吾里尓
大雪落有
大原乃
古尓之郷尓
落巻者後
わがさとに
おほゆきふれり
おほはらの
ふりにしさとに
ふらまくはのち
В моем селе
Глубокий выпал снег,
А в Охара,
В селе заброшенном и старом,
Такого снега нет, он выпадет потом…
* “В моем селе” — имеется в виду селение Асука, где находился дворец Киёмихара, резиденция Тэмму.
* Песня носит шуточный характер. В те времена, судя по песням М., большой снег всегда служил предметом особого любования. В старину император имел несколько жен. Главную жену звали “огисаки”, среди остальных жен — “кисаки” — различались “хи”, “фудзин”, “бунин”, “хин” (даны в нисходящем порядке). Дочь Каматари была на положении “фудзин”. Ее называли также Охара-но тодзи “хозяйка Охара” по названию местности, где была ее резиденция (см. п. 4479).
来ぬ人を
まつの葉にふる
白雪の
消えこそかへれ
あはぬ思ひに
こぬひとを
まつのはにふる
しらゆきの
きえこそかへれ
あはぬおもひに
Того, кто не приходит,
Ожидая, провожу дни.
И подобно тому как белый снег.
Тает, так и я скончаюсь
От любви, не встретившись с тобой[363] —
363. Танка содержит омонимы: мацу – «сосна» и «ждать», фуру – «идти» (о снеге) и «проходить» (о времени). Хи – в слове омохи – «любовь» и хи – «солнце». Иной смысл второй и третьей строк стиха: «Подобно снегу, падающему на иглы сосны». Танка помещена в Мотоёсимикогосю, а также в Госэнсю, 12, с небольшими изменениями. Кроме того, в Кокиирокутё, 1, в разделе «Снег».
奥山之
真木葉凌
零雪乃
零者雖益
地尓落目八方
おくやまの
まきのはしのぎ
ふるゆきの
ふりはますとも
つちにおちめやも
Подобно снегу, что ложится
В ущельях гор, сгибая до земли
Большие ветви древних криптомерий,
Пусть прибавляет время годы нам,
Оно не свалит нас на землю!

大口能
真神之原尓
零雪者
甚莫零
家母不有國
おほくちの
まかみのはらに
ふるゆきは
いたくなふりそ
いへもあらなくに
Пасть большая у волков…
Ах, в долине Магами
Падающий белый снег,
Ты не падай сильно, я прошу,
Даже дома нету близко там…
* Этой песней открывается цикл на тему о снеге и цветах сливы. основных образах песен зимы. По-видимому, большинство из них были сложены на поэтическом турнире, и здесь помещены лучшие песни. По “Дайсёки” в древности в местности Асака, где было много волков, местные жители называли их “богами с огромной пастью” (огути-но ками). Здесь же находится и равнина Магами—равнина Священного волка.
沫雪
保杼呂保杼呂尓
零敷者
平城京師
所念可聞
あわゆきの
ほどろほどろに
ふりしけば
ならのみやこし
おもほゆるかも
Когда снег, словно пена, покрывает всю землю
И так медленно кружит,
Тихо падая с неба,
О столице, о Нара,
Преисполнен я думой!
* Табито долгое время жил на о-ве Кюсю; судя по некоторым его песням, это была своего рода ссылка, в столицу он возвратился только под конец жизни.
吾岳尓
盛開有
梅花
遺有雪乎
乱鶴鴨
わがをかに
さかりにさける
うめのはな
のこれるゆきを
まがへつるかも
Не сливы ли белой цветы
У холма моего расцветали
И кругом все теперь в белоснежном цвету?
Или это оставшийся снег
Показался мне нынче цветами?

沫雪尓
所落開有
梅花
君之許遣者
与曽倍弖牟可聞
あわゆきに
ふらえてさける
うめのはな
きみがりやらば
よそへてむかも
Когда бы я цветы душистой сливы,
Что вся, покрывшись пеной снега, расцвела,
Послал тебе домой,
То все бы говорили,
Что мы, наверное, близки с тобой!

棚霧合
雪毛零奴可
梅花
不開之代尓
曽倍而谷将見
たなぎらひ
ゆきもふらぬか
うめのはな
さかぬがしろに
そへてだにみむ
Все затянул туман.
О, пусть бы выпал снег!
Здесь слив цветы еще не расцветали,
И вместо них, сравнив его с цветами,
Мы стали б любоваться им!

天霧之
雪毛零奴可
灼然
此五柴尓
零巻乎将見
あまぎらし
ゆきもふらぬか
いちしろく
このいつしばに
ふらまくをみむ
Все небо пасмурно.
О, пусть бы выпал снег!
И мы бы стали любоваться,
Как будет падать на валежник он
И ярким блеском весь переливаться!

吾屋前之
冬木乃上尓
零雪乎
梅花香常
打見都流香裳
わがやどの
ふゆきのうへに
ふるゆきを
うめのはなかと
うちみつるかも
У дома моего, где я один живу,
На зимние деревья с высоты
Летящий белый снег —
Не сливы ли цветы? —
Так показалось взору моему!

夜干玉乃
今夜之雪尓
率所沾名
将開朝尓
消者惜家牟
ぬばたまの
こよひのゆきに
いざぬれな
あけむあしたに
けなばをしけむ
Ночью черной, как ягоды тута,
Пусть снег увлажнит нам одежды,
Идемте, чтоб им насладиться!
Будет жаль, если он вдруг растает
Завтра утром, на раннем рассвете…
* Последние две строки типичны для песен, посвященных юкими — “любованию снегом”.
梅花
枝尓可散登
見左右二
風尓乱而
雪曽落久類
うめのはな
えだにかちると
みるまでに
かぜにみだれて
ゆきぞふりくる
Что это на ветвях — то лепестки иль нет?
То не цветы ли задержались, опадая?
Так взору кажется…
Кружась по ветру, снег
Упал, снежинками цветы напоминая…

十二月尓者
沫雪零跡
不知可毛
梅花開
含不有而
しはすには
あわゆきふると
しらねかも
うめのはなさく
ふふめらずして
Не потому ли, что не ведают цветы
О том, что в декабре снег белый выпадает,
Как пена нежная,—
Здесь сливы расцвели,
И почками не набухая…

今日零之
雪尓競而
我屋前之
冬木梅者
花開二家里
けふふりし
ゆきにきほひて
わがやどの
ふゆきのうめは
はなさきにけり
Соперничая с белизною снега,
Упавшего с небесной высоты,
У дома моего
Везде на сливах зимних
Цветут сегодня белые цветы!
* На ветках сливы зимней — т. е. цветущей зимой. По народным приметам, получившим отражение в песнях и образах М., крики гусей и моросящий осенний дождь заставляют алеть листву; от росы, выпадающей обильно осенью, начинают цвести хаги, снег же стимулирует цветение сливы. Слива и снег — обычные парные образы.
池邊乃
松之末葉尓
零雪者
五百重零敷
明日左倍母将見
いけのへの
まつのうらばに
ふるゆきは
いほへふりしけ
あすさへもみむ
Снег, падающий на верхушки сосен,
Растущих около застывшего пруда,
Покрой все сотнями слоев,
Прошу тебя,
Чтоб даже завтра мог я любоваться!

沫雪乃
比日續而
如此落者
梅始花
散香過南
あわゆきの
このころつぎて
かくふらば
うめのはつはな
ちりかすぎなむ
О, если белый снег, подобный пене,
Все будет падать бесконечно
Эти дни,
Душистой сливы первые цветы
Навряд ли опадут, завянув…
* “Душистой сливы первые цветы навряд ли опадут, завянув” — т. е. снег ляжет на ветки, как белые цветы слив.
松影乃
淺茅之上乃
白雪乎
不令消将置
言者可聞奈吉
まつかげの
あさぢのうへの
しらゆきを
けたずておかむ
ことはかもなき
Ах, белый снег, что нынче выпал здесь,
В тени зеленых сосен
На асадзи,
Навряд ли этот снег останется, как есть
И не исчезнет, до конца растаяв!

高山之
菅葉之努藝
零雪之
消跡可曰毛
戀乃繁鶏鳩
たかやまの
すがのはしのぎ
ふるゆきの
けぬといふべくも
こひのしげけく
Как тает снег, упавший на листы
Зеленых трав суга на той горе высокой,
Вот так же я…
Коль спросят, скажешь ты,
Что таю я, объят тоской глубокой!..
* Любовное послание; кому адресовано, неизвестно.
吾背兒与
二有見麻世波
幾許香
此零雪之
懽有麻思
わがせこと
ふたりみませば
いくばくか
このふるゆきの
うれしくあらまし
Когда б вдвоем
С моим любимым
Могла бы любоваться я,
Какая б радость мне была
От выпавшего наземь снега!

真木乃於尓
零置有雪乃
敷布毛
所念可聞
佐夜問吾背
まきのうへに
ふりおけるゆきの
しくしくも
おもほゆるかも
さよとへわがせ
Как снег, что, падая вокруг, ложится
На славные деревья хиноки
И нет конца ему,—
Я без конца тоскую!
Приди же этой ночью, милый друг!
* Хиноки — японский кипарис.
沫雪之
可消物乎
至今<尓>
流經者
妹尓相曽
あわゆきの
けぬべきものを
いままでに
ながらへぬるは
いもにあはむとぞ
Как тает снег, напоминая пену,
Так таю я, влача удел земной,
И лишь мечта,
Что встречусь я с тобой,
Дала мне силы жить поныне!
* Некоторые комментаторы предполагают, что поэтесса сложила ее, когда была тяжело больна.
沫雪乃
庭尓零敷
寒夜乎
手枕不纒
一香聞将宿
あわゆきの
にはにふりしき
さむきよを
たまくらまかず
ひとりかもねむ
Когда на землю, падая, ложится
Снег белой пеною, с высот небес летя,
Холодной ночью
Без твоих объятий
Навряд ли я смогу уснуть один…

妹門
入出見川乃
床奈馬尓
三雪遣
未冬鴨
いもがかど
いりいづみがはの
とこなめに
みゆきのこれり
いまだふゆかも
В ворота милой входят и уходят…
Когда-Увидимся зовется здесь река,
На камнях у нее, покрытых мохом,
Не стаял белый снег,—
Там до сих пор зима!
* Автор неизвестен.
* Река Когда-Увидимся — см. Идзуми. “
* Не стаял белый снег” — говорится о белой пене волн.
御食向
南淵山之
巌者
落波太列可
削遺有
みけむかふ
みなぶちやまの
いはほには
ふりしはだれか
きえのこりたる
Государю дань приносят пищей…
На горе Минабутияма,
На уступах скал
Не выпавший ли снег
Задержался, не растаяв до конца?
* Автор неизвестен.
* Обстоятельства, при которых была сложена песня, не указаны. К. Мае. считает, что она также имеет подтекст. Возможно, говоря о не растаявшем снеге, автор песни намекает на недовольство принца и отсутствие милостей с его стороны, на охлаждение в отношениях.
雪己曽波
春日消良米
心佐閇
消失多列夜
言母不徃来
ゆきこそば
はるひきゆらめ
こころさへ
きえうせたれや
こともかよはぬ
И белый снег
В весенний день растает,
И даже чувства верные мои
Не могут разве, словно снег, растаять,—
Ведь нет давно привета от тебя!

三越道之
雪零山乎
将越日者
留有吾乎
懸而小竹葉背
みこしぢの
ゆきふるやまを
こえむひは
とまれるわれを
かけてしのはせ
В тот день, когда ты будешь проходить
Тропою горной, где ложится снег,
Там, на пути в Коси,
Меня, что здесь остался,
Ты, пожалев, с любовью помяни!

市人よ
此笠うらふ
雪の傘
いちびとよ
このかさうろう
ゆきのかさ
Эй, торговец,
Шляпу не купишь? Так хороша
Эта шляпа в снегу.

馬をさえ
ながむる雪の
朝哉
うまをさえ
ながむるゆきの
あしたかな
Даже от лошади
Оторвать невозможно взгляда
Снежное утро.

打靡
春去来者
然為蟹
天雲霧相
雪者零管
うちなびく
はるさりくれば
しかすがに
あまくもきらひ
ゆきはふりつつ
Со стелющимся по земле туманом
Пришла весенняя пора,
И все же
Небо затянуло облаками,
И беспрестанно белый снег идет…

梅花
零覆雪乎
L持
君令見跡
取者消管
うめのはな
ふりおほふゆきを
つつみもち
きみにみせむと
とればけにつつ
Снежинки, что упали на цветок,
На лепестки душистой нежной сливы,
Хотела унести
И показать тебе,
Но лишь дотронулась — они исчезли…

梅花
咲落過奴
然為蟹
白雪庭尓
零重管
うめのはな
さきちりすぎぬ
しかすがに
しらゆきにはに
ふりしきりつつ
Цветы на сливе отцвели
И лепестки осыпаться успели,
И все же
Белый снег в саду
Густым покровом падает на землю…

今更
雪零目八方
蜻火之
燎留春部常
成西物乎
いまさらに
ゆきふらめやも
かぎろひの
もゆるはるへと
なりにしものを
Отныне
Вряд ли будет падать снег;
Сверкающая ярким блеском,
Весенняя пора
Уже пришла!

風交
雪者零乍
然為蟹
霞田菜引
春去尓来
かぜまじり
ゆきはふりつつ
しかすがに
かすみたなびき
はるさりにけり
Ветер дует и, конца не зная,
Падает на землю снег,
И все ж вдали
Протянулась дымка легкая тумана,
Значит, наступила вешняя пора!

山際尓
鴬喧而
打靡
春跡雖念
雪落布沼
やまのまに
うぐひすなきて
うちなびく
はるとおもへど
ゆきふりしきぬ
“Коль соловей поет
В горах окрестных,
То значит, вновь пришла с туманами весна”,—
Так думал я, но думал я напрасно:
Все вновь покрыто снежной пеленой…

峯上尓
零置雪師
風之共
此聞散良思
春者雖有
をのうへに
ふりおけるゆきし
かぜのむた
ここにちるらし
はるにはあれども
Наверно, это снег, что покрывал
Вершины горные,
Из-за порывов ветра,
На землю падает с далекой высоты,
Хотя весна уже настала…

為君
山田之澤
恵具採跡
雪消之水尓
裳裾所沾
きみがため
やまたのさはに
ゑぐつむと
ゆきげのみづに
ものすそぬれぬ
Когда для друга собирала
Я травы эгу средь болот,
Средь гор и средь полей,
Промок подол у платья
В воде растаявших снегов…
* Эгу (совр. курогай, Eleocharis) — трава болотница растет на болотах, у канав, пруда, где мелкая вода; многолетнее растение с узкими длинными листьями, как у камыша, цветет осенью небольшими метелками; употребляется в пищу.
梅枝尓
鳴而移<徙>
鴬之
翼白妙尓
沫雪曽落
うめがえに
なきてうつろふ
うぐひすの
はねしろたへに
あわゆきぞふる
На крылья соловья, что с песнею порхает
Среди ветвей, где сливы белый цвет,
На крылья эти,
Белизной сверкая,
Как пена легкая, ложится вешний снег.

山高三
零来雪乎
梅花
<落>鴨来跡
念鶴鴨
(一云
梅花
開香裳落跡)
やまたかみ
ふりくるゆきを
うめのはな
ちりかもくると
おもひつるかも
(うめのはな
さきかもちると)
Высоки горы здесь,
И потому
Подумал я о падающем снеге:
“Не слив ли это белые цветы
С вершины горной падают на землю?”
* Песни 1841 и 1842 являются вопросом и ответом (прим. к тексту).
除雪而
梅莫戀
足曳之
山片就而
家居為流君
ゆきをおきて
うめをなこひそ
あしひきの
やまかたづきて
いへゐせるきみ
Друг, что живешь
Средь распростертых гор
И к ним привязан всей душою,
Ты снегом падающим не пренебрегай
И не тоскуй о белоснежной сливе!

山際尓
雪者零管
然為我二
此河楊波
毛延尓家留可聞
やまのまに
ゆきはふりつつ
しかすがに
このかはやぎは
もえにけるかも
Средь ближних гор
Снег без конца идет,
И все-таки под этим белым снегом
На ивах, что склонились над рекой,
Зазеленели свежие побеги!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
山際之
雪<者>不消有乎
水飯合
川之副者
目生来鴨
やまのまの
ゆきはけずあるを
みなぎらふ
かはのそひには
もえにけるかも
В горах
И снег еще не стаял,
А ива, что растет на берегу реки,
Куда стремительно стекаются потоки,
Пустила ныне свежие ростки!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
見雪者
未冬有
然為蟹
春霞立
梅者散乍
ゆきみれば
いまだふゆなり
しかすがに
はるかすみたち
うめはちりつつ
Когда, взглянув, еще увидишь снег,
То, кажется, зима стоит поныне,
А вместе с тем
Туманы вешние встают
И лепестки роняет наземь слива…

白雪之
常敷冬者
過去家良霜
春霞
田菜引野邊之
鴬鳴焉
しらゆきの
つねしくふゆは
すぎにけらしも
はるかすみ
たなびくのへの
うぐひすなくも
Дни зимние, когда покрыто было
Все белым снегом,
Видимо, прошли:
В полях, где стелются весенние туманы,
Запел сегодня соловей!

足曳之
山鴨高
巻向之
木志乃子松二
三雪落来
あしひきの
やまかもたかき
まきむくの
きしのこまつに
みゆきふりくる
Верно, горы распростертые высоки,
Если град идет на этом берегу,
В Макимуку,
И летя, ложится
На верхушку маленькой сосны…

巻向之
桧原毛未
雲居者
子松之末由
沫雪流
まきむくの
ひはらもいまだ
くもゐねば
こまつがうれゆ
あわゆきながる
В Макимуку
Над горами Хибара
Облаков на небе нынче нет,
А с верхушек сосенок зеленых
Вниз струится белой пеной снег.

足引
山道不知
白<牫><牱>
枝母等乎々尓
雪落者
あしひきの
やまぢもしらず
しらかしの
えだもとををに
ゆきのふれれば
Средь распростертых гор тропинки не найду,
Найти в горах теперь дорогу трудно,
Все оттого что выпал сильный снег,
К земле склонивший
Даже ветви дуба.
Также включено с небольшими изменениями в Сюисю, 252
奈良山乃
峯尚霧合
宇倍志社
前垣之下乃
雪者不消家礼
ならやまの
みねなほきらふ
うべしこそ
まがきがしたの
ゆきはけずけれ
На пики гор вблизи столицы Нара
Туман опять спустился и осел,
И вижу я теперь — недаром
В тени забора снег
Растаять не успел.

殊落者
袖副沾而
可通
将落雪之
空尓消二管
ことふらば
そでさへぬれて
とほるべく
ふりなむゆきの
そらにけにつつ
О, если б падал настоящий снег,
Он должен был бы промочить насквозь,
До рукавов,
Но тот желанный снег,
Не долетая, тает в небесах…

夜乎寒三
朝戸乎開
出見者
庭毛薄太良尓
三雪落有
よをさむみ
あさとをひらき
いでみれば
にはもはだらに
みゆきふりたり
Была холодной ночь, и потому,
Когда я утром двери отворил,
Из дома вышел
И взглянул кругом:
Над садом хлопьями на землю падал снег.

暮去者
衣袖寒之
高松之
山木毎
雪曽零有
ゆふされば
ころもでさむし
たかまつの
やまのきごとに
ゆきぞふりたる
Когда спустились сумерки кругом,
Проникнул холод в рукава мои,
И в Такамацу, вижу я,
На склонах гор,
Деревья все до одного в снегу!

吾袖尓
零鶴雪毛
流去而
妹之手本
伊行觸<粳>
わがそでに
ふりつるゆきも
ながれゆきて
いもがたもとに
いゆきふれぬか
Тот снег, что лег на рукава мои,
Что вниз потоком устремился,
Он на лету
Тебя коснулся ль,
Упав на рукава твои?

沫雪者
今日者莫零
白妙之
袖纒将干
人毛不有<君>
あわゆきは
けふはなふりそ
しろたへの
そでまきほさむ
ひともあらなくに
Летящий пеной белый снег,
О, нынче ты не падай, я прошу,
Ведь нету никого,
Кто рукава мои — из белой ткани —
Высушить бы мог.

甚多毛
不零雪故
言多毛
天三空者
<陰>相管
はなはだも
ふらぬゆきゆゑ
こちたくも
あまつみそらは
くもらひにつつ
Хотя и не был сильным снегопад,
И все-таки кругом,
Со всех сторон,
Пространство ясных, голубых небес
Туманным облаком заволокло!

吾背子乎
且今々々
出見者
沫雪零有
庭毛保杼呂尓
わがせこを
いまかいまかと
いでみれば
あわゆきふれり
にはもほどろに
“О, милый мой вот-вот сейчас придет”,—
Так думая, из дома вышла я
И огляделась:
Выпал пеной снег
И тонким слоем лег, весь сад заполнив…

足引
山尓白者
我屋戸尓
昨日暮
零之雪疑意
あしひきの
やまにしろきは
わがやどに
きのふのゆふへ
ふりしゆきかも
То, что сверкает яркой белизной
На склонах дальних распростертых гор,—
Не снег ли белый, выпавший вчера
Вечернею порой
У дома моего?

雪寒三
咲者不開
梅花
縦比来者
然而毛有金
ゆきさむみ
さきにはさかぬ
うめのはな
よしこのころは
かくてもあるがね
Холодный нынче снег и потому
Не расцветут
Цветы душистых слив,
И это хорошо: в бутонах сохранятся
И расцветут потом уже на долгий срок.

八田乃野之
淺茅色付
有乳山
峯之沫雪
<寒>零良之
やたののの
あさぢいろづく
あらちやま
みねのあわゆき
さむくちるらし
Трава асадзи в поле Ята
Окрасилась сегодня в алый цвет,
Как видно, в вышине,
На пиках гор Арати,
Ложится пеною холодный белый снег.
* Считается, что это песня жены, живущей в Ямато и думающей о муже, находящемся в пути в провинции Этидзэн (СН).

Включена в Синкокинсю, 657
零雪
虚空可消
雖戀
相依無
月經在
ふるゆきの
そらにけぬべく
こふれども
あふよしなしに
つきぞへにける
Как снег, что падает, земли не достигая,
И тает в небесах, могу угаснуть я,
Любя тебя.
Надежды нет на встречу,
И месяцы проходят без тебя…

<阿和>雪
千<重>零敷
戀為来
食永我
見偲
あわゆきは
ちへにふりしけ
こひしくの
けながきわれは
みつつしのはむ
О снег, летящий белой пеной,
Ты в тысячи рядов здесь падай и ложись,
Я, что так много долгих дней тоскую,
Любуясь на тебя,
Утешусь, может быть.

吉名張乃
野木尓零覆
白雪乃
市白霜
将戀吾鴨
よなばりの
のぎにふりおほふ
しらゆきの
いちしろくしも
こひむあれかも
Как ясно виден этот белый снег,
Что, падая, покрыл деревья суги
В селе Ёнабари,
Пусть так же ясно видят
Мою тоску, мою любовь к тебе.

一眼見之
人尓戀良久
天霧之
零来雪之
可消所念
ひとめみし
ひとにこふらく
あまぎらし
ふりくるゆきの
けぬべくおもほゆ
Любя тебя, что мельком только видел,
Могу угаснуть я,
Исполненный тоски,
Как тает белый снег, что падает на землю,
Туманя небеса ненастной мглой…

思出
時者為便無
豊國之
木綿山雪之
可消<所>念
おもひいづる
ときはすべなみ
とよくにの
ゆふやまゆきの
けぬべくおもほゆ
В часы когда тебя я вспоминаю,
Мне кажется, что больше нету сил,
Как снег в Тоёкуни
На склонах Ююяма,
Могу угаснуть я, исполненный тоски…

如夢
君乎相見而
天霧之
落来雪之
可消所念
いめのごと
きみをあひみて
あまぎらし
ふりくるゆきの
けぬべくおもほゆ
Как будто бы во сне мы встретились с тобою,
Как снег, что падает,
Туманя небеса,
Могу я от любви к тебе угаснуть,
Исполненный мучительной тоски.

吾背子之
言愛美
出去者
裳引将知
雪勿零
わがせこが
ことうるはしみ
いでてゆかば
もびきしるけむ
ゆきなふりそね
У любимого, у друга моего,
Ласково звучали милые слова.
Если я пойду,
Подол у платья замочу,
Ты не падай, снег, прошу тебя!

梅花
其跡毛不所見
零雪之
市白兼名
間使遣者
うめのはな
それともみえず
ふるゆきの
いちしろけむな
まつかひやらば
Как всем приметен белый падающий снег,
Что яркой белизной
Похож на сливы цвет,
Ах, так же сразу заприметили бы все,
Когда бы я к тебе послал гонца…

天霧相
零来雪之
消友
於君合常
流經度
あまぎらひ
ふりくるゆきの
けなめども
きみにあはむと
ながらへわたる
Как снег что падает,
Туманя небо мглою,
Так таю я,
И все-таки живу
Одной мечтой, что встретимся с тобою.

窺良布
跡見山雪之
灼然
戀者妹名
人将知可聞
うかねらふ
とみやまゆきの
いちしろく
こひばいもがな
ひとしらむかも
С вопросом устремленный
Дальний Взгляд зовутся горы,
И когда б любовь моя,
Как снег в горах, была видна,
Про имя милой люди бы узнали!

海小船
泊瀬乃山尓
落雪之
消長戀師
君之音曽為流
あまをぶね
はつせのやまに
ふるゆきの
けながくこひし
きみがおとぞする
Рыбачий челн выходит в море…
В горах Хацусэ падающий снег
Шел много дней…
Я много дней грустила,
И наконец — от милого привет.

和射美能
嶺徃過而
零雪乃
Q毛無跡
白其兒尓
わざみの
みねゆきすぎて
ふるゆきの
いとひもなしと
まをせそのこに
Когда в пути проходят
Мыс Вадзами,
Надоедает людям падающий снег,
Но мне тот снег помехой не бывает,—
Об этом юной деве передай!

三吉野之
耳我嶺尓
時無曽
雪者落家留
間無曽
雨者零計類
其雪乃
時無如
其雨乃
間無如
隈毛不落
<念>乍叙来
其山道乎
みよしのの
みみがのみねに
ときなくぞ
ゆきはふりける
まなくぞ
あめはふりける
そのゆきの
ときなきがごと
そのあめの
まなきがごと
くまもおちず
おもひつつぞこし
そのやまみちを
Там, где Ёсину,
Среди пиков Мимига,
Ах, без времени
Падает на землю снег,
Ах, без отдыха,
Постоянно льют дожди.
И как этот снег,
Как и он, без времени,
И как этот дождь,
Как и он, без отдыха,
По извилинам дорог
В думы погружен иду
Этой горною тропой!

三芳野之
耳我山尓
時自久曽
雪者落等言
無間曽
雨者落等言
其雪
不時如
其雨
無間如
隈毛不堕
思乍叙来
其山道乎
みよしのの
みみがのやまに
ときじくぞ
ゆきはふるといふ
まなくぞ
あめはふるといふ
そのゆきの
ときじきがごと
そのあめの
まなきがごと
くまもおちず
おもひつつぞくる
そのやまみちを
Там, где Ёсину,
Там, где горы Мимига,
Говорят, без времени
Падает на землю снег,
Говорят, без отдыха,
Постоянно льют дожди.
И как этот снег,
Как и он, без времени,
И как этот дождь,
Как и он, без отдыха,
По извилинам дорог
В думы погружен иду
Этой горною тропой…

吾岡之
於可美尓言而
令落
雪之摧之
彼所尓塵家武
わがをかの
おかみにいひて
ふらしめし
ゆきのくだけし
そこにちりけむ
Это, верно, приказали боги,
Что живут у моего холма,
Чтоб в селе у вас
Рассыпать по дороге
Жалкие остатки снега моего!

