたかはま
たかたかに
きみまつよらは
さよふけにけり
Ox, высок, высок
Высокий берег в Кику,
В этой стороне Тоёкуни.
Ночь, когда я жду тебя всем сердцем,
* Есть сомнение, что песни 3219 и 3220 — парные песни (МС) См. прим. к п. 3212.
小<治>田之
年魚道之水乎
問無曽
人者挹云
時自久曽
人者飲云
挹人之
無間之如
飲人之
不時之如
吾妹子尓
吾戀良久波
已時毛無
をはりだの
あゆぢのみづを
まなくぞ
ひとはくむといふ
ときじくぞ
ひとはのむといふ
くむひとの
まなきがごと
のむひとの
ときじきがごと
わぎもこに
あがこふらくは
やむときもなし
В стороне Охарида
Воды чистые бегут.
Аюти — “форелей путь” —
Называют те места.
Беспрестанно, говорят,
Люди черпают в реке
Эту чистую струю,
Постоянно, говорят,
Люди эту воду пьют,
И как люди, приходя,
Беспрестанно в тех местах
Воду черпают себе,
И как люди, приходя,
Постоянно
Пьют ее,
Так любовь мою
К тебе,
Милой деве,
Навсегда
Буду я беречь в душе…
* Песня, обращенная к возлюбленной. Считается народной песней (СП). Мы относим ее к любовным обетам.
駿河能宇美
於思敝尓於布流
波麻都豆良
伊麻思乎多能美
波播尓多我比奴
するがのうみ
おしへにおふる
はまつづら
いましをたのみ
ははにたがひぬ
Вот в Суруга, возле моря здесь,
Покрывает густо берег весь
Хамацудзура…
Доверяла я тебе тогда,
Мать родную не послушала свою…
* Толкуется как песня, выражающая чувство девушки, обманувшейся в возлюбленном и раскаивающейся в том, что нарушила заветы матери.
* Хамацудзура — вид плюща, растущего на берегу и обладающего исключительно длинными корнями (ТЯ), поэтому служит сравнением и образом прочного, крепкого, бесконечного (в данном случае для чувства любви): доверяла тебе, думала, твоя любовь, как хамацудзура, прочная, а оказалось не так — вот смысл песни. Этот образ, подсказанный непосредственным хозяйственным опытом, отмечается и японскими комментаторами как типичный для народной песни. Однако сравнение не имеет текстуального выражения и только подразумевается. Такого рода параллелизмы, как и сам этот мотив, неоднократно встречаются в анонимных песнях М.
可麻久良乃
美胡之能佐吉能
伊波久叡乃
伎美我久由倍伎
己許呂波母多自
かまくらの
みごしのさきの
いはくえの
きみがくゆべき
こころはもたじ
Там, в Камакура,
Где мыс Микоси,
Рушит скалы белая волна.
Ты же никогда жалеть не будешь
О любви своей, любимая моя!
* Песня-клятва, где сравнение приводится в порядке противопоставления: скалы разбиваются, а твое сердце, твое чувство никогда не будет разбито — вот смысл песни. Рассматривается как клятва юноши своей возлюбленной, сомневающейся в его чувствах.
* Мыс Микоси в Камакура славится тем, что волны там бьются с такой силой, что разбивают даже камни (ТЯ). О том, что у мыса Микоси в Камакура обычно стремительные волны и течение разбивает камни, говорится и в “Сагами-фудоки” (ТЯ).
阿之我利能
刀比能可布知尓
伊豆流湯能
余尓母多欲良尓
故呂河伊波奈久尓
あしがりの
とひのかふちに
いづるゆの
よにもたよらに
ころがいはなくに
В стороне Асигара
В Тоинокооти среди гор
Бьет горячий ключ…
Не сказала ведь ещё она,
Что любовь её не так сильна!
* Толкуется как песня юноши, сомневающегося в возлюбленной и утешающего самого себя, или, по другой версии, песня друга, утешающего юношу. По-видимому, песни 3367 и 3368 являются парными, которыми обменивались юноши и девушки. Они одного содержания, в них выражены одни и те же чувства. В последней песне строки 1–3, вероятно, связаны с представлениями о любовной клятве верности; недаром ОС оценивает ее как песню, связанную с песнями-обетами [см. также песню-клятву (обет) 3392].
相模治乃
余呂伎能波麻乃
麻奈胡奈須
兒良波可奈之久
於毛波流留可毛
さがむぢの
よろぎのはまの
まなごなす
こらはかなしく
おもはるるかも
Где в Сагами путь лежит,
Есть там берег Ёроги,
И песок там чист.
Как я милую люблю,
Что похожа на него!

