和我都麻母
畫尓可伎等良無
伊豆麻母加
多<妣>由久阿礼<波>
美都々志努波牟
わがつまも
ゑにかきとらむ
いつまもが
たびゆくあれは
みつつしのはむ
Если б было время у меня,
Чтоб жену нарисовать свою
И с собою взять её портрет,
Я, в далёкий отправляясь путь,
Вспоминая, всё смотрел бы на него...

流經
妻吹風之
寒夜尓
吾勢能君者
獨香宿良<武>
ながらふる
つまふくかぜの
さむきよに
わがせのきみは
ひとりかぬらむ
Когда, не прекращаясь, дует ветер
И треплет полы длинные одежд,
Холодной ночью,
О, супруг мой милый,
Едва ли ты уснешь один!

山里に
われをとどめて
わかれぢの
ゆくのまにまに
深くなるらむ
やまさとに
われをとどめて
わかれぢの
ゆくのまにまに
ふかくなるらむ
В горной деревушке
Меня оставил,
И вот на дороге, которой идешь, расставшись со мной,
Снег постепенно
Становится все глубже[215] —
215. В танка обыгрываются омонимы: юки – «снег» и юки – от юку – «идти», «уходить». «И все больше, – хочет сказать поэтесса, – растет твое ко мне равнодушие».
山里に
通ふこころも
絶えぬべし
ゆくもとまるも
こころぼそさに
やまさとに
かよふこころも
たえぬべし
ゆくもとまるも
こころぼそさに
В горную деревушку
Протянувшиеся нити сердца
И те порвались.
Верно, причиной одиночество,
Что охватило меня, уходящего, и тебя, оставшуюся —

露しげみ
草のたもとを
枕にて
君まつむしの
音をのみぞなく
つゆしげみ
くさのたもとを
まくらにて
きみまつむしの
ねをのみぞなく
Как трава от обильной росы,
[Влажны] мои рукава,
Что [лежат] в изголовье.
Слышен голос «ждущих» цикад,
Что беспрестанно плачут![315].
315. Танка помещена также в Синтёкусэнвакасю, 14, в ней обыгрываются омонимы: мацумуси – вид цикады и мацу – «ждать». Второй смысл стиха: «В ожидании тебя я проливаю слезы, от которых увлажнился рукав, служащий мне изголовьем».
父母我
等能々志利弊乃
母々余具佐
母々与伊弖麻勢
和我伎多流麻弖
ちちははが
とののしりへの
ももよぐさ
ももよいでませ
わがきたるまで
Отец и мать,
За домом позади у вас в саду
Есть “сто-веков-трава”,—
Так сто веков на свете вы живите,
До той поры, пока я не приду!
* “Сто-веков-трава” — момоёгуса, другое название — мукасиёмоги, янагиёмоги—мелколепестник (Erigeron acris).
竹取物語 > 天の羽衣 (Небесная одежда из птичьих перьев)
今はとて
天の羽衣
著るをりぞ
君を哀れと
思ひ出でぬる
いまはとて
あまのはごろも
きるをりぞ
きみをあはれと
おもひいでぬる
Разлуки миг настал,
Сейчас надену я
Пернатую одежду.
Но вспомнился мне ты –
И плачет сердце».

竹取物語 > 天の羽衣 (Небесная одежда из птичьих перьев)
逢ふことも
涙に浮ぶ
我が身には
死なぬ藥も
何にかはせむ
あふことも
なみだにうかぶ
わがみには
しなぬくすりも
なににかはせむ
Не встретиться нам вновь!
К чему мне жить на свете?
Погас твой дивный свет.
Увы! напрасный дар –
Бессмертия напиток.

ふたり来し
道とも見えぬ
浪の上を
思ひかけでも
かへすめるかな
ふたりこし
みちともみえぬ
なみのうへを
おもひかけでも
かへすめるかな
Непохожа
Гладь волн
На дорогу, которой вдвоём мы сюда шли,
Неужели равнодушно
Ты меня отсылаешь? —

わたつうみと
人や見るらむ
あふことの
なみだをふさに
泣きつめつれば
わたつうみと
ひとやみるらむ
あふことの
なみだをふさに
なきつめつれば
Широким морем,
Верно, видятся людям
Те слезы, что я в обилии
Проливаю
Из-за свиданий, [что невозможны][377].
377. Танка содержит омонимы: нами – «нет» и намида – «слезы», офуса – «радуга» и фуса – «много». Ватацуми созвучно слову накицумэ («плакать не переставая») и включает в себя слово цуми – «накапливать». Слова ватацуми, нами, наки (в слове накицумэ) представляют собой энго. Четвертая строка содержит топоним Офуса – название станции, где было сложено стихотворение.
ひとりして
いかにせましと
わびつれば
そよとも前の
荻ぞ答ふる
ひとりして
いかにせましと
わびつれば
そよともまへの
おぎぞこたふる
В одиночестве
Как теперь жить —
Вопрошаю, горюя.
«Вот так», – легкий ветерок
В мисканте отвечает —

君なくて
あしかりけりと
思ふにも
いとど難波の
浦ぞすみ憂き
きみなくて
あしかりけりと
おもふにも
いとどなにはの
うらぞすみうき
Тебя не стало,
И так тяжело
Было мне,
И все печальней в Нанива-
Заливе мне становилось жить[404], —
404. Танка помещена в Сюисю, 9 [540], Кокинрокутё, 3; в Кондзяку-моногатари, 30, третья строка: омофу ни ва. Асикари – какэкотоба, имеющее омофоны со значениями «плохо», «тяжело» и «резать тростник». Отсюда – иной смысл второй строки: «Я теперь стал резать тростник».
あしからじ
とてこそ人の
わかれけめ
なにか難波の
浦もすみ憂き
あしからじ
とてこそ人の
わかれけめ
なにかなにはの
うらもすみうき
«Не будет тяжело» —
Так говорил ты,
Расставаясь со мной.
Отчего же теперь в Нанива-
Заливе жить печально?[405]
405. По содержанию эта песня не соответствует смыслу рассказа. Видимо, в первоначальном тексте Ямато-моногатари ее не было и это позднейшая вставка. Однако она приводится в Сюисю, 9 [541], и в Кондзяку-моногатари, 30 (в разделе 5). При этом порядок следования стихотворений обратный: сначала танка жены, потом – мужа. Ввиду употребления тех же омонимов, что и в предыдущем стихотворении, первая строка имеет еще смысл: «Не буду резать тростник».
われもしか
なきてぞ人に
恋ひられし
今こそよそに
声をのみ聞け
われもしか
なきてぞひとに
こひられし
いまこそよそに
こゑをのみきけ
И меня когда-то, вот так
Плача, милый
Любил.
А теперь со стороны
Лишь голос его слышу[428] —
428. Сика – «так» значит еще «олень». Танка помещена в Синкокинсю, 15, Кондзяку-моногатари, 30 («Рассказ о том, как сложила танка жена одного человека, жившего в стране Тамба», 12).
つれづれと
いとど心の
わびしきに
けふはとはずて
暮らしてむとや
つれづれと
いとどこころの
わびしきに
けふはとはずて
くらしてむとや
Тоскливо мне,
И все больше сердцу
Одиноко.
Неужто сегодня без твоего письма
День проживу я?[446] —
446. Танка помещена в Нарихирасю.
かぎりなき
雲ゐのよそに
わかるとも
人を心に
おくらさめやは
かぎりなき
くもゐのよそに
わかるとも
ひとをこころに
おくらさめやは
«Словно в беспредельной
Дали колодца облаков,
Разлучились мы,
Но милая в сердце
Ведь по-прежнему осталась[458], —
458. Последняя строка танка не поддается толкованию, поэтому комментаторы придерживаются другого списка, где эта строка дана в виде окурасан я ва. Танка приводится в Хэндзёсю.
大伴乃
美津能濱尓有
忘貝
家尓有妹乎
忘而念哉
おほともの
みつのはまなる
わすれがひ
いへなるいもを
わすれておもへや
О раковины “позабудь”
На славных Мицу берегах
В Отомо,
Любимую, что там осталась дома,
Навряд ли я сумею позабыть!
* Раковины “позабудь”, или раковины забвения (васурэгаи), — по народному поверью, они помогают забыть горе, несчастную любовь, если хранить их при себе. В основе поверья лежит вера в магию слов (“котодама-синко” — букв. “вера в душу слов”), в то, что слова обладают действенной силой. Об этом свидетельствуют многие названия гор, раковин, трав в песнях М. (трава “позабудь”, раковины “позабудь-любовь”, гора “Утешу” и др.). К. же объясняет это тем, что раковины эти очень красивы и, любуясь ими, люди забывают о горе.
草枕
客去君跡
知麻世婆
<崖>之<埴>布尓
仁寶播散麻思<呼>
くさまくら
たびゆくきみと
しらませば
きしのはにふに
にほはさましを
Когда бы знала,
Что уходишь в дальний путь,
Где травы служат изголовьем,
Цветною глиной этих берегов
Окрасила бы я твои одежды.
* В старину девушки в знак любви или на память окрашивали одежды возлюбленному. Обычно это делали при помощи цветов и трав, но в некоторых песнях М. говорится о желтой или красной глине, которую растирали на ткани (см. песни 932, 1002 и др.).
見吉野乃
山下風之
寒久尓
為當也今夜毛
我獨宿牟
みよしのの
やまのあらしの
さむけくに
はたやこよひも
わがひとりねむ
Такой холодною порою,
Когда бушует буря среди гор,
Здесь, в Ёсину,
И этой ночью, снова,
Ужели спать придется одному?

宇治間山
朝風寒之
旅尓師手
衣應借
妹毛有勿久尓
うぢまやま
あさかぜさむし
たびにして
ころもかすべき
いももあらなくに
Возле Удзима-гор
Утром холоден ветер,
Я в пути нахожусь,
Нет любимой жены,
Что могла бы мне дать на дорогу одежду!
* Данная песня — одна из характерных песен странствования, в которых путник тоскует о жене или возлюбленной, что дала бы теплую одежду или высушила б мокрую одежду странника. Если это не запись народной песни, то во всяком случае она близка народным песням, представленным в М.
君之行
氣長成奴
山多都祢
迎加将行
<待尓>可将待
きみがゆき
けながくなりぬ
やまたづね
むかへかゆかむ
まちにかまたむ
Так много дней прошло,
Как ты ушёл, любимый,
Пойти ли в горы мне тебя искать,
Спешить ли мне к тебе навстречу,
Иль оставаться здесь и снова ждать и ждать?..

在管裳
君乎者将待
打靡
吾黒髪尓
霜乃置萬代日
ありつつも
きみをばまたむ
うちなびく
わがくろかみに
しものおくまでに
Пока живу, я буду ждать, любимый,
Я буду ждать, пока ты не придешь,
О, долго ждать!
Пока не ляжет иней
На пряди черные распущенных волос…
* Есть два толкования этой песни: одни считают, что в ней речь идет о настоящем инее, другие — что это метафора седых волос. Так как в М. такая метафора встречается в ряде песен — можно считать, что и здесь речь идет о седине, в этом убеждает контекст.
居明而
君乎者将待
奴婆珠<能>
吾黒髪尓
霜者零騰文
ゐあかして
きみをばまたむ
ぬばたまの
わがくろかみに
しもはふるとも
Всю ночь, пока не рассветет,
Я буду ждать тебя, любимый,
Пока ты не придешь, —
Пусть даже ляжет иней
На пряди, ягод тутовых черней…
* Вариант п. 87. Однако здесь образ инея не является метафорой (см. стк. 1–2).
遺居<而>
戀管不有者
追及武
道之阿廻尓
標結吾勢
おくれゐて
こひつつあらずは
おひしかむ
みちのくまみに
しめゆへわがせ
Чем здесь остаться мне
И жить одной в тоске,
О, лучше я пойду вслед за тобой.
На каждом повороте на пути
Оставь мне знак свой, друг любимый мой!

多氣婆奴礼
多香根者長寸
妹之髪
此来不見尓
掻入津良武香
たけばぬれ
たかねばながき
いもがかみ
このころみぬに
かきいれつらむか
Их зачешешь вверх — рассыплются они,
Не зачешешь их — такие длинные
Волосы возлюбленной моей…
И теперь, когда я не любуюсь ими,
Верно, в беспорядке волосы лежат…
* Волосы — один из обычных образов в песнях любви и разлуки. Не глаза, не губы, а именно волосы возлюбленной чаще всего воспеваются в песнях М.
* В старину муж не брал жену к себе в дом, а навещал её в её доме (СП).
人皆者
今波長跡
多計登雖言
君之見師髪
乱有等母
ひとみなは
いまはながしと
たけといへど
きみがみしかみ
みだれたりとも
Говорят мне все,
Что ныне длинные они,
Говорят мне: “Вверх их подбери!”
Но ведь ими любовался ты,
Пусть же будут в беспорядке волосы мои!

橘之
蔭履路乃
八衢尓
物乎曽念
妹尓不相而
たちばなの
かげふむみちの
やちまたに
ものをぞおもふ
いもにあはずして
Как та дорога, где проходят люди
Под тенью померанцевых цветов,
На множество дорог дробится,
Вот так в тоске мои дробятся думы
Без встреч с тобой, любимая моя…

石見乃海
角乃浦廻乎
浦無等
人社見良目
滷無等
(一云
礒無登)
人社見良目
能咲八師
浦者無友
縦畫屋師
滷者
(一云
礒者)
無鞆
鯨魚取
海邊乎指而
和多豆乃
荒礒乃上尓
香青生
玉藻息津藻
朝羽振
風社依米
夕羽振流
浪社来縁
浪之共
彼縁此依
玉藻成
依宿之妹乎
(一云
波之伎余思
妹之手本乎)
露霜乃
置而之来者
此道乃
八十隈毎
萬段
顧為騰
弥遠尓
里者放奴
益高尓
山毛越来奴
夏草之
念思奈要而
志<怒>布良武
妹之門将見
靡此山
いはみのうみ
つののうらみを
うらなしと
ひとこそみらめ
かたなしと
(いそなしと)
ひとこそみらめ
よしゑやし
うらはなくとも
よしゑやし
かたは
(いそは)
なくとも
いさなとり
うみへをさして
にきたづの
ありそのうへに
かあをなる
たまもおきつも
あさはふる
かぜこそよせめ
ゆふはふる
なみこそきよれ
なみのむた
かよりかくより
たまもなす
よりねしいもを
(はしきよし
いもがたもとを)
つゆしもの
おきてしくれば
このみちの
やそくまごとに
よろづたび
かへりみすれど
いやとほに
さとはさかりぬ
いやたかに
やまもこえきぬ
なつくさの
おもひしなえて
しのふらむ
いもがかどみむ
なびけこのやま
Там, в Ивами, где прибой
Бьет у берегов Цуну,
Люди, поглядев кругом,
Скажут, что залива нет,
Люди, поглядев кругом,
Скажут — отмели там нет.
Все равно прекрасно там,
Даже пусть залива нет,
Все равно прекрасно там,
Пусть и отмели там нет!
У скалистых берегов,
В Нигитадзу, на камнях,
Возле моря, где порой
Ловят чудище-кита,
Водоросли взморья там,
Жемчуг — водоросли там,
Зеленея, поднялись.
И лишь утро настает,
Словно легких крыльев взмах,
Набегает ветерок.
И лишь вечер настает,
Словно легких крыльев взмах,
Приливают волны вмиг.
Как жемчужная трава
Клонится у берегов
В эту сторону и ту,
Гнется и к земле прильнет
С набегающей волной,
Так спала, прильнув ко мне,
Милая моя жена.
Но ее покинул я.
И по утренней росе,
Идя горною тропой,
У извилин каждый раз
Все оглядывался я,
Много раз, несчетно раз
Оборачивался я.
И все дальше оставлял
За собой родимый дом.
И все выше предо мной
Были горы на пути.
Словно летняя трава
В жарких солнечных лучах,
От разлуки, от тоски
Вянет милая жена.
На ворота бы взглянуть,
Верно, там стоит она!
Наклонитесь же к земле
Горы, скрывшие ее!
* Одно из знаменитых стихотворений Хитомаро (см. п. 29), посвященных разлуке с женой. Предполагают, что Хитомаро ехал в столицу, как и все провинциальные чиновники, отчитываться о делах своей провинции. Песня 223 говорит о том, что он умер в провинции Ивами во 2-м г. Вадо (709 г.) или в 4-м г. Кэйун (707 г.). Эта песня сложена после 702–703 гг.
石見乃也
高角山之
木際従
我振袖乎
妹見都良武香
いはみのや
たかつのやまの
このまより
わがふるそでを
いもみつらむか
Там, в Ивами,
Возле гор Такацуну,
Меж деревьями густыми вдалеке,
Видела ли милая моя,
Как махал я ей, прощаясь, рукавом?

