わかるべき
こともあるものを
ひねもすに
待つとてさへも
嘆きつるかな
わかるべき
こともあるものを
ひねもすに
まつとてさへも
なげきつるかな
Расставанием с тобой
И так душа полна,
Но оттого, что весь день
Жду тебя, еще горше
Я вздыхаю —

来ぬ人を
まつの葉にふる
白雪の
消えこそかへれ
あはぬ思ひに
こぬひとを
まつのはにふる
しらゆきの
きえこそかへれ
あはぬおもひに
Того, кто не приходит,
Ожидая, провожу дни.
И подобно тому как белый снег.
Тает, так и я скончаюсь
От любви, не встретившись с тобой[363] —
363. Танка содержит омонимы: мацу – «сосна» и «ждать», фуру – «идти» (о снеге) и «проходить» (о времени). Хи – в слове омохи – «любовь» и хи – «солнце». Иной смысл второй и третьей строк стиха: «Подобно снегу, падающему на иглы сосны». Танка помещена в Мотоёсимикогосю, а также в Госэнсю, 12, с небольшими изменениями. Кроме того, в Кокиирокутё, 1, в разделе «Снег».
居明而
君乎者将待
奴婆珠<能>
吾黒髪尓
霜者零騰文
ゐあかして
きみをばまたむ
ぬばたまの
わがくろかみに
しもはふるとも
Всю ночь, пока не рассветет,
Я буду ждать тебя, любимый,
Пока ты не придешь, —
Пусть даже ляжет иней
На пряди, ягод тутовых черней…
* Вариант п. 87. Однако здесь образ инея не является метафорой (см. стк. 1–2).
一日社
人母待<吉>
長氣乎
如此<耳>待者
有不得勝
ひとひこそ
ひともまちよき
ながきけを
かくのみまたば
ありかつましじ
О, день один
Хоть кто сумеет ждать,
Но много долгих дней,
Как я здесь ожидала,
Ни у кого в душе не хватит сил!

君待登
吾戀居者
我屋戸之
簾動之
秋風吹
きみまつと
あがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきのかぜふく
Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора —
Дует ветер…
* По народным японским приметам, если в то время, когда думаешь о любимом, подует ветер, значит любимый вспоминает о тебе, любит и придет. Нукада думала, что занавес тронул возлюбленный, и поэтому разочарована, что это всего лишь ветер.
千鳥鳴
佐保乃河門乃
瀬乎廣弥
打橋渡須
奈我来跡念者
ちどりなく
さほのかはとの
せをひろみ
うちはしわたす
ながくとおもへば
У переправы на реке Сахо,
Где слышен постоянно крик тидори,
Там, где речная отмель широка,
Дощатый мостик перекину для тебя,—
Все думаю, что ты придешь, любимый!

白鳥能
飛羽山松之
待乍曽
吾戀度
此月比乎
しらとりの
とばやままつの
まちつつぞ
あがこひわたる
このつきごろを
Как сосны мацу на горе Тоба,
Где птицы белые летают,
Все время жду тебя, —
Ведь “мацу” значит “ждать”.
О, эти месяцы, что жду тебя, тоскуя…

衣手乎
打廻乃里尓
有吾乎
不知曽人者
待跡不来家留
ころもでを
うちみのさとに
あるわれを
しらにぞひとは
まてどこずける
Ах, ничего не зная обо мне,
Скучающей в селе далёком Таму,
Где по старинке в танце машут рукавом,
Ты так и не пришёл в мой дом,
Как я тебя ни ожидала!
??? Таму?

TODO:CHECK
奈何鹿
使之来流
君乎社
左右裳
待難為礼
なにすとか
つかひのきつる
きみをこそ
かにもかくにも
まちかてにすれ
Почему, скажи мне,
Твой гонец пришел?
Я тебя ведь ждал, а не его,
В нетерпенье места я не находил,
Ожидая друга своего!
* Песня сложена, когда один из гостей прислал слугу сказать, что не может прийти.
盖毛
人之中言
聞可毛
幾許雖待
君之不来益
けだしくも
ひとのなかごと
きかせかも
ここだくまてど
きみがきまさぬ
О, верно, слышал ты
Про злую клевету,
Которой разлучить хотят нас люди,
Ждал с нетерпеньем я,
Но не явился ты!

在管裳
君乎者将待
打靡
吾黒髪尓
霜乃置萬代日
ありつつも
きみをばまたむ
うちなびく
わがくろかみに
しものおくまでに
Пока живу, я буду ждать, любимый,
Я буду ждать, пока ты не придешь,
О, долго ждать!
Пока не ляжет иней
На пряди черные распущенных волос…
* Есть два толкования этой песни: одни считают, что в ней речь идет о настоящем инее, другие — что это метафора седых волос. Так как в М. такая метафора встречается в ряде песен — можно считать, что и здесь речь идет о седине, в этом убеждает контекст.
君之行
氣長久成奴
山多豆乃
迎乎将徃
待尓者不待
きみがゆき
けながくなりぬ
やまたづの
むかへをゆかむ
まつにはまたじ
Так много дней прошло,
Как ты ушел, любимый…
Ведь тянется у яматадзу лист к листу,
И я пойду к тебе скорей навстречу,
Все ждать и ждать — я больше не могу!
* Яматадзу (совр. “намисо”, Sambucus Sieboldiana) — японская бузина; листья у нее расположены друг против друга, поэтому являются постоянным сравнением (мк) для людей, идущих навстречу друг другу. В примечании к тексту указано: “То, что здесь именуется яматадзу, является нынешним мияцукоги”.
TODO:LINK:KOJIKI
暮去者
屋戸開設而
吾将待
夢尓相見二
将来云比登乎
ゆふさらば
やとあけまけて
われまたむ
いめにあひみに
こむといふひとを
Как только наступает вечер,
Я открываю дверь в свой дом
И жду любимую,
Что в снах мне говорила:
“К тебе я на свидание приду!”

大伴
御津松原
可吉掃弖
和礼立待
速歸坐勢
おほともの
みつのまつばら
かきはきて
われたちまたむ
はやかへりませ
В Отомо, в Мицу,
Освятив обрядом
Зеленые сосновые леса,
Стоять я буду, друг мой, ожидая…
Скорей на родину вернись!
* Освятив обрядом (какихакитэ “навести чистоту”, “убирать”) — некоторые комментаторы (СН) отмечают, что это выражение содержит более глубокий и отвлеченный смысл. Исходя из содержания других песен, где указывается на обряды очищения при ожидании домой близких людей, мы позволили себе истолковать это место именно таким образом, т. е. “очистив” = “освятив обрядом” по контексту.
難波津尓
美船泊農等
吉許延許婆
紐解佐氣弖
多知婆志利勢武
なにはつに
みふねはてぬと
きこえこば
ひもときさけて
たちばしりせむ
Если только я услышу, что причалил
В бухте Нанива
Корабль твой дорогой,
Я, не завязав шнуры у платья,
Побегу скорей тебя встречать!

山之葉尓
不知世經月乃
将出香常
我待君之
夜者更降管
やまのはに
いさよふつきの
いでむかと
わがまつきみが
よはくたちつつ
Ах, нерешительная бледная луна,
Что скрыта гребнем гор,
Появится ли в небе?
Появишься ли ты?
Все жду тебя,
А ночь становится темнее и темнее…

山末尓
不知夜經月乎
何時母
吾待将座
夜者深去乍
やまのはに
いさよふつきを
いつとかも
わはまちをらむ
よはふけにつつ
О, до какой поры
Стоять и ждать луну,
Что не решается на небе показаться
Из-за высоких гребней дальних гор,—
Ведь ночь уже спускается на землю…
* Отмечается как песня, имеющая подтекст, где луна выступает метафорой возлюбленной, как это часто бывает в песнях М. Некоторые комментаторы считают, что песня представляет собой соединение двух других сходных песен (1071 и 1008—СН). То, что мотив этот представлен в разных вариантах, позволяет думать, что он взят из народных песен.
夏麻引
海上滷乃
<奥>洲尓
鳥<者>簀竹跡
君者音文不為
なつそびく
うなかみがたの
おきつすに
とりはすだけど
きみはおともせず
В Унаками-бухте, здесь,
Летом тянут коноплю…
На морские берега
Налетели стаи птиц…
От тебя же вести нет!
* Песня жены рыбака, ожидающей мужа.
今ぞしる
くるしき物と
人またむ
さとをばかれず
とふべかりけり
いまぞしる
くるしきものと
ひとまたむ
さとをばかれず
とふべかりけり
Теперь я знаю,
что такое горечь!
Теперь без промедленья
туда, где ждут меня,
ходить я буду!
Также включено в Кокинсю, 969
ひぐらしに
君まつ山の
ほととぎす
とはぬ時にぞ
声もをしまぬ
ひぐらしに
きみまつやまの
ほととぎす
とはぬときにぞ
こゑもをしまぬ
Цикаду
Ждущая горная
Кукушка,
Не пришли к тебе,
И ты плачешь, слез не жалея[81] —
81. В танка обыгрываются омонимы: мацу – «ждать» и часть топонима Мацуяма, хигураси – «закат дня» и «цикада». Из них складывается второй смысл стихотворения: «До заката дня ждала я и, подобно кукушке, плачу, что не пришел ты».
闇夜有者
宇倍毛不来座
梅花
開月夜尓
伊而麻左自常屋
やみならば
うべもきまさじ
うめのはな
さけるつくよに
いでまさじとや
Ах, если бы темно и мрачно было,
Тогда понятно, что напрасно ждешь,
Но в эту ночь,
Когда цветы раскрыла слива,
Когда взошла луна, — ужель ты не придешь?

いま来むと
いひてわかれし
人なれば
かぎりと聞けど
なほぞ待たるる
いまこむと
いひてわかれし
ひとなれば
かぎりときけど
なほぞまたるる
«Скоро вернусь», —
Сказал, расставаясь со мной,
Мой возлюбленный,
И хоть услышала я, что наступил предел его жизни,
Все же я по-прежнему его жду[147].
147. Стихотворение встречается в Сёкугосюисю, 18 (четвертая строка гласит: наки ё то кикэдо).
さ夜ふけて
いなおほせ鳥の
なきけるを
君がたたくと
思ひけるかな
さよふけて
いなおほせどりの
なきけるを
きみがたたくと
おもひけるかな
Наступает ночь,
И, услышав, как кричит
Птица инаохосэ[173],
Подумала было я,
Что это ты в дверь стучишься.
173. Инаохосэ – птица из семейства куликовых. Это слово звучит как ина, охосэ – «нет, обманулась».
君を思ふ
ひまなく宿と
思へども
今宵の雨は
もらぬ間ぞなき
きみをおもふ
ひまなくやどと
おもへども
こよひのあめは
もらぬまぞなき
С любовью тебя вспоминая,
Думала я,
Что в доме моем нет щелей,
Но сегодня вечером дождь
Просочился повсюду[174].
174. Танка обыгрывает омонимы: хима наки – «беспрестанно», «всегда» в «нет пробоин», «нет щелей»; т.е. второй смысл таков: «В доме моем я о тебе беспрестанно с любовью помышляю...»
人を待つ
宿はくらくぞ
なりにける
契りし月の
うちに見えねば
ひとをまつ
やどはくらくぞ
なりにける
ちぎりしつきの
うちにみえねば
Жилище,
Где возлюбленного жду, как темно
В нем стало!
Клявшейся луны
В нем не видно[348] —
348. Цуки – «луна» означает еще и «месяц» (в календарном смысле). Танка означает, таким образом, что возлюбленный нарушил обещание, не приехав в срок. Танка приводится в Сингосюисю, 13, авторство приписывается Гэму-но мёбу, а также в Хигакиосю.
玉手次
不懸時無
氣緒尓
吾念公者
虚蝉之
<世人有者
大王之>
命恐
夕去者
鶴之妻喚
難波方
三津埼従
大舶尓
二梶繁貫
白浪乃
高荒海乎
嶋傳
伊別徃者
留有
吾者幣引
齊乍
公乎者将<待>
早還万世
たまたすき
かけぬときなく
いきのをに
あがおもふきみは
うつせみの
よのひとなれば
おほきみの
みことかしこみ
ゆふされば
たづがつまよぶ
なにはがた
みつのさきより
おほぶねに
まかぢしじぬき
しらなみの
たかきあるみを
しまづたひ
いわかれゆかば
とどまれる
われはぬさひき
いはひつつ
きみをばまたむ
はやかへりませ
Нету часа, чтобы снял
Перевязи жемчугов,
Нету часа, чтоб я был
И без дум, и без тревог
О тебе, кого люблю,
Не жалея жизни нить…
Бренно тело на земле!
Так как грозен был приказ,
Ты покинул в Мицу мыс
В бухте дивной Нанива,
Где вечернею порой
Жён сзывают журавли…
У большого корабля
Много весел закрепив,
Ты оставил нас и плыл
Мимо цепи островов
По бушующим морям,
Где высоко поднялась
Белопенная волна…
Я же, что остался здесь,
В руки я возьму дары
И, неся мольбу богам,
Буду ждать тебя, мой друг,
Возвращайся поскорей!
* “Нету часа, чтобы снял перевязи жемчугов” — т. е. не молился. Во время молитвы надевали на себя перевязи типа современных тасукэ, которые надеваются крест накрест поверх платья и поддерживают рукава, чтобы они не мешали во время работы.
* “Бренно тело на земле” — мотив бренности человеческого существования — влияние буддийских учений.
秋風之
吹尓之日従
何時可登
吾待戀之
君曽来座流
あきかぜの
ふきにしひより
いつしかと
あがまちこひし
きみぞきませる
Со дня того, когда подул нежданно
Осенний ветер,
Думаю всегда: “Когда же наконец
Придет мой друг желанный,
Которого с такой тоскою жду?”
* Песня сложена от лица Ткачихи.
牽牛之
迎嬬船
己藝出良之
<天>漢原尓
霧之立波
ひこほしの
つまむかへぶね
こぎづらし
あまのかはらに
きりのたてるは
Как видно, отплыла
От берега ладья,—
То Волопас жену свою встречает.
Встает кругом тумана пелена
Среди долин Реки Небесной!..
* Туман над Небесной Рекой — всегда ассоциируется в песнях с брызгами от весел спешащей ладьи Волопаса.
* Обычно Ткачиха выходит навстречу и ждет Волопаса, здесь несколько необычный вариант (см. п. 1518).
天河
浮津之浪音
佐和久奈里
吾待君思
舟出為良之母
あまのがは
うきつのなみおと
さわくなり
わがまつきみし
ふなですらしも
В гавани из белых облаков
На Реке Небесной шум волны
Все сильней:
Как видно, ты, кого я жду,
На ладье от берега отплыл.

我背兒乎
何時曽且今登
待苗尓
於毛也者将見
秋風吹
わがせこを
いつぞいまかと
まつなへに
おもやはみえむ
あきのかぜふく
“Милый мой, когда ж ко мне придёшь?
Не теперь ли?” — думаю с тоской,
Думаю и жду:
“Покажется ли он?”
Вот и ветер осени подул…
* Большинство комментаторов считает, что это песня о танабата, сложенная от лица Ткачихи, ожидающей Волопаса. Но может быть и песней о друге, который обещал вернуться осенью (СН). Песня очень похожа на женские песни, и в частности на песни Ткачихи, поэтому скорее всего Умакай записал один из вариантов народной песни на эту тему.
君待跡
吾戀居者
我屋戸乃
簾令動
秋之風吹
きみまつと
あがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきのかぜふく
Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти —
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора.
…Дует ветер…

我背兒我
使将来歟跡
出立之
此松原乎
今日香過南
わがせこが
つかひこむかと
いでたちの
このまつばらを
けふかすぎなむ
Не нынче ли пройду сосновую я рощу,
Что выступает вдалеке вперед,
Как будто выйдя из ворот навстречу, ждёт:
Ах, не придёт ли, наконец,
От друга моего гонец желанный?

松反
四臂而有八羽
三栗
中上不来
麻呂等言八子
まつがへり
しひてあれやは
みつぐりの
なかのぼりこぬ
まろといふやつこ
Разве сердцу можно приказать насильно?
Если три каштана — пустота внутри,
Ведь с полмесяца прошло,—
Ты не явился —
Неужели мне сказать, что — жду?

梅花
咲散苑尓
吾将去
君之使乎
片待香花光
うめのはな
さきちるそのに
われゆかむ
きみがつかひを
かたまちがてり
В сад, где белоснежных слив цветы
Расцвели и стали опадать,
Выйду я:
Ах, твоего гонца
Трудно мне одной здесь ожидать!
* Песня сходна с песней Танабэ Сакимаро (см. п. 4041). Считают, что здесь автор исполнил старинную песню; а п. 4041 исполнена от лица мужчины и обращена к другу (СН).
梅花
咲而落去者
吾妹乎
将来香不来香跡
吾待乃木曽
うめのはな
さきてちりなば
わぎもこを
こむかこじかと
わがまつのきぞ
Когда опали бы
Цветы расцветшей сливы,
Тогда моя сосна и я
Все думали бы в ожиданье милой:
Придет она иль не придет она?

春去者
先鳴鳥乃
鴬之
事先立之
君乎之将待
はるされば
まづなくとりの
うぐひすの
ことさきだちし
きみをしまたむ
Подобно соловью, что раньше всех поет
В тени ветвей,
Когда придет весна,
Ты раньше всех мне о любви сказал,
Любимый мой, я буду ждать тебя!
[Ответная песня]
己孋
乏子等者
竟津
荒礒巻而寐
君待難
おのづまに
ともしきこらは
はてむつの
ありそまきてねむ
きみまちかてに
Звезда-Ткачиха, что к супругу своему
Полна горячею любовью,
Наверно, в гавани, куда причалит он,
Уснула, берег сделав изголовьем,
Не в силах больше ждать его…

夕星毛
徃来天道
及何時鹿
仰而将待
月人<壮>
ゆふつづも
かよふあまぢを
いつまでか
あふぎてまたむ
つきひとをとこ
О, до какой поры я буду ввысь глядеть
На путь небесный, где ночные звезды
Уже плывут,—
Как долго буду ждать
Я мужа доблестного — жителя луны?
* Песня посвящена луне. Есть разные мнения: 1) не относится к циклу танабата (МС); 2) песня Ткачихи, “ожидающей луну той ночи, когда должна произойти встреча с Волопасом. Полагаем, что второе предположение более правильно, поэтому песня и помещена среди песен танабата.
天漢
<河>門立
吾戀之
君来奈里
紐解待
(一云
天<河>
<川>向立)
あまのがは
かはとにたちて
あがこひし
きみきますなり
ひもときまたむ
(あまのがは
かはにむきたち)
Стою на переправе у реки,
Что называется Рекой Небес.
Сюда плывет
Любимый мой супруг,
Я развяжу свой шнур и буду ждать его!
[Песня Ткачихи]
天漢
湍瀬尓白浪
雖高
直渡来沼
時者苦三
あまのがは
せぜにしらなみ
たかけども
ただわたりきぬ
またばくるしみ
Там, где отмель на Реке Небесной,
Волны в белой пене
Встали высоко,
Но к тебе пришел я все равно,
Оттого что ждать мне было тяжко!
[Песня Волопаса]
白露乎
取者可消
去来子等
露尓争而
芽子之遊将為
しらつゆを
とらばけぬべし
いざこども
つゆにきほひて
はぎのあそびせむ
Коль прикоснешься к светлой выпавшей росе,
Она, наверное, исчезнет сразу,
Давайте же, друзья,
Здесь наслаждаться хаги,
Пока роса еще сверкает на цветах!
* В песне отражен обычай любоваться расцветшими цветами, в данном случае хаги. В старину было принято специально собираться для этого, приглашать гостей, друзей, любимого человека.
藤原
古郷之
秋芽子者
開而落去寸
君待不得而
ふぢはらの
ふりにしさとの
あきはぎは
さきてちりにき
きみまちかねて
В Фудзивара, в брошенной столице,
Хаги осенью,
Как прежде, расцветал
И осыпался потом, опав на землю…
Был не в силах больше ждать тебя.