多麻河泊尓
左良須弖豆久利
佐良左良尓
奈仁曽許能兒乃
己許太可奈之伎
たまかはに
さらすてづくり
さらさらに
なにぞこのこの
ここだかなしき
У реки Тамагава
Ткани моют и белят,
Все белей они, белей,
Отчего ты, дорогая,
С каждым разом мне милей?
* Река Тамагава в провинции Мусаси славилась кристально-чистой водой и форелями. В старину на всем её побережье занимались выделкой полотна, белили его на солнце у реки; его подносили правителю в качестве подворного налога.
武蔵野乃
乎具奇我吉藝志
多知和可礼
伊尓之与比欲利
世呂尓安波奈布与
むざしのの
をぐきがきぎし
たちわかれ
いにしよひより
せろにあはなふよ
Как в Мусаси-стороне
Из ущелья горного фазан
Улетает прочь,
Так и ты ушёл — не ночи той
Не встречаюсь больше я с тобой!
* Исполнялась, по-видимому, женской частью хоровода, так как сложена от лица девушки. В песне “общий зачин” песен провинции Мусаси. Образ фазана и других птиц, особенно кукушки, очень характерен для народных песен М.
筑波祢乃
祢呂尓可須美為
須宜可提尓
伊伎豆久伎美乎
為祢弖夜良佐祢
つくはねの
ねろにかすみゐ
すぎかてに
いきづくきみを
ゐねてやらさね
Как над склонами горы Цукуба
Тот туман поднявшийся
Трудно разогнать, —
Трудно милому уйти, что здесь вздыхает,
Уложи его с собою спать!
* Комментируется как песня свахи, обращенная к девушке. Типичны здесь повторы, характерные для народной песни. Следует указать, что на Цукуба две вершины. Западная — именуется Мужской горой, Восточная — Женской горой, где чтятся соответственно мужское и женское божества. Между пиками расположена равнина Миюкибара — Равнина Высочайшего Пути, на которой и происходили хороводы и брачные игрища. Образ тумана как образ грусти, любовной тоски встречается позднее и в литературной поэзии.
比多知奈流
奈左可能宇美乃
多麻毛許曽
比氣波多延須礼
阿杼可多延世武
ひたちなる
なさかのうみの
たまもこそ
ひけばたえすれ
あどかたえせむ
Это только водоросли в море
В Насака, в Хитати-стороне,
Коль потянешь — рвутся,
Почему же
Мы с тобою разойтись должны?

可美都氣<努>
佐野田能奈倍能
武良奈倍尓
許登波佐太米都
伊麻波伊可尓世母
かみつけの
さのだのなへの
むらなへに
ことはさだめつ
いまはいかにせも
В Кодзукэ-стране
На полях Сану ростки,
Много рисовых ростков.
Загадав, судьбу решила.
Как же быть с тобою мне?
* Комментируется как песня девушки, обращенная к возлюбленному.
* Загадав — судьбу решила, т. е. гадание предрекло ей брак с другим.
* Здесь говорится о гадании на рисовых ростках. Из питомника берут охапку рисовых ростков и в зависимости от числа ростков, оказавшихся в охапке, определяют судьбу, счастье или несчастье.
棹させど
底ひも知らぬ
わたつみの
深き心を
君に見るかな
さをさせど
そこひもしらぬ
わたつみの
ふかきこゝろを
きみにみるかな
Шестом
Нельзя измерить глубину
Морской пучины.
Я вижу:
Ваши чувства так же глубоки!