八隅知之
吾大王
高照
日之皇子
神長柄
神佐備世須<等>
太敷為
京乎置而
隠口乃
泊瀬山者
真木立
荒山道乎
石根
禁樹押靡
坂鳥乃
朝越座而
玉限
夕去来者
三雪落
阿騎乃大野尓
旗須為寸
四能乎押靡
草枕
多日夜取世須
古昔念而
やすみしし
わがおほきみ
たかてらす
ひのみこ
かむながら
かむさびせすと
ふとしかす
みやこをおきて
こもりくの
はつせのやまは
まきたつ
あらきやまぢを
いはがね
さへきおしなべ
さかとりの
あさこえまして
たまかぎる
ゆふさりくれば
みゆきふる
あきのおほのに
はたすすき
しのをおしなべ
くさまくら
たびやどりせす
いにしへおもひて
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Ты, что озаряешь высь,
Солнца лучезарный сын!
По велению богов
Богом став,
Когда вершить
Начал ты свои дела,
Из столицы, что стоит
Величава и прочна,
Ты отправился в страну,
Скрытую в горах глухих,
В Хацусэ.
И проходя
Меж безлюдных диких скал,
Где деревья поднялись
Хиноки,
Идя тропой,
Ты сгибал к подножью скал
Ветви на своем пути.
Поутру, когда летят
Над заставой стаи птиц,
Ты проходишь по горам.
И лишь вечер настает,
Белым жемчугом блестя,
В поле Аки, где теперь
Падает чудесный снег,
Ты, сгибая стебли трав,
Флаги пышных сусуки,
Низкий высохший бамбук,
Остаешься на ночлег,
Где подушкою в пути
Служит страннику трава,
И тоскуешь о былом…
* Хиноки (Chaniaecyparis obtusa) — “солнечные деревья”, японский кипарис, в песнях М. встречаются как “священные”, “прекрасные деревья”.
* Сусуки (или обана) (Miscanthus sinensis) — одна из осенних трав, цветет пышными колосьями, отчего верхушки ее сравнивают с флагами.
零雪者
安播尓勿落
吉隠之
猪養乃岡之
塞為巻尓
ふるゆきは
あはになふりそ
よなばりの
ゐかひのをかの
せきなさまくに
О на землю падающий снег!
Ты не падай пеною такой,—
Ведь в Ёнабари,
Где холм стоит Игаи,
Ты заставой станешь на пути!

<挂>文
忌之伎鴨
(一云
由遊志計礼抒母)
言久母
綾尓畏伎
明日香乃
真神之原尓
久堅能
天都御門乎
懼母
定賜而
神佐扶跡
磐隠座
八隅知之
吾大王乃
所聞見為
背友乃國之
真木立
不破山越而
狛劔
和射見我原乃
行宮尓
安母理座而
天下
治賜
(一云
<掃>賜而)
食國乎
定賜等
鶏之鳴
吾妻乃國之
御軍士乎
喚賜而
千磐破
人乎和為跡
不奉仕
國乎治跡
(一云
掃部等)
皇子随
任賜者
大御身尓
大刀取帶之
大御手尓
弓取持之
御軍士乎
安騰毛比賜
齊流
鼓之音者
雷之
聲登聞麻R
吹響流
小角乃音母
(一云
笛之音波)
敵見有
虎可𠮧吼登
諸人之
恊流麻R尓
(一云
聞<或>麻R)
指擧有
幡之靡者
冬木成
春去来者
野毎
著而有火之
(一云
冬木成
春野焼火乃)
風之共
靡如久
取持流
弓波受乃驟
三雪落
冬乃林尓
(一云
由布乃林)
飃可毛
伊巻渡等
念麻R
聞之恐久
(一云
諸人
見<或>麻R尓)
引放
箭<之>繁計久
大雪乃
乱而来礼
(一云
霰成
曽知余里久礼婆)
不奉仕
立向之毛
露霜之
消者消倍久
去鳥乃
相<競>端尓
(一云
朝霜之
消者消言尓
打蝉等
安良蘇布波之尓)
渡會乃
齊宮従
神風尓
伊吹<或>之
天雲乎
日之目毛不<令>見
常闇尓
覆賜而
定之
水穂之國乎
神随
太敷座而
八隅知之
吾大王之
天下
申賜者
萬代<尓>
然之毛将有登
(一云
如是毛安良無等)
木綿花乃
榮時尓
吾大王
皇子之御門乎
(一云
刺竹
皇子御門乎)
神宮尓
装束奉而
遣使
御門之人毛
白妙乃
麻衣著
<埴>安乃
門之原尓
赤根刺
日之盡
鹿自物
伊波比伏管
烏玉能
暮尓至者
大殿乎
振放見乍
鶉成
伊波比廻
雖侍候
佐母良比不得者
春鳥之
佐麻欲比奴礼者
嘆毛
未過尓
憶毛
未<不>盡者
言<左>敝久
百濟之原従
神葬
々伊座而
朝毛吉
木上宮乎
常宮等
高之奉而
神随
安定座奴
雖然
吾大王之
萬代跡
所念食而
作良志之
香<来>山之宮
萬代尓
過牟登念哉
天之如
振放見乍
玉手次
懸而将偲
恐有騰文
かけまくも
ゆゆしきかも
(ゆゆしけれども)
いはまくも
あやにかしこき
あすかの
まかみのはらに
ひさかたの
あまつみかどを
かしこくも
さだめたまひて
かむさぶと
いはがくります
やすみしし
わがおほきみの
きこしめす
そとものくにの
まきたつ
ふはやまこえて
こまつるぎ
わざみがはらの
かりみやに
あもりいまして
あめのした
をさめたまひ
(はらひたまひて)
をすくにを
さだめたまふと
とりがなく
あづまのくにの
みいくさを
めしたまひて
ちはやぶる
ひとをやはせと
まつろはぬ
くにををさめと
(はらへと)
みこながら
よさしたまへば
おほみみに
たちとりはかし
おほみてに
ゆみとりもたし
みいくさを
あどもひたまひ
ととのふる
つづみのおとは
いかづちの
こゑときくまで
ふきなせる
くだのおとも
(ふえのおとは)
あたみたる
とらかほゆると
もろひとの
おびゆるまでに
(ききまどふまで)
ささげたる
はたのなびきは
ふゆこもり
はるさりくれば
のごとに
つきてあるひの
(ふゆこもり
はるのやくひの)
かぜのむた
なびくがごとく
とりもてる
ゆはずのさわき
みゆきふる
ふゆのはやしに
(ゆふのはやし)
つむじかも
いまきわたると
おもふまで
ききのかしこく
(もろひとの
みまどふまでに)
ひきはなつ
やのしげけく
おほゆきの
みだれてきたれ
(あられなす
そちよりくれば)
まつろはず
たちむかひしも
つゆしもの
けなばけぬべく
ゆくとりの
あらそふはしに
(あさしもの
けなばけとふに
うつせみと
あらそふはしに)
わたらひの
いつきのみやゆ
かむかぜに
いふきまとはし
あまくもを
ひのめもみせず
とこやみに
おほひたまひて
さだめてし
みづほのくにを
かむながら
ふとしきまして
やすみしし
わがおほきみの
あめのした
まをしたまへば
よろづよに
しかしもあらむと
(かくしもあらむと)
ゆふばなの
さかゆるときに
わがおほきみ
みこのみかどを
(さすたけの
みこのみかどを)
かむみやに
よそひまつりて
つかはしし
みかどのひとも
しろたへの
あさごろもきて
はにやすの
みかどのはらに
あかねさす
ひのことごと
ししじもの
いはひふしつつ
ぬばたまの
ゆふへになれば
おほとのを
ふりさけみつつ
うづらなす
いはひもとほり
さもらへど
さもらひえねば
はるとりの
さまよひぬれば
なげきも
いまだすぎぬに
おもひも
いまだつきねば
ことさへく
くだらのはらゆ
かみはぶり
はぶりいまして
あさもよし
きのへのみやを
とこみやと
たかくまつりて
かむながら
しづまりましぬ
しかれども
わがおほきみの
よろづよと
おもほしめして
つくらしし
かぐやまのみや
よろづよに
すぎむとおもへや
あめのごと
ふりさけみつつ
たまたすき
かけてしのはむ
かしこかれども
И поведать вам о том
Я осмелиться боюсь,
И сказать об этом вам
Страх большой внушает мне…
Там, где Асука-страна,
Там, в долине Магами,
Он возвел себе чертог
На извечных небесах.
Божеством являясь, он
Скрылся навсегда средь скал
Мирно правящий страной
Наш великий государь!
Горы Фува перейдя,
Где стоит дремучий лес,
В дальней северной стране,
Управлял которой он,—
Меч корейский в кольцах был…
И в Вадзамигахара,
Он во временный дворец
К нам сошел тогда с небес
Поднебесной управлять.
И задумал он тогда
Укрепить свою страну,
Где правление вершил,
Ту, которой управлял.
Из восточной стороны,
Той, где много певчих птиц,
Он призвать изволил все
Свои лучшие войска.
И сказал: “Уймите вы
Мир нарушивших людей!”
И сказал: “Смирите вы
Страны, где не чтят меня!”
И когда доверил он
Принцу повести войска,
То немедля славный принц
Опоясался мечом,
В руки славные он взял
Боевой прекрасный лук,
И повел он за собой
Лучшие его войска.
Призывающий в поход
Барабана громкий бой
Был таков,
Как будто гром
Разразился на земле,
Зазвучали звуки флейт,
Так, как будто зарычал
Тигр, увидевший врага,
Так, что ужас обуял
Всех людей, кто слышал их.
Флаги, поднятые вверх,
Вниз склонились до земли.
Все скрывается зимой,
А когда придет весна,
В каждом поле жгут траву,
Поднеся к траве огонь,
Словно пламя по земле
Низко стелется в полях
От порывов ветра, — так
Флаги все склонились вниз,
Шум от луков, что в руках
Воины держали там,
Страшен был,
Казалось всем,
Будто в зимний лес, где снег
Падал хлопьями,
Проник
Страшный вихрь —
И сразу, вмиг,
Завертелось все кругом,
И летящих всюду стрел
Было множество.
Они,
Как огромный снегопад,
Падали,
Смешалось все,
Но смириться не желая,
Враг стоял против врага,
Коли инею-росе
Исчезать — пускай умру! —
И летящей стаей птиц
Бросились отряды в бой.
И в тот миг из Ватараи,
Где святой великий храм,
Вихрь священный — гнев богов —
Налетел и закружил
В небе облака,
И не виден больше стал
Людям яркий солнца глаз,
Тьма великая сошла
И покрыла все кругом…
И окрепшую в бою
Нашу славную страну, где колосья счастья есть,
Пребывая божеством,
Возвеличил, укрепил
Мирно правящий страной,
Наш великий государь!
Думалось: коль станешь ты
Поднебесной управлять,
Будет тысячи веков
Все здесь так,
Как сделал ты.
И когда сверкало все
Славой на твоей земле,
Словно белые цветы
На священных алтарях,
Наш великий государь,
Принц светлейший,
Твой чертог
Украшать нам довелось
И почтить, как храм богов.
Слуги при твоем дворе
В платья яркой белизны
Из простого полотна
Нарядились в этот день,
И в долине Ханиясу,
Где твой высится дворец,
С ярко рдеющей зарею
Долгий и печальный день,
Уподобясь жалким тварям,
Приникали мы к земле.
А когда настали ночи
Ягод тутовых черней,
Мы, взирая вверх, смотрели
На дворец великий твой.
И перепелам подобно,
Мы кружились близ него.
И хотя служить хотели,
Трудно нам служить теперь!
И подобно вешним птицам,
Громко лишь рыдаем мы.
И еще печаль разлуки
Не покинула сердца,
И еще тоска и горе
Не иссякли до конца,
А тебя уже несли мы
Из долины Кудара,
Где звучат чужие речи…
Божество мы хоронили —
Хоронили мы тебя.
…Полотняные одежды
Хороши в селенье Ки!..
И в Киноэ храм великий
Вечным храмом стал твоим.
В этом храме стал ты богом,
Там нашел себе покой…
И хотя ты нас покинул,
Но дворец Кагуяма,
Что воздвигнуть ты задумал,
Наш великий государь,
Чтобы он стоял веками,—
Будет вечно с нами он!
Как на небо, вечно будем
На него взирать мы ввысь!
И жемчужные повязки
Мы наденем в эти дни,
И в печали безутешной
Будем вспоминать тебя,
Преисполненные горем,
В трепете святом души…
* Первые четыре строки — традиционный зачин плачей.
* “Он возвел себе чертог…”,— говорится о Тэмму, отце Такэти, усыпальница которого находится в долине Магами. Некоторые комментаторы считают, что речь идет не об усыпальнице, а о дворце Киёми императора Тэмму, однако, исходя из контекста, ясно, что имеется в виду усыпальница. Во время мятежа годов Дзинсин войска Тэмму, пройдя через горы Фува, напали на провинцию Оми — место пребывания императора Тэндзи, где в то время находился его сын — Кобун.
* “Меч корейский в кольцах был” (мк) — зачин; у корейских мечей к рукоятке были прикреплены кольца.
* “Он призвать изволил” — говорится о Тэмму. “И когда доверил он принцу…” — говорится о Такэти. “Призывающий в поход барабана громкий бой…” — здесь и дальше описывается мятеж Дзинсин, когда младший брат умершего императора Тэндзи — принц О-ама, будущий император Тэмму, поднял мятеж в Ёсину (пров. Ямато) пошел войной на сына своего старшего брата — Кобуна, царствовавшего в провинции Оми, во дворце Оцу. В результате похода Тэмму оказался победителем, а император Кобун, его племянник, после 8 месяцев правления был побежден и покончил жизнь самоубийством в Ямадзаки, в провинции Оми.
* “Белые цветы на священных алтарях” — искусственные цветы из ослепительно белой материи, которые приносились на алтарь; постоянное сравнение (мк) для всего сверкающего.
* “Платья яркой белизны” — белые траурные одежды. “Из долины Кудара, где звучат чужие речи”.— Кудара — название одной из древних областей Кореи. Это же название дали местности в Японии между Киноэ и Асука в северной части уезда Кацураги, где жили корейские и китайские переселенцы, поэтому “мк” к Кудара (как постоянная характеристика этой местности) стало выражение “где звучат чужие речи”.
* “И жемчужные повязки мы наденем, в эти дни” — т. е. будем совершать молебствия.
奥山之
菅葉凌
零雪乃
消者将惜
雨莫零行年
おくやまの
すがのはしのぎ
ふるゆきの
けなばをしけむ
あめなふりそね
В дальних горных ущельях
Камышовые листья сгибая,
Снег идет — и так жалко мне будет,
Если снег этот белый растает…
Дождь, смотри же, не лейся на землю!

八隅知之
吾大王
高輝
日之皇子
茂座
大殿於
久方
天傳来
<白>雪仕物
徃来乍
益及常世
やすみしし
わがおほきみ
たかてらす
ひのみこ
しきいます
おほとののうへに
ひさかたの
あまづたひくる
ゆきじもの
ゆきかよひつつ
いやとこよまで
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Ты, что озаряешь высь,
Солнца лучезарный сын!
Словно падающий снег
С вечной высоты небес,
Покрывающий дворец,
Где страною правишь ты,
Буду вечно, вновь и вновь
Приходить к тебе сюда
До пределов дней моих,
До ухода в вечный мир!

矢釣山
木立不見
落乱
雪驪
朝樂毛
やつりやま
こだちもみえず
ふりまがふ
ゆきにさわける
あしたたのしも
О, как весело сегодня поутру!
И кататься и валяться на снегу,
Что покрыл все белой пеленой,
И не видно даже рощи молодой
На вершине дальней Яцури!
* Перевод песни на современный язык обычно отсутствует. Текст и комментарии даны по К. Мор.
天地之
分時従
神左備手
高貴寸
駿河有
布士能高嶺乎
天原
振放見者
度日之
陰毛隠比
照月乃
光毛不見
白雲母
伊去波伐加利
時自久曽
雪者落家留
語告
言継将徃
不盡能高嶺者
あめつちの
わかれしときゆ
かむさびて
たかくたふとき
するがなる
ふじのたかねを
あまのはら
ふりさけみれば
わたるひの
かげもかくらひ
てるつきの
ひかりもみえず
しらくもも
いゆきはばかり
ときじくぞ
ゆきはふりける
かたりつぎ
いひつぎゆかむ
ふじのたかねは
…Лишь только небо и земля
Разверзлись, — в тот же миг,
Как отраженье божества,
Величественна, велика,
В стране Суруга поднялась
Высокая вершина Фудзи!
И вот, когда я поднял взор
К далеким небесам,
Она, сверкая белизной,
Предстала в вышине.
И солнца полуденный луч
Вдруг потерял свой блеск,
И ночью яркий свет луны
Сиять нам перестал.
И только плыли облака
В великой тишине,
И, забывая счет времен,
Снег падал с вышины.
Из уст в уста пойдет рассказ
О красоте твоей,
Из уст в уста, из века в век,
Высокая вершина Фудзи!
* Песня представляет собой оду Фудзи — священной горе, любимой и почитаемой японским народом, воспетой в песнях, поэмах, легендах. Ода считается самым замечательным произведением Акахито. Особой славой пользуется каэси-ута. Она вошла отдельно в сборник ста лучших песен, составленный в XIII в., и до сих пор сохранила самостоятельную славу.
田兒之浦従
打出而見者
真白衣
不盡能高嶺尓
雪波零家留
たごのうらゆ
うちいでてみれば
ましろにぞ
ふじのたかねに
ゆきはふりける
Когда из бухты Таго на простор
Я выйду и взгляну перед собой,—
Сверкая белизной,
Предстанет в вышине
Вершина Фудзи в ослепительном снегу!
Помещено в «Огура Хякунин Иссю» в слегка изменённом виде.
奈麻余美乃
甲斐乃國
打縁流
駿河能國与
己知其智乃
國之三中従
出<立>有
不盡能高嶺者
天雲毛
伊去波伐加利
飛鳥母
翔毛不上
燎火乎
雪以滅
落雪乎
火用消通都
言不得
名不知
霊母
座神香<聞>
石花海跡
名付而有毛
彼山之
堤有海曽
不盡河跡
人乃渡毛
其山之
水乃當焉
日本之
山跡國乃
鎮十方
座祇可間
寳十方
成有山可聞
駿河有
不盡能高峯者
雖見不飽香聞
なまよみの
かひのくに
うちよする
するがのくにと
こちごちの
くにのみなかゆ
いでたてる
ふじのたかねは
あまくもも
いゆきはばかり
とぶとりも
とびものぼらず
もゆるひを
ゆきもちけち
ふるゆきを
ひもちけちつつ
いひもえず
なづけもしらず
くすしくも
いますかみかも
せのうみと
なづけてあるも
そのやまの
つつめるうみぞ
ふじかはと
ひとのわたるも
そのやまの
みづのたぎちぞ
ひのもとの
やまとのくにの
しづめとも
いますかみかも
たからとも
なれるやまかも
するがなる
ふじのたかねは
みれどあかぬかも
В стороне далекой Ки
Где приносят луки в дань,
И в Суруга — стороне,
Там, где плещется волна,
Между этою и той
На границе славных стран,
Возвышаясь, поднялась
Фудзи — дивная гора!
Даже облака небес
К ней боятся приплывать,
Даже птицам, что летят,
Не подняться до нее,
И огонь, что в ней горит,
Тушат белые снега,
Снег, что падает с небес,
Тает от огня…
Трудно даже и сказать,
И не знаешь, как назвать
Пребывающее в ней
Дивным чудом божество!
У подножия лежит
Озеро большое Сэ.
Это озеро от глаз
Скрыто склонами горы.
Переходит там народ
Реку Фудзи на пути —
То стремительный поток,
Что бежит с вершины вниз.
И в Ямато-стороне,
Где восходит солнце ввысь,
Мир несет всем божество,
Пребывающее в ней.
О гора, что вобрала
Все сокровища в себя.
Ах, в Суруга — стороне
Поднялась до облаков
Фудзи — славная гора!
Сколько ни любуйся ты,
Не устанешь никогда любоваться на нее!
* “Даже облака небес к ней боятся приплывать” — так высока вершина Фудзи и так почитается эта священная гора.
* “И огонь, что в ней горит”.— Фудзи — действующий вулкан, и над ним всегда видна струйка дыма, говорящая о вечном огне в нем, по легенде, “вечном огне любви”. Вместе с тем вершина горы всегда покрыта снегом. Оба эти образа часто встречаются в песнях как символы вечности, с ними сравнивается вечная любовь и т. п. По народным поверьям, там живет божество, охраняющее страну Ямато.
不盡嶺尓
零置雪者
六月
十五日消者
其夜布里家利
ふじのねに
ふりおくゆきは
みなづきの
もちにけぬれば
そのよふりけり
Пятнадцатого дня
В безводный месяц
Растаял всюду белый снег,
Что покрывал вершину Фудзи,
И вот за эту ночь он все покрыл опять!
* 15 июня считается самым жарким днем, когда полностью тают все снега, даже на горе Фудзи, хотя тут же вершина вновь покрывается снегом.
鷄之鳴
東國尓
高山者
佐波尓雖有
<朋>神之
貴山乃
儕立乃
見<杲>石山跡
神代従
人之言嗣
國見為<築>羽乃山矣
冬木成
時敷<時>跡
不見而徃者
益而戀石見
雪消為
山道尚矣
名積叙吾来<煎>
とりがなく
あづまのくにに
たかやまは
さはにあれども
ふたかみの
たふときやまの
なみたちの
みがほしやまと
かむよより
ひとのいひつぎ
くにみする
つくはのやまを
ふゆこもり
ときじきときと
みずていかば
ましてこほしみ
ゆきげする
やまみちすらを
なづみぞわがける
Там, где много певчих птиц,
В той восточной стороне
Много есть высоких гор,
Но средь них одна гора,
Всеми чтимая, стоит —
Это двух божеств гора.
Две вершины поднялись
У нее, красуясь, в ряд,
Ненаглядною горой
Называют все ее.
С незапамятных времен,
Со времен еще богов
Люди сказ ведут о ней,
И с Цукуба, с вышины
Все любуются страной.
Но в снегу она теперь,
Хоть не время быть зиме,
А уйти, не посмотрев,—
Тосковать еще сильней!
И поэтому с трудом
Горною тропой идя,
Где повсюду тает снег,
Тяжкий путь перенеся,
На вершины я взошел!

築羽根矣
卌耳見乍
有金手
雪消乃道矣
名積来有鴨
つくはねを
よそのみみつつ
ありかねて
ゆきげのみちを
なづみけるかも
О пик Цукуба! Любоваться
Лишь издали тобою
Я не мог.
И, мучаясь в пути, где снег растаял,
Я все-таки поднялся на тебя!

道相而
咲之柄尓
零雪乃
消者消香二
戀云君妹
みちにあひて
ゑまししからに
ふるゆきの
けなばけぬがに
こふといふわぎも
О милая моя, о ком все говорят,
Что стоит встретить на дороге,—
И улыбнешься вмиг.
А я тоскую так,
Что, словно снег упавший, таю…

烏梅能波奈
知利麻我比多流
乎加肥尓波
宇具比須奈久母
波流加多麻氣弖
うめのはな
ちりまがひたる
をかびには
うぐひすなくも
はるかたまけて
На том холме,
Где опадают наземь,
Смешавшись с снегом, сливы лепестки,
Запели песни соловьи:
Весенняя пора все ближе…

波流能努尓
紀理多知和多利
布流由岐得
比得能美流麻提
烏梅能波奈知流
はるののに
きりたちわたり
ふるゆきと
ひとのみるまで
うめのはなちる
В полях весенних встал туман повсюду,
И вот, как будто падающий снег
Несется в воздухе…
Так кажется всем людям,—
А это сливы опадает цвет…

伊母我陛邇
由岐可母不流登
弥流麻提尓
許々陀母麻我不
烏梅能波奈可毛
いもがへに
ゆきかもふると
みるまでに
ここだもまがふ
うめのはなかも
У дома, где живет любимая моя,
Не снег ли падает, по воздуху летая? —
Так взору кажется…
А это опадают,
Кружась по ветру, белых слив цветы…

能許利多留
由棄仁末自例留
宇梅能半奈
半也久奈知利曽
由吉波氣奴等勿
のこりたる
ゆきにまじれる
うめのはな
はやくなちりそ
ゆきはけぬとも
С оставшимся на листьях белым снегом
Смешался сливы белоснежный цвет.
О сливы лепестки!
Не падайте на землю,
Пусть даже и растает белый снег!
* См. п. 847. га. 851 Сходная по содержанию песня есть у Табито, см. п. 1542.
由吉能伊呂遠
有<婆>比弖佐家流
有米能波奈
伊麻<左>加利奈利
弥牟必登母我聞
ゆきのいろを
うばひてさける
うめのはな
いまさかりなり
みむひともがも
Похитив белый цвет у снега,
На сливах нынче расцвели цветы.
Как раз теперь
Пришла пора расцвета.
О, если бы его могла увидеть ты!

風雜
雨布流欲乃
雨雜
雪布流欲波
為部母奈久
寒之安礼婆
堅塩乎
取都豆之呂比
糟湯酒
宇知須々呂比弖
之<叵>夫可比
鼻毗之毗之尓
志可登阿良農
比宜可伎撫而
安礼乎於伎弖
人者安良自等
富己呂倍騰
寒之安礼婆
麻被
引可賀布利
布可多衣
安里能許等其等
伎曽倍騰毛
寒夜須良乎
和礼欲利母
貧人乃
父母波
飢寒良牟
妻子等波
乞々泣良牟
此時者
伊可尓之都々可
汝代者和多流
天地者
比呂之等伊倍杼
安我多米波
狭也奈里奴流
日月波
安可之等伊倍騰
安我多米波
照哉多麻波奴
人皆可
吾耳也之可流
和久良婆尓
比等々波安流乎
比等奈美尓
安礼母作乎
綿毛奈伎
布可多衣乃
美留乃其等
和々氣佐我礼流
可々布能尾
肩尓打懸
布勢伊保能
麻宜伊保乃内尓
直土尓
藁解敷而
父母波
枕乃可多尓
妻子等母波
足乃方尓
圍居而
憂吟
可麻度柔播
火氣布伎多弖受
許之伎尓波
久毛能須可伎弖
飯炊
事毛和須礼提
奴延鳥乃
能杼与比居尓
伊等乃伎提
短物乎
端伎流等
云之如
楚取
五十戸良我許恵波
寝屋度麻R
来立呼比奴
可久<婆>可里
須部奈伎物能可
世間乃道
かぜまじり
あめふるよの
あめまじり
ゆきふるよは
すべもなく
さむくしあれば
かたしほを
とりつづしろひ
かすゆざけ
うちすすろひて
しはぶかひ
はなびしびしに
しかとあらぬ
ひげかきなでて
あれをおきて
ひとはあらじと
ほころへど
さむくしあれば
あさぶすま
ひきかがふり
ぬのかたきぬ
ありのことごと
きそへども
さむきよすらを
われよりも
まづしきひとの
ちちははは
うゑこゆらむ
めこどもは
こふこふなくらむ
このときは
いかにしつつか
ながよはわたる
あめつちは
ひろしといへど
あがためは
さくやなりぬる
ひつきは
あかしといへど
あがためは
てりやたまはぬ
ひとみなか
あのみやしかる
わくらばに
ひととはあるを
ひとなみに
あれもつくるを
わたもなき
ぬのかたぎぬの
みるのごと
わわけさがれる
かかふのみ
かたにうちかけ
ふせいほの
まげいほのうちに
ひたつちに
わらときしきて
ちちははは
まくらのかたに
めこどもは
あとのかたに
かくみゐて
うれへさまよひ
かまどには
ほけふきたてず
こしきには
くものすかきて
いひかしく
こともわすれて
ぬえどりの
のどよひをるに
いとのきて
みじかきものを
はしきると
いへるがごとく
しもととる
さとをさがこゑは
ねやどまで
きたちよばひぬ
かくばかり
すべなきものか
よのなかのみち
Когда ночами
Льют дожди
И воет ветер,
Когда ночами
Дождь
И мокрый снег,—
Как беспросветно
Беднякам на свете,
Как зябну я
В лачуге у себя!
Чтобы согреться,
Мутное сакэ
Тяну в себя,
Жую
Комочки соли,
Посапываю,
Кашляю до боли,
Сморкаюсь и хриплю…
Как зябну я!
Но как я горд зато
В минуты эти,
Поглаживаю бороденку:
“Эх!
Нет, не найдется
Никого на свете
Мне равного —
Отличен я от всех!”
Я горд, но я озяб,
Холщовым одеялом
Стараюсь я
Укрыться с головой.
Все полотняные
Лохмотья надеваю,
Тряпье наваливаю
На себя горой,—
Но сколько
Я себя ни согреваю,
Как этими ночами
Зябну я!
Но думаю:
“А кто бедней меня,
Того отец и мать
Не спят в тоске голодной
И мерзнут в эту ночь
Еще сильней…
Сейчас он слышит плач
Жены, детей:
О пище молят,—
И в минуты эти
Ему должно быть тяжелей, чем мне.
Скажи, как ты живешь еще на свете?”
Ответ
Земли и неба
Широки просторы, А для меня
Всегда они тесны,
Всем солнце и луна
Сияют без разбора,
И только мне
Их света не видать.
Скажи мне,
Все ли в мире так несчастны,
Иль я один
Страдаю понапрасну?
Сравню себя с людьми —
Таков же, как и все:
Люблю свой труд простой,
Копаюсь в поле,
Но платья теплого
Нет у меня к зиме,
Одежда рваная
Морской траве подобна,
Лохмотьями
Она свисает с плеч,
Лишь клочьями
Я тело прикрываю,
В кривой лачуге
Негде даже лечь,
На голый пол
Стелю одну солому.
У изголовья моего
Отец и мать,
Жена и дети
Возле ног ютятся,
И все в слезах
От горя и нужды.
Не видно больше
Дыма в очаге,
В котле давно
Повисла паутина,
Мы позабыли думать о еде,
И каждый день —
Один и тот же голод…
Нам тяжело,
И вечно стонем мы,
Как птицы нуэдори,
Громким стоном…
Недаром говорят:
Где тонко — рвется,
Где коротко —
Еще надрежут край!
И вот я слышу
Голос за стеной,
То староста
Явился за оброком…
Я слышу, он кричит,
Зовет меня…
Так мучимся,
Презренные людьми.
Не безнадежна ли,
Скажи ты сам,
Дорога жизни
В горьком мире этом?
* Мутное сакэ — неочищенная рисовая водка.
* “Где тонко — рвется, где коротко — ещё надрежут край” — народная пословица.