狛錦
紐片<叙>
床落邇祁留
明夜志
将来得云者
取置<待>
こまにしき
ひものかたへぞ
とこにおちにける
あすのよし
きなむといはば
とりおきてまたむ
Ах, одна из половин шнура
Из корейской дорогой парчи
На постель упала у тебя.
Если скажешь:
“Завтра ночью я приду”,—
Половинку сохраню и буду ждать.
* Речь идет о шнуре, завязывающемся на груди. Он состоит из двух половинок, которые прикрепляются с левой и с правой стороны воротника верхней одежды.
君之行
氣長成奴
山多都祢
迎加将行
<待尓>可将待
きみがゆき
けながくなりぬ
やまたづね
むかへかゆかむ
まちにかまたむ
Так много дней прошло,
Как ты ушёл, любимый,
Пойти ли в горы мне тебя искать,
Спешить ли мне к тебе навстречу,
Иль оставаться здесь и снова ждать и ждать?..

八隅知之
吾期大王乃
大御船
待可将戀
四賀乃辛埼

やすみしし
わごおほきみの
おほみふね
まちかこふらむ
しがのからさき
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Славный твой корабль,
Верно, будет ждать с любовью и тоской
В стороне Сига мыс Карасаки!
* Песня сложена в связи с кончиной императора Тэндзи.
馬莫疾
打莫行
氣並而
見弖毛和我歸
志賀尓安良七國
うまないたく
うちてなゆきそ
けならべて
みてもわがゆく
しがにあらなくに
Не погоняй коня,
Не надо так спешить,—
Ведь мы в Сига не сможем задержаться,
Чтоб день за днем здесь наслаждаться
Природы дивной красотой!

吾背子我
古家乃里之
明日香庭
乳鳥鳴成
<嬬>待不得而
わがせこが
ふるへのさとの
あすかには
ちどりなくなり
つままちかねて
В селенье Асука любимом,
Где старый дом стоит
У друга моего,
Тидори стали плакать ныне,
Не в силах больше ждать его…

古之
七賢
人等毛
欲為物者
酒西有良師
いにしへの
ななのさかしき
ひとたちも
ほりせしものは
さけにしあるらし
В древние года
Семь великих мудрецов,
Даже и они,
Все мечтали об одном —
Услаждать себя вином!
* “Семь великих мудрецов” (нана-но сакасики хито) — имеются в виду китайские “семь мудрецов из бамбуковой рощи” (Чжу-линь-ци-сянь), жившие в III в. н. э.: Цзи Кан, Юань Цзи, Шань Тао, Лю Лин, Юань Сянь, Сян Сю, Ван Жун. В предании говорится, что во времена Цзинь семь мудрецов уединились в бамбуковой роще, занимались поэзией и философией и услаждали себя вином и игрой на лютне.
賢跡
物言従者
酒飲而
酔哭為師
益有良之
さかしみと
ものいふよりは
さけのみて
ゑひなきするし
まさりたるらし
Чем пытаться рассуждать
С важным видом мудреца,
Лучше в много раз,
Отхлебнув глоток вина,
Уронить слезу спьяна!

押照
難波乃菅之
根毛許呂尓
君之聞四<手>
年深
長四云者
真十鏡
磨師情乎
縦手師
其日之極
浪之共
靡珠藻乃
云々
意者不持
大船乃
憑有時丹
千磐破
神哉将離
空蝉乃
人歟禁良武
通為
君毛不来座
玉梓之
使母不所見
成奴礼婆
痛毛為便無三
夜干玉乃
夜者須我良尓
赤羅引
日母至闇
雖嘆
知師乎無三
雖念
田付乎白二
幼婦常
言雲知久
手小童之
哭耳泣管
俳徊
君之使乎
待八兼手六
おしてる
なにはのすげの
ねもころに
きみがきこして
としふかく
ながくしいへば
まそかがみ
とぎしこころを
ゆるしてし
そのひのきはみ
なみのむた
なびくたまもの
かにかくに
こころはもたず
おほぶねの
たのめるときに
ちはやぶる
かみかさくらむ
うつせみの
ひとかさふらむ
かよはしし
きみもきまさず
たまづさの
つかひもみえず
なりぬれば
いたもすべなみ
ぬばたまの
よるはすがらに
あからひく
ひもくるるまで
なげけども
しるしをなみ
おもへども
たづきをしらに
たわやめと
いはくもしるく
たわらはの
ねのみなきつつ
たもとほり
きみがつかひを
まちやかねてむ
Словно корни камыша,
Что уходят глубоко
В землю в бухте Нанива,
Озаренной блеском волн,
Глубока твоя любовь,—
Говорил ты мне тогда.
Оттого, что клялся мне
Верным быть в своей любви
Ты на долгие года,—
Сердце чистое свое,
Словно чистый блеск зеркал,
Отдала тебе навек.
И был гранью этот день
Для моей любви к тебе…
Как жемчужная трава
Клонится у берегов
С набегающей волной,
В эту сторону и ту,—
В эту сторону и ту
Сердцем не металась я,—
Как большому кораблю,
Я доверилась тебе…
Сокрушающие мир
Боги ль разделили нас?
Или смертный человек
Нас с тобою разлучил?
Но тебя, что навещал
Каждой ночью,—
Нет теперь…
И гонца, что приходил
С веткой яшмовой,—
Все нет…
И от этого в душе
Нестерпима нынче боль!
Ягод тутовых черней —
Черной ночью напролет,
С ярко рдеющей зарей —
До конца весь долгий день —
Все горюю о тебе,
Но напрасна скорбь моя!
Все тоскую о тебе,
Но не знаю, как мне быть?
И недаром говорят
Все,
Что женщина слаба,
Словно малое дитя,
Только в голос плачу я
И брожу, блуждая, здесь.
Не дождаться, верно, мне
Твоего гонца…

烏梅能波奈
乎利弖加射世留
母呂比得波
家布能阿比太波
多努斯久阿流倍斯
うめのはな
をりてかざせる
もろひとは
けふのあひだは
たのしくあるべし
Все люди, что себя венками украшают,
Срывая сливы белоснежные цветы,
Сегодня,
Веселясь и забавляясь,
Цветами будут наслаждаться целый день!
* Песня Инафу, главного жреца — хранителя культа в Дадзайфу
* Ара… Инафу — фамилия дана сокращенно, точной расшифровки нет; занимал должность священнослужителя в синтоистском храме в Дадзайфу (камудзукаса). В М. — одна его песня.
出弖由伎斯
日乎可俗閇都々
家布々々等
阿袁麻多周良武
知々波々良波母
いでてゆきし
ひをかぞへつつ
けふけふと
あをまたすらむ
ちちははらはも
Считая каждый день
С тех пор, как я ушел:
Вот нынче, нынче, — каждый раз твердя,
Наверно, будут ждать они меня —
Отец и мать мои родные!

玉敷而
待益欲利者
多鷄蘇香仁
来有今夜四
樂所念
たましきて
またましよりは
たけそかに
きたるこよひし
たのしくおもほゆ
Мне кажется, чем ждать,
Усыпав яшмой путь,
Приятней насладиться этой ночью,
Когда к тебе приходит близкий друг
Совсем негаданно, нежданно…

吾屋戸乃
君松樹尓
零雪<乃>
行者不去
待西将待
わがやどの
きみまつのきに
ふるゆきの
ゆきにはゆかじ
まちにしまたむ
Вот юки — “снег”, а “юки”, ведь, — “идти”,
И он идет и серебрит сосну,
Что “мацу” звать, а это значит “ждать”,—
И ждет она прихода твоего…
Как этот снег, не буду я идти, а буду, как сосна, стоять и ждать…
Неизвестный автор
* Песня целиком построена на игре слов и считается очень искусной.
風吹
海荒
明日言
應久
<公>随
かぜふきて
うみはあるとも
あすといはば
ひさしくあるべし
きみがまにまに
Пусть дует ветер и бушует море,
Катя свои ревущие валы,
Но, если ждать до завтра
Слишком долго,
Пусть будет так, как пожелаешь ты…
* Ветер и бушующее море — символ преград, гнева родителей и т. п.
向岳之
若楓木
下枝取
花待伊間尓
嘆鶴鴨
むかつをの
わかかつらのき
しづえとり
はなまついまに
なげきつるかも
Ту ветку нежную, что стала зеленеть
У лавра молодого на холме,
Я в руки взял,
И так я горевал,
Что ждать цветов придется долго мне!
* Песня юноши, горюющего, что его невеста очень молода и ему придется долго ждать, пока она станет его женой.
* Молодой лавр (кацура) — метафора очень юной девушки, возлюбленной.
三國山
木末尓住歴
武佐左妣乃
此待鳥如
吾<俟>将痩
みくにやま
こぬれにすまふ
むささびの
とりまつごとく
われまちやせむ
Как зверек мусасаби, что живет на верхушках деревьев,
На горах Микуни
И всегда поджидает там птицу,
Так и я буду ждать твоего появленья,
Буду сохнуть, тебя ожидая в разлуке…
* Мусасаби — летяга (зоол.), живет во многих местах в Японии, питается мелкой птицей: днем прячется, а ночью появляется на верхушках деревьев, охотится за мелкой птицей.
石倉之
小野従秋津尓
發渡
雲西裳在哉
時乎思将待
いはくらの
をのゆあきづに
たちわたる
くもにしもあれや
ときをしまたむ
Пусть стану облаком,
Что из Ивакура-долины
Поднявшись, в Акицу плывет,
Я буду ждать тогда,
Что встречи час придет!
* Песня сложена юношей из Ивакура, обращена к возлюбленной из Акицу.
春日山
々高有良之
石上
菅根将見尓
月待難
かすがやま
やまたかくあらし
いはのうへの
すがのねみむに
つきまちかたし
Горы Касуга,
Вы, верно, высоки.
Не могу никак дождаться я луны,
Чтоб на лилию полюбоваться мне,
Что растет на каменистом берегу…
* Лилия — возлюбленная.
嶋傳
足速乃小舟
風守
年者也經南
相常齒無二
しまづたふ
あばやのをぶね
かぜまもり
としはやへなむ
あふとはなしに
От одного к другому острову идя,
Быстроходная плывущая ладья,
Будешь ли ты ждать, чтоб ветер стих?
Так и годы долгие пройдут,
И с любимою не будет встреч!

天漢
伊刀河浪者
多々祢杼母
伺候難之
近此瀬呼
あまのがは
いとかはなみは
たたねども
さもらひかたし
ちかきこのせを
Небесная Река!
Хотя волна на ней
Не подымается высоко,
Но все же трудно ждать мне срока,—
Ах, отмель эта так близка!
* Песня сложена от лица Волопаса.
* “Ах, отмель эта так близка” — расстояние между звездами, разделенными Небесной Рекой, совсем небольшое, но запрет позволяет им встречаться лишь раз в году.
霞立
天河原尓
待君登
伊徃<還>尓
裳襴所沾
かすみたつ
あまのかはらに
きみまつと
いゆきかへるに
ものすそぬれぬ
“Там, где тумана дымка встала,
Среди долин небесных у реки
Я буду ждать тебя!”—она сказала,—
И вот, пока ходила в ожиданье,
В сыром тумане весь подол промок…
* Песня о Ткачихе — см. п. 1527. п. 1529 Песня сложена от лица Ткачихи.
倉橋之
山乎高歟
夜牢尓
出来月之
片待難
くらはしの
やまをたかみか
よごもりに
いでくるつきの
かたまちかたき
Не оттого ль, что поднялись высоко
Горные вершины в Курахаси,
Выходящую с ночною темнотою
Светлую луну
Так трудно мне дождаться!
* В примечании к тексту сказано, что эта песня взята из сборника Хасихито Оура в звании сукунэ, но там иная последняя строка.
葦屋之
菟名負處女之
八年兒之
片生之時従
小放尓
髪多久麻弖尓
並居
家尓毛不所見
虚木綿乃
牢而座在者
見而師香跡
<悒>憤時之
垣廬成
人之誂時
智<弩><壮>士
宇奈比<壮>士乃
廬八燎
須酒師競
相結婚
為家類時者
焼大刀乃
手頴押祢利
白檀弓
<靫>取負而
入水
火尓毛将入跡
立向
競時尓
吾妹子之
母尓語久
倭<文>手纒
賎吾之故
大夫之
荒争見者
雖生
應合有哉
<宍>串呂
黄泉尓将待跡
隠沼乃
下延置而
打歎
妹之去者
血沼<壮>士
其夜夢見
取次寸
追去祁礼婆
後有
菟原<壮>士伊
仰天
𠮧於良妣
ひ地
牙喫建怒而
如己男尓
負而者不有跡
懸佩之
小劔取佩
冬ふ蕷都良
尋去祁礼婆
親族共
射歸集
永代尓
標将為跡
遐代尓
語将継常
處女墓
中尓造置
<壮>士墓
此方彼方二
造置有
故縁聞而
雖不知
新喪之如毛
哭泣鶴鴨
あしのやの
うなひをとめの
やとせこの
かたおひのときゆ
をばなりに
かみたくまでに
ならびをる
いへにもみえず
うつゆふの
こもりてをれば
みてしかと
いぶせむときの
かきほなす
ひとのとふとき
ちぬをとこ
うなひをとこの
ふせやたき
すすしきほひ
あひよばひ
しけるときは
やきたちの
たかみおしねり
しらまゆみ
ゆきとりおひて
みづにいり
ひにもいらむと
たちむかひ
きほひしときに
わぎもこが
ははにかたらく
しつたまき
いやしきわがゆゑ
ますらをの
あらそふみれば
いけりとも
あふべくあれや
ししくしろ
よみにまたむと
こもりぬの
したはへおきて
うちなげき
いもがいぬれば
ちぬをとこ
そのよいめにみ
とりつづき
おひゆきければ
おくれたる
うなひをとこい
あめあふぎ
さけびおらび
つちをふみ
きかみたけびて
もころをに
まけてはあらじと
かけはきの
をだちとりはき
ところづら
とめゆきければ
うがらどち
いゆきつどひ
ながきよに
しるしにせむと
とほきよに
かたりつがむと
をとめはか
なかにつくりおき
をとこはか
このもかのもに
つくりおける
ゆゑよしききて
しらねども
にひものごとも
ねなきつるかも
Там, в краю Асиноя,
Где селенье Унаи,
Дева юная жила,
Это — дева Унаи.
С самых юных лет, когда
На две пряди волосы,
И до той поры, когда
Заплетают волосы,
Даже в близких к ней домах —
У соседей с двух сторон —
Никогда за эти годы
Не видал ее никто!
Словно в коконе она,
Словно куколка была,
Взаперти всегда жила,
Будто выглянуть боясь.
И полны по ней тоски,
На нее стремясь взглянуть,
Словно изгородью дом,
Окружали женихи!
Был герои там из Тину,
Был герой из Унаи…
От зажженного огня
Сажа в хижинах бывает!
Лучше б им не состязаться
Перед нею никогда!
Стали сватать —
И столкнулись
На пороге судьбы их:
Рукоять меча тотчас же
Каждый в руки жадно взял.
И надел колчан мгновенно…
Каждый в воду и огонь
За нее готов идти!
И когда в тех состязаньях
Друг для друга стал врагом,
Дева, горько опечалясь,
Матери сказала так:
“Из-за девушки не знатной,
А простой, такой, как я,
Что прядет простые нити
И не ведает шелков,
Если знатные герои
Вздумали себя губить,
Значит, мне не быть счастливой
С тем, кого хочу любить!
Жив ли будет он, не знаю,
Неизвестно это мне,
Лучше ждать его я буду
В лучшей, вечной стороне”.
И, храня на сердце тайну,
И не выдав ничего,
Молча плача и горюя,
Унаи ушла навек.
Только юноша Тину
Это все во сне увидел,
И, тая на сердце тайну,
Он ушел за нею вслед…
Тут герой из Унаи,
Что отстал теперь от них,
В небеса свой взор направил,
Словно там он их искал,
Громким криком закричал он,
Стиснув зубы, он упал,—
Гневный крик его раздался,
Словно он кому кричал:
“Нет, не дам, чтоб мой соперник
Победить меня сумел”.
И схватил он меч свой острый,
Что у пояса висел,
Обнажил его — и после
Не могли спасти героя
Травы токородзура!..
И на долгие года,
Чтобы память сохранилась,
И на вечные века,
Чтобы все передавали
Этот сказ из уст в уста,
В середине положили
Деву юную тогда,
А с боков — легли с ней рядом
Два героя-удальца:
Здесь нашли они покой.
Мы о тех делах слыхали,
Ну, а сами не видали,—
Только кажется порой,
Что при нас это случилось,
Слезы катятся рекой!..
* См. п. 1801, п. 3786. Эти песни записал Такахаси Мусимаро.
* Токородзура (Dioscorea Tokoro) — многолетнее лекарственное растение, растет в горных лугах.
朝霞
春日之晩者
従木間
移歴月乎
何時可将待
あさかすみ
はるひのくれは
このまより
うつろふつきを
いつとかまたむ
В тумане утреннем весенний день…
И в сумерках ждать буду с нетерпеньем,
Когда появится
Неясный свет луны
Сквозь ветви молодых деревьев…

霍公鳥
来鳴五月之
短夜毛
獨宿者
明不得毛
ほととぎす
きなくさつきの
みじかよも
ひとりしぬれば
あかしかねつも
Хоть мимолётны эти ночи в мае,
Когда кукушка прилетает петь,
И всё же,
Если ночь один проводишь,
Так трудно ждать, пока рассвет придёт!

蓬生ひて
荒れたる宿を
鴬の
人来と鳴くや
たれとか待たむ
よもぎおひて
あれたるやどを
うぐいすの
ひとくとなくや
たれとかまたむ
В плющом заросшем
Ветхом доме моем
Соловей
Поет, что кто-то придет,
Но кого мне ждать?[480]
480. Танка приводится в Кокинсю, 19.
あらたまの
年の三とせを
まちわびて
ただこよひこそ
にひまくらすれ
あらたまの
としのみとせを
まちわびて
ただこよひこそ
にひまくらすれ
Сменяющихся лет —
уж целых три я жду,
и ждать тебя устала...
И только в ночь сегодня
я ложе новое делю...