小竹之葉者
三山毛清尓
乱友
吾者妹思
別来礼婆
ささのはは
みやまもさやに
さやげども
われはいもおもふ
わかれきぬれば
По дороге, где иду
На склонах гор,
Тихо-тихо шелестит бамбук…
Но в разлуке с милою женой
Тяжело на сердце у меня…

石見尓有
高角山乃
木間従文
吾袂振乎
妹見監鴨
いはみなる
たかつのやまの
このまゆも
わがそでふるを
いもみけむかも
Там, в Ивами,
Возле гор Такацуну,
Меж деревьями густыми вдалеке,
О, увидит ли любимая моя,
Как махать ей буду рукавом?

角<障>經
石見之海乃
言佐敝久
辛乃埼有
伊久里尓曽
深海松生流
荒礒尓曽
玉藻者生流
玉藻成
靡寐之兒乎
深海松乃
深目手思騰
左宿夜者
幾毛不有
延都多乃
別之来者
肝向
心乎痛
念乍
顧為騰
大舟之
渡乃山之
黄葉乃
散之乱尓
妹袖
清尓毛不見
嬬隠有
屋上乃
(一云
室上山)
山乃
自雲間
渡相月乃
雖惜
隠比来者
天傳
入日刺奴礼
大夫跡
念有吾毛
敷妙乃
衣袖者
通而<沾>奴
つのさはふ
いはみのうみの
ことさへく
からのさきなる
いくりにぞ
ふかみるおふる
ありそにぞ
たまもはおふる
たまもなす
なびきねしこを
ふかみるの
ふかめておもへど
さねしよは
いくだもあらず
はふつたの
わかれしくれば
きもむかふ
こころをいたみ
おもひつつ
かへりみすれど
おほぶねの
わたりのやまの
もみちばの
ちりのまがひに
いもがそで
さやにもみえず
つまごもる
やかみの
(むろかみやま)
やまの
くもまより
わたらふつきの
をしけども
かくらひくれば
あまづたふ
いりひさしぬれ
ますらをと
おもへるわれも
しきたへの
ころものそでは
とほりてぬれぬ
Обвита плющём скала…
В море, в Ивами,
Там, где выступает мыс
Караносаки…
На камнях растут в воде
Фукамиру-водоросли,
На скалистом берегу —
Жемчуг-водоросли.
Как жемчужная трава
Гнётся и к земле прильнет,
Так спала, прильнув ко мне,
Милая моя жена.
Глубоко растут в воде
Фукамиру — водоросли,
Глубоко любил её,
Ненаглядную мою.
Но немного мне дано
Было радостных ночей,
Что в ее объятьях спал.
Листья алые плюща
Разошлись по сторонам —
Разлучились с нею мы.
И когда расстался я,
Словно печень у меня
Раскололась на куски,
Стало горестно болеть
Сердце бедное моё.
И в печали, уходя,
Всё оглядывался я…
Но большой корабль
Плывёт…
И на склонах Ватари
Клёна алая листва,
Падая, затмила взор,
Я не смог из-за неё
Ясно видеть рукава
Дорогой моей жены…
Дом скрывает жён от глаз…
И хоть жалко нам луну,
Что плывет средь облаков,
Над горами Яками,
Но скрывается она —
Скрылась и моя жена…
Вскоре вечер наступил,
И, плывя по небесам,
Солнце на закате дня
Озарило всё вокруг,
У меня же, что считал
Храбрым рыцарем себя,
Рукава, что я стелю
В изголовье,
Все насквозь
Вымокли от слёз моих…
* Песня Хитомаро, также посвящённая разлуке с женой. Фукамиру — водоросли, растущие в глубоких местах (фукамиру “смотреть вглубь”), — народное название.
石見之海
津乃浦乎無美
浦無跡
人社見良米
滷無跡
人社見良目
吉咲八師
浦者雖無
縦恵夜思
潟者雖無
勇魚取
海邊乎指而
柔田津乃
荒礒之上尓
蚊青生
玉藻息都藻
明来者
浪己曽来依
夕去者
風己曽来依
浪之共
彼依此依
玉藻成
靡吾宿之
敷妙之
妹之手本乎
露霜乃
置而之来者
此道之
八十隈毎
萬段
顧雖為
弥遠尓
里放来奴
益高尓
山毛超来奴
早敷屋師
吾嬬乃兒我
夏草乃
思志萎而
将嘆
角里将見
靡此山
いはみのうみ
つのうらをなみ
うらなしと
ひとこそみらめ
かたなしと
ひとこそみらめ
よしゑやし
うらはなくとも
よしゑやし
かたはなくとも
いさなとり
うみべをさして
にきたつの
ありそのうへに
かあをなる
たまもおきつも
あけくれば
なみこそきよれ
ゆふされば
かぜこそきよれ
なみのむた
かよりかくより
たまもなす
なびきわがねし
しきたへの
いもがたもとを
つゆしもの
おきてしくれば
このみちの
やそくまごとに
よろづたび
かへりみすれど
いやとほに
さとさかりきぬ
いやたかに
やまもこえきぬ
はしきやし
わがつまのこが
なつくさの
おもひしなえて
なげくらむ
つののさとみむ
なびけこのやま
Там, в Ивами, где прибой
Бьёт у берегов Цуну,
Люди, поглядев кругом,
Скажут, что залива нет,
Люди, поглядев кругом,
Скажут: отмели там нет.
Всё равно прекрасно там,
Даже пусть залива нет!
Всё равно прекрасно там,
Пусть и отмели там нет!
У скалистых берегов,
В Нигитадзу, на камнях,
Возле моря, где порой
Ловят чудище-кита,
Водоросли взморья там,
Жемчуг-водоросли там,
Зеленея, поднялись.
И лишь утро настаёт,
Приливает вмиг волна,
И лишь вечер настаёт,
Набегает ветерок.
Как жемчужная трава
Клонится у берегов
В эту сторону и ту,
Гнётся и к земле прильнет
С набегающей волной,
Так спала, прильнув ко мне,
Милая моя жена.
Рукава её,
Что стелила мне она
В изголовье
Каждый раз,
Я оставил и ушёл.
И по утренней росе,
Идя горною тропой,
У извилин всякий раз
Все оглядывался я,
Много раз, несчётно раз
Оборачивался я.
И всё дальше оставлял
За собой родимый дом,
И всё выше предо мной
Были горы на пути.
Ненаглядное дитя —
Милая моя жена,
Словно летняя трава
В жарких солнечных лучах,
От разлуки, от тоски,
Верно, вянет там она
И горюет обо мне.
На село взгляну Цуну,
Где осталася она,
Наклонитесь же к земле,
Горы, скрывшие её!

石見之海
打歌山乃
木際従
吾振袖乎
妹将見香
いはみのうみ
うつたのやまの
このまより
わがふるそでを
いもみつらむか
Там, в Ивами,
Возле гор Такацуну,
Меж деревьями густыми вдалеке,
Видела ли, милая моя,
Как махал я ей, прощаясь, рукавом?
*Уцутану горы
勿念跡
君者雖言
相時
何時跡知而加
吾不戀有牟
なおもひと
きみはいへども
あはむとき
いつとしりてか
あがこひずあらむ
Не тоскуй, — ты говоришь.
Но я могу ль
О тебе не тосковать, скажи,
Разве знаем мы с тобою час,
Когда снова встретимся теперь?

鴨山之
磐根之巻有
吾乎鴨
不知等妹之
待乍将有
かもやまの
いはねしまける
われをかも
しらにといもが
まちつつあるらむ
Возможно ль, что меня, кому средь гор Камо
Подножье скал заменит изголовье,
Все время ждет с надеждой и любовью,
Не зная ни о чем,
Любимая моя?..
* “Подножье скал заменит изголовье” — в старину хоронили в пещерах, среди скал, в горах.
* Хитомаро умер в провинции Ивами, по мнению К. Маб., в начале годов правления Вадо (709 г.), а Сайто Мокити считает, что в 4-м году правления Кэйун (707 г.).
留火之
明大門尓
入日哉
榜将別
家當不見
ともしびの
あかしおほとに
いらむひや
こぎわかれなむ
いへのあたりみず
Огней зажженных свет
В Акаси у пролива…
О день, когда войдет туда моя ладья!
В том плаванье мне суждена разлука,
Я не увижу мест, где дом стоит родной!

山越乃
風乎時自見
寐<夜>不落
家在妹乎
懸而小竹櫃
やまごしの
かぜをときじみ
ぬるよおちず
いへなるいもを
かけてしのひつ
Прилетевший с гор холодный ветер
Дует необычною порой…
Каждой ночью, спать ложась в разлуке,
О любимой, что осталась дома,
Полон я заботы и тоски!

莫囂圓隣之
大相七兄爪謁氣
吾瀬子之
射立為兼
五可新何本
しづまりし
なせあはずあけ
わがせこが
いたたせりけむ
いつかしがもと
На ночную луну
Подняла я свой взор и спросила:
“Милый мой
Отправляется в путь,
О, когда же мы встретимся снова?”
* Есть много вариантов расшифровки песни; приведен наиболее древний, приписываемый Сэнгаку (XIII в.).
* Появление образа луны в М. во многих песнях приписывают влиянию китайской поэзии. В народных японских песнях основное внимание уделяется солнцу, облакам, ветру, дождю — всему тому, от чего зависит урожай. Из М. образ луны перешел в японскую классическую поэзию Х—XIII вв., где получил широкое хождение в песнях осени, любви, разлуки.

潮左為二
五十等兒乃嶋邊
榜船荷
妹乗良六鹿
荒嶋廻乎
しほさゐに
いらごのしまへ
こぐふねに
いものるらむか
あらきしまみを
У Ираго далеких берегов
В прилива час, когда шумит волна,
На корабле, плывущем одиноко,
Не едет ли и милая жена,
Кружа у островов, заброшенных и диких?

吾勢枯波
何所行良武
己津物
隠乃山乎
今日香越等六
わがせこは
いづくゆくらむ
おきつもの
なばりのやまを
けふかこゆらむ
О милый мой, куда, в какие дали
Направился ты, скрывшись с глаз моих,
Как водоросль на дне? —
Не горы ли Набари
В дороге дальней переходишь ты сейчас?
* Набари — название гор, а также одна из форм глагола “прятаться”, отсюда игра слов в песне и скрытый намек.

市之殖木乃
木足左右
不相久美
宇倍<戀>尓家利
ひむがしの
いちのうゑきの
こだるまで
あはずひさしみ
うべこひにけり
То дерево, что посадили мы с тобою
В столице на восточной стороне,
Теперь к земле ветвями наклонилось,—
Так долго не встречались мы…
Не удивительно, что о тебе тоскую…
* В те времена существовал обычай вместе с возлюбленной сажать деревья, цветы.
秋風乃
寒朝開乎
佐農能岡
将超公尓
衣借益矣
あきかぜの
さむきあさけを
さぬのをか
こゆらむきみに
きぬかさましを
На рассвете холодном
От осеннего ветра,
Когда ты переходишь
Взгорья дальние Сану,
О, согреть бы тебя мне своею одеждой!
* К. Маб. считает эту песню сочинением жены Акахито. Мотоори Норинага приписывает ее женщине из гостиницы, где останавливались путешественники. Однако большинство комментаторов считает, что это сочинение Акахито. ТЮ указывает, что песня может быть и обращением к другу.
* Однако во многих песнях М. этот мотив характерен именно для песен женщин, когда они просят “ветер не дуть”, “дождь не идти” и т. п., так как милый переходит сейчас через горы или вообще находится в пути. Кроме того, это не единственная песня Акахито, написанная от лица женщины (см. п. 1425). Здесь, нам кажется, это запись народной песни в обработке Акахито.
久堅之
天原従
生来
神之命
奥山乃
賢木之枝尓
白香付
木綿取付而
齊戸乎
忌穿居
竹玉乎
繁尓貫垂
十六自物
膝折伏
手弱女之
押日取懸
如此谷裳
吾者<祈>奈牟
君尓不相可聞
ひさかたの
あまのはらより
あれきたる
かみのみこと
おくやまの
さかきのえだに
しらかつけ
ゆふとりつけて
いはひへを
いはひほりすゑ
たかたまを
しじにぬきたれ
ししじもの
ひざをりふして
たわやめの
おすひとりかけ
かくだにも
あれはこひなむ
きみにあはじかも
Боги,
Что сошли сюда
С вечной высоты небес
Из-за облачных долин,
Боги славные,
Для вас
Ветвь сакаки я сорву,
Что растет в ущельях гор.
Я к той ветке привяжу
Пряжу с белым волокном,
Помолясь, зарою здесь
Я сосуд с вином святым,
Словно яшму, нанижу
Густо
Молодой бамбук
И, как дикий вепрь в горах,
На коленях поползу,
В покрывало завернусь
Слабая жена,
И, творя святой обряд,
Буду всей душой молить…
Неужели и тогда
Мне не встретиться с тобой?
* В песне подробно описываются жертвоприношения и обряды, которыми обычно сопровождаются молитвы и которые часто встречаются в песнях М. Божествам подносят ветки священного дерева “сакаки” или вечнозеленых деревьев, пряжу, волокна; сосуд со священным вином зарывают в землю; молодой бамбук нанизывают на нить и т. п. Значение этих жертвоприношений не поясняется, но они обычно сопровождают молитвы богам, когда просят о встрече с любимым человеком, о благополучном пути, о продлении жизни и избавлении от бед.
木綿疊
手取持而
如此谷母
吾波乞甞
君尓不相鴨
ゆふたたみ
てにとりもちて
かくだにも
あれはこひなむ
きみにあはじかも
Пряжу наложив горой,
В руки я ее возьму
И, творя святой обряд,
Буду всей душой молить…
Неужели и тогда мне не встретиться с тобой?

思家登
情進莫
風候
好為而伊麻世
荒其路
いへもふと
こころすすむな
かぜまもり
よくしていませ
あらしそのみち
О доме о родном тоскуя,
Ты сердцу не давай спешить,
И береги себя
От грозной бури:
Опасны людям дальние пути!
* Поэт Табито после трех лет пребывания на о-ве Кюсю в 730 г. получил разрешение вернуться в столицу. Песня была послана ему перед отъездом.
淡海路乃
鳥篭之山有
不知哉川
氣乃己呂其侶波
戀乍裳将有
あふみちの
とこのやまなる
いさやかは
けのころごろは
こひつつもあらむ
На дороге в Оми,
Где гора есть Токо,
Есть Река сомнений —
Исаягава…
Полон я сомнении: эти дни в разлуке
Тосковала ль обо мне она?