阿之賀利乃
和乎可鶏夜麻能
可頭乃木能
和乎可豆佐祢母
可豆佐可受等母
あしがりの
わをかけやまの
かづのきの
わをかづさねも
かづさかずとも
В стороне Асигари
У горы Ваокакэ
Дерево кадзуноки…
Проведи и эту ночь со мной,
Даже пусть потом разлука ждёт!
* Толкуется как песня юноши, обращенная к девушке, с которой его разлучают её родители. Кадзуноки (совр. “нурудэ”) — дерево с листьями яйцевидной формы, заострёнными на конце (Rhus semi-alata), японский сумах. В окрестностях пиков Ягура и теперь много этих деревьев, и в конце осени, когда вся гора в пурпурных листьях, местность представляет собой очень красивое зрелище. Песня считается трудной для толкования. Перевод сделан по ТЯ.
可美都家野
安蘇夜麻都豆良
野乎比呂美
波比尓思物能乎
安是加多延世武
かみつけの
あそやまつづら
のをひろみ
はひにしものを
あぜかたえせむ
В Кодзукэ-стране,
Где гора Асояма, там где травы цудзура,
Широко поля лежат.
И любовь, что разрослась,
Не порвётся никогда!
* ОС рассматривает эту песню как песню-обет (кэйяку-но ута). Характерно, что поля, покрытые травой цудзура, сравниваются с любовью. Трава цудзура с трудом выдергивается, и здесь она служит сравнением с любовью, которую трудно вырвать из сердца. Цудзура, цудзурафудзи, то же, что кудзу — травянистая лиана.
志良登保布
乎尓比多夜麻乃
毛流夜麻乃
宇良賀礼勢奈<那>
登許波尓毛我母
しらとほふ
をにひたやまの
もるやまの
うらがれせなな
とこはにもがも
Там, где горы Ниита,
Горы, что хранит народ,
Где точильный камень есть,
Там увядших нет ветвей,
Пусть не вянет и любовь!
* “Там увядших нет ветвей…” — т. е. там растет только сосна. Сосна была священным деревом в древних японских обрядах, особенно во время новогодних обрядов, когда гадали о новом урожае.
* Поэтому слово “сосна” (мацу) и стало ассоциироваться с понятием ждать урожая, счастья, солнца — если обряд заканчивался на рассвете, как бы встречая солнечное светило, а затем значение “ждать” обрело и самостоятельное существование.
* Поскольку сосна была священным деревом, гора Ниита чтилась и охранялась, и, говоря о неувядающих ветвях сосны, автор выражает желание, чтобы любовь возлюбленной была бы вечна.
奈勢能古夜
等里乃乎加恥志
奈可太乎礼
安乎祢思奈久与
伊久豆君麻弖尓
なせのこや
とりのをかちし
なかだをれ
あをねしなくよ
いくづくまでに
Ох, любимый мой дружок.
У холма у Ториноока
Исчезает безвозвратно след дорог…
Так и ты исчез, и в голос плачу я
И вздыхаю в горе глубоко!
* Распевалась, по-видимому, женской половиной хора. ТЯ толкует как песню, выражающую горе покинутой возлюбленной. Этот мотив получил особое обозначение: “отоко-но ёгарэ” “одинокие ночи без милого”. Однако мы полагаем, что песня больше похожа на песню жены, проводившей мужа в пограничные стражи.
* Песня построена на приеме образного параллелизма, в своеобразной манере, носящей название “дзё” (введение). Здесь картина природы вкраплена между стк. 1 и 4 и находится в обрамлении, выражающем чувства автора; характер образа типичен для ряда песен.
左努夜麻尓
宇都也乎能登乃
等抱可騰母
祢毛等可兒呂賀
於<母>尓美要都留
さのやまに
うつやをのとの
とほかども
ねもとかころが
おもにみえつる
Как далеки звуки топора,
Что деревья рубит на горах Сану,
Далека и ты,—
Напрасно я
Вижу в мыслях милую мою!