さくら花
ちらはちらなむ
ちらすとて
ふるさと人の
きても見なくに
さくらはな
ちらはちらなむ
ちらすとて
ふるさとひとの
きてもみなくに
Вешней вишни цветы,
опадаете — так опадайте!
Тщетно медлить и ждать,
все равно не придут сельчане
любоваться вашей красою…

こよひこむ
人にはあはし
たなはたの
ひさしきほとに
まちもこそすれ
こよひこむ
ひとにはあはし
たなはたの
ひさしきほとに
まちもこそすれ
Коль не встретимся мы
в долгожданную ночь Танабата,
снова милого ждать
мне придется долгие луны —
целый год не будет свиданья…

ひとりのみ
なかむるよりは
女郎花
わかすむやとに
うゑて見ましを
ひとりのみ
なかむるよりは
をみなへし
わかすむやとに
うゑてみましを
О «девицы-цветы»!
Чем здесь одному любоваться,
лучше было бы мне
посадить вас в саду близ дома,
чтобы там наслаждаться красою…

うゑし時
花まちとほに
ありしきく
うつろふ秋に
あはむとや見し
うゑしとき
はなまちとほに
ありしきく
うつろふあきに
あはむとやみし
С той поры, как весной
посадил я тебя, хризантема,
долго ждать мне пришлось —
но не чаял тебя увидеть
в час осеннего увяданья…

すかるなく
秋のはきはら
あさたちて
旅行く人を
いつとかまたむ
すかるなく
あきのはきはら
あさたちて
たひゆくひとを
いつとかまたむ
Вечно буду я ждать
того, кто ушел на рассвете
в даль осенних полей,
где с жужжанием осы вьются
над цветами желтыми хаги…

かへる山
ありとはきけと
春霞
立別れなは
こひしかるへし
かへるやま
ありとはきけと
はるかすみ
たちわかれなは
こひしかるへし
Говорят, в тех краях
есть гора Возвращенья — Каэру…
Хоть обратный твой путь
и сокрыла вешняя дымка,
здесь тебя будут ждать с любовью…
(Гора Возвращенья) — гора в префектуре Фукуи.
今いくか
春しなけれは
うくひすも
ものはなかめて
思ふへらなり
いまいくか
はるしなけれは
うくひすも
ものはなかめて
おもふへらなり
Наслаждаться весной
нам, должно быть, недолго осталось —
и при виде цветов,
что роняет сегодня слива,
соловей исходит тоскою…

しきたへの
枕のしたに
海はあれと
人を見るめは
おひすそ有りける
しきたへの
まくらのしたに
うみはあれと
ひとをみるめは
おひすそありける
Море пролитых слез
затопило мое изголовье,
но, как в этих волнах
не родятся травы морские,
так и мне тебя не дождаться…

夢ちには
あしもやすめす
かよへとも
うつつにひとめ
見しことはあらす
ゆめちには
あしもやすめす
かよへとも
うつつにひとめ
みしことはあらす
Я дорогою грез
вновь украдкой спешу на свиданье
в сновиденьях ночных —
но, увы, ни единой встречи
наяву не могу дождаться…
263. Может быть другой смысл: «но взоры людей (наяву) этого не видят».
月夜よし
よよしと人に
つけやらは
こてふににたり
またすしもあらす
つきよよし
よよしとひとに
つけやらは
こてふににたり
またすしもあらす
Так прекрасна луна
этой ночью в небе осеннем —
ах, доколе же ждать?
Поскорее пошлю за милым,
чтоб пришел луной любоваться!..
269. Аллюзия на танка из антологии «Манъёсю» № 1011.
わすれなむ
我をうらむな
郭公
人の秋には
あはむともせす
わすれなむ
われをうらむな
ほとときす
ひとのあきには
あはむともせす
Позабуду тебя,
но не огорчайся, мой милый, —
для чего же в горах
ждать кукушке осенней стужи?
Так и я не жду пресыщенья…

うゑていにし
秋田かるまて
見えこねは
けさはつかりの
ねにそなきぬる
うゑていにし
あきたかるまて
みえこねは
けさはつかりの
ねにそなきぬる
Посадил — и ушел
до осени ждать урожая
от ростков той любви.
По утрам я горестно вторю
перекличке гусей прощальной…

おもへとも
猶うとまれぬ
春霞
かからぬ山も
あらしとおもへは
おもへとも
なほうとまれぬ
はるかすみ
かからぬやまも
あらしとおもへは
Я в разлуке томлюсь,
но встречи, увы, не дождаться —
ведь повсюду в горах,
от вершины и до вершины,
расползлась весенняя дымка…

今来むと
いひしばかりに
長月の
有明の月を
待ち出でつるかな
いまこむと
いひしばかりに
ながつきの
ありあけのつきを
まちいでつるかな
Ты сказала: «Приду»,
И с тех пор все долгие ночи
На исходе Долгой луны
Я ждал... Луна восходила
И гостила до белого света.
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 691 («Песни любви», книга четвертая).
今こむと
いひしはかりに
長月の
ありあけの月を
まちいてつるかな
いまこむと
いひしはかりに
なかつきの
ありあけのつきを
まちいてつるかな
Обещал мне: «Приду!» —
Увы, прождала я напрасно
до рассветной зари,
предаваясь печальным думам
под осенней полной луною…
268. Пора любования осенней луной — Нагацуки «Долгий месяц», 9-й лунный месяц. Стихотворение написано от лица женщины.

Взято в антологию Огура хякунин иссю, 21.
君こすは
ねやへもいらし
こ紫
わかもとゆひに
しもはおくとも
きみこすは
ねやへもいらし
こむらさき
わかもとゆひに
しもはおくとも
Все равно без тебя
я в спальню одна не отправлюсь —
и пускай до утра
ленту пурпурную в прическе
серебрит под луною иней…

宮木のの
もとあらのこはき
つゆをおもみ
風をまつこと
きみをこそまて
みやきのの
もとあらのこはき
つゆをおもみ
かせをまつこと
きみをこそまて
Ожидаю тебя —
как хаги с листвою поникшей
в каплях светлой росы
на осеннем лугу Мияги
ожидают порыва ветра…
270. Луг Мияги, восточная часть г. Сэндай в префектуре Миясиро, славился красотой цветения хаги.
暁の
しきのはねかき
ももはかき
君かこぬ夜は
我そかすかく
あかつきの
しきのはねかき
ももはかき
きみかこぬよは
われそかすかく
Не пришел ты в ту ночь —
я слушала, как на рассвете
птицы крыльями бьют,
и напрасно часы считала,
занося на бумагу числа…

忘草
たねとらましを
逢ふ事の
いとかくかたき
物としりせは
わすれくさ
たねとらましを
あふことの
いとかくかたき
ものとしりせは
Если б ведала я,
сколь тяжки любовные муки, —
не ждала бы тебя,
а уж лучше бы запасалась
семенами «травы забвенья»…
289. «Трава забвения» — вид полевой лилии Hemerocallis aurontiaca.
わかやとは
道もなきまて
あれにけり
つれなき人を
まつとせしまに
わかやとは
みちもなきまて
あれにけり
つれなきひとを
まつとせしまに
Уж травой заросла
тропинка к той хижине горной,
где живу я одна,
ожидая, когда же снова
бессердечный ко мне заглянет…
290. Написано от лица женщины.
今こむと
いひてわかれし
朝より
思ひくらしの
ねをのみそなく
いまこむと
いひてわかれし
あしたより
おもひくらしの
ねをのみそなく
Поутру он сказал,
что скоро увидимся снова, —
с того самого дня
я живу лишь одной надеждой
и с цикадами вместе плачу…
291. Написано от лица женщины.

Включено в Сюисю, 370 за авторством Тадаминэ
こめやとは
思ふものから
ひくらしの
なくゆふくれは
たちまたれつつ
こめやとは
おもふものから
ひくらしの
なくゆふくれは
たちまたれつつ
«Вдруг сегодня придет?» —
так думаю я вечерами
и встречать выхожу —
всюду, всюду звенят во мраке,
безутешно плачут цикады…

いまはこしと
思ふものから
忘れつつ
またるる事の
またもやまぬか
いまはこしと
おもふものから
わすれつつ
またるることの
またもやまぬか
«Он уже не придет», —
себе говорю я — и снова,
обо всем позабыв,
ночь за ночью, уснуть не в силах,
ожидаю его прихода…

月よには
こぬ人またる
かきくもり
雨もふらなむ
わひつつもねむ
つきよには
こぬひとまたる
かきくもり
あめもふらなむ
わひつつもねむ
В эту лунную ночь
снова милого жду без надежды —
зная, что не придет.
Может быть, в дождливую пору
я б уснула, о нем тоскуя…

こぬ人を
まつゆふくれの
秋風は
いかにふけはか
わひしかるらむ
こぬひとを
まつゆふくれの
あきかせは
いかにふけはか
わひしかるらむ
О, какой же тоской
сквозит этот ветер осенний!
В опустившейся мгле
без надежды, с горечью в сердце
жду его, как всегда, напрасно…

住の江の
松ほとひさに
なりぬれは
あしたつのねに
なかぬ日はなし
すみのえの
まつほとひさに
なりぬれは
あしたつのねに
なかぬひはなし
О, как долго я жду,
подобно сосне в Суминоэ!
Не проходит и дня,
чтобы в голос я не рыдала
журавлем в тростниках прибрежных…

おきつ浪
たかしのはまの
浜松の
名にこそ君を
まちわたりつれ
おきつなみ
たかしのはまの
はままつの
なにこそきみを
まちわたりつれ
Катит волны прибой
к утесам в заливе Такаси —
сосны на берегу
знают, что твоего приезда
с нетерпеньем я ожидаю…
Добавлено в Сюисю, 1240
人にあはむ
月のなきには
思ひおきて
むねはしり火に
心やけをり
ひとにあはむ
つきのなきには
おもひおきて
むねはしりひに
こころやけをり
Он опять не пришел —
и ночью тоскливой, безлунной
я не в силах заснуть,
а в груди на костре желаний
вновь горит — не сгорает сердце…

聞きてしも
なほぞ寝られぬ
ほととぎす
待ちし夜ごろの
心ならひに
ききてしも
なほぞねられぬ
ほととぎす
まちしよごろの
こころならひに
Кукушка,
Я внимал тебе
И нет теперь покоя сердцу:
Боюсь, уже не хватит сил
Все ночи ждать тебя и слушать!

二声と
聞かずは出でじ
ほととぎす
幾夜明かしの
とまりなりとも
ふたこゑと
きかずはいでじ
ほととぎす
いくよあかしの
とまりなりとも
Пока не запоёшь ты снова,
О кукушка,
Не выйдет в море мой корабль.
В бухте Акаси до рассвета
Готов я ждать.
* Акаси — омонимическая метафора: название известной бухты в префектуре Хёго ассоциируется с омонимом, имеющим значение — «рассвет».
聞かずとも
ここをせにせむ
ほととぎす
山田の原の
杉のむらだち
きかずとも
ここをせにせむ
ほととぎす
やまだのはらの
すぎのむらだち
Ты голоса не подаёшь,
Кукушка,
Но — буду ждать
Здесь, на полях Ямада,
В роще криптомерий.
* Поля Ямада — территория г. Исэ в префектуре Миэ. Роща криптомерии — находится возле внешнего храма Исэ.
あしびきの
山のあなたに
住む人は
待たでや秋の
月を見るらむ
あしびきの
やまのあなたに
すむひとは
またでやあきの
つきをみるらむ
Живущим за горами,
Простершимися вдаль,
Наверное, и ждать не надо,
Когда на небе
Взойдёт луна.
* Луна, выплывающая из-за гор или скрывающаяся за горной кручей, — постоянный образ.
* Поэт использует в качестве прототипа песню неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Разные песни»):
Как долго не восходит нынче
Луна!
Знать, неохотно
Отпускают её те,
Что за горой живут!

山の端に
雲のよこぎる
宵のまは
出でても月ぞ
なほ待たれける
やまのはに
くものよこぎる
よひのまは
いでてもつきぞ
なほまたれける
Над гребнем гор
Грядою протянулись облака.
Луна взошла,
Однако сколько ждать,
Покуда выглянет она из облаков?

とふ人も
あらし吹きそふ
秋は来て
木の葉にうづむ
宿の道芝
とふひとも
あらしふきそふ
あきはきて
このはにうづむ
やどのみちしば
Осень пришла,
С холодными, свирепыми ветрами,
И листья палые засыпали тропу, —
Теперь уж некого, наверное,
Мне ждать.
* Автор обыгрывает слова-омофоны: араси — «буря, свирепый ветер» ассоциируется с арадзи — «некого».
* Просматривается намёк на танка неизвестного автора из «Песен осени» антологии «Сюисю»:
Теперь едва ли кто-то навестит...
Холодный сильный ветер дует,
И на сосне тоскливо
Звенят цикады, —
Будто ждут кого-то...

相生の
小塩の山の
小松原
いまより千代の
かげを待たなむ
あひおひの
をしほのやまの
こまつはら
いまよりちよの
かげをまたなむ
С надеждой будем ждать отныне,
Как сосны с Осио-горы,
Юные сверстники твои,
Густую сень свою раскинут
На многие века.
* Сложена, когда император Горэйдзэй был ещё мальчиком и другой ребёнок поднёс ему сосновую «ветку Зайца». На Новый год, в первый день Зайца, государю было принято подносить ветку сосны, сливы или персика длиной в 5 сяку и 3 суна (примерно 1,5 м и 10 см), обмотанную пятью нитями разных цветов. Считалось, что это предохранит от бед и недугов.

* Под юными соснами подразумеваются сверстники государя, густая сень — покровительство государя.

* Гора Осио находится в Охара, район Укё префектуры Киото.
あらたまの
年にまかせて
見るよりは
我こそ越えめ
逢坂の関
あらたまの
としにまかせて
みるよりは
われこそこえめ
あふさかのせき
Чем ждать, покуда новый год,
Сменив год старый,
Перейдет «Заставу встреч»,
Уж лучше сам я
Перейду её.

雨こそは
たのまばもらめ
たのまずは
思はぬ人と
見てをやみなむ
あめこそは
たのまばもらめ
たのまずは
おもはぬひとと
みてをやみなむ
Когда с надеждой
Ждешь дождя,
Он, может, и прольется,
А если не надеяться,
То нечего и ждать!

またも来む
秋をたのむの
雁だにも
鳴きてぞ帰る
春のあけぼの
またもこむ
あきをたのむの
かりだにも
なきてぞかへる
はるのあけぼの
Расстаться настало время,
Но буду ждать тебя, как ждут гусей,
Что, улетая осенью,
Вновь возвратятся
На весеннем рассвете.

あぢきなく
つらきあらしの
声もうし
など夕暮れに
待ちならひけむ
あぢきなく
つらきあらしの
こゑもうし
などゆふぐれに
まちならひけむ
Печально и тоскливо
Прислушиваться вечерами
К вою ветра.
О, почему в такое время
Привыкли мы любимых ждать?

恨みわび
待たじいまはの
身なれども
思ひなれにし
夕暮れの空
うらみわび
またじいまはの
みなれども
おもひなれにし
ゆふぐれのそら
Страдаю, вспоминая с укоризной
Слова твои,
И кажется порой, что уж отвыкла ждать,
И снова жду, глазами провожая облака
В вечернем небе.

思ひかね
うちぬるよゐも
ありなまし
吹きだにすさべ
庭の松風
おもひかね
うちぬるよゐも
ありなまし
ふきだにすさべ
にはのまつかぜ
Не в силах больше ждать,
Я прилегла.
О, если бы немного стихли
Эти стоны ветра в соснах,
Что слышатся из сада!

ながめよと
思はでしもや
帰るらむ
月まつ波の
海人の釣舟
ながめよと
おもはでしもや
かへるらむ
つきまつなみの
あまのつりぶね
Качаясь на волнах,
Рыбацкие челны спешат с уловом.
Ах, неужели же не будут ждать,
Как я,
Рассветную луну?

数ならで
世に住の江の
みをつくし
いつを待つとも
なき身なりけり
かずならで
よにすみのえの
みをつくし
いつをまつとも
なきみなりけり
Не знатен я и одинок,
Словно маяк в заливе Суминоэ.
Страдаю, на щадя себя,
На что мне уповать,
И ждать — чего?

逢ふことを
いづくにとてか
契るべき
憂き身のゆかむ
方を知らねば
あふことを
いづくにとてか
ちぎるべき
うきみのゆかむ
かたをしらねば
Где же встречу тебя,
Милосердный Будда?
Ведь не знаю,
В каких кругах ада
Еще предстоит мне блуждать.

吾以後
所生人
如我
戀為道
相与勿湯目
われゆのち
うまれむひとは
あがごとく
こひするみちに
あひこすなゆめ
Люди, что будете в мире рождаться
После меня,
Не вступайте на путь,
Где тоскуют и любят,
Как я…

烏玉
是夜莫明
朱引
朝行公
待苦
ぬばたまの
このよなあけそ
あからひく
あさゆくきみを
またばくるしも
Эта ночь, что черна,
Словно черные ягоды тута,
О, пускай никогда не проходит она!
Так мучительно ждать будет завтра тебя,
Кто меня покидает зардевшимся утром.
* Песня типа альбы. Такие песни неоднократно встречаются в М. среди песен любви и разлуки.
朝茅原
小野印
<空>事
何在云
公待
あさぢはら
をのにしめゆふ
むなことを
いかなりといひて
きみをしまたむ
Ах, равнина с мелкою травою…
В поле знак запрета завяжу,
Что бы мне придумать,
Что сказать бы людям?
Чтоб тебя, любимый, я бы ждать могла?
* Знак запрета — священная веревка из рисовой соломы, которую вешают на полях для указания личной принадлежности и запрета для посторонних. Этот образ часто встречается в песнях любви, где служит символом сговора, обещания, принадлежности любимому и т. п. (см. п. 530).
君不来者
形見為等
我二人
殖松木
君乎待出牟
きみこずは
かたみにせむと
わがふたり
うゑしまつのき
きみをまちいでむ
О, если бы ты не пришел сюда,
То все равно зеленая сосна,
Которую вдвоем с тобой сажали,
Чтоб памятью служила нам она,
Тебя дождаться, милый мой, должна.
* В песне отражен обычай сажать вместе деревья на память о любви; иногда, сажая эти деревья, загадывали о счастье, о будущей встрече.
* “Мацу” — по-японски “сосна” и “ждать”, отсюда в песне внутренняя непередаваемая игра слов.
夕去
床重不去
黄楊枕
<何>然汝
主待固
ゆふされば
とこのへさらぬ
つげまくら
なにしかなれが
ぬしまちかたき
Изголовие из дерева цугэ,
Лишь придет вечерняя пора,
Ты все время неотступно ждешь на ложе,
Отчего же ты дождаться все не можешь,
Чтоб хозяин твой пришел сюда?
* Песня, обращенная к изголовью, передает упрек покинувшему возлюбленному.
* “Изголовие из дерева цугэ…” — в старину вместо подушек употреблялись деревянные подставки под голову, в верхней своей части покрытые шелком. Дерево цугэ — см. п. 2500.
獨寝等
ゆ朽目八方
綾席
緒尓成及
君乎之将待
ひとりぬと
こもくちめやも
あやむしろ
をになるまでに
きみをしまたむ
Когда я буду спать теперь одна,
Циновка нижняя не сносится моя.
Я буду ждать тебя все время, милый,
Пока не сносится до нитей у меня
Циновка верхняя в узорах разноцветных!