吾屋戸乃
君松樹尓
零雪<乃>
行者不去
待西将待
わがやどの
きみまつのきに
ふるゆきの
ゆきにはゆかじ
まちにしまたむ
Вот юки — “снег”, а “юки”, ведь, — “идти”,
И он идет и серебрит сосну,
Что “мацу” звать, а это значит “ждать”,—
И ждет она прихода твоего…
Как этот снег, не буду я идти, а буду, как сосна, стоять и ждать…
Неизвестный автор
* Песня целиком построена на игре слов и считается очень искусной.
如是為<而>也
尚哉将老
三雪零
大荒木野之
小竹尓不有九二
かくしてや
なほやおいなむ
みゆきふる
おほあらきのの
しのにあらなくに
Ужели так живя,
И дальше мне стареть?
Ведь не бамбук я мелкий, что растет
В полях Оораки, где падает теперь
На заросли его чудесный белый снег…
* Песня одинокой стареющей женщины, горюющей о своей судьбе (ср. п. 2839).
沫雪香
薄太礼尓零登
見左右二
流倍散波
何物之花其毛
あわゆきか
はだれにふると
みるまでに
ながらへちるは
なにのはなぞも
Не снег ли, пену волн напоминая,
Несется хлопьями с небесной высоты,—
Так взору кажется…
Ах, лепестки роняя,
Какие опадают здесь цветы?
* Унэмэ из Суруга. Унэмэ — придворные красавицы, наперсницы императриц, которых отбирали из среды деревенских девушек-красавиц, позднее—из домов провинциальных чиновников. Здесь речь идет об унэмэ из Суруга, восточной провинции о-ва Хонсю. Унэмэ обычно звали по имени местности, из которой они происходили (см. п. 51).
吾勢子尓
令見常念之
梅花
其十方不所見
雪乃零有者
わがせこに
みせむとおもひし
うめのはな
それともみえず
ゆきのふれれば
Я не могу найти цветов расцветшей сливы,
Что другу показать хотела я:
Здесь выпал снег,—
И я узнать не в силах,
Где сливы цвет, где снега белизна?
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
従明日者
春菜将採跡
標之野尓
昨日毛今日<母>
雪波布利管
あすよりは
はるなつまむと
しめしのに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ
Ах, завтра хотелось пойти мне в поля,
Чтобы свежие, вешние травы собрать,
Но в полях огороженных быть мне нельзя;
И вчера, и сегодня
Там падает снег…
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
霜雪毛
未過者
不思尓
春日里尓
梅花見都
しもゆきも
いまだすぎねば
おもはぬに
かすがのさとに
うめのはなみつ
И снег, и иней
Стаять не успели,
И вдруг, нежданно
В Касуга-селе
Цветы душистой сливы я увидел!

含有常
言之梅我枝
今旦零四
沫雪二相而
将開可聞
ふふめりと
いひしうめがえ
けさふりし
あわゆきにあひて
さきぬらむかも
Та ветка молодой душистой сливы,
Что, говорили мне, в бутонах лишь была,
От пены-снега,
Выпавшего утром,
Наверно, нынче вся в цветах!

時者今者
春尓成跡
三雪零
遠山邊尓
霞多奈婢久
ときはいまは
はるになりぬと
みゆきふる
とほやまのへに
かすみたなびく
Все говорят: весна настала,
Теперь пришёл её черед.
И стелется тумана дымка
Среди далёких гор,
Где белый снег идет…

打霧之
雪者零乍
然為我二
吾宅乃苑尓
鴬鳴裳
うちきらし
ゆきはふりつつ
しかすがに
わぎへのそのに
うぐひすなくも
Туман кругом
И белый снег идёт…
И всё-таки в саду у дома
Средь снега выпавшего
Соловей поёт!

風交
雪者雖零
實尓不成
吾宅之梅乎
花尓令落莫
かぜまじり
ゆきはふるとも
みにならぬ
わぎへのうめを
はなにちらすな
Пусть снег идет
И дует резкий ветер,
Но возле дома моего
Плодов еще не давшей сливе белой
Не дайте облететь, пока она цветет!
* Некоторые комментаторы считают, что песня сложена в аллегорическом плане (МС). Судя по другим песням М., все эти образы встречаются в песнях-аллегориях и такая трактовка правомерна, в этом убеждает и последующая песня Отомо Якамоти. Под ветром всегда подразумеваются помехи, преграды, беды. КМ считает, что здесь речь идет о людской молве.
* “Плодов еще не давшей сливе белой” — толкуется, как любовь возлюбленных, еще не ставших мужем и женой.
* “Не дайте облететь” — т. е. не спугните чувства. Дата песни не помечена, судьба же Якамоти, его взаимоотношения с теткой и ее дочерью в свете последующей его песни подсказывают несколько иную трактовку. Он был сослан, и может быть Саканоэ намекает на эту беду и боится за свою дочь (сливу).
われはさは
雪降る空に
消えねとや
たちかへれども
あけぬ板戸は
われはさは
ゆきふるそらに
きえねとや
たちかへれども
あけぬいたどは
Так желаешь ты,
Чтоб в снегопаде
Погиб я?
Ведь если вернусь,
То дверь все равно не открыть...[171] —
171. Японский текст в этом месте неясен. Комментаторы предлагают конъектуры с помощью разных списков памятника.
君がゆく
越の白山
知らずとも
ゆくのまにまに
あとはたづねむ
きみがゆく
こしのしらやま
しらずとも
ゆくのまにまに
あとはたづねむ
Хоть еще я не знаю
Той белой горы Сираяма в Коси,
Куда ты уезжаешь,
Но в снегу постепенно
По следу твоему я отыщу ее[193].
193. Стихотворение помещено в Кокинсю, 8, и в Канэскэсю, автор – Канэскэ. Юки – «снег» имеет омоним юки – «уезжать», «уходить». Манимани означает «постепенно» и «в то время, когда...», таким образом, складывается иной смысл четвертой строки: «Теперь, когда ты уезжаешь...»
白山に
降りにしゆきの
あとたえて
いまはこしぢの
人も通はず
しらやまに
ふりにしゆきの
あとたえて
いまはこしぢの
ひともかよはず
В горах Сираяма
От навалившего снега
След пропадает.
И вот приходивший, бывало,
Человек уж не навещает меня[247] —
247. Танка содержит омонимы: фуриниси – «шел», «падал» (о снеге) и «постарела», юки – «снег» и «уходить», Коси – название провинции, где находится гора Сираяма, и «приходил», т. е. «Ко мне, постаревшей, он совсем перестал приходить». Приводится в Госэнсю, 8, и в Кокинрокутё, 2, в разделе «Горы», с небольшими изменениями.
霜雪の
ふる屋のもとに
ひとり寝の
うつぶしぞめの
あさのけさなり
しもゆきの
ふるやのもとに
ひとりねの
うつぶしぞめの
あさのけさなり
Вот моя накидка из конопли,
Крашенная чернильным орешком,
В которой вкушаю одинокий сон
В старом жилище,
На которое падают снег и иней[484] —
484. Танка обыгрывает омонимы: фуруя – «старое жилище» и фуру – «идти» (о дожде), уцуфуси – «чернильный орешек» и «лежать вместе», аса – «конопля» и «утро», кэса – название монашеской накидки (санскр. касая), которая, надевалась в знак отрешения от мирских желаний, и «сегодняшнее утро». Таким образом, автор стихотворения напоминает даме о том утре, когда шел дождь и они были вместе. Сходное стихотворение приводится в Кокинсю, 19, с пометой: «Автор неизвестен», а также в Хэндзёсю, кроме того, в Кокинрокутё, 2 (раздел «Монашество» и «Истории жизни») помещена танка, во всем совпадающая с танка Кокинсю, за исключением последней строки.
時しらぬ
山はふじのね
いつとてか
かのこまだらに
ゆきのふるらむ
ときしらぬ
やまはふじのね
いつとてか
かのこまだらに
ゆきのふるらむ
О ты, гора,
не знающая времени, пик Фудзи.
Что за пора, по-твоему, теперь,
что снег лежит, как шкура
пятнистая оленя, на тебе?

けふこずば
あすは雪とぞ
ふりなまし
きえずはありとも
花と見ましや
けふこずば
あすはゆきとぞ
ふりなまし
きえずはありとも
はなとみましや
"Не приди я сегодня, —
завтра б, как снег,
опали они...
и пусть бы не стаял он, всё же —
можно ль признать его за цветы?
Кавалер хочет этими стихами отвести от себя упрек в "ненадежности", сделанный ему только что другом, и перенести его на этого последнего: "Сегодня ты еще меня встречаешь с дружеской любовью, но завтра: как эти вишни завтра, вероятно, осыплются, так же, может быть, — кто знает — завтра изменилось бы и твое отношение ко мне.. Были бы кое какие следы, остатки прежних чувств и отношений, но разве можно принять их за настоящую дружбу?"

Также включено в Кокинсю, 63
紅に
にほふはいづら
しらゆきの
枝もとををに
ふるかとも見ゆ
くれなゐに
にほふはいづら
しらゆきの
えだもとををに
ふるかともみゆ
Алость и блеск,
куда они скрылись?
На вид будто белый
снег на ветвях,
Так что и гнутся они...

紅に
にほふがうへの
しらぎくは
をりける人の
そでかとも見ゆ
くれなゐに
にほふがうへの
しらぎくは
をりけるひとの
そでかともみゆ
Алость и блеск,
и поверх их — белый снег, —
то, ветку сломившей, —
так кажется мне, —
не цвет рукавов ли?
Кавалер намекает на одежды разного цвета, надевавшиеся в те времена женщинами одна поверх другой. Их цвета можно усмотреть из открытых, широких рукавов, у отверстия которых все эти одежды располагаются различной длины каймами. "Алость и блеск" в первом стихотворении означают любовную страсть, пылкостью которой, как то известно даме, славился кавалер, "белый снег" — там же — его холодность в данном случае, т. е. по отношению к ней. Во втором стихотворении кавалер, делая вид, что он ничего не понял, парирует вызов дамы изящными, но ничего не говорящими образами.
わすれては
ゆめかとぞ思ふ
おもひきや
ゆきふみわけて
君を見むとは
わすれては
ゆめかとぞおもふ
おもひきや
ゆきふみわけて
きみをみむとは
Забыв про всЁ —
"не сон ли это?" мнится...
Иль думал я когда —
прийти тебя увидеть,
пробившись чрез снега?
По-видимому, принцу Корэтака предстояла иная судьба, может быть, даже престол, но что-то помешало, и он так кончал свои дни в забвении и печали.
おもへども
身をしわけねば
めかれせぬ
ゆきのつもるぞ
わが心なる
おもへども
みをしわけねば
めかれせぬ
ゆきのつもるぞ
わがこころなる
Хотел с тобой бы быть,
но не иначе —
как разделить себя пришлось бы...
От глаз не отступая
грудится снег, — как сердце хочет
Кавалер хочет сказать, что ему пришлось бы разделиться надвое: с одной стороны быть на службе во дворце, с другой - здесь с принцем. Первого нельзя избегнуть, ко второму влечет желание. И вот как раз, словно зная его затаенные желания, выпало так много снегу, что пройти ему уж не удастся, и он сможет остаться с принцем.
霜だにも
おかぬ方ぞと
いふなれど
波のなかには
雪ぞ降りける
しもだにも
おかぬかたぞと
いふなれど
なみのなかには
ゆきぞふりける
Хоть говорят,
Что здесь — края,
Где даже иней не ложится.
Но видишь: среди волн
И снегу навалило...[29]
29. Первые строфы — намек на стихотворение Бо Цзюй-и (сборник "Бо-ши вэньсюань", цз. 16): "Кто-то сказал, что в южных краях ни инея, ни снега не бывает..." Цураюки обыгрывает здесь зрительный образ белых гребней на волнах.
いそぶりの
よする磯には
年月を
いつともわかぬ
雪のみぞ降る
いそぶりの
よするいそには
としつきを
いつともわかぬ
ゆきのみぞふる
На берег моря,
О который разбивается волна,
Не зная срока,
Круглый год валит
Все снег да снег - из белой пены.

たつ波を
雪か花かと
吹く風ぞ
よせつつ人を
はかるべらなる
たつなみを
ゆきかはなかと
ふくかぜぞ
よせつつひとを
はかるべらなる
Когда встающих волн
Коснется ветер,
Их разбивая, словно снег или цветы,
Он одного лишь хочет
Обмануть людей...

わが髪の
雪と磯べの
白波と
いづれまされり
沖つ島守
わがかみの
ゆきといそべの
しらなみと
いづれまされり
おきつしまもり
О страж морского острова,
Скажи мне — что белее:
Снег моих волос
Иль гребни волн
На берегу морском?

波とのみ
一つに聞けど
色見れば
雪と花とに
まがひけるかな
なみとのみ
ひとつにきけど
いろみれば
ゆきとはなとに
まがひけるかな
Для слуха
Это только плеск волны,
Но посмотри на цвет ее
И не поймешь,
Где снег, а где цветы.

田子の浦に
打ち出でてみれば
白妙の
富士の高嶺に
雪はふりつつ
たごのうらに
うちいでてみれば
しろたへの
ふじのたかねに
ゆきはふりつつ
К заливу Таго
Я выйду и словно бы вижу:
О, белотканый —
Над высокой вершиной Фудзи
Падает, падает снег.
Данное стихотворение взято из антологии «Синкокинсю», «Песни зимы», 675. Впервые помещено в «Манъёсю», 318 как «каэси-ута» («песня возвращения») к «Песне, сложенной Ямабэ-но Акахито, когда он любовался горой Фудзи».
君がため
春の野に出でて
若菜つむ
わが衣手に
雪はふりつつ
きみがため
はるののにいでて
わかなつむ
わがころもでに
ゆきはふりつつ
В поле весеннем
Молодые травы сбираю
Тебе в подношенье.
А на рукава неустанно
Падает-сыплется снег.
Согласно «Кокинсю», 21 («Песни весны», книга первая) стихотворение написано им еще в бытность принцем и обращено к Мотоцунэ
朝ぼらけ
有明の月と
みるまでに
吉野の里に
ふれる白雪
あさぼらけ
ありあけのつきと
みるまでに
よしののさとに
ふれるしらゆき
Едва рассвело,
Мне почудилось даже,
Что восходит луна.
Все селение Ёсино
Белым застлано снегом.
Данное стихотворение взято из антологии «Кокинсю», 332 («Песни зимы»).
花さそふ
あらしの庭の
雪ならで
ふりゆくものは
わが身なりけり
はなさそふ
あらしのにはの
ゆきならで
ふりゆくものは
わがみなりけり
Так, бурей увлечены,
Мятутся цветы над садом.
Но это — не снегопад.
Это старость моя белеет.
Завьюжило жизнь мою.
Данное стихотворение взято из ант. «Синтёкусэнсю» («Разные песни», книга первая).
君かため
春ののにいてて
わかなつむ
わか衣手に
雪はふりつつ
きみかため
はるののにいてて
わかなつむ
わかころもてに
ゆきはふりつつ
Для тебя, Государь,
молодые травы сбираю
на весеннем лугу —
а тем временем снег все гуще
на одежду мою ложится…
Внесён в сборник Огура хякунин иссю, 15
み山には
松の雪たに
きえなくに
宮こはのへの
わかなつみけり
みやまには
まつのゆきたに
きえなくに
みやこはのへの
わかなつみけり
Где-то в горной глуши
даже снег еще не растаял
на сосновых ветвях —
но пора уж в полях близ столицы
собирать молодые травы…
«Молодые травы» — вакана, семь или, в другом наборе, одиннадцать видов полевых злаков, которые употребляли в пищу зимой и ранней весной. Принято было преподносить в подарок друзьям молодые травы, собранные в седьмой день первой луны.
霞たち
このめもはるの
雪ふれは
花なきさとも
花そちりける
かすみたち
このめもはるの
ゆきふれは
はななきさとも
はなそちりける
Дымкой осенены,
на ветвях набухают бутоны.
Снегопад по весне —
будто бы, не успев распуститься,
облетают цветы с деревьев…

春の日の
ひかりにあたる
我なれと
かしらの雪と
なるそわひしき
はるのひの
ひかりにあたる
われなれと
かしらのゆきと
なるそわひしき
Хоть и греюсь в лучах
весеннего яркого солнца,
горько осознавать,
что уже едва ли растает
снег, главу мою убеливший…

心さし
ふかくそめてし
折りけれは
きえあへぬ雪の
花と見ゆらむ
こころさし
ふかくそめてし
をりけれは
きえあへぬゆきの
はなとみゆらむ
Слишком долго я ждал,
так что сердце невольно впитало
цвет и запах весны —
даже снег на ветках деревьев
представляется мне цветами…

春たては
花とや見らむ
白雪の
かかれる枝に
うくひすそなく
はるたては
はなとやみらむ
しらゆきの
かかれるえたに
うくひすそなく
В пору ранней весны
с веток дерева в снежном убранстве
льется трель соловья —
прилетел, как видно, проведать,
не цветы ли в саду белеют…

梅かえに
きゐるうくひす
はるかけて
なけともいまた
雪はふりつつ
うめかえに
きゐるうくひす
はるかけて
なけともいまた
ゆきはふりつつ
Сливу облюбовав,
соловей распевает на ветке
о приходе весны —
хоть весне пора уж начаться,
но не видно конца снегопаду!..

雪の内に
春はきにけり
うくひすの
こほれる涙
今やとくらむ
ゆきのうちに
はるはきにけり
うくひすの
こほれるなみだ
いまやとくらむ
Ещё снег не сошёл —
так рано весна наступила.
Верно, скоро уже
под лучами солнца растают
капли-льдинки слёз соловьиных.

春霞
たてるやいつこ
みよしのの
よしのの山に
雪はふりつつ
はるかすみ
たてるやいつこ
みよしのの
よしののやまに
ゆきはふりつつ
Да откуда бы вдруг
взяться в Ёсино[73] дымке весенней,
если снег всё метет,
в славном Ёсино не утихает,
всё ложится на горные склоны…
73. Ёсино — горы в центральной Японии в префектуре Нара. Славятся красотой пейзажей.
三吉野の
山へにさける
さくら花
雪かとのみそ
あやまたれける
みよしのの
やまへにさける
さくらはな
ゆきかとのみそ
あやまたれける
Этот вишенный цвет,
что в Ёсино горные склоны
пеленою укрыл,
обознавшись, принял я нынче
за остатки зимнего снега…
92. Во времена создания антологии «Кокинвакасю» горы Ёсино особенно славились снежными пейзажами. Позже стали известны как место любования вишней.
けふこすは
あすは雪とそ
ふりなまし
きえすはありとも
花と見ましや
けふこすは
あすはゆきとそ
ふりなまし
きえすはありとも
はなとみましや
Если б редкий тот гость
сегодня не появился,
верно, завтра уже
все равно цветы бы опали,
закружились метелью снежной…
Приведена также в Исэ-моногатари, 17.
桜ちる
花の所は
春なから
雪そふりつつ
きえかてにする
さくらちる
はなのところは
はるなから
ゆきそふりつつ
きえかてにする
Наступила весна,
но там, где с раскидистых вишен
опадают цветы,
снег по-прежнему все не тает,
заметает в саду тропинки…

雪とのみ
ふるたにあるを
さくら花
いかにちれとか
風の吹くらむ
ゆきとのみ
ふるたにあるを
さくらはな
いかにちれとか
かせのふくらむ
Снегопад над землей —
лепестки облетающих вишен
все кружат и кружат.
И доколе будет им ветер
напевать: «Скорей опадайте»?

こまなめて
いさ見にゆかむ
ふるさとは
雪とのみこそ
花はちるらめ
こまなへて
いさみにゆかむ
ふるさとは
ゆきとのみこそ
はなはちるらめ
Поторопим коней,
поспешим любоваться цветеньем —
там, в селенье моем,
нынче, верно, метелью снежной
лепестки облетают с вишен!..

ゆふされは
衣手さむし
みよしのの
よしのの山に
み雪ふるらし
ゆふされは
ころもてさむし
みよしのの
よしののやまに
みゆきふるらし
Стало холодно мне
под вечер в платье привычном —
верно, где-то в горах,
в славном Ёсино на вершинах,
нынче выпало много снега…
165. Две первые строки повторяют танка № 2319 антологии «Манъёсю». Возможно, сюжет восходит к народной песне.
今よりは
つきてふらなむ
わかやとの
すすきおしなみ
ふれるしら雪
いまよりは
つきてふらなむ
わかやとの
すすきおしなひ
ふれるしらゆき
Начался снегопад —
так пусть же не переставая
снег идет и идет,
пригибая в саду метелки
колосящегося мисканта!..

ふる雪は
かつそけぬらし
あしひきの
山のたきつせ
おとまさるなり
ふるゆきは
かつそけぬらし
あしひきの
やまのたきつせ
おとまさるなり
Там, в могучих горах,
снег выпавший тает, должно быть, —
все слышней и слышней,
все настойчивей в отдаленье
шум воды на порогах горных…

この河に
もみちは流る
おく山の
雪けの水そ
今まさるらし
このかはに
もみちはなかる
おくやまの
ゆきけのみつそ
いままさるらし
По теченью реки
плывут багряные листья —
прибывает вода,
оттого что на кручах горных
белый снег сегодня растаял…

ふるさとは
よしのの山し
ちかけれは
ひと日もみ雪
ふらぬ日はなし
ふるさとは
よしののやまし
ちかけれは
ひとひもみゆき
ふらぬひはなし
Не бывает и дня,
чтоб в окрестностях старой столицы
снова снег не пошел, —
оттого что неподалеку
горы Ёсино, снежные кручи…
166. Близ Ёсино располагались две старые столицы — Асука и Нара.
わかやとは
雪ふりしきて
みちもなし
ふみわけてとふ
人しなけれは
わかやとは
ゆきふりしきて
みちもなし
ふみわけてとふ
ひとしなけれは
Над приютом моим,
в горах заметая дороги,
вьется, кружится снег, —
и никто не придет проведать,
протоптав по пороше тропку…

雪ふれは
冬こもりせる
草も木も
春にしられぬ
花そさきける
ゆきふれは
ふゆこもりせる
くさもきも
はるにしられぬ
はなそさきける
Ни деревьев, ни трав,
унынием зимним объятых,
не узнать в снегопад —
краше вешних цветов повсюду
распустились нынче бутоны…

白雪の
ところもわかす
ふりしけは
いはほにもさく
花とこそ見れ
しらゆきの
ところもわかす
ふりしけは
いはほにもさく
はなとこそみれ
Белоснежный покров
окутал сегодня округу —
так что чудится мне,
будто красочными цветами
заискрились вдали утесы…

みよしのの
山の白雪
つもるらし
ふるさとさむく
なりまさるなり
みよしのの
やまのしらゆき
つもるらし
ふるさとさむく
なりまさるなり
Снег, должно быть, лежит
там, в Ёсино, в горных лощинах,
на лесистых холмах —
холоднее и холоднее
на подходах к старой столице…

浦ちかく
ふりくる雪は
白浪の
末の松山
こすかとそ見る
うらちかく
ふりくるゆきは
しらなみの
すゑのまつやま
こすかとそみる
Налетела метель
с вершины Суэномацу —
представляется мне,
будто гряды волн белопенных
через горы перехлестнули…
167. Местонахождение горы Суэномацу неизвестно.
みよしのの
山の白雪
ふみわけて
入りにし人の
おとつれもせぬ
みよしのの
やまのしらゆき
ふみわけて
いりにしひとの
おとつれもせぬ
Уж давно он ушел
в горы Ёсино, снег приминая,
по безлюдной тропе —
и с тех пор ни единой вести
не прислал из хижины горной…

白雪の
ふりてつもれる
山さとは
すむ人さへや
思ひきゆらむ
しらゆきの
ふりてつもれる
やまさとは
すむひとさへや
おもひきゆらむ
В этом горном краю,
где кружится снег и ложится,
укрывая леса,
люди, верно, должны отринуть
все свои мирские тревоги…

ゆきふりて
人もかよはぬ
みちなれや
あとはかもなく
思ひきゆらむ
ゆきふりて
ひともかよはぬ
みちなれや
あとはかもなく
おもひきゆらむ
Все тропинки в горах
бесследно исчезли под снегом,
и к жилью моему
уж никто не сыщет дороги —
угасает в душе надежда…

ふゆこもり
思ひかけぬを
このまより
花と見るまて
雪そふりける
ふゆこもり
おもひかけぬを
このまより
はなとみるまて
ゆきそふりける
На простертых ветвях
средь зимнего оцепененья
вдруг раскрылись они —
белоснежной красой сияют
удивительные соцветья…

あさほらけ
ありあけの月と
見るまてに
よしののさとに
ふれるしらゆき
あさほらけ
ありあけのつきと
みるまてに
よしののさとに
ふれるしらゆき
Представляется мне
тот снег, что над Ёсино кружит
под лучами зари,
хороводом скользящих бликов,
порожденьем луны рассветной…
Взято в антологию Огура хякунин иссю, 31.
けぬかうへに
又もふりしけ
春霞
たちなはみ雪
まれにこそ見め
けぬかうへに
またもふりしけ
はるかすみ
たちなはみゆき
まれにこそみめ
Хоть немного еще
побудь перед тем, как растаять! —
Ведь с приходом весны
не увидеть нам больше снега
сквозь завесу дымки туманной…

梅花
それとも見えす
久方の
あまきる雪の
なへてふれれは
うめのはな
それともみえす
ひさかたの
あまきるゆきの
なへてふれれは
Нынче не различить
цветов распустившейся сливы —
затерялись они
среди хлопьев белого снега,
что нисходят с небес предвечных…

花の色は
雪にましりて
見えすとも
かをたににほへ
人のしるへく
はなのいろは
ゆきにましりて
みえすとも
かをたににほへ
ひとのしるへく
С белом снегом слились
цветы белоснежные сливы,
так что не различить —
лишь по дивному аромату
догадаешься о цветенье…

梅のかの
ふりおける雪に
まかひせは
たれかことこと
わきてをらまし
うめのかの
ふりおけるゆきに
まかひせは
たれかことこと
わきてをらまし
Нерастаявший снег
лежит на соцветьях душистых —
кто решится теперь
отломить цветущую ветку
и единство это нарушить?..

雪ふれは
木ことに花そ
さきにける
いつれを梅と
わきてをらまし
ゆきふれは
きことにはなそ
さきにける
いつれをうめと
わきてをらまし
Выпал снег — и теперь
повсюду в саду на деревьях
распустились цветы.
Как найти между ними сливу,
чтоб сорвать цветущую ветку?..