君待登
吾戀居者
我屋戸之
簾動之
秋風吹
きみまつと
あがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきのかぜふく
Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора —
Дует ветер…
* По народным японским приметам, если в то время, когда думаешь о любимом, подует ветер, значит любимый вспоминает о тебе, любит и придет. Нукада думала, что занавес тронул возлюбленный, и поэтому разочарована, что это всего лишь ветер.
真野之浦乃
与騰<乃>継橋
情由毛
思哉妹之
伊目尓之所見
まののうらの
よどのつぎはし
こころゆも
おもへやいもが
いめにしみゆる
Там, где бухта Ману,
Там, где заводь стоит,
Перекинут мосток за мостком…
Оттого ль, что всё время о ней я грущу,
Мне любимая грезится в снах…
* …мне любимая грезится в снах… — по старинному народному японскому поверью, если человек думает о тебе, тоскует, то непременно увидишь его во сне.
衣手尓
取等騰己保里
哭兒尓毛
益有吾乎
置而如何将為
ころもでに
とりとどこほり
なくこにも
まされるわれを
おきていかにせむ
Уцепившуюся
За рукав одежды,
Плачущую горше, чем дитя,
Если ты меня оставишь, милый,
Что я буду делать без тебя?

置而行者
妹将戀可聞
敷細乃
黒髪布而
長此夜乎
おきていなば
いもこひむかも
しきたへの
くろかみしきて
ながきこのよを
О, когда уйду, тебя оставив,
Будешь тосковать, наверно, без меня,
Пряди черные волос раскинув
На подушек мягкие шелка,
Тёмной ночью бесконечно долгой!

吾妹兒乎
相令知
人乎許曽
戀之益者
恨三念
わぎもこを
あひしらしめし
ひとをこそ
こひのまされば
うらめしみおもへ
О человеке том, который дал узнать,
Что есть на свете ты, любимая моя,
О нем теперь,
Когда растет тоска,
Я не могу без гнева вспоминать!
[Песня Табэ Итихико]
朝日影
尓保敝流山尓
照月乃
不猒君乎
山越尓置手
あさひかげ
にほへるやまに
てるつきの
あかざるきみを
やまごしにおきて
Тебя, друг милый, на кого не наглядеться,
Как на сияющую в небесах луну,
В горах, что в утренних лучах сверкали,
Тебя оставила я одного,
Простясь, на горном перевале…
[Песня Тонэри Ёситоси]
三熊野之
浦乃濱木綿
百重成
心者雖念
直不相鴨
みくまのの
うらのはまゆふ
ももへなす
こころはもへど
ただにあはぬかも
Как сотнями рядов гнездятся листья
Цветов хамаю, что растут на берегах
У бухты дивной красоты — Куману,
Так велика тоска на сердце о тебе,
И все ж с тобой наедине нам не встречаться!
* Песни 496, 497 сложены Какиномото Хитомаро во время путешествия по стране Кии.
* Хамаю (совр. хамаомото”, Crinum japonicum) — многолетнее вечнозеленое растение с длинными узкими листьями, растущими густыми рядами; цветет крупными белыми соцветиями, как дикие лилии.
古尓
有兼人毛
如吾歟
妹尓戀乍
宿不勝家牟
いにしへに
ありけむひとも
あがごとか
いもにこひつつ
いねかてずけむ
И люди те,
Что жили в старину,
Ужели так же, как и я, страдали
И, о возлюбленной своей грустя,
Ночами долгими не спали?
* Песни 496, 497 сложены Какиномото Хитомаро во время путешествия по стране Кии.
* Хамаю (совр. хамаомото”, Crinum japonicum) — многолетнее вечнозеленое растение с длинными узкими листьями, растущими густыми рядами; цветет крупными белыми соцветиями, как дикие лилии.
百重二物
来及毳常
念鴨
公之使乃
雖見不飽有<武>
ももへにも
きしかぬかもと
おもへかも
きみがつかひの
みれどあかずあらむ
Не оттого ль, что думаю, бывало:
“Пусть сотни, сотни раз он посетит меня!” —
Хотя гонец приходит от тебя,
Но сколько ни придет,
Всегда мне мало!

神風之
伊勢乃濱荻
折伏
客宿也将為
荒濱邊尓
かむかぜの
いせのはまをぎ
をりふせて
たびねやすらむ
あらきはまへに
Там, в далекой Исэ, охраняемой ветром богов,
Там, у берега моря, нарвав себе оги-траву,
Может, лег ты уснуть,
Сном забывшись в пути
На пустынном чужом берегу…
* Оги (Miscanthus sacehariflorus) — многолетнее растение с широкими листьями, похоже на сосуки, осенью цветет колосьями.
珠衣乃
狭藍左謂沈
家妹尓
物不語来而
思金津裳
たまきぬの
さゐさゐしづみ
いへのいもに
ものいはずきにて
おもひかねつも
Яшмовых одежд затихнул шорох,
О, какой тоскою полон я,
Не сказав любимой,
Что осталась дома,
Ласкового слова, уходя…
* По-видимому, вариант записи песни пограничного стража, покинувшего дом (см. п. 3481, 3528).
衣手乃
別今夜従
妹毛吾母
甚戀名
相因乎奈美
ころもでの
わかるこよひゆ
いももあれも
いたくこひむな
あふよしをなみ
С этой ночи, как расстанутся навеки
Рукава одежды нашей белотканой,
Ты и я —
Как тосковать мы будем…
Оттого, что нет надежды нам на встречу…
* “С этой ночи, как расстанутся навеки рукава одежды нашей”…— образ возлюбленных обычно связан с переплетенными в изголовье рукавами одежды; отсюда, говоря о разлуке, обычно употребляют образ расстающихся рукавов одежды.
臣女乃
匣尓乗有
鏡成
見津乃濱邊尓
狭丹頬相
紐解不離
吾妹兒尓
戀乍居者
明晩乃
旦霧隠
鳴多頭乃
哭耳之所哭
吾戀流
干重乃一隔母
名草漏
情毛有哉跡
家當
吾立見者
青旗乃
葛木山尓
多奈引流
白雲隠
天佐我留
夷乃國邊尓
直向
淡路乎過
粟嶋乎
背尓見管
朝名寸二
水手之音喚
暮名寸二
梶之聲為乍
浪上乎
五十行左具久美
磐間乎
射徃廻
稲日都麻
浦箕乎過而
鳥自物
魚津左比去者
家乃嶋
荒礒之宇倍尓
打靡
四時二生有
莫告我
奈騰可聞妹尓
不告来二計謀
おみのめの
くしげにのれる
かがみなす
みつのはまべに
さにつらふ
ひもときさけず
わぎもこに
こひつつをれば
あけくれの
あさぎりごもり
なくたづの
ねのみしなかゆ
あがこふる
ちへのひとへも
なぐさもる
こころもありやと
いへのあたり
わがたちみれば
あをはたの
かづらきやまに
たなびける
しらくもがくる
あまさがる
ひなのくにべに
ただむかふ
あはぢをすぎ
あはしまを
そがひにみつつ
あさなぎに
かこのこゑよび
ゆふなぎに
かぢのおとしつつ
なみのうへを
いゆきさぐくみ
いはのまを
いゆきもとほり
いなびつま
うらみをすぎて
とりじもの
なづさひゆけば
いへのしま
ありそのうへに
うちなびき
しじにおひたる
なのりそが
などかもいもに
のらずきにけむ
Как на чистый блеск зеркал,
Что в ларцах своих хранят
Жены нежные у нас,
На чудесных берегах
Мицу любовались все,
Глядя на морскую гладь.
На чудесных берегах
Свой заветный красный шнур
Не развязываю я,
Все тоскую о жене,
О возлюбленной своей,
И поэтому в тоске,
Словно плачущий журавль,
Что бывает поутру
Скрыт туманом на заре,
Только в голос плачу я…
И мечтая в тишине,
О, хотя бы часть одну
Среди тысячи частей
Той тоски, что полон я,
В сердце заглушить своем,
Я решил пойти взглянуть
На места, где дом родной.
Но когда я посмотрел:
Там, средь Кацураги гор,
Вставших флагом голубым,—
В дальних белых облаках,
Протянувшихся грядой,
Спрятан был от глаз мой дом…
В дальнюю, как свод небес,
В глушь далёкую страны
Отправляюсь я теперь,
Остров Авадзисима,
Что лежал передо мной,
Я оставил позади —
И гляжу все время я
В сторону, где на пути
Остров Авасима есть.
Там, в затишье,
Поутру
Лодочников голоса
Раздаются над водой,
Там, в затишье,
Ввечеру
Звуки весел слышны мне,
И по волнам я плыву,
Рассекая их в пути,
И кружусь, плывя меж скал…
Проплываю бухту я
Инабидзума.
Будто птица на воде,
Я качаюсь на волнах…
Вот и Наносима —
Остров, что зовется “Дом”.
На скалистых берегах
Пышным цветом расцвела,
Наклонясь к земле, трава,
Что зовут “не — говори”.
О, зачем я, уходя,
Словно слушая траву,
Ничего жене своей
На прощанье не сказал?
* “Свой заветный красный шнур не развязываю я…” — т. е. храню обет верности (см. п. 251).
* Трава “не-говори” (нанорисо) (Sargassum fulvellum) — вид морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* Название травы свидетельствует о древней вере в магию слов, о существовании народных заклинаний и заговоров. В М. встречается ряд подобных названий трав и раковин.
白<細>乃
袖解更而
還来武
月日乎數而
徃而来猿尾
しろたへの
そでときかへて
かへりこむ
つきひをよみて
ゆきてこましを
О, верно, уходя, все буду я считать
И месяцы, и дни,
Когда вернусь под нашу кровлю,
И вновь друг другу мы постелим в изголовье
Одежды белотканной рукава…

吾背子者
何處将行
己津物
隠之山乎
今日歟超良<武>
わがせこは
いづくゆくらむ
おきつもの
なばりのやまを
けふかこゆらむ
О милый мой, куда, в какие дали
Направился ты, скрывшись с глаз моих,
Как водоросль на дне?
Не горы ли Набари
В пути далеком переходишь ты сейчас?
* В песне игра слов, связанная с названием гор Набари. (“Набари” от “набару” — “прятаться”, “скрываться”.)
大原之
此市柴乃
何時鹿跡
吾念妹尓
今夜相有香裳
おほはらの
このいちしばの
いつしかと
あがおもふいもに
こよひあへるかも
Как много хвороста сухого
Здесь, на полях в Оохара,
Так много раз с тоскою думал я:
“Когда же, наконец, когда?” —
И нынче ночью встретился с тобою!

吾背子之
盖世流衣之
針目不落
入尓家良之
我情副
わがせこが
けせるころもの
はりめおちず
いりにけらしも
あがこころさへ
Ни одного стежка иглой не пропускала
В одежде, что надета в путь тобой.
Мне кажется, что все, любимый мой,
В одежду эту вложено душою,—
И даже сердце тоже — там, с тобой!..
* В старину был обычай дарить возлюбленному в дорогу одежду. Предполагают (МС), что песня адресована Накатоми Адзумахито.
獨宿而
絶西紐緒
忌見跡
世武為便不知
哭耳之曽泣
ひとりねて
たえにしひもを
ゆゆしみと
せむすべしらに
ねのみしぞなく
Я знаю, что плохой считается приметой.
Шнур — порванный,
Когда ты спишь один…
Но не могу помочь беде своей нежданной
И только громко в голос плачу я!
* Шнур порванный — знак измены.
春日野之
山邊道乎
与曽理無
通之君我
不所見許呂香聞
かすがのの
やまへのみちを
よそりなく
かよひしきみが
みえぬころかも
Тебя, любимый, что всегда являлся
В долину Касуга,
Без страха проходя дорогой горной,—
Я не вижу ныне,—
Все эти дни живу я без тебя…

庭立
麻手苅干
布<暴>
東女乎
忘賜名
にはにたつ
あさでかりほし
ぬのさらす
あづまをみなを
わすれたまふな
Простую женщину из Адзума-страны,
Что для тебя в саду своем растила,
Срезала коноплю, сушила,
Стелила для тебя и так тебя любила,
Заботясь о тебе, — не забывай её!

𡢳嬬等之
珠篋有
玉櫛乃
神家武毛
妹尓阿波受有者
をとめらが
たまくしげなる
たまくしの
かむさびけむも
いもにあはずあれば
Как гребень яшмовый
В шкатулке драгоценной,
Что девушки хранят, — любимая моя…
Наверное, состарилась она:
Мы долго не встречались с нею!

好渡
人者年母
有云乎
何時間曽毛
吾戀尓来
よくわたる
ひとはとしにも
ありといふを
いつのまにぞも
あがこひにける
Ведь, говорят,
Тот, кто терпеть умеет,
Тому и годы нипочем.
Но сколько ж времени у нас прошло,
Что я такой тоскою полон?
* Фудзивара Маро использовал здесь старинную народную песню, приведенную в М. в кн. XIII (3264—МС). В песню введена старинная поговорка: кто терпеть умеет, тому и годы нипочем.
蒸被
奈胡也我下丹
雖臥
与妹不宿者
肌之寒霜
むしふすま
なごやがしたに
ふせれども
いもとしねねば
はだしさむしも
Хоть и лежал
Под мягкой теплой фусума,
Но оттого, что милой
Не было со мною,
Я напролет всю ночь от холода дрожал!
* Фусума — род одеяла, подстилка для ложа, позже — спальная одежда.
打日指
宮尓行兒乎
真悲見
留者苦
聴去者為便無
うちひさす
みやにゆくこを
まかなしみ
とむればくるし
やればすべなし
Милое дитя, что во дворец идет,
Где указывают людям день работ,
Дорого для сердца моего…
Удержать ее — опять страдать,
Отпустить ее — погибель для меня!
* Речь идет о трудовой повинности при дворце, куда брали красавиц (унэмэ) для услужения царским особам (см. п. 51). Песня посвящена одной из красавиц, уходящей во дворец.
遠嬬
此間不在者
玉桙之
道乎多遠見
思空
安莫國
嘆虚
不安物乎
水空徃
雲尓毛欲成
高飛
鳥尓毛欲成
明日去而
於妹言問
為吾
妹毛事無
為妹
吾毛事無久
今裳見如
副而毛欲得
とほづまの
ここにしあらねば
たまほこの
みちをたどほみ
おもふそら
やすけなくに
なげくそら
くるしきものを
みそらゆく
くもにもがも
たかとぶ
とりにもがも
あすゆきて
いもにことどひ
あがために
いももことなく
いもがため
あれもことなく
いまもみるごと
たぐひてもがも
Оттого, что не со мной
Ты — любимая жена,
И далек теперь мой путь,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем,
Небо горьких дум моих —
Неспокойно у меня,
Небо горестей моих —
Неспокойно у меня.
Если б облаком мне стать,
Что плывет на небесах,
Если б птицею мне стать,
Что летает в вышине,
Завтра полетел бы я
И любимой все сказал!
И тогда из-за меня
Не было б у ней беды,
И тогда из-за нее
Не знавал бы бед и я.
О, когда бы нам теперь,
Как и прежде,
Вместе быть!

敷細乃
手枕不纒
間置而
年曽經来
不相念者
しきたへの
たまくらまかず
あひだおきて
としぞへにける
あはなくおもへば
Не сплю давно в объятьях рук твоих,
На изголовий из мягкой ткани…
Когда подумаю —
В разлуке минул год
Без встреч, любимая, с тобою!