相見者
千歳八去流
否乎鴨
我哉然念
待公難尓
あひみては
ちとせやいぬる
いなをかも
われやしかおもふ
きみまちかてに
С той поры как виделись мы,
Словно тысячи лет прошли,
Или, может быть, нет?
Может, думаю так я одна,
Не в силах тебя больше ждать?

如是谷裳
吾者戀南
玉梓之
君之使乎
待也金手武
かくだにも
あれはこひなむ
たまづさの
きみがつかひを
まちやかねてむ
Верно, так же, как нынче, всегда
Буду горькой тоске предаваться,
С веткой яшмовой
Твоего гонца
Мне, наверное, не дождаться…
* “С веткой яшмовой твоего гонца мне, наверное, не дождаться…” — В старицу к ветке дерева “адзуса” привязывали яшму и посылали с гонцом в знак привета или с особым известием, иногда посылали подарок, к которому прилагалась песня.
石根踏
夜道不行
念跡
妹依者
忍金津毛
いはねふみ
よみちはゆかじ
とおもへれど
いもによりては
しのびかねつも
Я думал, что шагать по скалам
В пути ночном я силы не найду,
Но вот, любимая,
Тобою покоренный,
Я больше не могу терпеть и ждать!

夕卜尓毛
占尓毛告有
今夜谷
不来君乎
何時将待
ゆふけにも
うらにものれる
こよひだに
きまさぬきみを
いつとかまたむ
О, даже в эту ночь,
О чем вещало гаданье у дорог, гаданье над костром,
Ты не пришел.
Когда ж еще потом
Мне ждать прихода твоего, любимый?
* Гадание ночью у перекрестка дорог — см. п. 2506; гадание на костях — имеется в виду гадание на лопатке оленя, которую жгут на огне (см. п. 3374).
吾背子之
使乎待跡
笠毛不著
出乍其見之
雨落久尓
わがせこが
つかひをまつと
かさもきず
いでつつぞみし
あめのふらくに
Сказав, что буду ждать
От милого гонца,
Я, даже шляпы не надев,
Из дома вышла,
Хотя на землю лил поток дождя.

朝露之
消安吾身
雖老
又若反
君乎思将待
あさつゆの
けやすきあがみ
おいぬとも
またをちかへり
きみをしまたむ
Пусть с годами на земле стареют люди,
Что, подобно утренней росе,
Исчезать легко способны на земле,
Но опять верну я молодость себе
И тебя, любимый, ждать я буду!
* Считается, что сравнение человеческой жизни с росой навеяно буддийскими учениями о бренности земного существования. Этот образ получил широкое хождение в позднейшей классической поэзии Х—XIII вв.
淺茅原
苅標刺而
空事文
所縁之君之
辞鴛鴦将待
あさぢはら
かりしめさして
むなことも
よそりしきみが
ことをしまたむ
На равнине с мелкою травою
Знак запрета лишь на время завязать
Хоть пустое дело,—
Буду ждать я вести
От тебя, с кем попусту свела меня молва.
* Знак запрета (см. п. 2466).
吾屋戸之
穂蓼古幹
採生之
實成左右二
君乎志将待
わがやどの
ほたでふるから
つみおほし
みになるまでに
きみをしまたむ
Соберу плоды со старых я тадэ,
Колосящихся у дома моего,
И посею снова семена.
До тех пор пока не вызреют плоды,
Буду ждать тебя, любимый мой!
* Тадэ — собирательное название растений семейств гречишных, с продолговатыми листьями и похожими на колос цветами. Различаются инутадэ (Polygonum Posumbu) и янаги-тадэ (Polygonum flaccidum).
道邊乃
五柴原能
何時毛々々々
人之将縦
言乎思将待
みちのへの
いつしばはらの
いつもいつも
ひとのゆるさむ
ことをしまたむ
У обочины дорог
На полях густа, густа трава,
Ах, всегда, всегда
Буду ждать я только одного:
Твоего согласья на любовь.

如是谷裳
妹乎待南
左夜深而
出来月之
傾二手荷
かくだにも
いもをまちなむ
さよふけて
いでこしつきの
かたぶくまでに
Пусть будет так, но все равно
Любимую свою я буду ждать
До той поры, пока сойдет на землю ночь
И месяц, что взойдет,
Опустится опять…

我背子之
将来跡語之
夜者過去
思咲八更々
思許理来目八面
わがせこが
こむとかたりし
よはすぎぬ
しゑやさらさら
しこりこめやも
Любимый мой
Сказал, что он придет,
И ночь прошла в напрасном ожиданье…
Ну, что ж, теперь уже не стоит ждать,—
И по ошибке не придет он на свиданье!

足引之
山<呼>木高三
暮月乎
何時君乎
待之苦沙
あしひきの
やまをこだかみ
ゆふつきを
いつかときみを
まつがくるしさ
Тяжко ждать тебя, любимый мой,
С постоянной думой “О, когда же?” —
Как луну, что медлит выйти на простор
Из-за дальних распростертых гор,
Где деревья поднялись высоко.

露霜乃
消安我身
雖老
又若反
君乎思将待
つゆしもの
けやすきあがみ
おいぬとも
またをちかへり
きみをしまたむ
Пусть на земле стареют люди,
Что бренны,
Словно иней иль роса,
Но молодость ко мне вернется снова,
Тебя, любимый, буду ждать!

海若之
奥津玉藻乃
靡将寐
早来座君
待者苦毛
わたつみの
おきつたまもの
なびきねむ
はやきませきみ
またばくるしも
Словно жемчуг-водоросли возле берегов,
Что принадлежат владыке вод,
Мы, склонившись, будем спать с тобой,
Приходи скорей, любимый мой,
Тяжко, если нужно долго ждать!

紫者
灰指物曽
海石榴市之
八十街尓
相兒哉誰
むらさきは
はひさすものぞ
つばいちの
やそのちまたに
あへるこやたれ
Цвет лиловый получают, подмешав
В краску пепел от растения цуба...
В Цубаити
На скрещении дорог
Дева, что я встретил, — кто она?
* В песне упоминается о древнем обычае окрашивания: чтобы получить лиловый цвет, жгли растение цубаки (или цуба) и пепел подмешивали к краске, получаемой от мурасаки (см. п. 3099).
* Здесь первые две строки являются “дзё” — “введением” к основному содержанию песни. Связью служит название местности Цубаити, в состав которого входит слово “цуба”, по-видимому, здесь в большом количестве росли цуба, которыми пользовались для окраски, это и определило зачин песни.
不相
然将有
玉<梓>之
使乎谷毛
待八金<手>六
あはなくは
しかもありなむ
たまづさの
つかひをだにも
まちやかねてむ
Больше не встречаешься со мной,
Верно, есть причина для того.
Даже с веткой яшмовой гонца,
Что принес бы от тебя привет,
Видно, не дождаться мне теперь…
* Гонец с яшмовой веткой — см. п. 2548.
陰夜之
田時毛不知
山越而
徃座君者
何時将待
くもりよの
たどきもしらぬ
やまこえて
いますきみをば
いつとかまたむ
Ах, тебя, что переходишь горы,
Где, как в ночь туманную,
Не найдёшь пути,
Где неведомо, каким путём идти,
Буду ждать, когда бы ни пришёл ты, милый!
* Песня жены, оставшейся дома.
磐城山
直越来益
礒埼
許奴美乃濱尓
吾立将待
いはきやま
ただこえきませ
いそさきの
こぬみのはまに
われたちまたむ
Прямиком, минуя гору Иваки,
Приходи, прошу тебя, сюда,
Выйдя на берег
В Кануми, в Исодзаки,
Буду я стоять и ждать тебя!
* Песня жены, оставшейся дома.
* п. 3198 Песня провинции Харима.
玉葛
無<恙>行核
山菅乃
思乱而
戀乍将待
たまかづら
さきくいまさね
やますげの
おもひみだれて
こひつつまたむ
Венок священный риса — к счастью.
Счастливым будь в своем пути!
Как лилии в горах —
Полны смятенья думы,
Тоскуя и любя, тебя я буду ждать!

久堅之
王都乎置而
草枕
羈徃君乎
何時可将待
ひさかたの
みやこをおきて
くさまくら
たびゆくきみを
いつとかまたむ
Вечную, как небеса,
Ты столицу покидал,
Уходя в далекий путь,
Где подушкой на земле служит страннику трава.
И теперь тебя, скажи, до какой поры мне ждать?

荒玉之
年者来去而
玉梓之
使之不来者
霞立
長春日乎
天地丹
思足椅
帶乳根笶
母之養蚕之
眉隠
氣衝渡
吾戀
心中<少>
人丹言
物西不有者
松根
松事遠
天傳
日之闇者
白木綿之
吾衣袖裳
通手沾沼
あらたまの
としはきゆきて
たまづさの
つかひのこねば
かすみたつ
ながきはるひを
あめつちに
おもひたらはし
たらちねの
ははがかふこの
まよごもり
いきづきわたり
あがこふる
こころのうちを
ひとにいふ
ものにしあらねば
まつがねの
まつこととほみ
あまつたふ
ひのくれぬれば
しろたへの
わがころもでも
とほりてぬれぬ
Новояшмовый
Пройдет
И опять наступит год.
С веткой яшмовой гонец
Не приходит от тебя,
И поэтому теперь,
В долгий, долгий день весны,
В день, когда встает туман,
Небо и земля
Наполняются тоской.
И вздыхаю вечно я,
Скрытая от всех,
Будто в коконе живу,
Словно куколка червя,
Шелковичного червя,
Что вскормившая меня
Выкормила мать моя.
То, что в сердце у меня,
Где любовь моя живет,
Не приходится теперь
Высказать тебе.
Из корней сосны — сосна
Вырастет.
Зовут сосну “мацу”
“Мацу” значит “ждать”.
Ждать придется долго мне.
По небу плывущее
Солнце клонится к земле,
Белотканые мои
Рукава
Влажны от слез…
* Песня женщины в разлуке с любимым человеком. “С веткой яшмовой гонец” — см. комм. к п. 2548. Концовка совпадает с концовкой песни Хитомаро в кн. II, поэтому есть предположение, что это произведение Хитомаро (К. Мор.). Однако возможно, что это народная песня, обработанная им.
<妾>背兒者
雖待来不益
天原
振左氣見者
黒玉之
夜毛深去来
左夜深而
荒風乃吹者
立<待留>
吾袖尓
零雪者
凍渡奴
今更
公来座哉
左奈葛
後毛相得
名草武類
心乎持而
<二>袖持
床打拂
卯管庭
君尓波不相
夢谷
相跡所見社
天之足夜<乎>
わがせこは
まてどきまさず
あまのはら
ふりさけみれば
ぬばたまの
よもふけにけり
さよふけて
あらしのふけば
たちまてる
わがころもでに
ふるゆきは
こほりわたりぬ
いまさらに
きみきまさめや
さなかづら
のちもあはむと
なぐさむる
こころをもちて
まそでもち
とこうちはらひ
うつつには
きみにはあはず
いめにだに
あふとみえこそ
あめのたりよを
Жду тебя, любимый мой!
Не приходишь ты!
На небесную равнину
Поглядела я,
Ягод тутовых черней
Ночь спустилась к нам,
Ночь спустилась, и, когда
Буря началась,
Вышла я и стала ждать,
И на мой рукав
Выпал снег и вновь застыл,
Превратившись в лед.
Неужели и теперь
Не придешь ко мне?
Значит, встретимся потом.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам!
Утешаю я себя,
Горе затаив,
Очищаю рукавом
Ложе бедное мое.
О, покуда наяву
Я не встретилась с тобой,
Хоть во сне явись ко мне! —
Ночью у небес молю…
* Песня женщины, ожидающей возлюбленного, похожа на любовное заклинание, в котором просят, чтобы любимый явился во сне.
吾背子者
待跡不来
鴈音<文>
動而寒
烏玉乃
宵文深去来
左夜深跡
阿下乃吹者
立待尓
吾衣袖尓
置霜<文>
氷丹左叡渡
落雪母
凍渡奴
今更
君来目八
左奈葛
後<文>将會常
大舟乃
思憑迹
現庭
君者不相
夢谷
相所見欲
天之足夜尓
わがせこは
まてどきまさず
かりがねも
とよみてさむし
ぬばたまの
よもふけにけり
さよふくと
あらしのふけば
たちまつに
わがころもでに
おくしもも
ひにさえわたり
ふるゆきも
こほりわたりぬ
いまさらに
きみきまさめや
さなかづら
のちもあはむと
おほぶねの
おもひたのめど
うつつには
きみにはあはず
いめにだに
あふとみえこそ
あめのたりよに
Жду тебя, любимый мой.
Не приходишь ты,
Гуси дикие кричат.
Холодно от криков их.
Ягод тутовых черней
Ночь спустилась к нам,
Ночь спустилась, и, когда
Буря началась,
Вышла я и стала ждать,
И на мой рукав
Выпал иней и застыл,
Превратившись в лед.
Снег упал и льдом замерз,
Неужели и теперь
Не придешь ко мне?
Значит, встретимся потом.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам!
Как большому кораблю,
Доверяю я тебе,
Но покуда наяву
Я не встретилась с тобой,
Хоть во сне явись ко мне.—
Ночью у небес молю…
* Вариант п. 3280.
信濃奈流
須我能安良能尓
保登等藝須
奈久許恵伎氣<婆>
登伎須疑尓家里
しなぬなる
すがのあらのに
ほととぎす
なくこゑきけば
ときすぎにけり
В Синану, в Суга,
Средь заброшенных полей
Вон кукушка вдалеке,
Слышу, стала куковать…
Значит, нечего мне ждать!
* Толкуется как песня жены, ожидающей возвращения мужа (или девушки, ожидающей возвращения любимого). Кукушка, являясь синонимом лета, указывает, что лето наступило и обещанный срок возвращения миновал (токи сугиникэри). Кукушка (хототогису) — постоянный образ песни лета, символ разлуки, печали. ОС правильно указывает на глубокую связь между полевыми, земледельческими работами и птицами, которой древние земледельцы уделяли особое внимание. Пение определенной птицы ассоциировалось у них с определенным сроком полевых работ.
* И в этой песне первоначальный смысл был связан, возможно, не с мотивом ожидания возлюбленного и сроками свидания, а указывал на окончание срока определенных полевых работ. Кстати, кукушка, хотя и является синонимом лета, в песнях фигурирует как птица, поющая в пятом месяце (по лунному календарю), в начале которого обычно происходит посадка риса. Возможно, что поэтому первоначальный смысл песни был в том, что раз запела; кукушка, то время посадки уже прошло, т. е. срок этой работы миновал. А так как земледельческие работы сопровождались особыми обрядами, хороводами, брачными играми и весенние работы были временем любовных встреч, то впоследствии, естественно, произошло переосмысление последней строки: кончен срок работ, т. е. кончен и срок хороводов и встреч, значит, нечего ждать встречи с тобой.
可美都氣野
左野乃九久多知
乎里波夜志
安礼波麻多牟恵
許登之許受登母
かみつけの
さののくくたち
をりはやし
あれはまたむゑ
ことしこずとも
В Кодзукэ-стране в Сану
Овощей я соберу,
Буду их солить.
И тебя все время буду ждать,
Даже пусть и этот год ты не придешь!..
* Рассматривается как песня жены, ожидающей возвращения мужа. В песне говорится об особом способе приготовления пищи, когда срезают молодые овощи, затем мелко нарезают их и засаливают (ТЯ).
多伎木許流
可麻久良夜麻能
許太流木乎
麻都等奈我伊波婆
古非都追夜安良牟
たきぎこる
かまくらやまの
こだるきを
まつとながいはば
こひつつやあらむ
Серп, что режет на дрова
Ветки на горах Камакура,
Старые деревья ждёт.
Если скажешь: “Буду ждать тебя”,—
Буду жить, любя одну тебя!
* Предполагается, что это песня юноши, отправляющегося в путь в качестве пограничного стража (сакамори) и жалеющего о разлуке с милой. Перевод концовки сделан по ТЯ. В тексте комментария приводится близкая по содержанию песня из “Кокинсю”. О пограничных стражах см. комм. к п. 4321.
古非思家婆
伎麻世和我勢古
可伎都楊疑
宇礼都美可良思
和礼多知麻多牟
こひしけば
きませわがせこ
かきつやぎ
うれつみからし
われたちまたむ
Коли сердцем ты со мной,
Приходи, любимый мой!
Там, где ивы у плетня,
Буду ветки я срывать, они завянут,
Я же буду все стоять и ждать тебя!
* Песня девушки, ожидающей своего возлюбленного. Распевалась, по-видимому, женской стороной хора. Поведение девушки толкуется по-разному. Некоторые комментаторы (ОС) считают, что девушка рвет верхушки деревьев, чтобы ветки не мешали ей видеть, когда придет милый. Другие считают, что это привычное движение руки, когда мнут что-либо в руках в ожидании кого-либо, так называемая “забава для рук” (тэсусаби). Есть также мнение (ТЯ), что девушка просто хочет сказать милому, пусть сорванные ею ветви завянут, но она все равно будет его ждать. Это толкование нам представляется более правильным, потому что сходная по мотиву песня из кн. XI (раздел анонимной поэзии) толкуется именно таким образом. Упоминание об иве заставляет думать о связи с весенними хороводами, так как из веток ивы плели венки, которые надевали на голову во время хороводов. И, возможно, девушка срывает ветки ивы для венка и обещает долго ждать.
伊波保呂乃
蘇比能和可麻都
可藝里登也
伎美我伎麻左奴
宇良毛等奈久文
いはほろの
そひのわかまつ
かぎりとや
きみがきまさぬ
うらもとなくも
В Ивахо, где сосенка стоит,
Говорят, там дальних гор предел,
Не предел ли нынче ждать тебя?
Больше не приходишь ты ко мне,
И душе покоя не найти…
* ТЯ считает, что это песня женщины, ожидающей возлюбленного и сетующей на него. Полагаем, что все песни этого цикла — это песни хороводов, где выступают женская и мужская стороны. Возможно, следующая песня (3496) является ответной песней мужской стороны.
多久夫須麻
新羅邊伊麻須
伎美我目乎
家布可安須可登
伊波比弖麻多牟
たくぶすま
しらきへいます
きみがめを
けふかあすかと
いはひてまたむ
О встрече с тобою,
Кто ныне в Сираги,
Где белые ткут одеяла в домах,
Я буду молиться и ждать тебя буду
И думать: “Не нынче ль, не завтра ль придешь?”

多良思比賣
御舶波弖家牟
松浦乃宇美
伊母我麻都<倍>伎
月者倍尓都々
たらしひめ
みふねはてけむ
まつらのうみ
いもがまつべき
つきはへにつつ
На море в Мацура,
Где, кажется, стоял
Корабль принцессы Тарасихимэ,
Проходит день за днем желанный месяц,
Когда меня ты ждать должна была к себе…
[Неизвестный автор]
* Корабль принцессы Тарасихимэ — речь идет о полулегендарной императрице Дзингу (Дзинго), якобы совершавшей в свое время поход в Корею (см. п. 813).
多可思吉能
多麻毛奈<婢>可之
己<藝>R奈牟
君我美布祢乎
伊都等可麻多牟
たかしきの
たまもなびかし
こぎでなむ
きみがみふねを
いつとかまたむ
Твой корабль,
Что уходит из бухты Такасики ныне,
По дороге сгибая морские жемчужные травы,
Буду ждать я с одной лишь единственной мыслью
“О, когда он вернется сюда?”