わかまたぬ
年はきぬれと
冬草の
かれにし人は
おとつれもせす
わかまたぬ
としはきぬれと
ふゆくさの
かれにしひとは
おとつれもせす
Вот и год миновал,
к концу подошел незаметно —
нет от друга вестей,
он ушел и бесследно сгинул,
как трава под снегом зимою…

あらたまの
年のをはりに
なることに
雪もわか身も
ふりまさりつつ
あらたまの
としのをはりに
なることに
ゆきもわかみも
ふりまさりつつ
Год подходит к концу,
и я замечаю печально
от зимы до зимы —
как в горах прибывает снега,
так мои года прибывают…

雪ふりて
年のくれぬる
時にこそ
つひにもみちぬ
松も見えけれ
ゆきふりて
としのくれぬる
ときにこそ
つひにもみちぬ
まつもみえけれ
Снег идет без конца,
и год уж совсем на исходе —
в эту пору и впрямь
видим мы, что одни лишь сосны
не подвержены увяданью…

白雪の
ふりしく時は
みよしのの
山した風に
花そちりける
しらゆきの
ふりしくときは
みよしのの
やましたかせに
はなそちりける
В час, когда снегопад
горы Ёсино преображает,
представляется мне,
будто ветер несет к подножью
лепестки отцветающих вишен…

よそにのみ
こひやわたらむ
しら山の
雪見るへくも
あらぬわか身は
よそにのみ
こひやわたらむ
しらやまの
ゆきみるへくも
あらぬわかみは
И доколе душе
в разлуке с тобою томиться?
Ведь увы, не дано
мне своими глазами увидеть
белый снег на вершине Сира…
192. Гора Сираяма - Белая, ныне Хаку-сан находится на границе между префектурами Исикава и Гифу.
君かゆく
こしのしら山
しらねとも
雪のまにまに
あとはたつねむ
きみかゆく
こしのしらやま
しらねとも
ゆきのまにまに
あとはたつねむ
Хоть неведом мне путь
к той Белой горе — Сираяма,
но, пустившись вослед,
по следам на заснеженных склонах
буду я искать тебя в Коси!..
きえはつる
時しなけれは
こしちなる
白山の名は
雪にそありける
きえはつる
ときしなけれは
こしちなる
しらやまのなは
ゆきにそありける
Оттого, что снега
никогда на вершине не тают,
и назвали ее
Сираяма — Белой горою,
эту гору в Коси далеком…

うはたまの
わかくろかみや
かはるらむ
鏡の影に
ふれるしらゆき
うはたまの
わかくろかみや
かはるらむ
かかみのかけに
ふれるしらゆき
Над рекой Камия
все кружатся белые хлопья.
Вот и в зеркале снег —
незаметно годы промчались,
голова моя побелела…
219. Река Камия протекала по территории императорского дворца в Киото и впадала в реку Кацура.
かすかのの
ゆきまをわけて
おひいてくる
草のはつかに
見えしきみはも
かすかのの
ゆきまをわけて
おひいてくる
くさのはつかに
みえしきみはも
Краткой встреча была.
Едва распознал я твой образ —
словно листик травы,
что пробился вдруг из-под снега
в Касуге, на лугу священном…

あは雪の
たまれはかてに
くたけつつ
わか物思ひの
しけきころかな
あはゆきの
たまれはかてに
くたけつつ
わかものおもひの
しけきころかな
Как под снегом зимой
сгибаются ветви деревьев —
так и бремя любви
придавило меня, согнуло,
тяжкой мукой сдавило сердце…

奥山の
管のねしのき
ふる雪の
けぬとかいはむ
こひのしけきに
おくやまの
すかのねしのき
ふるゆきの
けぬとかいはむ
こひのしけきに
Снег, что в дальних горах
укрывает с корнями осоку,
верно, стает к весне —
так и жизнь моя расточится,
от тоски любовной растает…
239. Парафраз танка из антологии «Манъёсю» (№ 1655).
かきくらし
ふる白雪の
したきえに
きえて物思ふ
ころにもあるかな
かきくらし
ふるしらゆきの
したきえに
きえてものおもふ
ころにもあるかな
Как во мраке ночном
белый снег обращается в капли,
лишь коснувшись земли, —
я в любовной тоске изнываю,
таю в горькой своей печали…

あはぬ夜の
ふる白雪と
つもりなは
我さへともに
けぬへきものを
あはぬよの
ふるしらゆきと
つもりなは
われさへともに
けぬへきものを
Если б в снежный сугроб
сложились все долгие ночи,
что в разлуке прошли,
я б от той тоски непомерной
в одночасье, как снег, растаял…

ささのはに
ふりつむ雪の
うれをおもみ
本くたちゆく
わかさかりはも
ささのはに
ふりつむゆきの
うれをおもみ
もとくたちゆく
わかさかりはも
Листья саса к земле
под тяжестью снега клонятся —
так и в жизни моей
миновала пора расцвета,
началась пора увяданья…

白雪の
やへふりしける
かへる山
かへるかへるも
おいにけるかな
しらゆきの
やへふりしける
かへるやま
かへるかへるも
おいにけるかな
На Каэру-горе
тяжелы снеговые покровы,
что по склонам легли, —
так меня к земле пригибает,
тяжким бременем давит старость…
329. Гора Каэру — см. коммент, к № 370.
世中の
うけくにあきぬ
奥山の
このはにふれる
雪やけなまし
よのなかの
うけくにあきぬ
おくやまの
このはにふれる
ゆきやけなまし
Слишком тягостны мне
треволнения бренного мира —
не пора ли уйти
и в горах поискать приюта,
там, где снег лежит на деревьях?..

わすれては
夢かとそ思ふ
おもひきや
雪ふみわけて
君を見むとは
わすれては
ゆめかとそおもふ
おもひきや
ゆきふみわけて
きみをみむとは
Или это лишь сон?
Да мог ли я в мыслях представить,
что настанет пора —
и на встречу с тобой, повелитель,
побреду я через сугробы!..

身をすてて
ゆきやしにけむ
思ふより
外なる物は
心なりけり
みをすてて
ゆきやしにけむ
おもふより
ほかなるものは
こころなりけり
Видно, сердце твое
давно уже больше не сердце,
а бесчувственный снег —
коль напрасны все ожиданья
и прийти ты ко мне не хочешь!..

君か思ひ
雪とつもらは
たのまれす
春よりのちは
あらしとおもへは
きみかおもひ
ゆきとつもらは
たのまれす
はるよりのちは
あらしとおもへは
Коли думы твои
похожи на эти сугробы,
как довериться им?
Ведь пригреет солнце весною —
и бесследно они растают!..

君をのみ
思ひこしちの
しら山は
いつかは雪の
きゆる時ある
きみをのみ
おもひこしちの
しらやまは
いつかはゆきの
きゆるときある
Полон дум о тебе,
в столицу спешил я из Коси.
Как на Белой горе
долго снег лежит и не тает —
не растают, поверь, те думы!..

あふことの
まれなる色に
思ひそめ
わが身は常に
天雲の
はるるときなく
富士の嶺の
燃えつつとはに
思へども
逢ふことかたし
なにしかも
人を恨みむ
わたつみの
沖を深めて
思ひてし
思ひは今は
いたづらに
なりぬべらなり
ゆく水の
絶ゆるときなく
かくなわに
思ひ亂れて
降る雪の
消なば消ぬべく
思へども
閻浮の身なれば
なほやまず
思ひは深し
あしひきの
山下水の
木隱れて
たぎつ心を
誰にかも
あひ語らはむ
色にいでば
人知りぬべみ
墨染めの
タベになれば
ひとりゐて
あはれあはれと
歎きあまり
せむすべなみに
庭にいでて
立ちやすらへば
白妙の
衣の袖に
置く露の
消なば消ぬべく
思へども
なほ歎かれぬ
春霞
よそにも人に
逢はむと思へば
あふことの
まれなるいろに
おもひそめ
わかみはつねに
あまくもの
はるるときなく
ふしのねの
もえつつとはに
おもへとも
あふことかたし
なにしかも
ひとをうらみむ
わたつみの
おきをふかめて
おもひてし
おもひをいまは
いたつらに
なりぬへらなり
ゆくみつの
たゆるときなく
かくなわに
おもひみたれて
ふるゆきの
けなはけぬへく
おもへとも
えふのみなれは
なほやます
おもひはふかし
あしひきの
やましたみつの
こかくれて
たきつこころを
たれにかも
あひかたらはむ
いろにいては
ひとしりぬへみ
すみそめの
ゆふへになれは
ひとりゐて
あはれあはれと
なけきあまり
せむすへなみに
にはにいてて
たちやすらへは
しろたへの
ころものそてに
おくつゆの
けなはけぬへく
おもへとも
なほなけかれぬ
はるかすみ
よそにもひとに
あはむとおもへは
Редко видимся мы
с любовью моей ненаглядной,
с той, что сердце навек
окрасила черной тоскою.
Оттого-то всегда
я тучи небесной мрачнее,
но пылает душа,
словно поле весною близ Фудзи.
Мне, увы, нелегко
добиться свидания с милой —
но смогу ли ее
за страдания возненавидеть?!
Только глубже любовь
и светлее — как дали морские.
Пусть в разлуке скорблю
от неразделенного чувства —
не удержишь любовь,
словно бурные воды потока,
чье теченье влечет,
уносит смятенные думы.
Коль мне сгинуть дано,
растаять, подобно снежинке,
я не стану жалеть,
дитя быстротечного мира…
Только к милой стремлюсь,
о милой в разлуке мечтаю —
так стремится ручей
под сень вековечных деревьев
и по круче с горы
сбегает в тенистую рощу.
Ах, кому же кому
поведать сердечные муки?!
Слишком многим, боюсь,
все выдала краска смущенья…
Вновь сгущается мгла,
подобная пролитой туши, —
и опять на меня
волною тоска набегает.
«О печаль! О печаль!» —
я тяжко в разлуке вздыхаю.
Что ж, быть может, в одном
сумею найти утешенье —
выйду вечером в сад,
в тиши полюбуюсь росою.
Ведь и мне суждено
исчезнуть росинкой прозрачной,
что легла на рукав
моего белотканого платья.
Но не в силах, увы,
сдержать бесконечные вздохи —
должен я хоть на миг
любовь мою снова увидеть,
пусть лишь издалека,
как вешнюю дымку над склоном!..

ちはやぶる
神の御代より
呉竹の
よよにも絶えず
天彦の
音羽の山の
春霞
思ひ亂れて
五月雨の
空もとどろに
さ夜ふけて
山郭公
鳴くごとに
誰も寢覺めて
唐錦
龍田の山の
もみぢ葉を
見てのみしのぶ
神無月
時雨しぐれて
冬の夜の
庭もはだれに
降る雪の
なほ消えかへり
年ごとに
時につけつつ
あはれてふ
ことを言ひつつ
君をのみ
千代にといはふ
世の人の
思ひするがの
富士の嶺の
燃ゆる思ひも
飽かずして
別るる涙
藤衣
織れる心も
八千草の
言の葉ごとに
すべらぎの
おほせかしこみ
卷々の
中に尽すと
伊勢の海の
浦の潮貝
拾ひあつめ
とれりとすれど
玉の緒の
短き心
思ひあへず
なほあらたまの
年を經て
大宮にのみ
ひさかたの
昼夜わかず
つかふとて
かへりみもせぬ
わが宿の
忍ぶ草生ふる
板間あらみ
降る春雨の
漏りやしぬらむ
ちはやふる
かみのみよより
くれたけの
よよにもたえす
あまひこの
おとはのやまの
はるかすみ
おもひみたれて
さみたれの
そらもととろに
さよふけて
やまほとときす
なくことに
たれもねさめて
からにしき
たつたのやまの
もみちはを
みてのみしのふ
かみなつき
しくれしくれて
ふゆのよの
にはもはたれに
ふるゆきの
なほきえかへり
としことに
ときにつけつつ
あはれてふ
ことをいひつつ
きみをのみ
ちよにといはふ
よのひとの
おもひするかの
ふしのねの
もゆるおもひも
あかすして
わかるるなみた
ふちころも
おれるこころも
やちくさの
ことのはことに
すめらきの
おほせかしこみ
まきまきの
うちにつくすと
いせのうみの
うらのしほかひ
ひろひあつめ
とれりとすれと
たまのをの
みしかきこころ
おもひあへす
なほあらたまの
としをへて
おほみやにのみ
ひさかたの
ひるよるわかす
つかふとて
かへりみもせぬ
わかやとの
しのふくさおふる
いたまあらみ
ふるはるさめの
もりやしぬらむ
С Века грозных Богов
тянулась чреда поколений,
коих не сосчитать,
как коленцев в бамбуковой роще,
и во все времена
слагали печальные песни,
уподобясь душой
смятенной разорванной дымке,
что плывет по весне
над кручей лесистой Отова,
где кукушка в ночи
без устали горестно кличет,
вызывая в горах
далекое звонкое эхо,
и сквозь сеющий дождь
звучит ее скорбная песня.
И во все времена
называли китайской парчою
тот багряный узор,
что Тацуты склоны окрасил
в дни десятой луны,
в дождливую, мрачную пору.
Зимним садом в снегу
все так же любуются люди
и с тяжелой душой
вспоминают, что близится старость.
Сожалеют они,
что времени бег быстротечен,
и спешат пожелать
бесчисленных лет Государю,
чтобы милость его
поистине длилась вовеки.
Пламя страстной любви
сердца ненасытно снедает —
как сухую траву
огонь пожирает на поле
подле Фудзи-горы,
что высится в землях Суруга.
Льются бурной рекой
разлуки безрадостной слезы,
но едины сердца,
отростки цветущих глициний.
Мириады словес,
подобно бесчисленным травам,
долго я собирал,
исписывал свиток за свитком —
как прилежный рыбак,
что в море у берега Исэ
добывает со дна
все больше и больше жемчужин,
но еще и теперь
не вмещает мой разум убогий
все значенье и смысл
добытых бесценных сокровищ.
Встречу я Новый год
под сенью чертогов дворцовых,
где провел столько лун
в своем бескорыстном служенье.
Вняв веленью души,
Государевой воле послушен,
я уже не гляжу
на стены родимого дома,
где из щелей давно
трава Ожиданья пробилась,
где от вешних дождей
циновки давно отсырели…

ちはやぶる
神無月とや
今朝よりは
曇りもあへず
初時雨
紅葉とともに
ふる里の
吉野の山の
山嵐も
寒く日ごとに
なりゆけば
玉の緒解けて
こき散らし
霰亂れて
霜氷り
いや固まれる
庭の面に
むらむら見ゆる
冬草の
上に降り敷く
白雪の
積り積りて
あらたまの
年を數多に
過ぐしつるかな
ちはやふる
かみなつきとや
けさよりは
くもりもあへす
はつしくれ
もみちとともに
ふるさとの
よしののやまの
やまあらしも
さむくひことに
なりゆけは
たまのをとけて
こきちらし
あられみたれて
しもこほり
いやかたまれる
にはのおもに
むらむらみゆる
ふゆくさの
うへにふりしく
しらゆきの
つもりつもりて
あらたまの
としをあまたも
すくしつるかな
Вот и время пришло —
миновала погожая осень.
Месяц Каннадзуки
повеял холодной зимою.
Дождь идет поутру,
осыпая багряные листья,
что узорной парчой
окрестные склоны устлали.
Ветер, прянувший с гор,
над Ёсино яростно кружит,
с каждым прожитым днем
все явственнее холодает.
Верно, разорвались
в небесах драгоценные бусы —
град усыпал траву
мириадами светлых жемчужин,
иней в сгустках блестит
на деревьях унылого сада,
где остались стоять
лишь сухие колосья мисканта.
Снег с предвечных небес
нисходит на веси земные.
Сколько зим, сколько лет
прошло пред моими очами!..

白雪の
友にわか身は
ふりぬれと
心はきえぬ
物にそありける
しらゆきの
ともにわかみは
ふりぬれと
こころはきえぬ
ものにそありける
С каждым годом, увы,
все больше и больше старею,
снег виски убелил —
только сердце осталось прежним,
лишь оно, как снег, не растает!..

しもとゆふ
かつらき山に
ふる雪の
まなく時なく
おもほゆるかな
しもとゆふ
かつらきやまに
ふるゆきの
まなくときなく
おもほゆるかな
Хворост я обвяжу
на снежной горе Кадзураки
гибким стеблем плюща.
Нет и нет конца снегопаду —
нет конца и тоске любовной!..
398. Песня происходит из центральной провинции Ямато.
冬なから
春の隣の
ちかけれは
なかかきよりそ
花はちりける
ふゆなから
はるのとなりの
ちかけれは
なかかきよりそ
はなはちりける
Долго длится зима,
но весна уж неподалеку —
погляди, над плетнем
между вашим двором и нашим
лепестки цветов закружились!..

ゆきは不申
先むらさきの
つくばかな
ゆきはまうさず
まづむらさきの
つくばかな
О снеге ни слова.
Сегодня в лиловой дымке
Гора Цукуба.

み吉野は
山もかすみて
白雪の
ふりにし里に
春は来にけり
みよしのは
やまもかすみて
しらゆきの
ふりにしさとに
はるはきにけり
Миёсино, прекрасная земля.
Все горы — затянула дымка,
И даже в хижину убогую,
Засыпанную снегом,
Пришла весна.
* Миёсино — старинное название местности Ёсино (или Ёсину) (ми — гонорифический префикс). Местность славилась красотами природы, историческими реминисценциями и была особенно любима японцами тех времен. Когда-то — до переноса столицы из г. Нара в Хэйан — здесь находился загородный дворец императоров. Этот дворец и бывшая столица стали постоянными ностальгическими образами поэзии. Нару стали называть «старой столицей» (фурусато). В песне просматривается намёк на танка Тадаминэ из антологии «Сюисю» [1] (свиток «Песни весны»):
Только и говорят везде:
«Весна пришла!»
Наверно, не случайно:
В Миёсино горы сегодня
Сквозь дымку я вижу!
山ふかみ
春ともしらぬ
松のとに
たえだえかかる
雪のたまみづ
やまふかみ
はるともしらぬ
まつのとに
たえだえかかる
ゆきのたまみづ
Весна — поздняя гостья
В глубинах гор.
Но вот — я слышу,
Как в дверь сосновую
Стучит капель...
* Песня сложена от лица монахини, удалившейся в горы, отсюда упоминание сосновой двери горной хижины.
かきくらし
なほふる里の
雪のうちに
跡こそ見えね
春は来にけり
かきくらし
なほふるさとの
ゆきのうちに
あとこそみえね
はるはきにけり
Вновь потемнело небо,
Снег пошёл...
Ну кто теперь заглянет в старое селенье!
Не видно и следов!
Однако же — пришла весна!
4. Старое селенье (фурусато) — образ перекликается с образом «старой столицы» (см. коммент. 1).
風まぜに
雪はふりつつ
しかすがに
霞たなびき
春は来にけり
かぜまぜに
ゆきはふりつつ
しかすがに
かすみたなびき
はるはきにけり
Снег с ветром
Всё ещё идёт,
Но горы
Затянула дымка:
Пришла весна!

時はいまは
春になりぬと
み雪ふる
遠き山べに
霞たなびく
ときはいまは
はるになりぬと
みゆきふる
とほきやまべに
かすみたなびく
Пришла весна,
И горы дальние,
Где снег ещё лежит,
Уж затянула
Дымка...
* Исходная песня (хонка), послужившая источником вдохновения для автора, содержится в антологии «Манъёсю» [1439] и принадлежит поэту-жрецу Накатоми-но асоми мурадзи.
春日野の
下もえわたる
草の上に
つれなく見ゆる
春のあは雪
かすがのの
したもえわたる
くさのうへに
つれなくみゆる
はるのあはゆき
На поле Касуга
Ещё лежит холодный снег,
Но сквозь него
Повсюду пробиваются
Зелёные ростки!
* Поля Касуга — ныне часть парка в г. Нара.
あすからは
若菜つまむと
しめし野に
きのふもけふも
雪はふりつつ
あすからは
わかなつまむと
しめしのに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ
Задумал я назавтра
Отправиться в поля
За молодою зеленью,
А снег, начавшийся вчера,
Ещё идет!
* Молодая зелень — сбор молодых побегов (вакана) ранней весной был излюбленным занятием как в придворной среде, так и среди народа. Каждый выбирал для себя участок поля, на котором намечал собирать зелень, и огораживал его веревкой из рисовой соломы, которая именовалась симэнава — «веревка для запрета» (симэ) (т.е. для запрета посторонним пользоваться этим участком), а сама процедура огораживания называлась навабари - букв, «протягивание веревки». Было 8 сортов трав, из которых варили нечто вроде похлебки. Считалось, что эта похлебка должна оберегать от зла и болезней. Было в обычае подносить молодые побеги в подарок на 1-й и 8-й день нового года, т.е. на 1-й и 8-й день 1-й луны — января месяца, с которого начинался новый год по лунному календарю. День 1 января считался также и началом весны.
А.С. — первый месяц лунный приходится на конец февраля, начало марта, т.е. на весну, не на январь по современному календарю! "Январь" в данном случае условное обозначение первого месяца года.
若菜つむ
袖とぞ見ゆる
春日野の
飛火の野辺の
雪のむらぎえ
わかなつむ
そでとぞみゆる
かすがのの
とぶひののべの
ゆきのむらぎえ
На поле Касуга
Горят огни,
Мелькают там и сям остатки снега,
Как рукава девиц,
Что собирают зелень!
* Огни на поле зажигал полевой сторож (номори) — с целью отвращения от бед. Изначально их зажигали во время смут и других потрясений. Ввела это в обычай императрица Гэммэй в 712 г.
Прототип песни — танка Цураюки из «Кокинсю» (свиток «Песни весны» [22]):
Куда это красавицы пошли,
Друг другу рукавом махая
Белотканым?
Не иначе как в Касуга, в поля —
Побеги молодые собирать!
鶯の
鳴けどもいまだ
ふる雪に
杉の葉しろき
逢坂の山
うぐひすの
なけどもいまだ
ふるゆきに
すぎのはしろき
あふさかのやま
Уж соловей запел,
А снег ещё лежит
На ветках криптомерии
На горе
«Застава встреч».
* Гора «Застава встреч» — постоянный образ, часто употреблявшийся в ироническом значении: на этой горе, у заставы, обычно прощались с теми, кто уезжал на Восток, прощались с надеждой на встречу в будущем, которая, однако, далеко не всегда осуществлялась. Автор использует прием аллюзии — намек на танка неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Песни весны» [5]):
Взлетев на ветку сливы,
Соловей
Приход весны воспел,
А снег
Ещё идет!
春きては
花とも見よと
片岡の
松の上葉に
あは雪ぞ降る
はるきては
はなともみよと
かたをかの
まつのうはばに
あはゆきぞふる
Весна пришла,
И, падая на ветки сосен,
Мокрые снежинки
Словно призывают:
«Любуйтесь нами! Это же — цветы!»
* По другим источникам, авторство песни приписывается поэту Фудзиваре Акинака.
巻向の
檜原のいまだ
くもらねば
小松が原に
あは雪ぞふる
まきむくの
ひばらのいまだ
くもらねば
こまつがはらに
あはゆきぞふる
Долину кипарисов
Ещё не затянула дымка,
И на равнине мелких сосен
Падает
Мокрый снег...
* Дымка — первый признак весны. Долина кипарисов — кипарисовая роща у подножья горы Макимоку в г. Сакураи префектуры Нара. Прототип песни — танка из антологии «Манъёсю» [2314], принадлежащая знаменитому поэту Хитомаро (входит также в частное собрание сочинений поэта):
Ещё не затянули тучи
Долину кипарисов
В Макимоку,
Но в сосенках, что под горою,
Падает мокрый снег...
いまさらに
雪ふらめやも
かげろふの
もゆる春日と
なりにしものを
いまさらに
ゆきふらめやも
かげろふの
もゆるはるひと
なりにしものを
Надеюсь, больше уж не будет снега:
Повсюду солнышко весеннее играет,
И воздух волнами
Колышется
Над тёплою землёй.

いづれをか
花とはわかむ
ふるさとの
春日の原に
まだきえぬ雪
いづれをか
はなとはわかむ
ふるさとの
かすがのはらに
まだきえぬゆき
Как сливы цветы
Отыскать среди снега?
Ведь в Касуга,
В родных местах,
Он все ещё не тает!
* Мотив сравнения — «смешения» белых цветов сливы со снегом или с лунным сиянием постоянен в хэйанской и позднейшей поэзии. Автор использует омонимическую метафору: фурусато — «родные места» перекликается с фуру — «идет» (снег). Слово фурусато имеет также значение «старая столица», т.е. Нара, которая славилась красотой цветущей сливы и вишни. В частном собрании песен поэта помечено, что песня сложена для надписи на ширме. Танка аналогичного содержания имеются в частных собраниях Мицунэ:
Душистой сливы ветвь
Хочу сломить,
Но как же отличить цветы
От выпавшего снега,
Что на ветвях лежит?

и Цураюки:
Как хризантему белую сорвать?
Как различить её в сиянье
Сентябрьской
Предутренней
Луны?
山ふかみ
なほかげ寒し
春の月
空かきくもり
雪はふりつつ
やまふかみ
なほかげさむし
はるのつき
そらかきくもり
ゆきはふりつつ
Холодным светом
Сияет в горной глубине
Весенняя луна,
И небо пасмурно,
И снег идёт, идёт...

折られけり
くれなゐにほふ
梅の花
けさ白妙に
雪はふれれど
をられけり
くれなゐにほふ
うめのはな
けさしろたへに
ゆきはふれれど
Снег все идёт,
Вокруг — бело.
Лишь сливы
Сорванный цветок
Алеет у меня в руке.
* Сливы... цветок алеет — красная слива (кобай) — разновидность японской сливы. Цветет розовыми цветами.
梅散らす
風もこえてや
吹きつらむ
かほれる雪の
袖に乱るる
うめちらす
かぜもこえてや
ふきつらむ
かほれるゆきの
そでにみだるる
Над головою дует ветер,
Срывая лепестки цветов,
А в рукава мои
Падает снег,
Благоухая ароматом слив.

うすくこき
野辺のみどりの
若草に
跡まで見ゆる
雪のむらぎえ
うすくこき
のべのみどりの
わかくさに
あとまでみゆる
ゆきのむらぎえ
В полях
Зазеленели травы,
Но там и сям
Виднеются ещё
Остатки снега.

吉野山
花やさかりに
にほふらむ
ふるさとさえぬ
峰の白雪
よしのやま
はなやさかりに
にほふらむ
ふるさとさえぬ
みねのしらゆき
На Ёсино-горе,
Должно быть, распустились
Вишни.
Вся старая столица
Будто в облаках!
* Старая столица на Ёсино-горе — речь идет о древнем загородном императорском дворце, следы которого ещё сохранились в то время, к которому относится песня (один из постоянных поэтических образов - см. коммент. 1).
山桜
散りてみ雪に
まがひなば
いづれか花と
春に問はなむ
やまさくら
ちりてみゆきに
まがひなば
いづれかはなと
はるにとはなむ
Если не знаешь,
Снег ли идет,
Иль опадают
Цветков лепестки,
Спроси у весны!

またや見む
交野のみ野の
桜がり
花の雪散る
春のあけぼの
またやみむ
かたののみのの
さくらがり
はなのゆきちる
はるのあけぼの
Когда теперь увижу вновь
Цветущие деревья на полях Катано,
Где ныне на рассвете лепестки
На землю падают,
Как хлопья снега?
* ...на полях Катано — живописное место в окрестностях Хэйана, одно из излюбленных мест для пикников императорской семьи и окружения. Славилось красотой цветуших вишен. Здесь любовались природой и устраивали соколиную охоту. Ныне это территория префектуры Осака близ г. Хираката. Когда Сюндзэй сложил эту песню, ему было более 80 лет.

[исправлено Хиратака на Хираката]
山桜
花のした風
吹きにけり
木のもとごとの
雪のむらぎえ
やまさくら
はなのしたかぜ
ふきにけり
このもとごとの
ゆきのむらぎえ
Быть может, буря пронеслась
По горным вишням?
Лежат, словно снег,
Под деревьями
Опавшие лепестки.
* В частном собрании песен поэтессы даётся пояснение: «Пришла полюбоваться цветами вишни, а они уже опали».
さそはれぬ
人のためとや
残りけむ
あすよりさきの
花の白雪
さそはれぬ
ひとのためとや
のこりけむ
あすよりさきの
はなのしらゆき
Вчера, наверное, ещё цвели
Эти цветы.
Но в сад, увы,
Я не был приглашен.
А ныне - это снег!
* Ответ Ёсицунэ содержит намёк на ту же песню Нарихиры (см. коммент. 134).
み吉野の
山かき曇り
雪ふれば
ふもとの里は
うちしぐれつつ
みよしのの
やまかきくもり
ゆきふれば
ふもとのさとは
うちしぐれつつ
Заволокло туманом гору Миёсино,
Снег падает...
А у подножия
В селенье
Всё время моросят дожди...


つねよりも
篠屋の軒ぞ
うづもるる
けふは都に
初雪や降
つねよりも
しのやののきぞ
うづもるる
けふはみやこに
はつゆきやふる
Сегодня утром
На крышу тростниковую мою
Насыпало так много снега,
Как никогда.
В столице, верно, тоже выпал первый снег?
* Перед песней помета: «Сложена снежным утром и послана поэту Фудзиваре Мототоси». Автор жил в то время в монастыре (тростниковая крыша — образ жилища отшельника) и отправил послание своему другу в столицу.
降る雪に
まことに篠屋
いかならむ
けふは都に
跡だにもなし
ふるゆきに
まことにしのや
いかならむ
けふはみやこに
あとだにもなし
Я понимаю, каково тебе
В хижине тростниковой,
Но и у нас в столице
Выпало столько снега,
Что не видать и человеческих следов!

ふればかく
憂さのみまさる
世を知らで
荒れたる庭に
つもる初雪
ふればかく
うさのみまさる
よをしらで
あれたるにはに
つもるはつゆき
Первый снег...
Смотрю, как засыпает он заброшенный
мой сад,
И думаю:
Чем долее живу на этом свете,
Тем больше познаю его печаль...
* Поэтесса использовала как прототип песню неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Разные песни»):
Чем долее живёшь
На этом свете,
Тем больше познаёшь и горести его, —
Словно бредёшь по каменистым тропам
Гор Ёсино...
さむしろの
夜半の衣手
さえさえて
初雪白し
岡の辺の松
さむしろの
よはのころもで
さえさえて
はつゆきしらし
をかのべのまつ
Я, на циновке на своей
Проснувшись в полночь,
Ощутила
Холод в рукавах.
И сосны на горе — уж все в снегу!