飫宇能海之
塩干乃<鹵>之
片念尓
思哉将去
道之永手呼
おうのうみの
しほひのかたの
かたもひに
おもひやゆかむ
みちのながてを
Как бухта в Оу,
Где прилив отхлынул,
Печальна одинокая любовь…
Тоскуя о тебе, пойду я вновь
Далекой, прежнею дорогой…

吾背子尓
復者不相香常
思墓
今朝別之
為便無有都流
わがせこに
またはあはじか
とおもへばか
けさのわかれの
すべなかりつる
Оттого ли, что думалось мне,
Навряд ли опять
Повстречаюсь я с милым,
Утром сегодня разлука с тобой
Лишила меня и надежды, и силы.

現世尓波
人事繁
来生尓毛
将相吾背子
今不有十方
このよには
ひとごとしげし
こむよにも
あはむわがせこ
いまならずとも
В непрочном бренном этом мире
Молва людская велика.
Что ж, в будущих мирах
Мы встретимся, мой милый,
Пусть нынче счастье нам не суждено!

常不止
通之君我
使不来
今者不相跡
絶多比奴良思
つねやまず
かよひしきみが
つかひこず
いまはあはじと
たゆたひぬらし
Нет твоего гонца,
Что постоянно
Спешил привет мне принести домой…
Как видно, ты колеблешься, любимый,
И нынче мы не встретимся опять.

天皇之
行幸乃随意
物部乃
八十伴雄与
出去之
愛夫者
天翔哉
軽路従
玉田次
畝火乎見管
麻裳吉
木道尓入立
真土山
越良武公者
黄葉乃
散飛見乍

吾者不念
草枕
客乎便宜常
思乍
公将有跡
安蘇々二破
且者雖知
之加須我仁
黙然得不在者
吾背子之
徃乃萬々
将追跡者
千遍雖念
手<弱>女
吾身之有者
道守之
将問答乎
言将遣
為便乎不知跡
立而爪衝
おほきみの
みゆきのまにま
もののふの
やそとものをと
いでゆきし
うるはしづまは
あまとぶや
かるのみちより
たまたすき
うねびをみつつ
あさもよし
きぢにいりたち
まつちやま
こゆらむきみは
もみちばの
ちりとぶみつつ
にきびにし
われはおもはず
くさまくら
たびをよろしと
おもひつつ
きみはあらむと
あそそには
かつはしれども
しかすがに
もだもえあらねば
わがせこが
ゆきのまにまに
おはむとは
ちたびおもへど
たわやめの
わがみにしあれば
みちもりの
とはむこたへを
いひやらむ
すべをしらにと
たちてつまづく
О прекрасный мой супруг,
Ты, что следуешь в пути,
Где изволит проходить
Наш великий государь
Вместе с свитою его,
Вместе с теми, кто стоит
Во главе несметных войск,
Славных воинских родов!
Гуси по небу летят…
Там, в Кару,
Минуя путь,
И любуясь Унэби —
Той горой, что все зовут
Девой чудной красоты
В перевязях жемчугов,
И в страну направясь Ки,
Там, где платья хороши
Из простого полотна,
Ты, наверное, идешь
Возле склонов Мацути…
О любимый! Там идя
И любуясь, как летит,
С веток осыпаясь вниз,
Клена алая листва,
Не тоскуешь, верно, ты
С нежной думой обо мне,
А о странствии своем,
Где подушкою в пути
Служит страннику трава,
На ночлег остановясь,
Думаешь с восторгом ты!
И хотя могу понять
Думы тайные твои,
Но не в силах больше я
Молча оставаться здесь.
Много, много тысяч раз
Думала пойти я в путь
За тобою, милый мой,
Но ведь тело у меня
Слабой женщины, увы!
Потому бессильна я…
Спросят стражи на пути,
Будут мне чинить допрос,
Я не знаю, что сказать
И какой держать ответ.
Оттого, собравшись в путь,
Медлю я идти к тебе…

吾背子之
跡履求
追去者
木乃關守伊
将留鴨
わがせこが
あとふみもとめ
おひゆかば
きのせきもりい
とどめてむかも
О, если бы пошла я за тобою,
Ища следы твои,
Любимый мой,
В стране далекой Ки страж у заставы,
Наверно, все равно не дал бы мне пройти!

今夜之
早開者
為便乎無三
秋百夜乎
願鶴鴨
こよひの
はやくあけなば
すべをなみ
あきのももよを
ねがひつるかも
Коль быстро эта ночь
Сменяется рассветом,
Нам ничего уже не сделать с ней…
Как я молил богов, чтоб ночь продлилась долго,
Так долго, как осенних сто ночей!

天地之
神毛助与
草枕
羈行君之
至家左右
あめつちの
かみもたすけよ
くさまくら
たびゆくきみが
いへにいたるまで
О боги неба и земли!
Нам помогите
До той поры, пока мой милый друг,
Что в дальний путь идет, где травы — изголовье,
Не возвратится вновь к себе домой!

大船之
念憑師
君之去者
吾者将戀名
直相左右二
おほぶねの
おもひたのみし
きみがいなば
あれはこひむな
ただにあふまでに
Если ты, кому я доверяла,
Как вверяются большому кораблю,
От меня уйдешь,—
Как тосковать я буду
До свиданья нового с тобой!

山跡道之
嶋乃浦廻尓
縁浪
間無牟
吾戀巻者
やまとぢの
しまのうらみに
よするなみ
あひだもなけむ
あがこひまくは
Как тем волнам, что приливают в бухту
Далеких островов, где множатся пути
В страну Ямато,
Нет покоя,
Так и тоске моей покоя не найти!

吾君者
和氣乎波死常
念可毛
相夜不相<夜>
二走良武
あがきみは
わけをばしねと
おもへかも
あふよあはぬよ
ふたはしるらむ
Не оттого ль, что думаешь,
Мой милый,
Ты обо мне: “Пускай бы умерла!” —
Подряд две ночи никогда ты не приходишь,—
То ночь с тобой, то снова я одна!
* Эту песню сложил в молодости, полагают, что в шутку от лица женщины.
筑紫船
未毛不来者

荒振公乎
見之悲左
つくしふね
いまだもこねば
あらかじめ
あらぶるきみを
みるがかなしさ
Корабль в Цукуси
Не пришел еще,
И все же, несмотря на это,
Уже заранее ко мне пришла печаль,
Что ты уже далеко где-то…

無暇
人之眉根乎

令掻乍
不相妹可聞
いとまなく
ひとのまよねを
いたづらに
かかしめつつも
あはぬいもかも
Ты напрасно только заставляешь
Брови у людей
Чесаться без конца,—
Все равно ты не встречаешься со мною,
О любимая моя!
* По японскому народному поверью, брови чешутся к встрече с любимым
山跡邊
君之立日乃
近付者
野立鹿毛
動而曽鳴
やまとへに
きみがたつひの
ちかづけば
のにたつしかも
とよめてぞなく
Когда приблизится печальный день
И ты отправишься, мой друг,
В страну Ямато,—
Олени, что резвятся на полях,
И те подымут крик и будут громко плакать!

月夜吉
河音清之
率此間
行毛不去毛
遊而将歸
つくよよし
かはのおときよし
いざここに
ゆくもゆかぬも
あそびてゆかむ
Ночь лунная сегодня хороша,
Вода прозрачная с журчанием струится,
Все, кто уходит в путь,
Кто не уходит в путь,
Давайте будем здесь гулять и веселиться!

真十鏡
見不飽君尓
所贈哉
旦夕尓
左備乍将居
まそかがみ
みあかぬきみに
おくれてや
あしたゆふへに
さびつつをらむ
С тех пор, как тебя проводил,
На кого неустанно глядел,
Словно в ясное зеркало я,—
В час вечерний и в утренний час —
Я в глубокой печали теперь…
* Сравнение любимой, друга с ясным, чистым зеркалом — символом телесной и духовной красоты — постоянное сравнение в М. (мк).
野干玉之
黒髪變
白髪手裳
痛戀庭
相時有来
ぬばたまの
くろかみかはり
しらけても
いたきこひには
あふときありけり
Хоть белыми черные волосы стали,
Что черными были, как ягоды тута,
А время пришло
Повстречаться с тоскою,
Что болью тяжелою ранит мне сердце…

草香江之
入江二求食
蘆鶴乃
痛多豆多頭思
友無二指天
くさかえの
いりえにあさる
あしたづの
あなたづたづし
ともなしにして
Как журавль в тростниках
В бухте той Кусакаэ
Бродит в поисках пищи,
Так и я… Как мне трудно!
Как мне трудно без друга!
* Эти песни написаны Табито в самые последние годы жизни. когда, получив чин первого государственного советника, он вернулся в столицу. Он не прекращал переписки с Сами Мандзэй, который присылал Табито свои песни.
従今者
城山道者
不樂牟
吾将通常
念之物乎
いまよりは
きのやまみちは
さぶしけむ
わがかよはむと
おもひしものを
О, с этих пор
В горах Кинояма
Унылой мне покажется дорога,
А я мечтал, что буду много, много,
Еще несчетно раз ходить по ней к тебе!

天地与
共久
住波牟等
念而有師
家之庭羽裳
あめつちと
ともにひさしく
すまはむと
おもひてありし
いへのにははも
О милый сад у дома моего,
Где жил и думал я беспечно,
Что в том саду
Жить буду вечно,
Как вечны небо и земля!

奉見而
未時太尓
不更者
如年月
所念君
みまつりて
いまだときだに
かはらねば
としつきのごと
おもほゆるきみ
С тех пор, как виделись с тобою,
И часа даже не прошло,
А кажется:
Прошли и месяцы, и годы…
Так сильно мною ты любим!

足引乃
山尓生有
菅根乃
懃見巻
欲君可聞
あしひきの
やまにおひたる
すがのねの
ねもころみまく
ほしききみかも
О милый мой,
Кого хочу увидеть,
Кого люблю всем сердцем глубоко,
Как глубоко сокрыты корни сугэ
В земле средь распростертых гор!

生而有者
見巻毛不知
何如毛
将死与妹常
夢所見鶴
いきてあらば
みまくもしらず
なにしかも
しなむよいもと
いめにみえつる
Если только будем жить на свете,
Может быть, и встретимся с тобою…
Почему же ты
Явился мне во сне
И говорил: “Умрем, любимая, в разлуке”?..

月草之
徙安久
念可母
我念人之
事毛告不来
つきくさの
うつろひやすく
おもへかも
わがおもふひとの
こともつげこぬ
Ужель любовь так быстро увядает,
Как лунная трава-цукигуса?
От друга моего,
О ком тоски полна,
И слова до меня не долетает!
* Лунная трава цукигуса (Commelina communis) — легко и быстро увядает, поэтому служит образом быстро проходящей любви, непрочных чувств и т. п.
春日山
朝立雲之
不居日無
見巻之欲寸
君毛有鴨
かすがやま
あさたつくもの
ゐぬひなく
みまくのほしき
きみにもあるかも
Подобно облакам, что поутру встают
Над Касуга-горой
И с ней не расстаются,
О, если б так же ты все время был со мной,
Ты, на кого хочу все время любоваться!


出而将去
時之波将有乎

妻戀為乍
立而可去哉
いでていなむ
ときしはあらむを
ことさらに
つまごひしつつ
たちていぬべしや
Бывает так,
Что оставляют и уходят,
Но, сердцем всем
Жену свою любя,
Уйти в далекие края возможно ль, милый?

白鳥能
飛羽山松之
待乍曽
吾戀度
此月比乎
しらとりの
とばやままつの
まちつつぞ
あがこひわたる
このつきごろを
Как сосны мацу на горе Тоба,
Где птицы белые летают,
Все время жду тебя, —
Ведь “мацу” значит “ждать”.
О, эти месяцы, что жду тебя, тоскуя…

衣手乎
打廻乃里尓
有吾乎
不知曽人者
待跡不来家留
ころもでを
うちみのさとに
あるわれを
しらにぞひとは
まてどこずける
Ах, ничего не зная обо мне,
Скучающей в селе далёком Таму,
Где по старинке в танце машут рукавом,
Ты так и не пришёл в мой дом,
Как я тебя ни ожидала!
??? Таму?

TODO:CHECK
闇夜尓
鳴奈流鶴之
外耳
聞乍可将有
相跡羽奈之尓
やみのよに
なくなるたづの
よそのみに
ききつつかあらむ
あふとはなしに
Как плачущий журавль во мраке чёрной ночи,—
Лишь слышен крик его издалека,—
Ужели так же буду плакать я,
Лишь вести о тебе из стран далеких слыша
И больше никогда не видя здесь тебя?

君尓戀
痛毛為便無見
楢山之
小松之下尓
立嘆鴨
きみにこひ
いたもすべなみ
ならやまの
こまつがしたに
たちなげくかも
Любя тебя,
Страдая безысходно,
У Нарских гор
Под маленькой сосной
Стою, исполненная горя и тоски!

吾命之
将全<牟>限
忘目八
弥日異者
念益十方
わがいのちの
またけむかぎり
わすれめや
いやひにけには
おもひますとも
Пока не умерла,
Пока еще живу,
Как я могу о милом позабыть?
Пусть даже с каждым днём во много, много раз
Еще умножится моя тоска!

八百日徃
濱之沙毛
吾戀二
豈不益歟
奥嶋守
やほかゆく
はまのまなごも
あがこひに
あにまさらじか
おきつしまもり
И даже мелкий тот песок на побережье,
Где много-много будешь дней идти,
С моей тоскою
Может ли сравниться?
Ответ мне дай, страж островов морских!
* Страж островов морских (окицусима-мори) — то же, что пограничный страж (сакимори).
戀尓毛曽
人者死為
水<無>瀬河
下従吾痩
月日異
こひにもぞ
ひとはしにする
みなせがは
したゆわれやす
つきにひにけに
Да, от любви ведь тоже умирают люди!
Река, вода которой не видна,
Течёт глубоко под землею, — так и я,
Невидимо для всех людей на свете
Я таю с каждым месяцем и днём…

朝霧之
欝相見之
人故尓
命可死
戀渡鴨
あさぎりの
おほにあひみし
ひとゆゑに
いのちしぬべく
こひわたるかも
Из-за тебя,
Кого я видела так мало,
Вдали, как утренний туман,
Я жизнь отдать и умереть готова,
Любя тебя, тоскуя о тебе!

天地之
神理
無者社
吾念君尓
不相死為目
あめつちの
かみのことわり
なくはこそ
あがおもふきみに
あはずしにせめ
Когда бы у богов и неба и земли
Вдруг справедливости не стало,—
О, только бы тогда
Мне умереть пристало,
Не встретившись, любимый друг, с тобой!

近有者
雖不見在乎
弥遠
君之伊座者
有不勝<自>
ちかくあれば
みねどもあるを
いやとほく
きみがいまさば
ありかつましじ
О, если б только ты здесь находился рядом, —
Пусть даже я не видела б тебя, —
Но слишком далеко
Теперь ты от меня,
И потому я оставаться здесь не в силах…

今更
妹尓将相八跡
念可聞
幾許吾胸
欝悒将有
いまさらに
いもにあはめやと
おもへかも
ここだあがむね
いぶせくあるらむ
Не оттого ль, что думаю всегда
О том, что вряд ли вновь мы встретимся с тобою,
Вся грудь моя
Так сильно в эти дни
Наполнена тоскою безысходной!

物念跡
人尓不<所>見常
奈麻強<尓>
常念弊利
在曽金津流
ものもふと
ひとにみえじと
なまじひに
つねにおもへり
ありぞかねつる
Говорят, когда о чем-нибудь тоскуешь,
Вряд ли не заметят это люди.
Только с этим я нисколько не считаюсь,
Постоянно о тебе тоскую,
Жить на этом свете — я не в силах!

劔大刀
名惜雲
吾者無
君尓不相而
年之經去礼者
つるぎたち
なのをしけくも
われはなし
きみにあはずて
としのへぬれば
Пусть бранного меча клинок вонзили,—
Об имени моем
Не сожалею я,—
Ведь годы долгие до этого жила
Без встреч, любимый мой, с тобою!