伊波保呂乃
蘇比能和可麻都
可藝里登也
伎美我伎麻左奴
宇良毛等奈久文
いはほろの
そひのわかまつ
かぎりとや
きみがきまさぬ
うらもとなくも
В Ивахо, где сосенка стоит,
Говорят, там дальних гор предел,
Не предел ли нынче ждать тебя?
Больше не приходишь ты ко мне,
И душе покоя не найти…
* ТЯ считает, что это песня женщины, ожидающей возлюбленного и сетующей на него. Полагаем, что все песни этого цикла — это песни хороводов, где выступают женская и мужская стороны. Возможно, следующая песня (3496) является ответной песней мужской стороны.
佐可故要弖
阿倍乃田能毛尓
為流多豆乃
等毛思吉伎美波
安須左倍母我毛
さかこえて
あへのたのもに
ゐるたづの
ともしききみは
あすさへもがも
Как журавль, что бродит на полях Абэ,
Проходя холмы,
Красив любимый мой!
Если б завтра снова я могла
Встретиться и вместе быть с тобой!

等夜乃野尓
乎佐藝祢良波里
乎佐乎左毛
祢奈敝古由恵尓
波伴尓許呂波要
とやののに
をさぎねらはり
をさをさも
ねなへこゆゑに
ははにころはえ
Так же как в полях Тоя
Травят зайцев не щадя,
Слишком нынче взялись за меня:
С милой не успел и ночи провести,
Как её уже бранится мать!

左乎思鹿能
布須也久草無良
見要受等母
兒呂我可奈門欲
由可久之要思母
さをしかの
ふすやくさむら
みえずとも
ころがかなとよ
ゆかくしえしも
Пусть олень
Средь зарослей лежит,
И пускай не видно мне его.
У ворот любимой проходя даже мимо,
О, как счастлив я!

波流能野尓
久佐波牟古麻能
久知夜麻受
安乎思努布良武
伊敝乃兒呂波母
はるののに
くさはむこまの
くちやまず
あをしのふらむ
いへのころはも
На поле весеннем здесь
Жеребец, что ест траву,
Не дает покоя рту.
Так, наверно, милая моя
Дома вечно обо мне грустит!

奈流世<呂>尓
木都能余須奈須
伊等能伎提
可奈思家世呂尓
比等佐敝余須母
なるせろに
こつのよすなす
いとのきて
かなしけせろに
ひとさへよすも
Где потоки горные шумят,
Прибивает щепки к берегам.
К другу дорогому моему,
Ах, кого люблю я всей душой,
Даже и чужие люди льнут!

阿遅可麻能
可多尓左久奈美
比良湍尓母
比毛登久毛能可
加奈思家乎於吉弖
あぢかまの
かたにさくなみ
ひらせにも
ひもとくものか
かなしけをおきて
Как в Адзикама
Тихо плещется волна,
Но спокойно, как она,
Развязав заветный шнур,
Бросить милого смогу ли я?
* “Развязав заветный шнур, бросить милого смогу ли я?” — см. п. 2413, 2558, 3465.
安治可麻能
可家能水奈刀尓
伊流思保乃
許弖多受久毛可
伊里弖祢麻久母
あぢかまの
かけのみなとに
いるしほの
こてたずくもが
いりてねまくも
В гавань славную Какэ
В Адзикама каждый раз прилив
Входит удивительно легко,
О, когда бы с легкостью такой
Мог войти и ночь пробыть с тобой!

於保夫祢乎
倍由毛登母由毛
可多米提之
許曽能左刀妣等
阿良波左米可母
おほぶねを
へゆもともゆも
かためてし
こそのさとびと
あらはさめかも
У большого корабля
На носу и на корме закрепляются концы,
Если милый — из села Косо,
Где на ветер не бросают слов,
Люди не узнают ничего!

麻可祢布久
尓布能麻曽保乃
伊呂尓R<弖>
伊波奈久能未曽
安我古布良久波
まかねふく
にふのまそほの
いろにでて
いはなくのみぞ
あがこふらくは
На горах Ниу,
Где металлы в почве есть,
Почва цветом выдает металл,
Выдаёт меня любовь к тебе,
Только я о ней всегда молчу!