毛美知婆波
伊麻波宇都呂布
和伎毛故我
麻多牟等伊比之
等伎能倍由氣婆
もみちばは
いまはうつろふ
わぎもこが
またむといひし
ときのへゆけば
Листья алые клёна теперь отцветают,
Скоро ими покроется всюду земля,
Вот и сроки проходят,
Которые ждать обещала,
Со мною прощаясь, дорогая моя…
[Неизвестный автор]
和我屋度能
麻都能葉見都々
安礼麻多無
波夜可反里麻世
古非之奈奴刀尓
わがやどの
まつのはみつつ
あれまたむ
はやかへりませ
こひしなぬとに
Не спуская взора с зелени сосны,
Что растет у дома моего,
Буду ждать тебя,
Скорей ко мне вернись,
О, пока не умерла я от тоски!
* “Не спуская взора с зелени сосны…” — игра слов: “мацу” — “сосна” и “ждать”. В этой фразе скрыт внутренний смысл, усиливающий третью строку: “буду ждать тебя”.
久佐麻久良
多妣尓之婆々々
可久能未也
伎美乎夜利都追
安我孤悲乎良牟
くさまくら
たびにしばしば
かくのみや
きみをやりつつ
あがこひをらむ
Ах, часто, часто ты уходишь в путь,
Где только травы служат изголовьем,
Ужели будет только так всегда —
Я буду провожать тебя
И, оставаясь, ждать с тоскою и любовью?

鴬能
奈久々良多尓々
宇知波米氐
夜氣波之奴等母
伎美乎之麻多武
うぐひすの
なくくらたにに
うちはめて
やけはしぬとも
きみをしまたむ
Пускай среди долин далеких,
Где пенья соловья не слышно никогда,
Я буду брошена в костер,
Умру сожженной,
Я все равно тебя не перестану ждать!

妹毛吾毛
許己呂波於夜自
多具敝礼登
伊夜奈都可之久
相見<婆>
登許波都波奈尓
情具之
眼具之毛奈之尓
波思家夜之
安我於久豆麻
大王能
美許登加之古美
阿之比奇能
夜麻古要奴由伎
安麻射加流
比奈乎左米尓等
別来之
曽乃日乃伎波美
荒璞能
登之由吉我敝利
春花<乃>
宇都呂布麻泥尓
相見祢婆
伊多母須敝奈美
之伎多倍能
蘇泥可敝之都追
宿夜於知受
伊米尓波見礼登
宇都追尓之
多太尓安良祢婆
孤悲之家口
知敝尓都母里奴
近<在>者
加敝利尓太仁母
宇知由吉氐
妹我多麻久良
佐之加倍氐
祢天蒙許万思乎
多麻保己乃
路波之騰保久
關左閇尓
敝奈里氐安礼許曽
与思恵夜之
餘志播安良武曽
霍公鳥
来鳴牟都奇尓
伊都之加母
波夜久奈里那牟
宇乃花能
尓保敝流山乎
余曽能未母
布里佐氣見都追
淡海路尓
伊由伎能里多知
青丹吉
奈良乃吾家尓
奴要鳥能
宇良奈氣之都追
思多戀尓
於毛比宇良夫礼
可度尓多知
由布氣刀比都追
吾乎麻都等
奈須良牟妹乎
安比氐早見牟
いももあれも
こころはおやじ
たぐへれど
いやなつかしく
あひみれば
とこはつはなに
こころぐし
めぐしもなしに
はしけやし
あがおくづま
おほきみの
みことかしこみ
あしひきの
やまこえぬゆき
あまざかる
ひなをさめにと
わかれこし
そのひのきはみ
あらたまの
としゆきがへり
はるはなの
うつろふまでに
あひみねば
いたもすべなみ
しきたへの
そでかへしつつ
ぬるよおちず
いめにはみれど
うつつにし
ただにあらねば
こひしけく
ちへにつもりぬ
ちかくあらば
かへりにだにも
うちゆきて
いもがたまくら
さしかへて
ねてもこましを
たまほこの
みちはしとほく
せきさへに
へなりてあれこそ
よしゑやし
よしはあらむぞ
ほととぎす
きなかむつきに
いつしかも
はやくなりなむ
うのはなの
にほへるやまを
よそのみも
ふりさけみつつ
あふみぢに
いゆきのりたち
あをによし
ならのわぎへに
ぬえどりの
うらなけしつつ
したごひに
おもひうらぶれ
かどにたち
ゆふけとひつつ
わをまつと
なすらむいもを
あひてはやみむ
И любимая, и я —
Сердцем мы едины с ней.
Хоть и рядом были мы,
Все сильней была любовь,
И когда смотрели мы
Друг на друга,
Каждый раз,
Словно первому цветку,
Умилялись мы душой,
Глядя в милые глаза.
Любоваться и любить
С ней не уставали мы.
Но с любимой нежно так
Милою моей женой
Я расстался, чтя приказ,
Тот приказ, что отдал мне
Наш великий государь.
Распростертых гор простор
Миновав и перейдя
Долы,
Я пришел сюда,
Чтоб отныне управлять
Темной и глухой страной,
Дальней, как небесный свод.
С той поры, как прибыл я
В это дальнее село,
Новояшмовый не раз
Год, сменяясь, уходил.
Отцвели уже цветы,
Рассцветавшие весной,
Но с любимой до сих пор
Не пришлось встречаться мне…
И от этого теперь
Нестерпима сердца боль…
Как мне быть, не знаю я…
Каждой ночью, как ложусь,
В изголовье я кладу
Белотканый свой рукав.
И нет ночи ни одной,
Чтоб не видел я во сне
Милую мою жену.
Наяву же мне никак
С ней не встретиться теперь.
И в тоске скопилась здесь
В тысячи слоев любовь.
Если б близко ты была,
Возвращаясь, каждый раз
Я бы мог зайти к тебе,
Изголовьем были б нам
Руки, что переплели б
Мы в объятиях с тобой,
И уснули б вместе мы…
Но, отмеченный копьем
Яшмовым,
Далек тот путь.
И заставами с тобой
Мы разлучены теперь…
Хорошо, пусть будет так,
Выход мы с тобой найдем!
О, когда же, пусть скорей
Наступает месяц май,
Чтоб кукушка, прилетев,
Песни начала здесь петь.
Глядя вдаль, на склоны гор,
Где начнут сверкать кругом,
Расцветя, унохана,
По дороге я пойду
К морю Оми
И домой
Поплыву к тебе скорей.
Дивна в зелени листвы
Нара,
В ней мой милый дом.
Птицей нуэдори там
Стонет милая жена
И, полна в душе тоски
И тревоги,
У ворот
Все стоит и ждет меня…
Спрашивая о судьбе,
Там гадает ввечеру…
И, не в силах больше ждать,
Возвращается домой…
Поспешу навстречу к ней,
На нее скорей взглянуть!
Ночь 20-го дня 3-й луны
* В 19-м г. Тэмпё (747) Якамоти собирался поехать в столицу в качестве представителя от провинции Эттю с документацией по налогам (дзэйтёси) и поэтому надеялся встретиться с женой.
* “В изголовье я кладу белотканый свой рукав” — в старину была примета: если положить вывернутый рукав в изголовье, приснится любимый человек.
* Море Оми — имеется в виду известное своей красотой оз. Бива в провинции Оми. В старину морем (уми) называли всякое большое водное пространство.
* “Птицей нуэдори…” — птица нуэдори обладала резким, громким голосом, напоминающим громкий стон, поэтому образ ее связан с горем и отчаянием.
* “Там гадает ввечеру” — речь идет об особом вечернем гадании (юкэ), когда идут на перекресток дорог и слушают разговоры прохожих, загадывая о своей судьбе.
和我夜度能
花橘乎
波奈其米尓
多麻尓曽安我奴久
麻多婆苦流之美
わがやどの
はなたちばなを
はなごめに
たまにぞあがぬく
またばくるしみ
Прекрасные цветы татибана
У дома моего,
Плодов не ожидая,
Как жемчуг дорогой, на нить я нанижу,—
Ведь ждать тебя в разлуке будет тяжко.

麻追我敝里
之比尓弖安礼可母
佐夜麻太乃
乎治我其日尓
母等米安波受家牟
まつがへり
しひにてあれかも
さやまだの
をぢがそのひに
もとめあはずけむ
“Будешь ждать — вернётся”,— сказаны слова.
Цвет свой не меняет никогда сосна,
Верно, олух наш Ямада- старичок
Сокола в тот день искал,
А вот поймать не смог.
* В песне использована народная поговорка: “Будешь ждать — вернется”.
毎時尓
伊夜目都良之久
八千種尓
草木花左伎
喧鳥乃
音毛更布
耳尓聞
眼尓視其等尓
宇知嘆
之奈要宇良夫礼
之努比都追
有争波之尓
許能久礼<能>
四月之立者
欲其母理尓
鳴霍公鳥
従古昔
可多<里>都藝都流
鴬之
宇都之真子可母
菖蒲
花橘乎
𡢳嬬良我
珠貫麻泥尓
赤根刺
晝波之賣良尓
安之比奇乃
八丘飛超
夜干玉<乃>
夜者須我良尓

月尓向而
徃還
喧等余牟礼杼
何如将飽足
ときごとに
いやめづらしく
やちくさに
くさきはなさき
なくとりの
こゑもかはらふ
みみにきき
めにみるごとに
うちなげき
しなえうらぶれ
しのひつつ
あらそふはしに
このくれの
うづきしたてば
よごもりに
なくほととぎす
いにしへゆ
かたりつぎつる
うぐひすの
うつしまこかも
あやめぐさ
はなたちばなを
をとめらが
たまぬくまでに
あかねさす
ひるはしめらに
あしひきの
やつをとびこえ
ぬばたまの
よるはすがらに
あかときの
つきにむかひて
ゆきがへり
なきとよむれど
なにかあきだらむ
Каждый новый срок в году
Удивительно хорош.
Травы разные цветут,
И деревья, и цветы.
И по-разному поют
Птицы певчие в садах.
Каждый раз, как слышу их,
Каждый раз, как вижу их,
В глубине души грущу,
И томлюсь, и сохну я,
Вспоминая каждый раз
О кукушке дорогой!
А пока тоскую я,
Приближается апрель,
И становится густа
На деревнях листва,
И кукушка там поет,
Прячась в темноте ночной.
С незапамятных времен,
Говорят, передают,
Будто правда, что она —
Соловьиное дитя!
До тех пор
Пока в саду
Девы юные, сорвав
Нежных ирисов цветы
И цветы татибана,
Не нанижут их на нить,
Словно жемчуг дорогой,
Милая кукушка та
Напролет весь долгий день
С ярко рдеющей зарей
Над вершинами летит
Ближних распростертых гор,
Ягод тутовых черней
Черной ночью напролет,
То летит она к луне
Предрассветной,
То опять возвращается назад.
И разносится в тиши
Кукование ее.
И пускай она поет,
Не устану слушать я,
Не устану никогда
Наслаждаться ею вновь!
20-й день [3-й луны]
立而居而
待登待可祢
伊泥氐来之
君尓於是相
挿頭都流波疑
たちてゐて
まてどまちかね
いでてこし
きみにここにあひ
かざしつるはぎ
В волненье я вставал, то я опять садился,
Все ждал тебя, но больше ждать не мог,
Пришел сюда
И встретился с тобою,
И хаги нас украсили венком!
* Якамоти в шутливой форме говорит о том, с каким нетерпением он ждал еще дома возвращения Хиронава (см. п. 4241).
四舶
早還来等
白香著
朕裳裙尓
鎮而将待
よつのふね
はやかへりこと
しらかつけ
わがものすそに
いはひてまたむ
Чтобы четыре корабля
Скорей к себе домой вернулись,
К подолу юбки прикреплю
Пеньку я белую, как белый волос,
И буду ждать с молитвою святой!
* В старину считалось, что в подоле женской одежды живет магическая сила. Речь идет о магическом акте, совершаемом для того, чтобы благополучно вернулись корабли.
立別
君我伊麻左婆
之奇嶋能
人者和礼自久
伊波比弖麻多牟
たちわかれ
きみがいまさば
しきしまの
ひとはわれじく
いはひてまたむ
Когда надолго распростившись с нами,
Отправишься ты в дальние края,
На островах, простертых в море, люди
С молитвой будут ждать тебя,
Как я.

天皇乃
等保能朝<廷>等
之良奴日
筑紫國波
安多麻毛流
於佐倍乃城曽等
聞食
四方國尓波
比等佐波尓
美知弖波安礼杼
登利我奈久
安豆麻乎能故波
伊田牟可比
加敝里見世受弖
伊佐美多流
多家吉軍卒等
祢疑多麻比
麻氣乃麻尓々々
多良知祢乃
波々我目可礼弖
若草能
都麻乎母麻可受
安良多麻能
月日餘美都々
安之我知流
難波能美津尓
大船尓
末加伊之自奴伎
安佐奈藝尓
可故等登能倍
由布思保尓
可知比伎乎里
安騰母比弖
許藝由久伎美波
奈美乃間乎
伊由伎佐具久美
麻佐吉久母
波夜久伊多里弖
大王乃
美許等能麻尓末
麻須良男乃
許己呂乎母知弖
安里米具<理>
事之乎波良<婆>
都々麻波受
可敝理伎麻勢登
伊波比倍乎
等許敝尓須恵弖
之路多倍能
蘇田遠利加敝之
奴婆多麻乃
久路加美之伎弖
奈我伎氣遠
麻知可母戀牟
波之伎都麻良波
おほきみの
とほのみかどと
しらぬひ
つくしのくには
あたまもる
おさへのきぞと
きこしをす
よものくにには
ひとさはに
みちてはあれど
とりがなく
あづまをのこは
いでむかひ
かへりみせずて
いさみたる
たけきいくさと
ねぎたまひ
まけのまにまに
たらちねの
ははがめかれて
わかくさの
つまをもまかず
あらたまの
つきひよみつつ
あしがちる
なにはのみつに
おほぶねに
まかいしじぬき
あさなぎに
かこととのへ
ゆふしほに
かぢひきをり
あどもひて
こぎゆくきみは
なみのまを
いゆきさぐくみ
まさきくも
はやくいたりて
おほきみの
みことのまにま
ますらをの
こころをもちて
ありめぐり
ことしをはらば
つつまはず
かへりきませと
いはひへを
とこへにすゑて
しろたへの
そでをりかへし
ぬばたまの
くろかみしきて
ながきけを
まちかもこひむ
はしきつまらは
Службою далекою
Сына славного небес
Называется она —
Эта дальняя страна,
Что Цукуси мы зовем,
Там, где яркие огни
Зажигают на полях,
И считается давно
Верной крепостью она,
Что хранит нас от врагов.
И хотя в твоей стране,
В четырех концах земли,
Управляемой тобой,
Много всюду есть людей,
Но в Цукуси шлют сынов
Из восточной стороны,
Где так много певчих птиц.
Собирают там отряд
Храбрый,
Тех, кто смел на вид
И назад не повернет,
Назначенью подчинясь.
Мать родимую свою
Покидает милый сын,
И как вешняя трава,
Им любимая жена
С ним не спит уже теперь.
Новояшмовым годам,
Дням и месяцам ведет
Он все время горький счет.
И в заливе Мину там,
В Нанива,
Где в тростниках
Осыпаются цветы,
К кораблю большому он,
Много весел прикрепив,
В час затишья поутру
Моряков к себе позвав,
В час прилива ввечеру
С силой веслами взмахнув,
Покидает берега.
О ушедшие друзья!
Средь морских далеких волн
Проплывая путь с трудом
И добравшись без беды
До далеких мест своих,
Волю славную верша
Государя своего,
С чувством рыцарей в душе
Храбро все несут дозор!
Дома ж молятся о них,
Вопрошая: “О, когда
Кончатся дела твои?
Без беды скорей домой
Возвращайся ты назад” —
И святой сосуд с вином
Возле ложа своего
Ставят с жаркою мольбой,
Белотканые свои
Загибают рукава,
Ягод тутовых черней
Пряди черные волос
Распуская по плечам,
О, как будут, верно, ждать,
Проводя одни в тоске
Долгие разлуки дни,
Жены милые без вас…
Отомо Якамоти
* Эту песню сложил Отомо Якамоти, сочувствуя пограничным стражам, прибывающим из далеких восточных провинций на о-в Кюсю, оставив на родине родителей, жен и детей. В песне говорится об обрядах, сопутствующих молитвам: ставят сосуд со святым вином у постели в дар богам. Согласно народным магическим обрядам, загибают (выворачивают наизнанку) рукава, чтобы увидеть мужа во сне.
山里の
庭よりほかの
道もがな
花散りぬやと
人もこそとへ
やまざとの
にはよりほかの
みちもがな
はなちりぬやと
ひともこそとへ
О, если б рядом с садом
Была тропинка для моих друзей,
Чтоб не блуждать им
Под дождем
Опавших лепестков.
* Песня сложена от лица человека, удалившегося от мира и живущего в горах.
眉根削
鼻鳴紐解
待哉
何時見
念<吾>
まよねかき
はなひひもとけ
まつらむか
いつかもみむと
おもへるわれを
Скажи, наверное, чесалась бровь,
Чихала ты и распускался шнур?
Ты ждешь меня,
О милая моя,
К которой на свидание спешу?
* В песне перечислены народные приметы, предсказывающие встречу с любимым человеком, указывающие на то. что он любит и придет. Считают, что это ошибочная запись п. 2808, и комментируют как песню юноши. Мы полагаем, что это вариант народной песни, легшей в основу обеих песен.
君戀
浦經居

我裏紐
結手徒
きみにこひ
うらぶれをれば
くやしくも
わがしたびもの
ゆふていたづらに
Ах, когда я тосковала о тебе
И печали вся была полна,
До чего досадно стало мне,
Что напрасно мой заветный шнур
Не завязывался нынче у меня…
* Заветный шнур не завязывается к встрече с любимым (народная примета). Девушка жалеет, что примета не оправдала себя.
更科日記 >  東山 (Восточные горы)
あくる待つ
鐘の声にも
夢さめて
秋のもも夜の
心地せしかな
あくるまつ
かねのこゑにも
ゆめさめて
あきのももよの
ここちせしかな
Я ждал рассвета, не смыкая глаз,
Но утреннего колокола звуки
Меня от грёзы пробудили,
И вот на сердце мрак такой,
Что стоит тысячи ночей осенних.

更科日記 >  父の帰京 (Возвращение отца в столицу)
かかる世も
ありけるものを
限りとて
君に別れし
秋はいかにぞ
かかるよも
ありけるものを
かぎりりとて
きみにわかれし
あきはいかにぞ
Что сбудется сегодняшняя ночь,
Что в нашем мире может так случиться,
Мечтать не смела
Той порой осенней,
Когда расстались мы с тобою.