狭夜中尓
友喚千鳥
物念跡
和備居時二
鳴乍本名
さよなかに
ともよぶちとり
ものもふと
わびをるときに
なきつつもとな
Средь ночи
Призывающие друга
Тидори! В час, когда грущу одна,
Обиды и тоски полна,
И вы кричите, — крепнет мое горе!

押照
難波乃菅之
根毛許呂尓
君之聞四<手>
年深
長四云者
真十鏡
磨師情乎
縦手師
其日之極
浪之共
靡珠藻乃
云々
意者不持
大船乃
憑有時丹
千磐破
神哉将離
空蝉乃
人歟禁良武
通為
君毛不来座
玉梓之
使母不所見
成奴礼婆
痛毛為便無三
夜干玉乃
夜者須我良尓
赤羅引
日母至闇
雖嘆
知師乎無三
雖念
田付乎白二
幼婦常
言雲知久
手小童之
哭耳泣管
俳徊
君之使乎
待八兼手六
おしてる
なにはのすげの
ねもころに
きみがきこして
としふかく
ながくしいへば
まそかがみ
とぎしこころを
ゆるしてし
そのひのきはみ
なみのむた
なびくたまもの
かにかくに
こころはもたず
おほぶねの
たのめるときに
ちはやぶる
かみかさくらむ
うつせみの
ひとかさふらむ
かよはしし
きみもきまさず
たまづさの
つかひもみえず
なりぬれば
いたもすべなみ
ぬばたまの
よるはすがらに
あからひく
ひもくるるまで
なげけども
しるしをなみ
おもへども
たづきをしらに
たわやめと
いはくもしるく
たわらはの
ねのみなきつつ
たもとほり
きみがつかひを
まちやかねてむ
Словно корни камыша,
Что уходят глубоко
В землю в бухте Нанива,
Озаренной блеском волн,
Глубока твоя любовь,—
Говорил ты мне тогда.
Оттого, что клялся мне
Верным быть в своей любви
Ты на долгие года,—
Сердце чистое свое,
Словно чистый блеск зеркал,
Отдала тебе навек.
И был гранью этот день
Для моей любви к тебе…
Как жемчужная трава
Клонится у берегов
С набегающей волной,
В эту сторону и ту,—
В эту сторону и ту
Сердцем не металась я,—
Как большому кораблю,
Я доверилась тебе…
Сокрушающие мир
Боги ль разделили нас?
Или смертный человек
Нас с тобою разлучил?
Но тебя, что навещал
Каждой ночью,—
Нет теперь…
И гонца, что приходил
С веткой яшмовой,—
Все нет…
И от этого в душе
Нестерпима нынче боль!
Ягод тутовых черней —
Черной ночью напролет,
С ярко рдеющей зарей —
До конца весь долгий день —
Все горюю о тебе,
Но напрасна скорбь моя!
Все тоскую о тебе,
Но не знаю, как мне быть?
И недаром говорят
Все,
Что женщина слаба,
Словно малое дитя,
Только в голос плачу я
И брожу, блуждая, здесь.
Не дождаться, верно, мне
Твоего гонца…

従元
長謂管
不<令>恃者
如是念二
相益物歟
はじめより
ながくいひつつ
たのめずは
かかるおもひに
あはましものか
Когда б ты с самого начала
Не уверял,
Что это — навсегда,
То разве тосковала б я
Так безутешно, как тоскую ныне?!

無間
戀尓可有牟
草枕
客有公之
夢尓之所見
あひだなく
こふれにかあらむ
くさまくら
たびなるきみが
いめにしみゆる
Не оттого ль, что обо мне
Все время думаешь с любовью,
Ты, что скитаешься в пути,
Где травы служат изголовьем,
Мне нынче грезишься во сне!
* “Мне нынче грезишься во сне” — см. п. 490.
草枕
客尓久
成宿者
汝乎社念
莫戀吾妹
くさまくら
たびにひさしく
なりぬれば
なをこそおもへ
なこひそわぎも
В пути, где травы служат изголовьем.
Так много долгих дней скитаюсь я!
И только о тебе
Я полон нежной думы,
Ты не тоскуй, любимая моя!

松之葉尓
月者由移去
黄葉乃
過哉君之
不相夜多焉
まつのはに
つきはゆつりぬ
もみちばの
すぐれやきみが
あはぬよぞおほき
Закатилася луна
За иглы сосен,
Листья алых клёнов отцвели…
Так же, как они, ушёл и ты, любимый.
И проходят ночи без тебя…

直一夜
隔之可良尓
荒玉乃
月歟經去跡
心遮
ただひとよ
へだてしからに
あらたまの
つきかへぬると
こころまどひぬ
С тех пор, как я с тобой расстался,
Всего лишь ночь одна прошла,
И все ж
Покоя не найдет душа,
Как будто месяцы прошли в разлуке…

波之家也思
不遠里乎
雲<居>尓也
戀管将居
月毛不經國
はしけやし
まちかきさとを
くもゐにや
こひつつをらむ
つきもへなくに
О твоем селе,
И близком, и любимом,
Словно о колодце дальнем облаков,
Неизменно думаю с тоскою,
А еще и месяц не прошел…

絶常云者
和備染責跡
焼大刀乃
隔付經事者
幸也吾君
たゆといはば
わびしみせむと
やきたちの
へつかふことは
さきくやあがきみ
Ты считаешь, что сказать: “Я порываю”,—
Это значит — поразить бедой,
А каленый меч
Приставить и не ранить,
Разве это лучше, милый мой?

世間之
女尓思有者
吾渡
痛背乃河乎
渡金目八
よのなかの
をみなにしあらば
わがわたる
あなせのかはを
わたりかねめや
Если б в этом мире,
Суетном и бренном,
Я была бы женщина простая,
Воды Анасэ, что перейти хотела,
Разве я тогда не перешла бы, милый?

今者吾羽
和備曽四二結類
氣乃緒尓
念師君乎
縦左<久>思者
いまはわは
わびぞしにける
いきのをに
おもひしきみを
ゆるさくおもへば
Как я теперь
Печалюсь и горюю,
Когда подумаю, что отпустить могла
Тебя, которого без памяти любила
И берегла, как жизни этой нить…

白<細乃>
袖可別
日乎近見
心尓咽飯
哭耳四所泣
しろたへの
そでわかるべき
ひをちかみ
こころにむせひ
ねのみしなかゆ
Вот день приблизился,
Когда должны расстаться
Одежды нашей белотканой рукава,
И тяжко так на сердце у меня,
Что только в голос горько плачу!..
* “…должны расстаться одежды нашей… рукава…” — речь идет о разлуке: в старину рукава стелили в изголовье возлюбленного.
大夫之
思和備乍
遍多
嘆久嘆乎
不負物可聞
ますらをの
おもひわびつつ
たびまねく
なげくなげきを
おはぬものかも
Бывает часто:
Рыцарь доблестный, любя,
Горюет без своей любимой,
А что печаль его,
Известна ль ей она?

心者
忘日無久
雖念
人之事社
繁君尓阿礼
こころには
わするるひなく
おもへども
ひとのことこそ
しげききみにあれ
Нет дня, чтобы в сердечной глубине
Я о тебе, любимый, позабыла,
Тоскую я.
Но не встречаться нам:
Из-за тебя шумит молва людская!..

不相見而
氣長久成奴
比日者
奈何好去哉
言借吾妹
あひみずて
けながくなりぬ
このころは
いかにさきくや
いふかしわぎも
Немало долгих дней
Прошло без встреч с тобою,
И вот теперь, в разлуке, без меня,
Как ты живешь, ты счастлива ли ныне?
Тревожусь я, любимая моя!

夏葛之
不絶使乃
不通<有>者
言下有如
念鶴鴨
なつくずの
たえぬつかひの
よどめれば
ことしもあるごと
おもひつるかも
Травы летние кудзу не рвутся…
И гонец твой приходил ко мне всегда…
Нынче ж нет его —
И я полна тревоги:
Кажется, нагрянула беда!

吾妹兒者
常世國尓
住家<良>思
昔見従
變若益尓家利
わぎもこは
とこよのくにに
すみけらし
むかしみしより
をちましにけり
Как видно, ты жила, любимая моя,
В стране бессмертья,
Там, где старости не знают:
С тех пор, как в старину мы виделись с тобой,
Ты снова юной и прекрасной стала!

久堅乃
天露霜
置二家里
宅有人毛
待戀奴濫
ひさかたの
あめのつゆしも
おきにけり
いへなるひとも
まちこひぬらむ
С небес извечных
Вновь упали
На землю иней и роса.
И те, кто оставались дома,
Меня с любовью, верно, ждут.
* Возможно, песня сочинена в Дадзайфу, на о-ве Кюсю, когда Отомо Саканоэ собиралась домой, в столицу, где ее ждали дочери. Упомянутый в песне иней указывает на глубокую осень.
情者
不忘物乎
<儻>
不見日數多
月曽經去来
こころには
わすれぬものを
たまさかに
みぬひさまねく
つきぞへにける
В душе
Тебя я никогда не забывал,
Но много было дней, когда случайно
Тебя, любимая, я просто не встречал.
Ах, целый месяц миновал в разлуке…

相見者
月毛不經尓
戀云者
乎曽呂登吾乎
於毛保寒毳
あひみては
つきもへなくに
こふといはば
をそろとわれを
おもほさむかも
Ведь месяца еще не миновало,
Как были мы с тобой вдвоем,
И если б я сказал,
Что я тоскую,
Наверно, ты сочла б меня лжецом!

戀々而
相有時谷
愛寸
事盡手四
長常念者
こひこひて
あへるときだに
うるはしき
ことつくしてよ
ながくとおもはば
Когда, измучившись в тоске,
Встречаюсь я с тобой,—
Хотя б в минуты эти
Ты нежные слова скажи мне до конца,
Коль думаешь любить меня навеки!

不相見者
幾久毛
不有國
幾許吾者
戀乍裳荒鹿
あひみぬは
いくひささにも
あらなくに
ここだくあれは
こひつつもあるか
С тех пор, как виделись с тобою,
Не так уж много
Дней прошло,
А я не нахожу покоя,
Все время я живу в тоске!..

春日山
朝居雲乃

不知人尓毛
戀物香聞
かすがやま
あさゐるくもの
おほほしく
しらぬひとにも
こふるものかも
О, как тоскую я о человеке том,
Которого совсем не знаю,
В ком не уверена, как в этих облаках,
Что по утрам стоят
Над Касуга-горою!..

直相而
見而者耳社
霊剋
命向
吾戀止眼
ただにあひて
みてばのみこそ
たまきはる
いのちにむかふ
あがこひやまめ
О, если б только встретиться с тобою,
Побыть бы мне с тобой наедине,
Быть может, было бы покончено с тоскою,
Что губит понапрасну жизнь мою,
Сверкающую яшмой драгоценной…

中々尓
絶年云者
如此許
氣緒尓四而
吾将戀八方
なかなかに
たゆとしいはば
かくばかり
いきのをにして
あれこひめやも
Когда бы ты сказал,
Что лучше все порвать,
То разве стал бы я,
Нить жизни обрывая,
С отчаяньем таким о друге тосковать?

人事
繁哉君<之>
二鞘之
家乎隔而
戀乍将座
ひとごとを
しげみかきみが
ふたさやの
いへをへだてて
こひつつまさむ
Молва людская, словно заросли кругом,
И оттого, мой друг любимый,
Двойными ножнами стал для меня наш дом,
Ушла я из него и буду жить в разлуке,
Тоскуя без конца всю жизнь о тебе…

比者
千歳八徃裳
過与
吾哉然念
欲見鴨
このころは
ちとせやゆきも
すぎぬると
われかしかおもふ
みまくほりかも
Это время —
Как будто бы тысячи лет
Миновали с тех пор, как разлука пришла…
Или это тоскую так сильно лишь я,
Мечтая все время о встрече с тобой?

海山毛
隔莫國
奈何鴨
目言乎谷裳
幾許乏寸
うみやまも
へだたらなくに
なにしかも
めごとをだにも
ここだともしき
Ни горы, ни моря
Не разделяют нас,
Но почему мы редко стали
И видеться,
И говорить с тобой?..

照<月>乎
闇尓見成而
哭涙
衣<沾>津
干人無二
てるつきを
やみにみなして
なくなみだ
ころもぬらしつ
ほすひとなしに
Сияющее солнце это
Они мне делают ужасной тьмой,
О слезы горькие!
Насквозь одежды влажны,
И нет тебя, что высушила б их!

如此耳
戀哉将度
秋津野尓
多奈引雲能
過跡者無二
かくのみし
こひやわたらむ
あきづのに
たなびくくもの
すぐとはなしに
Ужели суждено мне только тосковать,
И не пройдет вовек моя тоска,
Как не проходят в небе облака
Над полем Акицу,
Что тянутся грядою…

綜麻形乃
林始乃
狭野榛能
衣尓著成
目尓都久和我勢
へそかたの
はやしのさきの
さのはりの
きぬにつくなす
めにつくわがせ
Как осенние хаги, растущие в поле,
У самой опушки лесов в Хэсогата,
Оставляют узоры на шелковой ткани,
Так все время стоит пред моими глазами
Неотступно мой милый!
* Заголовок песни в тексте соединен с заголовком песни 17 (Нукада-но окими Оми-но куни-ни кудариси токи цукурэру ута, Иноэ-но окими сунавати котауру ута). Для удобства читателя в переводе мы перенесли его к песне 19, к которой он непосредственно относится. Он вызывает сомнение у комментаторов, ибо “котауру ута” — “ответная песня”, “песня, сложенная в ответ”— на первый взгляд не имеет отношения к предыдущим песням и написана от лица женщины, к тому же неизвестной.
* Хаги (Lespedeza bicolor) — один из семи осенних цветов, постоянный образ осени. Цветет мелкими цветами красноватого и лилового цвета. В песне упоминается старинный способ окрашивания материи. Цветы хаги употреблялись для этой цели особенно часто.

海底
奥津白波
立田山
何時鹿越奈武
妹之當見武
わたのそこ
おきつしらなみ
たつたやま
いつかこえなむ
いもがあたりみむ
С дна морского
На взморье волна в белой пене встает —
Предо мною гора на далеком пути.
О, когда склоны Тацута я перейду
И увижу места, где моя дорогая живет?

君之行
氣長久成奴
山多豆乃
迎乎将徃
待尓者不待
きみがゆき
けながくなりぬ
やまたづの
むかへをゆかむ
まつにはまたじ
Так много дней прошло,
Как ты ушел, любимый…
Ведь тянется у яматадзу лист к листу,
И я пойду к тебе скорей навстречу,
Все ждать и ждать — я больше не могу!
* Яматадзу (совр. “намисо”, Sambucus Sieboldiana) — японская бузина; листья у нее расположены друг против друга, поэтому являются постоянным сравнением (мк) для людей, идущих навстречу друг другу. В примечании к тексту указано: “То, что здесь именуется яматадзу, является нынешним мияцукоги”.
TODO:LINK:KOJIKI
二人行杼
去過難寸
秋山乎
如何君之
獨越武
ふたりゆけど
ゆきすぎかたき
あきやまを
いかにかきみが
ひとりこゆらむ
Вдвоем — и то
Нелегок этот путь!..
Осенние в багряных кленах горы
Как, милый мой,
Один ты будешь проходить?
* Принц Оцу погиб после того, как по доносу принца Кавасима был раскрыт его заговор. Так как в этих песнях говорится об осени, т. е. о том времени, когда это произошло, можно предположить, что сестра кое-что уже знала, провожая его.
佐保過而
寧樂乃手祭尓
置幣者
妹乎目不離
相見染跡衣
さほすぎて
ならのたむけに
おくぬさは
いもをめかれず
あひみしめとぞ
Пройдя Сахо, у гор Тамукэ, в Нара,
Богам великим жертвы принесу
И буду их молить:
“Не разлучайте с милой,
О, дайте мне всегда быть с ней вдвоем!”
* Горы Тамукэ — место, где отправляющиеся в путь непременно приносили жертвы богам, моля о благополучном путешествии, о свидании с возлюбленной, о том, чтобы всегда быть с ней вместе, и т. п.
磐金之
凝敷山乎
超不勝而
哭者泣友
色尓将出八方
いはがねの
こごしきやまを
こえかねて
ねにはなくとも
いろにいでめやも
Не в силах перейти
Опасных этих гор,
Где громоздятся, нависая, скалы,
Рыдает горько милая жена,
Но людям это выскажет едва ли!