安里蘇夜尓
於布流多麻母乃
宇知奈婢伎
比登里夜宿良牟
安乎麻知可祢弖
ありそやに
おふるたまもの
うちなびき
ひとりやぬらむ
あをまちかねて
Как жемчужная трава,
Что растет на диком берегу,
Клонится к земле,
Так, склоняясь, наверно, спишь одна,
Не дождавшись друга своего…
* Образ девушки, склоняющейся, как морская водоросль, часто встречается в песнях М. Из народной поэзии он проник и в произведения лучших поэтов того времени.
安乎<楊>疑能
延太伎里於呂之
湯種蒔
忌忌伎美尓
故非和多流香母
あをやぎの
えだきりおろし
ゆだねまき
ゆゆしききみに
こひわたるかも
У зеленой ивы ветки обрезают
И сажают в землю на полях,
Сеют зерна риса с трепетом священным —
С трепетом священным
Я люблю тебя!
* В древней Японии перед посадкой рисовых ростков в межу втыкали ветки ивы, молясь таким образом о хорошем урожае. Этот обычай сохранился в некоторых деревнях до настоящего времени. “Сеют зерна риса с трепетом священным…” — в комментариях объясняют это тем, что рис чтился в старину особо (МС), но мы полагаем, что здесь имеются в виду семена, полученные в храме для посева, что имеет место и теперь в некоторых деревнях, недаром их называют в этой песне “юданэ” — семена, которые прошли очищение, священные семена.
筑紫道能
可太能於保之麻
思末志久母
見祢婆古非思吉
伊毛乎於伎弖伎奴
つくしぢの
かだのおほしま
しましくも
みねばこひしき
いもをおきてきぬ
Есть на путях в Цукуси
Остров Када,
Его не видя миг, тоскую без него.
Так милую мою, которую оставил,
Не видя миг, живу в тоске!

かたかげの
船にや乘りし
白浪の
騷ぐ時のみ
思ひ出づる君
かたかげの
ふねにやのりし
しらなみの
さはぐときのみ
おもひいづるきみ
На однопарусном
Корабле плывешь
И, лишь когда шумят,
Белые волны,
Обо мне вспоминаешь – таков ты[20].
20. Танка содержит аллегорию: корабли с одним парусом были невелики и во время волнений на море пришвартовывались к ближайшему берегу, пережидая бурю. Тосико намекает, что лишь в дни забот оказывается нужной адресату. С другой стороны, катакакэ-но фунэ («однопарусный корабль») в качестве дзё (поэтический прием, в работах А. Е. Глускиной называемый образным параллелизмом) обусловливает появление в стихе слов сиранами – «белые волны» и савагу – «шуметь».
之賀能安麻能
一日毛於知受
也久之保能
可良伎孤悲乎母
安礼波須流香母
しかのあまの
ひとひもおちず
やくしほの
からきこひをも
あれはするかも
Словно горькая соль, что всегда выжигают,
Даже дня одного не оставив на отдых себе,
Рыбаки из селенья Сика,—
О, такою же горькой тоскою
Я полон о доме далеком в пути!
* Автор не указан.
可牟佐夫流
安良都能左伎尓
与須流奈美
麻奈久也伊毛尓
故非和多里奈牟
かむさぶる
あらつのさきに
よするなみ
まなくやいもに
こひわたりなむ
Как волны, что катятся здесь непрестанно
У пустынного берега мыса Арацу,
Который собой божество воплощает,
Так и я непрестанно любить продолжаю
И тоскую о милой, не зная покоя…
* “Который собой божество воплощает…” — в старину обожествляли горы, рощи, деревья, скалы и т. д. Эти древние верования получают отражение во многих песнях М.
可良等麻里
能<許>乃宇良奈美
多々奴日者
安礼杼母伊敝尓
古非奴日者奈之
からとまり
のこのうらなみ
たたぬひは
あれどもいへに
こひぬひはなし
Бывают дни, когда в Карадомари,
В заливе Ноко,
Волны не встают.
Но не бывает даже дня в разлуке,
Когда бы я о доме не грустил!
[Неизвестный автор]
之夫多尓能
佐伎能安里蘇尓
与須流奈美
伊夜思久思久尓
伊尓之敝於母保由
しぶたにの
さきのありそに
よするなみ
いやしくしくに
いにしへおもほゆ
У пустынных диких берегов,
Там, где Сибутани — славный мыс,
Набегают волны на песок…
И, как эти волны, все сильней
Я тоскую нынче о былом.