いかにせむ
来ぬ夜あまたの
ほととぎす
待たじと思へば
村雨の空
いかにせむ
こぬよあまたの
ほととぎす
またじとおもへば
むらさめのそら
Сколько ночей кукушку жду,
Она — не прилетает.
Подумал: может, уж не ждать?
Смотря сквозь дождь
На пасмурное небо.
* Намёк на танка Хитомаро из «Сюисю» («Песни любви»):
Я всё надеялась,
Но ты не приходил.
Сколько ночей таких прошло!
Уж думаю: не ждать,
Но лишь сильнее жду!

(Сложена от лица женщины.)
更科日記 >  梅の契り (Клятва сливы)
頼めしを
なほや待つべき
霜枯れし
梅をも春は
忘れざりけり
たのめしを
なほやまつべき
しもかれし
うめをもはるは
わすれざりけり
Мне ждать по-прежнему
И обещанью верить?
Морозом тронутую сливу,
И ту весна не позабыла
Цветами одарить…

更科日記 >  山里の秋 (Осень в горном селении)
秋の夜の
つかこひかぬる
鹿の音は
遠山にこそ
聞くべかりけれ
あきのよの
つかこひかぬる
しかのねは
とほやまにこそ
きくべかりけれ
Осеннею ночной порою
Томящегося по жене
Оленя зов
Из горной чащи пусть ко мне несётся,
Издалека им лучше наслаждаться.

我背兒尓
吾戀居者
吾屋戸之
草佐倍思
浦乾来
わがせこに
あがこひをれば
わがやどの
くささへおもひ
うらぶれにけり
Милый мой,
Когда ждала, преисполнена к тебе любви,
Даже травы
Возле дома моего
Все поблекли от моей тоски.

夕去者
公来座跡
待夜之
名凝衣今
宿不勝為
ゆふされば
きみきまさむと
まちしよの
なごりぞいまも
いねかてにする
От горечи, оставшейся от ночи,
Когда ждала я с думою одной,
Что ты придешь,
Когда наступит вечер,—
Ведь даже и теперь уснуть не в силах я.

足日木能
山櫻戸乎
開置而
吾待君乎
誰留流
あしひきの
やまさくらとを
あけおきて
わがまつきみを
たれかとどむる
Дверь из горной вишни, что растет
Средь ущелий дальних распростертых гор,
Я оставила открытой: “Приходи!”
Милого, которого я жду,
Кто сегодня задержал в пути?

馬音之
跡杼登毛為者
松蔭尓
出曽見鶴
若君香跡
うまのおとの
とどともすれば
まつかげに
いでてぞみつる
けだしきみかと
Лишь раздался топот быстрого коня,
Как под сень сосны
Из дома вышла я.
И все думала, смотря вокруг,—
Может, это ты, мой милый друг?..

君戀
寝不宿朝明
誰乗流
馬足音
吾聞為
きみにこひ
いねぬあさけに
たがのれる
うまのあのおとぞ
われにきかする
Что это за топот быстрого коня,
Кто на нем проехал около меня
На рассвете,
В час, когда не спится мне,
И о милом я тоскую в тишине?

真袖持
床打拂
君待跡
居之間尓
月傾
まそでもち
とこうちはらひ
きみまつと
をりしあひだに
つきかたぶきぬ
Рукавами чистыми своими
Наше ложе обмахнула я,
И пока ждала тебя,
Мой милый,
Закатилась на небе луна.

級子八師
不吹風故
玉匣
開而左宿之
吾其悔寸
はしきやし
ふかぬかぜゆゑ
たまくしげ
あけてさねにし
あれぞくやしき
Ради ветерка, что так и не подул,
Словно яшмовый ларец, открыла дверь
И в постель легла…
О, как же я теперь
Преисполнена досады на себя!..
* Ветер — метафора возлюбленного; не подул — значит не пришел.
辛衣
君尓内<著>
欲見
戀其晩師之
雨零日乎
からころも
きみにうちきせ
みまくほり
こひぞくらしし
あめのふるひを
Хотела увидать
И нарядить тебя
В китайские одежды, милый мой,
И лишь напрасно прождала в тоске
Дождливый долгий день…
* Речь идет о сшитой в подарок одежде китайского покроя, которая считалась нарядной и красивой.
待不得而
内者不入
白細布之
吾袖尓
露者置奴鞆
まちかねて
うちにはいらじ
しろたへの
わがころもでに
つゆはおきぬとも
С нетерпеньем друга ожидаю,
В дом одной мне нынче не войти,
Пусть роса давно уже покрыла
Белотканые
Льняные рукава…

明日香河
逝湍乎早見
将速登
待良武妹乎
此日晩津
あすかがは
ゆくせをはやみ
はやけむと
まつらむいもを
このひくらしつ
Оттого что здесь, на Асука- реке,
Быстро мчатся струи светлые воды,
Думая, что быстро я приду,
Милая меня, наверно, ждет,
В ожиданье проводя все дни.

道邊
草冬野丹
履干
吾立待跡
妹告乞
みちのへの
くさをふゆのに
ふみからし
われたちまつと
いもにつげこそ
Передайте милой, я прошу,
Что стою и жду ее давно,
Так давно, что под ногами у меня
Высохла зеленая трава,
Как порою зимней на полях…

高山尓
高部左渡
高々尓
余待公乎
待将出可聞
たかやまに
たかべさわたり
たかたかに
わがまつきみを
まちいでむかも
Ах, с высоких этих гор
Высоко вспорхнули утки в небеса,
Ах, дождусь ли, милый мой, тебя,
Жду которого нетерпеливо я,
Высоко на цыпочки поднявшись…

水沙兒居
渚座船之
夕塩乎
将待従者
吾社益
みさごゐる
すにゐるふねの
ゆふしほを
まつらむよりは
われこそまされ
Корабль, что на отмели стоит, там, где живут орлы,
Наверно, ждет прилива вечернею порой,
Чтобы отплыть скорей.
Но я во много раз сильнее
Прихода жду возлюбленной моей.

吾背子乎
且今々々跡
待居尓
夜更深去者
嘆鶴鴨
わがせこを
いまかいまかと
まちゐるに
よのふけゆけば
なげきつるかも
Любимый мой,
Тебя все ожидала
И думала: “Ну, вот сейчас придет”.
А в это время ночь уже настала…
О, как я опечалилась тогда!
* См. п. 2368.
夕々
吾立待尓
若雲
君不来益者
應辛苦
よひよひに
わがたちまつに
けだしくも
きみきまさずは
くるしかるべし
Ведь каждый вечер, каждый вечер у ворот
Стою и жду тебя,
Любимый мой.
Ах, если ты и нынче не придешь,
Как мне, наверно, будет тяжело!

足日木乃
従山出流
月待登
人尓波言而
妹待吾乎
あしひきの
やまよりいづる
つきまつと
ひとにはいひて
いもまつわれを
Людям я сказал, что жду луну,
Выплывающую из-за гребней гор,
Распростертых предо мною вдалеке.
Так ответил нынче людям я,
Я, что жду любимую мою!
* См. п. 3276.
十五日
出之月乃
高々尓
君乎座而
何物乎加将念
もちのひに
いでにしつきの
たかたかに
きみをいませて
なにをかおもはむ
О, так же высоко, как светлая луна,
Что в день пятнадцатый взошла на небе,
На цыпочки поднявшись, жду тебя,
И если ты придешь ко мне, любимый,
О чем тогда еще мне горевать?

君者不来
吾者故無
立浪之
敷和備思
如此而不来跡也
きみはこず
われはゆゑなみ
たつなみの
しくしくわびし
かくてこじとや
Ты не приходишь — я прийти не смею…
Как волны, что бурлят все время, так и я,
Все время на тебя обиды я полна,
Ужели и теперь ты снова скажешь,
Что больше не придёшь ко мне?

石上
振之高橋
高々尓
妹之将待
夜曽深去家留
いそのかみ
ふるのたかはし
たかたかに
いもがまつらむ
よぞふけにける
Там, в Фуру, в Исоноками,
Поднялся высокий мост…
Высоко на цыпочки поднявшись,
Верно, милая меня с тоскою ждет,
А уже глухая ночь над нами!

吾<勢>子之
使乎待跡
笠不著
出乍曽見之
雨零尓
わがせこが
つかひをまつと
かさもきず
いでつつぞみし
あめのふらくに
Всем сказав, что жду
Я от друга милого гонца,
Даже шляпы не надев,
Выходила за ворота я встречать,
Хоть и лил на землю сильный дождь!

月易而
君乎婆見登
念鴨
日毛不易為而
戀之重
つきかへて
きみをばみむと
おもへかも
ひもかへずして
こひのしげけむ
Оттого ль, что думаю всегда:
“Месяц сменится,
Увижу я тебя”,—
Даже день еще смениться не успел,
А любовь как будто выросла моя!

波之寸八師
志賀在戀尓毛
有之鴨
君所遺而
戀敷念者
はしきやし
しかあるこひに
ありしかも
きみにおくれて
こほしきおもへば
Любимый мой,
Наверно, в мире есть
Любовь, что горькой называется любовью,
Когда подумаю, как буду тосковать,
Покинутая здесь тобой надолго…
* Считается песней жены, оставленной дома. п. 3144 “Алый шнур мой не развязан мной…” — см. п. 2413, 2558.
柔田津尓
舟乗<将>為跡
聞之苗
如何毛君之
所見不来将<有>
にきたつに
ふなのりせむと
ききしなへ
なにぞもきみが
みえこずあるらむ
Слыхала я, что собираешься отплыть
На корабле из Нигитадзу
В край родной,
Так почему же ты, любимый мой,
Ещё не появился до сих пор?..

筑紫道之
荒礒乃玉藻
苅鴨
君久
待不来
つくしぢの
ありそのたまも
かるとかも
きみがひさしく
まてどきまさぬ
Быть может, водоросли-жемчуга
Срезаешь ты на каменистых берегах,
Там, где лежит в Цукуси дальний путь?
Давно я жду тебя, любимый мой,
Но до сих пор ты не пришёл ко мне…
* Срезание водорослей — обычное занятие рыбаков, употреблявших эти водоросли в пищу; одновременно срезание водорослей часто служило развлечением в чиновничьей и в придворной среде.
豊國能
聞乃高濱
高々二
君待夜等者
左夜深来
とよくにの
きくのたかはま
たかたかに
きみまつよらは
さよふけにけり
Ox, высок, высок
Высокий берег в Кику,
В этой стороне Тоёкуни.
Ночь, когда я жду тебя всем сердцем,
* Есть сомнение, что песни 3219 и 3220 — парные песни (МС) См. прим. к п. 3212.
百不足
山田道乎
浪雲乃
愛妻跡
不語
別之来者
速川之
徃<文>不知
衣袂笶
反裳不知
馬自物
立而爪衝
為須部乃
田付乎白粉
物部乃
八十乃心𠮧
天地二
念足橋
玉相者
君来益八跡
吾嗟
八尺之嗟
玉<桙>乃
道来人乃
立留
何常問者
答遣
田付乎不知
散釣相
君名日者
色出
人<可>知
足日木能
山従出
月待跡
人者云而
君待吾乎
ももたらず
やまたのみちを
なみくもの
うつくしづまと
かたらはず
わかれしくれば
はやかはの
ゆきもしらず
ころもでの
かへりもしらず
うまじもの
たちてつまづき
せむすべの
たづきをしらに
もののふの
やそのこころを
あめつちに
おもひたらはし
たまあはば
きみきますやと
わがなげく
やさかのなげき
たまほこの
みちくるひとの
たちとまり
いかにととはば
こたへやる
たづきをしらに
さにつらふ
きみがないはば
いろにいでて
ひとしりぬべみ
あしひきの
やまよりいづる
つきまつと
ひとにはいひて
きみまつわれを
Не дошло до ста…
На дороге в Ямата
С милою моей женой,
Что прекраснее была
Белых облаков,
Вставших легкою волной
В дальних небесах,
Мне расстаться довелось,
Не сказав ни слова ей…
Быстрых рек неведом путь,
Я не знал, идти ли мне?
И неведомо куда ветер рукава взметнет.
Я не знал, вернуться ль мне?
И как быстроногий конь,
Оступившись на бегу,
Я не ведал, как мне быть?
Я не знал, что делать мне?
Нету воинам числа,
Нет числа и думам тем,
Что терзают сердце нам,
Заполняя все кругом
На земле и в небесах…
Если бы душою мы
Были вместе, милый друг,
Верно, ты б пришел ко мне,
Думала, печалясь, я
И вздыхала глубоко…
И прохожие в пути,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем,
Предо мной остановясь,
Спрашивали:
“Что с тобой?”
Но молчала я в ответ,
Я не знала, что сказать…
Если имя назову я твое,
Любимый мой,
Что пригож и краснолиц,—
Выдаст краска на лице,
Смогут люди все узнать,
И сказала я в ответ:
“Жду луну, что здесь взойдет
Из-за распростертых гор”.
Так сказала людям я,
Я, что жду тебя, мой друг!
* Нагаута — в виде переклички мужской и женской стороны. Первая половина сложена от лица мужчины, расстающегося с возлюбленной, вторая — от лица женщины, ожидающей возлюбленного. Конец нагаута с незначительным изменением представлен в виде танка в М. в кн. XII п. 3002 (танка сложена от лица мужчины). По-видимому, это одна из древнейших форм нагаута, сохранившая перекличку женских и мужских сторон хороводов.
眠不睡
吾思君者
何處邊
今<夜>誰与可
雖待不来
いもねずに
あがおもふきみは
いづくへに
こよひたれとか
まてどきまさぬ
Не могу забыться сном…
Ты, о ком тоскую я,
Где изволишь нынче быть?
С кем проводишь эту ночь?
Жду, но не приходишь ты…

赤駒
厩立
黒駒
厩立而
彼乎飼
吾徃如
思妻
心乗而
高山
峯之手折丹
射目立
十六待如
床敷而
吾待君
犬莫吠行<年>
あかごまを
うまやにたて
くろこまを
うまやにたてて
そをかひ
わがゆくがごと
おもひづま
こころにのりて
たかやまの
みねのたをりに
いめたてて
ししまつがごと
とこしきて
わがまつきみを
いぬなほえそね
Вот построил стойло я
Рыжему коню,
Вот построил стойло я
Вороному жеребцу.
Их вскормил и еду я,
Оседлав своих коней.
Так и милая жена
Оседлала сердце мне!
Словно средь высоких гор,
Словно средь расселин скал,
Выставят стрелков и ждут
Зверя,—
Так, постлав постель,
Жду и я тебя к себе…
Ты, собака, не залай
На того,
Кого я жду!
* Песня о тайном свидании в виде нагаута, представленной как перекличка мужской и женской стороны (см п. 3276). Первая половина сложена от лица мужчины, вторая — от лица женщины.
打蝉之
命乎長
有社等
留吾者
五十羽旱将待
うつせみの
いのちをながく
ありこそと
とまれるわれは
いはひてまたむ
Чтобы жизнь непрочная твоя
Бесконечно долгою была,
Я, оставшаяся здесь,
Шлю горячую мольбу богам
В ожидании тебя, мой друг!

神風之
伊勢<乃>海之
朝奈伎尓
来依深海松
暮奈藝尓
来因俣海松
深海松乃
深目師吾乎
俣海松乃
復去反
都麻等不言登可聞
思保世流君
かむかぜの
いせのうみの
あさなぎに
きよるふかみる
ゆふなぎに
きよるまたみる
ふかみるの
ふかめしわれを
またみるの
またゆきかへり
つまといはじとかも
おもほせるきみ
В море, в стороне Исэ,
Грозной ветрами богов,
Как затишье поутру
Прибивает к берегам
Фукамиру-водоросли,
Как затишье ввечеру
Прибивает к берегам
Матамиру-водоросли.
Так же глубоко,
Как растут на дне морском
Фукамиру-водоросли,
Глубоко любил меня
Ты когда-то, милый мой…
Так же,
Как ветвятся здесь
Вновь и вновь вокруг стеблей
Матамиру-водоросли,
Неужели ты меня
Вновь не назовешь женой,
Не вернешься вновь ко мне
Ты, что так любил меня?
* Народная песня провинции Исэ (СН). Песня об ушедшем в дальний путь возлюбленном.
* Фукамиру-водоросли — народное название водорослей, растущих глубоко на дне моря (“фукамиру” “видимые глубоко”).
* Матамиру — народное название водорослей, ветвящихся вновь и вновь вокруг стеблей (“матамиру” “вновь видимые”).
木國之
濱因云
<鰒>珠
将拾跡云而
妹乃山
勢能山越而
行之君
何時来座跡
玉桙之
道尓出立
夕卜乎
吾問之可婆
夕卜之
吾尓告良久
吾妹兒哉
汝待君者
奥浪
来因白珠
邊浪之
緑<流>白珠
求跡曽
君之不来益
拾登曽
公者不来益
久有
今七日許
早有者
今二日許
将有等曽
君<者>聞之二々
勿戀吾妹
きのくにの
はまによるといふ
あはびたま
ひりはむといひて
いものやま
せのやまこえて
ゆきしきみ
いつきまさむと
たまほこの
みちにいでたち
ゆふうらを
わがとひしかば
ゆふうらの
われにつぐらく
わぎもこや
ながまつきみは
おきつなみ
きよるしらたま
へつなみの
よするしらたま
もとむとぞ
きみがきまさぬ
ひりふとぞ
きみはきまさぬ
ひさならば
いまなぬかばかり
はやくあらば
いまふつかばかり
あらむとぞ
きみはきこしし
なこひそわぎも
Говорил, что к берегам
Он отправился в Кии,
Говорил, что там найдет
Белый жемчуг для меня.
Горы Имонояма,
Сэнояма перейдя,
Где теперь ты держишь путь?
О, когда вернешься ты?
В думах о тебе
Вышла я на путь прямой,
Что копье из яшмы,
Там
Стала вечером гадать
И спросила о тебе.
И гаданье ввечеру
Дало мне ответ такой:
“Дева милая моя,
Тот, кого ты ждешь,
Тот пошел искать тебе
Белый жемчуг, что несут
Волны возле берегов,
Белый жемчуг, что несут
Волны взморья к берегам.
Не пришел любимый твой —
Ищет нынче жемчуг он,
Не пришел любимый твой —
Собирает жемчуг он.
Если долго, с этих пор
Суток семь должно пройти,
Если скоро, с этих пор
Двое суток быть должно,
Так сказал любимый твой.
Не тоскуй же так о нем,
Дева милая моя!”
* Песня передает гадание о судьбе возлюбленного. Ответ подразумевает ответ гадателя (МС). Считают, что Якамоти в п. 4011 использовал ответ гадателя (СН), однако мы объясняем это не изжитой еще в те времена народно-песенной традицией.
杖衝毛
不衝毛吾者
行目友
公之将来
道之不知苦
つゑつきも
つかずもわれは
ゆかめども
きみがきまさむ
みちのしらなく
С посохом в руке
И без посоха в руке,
Я отправилась бы в путь,
Но не знаю я дорог,
По которым ты придешь!