けふはもし
君もやとふと
ながむれど
まだ跡もなき
庭の雪かな
けふはもし
きみもやとふと
ながむれど
まだあともなき
にはのゆきかな
Я думал,
Может, нынче ты придёшь,
Но нет ничьих следов
В моем саду.
Лишь первый снег лежит...

いまぞ聞く
心は跡も
なかりけり
雪かきわけて
思ひやれども
いまぞきく
こころはあとも
なかりけり
ゆきかきわけて
おもひやれども
Понятны твои чувства,
И к дому твоему
По снегу
Охотно проложил бы я тропу,
Но нынче вот — увы!

白山に
年ふる雪や
つもるらむ
夜半に片敷く
たもとさゆなり
しらやまに
としふるゆきや
つもるらむ
よはにかたしく
たもとさゆなり
Снег засыпает гору Сираяма
Из года в год.
Как этот снег, был холоден рукав,
Когда на одиноком ложе в полночь
Проснулся я.
* Гора Сираяма — букв. «Белая гора» (ибо покрыта вечными снегами). Находится на границе префектур Гифу и Исикава (ныне районы Киото — Тохо и Сига). Постоянный поэтический образ.

Просматривается намёк на песню Мибу-но Тадами из свитка «Песни зимы» антологии «Сюисю»:
О снегом убелённая гора
В стране далёкой Коси —
Сираяма!
Немало лет тебе,
И ныне новый снег ложится на твою вершину.
明けやらぬ
寝覚めの床に
聞こゆなり
まがきの竹の
雪の下折れ
あけやらぬ
ねさめのとこに
きこゆなり
まがきのたけの
ゆきのしたをれ
Ещё не рассвело,
Но пробудился я,
Услышав, как под тяжестию снега
Ломались ветви бамбука
У изгороди сада.

音羽山
さやかに見ゆる
白雪を
明けぬと告ぐる
鳥の声かな
おとはやま
さやかにみゆる
しらゆきを
あけぬとつぐる
とりのこゑかな
Снег выпал —
Осветились склоны
Отова-горы,
И прокричал петух, как будто возвещал
Рассвет...
* Гора Отова — находится в Киото (см. коммент. 371).
山里は
道もや見えず
なりぬらむ
もみぢとともに
雪の降りぬる
やまざとは
みちもやみえず
なりぬらむ
もみぢとともに
ゆきのふりぬる
В горном твоем краю,
Наверное, и троп
Не видно даже:
Засыпали их листья алые
И снег запорошил...

さびしさを
いかにせよとて
岡べなる
楢の葉しだり
雪の降るらむ
さびしさを
いかにせよとて
をかべなる
ならのはしだり
ゆきのふるらむ
Бедная хижина
В низине под горою...
Поникли ветви у дубов,
Стоящих рядом, —
Наверное, под тяжестию снега.

駒とめて
袖うちはらふ
かげもなし
佐野のわたりの
雪の夕暮れ
こまとめて
そでうちはらふ
かげもなし
さののわたりの
ゆきのゆふぐれ
Пристанища не вижу,
Чтобы коня остановить,
Снег с рукавов стряхнуть,
И переправа Сано
В снежных сумерках...
* Источник вдохновения автора — танка Нага-но ими Киокимаро из антологии «Манъёсю»:
Льёт сильный дождь...
На переправе Сано
Возле мыса Мива
И дома даже
Не видать...


Стихотворение ориентировано на танка Нага Окамаро из третьего свитка антологии "Манъёсю" ([265] (В.Н. Горегляд)
待つ人の
ふもとの道は
絶えぬらむ
軒ばの杉に
雪重るなり
まつひとの
ふもとのみちは
たえぬらむ
のきばのすぎに
ゆきおもるなり
Я ждал тебя,
Но под горой тропу,
Наверно, снегом замело,
Под тяжестью его уж гнутся
Ветви криптомерии...

夢かよふ
道さへ絶えぬ
呉竹の
伏見の里の
雪の下折れ
ゆめかよふ
みちさへたえぬ
くれたけの
ふしみのさとの
ゆきのしたをれ
В селении Фусими — снег...
Он заметает и дороги грёз.
Ломаются под тяжестью его
Стволы бамбука,
Даже во сне я слышу этот звук.
* Фусими — загородная местность, ныне — район в пределах г. Киото. Автор обыгрывает название местности, которое ассоциируется со словом фуси — «коленце бамбука».

雪降れば
峰のまさかき
うづもれて
月にみがける
天の香具山
ゆきふれば
みねのまさかき
うづもれて
つきにみがける
あまのかぐやま
Снег выпал
И укрыл священные деревья
На вершинах,
А Кагуяма - Гора небес
Сверкает в сиянье луны.
* Священные деревья — имеются в виду вечнозелёные деревья сакаки (из семейства камелий), ветви которых использовались во время религиозных празднеств и церемоний. Кагуяма — Гора небес — см. коммент. 2.
かき曇り
あまぎる雪の
ふるさとを
つもらぬ先に
訪ふ人もがな
かきくもり
あまぎるゆきの
ふるさとを
つもらぬさきに
とふひともがな
Пасмурно небо,
Словно в тумане...
О, если б ты зашёл, Покуда не засыпал снег
Заброшенный мой дом!
* Использован вариант традиционной омонимической метафоры: фуру — «идти» (о снеге и т.п.) ассоциируется с фурусато «заброшенное селенье».
ながむれば
わが山の端に
雪白し
都の人よ
あはれとも見よ
ながむれば
わがやまのはに
ゆきしらし
みやこのひとよ
あはれともみよ
Когда, в раздумье погружённый,
Я оглянусь окрест,
Лишь горы белые предстанут взору.
О, если бы живущие в столице понимали,
Как одиноко мне в этой глуши!

冬草の
枯れにし人の
いまさらに
雪ふみわけて
見えむものかは
ふゆくさの
かれにしひとの
いまさらに
ゆきふみわけて
みえむものかは
Увижу ли,
Как пролагает путь ко мне
По снегу тот,
Кто, как трава зимой, исчез?
Увы, едва ли!
* Автор строит песню на омонимической метафоре: кару «увядать, засыхать» (о траве и т.п.) ассоциируется с кару — «удаляться, отдаляться». Прототипом стала песня Мицунэ из свитка «Песни зимы» антологии «Кокинсю»:
Уж новый год —
Его не ждал я,
А тот, кто пропал,
Как зимою трава,
Не шлёт и вестей!

Можно здесь предполагать также намёк на танка Нарихиры из свитка «Разные песни» той же антологии:
Не вспомню,
Был ли это сон?
Мог ли подумать я,
Что буду пролагать по снегу
Тропу к тебе?

(Поэт навещал удалившегося от мира своего друга и покровителя принца Корэтака.)

このごろは
花も紅葉も
枝になし
しばしな消えそ
松の白雪
このごろは
はなももみぢも
えだになし
しばしなきえそ
まつのしらゆき
Пришла пора
Нет на деревьях ни цветов,
Ни алых листьев.
Хоть ты, о белый снег,
Не исчезай покуда с веток сосен!
* Цветы и алые листья — предмет любования и источник радости весной и осенью. Зимой остается только снег... Прототип — танка неизвестного автора из антологии «Госэнсю» (свиток «Песни зимы»):
О снег!
Благо, ты выпал,
Не исчезай с ветвей дерев, —
Пока нет ни цветов,
Ни алых листьев!

草も木も
降りまがへたる
雪もよに
春待つ梅の
花の香ぞする
くさもきも
ふりまがへたる
ゆきもよに
はるまつうめの
はなのかぞする
Снег, что засыпал
Травы и деревья,
Он словно пахнет
Белой сливою,
Что ждет весны.
* Ассоциируется с песней Аривары Мотоката из «Кокинсю» (свиток «Песни весны»):
Окутанные дымкой горы...
Хотя и далеки они,
Но ветер к нам доносит
Весенний
Аромат цветов...
日数ふる
雪げにまさる
炭竃の
けぶりもさびし
大原の里
ひかずふる
ゆきげにまさる
すみかまの
けぶりもさびし
おほはらのさと
Какой уж день
Всё снег да снег, Как дерево в печи,
Которое дымит все гуще, гуще...
Унылое селение Охара!
* ...Унылое селение Охара — имеется в виду одно из уединённых мест в Киото, куда в те времена удалялись от мирской суеты (см. коммент. 682). Танка перекликается с песней Минамото Моротоки:
Дым из печи,
Где выжигают уголь,
Мне кажется порою
Тучей снеговой,
Повисшей над горою Омо.

Похожая песня есть также у Минамото Акинака:
Тоскливее всего
Зимой Смотреть, как валит дым
Из угольной печи
В Охара.
隔てゆく
世々の面影
かきくらし
雪とふりぬる
年の暮れかな
へだてゆく
よ々のおもかげ
かきくらし
ゆきとふりぬる
としのくれかな
Уходят в прошлое года,
Виденьем в памяти мелькая,
И вот уж этот год,
Мглой снежною окутан,
Идёт к концу...

み山路に
けさや出でつる
旅人の
笠しろたへに
雪つもりつつ
みやまぢに
けさやいでつる
たびひとの
かさしろたへに
ゆきつもりつつ
Поутру встретил путника.
Наверное, он шел
По горным тропам:
Засыпана вся шляпа
Белым снегом!
* В те времена от дождя и снега надевали широкополые шляпы.
松が根に
尾花刈りしき
夜もすがら
かたしく袖に
雪は降りつつ
まつがねに
をはなかりしき
よもすがら
かたしくそでに
ゆきはふりつつ
У подножья сосны,
Стеблей мисканта нарезав,
Устроил ночлег,
Но снег шёл всю ночь, засыпая
Моё одинокое ложе.

片岡の
雪間にねざす
若草の
ほのかに見てし
人ぞ恋しき
かたをかの
ゆきまにねざす
わかくさの
ほのかにみてし
ひとぞこひしき
На пригорке
Мелькнула средь снегов
Чуть заметная ранняя трава, —
Вот так же мельком увидал тебя,
И сердце уж полно любви!

冬の夜の
涙にこほる
わが袖の
心とけずも
見ゆる君かな
ふゆのよの
なみだにこほる
わがそでの
こころとけずも
みゆるきみかな
Как не оттаял снег
На рукаве моём, слезами увлажнённом,
Так понял я, что не оттаяло ещё
Жестокое
Сердце твоё.

山陰や
さらでは庭に
あともなし
春ぞ来にける
雪のむら消え
やまかげや
さらではにはに
あともなし
はるぞきにける
ゆきのむらきえ
Приют мой - под горою,
И в саду
Не вижу я ничьих следов,
Лишь снежные проталины
Следы весны!

谷深み
春の光の
おそければ
雪につつめる
鶯の声
たにふかみ
はるのひかりの
おそければ
ゆきにつつめる
うぐひすのこゑ
В глубокое ущелье наконец
Проник весенний свет,
И из тумана снежного
Послышалась
Трель соловья.

降る雪に
色まどはせる
梅の花
うぐひすのみや
わきてしのばむ
ふるゆきに
いろまどはせる
うめのはな
うぐひすのみや
わきてしのばむ
Снег все идет,
И отыскать в его тумане
Слив белые цветы
Лишь может соловей,
Что за зиму по ним истосковался.

よろづ代を
ふるにかひある
宿なれば
みゆきと見えて
花ぞ散りける
よろづよを
ふるにかひある
やどなれば
みゆきとみえて
はなぞちりける
Хочу, чтобы навечно сохранились
Этот дворец и сад,
Где ныне осыпаются,
Как снег,
С цветущих вишен лепестки!

枝ごとの
末までにほふ
花なれば
散るもみゆきと
見ゆるなるらむ
えだごとの
すゑまでにほふ
はななれば
ちるもみゆきと
みゆるなるらむ
С цветуших вишен облетают лепестки,
Со всех ветвей,
До нижних самых.
И вправду кажется,
Что снег идет!

桜花
過ぎゆく春の
友とてや
風の音せぬ
世にも散るらむ
さくらばな
すぎゆくはるの
ともとてや
かぜのおとせぬ
よにもちるらむ
Вишен цветы,
Друзья уходящей весны!
Словно снег,
Осыпаетесь вы по ночам,
Даже если и ветра не слышно.

あともなく
雪ふるさとは
荒れにけり
いづれ昔の
垣根なるらむ
あともなく
ゆきふるさとは
あれにけり
いづれむかしの
かきねなるらむ
Родной твой дом
Теперь заброшен,
И снег засыпал все следы.
Не вспомню даже, где была
Старая изгородь...

忘れじの
人だにとはぬ
山路かな
桜は雪に
降りかはれども
わすれじの
ひとだにとはぬ
やまぢかな
さくらはゆきに
ふりかはれども
Даже тот, кто сказал: «Не забуду!»
Не навестил,
А на горной тропе
Снег уж сменил
Опавшие с вишен цветы.

花と散り
玉と見えつつ
あざむけば
雪ふるさとぞ
夢に見えける
はなとちり
たまとみえつつ
あざむけば
ゆきふるさとぞ
ゆめにみえける
Снежинки,
Словно лепестки цветов,
Кружатся в небе
И, устилая сад, сверкают яшмой:
Места родные видел я во сне.

ゆふしでの
風に乱るる
音さえて
庭しろたへに
雪ぞつもれる
ゆふしでの
かぜにみだるる
おとさえて
にはしろたへに
ゆきぞつもれる
Ветер тихо шелестит
По священной перевязи и по листьям
Дерева сакаки,
И умиротворяет вид
Снега, покрывшего сад.

歌方毛
曰管毛有鹿
吾有者
地庭不落
空消生
うたがたも
いひつつもあるか
われならば
つちにはおちず
そらにけなまし
Быть может, так она и говорила,
Но если бы беда коснулась вдруг меня,
На землю снегом
Я не буду падать,
А лучше в небесах исчезну я…
* Песня считается трудной для толкования. Полагают, что последняя строка говорит о том, что лучше умереть, чем терпеть неудачу в любви.
三雪零
越乃大山
行過而
何日可
我里乎将見
みゆきふる
こしのおほやま
ゆきすぎて
いづれのひにか
わがさとをみむ
Оставив позади вершины гор,
В стране Коси,
Где снег идет чудесный,
В какой же, наконец, из этих дней
Селение родное я увижу?
* “В стране Коси, где снег идет чудесный…” — во времена М. снег был предметом любования, существовал особый обычай “любование снегом”, и, так как в Коси выпадало много снега, всегда отмечали эту особенность местности (мк).
<妾>背兒者
雖待来不益
天原
振左氣見者
黒玉之
夜毛深去来
左夜深而
荒風乃吹者
立<待留>
吾袖尓
零雪者
凍渡奴
今更
公来座哉
左奈葛
後毛相得
名草武類
心乎持而
<二>袖持
床打拂
卯管庭
君尓波不相
夢谷
相跡所見社
天之足夜<乎>
わがせこは
まてどきまさず
あまのはら
ふりさけみれば
ぬばたまの
よもふけにけり
さよふけて
あらしのふけば
たちまてる
わがころもでに
ふるゆきは
こほりわたりぬ
いまさらに
きみきまさめや
さなかづら
のちもあはむと
なぐさむる
こころをもちて
まそでもち
とこうちはらひ
うつつには
きみにはあはず
いめにだに
あふとみえこそ
あめのたりよを
Жду тебя, любимый мой!
Не приходишь ты!
На небесную равнину
Поглядела я,
Ягод тутовых черней
Ночь спустилась к нам,
Ночь спустилась, и, когда
Буря началась,
Вышла я и стала ждать,
И на мой рукав
Выпал снег и вновь застыл,
Превратившись в лед.
Неужели и теперь
Не придешь ко мне?
Значит, встретимся потом.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам!
Утешаю я себя,
Горе затаив,
Очищаю рукавом
Ложе бедное мое.
О, покуда наяву
Я не встретилась с тобой,
Хоть во сне явись ко мне! —
Ночью у небес молю…
* Песня женщины, ожидающей возлюбленного, похожа на любовное заклинание, в котором просят, чтобы любимый явился во сне.
吾背子者
待跡不来
鴈音<文>
動而寒
烏玉乃
宵文深去来
左夜深跡
阿下乃吹者
立待尓
吾衣袖尓
置霜<文>
氷丹左叡渡
落雪母
凍渡奴
今更
君来目八
左奈葛
後<文>将會常
大舟乃
思憑迹
現庭
君者不相
夢谷
相所見欲
天之足夜尓
わがせこは
まてどきまさず
かりがねも
とよみてさむし
ぬばたまの
よもふけにけり
さよふくと
あらしのふけば
たちまつに
わがころもでに
おくしもも
ひにさえわたり
ふるゆきも
こほりわたりぬ
いまさらに
きみきまさめや
さなかづら
のちもあはむと
おほぶねの
おもひたのめど
うつつには
きみにはあはず
いめにだに
あふとみえこそ
あめのたりよに
Жду тебя, любимый мой.
Не приходишь ты,
Гуси дикие кричат.
Холодно от криков их.
Ягод тутовых черней
Ночь спустилась к нам,
Ночь спустилась, и, когда
Буря началась,
Вышла я и стала ждать,
И на мой рукав
Выпал иней и застыл,
Превратившись в лед.
Снег упал и льдом замерз,
Неужели и теперь
Не придешь ко мне?
Значит, встретимся потом.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам!
Как большому кораблю,
Доверяю я тебе,
Но покуда наяву
Я не встретилась с тобой,
Хоть во сне явись ко мне.—
Ночью у небес молю…
* Вариант п. 3280.
三吉野之
御金高尓
間無序
雨者落云
不時曽
雪者落云
其雨
無間如
彼雪
不時如
間不落
吾者曽戀
妹之正香尓
みよしのの
みかねがたけに
まなくぞ
あめはふるといふ
ときじくぞ
ゆきはふるといふ
そのあめの
まなきがごと
そのゆきの
ときじきがごと
まもおちず
あれはぞこふる
いもがただかに
Там, где Ёсину-страна,
Там, где пики Миканэ,
Говорят, без отдыха,
Постоянно льют дожди,
Говорят, без времени
Падает на землю снег,
И, как этот дождь,
Как и он, без отдыха,
И, как этот снег,
Как и он, без времени,
Беспрестанно предо мной
Ты, которую люблю.
* Песня не имеет автора, но так как близка по содержанию и по форме песне императора Тэмму, считается ее вариантом. Однако возможно, что, наоборот, им был использован народный вариант песни.
三雪落
吉野之高二
居雲之
外丹見子尓
戀度可聞
みゆきふる
よしののたけに
ゐるくもの
よそにみしこに
こひわたるかも
О, как полон я любви
К той, что вижу вдалеке,
Словно в небе облака
Над вершиной Ёсину,
Где идет все время снег…
* Сравнение недоступной красавицы, возлюбленной с облаками встречается и в других песнях М. Оно перешло и в позднейшую классическую поэзию Х—XIII вв.
隠口乃
泊瀬乃國尓
左結婚丹
吾来者
棚雲利
雪者零来
左雲理
雨者落来
野鳥
雉動
家鳥
可鶏毛鳴
左夜者明
此夜者昶奴
入而<且>将眠
此戸開為
こもりくの
はつせのくにに
さよばひに
わがきたれば
たなぐもり
ゆきはふりく
さぐもり
あめはふりく
のつとり
きぎしはとよむ
いへつとり
かけもなく
さよはあけ
このよはあけぬ
いりてかつねむ
このとひらかせ
В запертую среди гор
В эту малую страну Хацусэ
Когда пришел,
Чтобы взять себе жену,
Небо сплошь заволокло,
Вот и снег пошел,
Майский свод заволокло,
Вот и дождь пошел.
Птицы, что живут в полях,
Кулики теперь кричат,
Птицы, что живут в домах,
Петухи теперь поют.
Может наступить рассвет,
Эта ночь к концу идет,
Я хочу войти в твой дом,
Так открой скорее дверь!
* Похожи на песни свадебного цикла, когда во время сватовства происходит обмен песнями между женихом и невестой. Возможно также, что обмен песнями происходил во время брачных игр, когда водили хороводы и они распевались мужской и женской стороной по типу: “А мы просо сеяли”.
Кроме того, судя по другим песням М., в древности был обычай похищать невест. На это, возможно, и намекает песня 3312:
“Коли встану, подымусь, все увидит мать, коли выйду и пойду — будет знать отец… И никак не быть тому, что задумал ты в мечтах, милый, тайный мой супруг”.
* Некоторые комментаторы (СН) указывают, что п. 3310 похожа на песню, помещенную в “Кодзики”, которую исполняет бог Ятихоко, прибыв в дом принцессы Нунакава химэ.
由布左礼婆
安之敝尓佐和伎
安氣久礼婆
於伎尓奈都佐布
可母須良母
都麻等多具比弖
和我尾尓波
之毛奈布里曽等
之<路>多倍乃
波祢左之可倍弖
宇知波良比
左宿等布毛能乎
由久美都能
可敝良奴其等久
布久可是能
美延奴我其登久
安刀毛奈吉
与能比登尓之弖
和可礼尓之
伊毛我伎世弖思
奈礼其呂母
蘇弖加多思吉弖
比登里可母祢牟
ゆふされば
あしへにさわき
あけくれば
おきになづさふ
かもすらも
つまとたぐひて
わがをには
しもなふりそと
しろたへの
はねさしかへて
うちはらひ
さぬとふものを
ゆくみづの
かへらぬごとく
ふくかぜの
みえぬがごとく
あともなき
よのひとにして
わかれにし
いもがきせてし
なれごろも
そでかたしきて
ひとりかもねむ
Даже селезни — и те,
Только вечер настаёт,
В камышах густых шумят,
А когда светать начнёт,
То купаются в волнах,
Даже селезни — и те,
Каждый со своей женой,
Просят иней: не ложись
Нам на перья!
И, сложив
Крылья белые свои,
Стряхивают легкий снег,
И, прильнув друг к другу, спят…
А вот я стелю один
Одинокий мой рукав
Платья, шитого тобой,
Милая моя жена,—
Мира этого дитя,
Что рассталась вдруг со мной…
Как текущая вода
Не воротится назад,
Пролетевший ветерок
Не увидим никогда,
Так бесследно ты ушла…
И, стеля постель один,
Разве я смогу уснуть?

烏玉之
黒髪所<沾>而
沫雪之
零也来座
幾許戀者
ぬばたまの
くろかみぬれて
あわゆきの
ふるにやきます
ここだこふれば
Словно чёрные ягоды тута,
Чёрный волос твой влажен,
И хоть падает снег, словно белая пена,
И бушует метель, ты пришел, мой любимый,
Не напрасно тебя я так сильно любила.
* Образ влажного рыхлого снега, напоминающего пену, постоянно встречается в песнях зимы и ранней весны в М. и позднее, в классической поэзии Х—XIII вв., также в песнях о зиме и ранней весне.
御苑布能
百木乃宇梅乃
落花之
安米尓登妣安我里
雪等敷里家牟
みそのふの
ももきのうめの
ちるはなし
あめにとびあがり
ゆきとふりけむ
Цветы душистых слив, что опадают
На множестве деревьев здесь, в саду,
Как будто в небеса сперва взлетают
И наземь падают,
Как белый снег…
* Сравнение белых цветов сливы со снегом характерно для песен ранней весны, а сравнение снега с белыми цветами сливы — для песен зимы.
布流由吉乃
之路髪麻泥尓
大皇尓
都可倍麻都礼婆
貴久母安流香
ふるゆきの
しろかみまでに
おほきみに
つかへまつれば
たふとくもあるか
Когда бы до седин таких же белых,
Как этот белый снег,
Я мог служить
У государыни моей великой,
Какой я был бы гордый человек!

天下
須泥尓於保比氐
布流雪乃
比加里乎見礼婆
多敷刀久母安流香
あめのした
すでにおほひて
ふるゆきの
ひかりをみれば
たふとくもあるか
Когда увидел блеск дворца,
Подобно блеску
Выпавшего снега,
Что Поднебесную собой покрыл,
О, как же горд я этим блеском был!

山乃可比
曽許登母見延受
乎登都日毛
昨日毛今日毛
由吉能布礼々<婆>
やまのかひ
そこともみえず
をとつひも
きのふもけふも
ゆきのふれれば
Совсем не видно троп между горами.
Где тут гора?
Не различат глаза.
Позавчера, вчера, сегодня
На землю падал снег и всё от взоров скрыл.


年乃婆自米尓
豊乃登之
思流須登奈良思
雪能敷礼流波
あらたしき
としのはじめに
とよのとし
しるすとならし
ゆきのふれるは
В начале года,
Что сейчас настал,
Раз снега выпало повсюду много,
Приметой это служит нам
Обилия и плодородья года.

大宮<能>
宇知尓毛刀尓毛
比賀流麻泥
零<流>白雪
見礼杼安可奴香聞
おほみやの
うちにもとにも
ひかるまで
ふれるしらゆき
みれどあかぬかも
О, сколько ни смотрю на белый снег,
Летящий с неба так, что все сверкает
Снаружи и внутри великого дворца,
О, сколько ни гляжу и ни любуюсь —
Я мог бы любоваться без конца…

庭尓敷流
雪波知敝之久
思加乃未尓
於母比氐伎美乎
安我麻多奈久尓
にはにふる
ゆきはちへしく
しかのみに
おもひてきみを
あがまたなくに
Ах, множеством слоёв
В саду ложится снег,
Сугробы глубоки, и всё ж намного глубже
Была моя тоска,
Когда я ждал тебя!

安麻射可流
比奈尓名可加須
古思能奈可
久奴知許登其等
夜麻波之母
之自尓安礼登毛
加波々之母
佐波尓由氣等毛
須賣加未能
宇之波伎伊麻須
尓比可波能
曽能多知夜麻尓
等許奈都尓
由伎布理之伎弖
於<婆>勢流
可多加比河波能
伎欲吉瀬尓
安佐欲比其等尓
多都奇利能
於毛比須疑米夜
安里我欲比
伊夜登之能播仁
余<増>能未母
布利佐氣見都々
余呂豆餘能
可多良比具佐等
伊末太見奴
比等尓母都氣牟
於登能未毛
名能未<母>伎吉氐
登母之夫流我祢
あまざかる
ひなになかかす
こしのなか
くぬちことごと
やまはしも
しじにあれども
かははしも
さはにゆけども
すめかみの
うしはきいます
にひかはの
そのたちやまに
とこなつに
ゆきふりしきて
おばせる
かたかひがはの
きよきせに
あさよひごとに
たつきりの
おもひすぎめや
ありがよひ
いやとしのはに
よそのみも
ふりさけみつつ
よろづよの
かたらひぐさと
いまだみぬ
ひとにもつげむ
おとのみも
なのみもききて
ともしぶるがね
Средь глухих, далеких мест,
Дальних,
Как небесный свод,
Громко славится она.
И хотя в стране Коси
В каждой, каждой стороне
Гор полным-полно кругом,
И хотя прозрачных рек
Много, много там течет,
Но одна там есть гора
Удивительной красы,
То гора —
Татияма
В Ниикава, где живет,
Правит божество небес,
Жаркой летнею порой,
Падая, ложится снег,
И над чистою струёй
На реке Катакаи,
Что, как пояс обвила
Горное подножье там,
Поутру и ввечеру
Каждый раз встает туман
И проходит…
Но пройти
Сможет ли любовь моя?..
Ах, ведь каждый, каждый год
Буду приходить не раз
И хоть издали смотреть,
Взор подняв свой в небеса,
На прекрасную гору.
И чтоб шел о ней рассказ
Много, много тысяч лет,
Людям я о ней скажу,
Что не видели ее,
Так,
Чтоб только звук один,
Только имя услыхав,
Восторгались бы они
Ее дивной красотой.