安由乎疾
奈呉<乃>浦廻尓
与須流浪
伊夜千重之伎尓
戀<度>可母
あゆをいたみ
なごのうらみに
よするなみ
いやちへしきに
こひわたるかも
Оттого что грозен был восточный ветер,
Волны, набегавшие на берег в Наго
В тысячи рядов, бегут еще сильнее —
Все сильнее и сильней
Моя любовь!
Песня, посланная в столицу, в дом Тадзихи
[Отомо Якамоти]
保里江欲利
美乎左<香>能保流
<梶>音乃
麻奈久曽奈良波
古非之可利家留
ほりえより
みをさかのぼる
かぢのおとの
まなくぞならは
こひしかりける
Как ни на миг
Не стихнет скрип весла
У корабля, плывущего по морю
Из бухты Хориэ теченью вопреки,—
Так ни на миг мне не забыть столицу.

風吹けば
沖つ白浪
立田山
よはにや君が
ひとりこゆらむ
かぜふけば
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみが
ひとりこゆらむ
Подует ветер —
И поднимутся белые волны на взморье.
О, гора Тацута!
Не тебя ль в полночь
Милый будет переходить один?
Подует ветер... - Песня из "Кокинвакасю" (№ 994). Автор не известен. Песня приведена как пример использования дзё в главном полустишии. Главное полустишие целиком составляет дзё к слову Тацута - названию горы через ассоциацию его со словом тацу — "подниматься", "вставать". Эта песня есть также в лирической повести "Исэ моногатари" [23]. Гора Тацута один из постоянных образов поэзии "Кокинвакасю". Сама гора находится на границе провинций Ямато и Нанива, через неё пролегала одна из оживленных дорог того времени.
風ふけは
おきつ白浪
たつた山
よはにや君か
ひとりこゆらむ
かせふけは
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみか
ひとりこゆらむ
Там, в просторах морей,
белопенные катятся волны
и шумят на ветру —
муж мой милый во мраке ночи
гору Тацута переходит…
367. Гора Тацута — часть горной гряды Икома в префектуре Нара. Включено в «Исэ-моногатари» № 23.
人をとく
あくた川てふ
津の国の
なにはたがはぬ
君にぞありける
ひとをとく
あくたがはてふ
つのくにの
なにはたがはぬ
きみにぞありける
Ничем ты не расходишься
С землёй Нанива
В стране Цу,
Где течет река Акутагава,
О которой говорят люди[362].
362. Танка содержит омонимы: аку – в слове Акутагава (название реки) и «пресыщаться». Нанива – название местности и «в имени», Цу-но куни (страна Цу) – дзё к слову Нанива. Смысл того, что хочет сказать поэтесса, составлен из топонимов, увязанных в единый сюжет: «наскучив всем, ты быстро пресыщаешься, и молва о тебе не расходится с твоим именем (т. е. характером)». Акутагава – река в провинции Осака уезда Мисима. Танка помещена в Сюисю, 15 [977], и в Мотоёсимикогосю.
四可能白水郎乃
釣船之<紼>
不堪
情念而
出而来家里
しかのあまの
つりぶねのつな
あへなくも
こころにおもひて
いでてきにけり
Как порой канаты на челнах рыбачьих
Рыбаками с берегов Сига
Тянутся с трудом,—
С трудом, с тоской на сердце
Я ушел, покинув милый дом…
* Песня напоминает песни сакимори — песни пограничных стражей, т. е. песни крестьян, уходивших, согласно существовавшей в те времена государственной повинности, в пограничные стражи, однако никаких примечаний по этому поводу нет.
すか原や
ふしみの里の
さゝまくら
夢もいくよの
人めよくらん
すかはらや
ふしみのさとの
ささまくら
ゆめもいくよの
ひとめよくらん