左夜深而
今者明奴登
開戸手
木部行君乎
何時可将待
さよふけて
いまはあけぬと
とをあけて
きへゆくきみを
いつとかまたむ
Вот уже спустилась ночь,
И сейчас светать начнёт.
Распахнувши дверь,
Жду, когда же он придёт,
Милый, что ушел в страну Кии?

王之
御命恐
秋津嶋
倭雄過而
大伴之
御津之濱邊従
大舟尓
真梶繁貫
旦名伎尓
水<手>之音為乍
夕名寸尓
梶音為乍
行師君
何時来座登
<大>卜置而
齊度尓
<狂>言哉
人之言釣
我心
盡之山之
黄葉之
散過去常
公之正香乎
おほきみの
みことかしこみ
あきづしま
やまとをすぎて
おほともの
みつのはまへゆ
おほぶねに
まかぢしじぬき
あさなぎに
かこのこゑしつつ
ゆふなぎに
かぢのおとしつつ
ゆきしきみ
いつきまさむと
うらおきて
いはひわたるに
たはことか
ひとのいひつる
あがこころ
つくしのやまの
もみちばの
ちりてすぎぬと
きみがただかを
Государю своему подчиняясь,
Миновал
Ты Ямато — край родной —
Остров Акицусима.
И в Отомо, в Мицу, ты
Возле милых берегов
У большого корабля
Много весел закрепил.
И в затишье поутру,
Слыша голос рыбаков,
И в затишье ввечеру,
Слыша тихий всплеск весла,
Ты скитаешься в пути…
О, когда же ты придешь?
Жертвы принося богам,
Обращаюсь к ним с мольбой,
Не ошибка ли слова,
Что сказали люди мне,
Будто ты, любимый мной
Сердцем всем,
Ушел навек,
И упал, как алый лист,
Там в Цукуси среди гор…
* Плач о погибшем в отъезде муже.
母父毛
妻毛子等毛
高々二
来跡<待>異六
人之悲<紗>
おもちちも
つまもこどもも
たかたかに
こむとまちけむ
ひとのかなしさ
И отец, и мать,
И жена, и дети там,
Верно, ждут, когда придет,
Неотступно глядя вдаль…
Вот она, печаль людей!
* Плачи о погибших странниках — это особый цикл песен в М. Согласно толкованию известного историка Хани Горо — это были крестьяне, отбывавшие трудовую повинность в разных частях страны и по дороге домой по окончании работ погибшие в пути от голода.
* Мы полагаем, что среди них были и так называемые сакимори — пограничные стражи, которых из восточных провинций посылали на Кюсю, где они три года отбывали службу, а затем, возвращаясь домой, гибли от голода в далеком пути, так как путь был опасен и тяжел.
* Этот цикл песен и поэма Окура “Диалог бедных” приоткрывают темные стороны жизни того времени, о котором в целом сохранилась память как об эпохе мира и культурного процветания. П. 3336 — вариант песни Хитомаро на тот же сюжет (см. п. 220). Близки как варианты п. 3335 и 3339. П. 3339 также частично повторяет строки из песни Хитомаро (220). Но, судя по заголовкам, они сложены по поводу разных случаев в разных провинциях, все это говорит о неизжитой традиции народных песен. П. 3340 целиком совпадает с п. 3337, а п. 3341 — с п. 222.
母父裳
妻裳子等裳
高々丹
来<将>跡待
人乃悲
おもちちも
つまもこどもも
たかたかに
こむとまつらむ
ひとのかなしさ
И отец, и мать,
И жена, и дети там,
Верно, ждут, когда придет,
Неотступно глядя вдаль…
Вот она, печаль людей!
* Плачи о погибших странниках — это особый цикл песен в М. Согласно толкованию известного историка Хани Горо — это были крестьяне, отбывавшие трудовую повинность в разных частях страны и по дороге домой по окончании работ погибшие в пути от голода.
* Мы полагаем, что среди них были и так называемые сакимори — пограничные стражи, которых из восточных провинций посылали на Кюсю, где они три года отбывали службу, а затем, возвращаясь домой, гибли от голода в далеком пути, так как путь был опасен и тяжел.
* Этот цикл песен и поэма Окура “Диалог бедных” приоткрывают темные стороны жизни того времени, о котором в целом сохранилась память как об эпохе мира и культурного процветания. П. 3336 — вариант песни Хитомаро на тот же сюжет (см. п. 220). Близки как варианты п. 3335 и 3339. П. 3339 также частично повторяет строки из песни Хитомаро (220). Но, судя по заголовкам, они сложены по поводу разных случаев в разных провинциях, все это говорит о неизжитой традиции народных песен. П. 3340 целиком совпадает с п. 3337, а п. 3341 — с п. 222.
<汭>潭
偃為<公>矣
今日々々跡
将来跡将待
妻之可奈思母
うらぶちに
こやせるきみを
けふけふと
こむとまつらむ
つましかなしも
Ведь, наверное, тебя, что здесь лежишь
У глубокого залива на земле,
Ждут:
“Вот нынче, нынче он придет!..”
О, как жалко бедную жену!
* Плачи о погибших странниках — это особый цикл песен в М. Согласно толкованию известного историка Хани Горо — это были крестьяне, отбывавшие трудовую повинность в разных частях страны и по дороге домой по окончании работ погибшие в пути от голода.
* Мы полагаем, что среди них были и так называемые сакимори — пограничные стражи, которых из восточных провинций посылали на Кюсю, где они три года отбывали службу, а затем, возвращаясь домой, гибли от голода в далеком пути, так как путь был опасен и тяжел.
* Этот цикл песен и поэма Окура “Диалог бедных” приоткрывают темные стороны жизни того времени, о котором в целом сохранилась память как об эпохе мира и культурного процветания. П. 3336 — вариант песни Хитомаро на тот же сюжет (см. п. 220). Близки как варианты п. 3335 и 3339. П. 3339 также частично повторяет строки из песни Хитомаро (220). Но, судя по заголовкам, они сложены по поводу разных случаев в разных провинциях, все это говорит о неизжитой традиции народных песен. П. 3340 целиком совпадает с п. 3337, а п. 3341 — с п. 222.
可豆思加乃
麻萬能宇良<未>乎
許具布祢能
布奈妣等佐和久
奈美多都良思母
かづしかの
ままのうらみを
こぐふねの
ふなびとさわく
なみたつらしも
Вот в Кацусика-стране,
В бухте Мама-но ура,
На челнах, что по морю плывут,
Споры громко рыбаки ведут, —
Верно, волны неспокойны там!
* Вариант народной песни (СН).
* Толкуется как песня жены лодочника, ожидающей мужа и в тревоге прислушивающейся к шуму голосов возвращающихся в бухту рыбаков. Похожа на песню 1228.
* Судя по тому, что три последние строки полностью совпадают с п. 1228, следует рассматривать как варианты народной песни, распеваемой обычно в разных местах с незначительными изменениями.
安麻乃波良
不自能之婆夜麻
己能久礼能
等伎由都利奈波
阿波受可母安良牟
あまのはら
ふじのしばやま
このくれの
ときゆつりなば
あはずかもあらむ
Средь равнин небес
Склоны Фудзи в зелени листвы.
У деревьев сень теперь густа,
Если время это упустить,
Нам с тобой не встретиться потом!
* Рассматривается как песня, сложенная юношей, ожидающим под деревьями возлюбленную, обещавшую прийти.
和我世古乎
夜麻登敝夜利弖
麻都之太須
安思我良夜麻乃
須疑乃木能末可
わがせこを
やまとへやりて
まつしだす
あしがらやまの
すぎのこのまか
Друга милого
Отправили в Ямато.
Все стою и жду его теперь,
Жду среди зеленых криптомерии
У подножья гор Асигара…
* Толкуется как песня жены, ожидающей мужа, отправленного в столицу. ОС склонен считать ее песней возлюбленной местного чиновника, которую она посылает ему в столицу, куда он возвратился, отбыв срок службы. Мы переводим исходя из обычного толкования этой песни, но полагаем, что это позднейшая редакция.
* ОС рассказывает о старинном обычае, когда, провожая кого-либо, сажали сосну или другое дерево и по тому, росло ли оно или увядало, гадали о судьбе уехавшего. Он дает иную редакцию трех последних строк, но без большой уверенности, так как считает особенно трудной для толкования стк. 3.
母毛豆思麻
安之我良乎夫祢
安流吉於保美
目許曽可流良米
己許呂波毛倍杼
ももづしま
あしがらをぶね
あるきおほみ
めこそかるらめ
こころはもへど
Среди многих сотен островов
Кружит, кружит
Быстроходная ладья.
Оттого твой милый глаз не кажет,
Хоть тоскует сердцем о тебе!
* Комментируется ТЯ как песня девушки, утешающей себя и волнующейся по поводу отсутствия возлюбленного; ОС же считает, что песню эту сочинила девушка в утешение подруги, упрекающей своего милого за долгое отсутствие. Второе толкование более убедительно.
* Быстроходная ладья (асигара обунэ) — маленькая лодка-ладья из дерева, растущего на горе Асигара. В “Сагами-фудоки” указывается на то, что деревья, растущие на этой горе, употреблялись в качестве материала для изготовления лодок, отсюда и само название горы Асигара от “асикари”, “аси-но каруки” — “легконогий”, и лодки, изготовлявшиеся из этого материала, назывались быстроходными.
* “Кружит, кружит быстроходная ладья…” — комментаторы толкуют это как представление о занятом человеке, снующем по разным делам. Нам представляется это уже позднейшим толкованием. Первоначально, по-видимому, речь шла о рыбаке, уехавшем на быстроходной лодке и задержавшемся в пути; возлюбленную его утешают, что путь не может быть легким среди сотен островов и длится долго.
待君<常>
庭耳居者
打靡
吾黒髪尓
<霜>曽置尓家留
きみまつと
にはのみをれば
うちなびく
わがくろかみに
しもぞおきにける
Когда в саду своем ждала,
Что ты придешь ко мне, любимый,
На пряди черные
Распущенных волос
Упал с небес холодный иней.

安比見弖波
千等世夜伊奴流
伊奈乎加<母>
安礼也思加毛布
伎美末知我弖尓
あひみては
ちとせやいぬる
いなをかも
あれやしかもふ
きみまちがてに
Будто много тысяч лет прошло с тех пор,
Как мы виделись, любимый мой, с тобой,
Только так ли это или нет?
Или я одна тоскую о тебе,
Ожидая с нетерпением тебя?
* Эта песня взята из сборника Хитомаро, она же помещена в кн. XI антологии под номером 2539, среди анонимных песен, подтверждая предположение, что большинство песен сборника Хитомаро является записью или обработкой народных песен. Вариант песни см. п. 686. Комментаторы толкуют песню по-разному.
可奈刀田乎
安良我伎麻由美
比賀刀礼婆
阿米乎万刀能須
伎美乎等麻刀母
かなとだを
あらがきまゆみ
ひがとれば
あめをまとのす
きみをとまとも
О, как жду тебя, любимый мой!
Жду, как ждут желанного дождя
В засуху, когда вся в трещинах земля
Сохнет вспаханной
Пред домом у ворот!
* Одна из песен, которыми обменивались, по-видимому, во время работы, а затем во время хороводов.
* “Жду тебя, как ждут желанного дождя” (во время засухи) — это сравнение встречается и в других песнях М. Обладая явно фольклорным происхождением, оно перешло из народной песни и в придворную литературную поэзию (см. п. 161).
比多我多能
伊蘇乃和可米乃
多知美太要
和乎可麻都那毛
伎曽毛己余必母
ひたがたの
いそのわかめの
たちみだえ
わをかまつなも
きぞもこよひも
В бухте Хита на скалистом берегу
Ты, похожая на почку молодую,
Полная волненья, верно, ждёшь меня,
И вчера ждала ты ночью до утра
И сегодня ожидаешь тоже!
* Песня юноши, который не может навестить свою возлюбленную (ТЯ).
伊敝妣等波
可敝里波也許等
伊波比之麻
伊波比麻都良牟
多妣由久和礼乎
いへびとは
かへりはやこと
いはひしま
いはひまつらむ
たびゆくわれを
Те, что дома остались, говорили, прощаясь:
“Возвращайся скорее в родные края!”
Вот и остров Молитвы.
С молитвой святою ожидают, наверное, дома меня,
Кто отправился в дальнее странствие ныне…

神無月
時雨ふるにも
くるゝ日を
君待つ程は
長しとぞ思ふ
かみなづき
しぐれふるにも
くるるひを
きみまつほどは
ながしとぞおもふ
И в месяц без богов,
Когда идут дожди,
День, когда я
Жду тебя,
Очень-очень долгий.

おのづから
いはぬを慕ふ
人やあると
やすらふほどに
年の暮れぬる
おのづから
いはぬをしたふ
ひとやあると
やすらふほどに
としのくれぬる
Хоть я и не просил тебя прийти,
Но всё же ждал
С надеждой и тоскою...
А год
Уж подошёл к концу...

和伎毛故波
伴也母許奴可登
麻都良牟乎
於伎尓也須麻牟
伊敝都可受之弖
わぎもこは
はやもこぬかと
まつらむを
おきにやすまむ
いへつかずして
Верно, ждёт меня
Любимая моя,
Думая с тоскою, скоро ли приду?
Неужели мне на море вечно жить,
Вдалеке от мест моих родных?
[Неизвестный автор]
安伎可是波
比尓家尓布伎奴
和伎毛故波
伊都登<加>和礼乎
伊波比麻都良牟
あきかぜは
ひにけにふきぬ
わぎもこは
いつとかわれを
いはひまつらむ
Осенние ветры
День за днем дуют с новою силой,
Мои милая, верно,
Меня ожидает с молитвой
И думает с грустью: “Когда он вернется ко мне?”

安米都知能
可未乎許比都々
安礼麻多武
波夜伎万世伎美
麻多婆久流思母
あめつちの
かみをこひつつ
あれまたむ
はやきませきみ
またばくるしも
Молясь богам
И неба и земли,
Я буду ожидать тебя домой.
Скорее возвращайся, милый мой,
Ведь ожидать мне будет тяжко!

須賣呂伎能
等保能朝庭等
可良國尓
和多流和我世波
伊敝妣等能
伊波比麻多祢可
多太<未>可母
安夜麻知之家牟
安吉佐良婆
可敝里麻左牟等
多良知祢能
波々尓麻乎之弖
等伎毛須疑
都奇母倍奴礼婆
今日可許牟
明日可蒙許武登
伊敝<妣>等波
麻知故布良牟尓
等保能久尓
伊麻太毛都可受
也麻等乎毛
登保久左可里弖
伊波我祢乃
安良伎之麻祢尓
夜杼理須流君
すめろきの
とほのみかどと
からくにに
わたるわがせは
いへびとの
いはひまたねか
ただみかも
あやまちしけむ
あきさらば
かへりまさむと
たらちねの
ははにまをして
ときもすぎ
つきもへぬれば
けふかこむ
あすかもこむと
いへびとは
まちこふらむに
とほのくに
いまだもつかず
やまとをも
とほくさかりて
いはがねの
あらきしまねに
やどりするきみ
Милый друг,
Что плыл в страну
По названию Кара,
Что была с древнейших пор
Дальним округом для нас,
Где правления вершат
Внуки славные богов…
Может, близкие тебя
Ожидали, не молясь?
Иль, циновки не святя,
Совершили грех они?
Отправляясь в дальний путь,
Матери своей родной
“Я вернусь, — ты говорил,—
Лишь настанет осень здесь…”
Миновали сроки те,
Месяцы уже прошли.
“Может, нынче он придет,
Может, завтра быть ему?” —
Верно, думали с тоской,
Ждали всей семьей тебя…
Но до дальней стороны
Не пришлось тебе доплыть,
И, с Ямато разлучаясь,
Далеко от мест родных,
Здесь, на диких островах,
В недрах одиноких скал,
Вечный ты нашел приют!..
* Страна Кара — так в старину называли Китай и Корею; здесь — Корея.
* “Иль, циновки не святя, совершили грех они?..” — перед молитвой полагалось подвергнуть очищению циновки, на которых молились.
* “В недрах одиноких скал…” — в старину погребение совершали в горах, в скалах.
波之家也思
都麻毛古杼毛母
多可多加尓
麻都良牟伎美也
之麻我久礼奴流
はしけやし
つまもこどもも
たかたかに
まつらむきみや
しまがくれぬる
Сердцу близкие —
И дети и жена,—
Верно, с нетерпеньем дома ждут,
Что же скрылся ты от взоров навсегда
Средь чужих и дальних островов?..

毛美知葉能
知里奈牟山尓
夜杼里奴流
君乎麻都良牟
比等之可奈之母
もみちばの
ちりなむやまに
やどりぬる
きみをまつらむ
ひとしかなしも
Верно, дома ждут ещё тебя,
Что нашел приют среди далёких гор,
Где, наверное, осыпалась давно
Кленов алых яркая листва…
Люди бедные! О, горе вам!

多可之伎能
母美知乎見礼婆
和藝毛故我
麻多牟等伊比之
等伎曽伎尓家流
たかしきの
もみちをみれば
わぎもこが
またむといひし
ときぞきにける
Когда в Такасики мой взгляд упал
На алую листву цветущих кленов,
Я понял — встречи срок,
Что ждать ты обещала, любимая моя,
Уже настал!

奴婆多麻能
欲安可之母布<祢>波
許藝由可奈
美都能波麻末都
麻知故非奴良武
ぬばたまの
よあかしもふねは
こぎゆかな
みつのはままつ
まちこひぬらむ
До рассвета всю ночь,
Что черна, словно ягоды тута,
Пусть плывет наш корабль в родные края,
Многолетние сосны у милого берега Мицу
Ожидают, наверно, с тоской и любовью меня!
[Неизвестный автор]
* Концовка сходна с песней Окура (см. п. 63).
宮人能
夜須伊毛祢受弖
家布々々等
麻都良武毛能乎
美要奴君可聞
みやひとの
やすいもねずて
けふけふと
まつらむものを
みえぬきみかも
Дома люди близкие твои,
Верно, сном спокойным не уснут:
“Нынче, нынче ли?”—
Все думают и ждут,
А тебя все нет, любимый мой!..

可敝里家流
比等伎多礼里等
伊比之可婆
保等保登之尓吉
君香登於毛比弖
かへりける
ひときたれりと
いひしかば
ほとほとしにき
きみかとおもひて
Когда сказали мне, что человек пришёл,
Вернувшийся обратно в дом родимый,
Услышав,
Я едва не умерла,
Подумав про себя: “Не ты ль пришёл, любимый?”