多知夜麻尓
布里於家流由伎乎
登己奈都尓
見礼等母安可受
加武賀良奈良之
たちやまに
ふりおけるゆきを
とこなつに
みれどもあかず
かむからならし
На белый снег,
Что даже летнею порою
Сверкает на горе Татияма,
Не наглядеться: ведь недаром
Гора слывет в народе божеством!
* См. п. 3985.
多知夜麻尓
布理於家流由伎能
等許奈都尓
氣受弖和多流波
可無奈我良等曽
たちやまに
ふりおけるゆきの
とこなつに
けずてわたるは
かむながらとぞ
То, что летом никогда не тает снег,
Покрывающий хребты Татияма
Яркой белизной,
Нам говорит,
Что священна эта дивная гора.
* В прим. к тексту сказано, что эти песни были сложены в ответ судьей Отомо Икэнуси, и затем петитом проставлена дата:
* “28-й день 4-й луны”.
大王乃
等保能美可度曽
美雪落
越登名尓於敝流
安麻射可流
比奈尓之安礼婆
山高美
河登保之呂思
野乎比呂美
久佐許曽之既吉
安由波之流
奈都能左<加>利等
之麻都等里
鵜養我登母波
由久加波乃
伎欲吉瀬其<等>尓
可賀里左之
奈豆左比能保流
露霜乃
安伎尓伊多礼<婆>
野毛佐波尓
等里須太家里等
麻須良乎能
登母伊射奈比弖
多加波之母
安麻多安礼等母
矢形尾乃
安我大黒尓
大黒者蒼鷹之名也
之良奴里<能>
鈴登里都氣弖
朝猟尓
伊保都登里多氐
暮猟尓
知登理布美多氐
於敷其等邇
由流須許等奈久
手放毛
乎知母可夜須伎
許礼乎於伎氐
麻多波安里我多之
左奈良敝流
多可波奈家牟等
情尓波
於毛比保許里弖
恵麻比都追
和多流安比太尓
多夫礼多流
之許都於吉奈乃
許等太尓母
吾尓波都氣受
等乃具母利
安米能布流日乎
等我理須等
名乃未乎能里弖
三嶋野乎
曽我比尓見都追
二上
山登妣古要氐
久母我久理
可氣理伊尓伎等
可敝理伎弖
之波夫礼都具礼
呼久餘思乃
曽許尓奈家礼婆
伊敷須敝能
多騰伎乎之良尓
心尓波
火佐倍毛要都追
於母比孤悲
伊<伎>豆吉安麻利
氣太之久毛
安布許等安里也等
安之比奇能
乎氐母許乃毛尓
等奈美波里
母利敝乎須恵氐
知波夜夫流
神社尓
氐流鏡
之都尓等里蘇倍
己比能美弖
安我麻都等吉尓
乎登賣良我
伊米尓都具良久
奈我古敷流
曽能保追多加波
麻追太要乃
波麻由伎具良之
都奈之等流
比美乃江過弖
多古能之麻
等<妣>多毛登保里
安之我母<乃>
須太久舊江尓
乎等都日毛
伎能敷母安里追
知加久安良婆
伊麻布都可太未
等保久安良婆
奈奴可乃<乎>知<波>
須疑米也母
伎奈牟和我勢故
祢毛許呂尓
奈孤悲曽余等曽
伊麻尓都氣都流
おほきみの
とほのみかどぞ
みゆきふる
こしとなにおへる
あまざかる
ひなにしあれば
やまたかみ
かはとほしろし
のをひろみ
くさこそしげき
あゆはしる
なつのさかりと
しまつとり
うかひがともは
ゆくかはの
きよきせごとに
かがりさし
なづさひのぼる
つゆしもの
あきにいたれば
のもさはに
とりすだけりと
ますらをの
ともいざなひて
たかはしも
あまたあれども
やかたをの
あがおほぐろに
しらぬりの
すずとりつけて
あさがりに
いほつとりたて
ゆふがりに
ちとりふみたて
おふごとに
ゆるすことなく
たばなれも
をちもかやすき
これをおきて
またはありがたし
さならへる
たかはなけむと
こころには
おもひほこりて
ゑまひつつ
わたるあひだに
たぶれたる
しこつおきなの
ことだにも
われにはつげず
とのくもり
あめのふるひを
とがりすと
なのみをのりて
みしまのを
そがひにみつつ
ふたがみの
やまとびこえて
くもがくり
かけりいにきと
かへりきて
しはぶれつぐれ
をくよしの
そこになければ
いふすべの
たどきをしらに
こころには
ひさへもえつつ
おもひこひ
いきづきあまり
けだしくも
あふことありやと
あしひきの
をてもこのもに
となみはり
もりへをすゑて
ちはやぶる
かみのやしろに
てるかがみ
しつにとりそへ
こひのみて
あがまつときに
をとめらが
いめにつぐらく
ながこふる
そのほつたかは
まつだえの
はまゆきくらし
つなしとる
ひみのえすぎて
たこのしま
とびたもとほり
あしがもの
すだくふるえに
をとつひも
きのふもありつ
ちかくあらば
いまふつかだみ
とほくあらば
なぬかのをちは
すぎめやも
きなむわがせこ
ねもころに
なこひそよとぞ
いまにつげつる
И далек же этот край
Государя моего!
Далека, как свод небес,
Глушь, в которой я живу,
Что зовут страной Коси,
Где идет чудесный снег.
Высоки здесь склоны гор,
Плавны здесь теченья рек,
Широки кругом поля,
И густа трава на них.
В лета солнечный разгар,
Когда юная форель
Мчится в светлых струях рек,
Собирается народ,
Чтоб бакланов покормить —
Птицу здешних островов.
Разжигают вмиг костры
На шестах меж чистых струй
И, промокшие в реке,
По теченью вверх плывут.
А лишь осень настает,
С белым инеем — росой
Прилетает много птиц
На пустынные поля,
И охотиться зовут
Рыцари своих друзей.
И хоть соколов у нас
Много есть,
Лишь у него,
У Окура моего,
С пышным и большим хвостом,
Словно оперенье стрел,
Прикреплен был бубенец
Из литого серебра.
На охоте поутру
Догонял он сотни птиц,
На охоте ввечеру
Тысячи ловил он птиц,
Каждый раз, как догонял,
Не давал им улететь.
Выпустишь его из рук,
Тотчас он летит назад.
Он один на свете был,
И, пожалуй, не найти
Сокола другого мне,
Равного во всем ему.
Так я думал и, в душе
Соколом своим гордясь,
Проводил беспечно дни.
В это время мой слуга —
Отвратительный старик,
Вовсе потерявший ум,—
Мне и слова не сказав,
В день, когда на землю лил
Дождь и все заволокло,
Под предлогом, что идет
На охоту,
Он ушел
Вместе с соколом моим.
И, вернувшись, рассказал,
Кашляя,
Что сокол мой,
Глядя вдаль,
Где перед ним
Расстилалися поля
Мисима,
И пролетев
Над горой Футагами,
Скрылся в белых облаках
И совсем исчез из глаз…
Приманить его сюда
Нету способов теперь.
Оттого что я не знал,
Что сказать ему в ответ,
А в душе моей тогда
Лишь огонь один пылал,
Тосковал я и вздыхал.
Думал я:
А может быть,
Снова встретимся мы с ним?
И средь распростертых гор
Тут и там расставил я
Сети для поимки птиц,
И расставил стражей я.
В храмы славные богов,
Сокрушающих миры,
Вместе с тканями принес
Зеркало сверкавшее.
Поднеся, богов молил
И все время ждал его.
И тогда, придя во сне,
Дева мне передала:
“Слушай,
Сокол дивный твой,
О котором ты грустишь,
Улетел на берега
В Мацудаэ.
Пролетел
Бухту он Химиноэ,
Там, где ловят
Мелких рыб,
Облетел кругом не раз
Остров Таконосима
И к заливу Фуруэ,
Где в зеленых тростниках
Утки стаями живут,
Прилетал позавчера.
Там вчера он снова был.
Если близкий будет срок,
С этих пор
Пройдет два дня,
Если дальний будет срок,
Может быть, пройдет семь дней.
Но вернется он к тебе.
Не тоскуй же сильно так,
Всей душою, глубоко”.
Так сказала дева мне.
26-й день 9-й луны
Отомо Якамоти
* Эту песню Отомо Якамоти сложил, когда его любимый сокол из-за оплошности слуги, кормившего его, был упущен, и Якамоти, услышав во сне, что сокол вернется, преисполнился радости. В примечании к тексту указано, что она была сложена 26-го дня 9-го месяца, после того как Якамоти выполнил обязанности посланца по делам налогов в столице и вернулся в провинцию Эттю.
賣比能野能
須々吉於之奈倍
布流由伎尓
夜度加流家敷之
可奈之久於毛倍遊
めひののの
すすきおしなべ
ふるゆきに
やどかるけふし
かなしくおもほゆ
Сегодня, в этот день, когда нашел приют
Средь снега, что идёт,
К земле склоняя
Камыш, растущий на полях Мэи,—
Печалью полны мои думы…

多知夜麻乃
由吉之久良之毛
波比都奇能
可波能和多理瀬
安夫美都加須毛
たちやまの
ゆきしくらしも
はひつきの
かはのわたりせ
あぶみつかすも
Наверное, с горы Татияма
Сюда спустились белые снега.
При переправе
На реке Хаицуки
Мне струи захлестнули стремена.

美之麻野尓
可須美多奈妣伎
之可須我尓
伎乃敷毛家布毛
由伎波敷里都追
みしまのに
かすみたなびき
しかすがに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ
Снова устремляю взор вдаль
На раскинутых полях Мисима
Вешней дымки протянулась пелена,
Но при этом снег
Вчера и даже ныне
Продолжает падать на поля…
* В песне картина ранней весны. Появление вешней дымки, легкого тумана — примета весны, для этой поры еще характерно выпадение снега или нерастаявший снег.
於保奈牟知
須久奈比古奈野
神代欲里
伊比都藝家良<久>
父母乎
見波多布刀久
妻子見波
可奈之久米具之
宇都世美能
余乃許等和利止
可久佐末尓
伊比家流物能乎
世人能
多都流許等太弖
知左能花
佐家流沙加利尓
波之吉余之
曽能都末能古等
安沙余比尓
恵美々恵末須毛
宇知奈氣支
可多里家末久波
等己之部尓
可久之母安良米也
天地能
可未許等余勢天
春花能
佐可里裳安良<牟等>
<末>多之家牟
等吉能沙加利曽
波<奈礼>居弖
奈介可須移母我
何時可毛
都可比能許牟等
末多須良<无>
心左夫之苦
南吹
雪消益而
射水河
流水沫能
余留弊奈美
左夫流其兒尓
比毛能緒能
移都我利安比弖
尓保騰里能
布多理雙坐
那呉能宇美能
於支乎布可米天
左度波世流
支美我許己呂能
須敝母須敝奈佐
おほなむち
すくなびこなの
かむよより
いひつぎけらく
ちちははを
みればたふとく
めこみれば
かなしくめぐし
うつせみの
よのことわりと
かくさまに
いひけるものを
よのひとの
たつることだて
ちさのはな
さけるさかりに
はしきよし
そのつまのこと
あさよひに
ゑみみゑまずも
うちなげき
かたりけまくは
とこしへに
かくしもあらめや
あめつちの
かみことよせて
はるはなの
さかりもあらむと
またしけむ
ときのさかりぞ
はなれゐて
なげかすいもが
いつしかも
つかひのこむと
またすらむ
こころさぶしく
みなみふき
ゆきげはふりて
いみづかは
ながるみなわの
よるへなみ
さぶるそのこに
ひものをの
いつがりあひて
にほどりの
ふたりならびゐ
なごのうみの
おきをふかめて
さどはせる
きみがこころの
すべもすべなさ
Со времен еще богов
Всем известных на земле,
Как Сукунахикона,
Оонамути,
Говорят, передают
С той поры из века в век:
“Глядя на отца и мать,
Будь почтенья полон к ним,
Глядя на жену, детей,
Ты жалей их и голубь”.
В мире бренном таковы
Жизни правила для всех.
Ведь об этом на земле
Говорится с давних пор.
Ведь когда-то клялся ты,
Мира бренный человек,
В час, когда цвели кругом
Тиса нежные цветы.
С верною женой своей,
Что была тебе мила,
Поутру и ввечеру,
Улыбаясь или нет
Иль вздыхая глубоко,
Верно, говорил в те дни:
“Разве может вечно так
Продолжаться на земле?
С помощью святой богов
Неба и земли
Придет
И для нас с тобой расцвет
Вешних радостных цветов”.
И расцвет тот наступил.
А вот милая жена,
Что горюет без тебя,
Разлученная с тобой,
Верно, ждет все до сих пор,
О, когда же от тебя
К ней придет теперь гонец?
И печалится в душе.
Ты же с девой Сабуру,—
Ненадежною такой,
Словно пена на воде
Быстрой Имидзу- реки,
Где от тающих снегов
Прибывает вмиг вода,
Лишь подует ветерок
С дальней южной стороны,—
Ты же с девой Сабуру
Будто нитями шнура
Вместе связан навсегда.
Словно утки на воде
Ниодори,
Вечно вы
Всюду и везде вдвоем.
И все глубже,
Как в Наго
Море,
Что уходит вдаль,
Ею заворожен ты.
Сердце бедное твое
Все сильней погружено
В бездну страсти,
И теперь
Не спасти тебя ничем.
* Сукунахикона, Оонамути — боги, знаменитые многими подвигами, участвовавшие в сотворения страны Ямато.
* Сабуру — имя веселой женщины, которой увлекся Овари Окуй, о ней больше ничего не известно.
* Утки ниодори — в песнях — символ влюбленной пары, так как селезень и утка всегда находятся вместе.
可氣麻久母
安夜尓加之古思
皇神祖<乃>
可見能大御世尓
田道間守
常世尓和多利
夜保許毛知
麻為泥許之登吉
時<及>能
香久乃菓子乎
可之古久母
能許之多麻敝礼
國毛勢尓
於非多知左加延
波流左礼婆
孫枝毛伊都追
保登等藝須
奈久五月尓波
波都波奈乎
延太尓多乎理弖
乎登女良尓
都刀尓母夜里美
之路多倍能
蘇泥尓毛古伎礼
香具<播>之美
於枳弖可良之美
安由流實波
多麻尓奴伎都追
手尓麻吉弖
見礼騰毛安加受
秋豆氣婆
之具礼<乃>雨零
阿之比奇能
夜麻能許奴礼波
久<礼奈為>尓
仁保比知礼止毛
多知波奈<乃>
成流其實者
比太照尓
伊夜見我保之久
美由伎布流
冬尓伊多礼婆
霜於氣騰母
其葉毛可礼受
常磐奈須
伊夜佐加波延尓
之可礼許曽
神乃御代欲理
与呂之奈倍
此橘乎
等伎自久能
可久能木實等
名附家良之母
かけまくも
あやにかしこし
すめろきの
かみのおほみよに
たぢまもり
とこよにわたり
やほこもち
まゐでこしとき
ときじくの
かくのこのみを
かしこくも
のこしたまへれ
くにもせに
おひたちさかえ
はるされば
ひこえもいつつ
ほととぎす
なくさつきには
はつはなを
えだにたをりて
をとめらに
つとにもやりみ
しろたへの
そでにもこきれ
かぐはしみ
おきてからしみ
あゆるみは
たまにぬきつつ
てにまきて
みれどもあかず
あきづけば
しぐれのあめふり
あしひきの
やまのこぬれは
くれなゐに
にほひちれども
たちばなの
なれるそのみは
ひたてりに
いやみがほしく
みゆきふる
ふゆにいたれば
しもおけども
そのはもかれず
ときはなす
いやさかはえに
しかれこそ
かみのみよより
よろしなへ
このたちばなを
ときじくの
かくのこのみと
なづけけらしも
И сказать об атом вам
Трепета исполнен я…
В век далекий — век богов —
Управителей земли
Жил на свете человек
Тадзимамори.
В вечной побывав стране,
Он привез с собою нам
Веток множество
Прямых,
Словно тонкое копье,
И на них росли плоды,
Ароматные плоды
Вечно зрели на ветвях.
С трепетом приняли мы
От него чудесный дар,
И хотя тесна страна,
Всюду на ее земле
Эти ветви расцвели.
Лишь приходит к нам весна —
На ветвях цветут цветы,
А настанет месяц май
И кукушка запоет,
С веток первые цветы
Все срывают каждый раз
И возлюбленным своим
Посылают их как дар.
Прячут яркие цветы
В белотканый свой рукав,
Чтобы дивный аромат
Сохранить,
Их лепестки
Сберегают, засушив,
А созревшие плоды
Нижут, словно жемчуга,
И любуются на них,
Не насмотрятся никак.
А лишь осень настает,
Моросит унылый дождь —
И средь распростертых гор
На деревьях в вышине
Заалевшая листва
Осыпается кругом.
Но созревшие плоды
Померанцев
В эти дни
Ярко блещут на ветвях.
И еще сильней на них
Любоваться я хочу!
А когда придет зима
И падет на землю снег,
Белый иней заблестит,
Но не сохнут листья их.
Словно вечная скала,
Вечной силою полны
Золотистые плоды —
Еще ярче дивный блеск.
И, наверно, оттого,
Что не вянет свежий лист,
Со времен еще богов
Померанцев яркий плод
Справедливо все зовут
Ароматным, непростым,
Вечным золотым плодом.
[23-й день 5-й луны]
Отомо Якамоти
* Песня была сложена в 749 г., восхваляет цветы и плоды татибана — померанцев (возможно, одновременно здесь восхваляется и фамилия Татибана. Хотя в комментариях МС ничего об этом не сказано, но, судя по текстам других песен, где встречается отождествление, такое предположение имеет основание).
* Тадзимамори — потомок легендарного принца Амэнохибоко из страны Сираги, ассимилировавшийся в Японии, который был послан императором Суйнином в Вечную страну (по одним версиям — Южный Китай; по другим—в Корею) (см. “Кодзики”). Из этой страны он и привез по приказу императора ветки померанцев — татибана, которые были посажены в Японии и получили там широкое распространение. В песне указывается, что померанцы посылают в дар влюбленным, любуются ими, пропитывают их ароматом рукава, сушат лепестки, плоды их нижут на нить с лекарственной целью (см. п. 1465, 1490).
於保支見能
等保能美可等々
末支太末不
官乃末尓末
美由支布流
古之尓久多利来
安良多末能
等之<乃>五年
之吉多倍乃
手枕末可受
比毛等可須
末呂宿乎須礼波
移夫勢美等
情奈具左尓
奈泥之故乎
屋戸尓末<枳>於保之
夏能<々>
佐由利比伎宇恵天
開花乎
移<弖>見流其等尓
那泥之古我
曽乃波奈豆末尓
左由理花
由利母安波無等
奈具佐無流
許己呂之奈久波
安末射可流
比奈尓一日毛
安流部久母安礼也
おほきみの
とほのみかどと
まきたまふ
つかさのまにま
みゆきふる
こしにくだりき
あらたまの
としのいつとせ
しきたへの
たまくらまかず
ひもとかず
まろねをすれば
いぶせみと
こころなぐさに
なでしこを
やどにまきおほし
なつののの
さゆりひきうゑて
さくはなを
いでみるごとに
なでしこが
そのはなづまに
さゆりばな
ゆりもあはむと
なぐさむる
こころしなくは
あまざかる
ひなにひとひも
あるべくもあれや
О далекий край глухой
Государя моего!
Я по должности своей,
Что назначил государь,
В путь отправился туда,
И приехал я в Коси,
Где идет чудесный снег.
Новояшмовых годов
Пять прошло,
Пять лет не спал
Я в объятьях милых рук
На расстеленных шелках,
Не развязывал я шнур,
В одиночестве я жил,
Потому и грустно мне.
Для утехи сердца я
Возле дома своего
Вырастил гвоздику здесь,
Посадил у дома я
Лилий нежные цветы,
Что растут среди полей
Летом в зарослях травы.
Каждый раз, как выхожу,
Я любуюсь на цветы:
Алая гвоздика мне
Мнится милою женой,
Лилий нежные цветы,
Утешая, говорят,
Что “увидимся потом”.
И когда бы сердце я
Этим здесь не утешал,
Разве мог бы я в глуши,
Дальней, как небесный свод,
Даже день один прожить?
* “Утешая, говорят, что „увидимся потом"”.— Лилия — по-японски “юри”, что омонимично слову “юри” — “после”, “потом”. На этом часто строится игра слов, один из характерных приемов японской поэзии.
於保支見能
末支能末尓々々
等里毛知氐
都可布流久尓能
年内能
許登可多祢母知
多末保許能
美知尓伊天多知
伊波祢布美
也末古衣野由支
弥夜故敝尓
末為之和我世乎
安良多末乃
等之由吉我弊理
月可佐祢
美奴日佐末祢美
故敷流曽良
夜須久之安良祢波
保止々支須
支奈久五月能
安夜女具佐
余母疑可豆良伎
左加美都伎
安蘇比奈具礼止
射水河
雪消溢而
逝水能
伊夜末思尓乃未
多豆我奈久
奈呉江能須氣能
根毛己呂尓
於母比牟須保礼
奈介伎都々
安我末<川>君我
許登乎波里
可敝利末可利天
夏野能
佐由里能波奈能
花咲尓
々布夫尓恵美天
阿波之多流
今日乎波自米氐
鏡奈須
可久之都祢見牟
於毛我波利世須
おほきみの
まきのまにまに
とりもちて
つかふるくにの
としのうちの
ことかたねもち
たまほこの
みちにいでたち
いはねふみ
やまこえのゆき
みやこへに
まゐしわがせを
あらたまの
としゆきがへり
つきかさね
みぬひさまねみ
こふるそら
やすくしあらねば
ほととぎす
きなくさつきの
あやめぐさ
よもぎかづらき
さかみづき
あそびなぐれど
いみづかは
ゆきげはふりて
ゆくみづの
いやましにのみ
たづがなく
なごえのすげの
ねもころに
おもひむすぼれ
なげきつつ
あがまつきみが
ことをはり
かへりまかりて
なつののの
さゆりのはなの
はなゑみに
にふぶにゑみて
あはしたる
けふをはじめて
かがみなす
かくしつねみむ
おもがはりせず
Назначенью подчинись
Государя своего,
Принял власть и стал служить.
Ты в далекой стороне.
За год завершив дела,
Вышел ты на путь прямой,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем.
Там по скалам ты шагал,
Горы ты переходил,
Шел полями
И пришел
Вновь в столицу, милый друг.
Новояшмовые шли
И сменялись годы здесь,
Много месяцев прошло,
Много дней
Был без тебя.
Небо, полное тоски,
Было неспокойно здесь.
И поэтому
Хотя в мае
Прилетела к нам
Милая кукушка петь,
Ирис, лотосы сорвав,
Украшался я венком.
И хоть пил я, веселясь,
Даже славное вино,
Но ведь ты, кого я ждал
Сердцем всем, горюя здесь,
Ты, которого любил
Глубоко я всей душой,
Как глубоки камышей
Корни крепкие в земле
Возле бухты Нагоэ,
Там, где плачут журавли,—
Ты, к кому любовь моя
Все сильнее и сильней
Прибывала с каждым днем,
Как текущая вода
Вешних тающих снегов
На реке Имидзу,—
Ты,
Вдруг закончив все дела,
Возвратился к нам теперь.
И как летом на полях
Лилий нежные цветы
Улыбаются в траве,
Улыбаешься ты нам.
И в счастливый этот день,
Что мы встретились с тобой,
Будем веселиться мы.
И с сегодняшнего дня
Будем вечно мы смотреть
Друг на друга,
Как сейчас,
Словно в зеркало глядя,
Не меняясь никогда.
* Должность тёсюси (посланца из провинции в столицу) обычно выпадала на долю губернатора провинции, который раз в год, в июле, докладывал в верховной канцелярии государственного совета (дадзёкан) о состоянии дел в провинции (состояние учреждений, охраны, оружия, судов, почтовых возниц, колодцев, канав, храмов, монашества и др.).
由吉<乃>宇倍尓
天礼流都久欲尓
烏梅能播奈
乎<理>天於久良牟
波之伎故毛我母
ゆきのうへに
てれるつくよに
うめのはな
をりておくらむ
はしきこもがも
Когда была б ты здесь, прекрасное дитя,
Чтоб этой дивной лунной ночью,
Когда сверкает на снегу луна,
Я б мог сорвать цветы душистой сливы
И отослать тебе, любимая моя…

吾園之
李花可
庭尓落
波太礼能未
遣在可母
わがそのの
すもものはなか
にはにちる
はだれのいまだ
のこりたるかも
То не цветы ли белых слив,
Взращенных мною,
В саду на землю опадают ныне
Иль это хлопья снега, что весною
Остались и растаять не успели?

此雪之
消遺時尓
去来歸奈
山橘之
實光毛将見
このゆきの
けのこるときに
いざゆかな
やまたちばなの
みのてるもみむ
Пока ещё не стаял снег,
Идемте, же со мной полюбоваться,
Как всё в снегу
Сверкают яркие плоды
В горах растущих померанцев!

大殿之
此廻之
雪莫踏祢
數毛
不零雪曽
山耳尓
零之雪曽
由米縁勿
人哉莫履祢
雪者
おほとのの
このもとほりの
ゆきなふみそね
しばしばも
ふらぬゆきぞ
やまのみに
ふりしゆきぞ
ゆめよるな
ひとやなふみそね
ゆきは
У дворца,
У стен его
Не топчите белый снег!
Часто так не выпадает
Здесь на землю белый снег!
Это только там, где горы,
Выпадает часто снег!
Люди, вы не подходите,
Не топчите белый снег!
Песня, исполненная Кумэ Хиронава
有都々毛
御見多麻波牟曽
大殿乃
此母等保里能
雪奈布美曽祢
ありつつも
めしたまはむぞ
おほとのの
このもとほりの
ゆきなふみそね
Ведь будут на него смотреть и любоваться,
Пусть он лежит, сверкая так, как есть.
Ах, у дворца,
Вокруг его покоев,
Снег этот белый не топчите здесь!


年之初者
弥年尓
雪踏平之
常如此尓毛我
あらたしき
としのはじめは
いやとしに
ゆきふみならし
つねかくにもが
Вначале, когда год приходит новый,
Ах, каждый год мы топчем этот снег,
Ровняя яркий белый снег с землею,
О, если бы всегда сверкал он белизною,
Какой любуемся сегодня мы!

落雪乎
腰尓奈都美弖
参来之
印毛有香
年之初尓
ふるゆきを
こしになづみて
まゐてこし
しるしもあるか
としのはじめに
По снегу выпавшему,
Погрузившись по колено,
Я, мучаясь, пришел к тебе домой,
Не служит ли хорошею приметой
В начале года снег такой?

奈泥之故波
秋咲物乎
君宅之
雪巌尓
左家理家流可母
なでしこは
あきさくものを
きみがいへの
ゆきのいはほに
さけりけるかも
Гвоздики пышные цветы.
Ведь только осенью цвести им надо.
У дома ж твоего
Вдруг зацвели они
На скалах, сделанных из снега!

雪嶋
巌尓殖有
奈泥之故波
千世尓開奴可
君之挿頭尓
ゆきのしま
いはほにうゑたる
なでしこは
ちよにさかぬか
きみがかざしに
На снежном острове
Цветы гвоздики,
Которые взрастили на скале,
Хочу чтоб тысячи веков здесь расцветали
И постоянно украшали бы тебя!
* Песня сочинена по тому же поводу, что и предыдущая, при виде снега с изображенными на нем цветами. Песни 4230–4232 сложены были в одно время в резиденции Утинокура Навамаро.
打羽振
鶏者鳴等母
如此許
零敷雪尓
君伊麻左米也母
うちはぶき
とりはなくとも
かくばかり
ふりしくゆきに
きみいまさめやも
Пусть, захлопав крыльями,
Стали птицы петь,
Все равно напрасен шум такой,
Разве можете, друзья, пойти домой,
Когда наземь без конца ложится снег?

鳴鶏者
弥及鳴杼
落雪之
千重尓積許曽
吾等立可氐祢
なくとりは
いやしきなけど
ふるゆきの
ちへにつめこそ
わがたちかてね
Пусть все время непрестанно будут петь
Птицы, что запели песнь свою.
Но ведь в тысячу слоев
Скопился снег,
Я уйти отсюда не смогу!

白雪能
布里之久山乎
越由加牟
君乎曽母等奈
伊吉能乎尓念
しらゆきの
ふりしくやまを
こえゆかむ
きみをぞもとな
いきのをにおもふ
О тебе, что горы будешь проходить,
Где ложится наземь белый снег,
Думаю с тоской:
Напрасно ты спешишь
Оборвать нить жизни, милый друг.
* Друг выражает тревогу за судьбу отъезжающего, за его смелость отправиться в трудное для путешествий время, когда возможны снежные заносы и обвалы.
辞繁
不相問尓
梅花
雪尓之乎礼氐
宇都呂波牟可母
ことしげみ
あひとはなくに
うめのはな
ゆきにしをれて
うつろはむかも
Из-за того, что много разных дел,
Встречаться нам с тобою не пришлось,—
И лепестки у слив,
От снега захирев,
Наверное, увяли на ветвях…

梅花
開有之中尓
布敷賣流波
戀哉許母礼留
雪乎持等可
うめのはな
さけるがなかに
ふふめるは
こひかこもれる
ゆきをまつとか
Когда в цветенья час
Не расцветают сливы,
А лишь в бутонах прячут лепестки,
Быть может, так они любовь скрывают?
Иль белый снег они с тревогой ждут?
* Цветы сливы расцветают зимой или ранней весной, когда выпадает снег.
* По народным приметам, если снег пойдет после того как они расцветут, цветы быстро опадут.
大宮能
内尓毛外尓母
米都良之久
布礼留大雪
莫踏祢乎之
おほみやの
うちにもとにも
めづらしく
ふれるおほゆき
なふみそねをし
Во дворе дворца,
Вокруг дворца, снаружи
Так чудесны выросшие здесь
Снега выпавшего белые сугробы…
Будет жаль, не растопчите их!
* Сложена в 5-м г. Тэмпё-сёхо (753) в 11-й день 4-го месяца, когда снег был особенно глубок.
御苑布能
竹林尓
鴬波
之波奈吉尓之乎
雪波布利都々
みそのふの
たけのはやしに
うぐひすは
しばなきにしを
ゆきはふりつつ
В саду,
Средь зарослей бамбука
Так часто пел, порхая, соловей…
И все же меж деревьев и ветвей
Идет, конца не зная, белый снег…

鴬能
鳴之可伎都尓
<々>保敝理之
梅此雪尓
宇都呂布良牟可
うぐひすの
なきしかきつに
にほへりし
うめこのゆきに
うつろふらむか
Внутри ограды,
Там, где соловей недавно пел,
Благоухающие сливы
От снега белого, что падает теперь,
Быть может, опадут, увянув?..