如此為而哉
猶八将退
不近
道之間乎
煩参来而
かくしてや
なほやまからむ
ちかからぬ
みちのあひだを
なづみまゐきて
Ужель, придя к любимому порогу,
Тебя не увидав,
Покинуть вновь твой дом,
Пройдя с мученьем и трудом
Такую дальнюю дорогу!

吾背子乎
相見之其日
至于今日
吾衣手者
乾時毛奈志
わがせこを
あひみしそのひ
けふまでに
わがころもでは
ふるときもなし
Со дня того, как виделись с тобою,
Любимый мой,
До нынешнего дня,
Одежды белотканой рукава
Минуты даже не были сухими.
* “…рукава минуты даже не были сухими” — влажные рукава обычно метафора слез.
云々
人者雖云
若狭道乃
後瀬山之
後毛将<會>君
かにかくに
ひとはいふとも
わかさぢの
のちせのやまの
のちもあはむきみ
Пусть что угодно
Говорит молва,
Но все равно, — как на пути в Вакаса
Гора “Потом, любимый” поднялась,—
И мы потом увидимся, любимый!

後湍山
後毛将相常
念社
可死物乎
至今日<毛>生有
のちせやま
のちもあはむと
おもへこそ
しぬべきものを
けふまでもいけれ
Гора Потом, Любимый…
Оттого лишь,
Что ты сказала мне: увидимся потом,—
Тот человек, что умереть бы должен,
Находит силы жить ещё теперь!

事耳乎
後毛相跡

吾乎令憑而
不相可聞
ことのみを
のちもあはむと
ねもころに
われをたのめて
あはざらむかも
Не будут ли все это лишь слова,
Что после мы увидимся с тобою?
Всем сердцем хочешь ты,
Чтоб верил в это я,
А, может, мы не встретимся с тобою?..

夢之相者
苦有家里
覺而
掻探友
手二毛不所觸者
いめのあひは
くるしかりけり
おどろきて
かきさぐれども
てにもふれねば
О, эти встречи
Только в снах с тобою,—
Как это сердцу тяжело…
Проснешься — ищешь, думаешь — ты рядом.
И видишь — нет тебя со мной…

一重耳
妹之将結
帶乎尚
三重可結
吾身者成
ひとへのみ
いもがむすばむ
おびをすら
みへむすぶべく
わがみはなりぬ
Даже пояс,
Которым один раз меня обвязала
Дорогая моя,
Я три раза могу обвязать.
Вот что стало со мною!

朝夕二
将見時左倍也
吾妹之
雖見如不見
由戀四家武
あさよひに
みむときさへや
わぎもこが
みれどみぬごと
なほこほしけむ
И ночью, и утром
Пусть видимся мы,
Но кажется мне,
Что не видел тебя,
И только сильнее тоска…

吾妹兒之
形見乃服
下著而
直相左右者
吾将脱八方
わぎもこが
かたみのころも
したにきて
ただにあふまでは
われぬかめやも
Одежду, что в знак памяти дала
Моя любимая,
Я вниз надену.
До дня, пока вдвоем не буду с нею,
Одежду эту не сниму!
* “Одежду… я вниз надену” — т. е. подарок близок сердцу, очень дорог. Об обычае дарить одежду см. п. 636.
夢二谷
所見者社有
如此許
不所見有者
戀而死跡香
いめにだに
みえばこそあれ
かくばかり
みえずてあるは
こひてしねとか
Хотя бы в снах увидеть тебя,
Тогда еще можно жить.
Но жить вот так,
Не видя тебя,
Не лучше ли мне умереть?

相見而者
幾日毛不經乎
幾許久毛
<久>流比尓久流必
所念鴨
あひみては
いくかもへぬを
ここだくも
くるひにくるひ
おもほゆるかも
После встречи с тобою
И дня не минуло,
А как я тоскую,
Все больше и больше,
Теряя рассудок…

相見者
須臾戀者
奈木六香登
雖念弥
戀益来
あひみては
しましもこひは
なぎむかと
おもへどいよよ
こひまさりけり
Я думал всегда, если встречусь с тобою,
Ненадолго, быть может, успокою тоску.
Но напрасно я думал:
Все сильней и сильнее
Растет после встречи тоска!

夜之穂杼呂
吾出而来者
吾妹子之
念有四九四
面影二三湯
よのほどろ
わがいでてくれば
わぎもこが
おもへりしくし
おもかげにみゆ
Когда я уходил домой
Рассветной раннею порою,
Моя любимая
Была полна тоски,
И грустный образ все стоит передо мной…

夜之穂杼呂
出都追来良久
遍多數
成者吾胸
截焼如
よのほどろ
いでつつくらく
たびまねく
なればあがむね
たちやくごとし
Шел от тебя домой
Рассветною порою,
И оттого, что это было много раз,
Грудь у меня как будто раскололась
И пламенем пылала в этот час.

外居而
戀者苦
吾妹子乎
次相見六
事計為与
よそにゐて
こふればくるし
わぎもこを
つぎてあひみむ
ことはかりせよ
Быть вдалеке,
Когда ты любишь, — тяжко…
Придумай так,
Чтоб с милою сестрой
Мне быть бы вместе день-деньской!

遠有者
和備而毛有乎
里近
有常聞乍
不見之為便奈沙
とほくあらば
わびてもあらむを
さとちかく
ありとききつつ
みぬがすべなさ
Когда ты далеко, печалюсь и терплю,
Но слышать постоянно,
Что близко ты живёшь от моего села,
И никогда тебя не видеть,—
Вот я о чём безудержно скорблю!
* Села Тамура и Саканоэ, где жили сестры, находились поблизости друг от друга.
白雲之
多奈引山之
高々二
吾念妹乎
将見因毛我母
しらくもの
たなびくやまの
たかだかに
あがおもふいもを
みむよしもがも
Так высоко, как горные вершины,
Где белые простерты облака,
Любимая моя сестра…
О, если б я могла
Увидеться теперь с тобою!

打渡
竹田之原尓
鳴鶴之
間無時無
吾戀良久波
うちわたす
たけたのはらに
なくたづの
まなくときなし
あがこふらくは
Как плачущий журавль
Среди равнин Такэда,
Раскинувшихся далеко вокруг,
И день, и ночь тоскует о подруге,—
Так я тоскую о тебе!

都路乎
遠哉妹之
比来者
得飼飯而雖宿
夢尓不所見来
みやこぢを
とほみかいもが
このころは
うけひてぬれど
いめにみえこぬ
Не оттого ль, что далеки
Пути в столицу,—
Ты далека, любимая моя!
Все это время в снах тебя не вижу я,
Хотя не раз молил богов об этом!

今所知
久邇乃京尓
妹二不相
久成
行而早見奈
いましらす
くにのみやこに
いもにあはず
ひさしくなりぬ
ゆきてはやみな
В Куни, где ныне правят всей страною,
В разлуке с милой провожу я дни
Уже давно
И все мечтаю:
Уехать бы, увидеться скорей!

夢尓谷
将所見常吾者
保杼毛友
不相志思<者>
諾不所見<有>武
いめにだに
みえむとわれは
ほどけども
あひしおもはねば
うべみえずあらむ
Я развязал свой шнур в надежде,
Что хоть во сне
Увидимся с тобой,
Но, видно, ты о встрече не мечтаешь,
Поэтому и в снах не снишься мне.

鶉鳴
故郷従
念友
何如裳妹尓
相縁毛無寸
うづらなく
ふりにしさとゆ
おもへども
なにぞもいもに
あふよしもなき
С тех пор как старое село покинул,
Где плачут птицы удзура,
Тоскую о тебе…
Но что могу я сделать? —
С тобою встретиться надежды нет!

前年之
先年従
至今年
戀跡奈何毛
妹尓相難
をととしの
さきつとしより
ことしまで
こふれどなぞも
いもにあひかたき
И позапрошлый год,
И год прошедший,
И этот год — все также я люблю,
Но деву милую мою
По-прежнему мне трудно встретить!
* Под таким заголовком в М. помещен ряд песен (691, 692, 700, 714, 720). Возможно, что адресат их один и тот же.
情八十一
所念可聞
春霞
軽引時二
事之通者
こころぐく
おもほゆるかも
はるかすみ
たなびくときに
ことのかよへば
С какой тоской
Мечтаю я теперь,
О, если б в час, когда туман весенний
Легчайшей дымкой стелется вокруг,
Пришли бы вести от тебя, мой друг!

多都能馬母
伊麻勿愛弖之可
阿遠尓与志
奈良乃美夜古尓
由吉帝己牟丹米
たつのまも
いまもえてしか
あをによし
ならのみやこに
ゆきてこむため
Эх, коня бы сейчас,
Что подобен дракону,
Чтоб умчаться
В столицу прекрасную Нара,
Среди зелени дивной!
* “Эх, коня бы сейчас, что подобен дракону…” — образ из китайской книги церемоний династии Чжоу (1122—247 гг. до н. э.) “Чжоу-ли” (древнейшая часть четвертой книги пятикнижия), где конь выше 8 чи (чи—0,32 м) считался драконом (МС), т. е. это было обозначение для лучших скакунов.
宇豆都仁波
安布余志勿奈子
奴<婆>多麻能
用流能伊昧仁越
都伎提美延許曽
うつつには
あふよしもなし
ぬばたまの
よるのいめにを
つぎてみえこそ
Наяву нам, увы, не встречаться с тобою,
Но хотя бы во сне
По ночам этим черным,
Что черны, словно черные ягоды тута,
Ты всегда бы являлся ко мне в сновиденьях!
* Из песни явствует, что у Табито было мало надежд вернуться в столицу. Это подтверждает и его друг в своем ответе (см. п. 809).
多陀尓阿波須
阿良久毛於保久
志岐多閇乃
麻久良佐良受提
伊米尓之美延牟
ただにあはず
あらくもおほく
しきたへの
まくらさらずて
いめにしみえむ
Не увидеться нам с глазу на глаз с тобою,
И надолго, наверное, будет разлука.
Что же, буду являться к тебе в сновиденьях,
Не разлучаясь с твоим изголовьем,
Мягкою шелковой тканью покрытым…
* В песне иносказательно говорится, что хлопоты друга не имели результата и Табито еще долго придется пробыть в ссылке.
於久礼為天
那我古飛世殊波
弥曽能不乃
于梅能波奈尓<忘>
奈良麻之母能乎
おくれゐて
ながこひせずは
みそのふの
うめのはなにも
ならましものを
Чем здесь оставшись, быть мне одному
И долго пребывать в тоске унылой,
Мне лучше было б стать
В твоем саду
Цветком прекрасной белой сливы!

波漏々々尓
於忘方由流可母
志良久毛能
<知>弊仁邊多天留
都久紫能君仁波
はろはろに
おもほゆるかも
しらくもの
ちへにへだてる
つくしのくには
Какой далекой
Кажешься ты мне,
Страна Цукуси, от которой
Нас отделяют тысячи слоев
Плывущих белых облаков в небесной дали…

得保都必等
麻通良佐用比米
都麻胡非尓
比例布利之用利
於返流夜麻能奈
とほつひと
まつらさよひめ
つまごひに
ひれふりしより
おへるやまのな
Ожидающая человека издалече,
Мацура Саёхимэ, душою всей любя,
Здесь махала мужу шарфом белым,
В память этого
И названа гора!
* Песня открывает цикл, посвященный преданию о принцессе Саёхимэ. Песни 871–875 сложены Табито, хотя есть некоторые споры по поводу того, не являются ли они песнями Окура. Но в именных указателях они числятся за Табито.
宇奈波良能
意吉由久布祢遠
可弊礼等加
比礼布良斯家武
麻都良佐欲比賣
うなはらの
おきゆくふねを
かへれとか
ひれふらしけむ
まつらさよひめ
Среди равнины вод
Корабль, плывущий в море,
Стремясь остановить, крича ему: “Вернись!”
Наверно, здесь махала шарфом белым
Принцесса Мацура Саёхимэ!

由久布祢遠
布利等騰尾加祢
伊加婆加利
故保斯<苦>阿利家武
麻都良佐欲比賣
ゆくふねを
ふりとどみかね
いかばかり
こほしくありけむ
まつらさよひめ
Махая кораблю,
Что удалялся в море,
Не в силах тот корабль остановить,
Каким полна была, наверно, горем
Принцесса Мацура Саёхимэ!

阿麻等夫夜
等利尓母賀母夜
美夜故<麻>提
意久利摩遠志弖
等比可弊流母能
あまとぶや
とりにもがもや
みやこまで
おくりまをして
とびかへるもの
Когда бы в облаках я мог парить,
Как в небе этом реющие птицы,
О, если б крылья мне,
Чтоб друга проводить
К далеким берегам моей столицы!..

比等母祢能
宇良夫禮遠留尓
多都多夜麻
美麻知可豆加婆
和周良志奈牟迦
ひともねの
うらぶれをるに
たつたやま
みまちかづかば
わすらしなむか
Вот люди близкие прощаются с тобою,
Печали и уныния полны,
Но лишь доедет конь
До Тацута-горы,
О них, наверно, ты забудешь!

伊比都々母
能知許曽斯良米
等乃斯久母
佐夫志計米夜母
吉美伊麻佐受斯弖
いひつつも
のちこそしらめ
とのしくも
さぶしけめやも
きみいまさずして
Хоть и говорили мы не раз,
Но лишь после понимаешь все.
О, как сильно,
Верно, будем мы скучать
Без тебя, без друга своего!

余呂豆余尓
伊麻志多麻比提
阿米能志多
麻乎志多麻波祢
美加<度>佐良受弖
よろづよに
いましたまひて
あめのした
まをしたまはね
みかどさらずて
Пусть ты вечно пребываешь на земле,
В Поднебесной,
И не знать тебе конца,
Пусть все время службу ты несешь,
Никогда не отлучаясь из дворца!
* “Пусть все время службу ты несешь, никогда не отлучаясь из дворца” — пожелание, чтобы Табито жил все время благополучно в столице и ему не пришлось бы снова быть высланным за ее пределы.
出弖由伎斯
日乎可俗閇都々
家布々々等
阿袁麻多周良武
知々波々良波母
いでてゆきし
ひをかぞへつつ
けふけふと
あをまたすらむ
ちちははらはも
Считая каждый день
С тех пор, как я ушел:
Вот нынче, нынче, — каждый раз твердя,
Наверно, будут ждать они меня —
Отец и мать мои родные!