味飯乎
水尓醸成
吾待之
代者曽<无>
直尓之不有者
うまいひを
みづにかみなし
わがまちし
かひはかつてなし
ただにしあらねば
Вкусные яства,
Сакэ из настойки готовила я,
И тебя я ждала,
Но только напрасными были старанья,—
Ведь больше нам вместе не быть никогда.
* В данной песне имеется в виду особое приготовление сакэ — японской водки; рис и просо брали в рот, жевали, затем собирали в бутылку и это настаивали, квасили. Приготовление сакэ в ожидании кого-либо (возлюбленного, друга) носило специальное название “матидзакэ” (“мати” от “мацу—ждать”, “дзакэ — сакэ” — “рисовая водка” — К. Мор.).
* Девушка выразила в этой песне чувство обиды за то, что ее возлюбленный не мог сам зайти к ней, а прислал как бы в насмешку подарок, за что она и упрекает его, заявляя, что никогда не будет с ним вместе. В примечании к тексту п. 3813 петитом указано, что автор песен — женщина из рода Курамоти. О ней ничего не известно. В М. три ее песни.
荒雄良乎
将来可不来可等
飯盛而
門尓出立
雖待来不座
あらをらを
こむかこじかと
いひもりて
かどにいでたち
まてどきまさず
О, вернёшься, наш Арао, или нет?
Блюда полные несём в руках,
За ворота мы идём
Его встречать,

荒雄良者
妻子之産業乎波
不念呂
年之八歳乎
将騰来不座
あらをらは
めこのなりをば
おもはずろ
としのやとせを
まてどきまさず
Ах, Арао наш!
О судьбе жены своей, детей,
Верно, нету думы у тебя?
Восемь лет прошло, все ждут и ждут,
Но Арао больше не придёт.

奥鳥
鴨云船之
還来者
也良乃<埼>守
早告許曽
おきつとり
かもとふふねの
かへりこば
やらのさきもり
はやくつげこそ
Если мимо дальних островов
“Чайка” поплывёт — его корабль,
Страж на мысе,
Названном Яра,
Ты скорей скажи об этом нам!

吾門之
榎實毛利喫
百千鳥
々々者雖来
君曽不来座
わがかどの
えのみもりはむ
ももちとり
ちとりはくれど
きみぞきまさぬ
У ворот моих
На деревьях вяза спелые плоды,
Сотни птиц их щиплют, прилетев,
Тысячи собрались разных птиц,—
А тебя, любимый, нет и нет…

万葉集 > #3890 (КНИГА СЕМНАДЦАТАЯ)
和我勢兒乎
安我松原欲
見度婆
安麻乎等女登母
多麻藻可流美由
わがせこを
あがまつばらよ
みわたせば
あまをとめども
たまもかるみゆ
В час, когда я, друга ожидая,
Из сосновой рощи
Вдаль взглянул,
Я увидел, как рыбачки собирают
Жемчуг-водоросли возле берегов…

庭尓敷流
雪波知敝之久
思加乃未尓
於母比氐伎美乎
安我麻多奈久尓
にはにふる
ゆきはちへしく
しかのみに
おもひてきみを
あがまたなくに
Ах, множеством слоёв
В саду ложится снег,
Сугробы глубоки, и всё ж намного глубже
Была моя тоска,
Когда я ждал тебя!

白浪乃
余須流伊蘇<未>乎
榜船乃
可治登流間奈久
於母保要之伎美
しらなみの
よするいそみを
こぐふねの
かぢとるまなく
おもほえしきみ
Как ни на миг вёсла в ладье не выпускают,
Когда плывут у каменистых берегов,
Где волны в белой пене набегают,
Так ни на миг меня не оставляла
Любовь к тебе.

宇具比須乃
奈枳知良須良武
春花
伊都思香伎美登
多乎里加射左牟
うぐひすの
なきちらすらむ
はるのはな
いつしかきみと
たをりかざさむ
От пенья соловья весенние цветы,
Наверно, будут скоро осыпаться,
Когда, скажи, мой друг,
С тобою их сорвём
И будем вместе украшаться ими?

大空を
我もながめて
彦星の
つま待つ夜さへ
ひとりかも寝む
おほそらを
われもながめて
ひこぼしの
つままつよさへ
ひとりかもねむ
Я в грустном ожиданье,
Словно Волопас,
Гляжу на небосвод:
Быть может, одному и эту ночь
Придётся коротать.
* Я в грустном ожиданье, словно Волопас... Согласно китайской легенде, в ночь с 7-го дня 7-й луны раз в году встречаются влюбленные звёзды — Волопас (Альтаир) и Ткачиха (Танабата), находящиеся по разные стороны (на разных берегах — восточном и западном) Небесной реки (Млечного пути). Поэт уподобляет себя Волопасу, который все ночи проводит в одиночестве, и боится, что даже этой ночью, когда Волопас встречается со своей возлюбленной Танабатой, ему, поэту, опять придётся тосковать одному. Песня сложена к Празднику Танабаты для надписи на ширме.
庭に生ふる
ゆふかげ草の
下露や
暮れを待つまの
涙なるらむ
にはにおふる
ゆふかげくさの
したつゆや
くれをまつまの
なみだなるらむ
Роса,
Покрывшая траву в саду
Вечернею порой, —
Не слезы ли,
Что в ожидании тебя я проливала?

結びおきし
たもとだに見ぬ
花すすき
枯るとも枯れじ
君し解かずは
むすびおきし
たもとだにみぬ
はなすすき
かるともかれじ
きみしとかずは
Ты обещал наведаться,
Связав мискант цветущий
В моем саду.
Ужели не придёшь и не развяжешь,
Пока он не увял?

奴<婆>多麻能
欲和多流都奇乎
伊久欲布等
余美都追伊毛波
和礼麻都良牟曽
ぬばたまの
よわたるつきを
いくよふと
よみつついもは
われまつらむぞ
Любуясь на луну, что в небесах плывет
Ночами черными, чернее ягод тута,
Любимая моя
Меня, наверно, ждет,
Считая ночи, что проходят в ожиданье…
Песня Отомо Якамоти
* Песня посвящена думам о жене. Все три песни (4070–4072) были сложены в начале лета. От последующей переписки с Отомо Икэнуси, состоявшейся в 750 г., их отделяет около года.
安乎尓与之
奈良尓安流伊毛我
多可々々尓
麻都良牟許己呂
之可尓波安良司可
あをによし
ならにあるいもが
たかたかに
まつらむこころ
しかにはあらじか
Жена твоя в столице Нара,
Прекрасной в зелени листвы,
Ждёт с нетерпением:
Придёшь ли ты?
Ах, разве не о том тоскует её сердце?

秋風尓
奈妣久可波備能
尓故具左能
尓古餘可尓之母
於毛保由流香母
あきかぜに
なびくかはびの
にこぐさの
にこよかにしも
おもほゆるかも
Я, как трава нико — “трава улыбка”,
Что клонится к земле на берегах реки
От ветра осенью,—
Так полон я улыбки
От мысли, что с тобой свиданье суждено.
* “Трава-улыбка” — никогуса, совр. хаконэсо — адиант (Adiantum monochlamus), вечнозеленое растение, служит украшением и употребляется как лекарство.
秋風尓
伊麻香伊麻可等
比母等伎弖
宇良麻知乎流尓
月可多夫伎奴
あきかぜに
いまかいまかと
ひもときて
うらまちをるに
つきかたぶきぬ
Когда всем сердцем я его ждала,
Шнур развязав и думая с любовью:
Сейчас, сейчас придет его ладья,
Гонимая ко мне осенним ветром,—
На небесах в тот миг зашла луна…
* Сложена от лица звезды Ткачихи.
秋草尓
於久之良都由能
安可受能未
安比見流毛乃乎
月乎之麻多牟
あきくさに
おくしらつゆの
あかずのみ
あひみるものを
つきをしまたむ
Ах, словно светлою, прозрачною росою,
Что на траве лежит
Осеннею порой,
Не уставая мы любуемся друг другом
И каждый раз луну седьмую ждем.
* Песня сложена от лица звезды Ткачихи (см. п. 4306).
麻久良多之
己志尓等里波伎
麻可奈之伎
西呂我馬伎己無
都久乃之良奈久
まくらたし
こしにとりはき
まかなしき
せろがまきこむ
つくのしらなく
Не знаю я, когда придет тот месяц
И, муж мой дорогой, вернешься ты ко мне
И меч, что там кладешь ты в изголовье,
К бедру подвяжешь ты,
Чтобы идти домой!

久佐麻久良
多比由苦世奈我
麻流祢世婆
伊波奈流和礼波
比毛等加受祢牟
くさまくら
たびゆくせなが
まるねせば
いはなるわれは
ひもとかずねむ
О, если только муж любимый мой,
Что в путь ушел, где изголовье — травы,
Там будет спать один все ночи до утра.
Тогда и я, оставшаяся дома,
Ложась в постель, не развяжу шнура.
* Не развязывать шнур — см. п. 2413. 2558
和我世奈乎
都久之倍夜里弖
宇都久之美
於妣<波>等可奈々
阿也尓加母祢毛
わがせなを
つくしへやりて
うつくしみ
おびはとかなな
あやにかもねも
Отослали мужа моего
В сторону Цукуси — дальний край…
Оттого что дорог сердцу он,
Я не развяжу в разлуке пояс свой.
Ах, с какой тоской ложиться буду спать!
* “Я не развяжу в разлуке пояс свой…” — т. е. я не изменю ему (см. п. 2558. 2854).

* Практически идентичен песне 4428. (А.С.)
於曽波夜母
奈乎許曽麻多賣
牟可都乎能
四比乃故夜提能
安比波多<我>波自
おそはやも
なをこそまため
むかつをの
しひのこやでの
あひはたがはじ
Рано ль, поздно ли
Приду и буду ждать:
Непременно встретимся с тобой,
Как те ветви дуба на вершинах гор,
Что передо мною поднялись!
* Песня юноши, ожидавшего возлюбленную (ТЯ). Поскольку эта песня помещена в разделе песен-перекличек, возможно, что она вместе с парной песней девушки, помещенной ниже, распевалась мужской и женской половинами хора.
於曽波夜毛
伎美乎思麻多武
牟可都乎能
思比乃佐要太能
登吉波須具登母
おそはやも
きみをしまたむ
むかつをの
しひのさえだの
ときはすぐとも


人知れず
今や今やと
ちはやぶる
神さぶるまで
君をこそ待て
ひとしれず
いまやいまやと
ちはやぶる
かみさぶるまで
きみをこそまて
Втайне я ждал тебя,
Ждал много лет, все думая:
«Вот придет! Вот придет!»,
Покуда сам я — бог, сотрясающий тысячи скал,
Не стал стариком!

おきつ浪
たかしのはまの
はま松の
なにこそきみを
まちわたりつれ
おきつなみ
たかしのはまの
はままつの
なにこそきみを
まちわたりつれ
Катит волны прибой
к утесам в заливе Такаси —
сосны на берегу
знают, что твоего приезда
с нетерпеньем я ожидаю…
Добавлено в Кокинсю, 915
おき乍
明しつるかな
ともねせぬ
鴨の上毛の
霜ならなくに
おきながら
あかしつるかな
ともねせぬ
かものうはげの
しもならなくに


得保都必等
麻通良佐用比米
都麻胡非尓
比例布利之用利
於返流夜麻能奈
とほつひと
まつらさよひめ
つまごひに
ひれふりしより
おへるやまのな
Ожидающая человека издалече,
Мацура Саёхимэ, душою всей любя,
Здесь махала мужу шарфом белым,
В память этого
И названа гора!
* Песня открывает цикл, посвященный преданию о принцессе Саёхимэ. Песни 871–875 сложены Табито, хотя есть некоторые споры по поводу того, не являются ли они песнями Окура. Но в именных указателях они числятся за Табито.
斧のえは
木の本にてや
くちなまし
春を限らぬ
櫻なりせば
をののえは
このもとにてや
くちなまし
はるをかぎらぬ
さくらなりせば
Не сгнила б рукоять
Его топора
Под сенью деревьев,
Если б сакура цвела
Не только весною?
こぬ人を
したにまちつつ
久方の
月をあはれと
いはぬよそなき
こぬひとを
したにまちつつ
ひさかたの
つきをあはれと
いはぬよそなき
И нет таких ночей, когда не говорил
О печали осенней луны
Вековечного неба,
Долго-долго ожидая ту,
Что не пришла.

知られじな
おなじ袖には
通ふとも
たが夕暮れと
頼む秋風
しられじな
おなじそでには
かよふとも
たがゆふぐれと
たのむあきかぜ
Не знаешь ты, наверное, что ветер,
Который дует вечерами в рукава,
Лишь мне, но не тебе, печаль приносит:
Ведь я по-прежнему
С надеждой жду тебя!

君いなば
月まつとても
ながめやらん
あづまのかたの
夕ぐれの空
きみいなば
つきまつとても
よめやらん
あづまのかたの
ゆふぐれのそら


まつ人の
とはぬ日數や
つもるらむ
跡たえはつる
庭の白雪
まつひとの
とはぬひかずや
つもるらむ
あとたえはつる
にはのしらゆき
Прошло уж много дней,
Как не приходит тот,
Кого так жду,
И даже все следы пропали
Под белым снегом сада.
От лица девушки?..
見し人を
思ひ出づるも
悲しきに
夕は月の
待たれずもがな
みしひとを
おもひいづるも
かなしきに
ゆふべはつきの
またれずもがな
Когда вечером,
Вспомнив любимого,
Которого видела,
Я вся в печали,
Как хотела б не дождаться луны!

待ちしよに
思ひよそへて
幾返り
山のは出づる
月を見つ覽
まちしよに
おもひよそへて
いくかへり
やまのはいづる
つきをみつらん

От лица женщины?..
ほととぎす
まだうちとけぬ
忍び音は
来ぬ人を待つ
我のみぞ聞く
ほととぎす
まだうちとけぬ
しのびおとは
こぬひとをまつ
われのみぞきく
Кукушка, прилетев в селенье,
Еще несмело куковала,
И, ожидая милую,
Увы, напрасно,
Один я ей внимал.
* ...прилетев в селенье... — т.е. в Хэйан, в столицу. Считалось, что в первые дни кукушка поет ещё несмело, негромко — пока не привыкнет к новому месту.
ふるさとに
衣うつとは
ゆく雁や
旅の空にも
鳴きてつぐらむ
ふるさとに
ころもうつとは
ゆくかりや
たびのそらにも
なきてつぐらむ
О гуси перелётные!
Тому, кто в дальнюю отправился дорогу,
Вы передайте, что его я жду
И по ночам
Его одежду отбиваю.
* Песня сложена от лица женщины, тоскующей в разлуке с мужем, находящимся в странствии.

桐の葉も
ふ踏みけがたく
なりにけり
かならず人を
待つとなけれど
きりのはも
ふふみけがたく
なりにけり
かならずひとを
まつとなけれど
Уж не найти тропы —
Заметена
Опавшею листвой павлоний,
А я всё жду того,
Кто, знаю, не придёт...
* Поэтесса следует песне-прототипу — танка Содзё Хэндзё из антологии «Кокинсю» (свиток «Песни любви»):
Мой сад заброшен
И зарос травой —
Не видно и тропы, —
Покуда я ждала
Того, кто так жесток.
待ちわびて
三年も過ぐる
床の上に
猶かはらぬは
涙なり鳬
まちわびて
みとしもすぐる
とこのうへに
なほかはらぬは
なみだなりけり
В тоске ожиданья
Уже прошло три года,
Но на моём ложе
И поныне неизменно
Одно — слёзы...

君待つと
わが戀ひをれば
我宿の
簾うごかし
秋かぜぞ吹く
きみまつと
わがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきかぜぞふく

Манъёсю
やまざとは
冬こそことに
かなしけれ
峯吹きまよふ
木がらしの
戸ぼそを叩く
こゑ聞けば
やすき夢だに
むすばれず
時雨とともに
かたをかの
正木のかづら
ちりにけり
今はわが身の
なげきをば
何につけてか
なぐさめむ
雪だにふりて
しもがれの
草葉のうへに
つもらなむ
其につけてや
あさゆふに
わがまつ人の
われを待つらむ
やまざとは
ふゆこそことに
かなしけれ
みねふきまよふ
こがらしの
とぼそをたたく
こゑきけば
やすきゆめだに
むすばれず
しぐれとともに
かたをかの
まさきのかづら
ちりにけり
いまはわがみの
なげきをば
なににつけてか
なぐさめむ
ゆきだにふりて
しもがれの
くさばのうへに
つもらなむ
それにつけてや
あさゆふに
わがまつひとの
われをまつらむ


命だに
はかなからずば
年ふとも
逢見む事を
またまし物を
いのちだに
はかなからずば
としふとも
あひみむことを
またましものを


逢事を
今宵と思はゞ
夕づく日
いる山のはも
嬉しからまし
あふごとを
こよひとおもはば
ゆふづくひ
いるやまのはも
うれしからまし
Лишь подумаю,
Что вечером встреча,
И вечернему солнцу,
Что заходит за горы
Так рад!

まつ人の
大空わたる
月ならば
ぬるゝ袂に
かげはみてまし
まつひとの
おほそらわたる
つきならば
ぬるるたもとに
かげはみてまし


恨むなよ
影みえ難き
夕月夜
おぼろげならぬ
雲間まつ身ぞ
うらむなよ
かげみえかたき
ゆふつきよ
おぼろげならぬ
くもままつみぞ


慰むる
我あらましに
待慣れて
さのみねぬよの
數や重ねむ
なぐさむる
われあらましに
まちなれて
さのみねぬよの
かずやかさねむ


足日木乃
山之四付二
妹待跡
吾立所<沾>
山之四附二
あしひきの
やまのしづくに
いもまつと
われたちぬれぬ
やまのしづくに
Когда я любимую ждал
Под капелью лесною в горах,
Распростертых вокруг,
Я все время стоял и промок весь насквозь
Под капелью лесною в горах…

同じくば
日影の雪に
消ぬまを
見せばやとのみ
人ぞ待るゝ
おなじくば
ひかげのゆきに
きえぬまを
みせばやとのみ
ひとぞまたるる


命だに
心にかなふ
身なりせば
遠ざかりゆく
日数経ましや
いのちだに
こころにかなふ
みなりせば
とほざかりゆく
ひかずへましや


別れ路の
心や空に
通ふらむ
人まつ風の
絶えず吹くかな
わかれぢの
こころやそらに
かよふらむ
ひとまつかぜの
たえずふくかな


きぬべしと
たのめしかども
唐衣
立ち返るまで
経べきわが身か
きぬべしと
たのめしかども
からころも
たちかへるまで
ふべきわがみか


わが袖に
かかる涙を
とどめおきて
船はのどかに
漕ぎや行くらむ
わがそでに
かかるなみだを
とどめおきて
ふねはのどかに
こぎやゆくらむ


あひ見むと
思ふ心は
深けれど
われや泣く泣く
待たずなりなむ
あひみむと
おもふこころは
ふかけれど
われやなくなく
またずなりなむ


奥山に
すみおきたりし
かひもなく
まつの煙の
跡ぞ絶えたる
おくやまに
すみおきたりし
かひもなく
まつのけぶりの
あとぞたえたる


行き返り
かりこま山を
まつほどに
ははその森は
散りや果てなむ
ゆきかへり
かりこまやまを
まつほどに
ははそのもりは
ちりやはてなむ


かりにても
今日ばかりこそ
うらやまめ
明日を待つべき
命ならねば
かりにても
けふばかりこそ
うらやまめ
あすをまつべき
いのちならねば


今日の雨
晴るゝも侘し
降るも憂し
障習ひし
人を待つとて
けふのあめ
はるるもわびし
ふるもうし
さはりならひし
ひとをまつとて


暮るゝ間も
定なき世と
知り乍
歸來む日を
待つぞはかなき
くるるまも
さだめなきよと
しりながら
かへりこむひを
まつぞはかなき