河渚尓母
雪波布礼々之
<宮>裏
智杼利鳴良之
為牟等己呂奈美
かはすにも
ゆきはふれれし
みやのうちに
ちどりなくらし
ゐむところなみ
Ах, на отмели, возле реки,
Выпал снег и сугробом глубоким лежит,
Потому, верно, здесь, у дворца,
Нынче плачут тидори;
Из-за снега теперь больше негде им жить…

麻都我延乃
都知尓都久麻埿
布流由伎乎
美受弖也伊毛我
許母里乎流良牟
まつがえの
つちにつくまで
ふるゆきを
みずてやいもが
こもりをるらむ
Не видя, верно, дивный белый снег,
Что ветки сосен
Наклонил к земле,
Любимая моя укрылась у себя
И заперлась в своих покоях ото всех…

高山乃
伊波保尓於布流
須我乃根能
祢母許呂其呂尓
布里於久白雪
たかやまの
いはほにおふる
すがのねの
ねもころごろに
ふりおくしらゆき
Как корни лилии,
Что растут на склонах
Высоких величавых гор,
Такой же выпал здесь глубокий,
Как корни лилий, ярко-белый снег.
* Полагают, что песня сложена во время юкими — “любования снегом”.
氣能己里能
由伎尓安倍弖流
安之比奇<乃>
夜麻多知波奈乎
都刀尓通弥許奈
けのこりの
ゆきにあへてる
あしひきの
やまたちばなを
つとにつみこな
Цветок татибана
Меж распростертых гор
Сверкающий красою горделивой
Средь снега, что растаять не успел,
Хочу сорвать в подарок деве милой.
Песня Отомо Якамоти
波都由伎波
知敝尓布里之家
故非之久能
於保加流和礼波
美都々之努波牟
はつゆきは
ちへにふりしけ
こひしくの
おほかるわれは
みつつしのはむ
О первый белый снег, пади
И в тысячу слоев
Покрой повсюду землю.
И я, что много в жизни знал тоски,
Любуясь белизной твоей, утешусь.

三雪布流
布由波祁布能未
鴬乃
奈加牟春敝波
安須尓之安流良之
みゆきふる
ふゆはけふのみ
うぐひすの
なかむはるへは
あすにしあるらし
Зима, когда ложится снег чудесный,
Лишь нынче с нами.
С завтрашнего дня
Придет, как видно, вешняя пора,
И соловей споет тогда нам песни.
* Приветственная песня хозяина, обращенная к гостям.
空はほを
霞みもやらず
風さえて
雪げにくもる
春の夜の月
そらはほを
かすみもやらず
かぜさえて
ゆきげにくもる
はるのよのつき
Дымка весенняя
Ещё не затянула небо,
Но по ночам от снега
Как сквозь туман мне видится
Весенняя луна.
* Выступая арбитром на поэтическом турнире, Фудзивара Сюндзэй высоко оценил танка: «Изящны и слово, и облик песни... Особенно красивы заключительные три стиха». Позднее, когда песня была представлена на другом турнире, он высказался так: «Создается ощущение соприкосновения с прекрасной яшмой».
降りつみし
高嶺のみ雪
とけにけり
清滝川の
水の白波
ふりつみし
たかみねのみゆき
とけにけり
きよたきがはの
みづのしらなみ
На вершине горы,
Наверно, стаял снег —
Вижу:
Вздымаются белые волны
На реке Киётаки.
* Река Киётаки — приток реки Ои (Оикава). Протекает на западе Киото, у восточного подножья горы Атаго.
梅が枝に
ものうきほどに
散る雪を
花ともいはじ
春の名だてに
うめがえに
ものうきほどに
ちるゆきを
はなともいはじ
はるのなだてに
Снег мокрый падает
И нехотя ложится на ветки слив,
Его кой-кто готов принять за лепестки,
Но я б не стал:
Зачем же обижать весну?

梅が枝に
鳴きてうつろふ
うぐひすの
羽根しろたへに
あは雪ぞふる
うめがえに
なきてうつろふ
うぐひすの
はねしろたへに
あはゆきぞふる
По веткам с песней
Порхает соловей,
И сыплются
Ему на крылышки
Снежинки белые...

吉野山
桜が枝に
雪散りて
花おそげなる
年にもあるかな
よしのやま
さくらがえだに
ゆきちりて
はなおそげなる
としにもあるかな
Весна, пора цветенья вишен,
Не спешит.
В горах Ёсино снег идет,
И хлопья белые
Покрыли ветви.

朝日かげ
にほへる山の
桜花
つれなくきえぬ
雪かとぞ見る
あさひかげ
にほへるやまの
さくらばな
つれなくきえぬ
ゆきかとぞみる
Как вишни горные
Прекрасны
В сиянье утреннего солнца!
Кажется: снег лежит на склонах
И не тает.

桜色の
庭の春風
あともなし
とはばぞ人の
雪とだに見む
さくらいろの
にはのはるかぜ
あともなし
とはばぞひとの
ゆきとだにみむ
Бело-розовый
Ветер весенний
Ныне не дует над садом моим.
А случайному гостю пусть снегом покажутся
Опавшие лепестки.
* Тэйка использует намёк на танка Нарихиры из «Кокинсю» (свиток «Песни весны»):
Сегодня не приди —
Назавтра, верно бы,
Осыпались, как снег,
И хоть не тает он,
Разве могу его принять я за цветы?
(Эту песню очень высоко оценил Фудзивара Сюндзэй.)
今日だにも
庭を盛りと
うつる花
消えずはありとも
雪かとも見よ
けふだにも
にはをさかりと
うつるはな
きえずはありとも
ゆきかともみよ
Осыпались цветы
Прекрасных вишен.
Взгляни на эти лепестки:
Подумаешь, быть может, снег?
Однако он - не тает!
* В антологии песне предпослано пояснение: «Как-то однажды вышел в сад полюбоваться вишнями. Собрал в сосуд опавшие лепестки и послал министру-регенту вместе с песней». (Министр-регент — имеется в виду Фудзивара Ёсицунэ.) Сложена с намёком на песню Нарихиры (см. коммент. 134), а также на песню Фудзивары Санэёси из «Песен весны» антологии «Кинъёсю» («Собрание золотых листьев»):
Сегодня утром посмотрел я —
За ночь весенний ветер
Без остатка сорвал цветы.
Их лепестками
Усыпан густо весь мой сад...
更科日記 >  家居の四季 (Времена года дома)
時ならず
ふる雪かとぞ
ながめまし
花たちばなの
薫らざりせば
ときならず
ふるゆきかとぞ
ながめまし
はなたちばなの
かをらざりせば
Всем срокам вопреки
Опять метут снега —
Так мне привиделось.
Вот только
Цветущих мандаринов аромат…

更科日記 >  姉の死 (Смерть сестры)
雪降りて
まれの人めも
たえぬらむ
吉野の山の
みねのかけみち
ゆきふりて
まれのひとめも
たえぬらむ
よしののやまの
みねのかけみち
Наверное, когда метут снега,
И без того нечастый здесь прохожий
Минует Ёсино-гору и сторонится
На кручах выбитых тропинок,
Над бездной нависающих мостков.

更科日記 >  同じ心なる人 (Душевно близкие люди)
絶えざりし
思ひも今は
絶えにけり
越のわたりの
雪の深さに
たえざりし
おもひもいまは
たえにけり
こしのわたりの
ゆきのふかさに
Друг другу мысли поверяя,
Хранили мы наш огонёк.
Теперь угас он,
На просторах Коси
В снегу глубоком утонул [115].
[115] На просторах Коси// В снегу глубоком утонул. — Старинное название северного побережья острова Хонсю на территориях нынешних префектур Исикава, Тояма и Ниигата, один из самых снежных районов Японии.
更科日記 >  同じ心なる人 (Душевно близкие люди)
白川の
雪の下なる
さざれ石の
中のおもひは
消えむものかは
しらかはの
ゆきのしたなる
さざれいしの
なかのおもひは
きえむものかは
В Сираяма — Белых горах [116]
Под снегами укрытый,
Даже камушек самый малый
Потаённые думы хранит —
Так разве угаснуть огню?
[116] В Сираяма — Белых горах… — горы северного побережья острова Хонсю называли «белыми» из-за обилия снегов в этих районах. Наличие вулканов создавало образ потаённого в снегах огня, и это обыгрывается в стихотворении.
いつの世の
ふもとのちりか
富士の嶺の
雪さへ高き
山となしけむ
いつのよの
ふもとのちりか
ふじのねの
ゆきさへたかき
やまとなしけむ
За множество веков
земная пыль, скопившись,
вершину Фудзи превратила
в горы высокой пик,
где даже снег не тает.

さえわびぬ
雪よりおろす
富士川の
川風氷る
冬の衣手
さえわびぬ
ゆきよりおろす
ふじかはの
かはかぜこほる
ふゆのころもで
Неистовый холод...
С вершины снежной Фудзи
к реке спускаясь,
ветер речной холодит —
и леденеют рукава зимнего платья.

ふるさとは
時雨にたちし
旅衣
雪にやいとど
さえまさるらむ
ふるさとは
しぐれにたちし
たびころも
ゆきにやいとど
さえまさるらむ


旅衣
浦風さえて
神無月
しぐるる雲に
雪ぞ降りそふ
たびころも
うらかぜさえて
かみなづき
しぐるるくもに
ゆきぞふりそふ


消えかへり
ながむる空も
かきくれて
ほどは雲井ぞ
雪になり行く
きえかへり
ながむるそらも
かきくれて
ほどはくもゐぞ
ゆきになりゆく


かきくらし
雪降る空の
ながめにも
ほどは雲井の
あはれをぞ知る
かきくらし
ゆきふるそらの
ながめにも
ほどはくもゐの
あはれをぞしる



年乃始乃
波都波流能
家布敷流由伎能
伊夜之家餘其騰
あらたしき
としのはじめの
はつはるの
けふふるゆきの
いやしけよごと
Снег белый, падающий с неба
Весною раннею,
Сегодня, в Новый год,
О, падай, падай же сильнее,
Приход твой счастье нам несёт!

零雪尓
間使遣者
其将知<奈>
ふるゆきに
まつかひやらば
それとしらなむ


年を経て
頭の雪は
つもれども
しもと見るにぞ
身は冷えにける



はだかなる
我が身にかかる
白雪は
打ちふるへども
消えせざりけり
はだかなる
わがみにかかる
しらゆきは
うちふるへども
きえせざりけり


田子の浦に
うち出でて見れば
白妙の
富士の高嶺に
雪は降りつつ
たごのうらに
うちいでてみれば
しろたへの
ふじのたかねに
ゆきはふりつつ
Выйдешь в бухту Таго,
Окинешь взором даль,
И снежной белизною
Ослепительно сверкнёт
Вершина Фудзи.
* Бухта Таго — часть залива Суруга на территории г. Фудзи префектуры Сидзуока. Песня взята из антологии «Манъёсю» и представляет собой рефрен (ханка) знаменитой оды Акахито, посвящённой горе Фудзи (о рефренах см. коммент. 641).

«Манъёсю», 318
Помещено в «Огура Хякунин Иссю» в слегка изменённом виде.
をはりなる
熱田の宮も
雪ふれば
水もこほりて
つめたかりける
をはりなる
あつたのみやも
ゆきふれば
みづもこほりて
つめたかりける


いつのまに
霞たつらむ
春日野の
雪だにとけぬ
冬と見しまに
いつのまに
かすみたつらむ
かすがのの
ゆきだにとけぬ
ふゆとみしまに


いづことも
春の光は
わかなくに
まだみ吉野の
山は雪ふる
いづことも
はるのひかりは
わかなくに
まだみよしのの
やまはゆきふる


山たかみ
霞をわけて
散る花を
雪とやよその
人はみるらむ
やまたかみ
かすみをわけて
ちるはなを
ゆきとやよその
ひとはみるらむ


おしなべて
雪のふれゝば
我宿の
杉を尋ねて
訪ふ人もなし
おしなべて
ゆきのふれれば
わがやどの
すぎをたづねて
とふひともなし


よるならば
月とぞ見まし
我が宿の
庭白妙に
ふりつもる雪
よるならば
つきとぞみまし
わがやどの
にはしろたへに
ふりつもるゆき


年深く
ふりつむ雪を
見る時ぞ
越のしらねに
すむ心地する
としふかく
ふりつむゆきを
みるときぞ
こしのしらねに
すむここちする


年くれて
春明け方に
なりぬれば
花のためしに
まがふ白雪
としくれて
はるあけがたに
なりぬれば
はなのためしに
まがふしらゆき


春ちかく
ふる白雪は
をぐら山峯
にぞ花の
さかりなりける
はるちかく
ふるしらゆきは
をぐらやまみね
にぞはなの
さかりなりける


こぬ人を
松のえに降る
白雪の
消えこそ返れ
くゆる思ひに
こぬひとを
まつのえにふる
しらゆきの
きえこそかへれ
くゆるおもひに


ふる雪の
みのしろ衣
うちきつゝ
春きにけりと
驚かれぬる
ふるゆきの
みのしろころも
うちきつつ
はるきにけりと
おどろかれぬる


わが宿の
梅のはつ花
晝は雪
よるは月かと
見えまがふかな
わがやどの
うめのはつはな
ひるはゆき
よるはつきかと
みえまがふかな


時わかず
ふれる雪かと
みる迄に
垣根もたわに
さける卯花
ときわかず
ふれるゆきかと
みるまでに
かきねもたわに
さけるうのはな


時わかず
月か雪かと
見るまでに
垣根の儘に
さけるうの花
ときわかず
つきかゆきかと
みるまでに
かきねのままに
さけるうのはな


我戀ひし
君があたりを
離れねば
ふる白雪も
空にきゆらむ
わがこひし
きみがあたりを
はなれねば
ふるしらゆきも
そらにきゆらむ


みむろ山
たににや春の
たちぬらむ
雪のした水
いはたたくなり
みむろやま
たににやはるの
たちぬらむ
ゆきのしたみつ
いはたたくなり
И в долине
У Мимуро-горы
Весна началась:
Под снегом местами
Капель началась!

雪ふかき
いはのかけ道
あとたゆる
よし野の里も
春はきにけり
ゆきふかき
いはのかけみち
あとたゆる
よしののさとも
はるはきにけり
Следы дороги
На пути к скалам
Растаяли вместе с глубоким снегом:
И в селение Ёсино
Пришла весна!

みちたゆと
いとひしものを
山さとに
きゆるはをしき
こその雪かな
みちたゆと
いとひしものを
やまさとに
きゆるはをしき
こそのゆきかな


春たては
雪のした水
うちとけて
谷のうくひす
いまそ鳴くなる
はるたては
ゆきのしたみつ
うちとけて
たにのうくひす
いまそなくなる
Пришла весна,
В долине,
Где под снегом
Талая вода,
Соловья трели.

うらやまし
雪のした草
かきわけて
たれをとふひの
わかななるらん
うらやまし
ゆきのしたくさ
かきわけて
たれをとふひの
わかななるらむ


かすか野の
雪をわかなに
つみそへて
けふさへ袖の
しほれぬるかな
かすかのの
ゆきをわかなに
つみそへて
けふさへそての
しほれぬるかな


さきそむる
梅のたちえに
ふる雪の
かさなるかすを
とへとこそおもへ
さきそむる
うめのたちえに
ふるゆきの
かさなるかすを
とへとこそおもへ


むめかえに
ふりつむ雪は
鴬の
はかせにちるも
花かとそみる
うめかえに
ふりつむゆきは
うくひすの
はかせにちるも
はなかとそみる


むめの花
をりてかさしに
さしつれは
衣におつる
雪かとそみる
うめのはな
をりてかさしに
さしつれは
ころもにおつる
ゆきかとそみる


しら雲と
みねにはみえて
さくら花
ちれはふもとの
雪にそ有りける
しらくもと
みねにはみえて
さくらはな
ちれはふもとの
ゆきにそありける


みよしのの
山した風や
はらふらむ
こすゑにかへる
花のしら雪
みよしのの
やましたかせや
はらふらむ
こすゑにかへる
はなのしらゆき


したさゆる
ひむろの山の
おそさくら
きえのこりける
雪かとそみる
したさゆる
ひむろのやまの
おそさくら
きえのこりける
ゆきかとそみる


卯のはなの
よそめなりけり
山さとの
かきねはかりに
ふれるしら雪
うのはなの
よそめなりけり
やまさとの
かきねはかりに
ふれるしらゆき


てる月の
かけさえぬれは
あさちはら
雪のしたにも
むしはなきけり
てるつきの
かけさえぬれは
あさちはら
ゆきのしたにも
むしはなきけり
Сияющей луны
Свет стал леденящим
На равнине, заросшей асадзи,
И под снегом тоже
Звучат голоса насекомых!

雪ならは
まかきにのみは
つもらしと
おもひとくにそ
白菊の花
ゆきならは
まかきにのみは
つもらしと
おもひとくにそ
しらきくのはな


ふる雪に
ゆくへも見えす
はし鷹の
をふさのすすの
おとはかりして
ふるゆきに
ゆくへもみえす
はしたかの
をふさのすすの
おとはかりして


夜をこめて
谷の戸ほそに
風さむみ
かねてそしるき
みねのはつ雪
よをこめて
たにのとほそに
かせさむみ
かねてそしるき
みねのはつゆき


さえわたる
よはのけしきに
みやまへの
雪のふかさを
空にしるかな
さえわたる
よはのけしきに
みやまへの
ゆきのふかさを
そらにしるかな


きゆるをや
都の人は
をしむらん
けさ山さとに
はらふしら雪
きゆるをや
みやこのひとは
をしむらむ
けさやまさとに
はらふしらゆき


霜かれの
まかきのうちの
雪みれは
きくよりのちの
花も有りけり
しもかれの
まかきのうちの
ゆきみれは
きくよりのちの
はなもありけり


たとへても
いはむかたなし
月かけに
うす雲かけて
ふれるしら雪
たとへても
いはむかたなし
つきかけに
うすくもかけて
ふれるしらゆき


み山ちは
かつふる雪に
うつもれて
いかてかこまの
あとをたつねん
みやまちは
かつふるゆきに
うつもれて
いかてかこまの
あとをたつねむ


おしなへて
山のしら雪
つもれとも
しるきはこしの
たかねなりけり
おしなへて
やまのしらゆき
つもれとも
しるきはこしの
たかねなりけり


と山には
しはのしたはも
ちりはてて
をちのたかねに
雪ふりにけり
とやまには
しはのしたはも
ちりはてて
をちのたかねに
ゆきふりにけり


雪ふれは
谷のかけはし
うつもれて
梢そ冬の
山ちなりける
ゆきふれは
たにのかけはし
うつもれて
こすゑそふゆの
やまちなりける


雪つもる
みねにふふきや
わたるらむ
こしのみそらに
まよふしら雲
ゆきつもる
みねにふふきや
わたるらむ
こしのみそらに
まよふしらくも


浪かけは
みきはの雪も
きえなまし
心ありても
こほる池かな
なみかけは
みきはのゆきも
きえなまし
こころありても
こほるいけかな


山さとの
かきねは雪に
うつもれて
野へとひとつに
成りにけるかな
やまさとの
かきねはゆきに
うつもれて
のへとひとつに
なりにけるかな


あともたえ
しをりも雪に
うつもれて
かへる山ちに
まとひぬるかな
あともたえ
しをりもゆきに
うつもれて
かへるやまちに
まとひぬるかな


こえかねて
いまそこし路を
かへる山
雪ふる時の
名にこそ有りけれ
こえかねて
いまそこしちを
かへるやま
ゆきふるときの
なにこそありけれ


浪まより
みえしけしきそ
かはりぬる
雪ふりにけり
松かうら島
なみまより
みえしけしきそ
かはりぬる
ゆきふりにけり
まつかうらしま


ふる雪に
のきはの竹も
うつもれて
友こそなけれ
冬の山さと
ふるゆきに
のきはのたけも
うつもれて
ともこそなけれ
ふゆのやまさと


こまのあとは
かつふる雪に
うつもれて
おくるる人や
道まとふらん
こまのあとは
かつふるゆきに
うつもれて
おくるるひとや
みちまとふらむ


くれ竹の
をれふすおとの
なかりせは
夜ふかき雪を
いかてしらまし
くれたけの
をれふすおとの
なかりせは
よふかきゆきを
いかてしらまし


ましはかる
をののほそ道
あとたえて
ふかくも雪の
なりにけるかな
ましはかる
をののほそみち
あとたえて
ふかくもゆきの
なりにけるかな


雪ふれは
木木のこすゑに
さきそむる
えたよりほかの
花もちりけり
ゆきふれは
ききのこすゑに
さきそむる
えたよりほかの
はなもちりけり


ふるままに
跡たえぬれは
すすか山
雪こそせきの
とさしなりけれ
ふるままに
あとたえぬれは
すすかやま
ゆきこそせきの
とさしなりけれ


かきくらし
こし路もみえす
ふる雪に
いかてかとしの
かへり行くらん
かきくらし
こしちもみえす
ふるゆきに
いかてかとしの
かへりゆくらむ


わするなよ
かへる山ちに
あとたえて
日かすは雪の
ふりつもるとも
わするなよ
かへるやまちに
あとたえて
ひかすはゆきの
ふりつもるとも


よなよなの
たひねのとこに
風さえて
はつ雪ふれる
さやの中山
よなよなの
たひねのとこに
かせさえて
はつゆきふれる
さやのなかやま


あつまちも
年もすゑにや
成りぬらん
雪ふりにけり
白川のせき
あつまちも
としもすゑにや
なりぬらむ
ゆきふりにけり
しらかはのせき


はりまかた
すまの月夜め
そらさえて
ゑしまかさきに
雪ふりにけり
はりまかた
すまのつきよめ
そらさえて
ゑしまかさきに
ゆきふりにけり


ことのねを
雪にしらふと
きこゆなり
月さゆる夜の
みねの松かせ
ことのねを
ゆきにしらふと
きこゆなり
つきさゆるよの
みねのまつかせ


あとたえて
とふへき人も
おもほえす
たれかはけさの
雪をわけこん
あとたえて
とふへきひとも
おもほえす
たれかはけさの
ゆきをわけこむ


あきは霧
きりすきぬれは
雪ふりて
はるるまもなき
み山へのさと
あきはきり
きりすきぬれは
ゆきふりて
はるるまもなき
みやまへのさと


ふる雪は
たにのとほそを
うつむとも
みよのほとけの
ひやてらすらん
ふるゆきは
たにのとほそを
うつむとも
みよのほとけの
ひやてらすらむ


てらすなる
みよのほとけの
あさひには
ふる雪よりも
つみやきゆらん
てらすなる
みよのほとけの
あさひには
ふるゆきよりも
つみやきゆらむ


いととしく
むかしのあとや
たえなんと
おもふもかなし
けさのしら雪
いととしく
むかしのあとや
たえなむと
おもふもかなし
けさのしらゆき


君か名そ
なほあらはれん
ふる雪に
むかしのあとは
うつもれぬとも
きみかなそ
なほあらはれむ
ふるゆきに
むかしのあとは
うつもれぬとも


あさまたき
みのりのにはに
ふる雪は
そらより花の
ちるかとそみる
あさまたき
みのりのにはに
ふるゆきは
そらよりはなの
ちるかとそみる


おしなへて
雪のしらゆふ
かけてけり
いつれさか木の
こすゑなるらん
おしなへて
ゆきのしらゆふ
かけてけり
いつれさかきの
こすゑなるらむ


矢田の野に
浅茅いろづく
有乳山
峰のあは雪
寒くぞあるらし
やたののに
あさぢいろづく
あらちやま
みねのあはゆき
さむくぞあるらし
На поле Ята
Побурели тростники...
На вершине Арати, наверно,
Идёт мокрый
Холодный снег...
* На поле Ята — местность в провинции Ямато. Гора Арати — находится на границе префектур Сига и Фукуи. Песня взята из «Манъёсю», где она значится как произведение неизвестного автора.

Из Манъёсю, 2331
降る雪に
たく藻のけぶり
かき絶えて
さびしくもあるか
塩釜の浦
ふるゆきに
たくものけぶり
かきたえて
さびしくもあるか
しほがまのうら
Пошел снег,
И рассеялся дым над кострами,
Где водоросли жгли рыбаки,
Опустела
Бухта Сиогама...
* ...дым над кострами, где водоросли жгли рыбаки... из морских водорослей добывали (выпаривали) соль (см. коммент. 390). Слово сио, имеющее значение «соль», входит составной частью в слово Сиогама — название неоднократно воспетого в поэзии побережья залива Мацусима (ныне это территория г. Сиогама в префектуре Мияги). Прототип — танка Михару-но Арисукэ из антологии «Кокинсю» (свиток «Песни скорби»):
Не стало тебя,
И рассеялся
Дым от костра...
Пустынной кажется сегодня
Бухта Сиогама.

(Здесь имеется в виду другой костёр — погребальный. Поэт сложил песню на смерть своего начальника. Опустевшую усадьбу его он сравнивает с опустевшим берегом Сиогама после окончания сезона добычи соли.)
「『降れ降れ粉雪、たんばの粉雪』といふ事、米つき篩ひたるに似たれば、粉雪と言ふ。

Фурэ-фурэ, коюки, Тамба-но коюки! Падай-падай, снежок, Из Тамба снежок! — поётся в детской песенке. Снегопад напоминает просеивание истолченного риса, поэтому и говорят: «снежная крупа».

さきにほふ
花のあたりは
春なから
たえせぬやとの
みゆきとそみる
さきにほふ
はなのあたりは
はるなから
たえせぬやとの
みゆきとそみる


京までは
まだ半空や
雪の雲
きやうまでは
まだなかぞらや
ゆきのくも
До столицы
Ещё полпути, а по небу плывут
Снежные тучи.

磨なほす
鏡も清し
雪の花
とぎなほす
かがみもきよし
ゆきのはな
Чистотою сверкает
Зеркало после шлифовки.
Снежинок цветы.

箱根こす
人も有らし
今朝の雪
はこねこす
ひともあるらし
けさのゆき
А ведь кто-то сейчас
По склонам бредет Хаконэ...
Утренний снег.

ためつけて
雪見にまかる
かみこ哉
ためつけて
ゆきみにまかる
かみこかな
Складки расправив,
Степенно шагает взглянуть на снег
Бумажное платье.

いざ行む
雪見にころぶ
所まで
いざゆかむ
ゆきみにころぶ
ところまで
Скорее вперёд,
Будем глядеть на снег,
Пока держат нас ноги.

香を探る
梅に蔵見る
軒端哉
かをさぐる
うめにくらみる
のきばかな
Ароматом влекомые,
Долго искали, и вот у сарая
Слива в цвету...