神代欲理
云傳久良久
虚見通
倭國者
皇神能
伊都久志吉國
言霊能
佐吉播布國等
加多利継
伊比都賀比計理
今世能
人母許等期等
目前尓
見在知在
人佐播尓
満弖播阿礼等母
高光
日御朝庭
神奈我良
愛能盛尓
天下
奏多麻比志
家子等
撰多麻比天
勅旨
反云
大命
<戴>持弖
唐能
遠境尓
都加播佐礼
麻加利伊麻勢
宇奈原能
邊尓母奥尓母
神豆麻利
宇志播吉伊麻須
諸能
大御神等
船舳尓
反云
布奈能閇尓

道引麻<遠志>
天地能
大御神等

大國霊
久堅能
阿麻能見虚喩
阿麻賀氣利
見渡多麻比
事畢
還日者
又更
大御神等
船舳尓
御手<打>掛弖
墨縄遠
播倍多留期等久
阿<遅>可遠志
智可能岫欲利
大伴
御津濱備尓
多太泊尓
美船播将泊
都々美無久
佐伎久伊麻志弖
速歸坐勢
かむよより
いひつてくらく
そらみつ
やまとのくには
すめかみの
いつくしきくに
ことだまの
さきはふくにと
かたりつぎ
いひつがひけり
いまのよの
ひともことごと
めのまへに
みたりしりたり
ひとさはに
みちてはあれども
たかてらす
ひのみかど
かむながら
めでのさかりに
あめのした
まをしたまひし
いへのこと
えらひたまひて
おほみこと
おほみこと
いただきもちて
からくにの
とほきさかひに
つかはされ
まかりいませ
うなはらの
へにもおきにも
かむづまり
うしはきいます
もろもろの
おほみかみたち
ふなのへに
ふなのへに
みちびきまをし
あめつちの
おほみかみたち
やまとの
おほくにみたま
ひさかたの
あまのみそらゆ
あまがけり
みわたしたまひ
ことをはり
かへらむひには
またさらに
おほみかみたち
ふなのへに
みてうちかけて
すみなはを
はへたるごとく
あぢかをし
ちかのさきより
おほともの
みつのはまびに
ただはてに
みふねははてむ
つつみなく
さきくいまして
はやかへりませ
Со времен еще богов
Говорят из века в век:
“Вот Ямато! То страна,
Что заметили с небес
Боги в ясной высоте
И могуществом ее
Наделили с давних пор.
То страна, где сила слов
Счастье людям принесла”.—
Так передавали нам,
Сказ ведя из века в век.
И все люди, что живут
В нынешние времена,
Это все перед собой видят,
Ведают про то…
И хоть множество людей
Наполняют ту страну,
Все же повелитель наш,
Тот, что озаряет высь,
Солнца лучезарный сын,
Милостью тебя почтил,
Выбор свой остановив
На тебе, чей славный род
С давних пор вершил дела
В Поднебесной при дворе.
Высочайший тот указ
Получив,
В страну Китай,
В дальний незнакомый край,
Ты отправился теперь.
И когда отчалишь в путь,
И у берегов морских,
И в открытом море, знай:
Встанут боги на пути,
Будут всем повелевать,
Будет множество богов
На корме тогда стоять,
Твой корабль вести вперед.
Боги неба и земли
И страны Ямато бог —
Оокунимитама,
В белых облаках паря,
С ясной высоты небес,
С вечных сводов
Вниз глядя
На простор морских равнин,
Будут охранять тебя!
А в тот день,
Когда дела
Ты закончишь и домой
Повернешь в обратный путь,
Снова, как и в прошлый раз,
Боги встанут на корме,
Будут на море глядеть,
Будут охранять тебя!
Будто по канату ты
Прямо по морским волнам
От Тиканосаки вверх,
Где Отомо-сторона,
К Мицу — милым берегам,
Сразу к пристани сюда
К нам причалишь свой корабль!
Будь же счастлив, друг, в пути,
Возвращайся поскорей!
* “То страна, что заметили с небес” — намек на древний миф о том, что боги, заметив страну с небес, спустились, чтобы повелевать ею.
* “То страна, где сила слов счастье дивное несет” — говорится о древней вере японцев в магическую силу слов.
* Оокунимитама — бог, душа страны, хранитель страны и ее обитателей, был очень почитаем, и в каждой провинции были храмы, посвященные ему.
大伴
御津松原
可吉掃弖
和礼立待
速歸坐勢
おほともの
みつのまつばら
かきはきて
われたちまたむ
はやかへりませ
В Отомо, в Мицу,
Освятив обрядом
Зеленые сосновые леса,
Стоять я буду, друг мой, ожидая…
Скорей на родину вернись!
* Освятив обрядом (какихакитэ “навести чистоту”, “убирать”) — некоторые комментаторы (СН) отмечают, что это выражение содержит более глубокий и отвлеченный смысл. Исходя из содержания других песен, где указывается на обряды очищения при ожидании домой близких людей, мы позволили себе истолковать это место именно таким образом, т. е. “очистив” = “освятив обрядом” по контексту.
味凍
綾丹乏敷
鳴神乃
音耳聞師
三芳野之
真木立山湯
見降者
川之瀬毎
開来者
朝霧立
夕去者
川津鳴奈<拝>
紐不解
客尓之有者
吾耳為而
清川原乎
見良久之惜蒙
うまこり
あやにともしく
なるかみの
おとのみききし
みよしのの
まきたつやまゆ
みおろせば
かはのせごとに
あけくれば
あさぎりたち
ゆふされば
かはづなくなへ
ひもとかぬ
たびにしあれば
わのみして
きよきかはらを
みらくしをしも
Как на ткани дорогой
Дивно вытканный узор,
Есть чудесная страна!
Словно грома дальний звук,
Только слухи до меня
Доносились каждый раз
О прекрасном Ёсину!
И теперь, когда смотрю
С гор, покрытых хиноки,
На просторы той страны:
Всюду, где речная мель,
Наступает лишь рассвет,
Подымается туман,
А лишь вечер настает,
Там кричит речной олень,
Но ведь я теперь в пути,
Где шнура не развязать,
И так жаль, что я один
И любуюсь без тебя
Чистым берегом реки…
* Хиноки — “солнечные деревья”, японский кипарис (см. п. 45), в тексте маки—священные деревья, под этим названием встречаются также сосны и криптомерии.
* Речной олень—так называли в песнях М. лягушек. Кваканье лягушек, как и крики оленей, навевали грусть и доставляли эстетическое удовольствие, поэтому образ лягушки и оленя отождествлялся.
* “В пути, где шнура не развязать” — развязывать шнур — символ любовных отношений (см. п. 251).
味澤相
妹目不數見而
敷細乃
枕毛不巻
櫻皮纒
作流舟二
真梶貫
吾榜来者
淡路乃
野嶋毛過
伊奈美嬬
辛荷乃嶋之
嶋際従
吾宅乎見者
青山乃
曽許十方不見
白雲毛
千重尓成来沼
許伎多武流
浦乃盡
徃隠
嶋乃埼々
隈毛不置
憶曽吾来
客乃氣長弥
あぢさはふ
いもがめかれて
しきたへの
まくらもまかず
かにはまき
つくれるふねに
まかぢぬき
わがこぎくれば
あはぢの
のしまもすぎ
いなみつま
からにのしまの
しまのまゆ
わぎへをみれば
あをやまの
そこともみえず
しらくもも
ちへになりきぬ
こぎたむる
うらのことごと
ゆきかくる
しまのさきざき
くまもおかず
おもひぞわがくる
たびのけながみ
Птицы адзи шумной стаей
Пролетают надо мною,
И глаза не видят милой,
Рукава из мягкой ткани
Ты не стелешь в изголовье.
На ладье, что смастерил я
Из коры деревьев вишни,
Весла закрепив,
Поплыл я.
Вот селение Нусима,
Что в Авадзи,
Миновал я,
И меж островов Карани,
Миновав Инамидзума,
Посмотрел когда,
Где дом мой —
Среди дальних гор лазурных,
Я не смог его увидеть!
В тысячи слоев сгрудились
Белых облаков громады,
И за каждой, каждой бухтой,
Что оставил за собою,
И за каждым, каждым мысом,
Где скрывался я порою,
Через всех путей изгибы,—
О, куда б ни приплывал я,
Все тоска со мной о доме…
Слишком долги дни скитаний!
* Эта песня и каэси-ута сложены Акахито, когда он проезжал о-в Карани, находясь в свите императора Сёму, совершавшего путешествие по стране. Адзи — род уток, распространенный в Японии (см. п. 196).
不欲見野乃
淺茅押靡
左宿夜之
氣長<在>者
家之小篠生
いなみのの
あさぢおしなべ
さぬるよの
けながくしあれば
いへししのはゆ
В поле дальнем Инами,
К земле прижимая тростник невысокий,
Сколько спал я ночей,
Сколько дней, долгих дней я провел одиноко,
И теперь я о доме далеком тоскую!

明方
潮干乃道乎
従明日者
下咲異六
家近附者
あかしがた
しほひのみちを
あすよりは
したゑましけむ
いへちかづけば
Вот и бухта Акаси!
Отхлынул прилив на дороге,
Завтра, завтра
Наполнится радостью сердце:
Я все ближе и ближе к родимому дому!

玉藻苅
辛荷乃嶋尓
嶋廻為流
水烏二四毛有哉
家不念有六
たまもかる
からにのしまに
しまみする
うにしもあれや
いへおもはずあらむ
На острове этом Карани,
Где срезают жемчужные травы морские,
Если был бы бакланом,
Что ищет добычу,
Я не думал бы столько, наверно, о доме!
* “Где срезают жемчужные травы морские” — см. п. 917.
御食向
淡路乃嶋二
直向
三犬女乃浦能
奥部庭
深海松採
浦廻庭
名告藻苅
深見流乃
見巻欲跡
莫告藻之
己名惜三
間使裳
不遣而吾者
生友奈重二
みけむかふ
あはぢのしまに
ただむかふ
みぬめのうらの
おきへには
ふかみるとり
うらみには
なのりそかる
ふかみるの
みまくほしけど
なのりその
おのがなをしみ
まつかひも
やらずてわれは
いけりともなし
Возле берегов морских
В тихой бухте Минумэ,
От которой недалек
Остров Авадзисима,
Где подносят в дар богам
Урожая славный плод,
У пустынных берегов
Водоросли я возьму,
Водоросли “вглубь — взгляну”.
Бухту обогнув кругом,
Срежу нежную траву,
Что зовут “не-говори”.
Словно водоросли, я
В сердца глубь взглянуть хочу,
Но подобен я траве,
Что зовут “не-говори”,—
Имя берегу свое
И не шлю тебе гонца,
Хоть, тоскуя о тебе,
Не могу на свете жить!
* Песни передают тоску Акахито о жене, оставленной дома. Они относятся к циклу, сложенному Акахито во время путешествия. В примечании указано, что дата их написания неизвестна. Относительно времени написания их напрашиваются два предположения: 1) Акахито сопровождал императора Сёму в его путешествии по стране; возможно, эти песни были сложены во время такого путешествия; 2) одно время поэт занимал должность провинциального чиновника. Вероятно, его постигла временная опала, как Табито, и он был выслан за пределы столицы. Отсюда тоска о жене, о родных краях.
* Водоросли “вглубь-взгляну” (фукамиру) — “морская сосна” — народное название водорослей, растущих глубоко в море.
* Трава “не-говори” (нанорисо, Sargassum fulvellum) — народное название морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* “Имя берегу свое” — говорится о боязни людской молвы.
為間乃海人之
塩焼衣乃
奈礼名者香
一日母君乎
忘而将念
すまのあまの
しほやききぬの
なれなばか
ひとひもきみを
わすれておもはむ
Если б даже к тебе я привык,
Как к одежде своей привыкают
Рыбаки из Сума, выжигая обычно в ней соль,—
Все равно, я и на день один,
Не забыл бы тебя, дорогая…
* Сума — бухта, воспетая во многих песнях М. и в позднейшей классической литературе.
竿<壮>鹿之
鳴奈流山乎
越将去
日谷八君
當不相将有
さをしかの
なくなるやまを
こえゆかむ
ひだにやきみが
はたあはざらむ
И даже в день, когда отправлюсь в путь
За горы дальние, где дикие олени
Протяжно стонут,
Даже в этот день,
Ужели я с тобой опять не встречусь?!
* Песни 950–952 сложены в иносказательном плане.
大汝
小彦名能
神社者
名著始鷄目
名耳乎
名兒山跡負而
吾戀之
干重之一重裳
奈具<佐>米七國
おほなむち
すくなひこなの
かみこそば
なづけそめけめ
なのみを
なごやまとおひて
あがこひの
ちへのひとへも
なぐさめなくに
Это боги —
Сукунахикона,
Оонамути
Назвали, верно, так.
Но зовут напрасно
Гору здесь — “Утешу”,
Ведь тоски моей и тысячную долю
Не утешить что-то ей никак.
* Отомо Саканоэ жила в Дадзайфу у своего старшего брата Табито и возвращалась в столицу незадолго до отъезда туда Табито.
* Сукунахикона и Оонамути — имена двух богов, живших, согласно мифологии, в век богов и сотворивших Поднебесную. Гора “Утешу” (от нагу “утешать”) — см. гора Наго.
凡有者
左毛右毛将為乎
恐跡
振痛袖乎
忍而有香聞
おほならば
かもかもせむを
かしこみと
ふりたきそでを
しのびてあるかも
Если б ты был простой человек, мой любимый,
Может быть, я надежду имела б на счастье,
Но ты родом из знатных,
И мне не придется
Помахать на прощанье рукавом белотканым!
* Помахать белотканым рукавом — имеет смысл интимной близости, любовного знака.
難波方
潮干乃奈凝
委曲見
在家妹之
待将問多米
なにはがた
しほひのなごり
よくみてむ
いへなるいもが
まちとはむため
В бухте Нанива следы прилива —
Водоросли, ракушки —
Запомню хорошо,
Оттого что милая ожидает дома
И о них начнет расспрашивать меня!
* “Следы прилива” — говорится о виде берега с оставшимися после прилива раковинами, водорослями, галькой, которым было принято любоваться.
吾背子我
著衣薄
佐保風者
疾莫吹
及<家>左右
わがせこが
けるきぬうすし
さほかぜは
いたくなふきそ
いへにいたるまで
Легка одежда
На возлюбленном моем.
О ветер, дующий среди долин Сахо,
Не дуй жестоко так до той поры,
Пока он не вернется в дом родной!

雲隠
去方乎無跡
吾戀
月哉君之
欲見為流
くもがくり
ゆくへをなみと
あがこふる
つきをやきみが
みまくほりする
Куда ушла она, за облаками скрывшись,
Не знаю я.
Не ты ли, милый мой,
В разлуке хочешь у себя полюбоваться
Моей любимою луной?

月立而
直三日月之
眉根掻
氣長戀之
君尓相有鴨
つきたちて
ただみかづきの
まよねかき
けながくこひし
きみにあへるかも
Месяц миновал —
И зачесалась бровь,
Тонкая, как месяц молодой:
Верно, встреча будет мне с тобой,
О котором долго тосковала!
* В песне говорится о древнем народном поверье: если зачешется бровь, значит будет свидание с любимым человеком.
兒等之有者
二人将聞乎
奥渚尓
鳴成多頭乃
暁之聲
こらしあらば
ふたりきかむを
おきつすに
なくなるたづの
あかときのこゑ
О, если б милая была со мной,
Мы с ней вдвоем бы слушали всегда
На отмели морской
Кричащих журавлей,
Чьи голоса мне слышны в алый час зари.

河口之
野邊尓廬而
夜乃歴者
妹之手本師
所念鴨
かはぐちの
のへにいほりて
よのふれば
いもがたもとし
おもほゆるかも
В приюте временном живу среди полей
Близ устья протекающей реки
И в те часы,
Когда приходит ночь,
О рукавах любимой я грущу!
* “О рукавах любимой я грущу” — см. п. 508.
* Предполагают, что речь идет о его жене — старшей дочери Отомо Саканоэ (СН).
天皇之
行幸之随
吾妹子之
手枕不巻
月曽歴去家留
おほきみの
みゆきのまにま
わぎもこが
たまくらまかず
つきぞへにける
Пока сопровождаю я тебя
В твоем пути, великий государь,
У дорогой жены
В объятьях мне не спать,—
Ведь целый месяц с той поры прошел!