山さくら
をしむこころの
いくたひか
ちる木のもとに
ゆきかかるらん
やまさくら
をしむこころの
いくたひか
ちるこのもとに
ゆきかかるらむ


阿佐比左之
曽我比尓見由流
可無奈我良
弥奈尓於婆勢流
之良久母能
知邊乎於之和氣
安麻曽々理
多可吉多知夜麻
布由奈都登
和久許等母奈久
之路多倍尓
遊吉波布里於吉弖
伊尓之邊遊
阿理吉仁家礼婆
許其志可毛
伊波能可牟佐備
多末伎波流
伊久代經尓家牟
多知氐為弖
見礼登毛安夜之
弥祢太可美
多尓乎布可美等
於知多藝都
吉欲伎可敷知尓
安佐左良受
綺利多知和多利
由布佐礼婆
久毛為多奈毗吉
久毛為奈須
己許呂毛之努尓
多都奇理能
於毛比須具佐受
由久美豆乃
於等母佐夜氣久
与呂豆余尓
伊比都藝由可牟
加<波>之多要受波
あさひさし
そがひにみゆる
かむながら
みなにおばせる
しらくもの
ちへをおしわけ
あまそそり
たかきたちやま
ふゆなつと
わくこともなく
しろたへに
ゆきはふりおきて
いにしへゆ
ありきにければ
こごしかも
いはのかむさび
たまきはる
いくよへにけむ
たちてゐて
みれどもあやし
みねだかみ
たにをふかみと
おちたぎつ
きよきかふちに
あささらず
きりたちわたり
ゆふされば
くもゐたなびき
くもゐなす
こころもしのに
たつきりの
おもひすぐさず
ゆくみづの
おともさやけく
よろづよに
いひつぎゆかむ
かはしたえずは
Там, где всходит поутру
Солнце,
Там видна гора,
Божеством она слывет,
Имя славное неся.
Тысячу густых слоев
Белоснежных облаков
Вдруг раздвинув,
Поднялась,
Упираясь в небеса,
Та высокая гора,
И зовет ее народ
С той поры Татияма
Или “Вставшая гора”.
Летом и зимой— всегда
Без разбору
Снег идет
И ложится.
С древних пор
Он сверкает в вышине.
Страшные отвесы скал
Чтятся, словно божество.
Сколько же она веков,
Что, жемчужиной блеснув,
Исчезали без следа,
Простояла с той поры?
Сколько ни любуйся ей,
Сидя, стоя ль, — все равно
Удивительна она!
Так вершины высоки!
Так ущелья глубоки!
Над прозрачною рекой,
Что несется с шумом вниз,
Утро каждое встает
Легкой дымкою туман,
А лишь вечер настает,
Вдаль уходят облака,
И, как эти облака,
Сердце, тоже вдаль стремясь,
Вянет, сохнет от тоски…
Как туман, что там стоит,
Не пройдет моя любовь,
И как воды, что текут
С вечно чистым звоном струй,
Так же тысячи веков
Говорить будут о ней,
Сказ о ней пойдет в века,
До тех пор пока река
Здесь не перестанет течь…
* В прим. к тексту сказано, что эти песни были сложены в ответ судьей Отомо Икэнуси, и затем петитом проставлена дата:
* “28-й день 4-й луны”.
筑波祢尓
由伎可母布良留
伊奈乎可母
加奈思吉兒呂我
尓努保佐流可母
つくはねに
ゆきかもふらる
いなをかも
かなしきころが
にのほさるかも
У Цукуба у горы.
Снегу будто рано выпадать.
Что это белеет там вдали?
Это, верно, сушит полотно
Там у гор любимая моя?
* Тоёда приводит в качестве варианта песню 4140:
То не цветы ли белых слив,
Взращенных мною,
В саду на землю опадают ныне
Иль это хлопья снега, что весною
Остались, не успев еще растаять?
* Сравнение снега с цветами постоянно встречается в песнях весны и зимы и в классической поэзии Х—XIII вв. Поэтому данная песня представляет особый интерес, ибо показывает, как мотив, в основе которого лежали реальные картины быта (ожидание снега, связанного с определенными хозяйственными интересами древнего японского земледельца, образ полотна, которое вывешивали сушить и которое славилось в этой местности своей белизной), в дальнейшем, в иной общественной среде, принимает иной эстетический характер и выпавший снег сравнивается не с белизной полотна, а с лепестками цветов или белые лепестки цветов со снегом.
霜の上に
跡ふみつくる
浜千鳥
ゆくへもなしと
ねをのみぞ泣く
しものうへに
あとふみつくる
はまちとり
ゆくへもなしと
ねをのみぞなく
Что мне делать? Куда мне податься?
Словно птицы прибрежные,
Улететь бы куда-то,
Оставив только
Следы на снегу...

阿敝良久波
多麻能乎思家也
古布良久波
布自乃多可祢尓
布流由伎奈須毛
あへらくは
たまのをしけや
こふらくは
ふじのたかねに
ふるゆきなすも
Встретишься с любимою своею —
Миг недолог, словно яшмовая нить,
А полюбишь, так навеки,
Как над Фудзи
Ярко-белый вечно падающий снег...
* В последнем варианте дан образ беспрестанно идущего снега, падающего на вершину Фудзи, как образ неугасающей любви; этот образ встречается и в классической поэзии “Кокинсю” (X в.).
神無月
時雨計は
ふらずして
ゆきがてにさへ
などかなる覽
かみなづき
しぐればかりは
ふらずして
ゆきがてにさへ
などかなるらん


神無月
志ぐるゝ時ぞ
み吉野の
山のみ雪も
降りはじめける
かみなづき
しぐるるときぞ
みよしのの
やまのみゆきも
ふりはじめける
В месяц без богов,
Когда льют дожди,
На горах Ёсино
Прекрасный снег
Начал падать.

けさの嵐
寒くもある哉
足引の
山かき曇り
雪ぞふるらし
けさのあらし
さむくもあるかな
あしひきの
やまかきくもり
ゆきぞふるらし
Из-за утренней бури
Стало холодно...
Изгородь распростёртых гор
Подёрнулась дымкой:
Видимо, там идёт снег.

黒髮の
白くなり行く
身にしあれば
まづ初雪を
哀とぞ見る
くろかみの
しろくなりゆく
みにしあれば
まづはつゆきを
あはれとぞみる
Чёрные волосы
Уж белыми стали
У меня, и потому
Так грустно теперь
Смотреть на первый снег.

志ら山に
雪降りぬれば
跡たえて
今はこし路に
人も通はず
しらやまに
ゆきふりぬれば
あとたえて
いまはこしぢに
ひともかよはず
Гору Сираяма
Покрыл выпавший снег,
Заметя все тропы,
Не потому ли сейчас
По дороге в Коси люди не ходят?

Включено с некоторыми изменениями в Ямато-моногатари, 95

Не из-за того ль, что постарела, он перестал меня навещать?
ふりそめて
友まつ雪は
うば玉の
わが黒髮の
變るなりけり
ふりそめて
ともまつゆきは
うばたまの
わがくろかみの
かはるなりけり
Выпал, всё окрасив,
Ожидающий друзей, снег...
Мои чёрные,
Ка ягоды тута, волосы
Изменили свой цвет.

黒髮の
色ふりかふる
白雪の
待出づる友は
疎くぞありける
くろかみの
いろふりかふる
しらゆきの
まちいづるともは
おろくぞありける


黒髮と
雪との中の
うきみれば
友鏡をも
つらしとぞおふも
くろかみと
ゆきとのなかの
うきみれば
ともかがみをも
つらしとぞおふも


年ふれど
色も變らぬ
松が枝に
かゝれる雪を
花とこそみれ
としふれど
いろもかはらぬ
まつがえだに
かかれるゆきを
はなとこそみれ
Прошёл год,
А на ветвях сосны,
Что цвет свой не меняет,
Лежащий снег мне
Кажется цветами!

霜がれの
枝となわびそ
白雪の
きえぬ限りは
花とこそ見れ
しもがれの
えだとなわびそ
しらゆきの
きえぬかぎりは
はなとこそみれ
Не жалей ты
Высохших на морозе веток,
Белый снег,
Пока он не исчезнет,
Будет выглядеть цветами!

かつきえて
空もみだるゝ
あわ雪は
物思ふ人の
心なりけり
かつきえて
そらもみだるる
あわゆきは
ものおもふひとの
こころなりけり


白雪の
ふりはへて社
とはざらめ
とくる便を
過さゞらなむ
しらゆきの
ふりはへてこそ
とはざらめ
とくるたよりを
すごさざらなむ


白雲の
おりゐる山と
みえつるは
降積む雪の
きえぬ也けり
しらくもの
おりゐるやまと
みえつるは
ふりつむゆきの
きえぬなりけり


ふる里の
雪は花とぞ
降り積る
ながむる我も
思ひきえつゝ
ふるさとの
ゆきははなとぞ
ふりつもる
ながむるわれも
おもひきえつつ


心あてに
見ばこそわかめ
白雪の
孰か花の
散るにたがへる
こころあてに
みばこそわかめ
しらゆきの
いづれかはなの
ちるにたかがへる


山近み
珍しげなく
ふる雪の
白くやならむ
としつもりなば
やまちかみ
めづらしげなく
ふるゆきの
しらくやならむ
としつもりなば


松の葉に
懸れる雪の
其をこそ
冬の花とは
いふべかりけれ
まつのはに
かけれるゆきの
それをこそ
ふゆのはなとは
いふべかりけれ


降る雪は
きえでも少時
とまらなむ
花も紅葉も
枝になき頃
ふるゆきは
きえでもしばし
とまらなむ
はなももみぢも
えだになきころ


降る雪に
物思ふ我身
劣らめや
積り〳〵て
きえぬばかりぞ
ふるゆきに
ものおもふわがみ
おとらめや
つもりつもりて
きえぬばかりぞ


梅が枝に
降置ける雪を
春近み
めの打附けに
花かとぞ見る
うめがえだに
ふりおけるゆきを
はるちかみ
めのうちつけに
はなかとぞみる


うば玉の
夜のみふれる
白雪は
てる月影の
つもるなりけり
うばたまの
よのみふれる
しらゆきは
てるつきかげの
つもるなりけり


吉野山
峯の白雪
いつきえて
けさは霞の
立ちかはるらん
よしのやま
みねのしらゆき
いつきえて
けさはかすみの
たちかはるらむ
Белый снег
С вершин гор Ёсино
Когда исчезнет?
С утра дымка тумана поднылась
И новая пора настала!

春立ちて
朝の原の
雪見れは
またふる年の
心地こそすれ
はるたちて
あしたのはらの
ゆきみれは
またふるとしの
ここちこそすれ
Настала весна,
Но увидишь утром
Равнину в снегу,
Всё кажется,
Что старый год не минул.

わかやとの
梅にならひて
みよしのの
山の雪をも
花とこそ見れ
わかやとの
うめにならひて
みよしのの
やまのゆきをも
はなとこそみれ
И снег на горах
Прекрасных Ёсино
Мне кажется цветами
Слив, что пред глазами
Растут у дома моего.

鴬の
声なかりせは
雪きえぬ
山さといかて
はるをしらまし
うくひすの
こゑなかりせは
ゆききえぬ
やまさといかて
はるをしらまし
Если б не было
Голоса соловья,
Как бы узнали
О весне, когда весь снег
Стаял в горном селении.

うちきらし
雪はふりつつ
しかすかに
わか家のそのに
鴬そなく
うちきらし
ゆきはふりつつ
しかすかに
わかいへのそのに
うくひすそなく
Затянуто дымкой,
И снег беспрестанно идёт,
Но всё же
В саду возле дома
Поёт соловей!

むめかえに
ふりかかりてそ
白雪の
花のたよりに
をらるへらなる
うめかえに
ふりかかりてそ
しらゆきの
はなのたよりに
をらるへらなる


ふる雪に
色はまかひぬ
梅の花
かにこそにたる
物なかりけれ
ふるゆきに
いろはまかひぬ
うめのはな
かにこそにたる
ものなかりけれ
Смешались цветом с
Падающим снегом
Цветы сливы,
Но аромат их
Вовсе не такой же!

吉野山
きえせぬ雪と
見えつるは
峯つつきさく
さくらなりけり
よしのやま
きえせぬゆきと
みえつるは
みねつつきさく
さくらなりけり


春ふかく
なりぬと思ふを
さくら花
ちるこのもとは
また雪そふる
はるふかく
なりぬとおもふを
さくらはな
ちるこのもとは
またゆきそふる


あしひきの
山ちにちれる
桜花
きえせぬはるの
雪かとそ見る
あしひきの
やまちにちれる
さくらはな
きえせぬはるの
ゆきかとそみる


時わかす
ふれる雪かと
見るまてに
かきねもたわに
さける卯の花
ときわかす
ふれるゆきかと
みるまてに
かきねもたわに
さけるうのはな


浦ちかく
ふりくる雪は
しら浪の
末の松山
こすかとそ見る
うらちかく
ふりくるゆきは
しらなみの
すゑのまつやま
こすかとそみる


宮こにて
めつらしと見る
はつ雪は
よしのの山に
ふりやしぬらん
みやこにて
めつらしとみる
はつゆきは
よしののやまに
ふりやしぬらむ


あしひきの
山ゐにふれる
白雪は
すれる衣の
心地こそすれ
あしひきの
やまゐにふれる
しらゆきは
すれるころもの
ここちこそすれ


わかやとの
雪につけてそ
ふるさとの
よしのの山は
思ひやらるる
わかやとの
ゆきにつけてそ
ふるさとの
よしののやまは
おもひやらるる


我ひとり
こしの山ちに
こしかとも
雪ふりにける
跡を見るかな
われひとり
こしのやまちに
こしかとも
ゆきふりにける
あとをみるかな


年ふれは
こしのしら山
おいにけり
おほくの冬の
雪つもりつつ
としふれは
こしのしらやま
おいにけり
おほくのふゆの
ゆきつもりつつ


見わたせは
松のはしろき
よしの山
いくよつもれる
雪にかあるらん
みわたせは
まつのはしろき
よしのやま
いくよつもれる
ゆきにかあるらむ


山さとは
雪ふりつみて
道もなし
けふこむ人を
あはれとは見む
やまさとは
ゆきふりつみて
みちもなし
けふこむひとを
あはれとはみむ


あしひきの
山ちもしらす
しらかしの
枝にもはにも
雪のふれれは
あしひきの
やまちもしらす
しらかしの
えたにもはにも
ゆきのふれれは
Средь распростёртых гор
Мне путь неведом ныне!
Ветви и листья
Дуба белого
В снегу...
Вариант включён в Манъёсю, 2315, из сборника Какиномото Хитомаро с припиской, что кто-то упоминает автором Миката Сами.

Белый дуб — вечнозелёное дерево.
白雪の
ふりしく時は
みよしのの
山した風に
花そちりける
しらゆきの
ふりしくときは
みよしのの
やましたかせに
はなそちりける


あたらしき
はるさへちかく
なりゆけは
ふりのみまさる
年の雪かな
あたらしき
はるさへちかく
なりゆけは
ふりのみまさる
としのゆきかな


梅かえに
ふりつむ雪は
ひととせに
ふたたひさける
花かとそ見る
うめかえに
ふりつむゆきは
ひととせに
ふたたひさける
はなかとそみる


年の内に
つもれるつみは
かきくらし
ふる白雪と
ともにきえなん
としのうちに
つもれるつみは
かきくらし
ふるしらゆきと
ともにきえなむ


雪ふかき
山ちになにに
かへるらん
春まつ花の
かけにとまらて
ゆきふかき
やまちになにに
かへるらむ
はるまつはなの
かけにとまらて


おいはてて
雪の山をは
いたたけと
しもと見るにそ
身はひえにける
おいはてて
ゆきのやまをは
いたたけと
しもとみるにそ
みはひえにける


ほともなく
きえぬる雪は
かひもなし
身をつみてこそ
あはれとおもはめ
ほともなく
きえぬるゆきは
かひもなし
みをつみてこそ
あはれとおもはめ


霜のうへに
ふるはつ雪の
あさ氷
とけすも物を
思ふころかな
しものうへに
ふるはつゆきの
あさこほり
とけすもものを
おもふころかな


三吉野の
雪にこもれる
山人も
ふる道とめて
ねをやなくらん
みよしのの
ゆきにこもれる
やまひとも
ふるみちとめて
ねをやなくらむ


梅の花雪
よりさきに
さきしかと
見る人まれに
雪のふりつつ
うめのはな
はるよりさきに
さきしかと
みるひとまれに
ゆきのふりつつ


雪をうすみ
かきねにつめる
からなつな
なつさはまくの
ほしききみかな
ゆきをうすみ
かきねにつめる
からなつな
なつさはまくの
ほしききみかな


かきくらし
雪もふらなん
桜花
またさかぬまは
よそへても見む
かきくらし
ゆきもふらなむ
さくらはな
またさかぬまは
よそへてもみむ


あつまちの
のちの雪まを
わけてきて
あはれ宮この
花を見るかな
あつまちの
のちのゆきまを
わけてきて
あはれみやこの
はなをみるかな


み山木の
ふたはみつはに
もゆるまて
きえせぬ雪と
見えもするかな
みやまきの
ふたはみつはに
もゆるまて
きえせぬゆきと
みえもするかな


さくら花
みかさの山の
かけしあれは
雪とふれとも
ぬれしとそ思ふ
さくらはな
みかさのやまの
かけしあれは
ゆきとふれとも
ぬれしとそおもふ


ひとりねは
くるしき物と
こりよとや
旅なる夜しも
雪のふるらん
ひとりねは
くるしきものと
こりよとや
たひなるよしも
ゆきのふるらむ


もとゆひに
ふりそふ雪の
しつくには
枕のしたに
浪そたちける
もとゆひに
ふりそふゆきの
しつくには
まくらのしたに
なみそたちける


世の中に
ふるそはかなき
白雪の
かつはきえぬる
物としるしる
よのなかに
ふるそはかなき
しらゆきの
かつはきえぬる
ものとしるしる


梅の花
それとも見えす
久方の
あまきるゆきの
なへてふれれは
うめのはな
それともみえす
ひさかたの
あまきるゆきの
なへてふれれは


春立ちて
猶ふる雪は
梅の花
さくほともなく
ちるかとそ見る
はるたちて
なほふるゆきは
うめのはな
さくほともなく
ちるかとそみる
Пришла весна,
И снег когда идёт теперь,
Мне кажется,
Что цвет сливовый опадает,
Хотя ещё и не цветения пора!

さくらちる
このした風は
さむからて
そらにしられぬ
ゆきそふりける
さくらちる
このしたかせは
さむからて
そらにしられぬ
ゆきそふりける


身をつめば
哀とぞ思ふ
初雪の
ふりぬることも
誰にいはまし
みをつめば
あはれとぞおもふ
はつゆきの
ふりぬることも
たれにいはまし


白雪の
けさは積れる
思ひ哉
あはでふる夜の
程もへなくに
しらゆきの
けさはつもれる
おもひかな
あはてふるよの
ほともへなくに


白雪の
積る思も
たのまれず
春より後は
あらじとおもへば
しらゆきの
つもるおもひも
たのまれず
はるよりのちは
あらじとおもへば


月見れば
思ひぞあへぬ
山高み
いづれの年の
雪にかあるらむ
つきみれば
おもひぞあへぬ
やまたかみ
いづれのとしの
ゆきにかあるらむ
Любуюсь на луну,
И свет её так чист,
Что кажется мне снегом,
Давно-давно покрывшим
Горный пик.
* Песня представляет собой почти дословный перевод китайских стихов из антологии «Вакан роэйсю».
露の命
消えなましかば
かくばかり
降る白雪を
ながめましやは
つゆのいのち
きえなましかば
かくばかり
ふるしらゆきを
ながめましやは
Если растает
Жизнь моя — росинка,
Уж не придется больше мне
Задумчиво смотреть
На этот белый снег...

老いぬとて
松はみどりぞ
まさりける
わが黒髪の
雪の寒さに
をいぬとて
まつはみどりぞ
まさりける
わがくろかみの
ゆきのさむさに
У сосен тех,
Что древними зовутся,
Цвет зелени стал будто гуще,
А волосы мои теперь белы как снег,
И холодом пронизывает сердце.

年経とも
越の白山
忘れずは
かしらの雪を
あはれとも見よ
としへとも
こしのしらやま
わすれずは
かしらのゆきを
あはれともみよ
Годы прошли,
Но мне не забыть горы Хакусан,
Что высится в Коси,
С чарующим снегом
На голове.

春山の
嵐の風に
朝またき
散りてまがふは
花か雪かも
はるやまの
あらしのかぜに
あさまたき
ちりてまがふは
はなかゆきかも


風のまに
散る淡雪の
はかなくて
ところどころに
降るぞわびしき
かぜのまに
ちるあはゆきの
はかなくて
ところどころに
ふるぞわびしき


遠嫁匈奴域
羅衣淚不干
寄眉逢雪壞
裁鬢為風殘
寒樹春無葉
胡雲秋早寒
閼氏非所願
異類誰能安



觀春雪
春雪紛紛降九天
壬皃氛氳珊瑚殿
銀華繚繞玳珻筵
後庭粉壁三更曉
上苑□□一夜然
絕愧敢和陽春曲
還娛影儷南風絃



翫春雪
雪影翩翻暗西鄰
姑射遙聞一處子
王門時見五車輪
凝黏翠箔懸珠滴
競入粧樓作玉塵
欲伴仙園梅李樹
從風灑落艷陽春



みかさ山
さしてきにけり
いそのかみ
ふるきみゆきの
あとをたつねて
みかさやま
さしてきにけり
いそのかみ
ふるきみゆきの
あとをたつねて


宮裡一梅樹
寒花尚入春
風涼徒苦節
日暖獨當仁
封雪猶餘影
拾霞未歛新
竟逢攀折興
輕散舞儲茵



懐風藻 > 文武天皇 (Государь Момму)
雲羅囊珠起
雪花含彩新
林中若柳絮
梁上似歌塵
代火輝霄漢
逐風迴洛濱
園裏看花李
冬條尚帶春

В кружевах облаков, как в мешках, драгоценные камни!
Снежные цветы окутаны новыми красками!
В чащах они подобны пуху ивовому!
На кровлях домов лежат пылью, поднятой песней и танцем!
Вместо огня освещают и Небо!
За ветром гонясь, кружат у реки Ло!
В саду виднеются сливы цветущие,
И на зимних ветвях будто снова весна!
17
尋ね来て
道分けわぶる
人もあらじ
幾重もつもれ
庭の白雪
たづねきて
みちわけわぶる
ひともあらじ
いくへもつもれ
にはのしらゆき
Найдется ль тот,
Кто потрудится
Тропинку проторить ко мне?
Ведь снег в моем саду
Он так глубок!
* Перед песней помета: «Сложил снежным утром в обители Охара». Имеется в виду место уединения поэта-монаха (ныне это район Сакё в Киото).

雪ふりて
道踏み迷ふ
山里に
いかにしてかは
春のきつらむ
ゆきふりて
みちふみまよふ
やまざとに
いかにしてかは
はるのきつらむ


若菜つむ
春日の原に
雪ふれば
心づかひを
けふさへぞやる
わかなつむ
かすがのはらに
ゆきふれば
こころづかひを
けふさへぞやる


身をつみて
覺束なきは
雪やまぬ
春日の野べの
若菜也けり
みをつみて
おぼつかなきは
ゆきやまぬ
かすがののべの
わかななりけり


榊葉に
ふる白雪は
きえぬめり
神のこゝろも
今やとくらむ
さかきばに
ふるしらゆきは
きえぬめり
かみのこころも
いまやとくらむ


み芳野は
春のけしきに
かすめども
結ぼゝれたる
雪の下草
みよしのは
はるのけしきに
かすめども
むすぼほれたる
ゆきのしたくさ


春立ちて
ふる志ら雪を
鶯の
花ちりぬとや
いそぎいづらむ
はるたちて
ふるしらゆきを
うぐひすの
はなちりぬとや
いそぎいづらむ


ふりつもる
雪きえがたき
やま里に
春を志らする
鶯のこゑ
ふりつもる
ゆききえがたき
やまさとに
はるをしらする
うぐひすのこゑ


人は皆
野べの小松を
引きに行く
けふの若菜は
雪やつむ蘭
ひとはみな
のべのこまつを
ひきにゆく
けふのわかなは
ゆきやつむらむ


志ら雪の
まだ古里の
春日野に
いざ打ち拂ひ
若菜摘み見む
しらゆきの
まだふるさとの
かすがのに
いざうちはらひ
わかなつみみむ


花ならで
をらまほしきは
難波江の
芦の若葉に
ふれる白雪
はなならで
をらまほしきは
なにはえの
あしのわかばに
ふれるしらゆき


卯花の
さけるあたりは
時ならぬ
雪ふる里の
垣ねとぞみる
うのはなの
さけるあたりは
ときならぬ
ゆきふるさとの
かきねとぞみる


雪とのみ
あやまたれつゝ
卯の花の
冬籠れりと
みゆる山里
ゆきとのみ
あやまたれつつ
うのはなの
ふゆこもれりと
みゆるやまざと


沫雪も
松の上にし
ふりぬれば
久しく消えぬ
物にぞ有ける
あはゆきも
まつのうへにし
ふりぬれば
ひさしくきえぬ
ものにぞあける


いかばかり
ふる雪なれば
志なが鳥
ゐなの柴山
道惑ふらむ
いかばかり
ふるゆきなれば
しながとり
ゐなのしばやま
みちまどふらむ


春やくる
人やとふとも
またれけり
けさ山里の
雪を眺めて
はるやくる
ひとやとふとも
またれけり
けさやまざとの
ゆきをながめて


雪深き
道にぞ志るき
山ざとは
我よりさきに
人こざりけり
ゆきふかき
みちにぞしるき
やまざとは
われよりさきに
ひとこざりけり


山里は
雪こそ深く
なりにけれ
とはでも年の
くれにける哉
やまざとは
ゆきこそふかく
なりにけれ
とはでもとしの
くれにけるかな


思ひやれ
雪も山路も
深くして
跡たえにける
人のすみかを
おもひやれ
ゆきもやまぢも
ふかくして
あとたえにける
ひとのすみかを


我宿に
ふりしく雪を
春よまだ
年こえぬまの
花とこそみれ
わがやどに
ふりしくゆきを
はるよまだ
としこえぬまの
はなとこそみれ


同じくぞ
雪積るらむと
思へども
君古里は
まづぞとはるゝ
おなじくぞ
ゆきつるらむと
おもへども
きみふるさとは
まづぞとはるる


ふる雪は
年と共にぞ
つもりける
何れか高く
なりまさる覽
ふるゆきは
としとともにぞ
つもりける
なにれかたかく
なりまさるらん


別れにし
其五月雨の
空よりも
雪ふればこそ
戀しかりけれ
わかれにし
それさみだれの
そらよりも
ゆきふればこそ
こひしかりけれ


けふしもあ
れみ雪しふれ
ば草も木
も春てふなべ
に花ぞ咲ける
けふしもあ
れみゆきしふれ
ばくさもき
もはるてふなべ
にはなぞさける


鶯の
鳴きつるなべに
わが宿の
垣ねの雪は
むらぎえにけり
うぐひすの
なきつるなべに
わがやどの
かきねのゆきは
むらぎえにけり


山本に
雪はふりつゝ
志かすがに
この川柳
もえにけるかも
やまもとに
ゆきはふりつつ
しかすがに
このかはやなぎ
もえにけるかも


孰れをか
わきてをらまし
梅の花
枝もたわゝに
ふれる白雪
いづれをか
わきてをらまし
うめのはな
えだもたわゝに
ふれるしらゆき


春のよの
月もくもらで
ふる雪は
梢にのこる
花やちるらむ
はるのよの
つきもくもらで
ふるゆきは
こずゑにのこる
はなやちるらむ


名も志るし
峯の嵐も
雪とふる
山さくらどを
あけぼのゝ空
なもしるし
みねのあらしも
ゆきとふる
やまさくらどを
あけぼのゝそら


いとゞしく
花も雪とぞ
古里の
庭の苔路は
あと絶えにけり
いとどしく
はなもゆきとぞ
ふるさとの
にはのこけぢは
あとたえにけり


花さそふ
嵐の庭の
雪ならで
ふりゆく物は
わが身なりけり
はなさそふ
あらしのにはの
ゆきならで
ふりゆくものは
わがみなりけり


雪きえて
うら珍しき
初草の
はつかに野べも
春めきにけり
ゆききえて
うらめづらしき
はつくさの
はつかにのべも
はるめきにけり


雪ふかき
み山の里に
すむ人は
かすむ空にや
春を知るらむ
ゆきふかき
みやまのさとに
すむひとは
かすむそらにや
はるをしるらむ


白山の
雪のした草
われなれや
下にもえつゝ
年のへぬらむ
しらやまの
ゆきのしたくさ
われなれや
したにもえつつ
としのへぬらむ


冬の夜は
あまぎる雪に
空さえて
雲の浪路に
こほる月かげ
ふゆのよは
あまぎるゆきに
そらさえて
くものなみぢに
こほるつきかげ
Зимней ночью
От разделившего высь снега
Небеса холодны,
И на путях волн облаков
Замёрз свет луны.

年さむき
松の心も
あらはれて
花さくいろを
みする雪かな
としさむき
まつのこころも
あらはれて
はなさくいろを
みするゆきかな


敷島や
ふるの都は
うづもれて
ならしの岡に
み雪つもれり
しきしまや
ふるのみやこは
うづもれて
ならしのをかに
みゆきつもれり
Не распростёртых островов ль
Столица старая
Засыпана, —
На холмах Нараси
Снег собрался...

宮木ひく
杣山人は
あともなし
ひばら杉はら
雪ふかくして
みやきひく
そまやまひとは
あともなし
ひばらすぎはら
ゆきふかくして
И нет следов людей
Что на горе Сома
Спл