關無者
還尓谷藻
打行而
妹之手枕
巻手宿益乎
せきなくは
かへりにだにも
うちゆきて
いもがたまくら
まきてねましを
Когда бы не было кругом меня застав,
Пустился б я тогда
В обратный путь:
Так хочется в объятьях мне уснуть
На изголовье из твоих любимых рук!

此月之
此間来者
且今跡香毛
妹之出立
待乍将有
このつきの
ここにきたれば
いまとかも
いもがいでたち
まちつつあるらむ
Если светлая эта луна
Появилася здесь,
То, наверное, милая вышла из дома,
И меня ожидает, и думает:
“Может, сейчас он придет?”

可融
雨者莫零
吾妹子之
形見之服
吾下尓著有
とほるべく
あめはなふりそ
わぎもこが
かたみのころも
あれしたにけり
Дождь, не лей с такою страшной силой,
Чтоб одежды промочить мои,—
Вниз надел я нынче платье милой,
Сшитое на память,
В знак любви!
* Песня юноши, расставшегося с милой, сложенная им в пути, когда шел дождь (МС). В старину, судя по песням М., был обычай дарить возлюбленному платье или обмениваться с ним платьями (см. п. 514, 636 и др.).
大御舟
竟而佐守布
高嶋之
三尾勝野之
奈伎左思所念
おほみふね
はててさもらふ
たかしまの
みをのかつのの
なぎさしおもほゆ
Все думаю о побережье дальнем
В Мионокатину,
В Такасима,
Куда причаливал и ждал погоды
Корабль государя моего.
* Песня человека, оставшегося в столице и полном дум об императорском корабле, отправившемся в плавание, на котором, по-видимому, находился кто-то из близких.
妹門
出入乃河之
瀬速見
吾馬爪衝
家思良下
いもがかど
いでいりのかはの
せをはやみ
あがうまつまづく
いへもふらしも
В ворота любимой заходят — выходят…
“Заходят-выходят” зовется река,
И струи там быстры,
Поэтому конь мой споткнулся:
Наверное, дома тоскует она обо мне!
* В песне отражено народное поверье: если конь споткнется, значит дома по тебе тоскуют (норума-но цумадзуку-но ва ути-но моно-га котира-о омоу тамэ да — поговорка).
白栲尓
丹保布信土之
山川尓
吾馬難
家戀良下
しろたへに
にほふまつちの
やまがはに
あがうまなづむ
いへこふらしも
У горы Мацути, что сверкает
Ярко-белой тканью в вышине,
В реках горных
Конь совсем мой не шагает:
Верно, дома ты тоскуешь обо мне!

四可能白水郎乃
釣船之<紼>
不堪
情念而
出而来家里
しかのあまの
つりぶねのつな
あへなくも
こころにおもひて
いでてきにけり
Как порой канаты на челнах рыбачьих
Рыбаками с берегов Сига
Тянутся с трудом,—
С трудом, с тоской на сердце
Я ушел, покинув милый дом…
* Песня напоминает песни сакимори — песни пограничных стражей, т. е. песни крестьян, уходивших, согласно существовавшей в те времена государственной повинности, в пограничные стражи, однако никаких примечаний по этому поводу нет.
吾妹子
見偲
奥藻
花開在
我告与
わぎもこと
みつつしのはむ
おきつもの
はなさきたらば
われにつげこそ
Когда у водорослей в море
Начнут цвести цветы,
Скажите мне.
На их красу сверкающую глядя,
Любимую мою я буду вспоминать!
* Песня странника, тоскующего в пути о любимой, обращена к рыбакам.
今年去
新嶋守之
麻衣
肩乃間乱者
<誰>取見
ことしゆく
にひさきもりが
あさごろも
かたのまよひは
たれかとりみむ
Дыры на холщовых платьях стражей,
Что служить уходят
Этот год…
Кто за ними там теперь присмотрит
И починит, и зашьет?
* Говорится о крестьянах, которых в порядке государственной повинности мобилизовали в пограничные стражи на три года. В стражи брали обычно из северо-восточных провинций и отсылали в гарнизоны на северный берег острова Кюсю (МС).
大舟乎
荒海尓榜出
八船多氣
吾見之兒等之
目見者知之母
おほぶねを
あるみにこぎで
やふねたけ
わがみしこらが
まみはしるしも
На корабле большом в бушующее море
Я вышел
И в отчаянье плыву.
О милое дитя, которое люблю,
Мне твой лишь взор спасенья знаком служит!

遠有而
雲居尓所見
妹家尓
早将至
歩黒駒
とほくありて
くもゐにみゆる
いもがいへに
はやくいたらむ
あゆめくろこま
Ах, к дому дальнему,
Где милая живет,
Что виден лишь в колодце облаков,
Давай скорее станем добираться,
Шагай же, вороной мой конь!

朝月
日向山
月立所見
遠妻
持在人
看乍偲
あさづきの
ひむかのやまに
つきたてりみゆ
とほづまを
もちたるひとし
みつつしのはむ
К солнцу, что восходит поутру,
Обращается народ с мольбой…
На горе Мольбы — Мукаинояма
Видно, как взошла теперь луна.
Те, кто жен имеют в дальней стороне,
Верно, глядя на нее, тоскуют о жене.
* Появление луны считается временем любовных встреч.
雲隠
小嶋神之
恐者
目間
心間哉
くもがくる
こしまのかみの
かしこけば
めこそへだてれ
こころへだてや
Оттого что страшны боги островов,
Скрытых вдалеке за облаками,
Мы не видимся с тобою, милый мой,
Но пускай нам суждена разлука,
Им вовек не разлучить сердца!
* Девушка аллегорически говорит о гневе родителей и страхе перед ними.
名にしおはば
いざ事とはむ
宮こ鳥
わがおもふ人は
ありやなしやと
なにしおはば
いざこととはむ
みやこどり
わがおもふひとは
ありやなしやと
Если ты такова же,
как и имя твое, о "птица столицы",-
то вот я спрошу:
жива или нет
та, что в думах моих?

するがなる
うつの山べの
うつつにも
ゆめにも人に
あはぬなりけり
するがなる
うつのやまべの
うつつにも
ゆめにも人に
あはぬなりけり
Ни наяву,
Этих гор в Суруга,
что "Явью" зовут,
ни во сне я с тобой
уже не встречусь.

から衣
きつつなれにし
つましあれば
はるばるきぬる
たびをしぞ思ふ
からごろも
きつつなれにし
つましあれば
はるばるきぬる
たびをしぞおもふ

Любимую мою в одеждах
Изящных там, в столице,
Любя оставил...
И думаю с тоской, насколько
Я от нее далек...

わするなよ
ほどは雲ゐに
なりぬとも
そらゆく月の
めぐりあふまで
わするなよ
ほどはくもゐに
なりぬとも
そらゆくつきの
めぐりあふまで
Не забывай! Пусть между нами —
как до облаков на небе будет, —
всё ж — до новой встречи. Ведь луна,
плывущая по небу, круг свершив,
на место прежнее приходит...

風ふけば
おきつしら浪
たつた山
夜はにや君が
ひとりこゆらん
かぜふけば
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみが
ひとりこゆらん
Повеет ветер —
и встают белые волны
на взморье, о, гора Тацута!
Не в полночь ли милый
один идёт через тебя?
Песня записана так же в Ямато-моногатари, 149.
君こむと
いひし夜ごとに
すぎぬれば
たのまぬ物の
こひつつぞふる
きみこむと
いひしよごとに
すぎぬれば
たのまぬものの
こひつつぞふる
"Приду" — ты сказал мне...
И ночи проходят
одна за другой.
А я все люблю
того, кто столь ненадёжен...

君があたり
見つつををらむ
いこま山
くもなかくしそ
雨はふるとも
きみがあたり
みつつををらむ
いこまやま
くもなかくしそ
あめはふるとも
В твою, о друг милый,
сторону я гляжу здесь одна.
Гора Икома!
Вы, облака, не скрывайте
ее, хоть лил бы и дождь!
Гора по направлению из Коти в Киото, местожительство кавалера.
あひおもはで
かれぬる人を
とどめかね
わが身は今ぞ
きえはてぬめる
あひおもはで
かれぬるひとを
とどめかね
わがみはいまぞ
きえはてぬめる
Того, кто не любит,
кто ушёл от меня,
удержать я не в силах!
Настал, видно, миг, когда жизнь
уж исчезнуть должна...

あらたまの
年の三とせを
まちわびて
ただこよひこそ
にひまくらすれ
あらたまの
としのみとせを
まちわびて
ただこよひこそ
にひまくらすれ
Сменяющихся лет —
уж целых три я жду,
и ждать тебя устала...
И только в ночь сегодня
я ложе новое делю...

我ならで
したひもとくな
あさがほの
ゆふかげまたぬ
花にはありとも
われならで
したひもとくな
あさがほの
ゆふかげまたぬ
はなにはありとも
Если ты не со мной, —
не развязывай нижней шнуровки,
хоть и будь ты вьюнком, —
цветочком, не ждущим
вечерних теней...

めかるとも
おもほえなくに
わすらるる
時しなければ
おもかげにたつ
めかるとも
おもほえなくに
わすらるる
ときしなければ
おもかげにたつ
С глаз долой - говоришь?
Так не кажется мне...
Ни минуты одной,
чтоб забыл я тебя,-
облик твой предо мной

いたづらに
行きてはきぬる
ものゆゑに
見まくほしさに
いざなはれつつ
いたづらに
ゆきてはきぬる
ものゆゑに
みまくほしさに
いざなはれつつ
Без толку прихожу
сюда я... возвращаюсь...
Причина всё одна:
влечёт меня желанье
тебя увидеть!

めには見て
てにはとられぬ
月のうちの
かつらのごとき
きみにぞありける
めにはみて
てにはとられぬ
つきのうちの
かつらのごとき
きみにぞありける
Глазами — вижу,
руками же достать
тебя я не могу...
Ты словно лавр, что на луне
растёт!

いはねふみ
かさなる山に
あらねども
あはぬ日おほく
こひわたるかな
いはねふみ
かさなるやまに
あらねども
あはぬひおほく
こひわたるかな
Скалистых нет
меж нами гор
нагромождённых...
А дней без встречи сколько
прошло в любви!

浪まより
見ゆるこじまの
はまひさし
ひさしくなりぬ
きみにあひ見で
なみまより
みゆるこじまの
はまひさし
ひさしくなりぬ
きみにあひみで
Деревья на побережье
тех островков, что средь волн,
виднеются там...
Давно уж они предо мною,
за время разлуки с тобою!

君我由久
道乃奈我弖乎
久里多々祢
也伎保呂煩散牟
安米能火毛我母
きみがゆく
みちのながてを
くりたたね
やきほろぼさむ
あめのひもがも
Пусть с небес сошел бы вдруг огонь
И разрушил бы навек и сжег дотла
Все далекие и трудные пути,
По которым нужно
Странствовать тебе!
* Отмечается как песня, которая приобрела впоследствии самостоятельную популярность.
嶋傳
足速乃小舟
風守
年者也經南
相常齒無二
しまづたふ
あばやのをぶね
かぜまもり
としはやへなむ
あふとはなしに
От одного к другому острову идя,
Быстроходная плывущая ладья,
Будешь ли ты ждать, чтоб ветер стих?
Так и годы долгие пройдут,
И с любимою не будет встреч!

吾背兒我
見良牟佐保道乃
青柳乎
手折而谷裳
見<縁>欲得
わがせこが
みらむさほぢの
あをやぎを
たをりてだにも
みむよしもがも
Любимый мой,
Наверно, будет любоваться
Зеленой ивой на пути в Сахо…
Хотя бы веточку он мне сорвал в дороге!
О, если б на нее могла и я взглянуть!
* Предполагают, что песни были сложены Отомо Саканоэ во время ее пребывания на о-ве Кюсю у своего старшего брата поэта Отомо Табито, генерал-губернатора округа Дадзайфу (МС). Обе песни сложены в тоске по родным местам.
難波邊尓
人之行礼波
後居而
春菜採兒乎
見之悲也
なにはへに
ひとのゆければ
おくれゐて
はるなつむこを
みるがかなしさ
Вот ты ушел
В край дальний Нанива,
И я, оставшись здесь совсем один,
С тоской смотрю теперь на юных дев,
Что собирают в поле вешнюю траву…

一瀬二波
千遍障良比
逝水之
後毛将相
今尓不有十方
ひとせには
ちたびさはらひ
ゆくみづの
のちにもあはむ
いまにあらずとも
Как быстрая вода, текущая меж скал,
Что много тысяч раз помехи встретит,
Чтобы одним потоком стать в конце,—
И мы с тобой потом соединимся,
Пусть даже встречам не бывать теперь!

吾背子尓
戀者苦
暇有者
拾而将去
戀忘貝
わがせこに
こふればくるし
いとまあらば
ひりひてゆかむ
こひわすれがひ
Когда о милом я тоскую,
Так тяжело становится мне вновь…
Будь время у меня,
Собрав, взяла б с собою
Морские раковины “позабудь любовь”!
* Раковины “позабудь-любовь” — см. п. 68, 509.
別るれど
あひもをしまぬ
百敷を
見ざらむことの
なにか悲しき
わかるれど
あひもをしまぬ
ももしきを
みざらむことの
なにかかなしき
Вот расстаёмся с ними,
И не сожалеет никто
Из этих придворных ста рангов.
Но что не увижу их больше —
Все же как-то печально.
* (А.С.) Включено в Госэнсю, 1322
たぐへやる
我が魂を
いかにして
はかなき空に
もて離るらむ
たぐへやる
わがたましひを
いかにして
はかなきそらに
もてはなるらむ
Тебе в спутники назначенную
Душу мою
Зачем
В тревожном небе
Ты оставляешь?[31]
31. Танка приводится в Асатадасю, кроме того, помещена она в антологии Синсэйсайсю с авторством Фудзивара Корэтада и с заменой слова хаканаки на харукэки.
逢ふことは
今は限りと
思へども
涙は絶えぬ
ものにぞありける
あふことは
いまはかぎりと
おもへども
なみだはたえぬ
ものにぞありける
Встретиться с тобой
Уж больше не придётся,
Но, хоть понимаю это,
Слёзы не переставая
Льются[33].
33. Танка приводится в Синтёкусэнсю [936] с пометой: «Автор неизвестен».
ひぐらしに
君まつ山の
ほととぎす
とはぬ時にぞ
声もをしまぬ
ひぐらしに
きみまつやまの
ほととぎす
とはぬときにぞ
こゑもをしまぬ
Цикаду
Ждущая горная
Кукушка,
Не пришли к тебе,
И ты плачешь, слез не жалея[81] —
81. В танка обыгрываются омонимы: мацу – «ждать» и часть топонима Мацуяма, хигураси – «закат дня» и «цикада». Из них складывается второй смысл стихотворения: «До заката дня ждала я и, подобно кукушке, плачу, что не пришел ты».
年を経て
ぬれわたりつる
衣手を
今日の涙に
くちやしぬらむ
としをへて
ぬれわたりつる
ころもでを
けふのなみだに
くちやしぬらむ
Рукав моей одежды,
Который многие годы
Был влажен [от слез по тебе],
От сегодняшних слез,
Видно, совсем сгниет[159].
159. Канэмори намекает на свою возможную кончину от печали. Примечательно, что этот дан, создававшийся, по-видимому, при жизни Канэмори, включает танка прежних лет.
忘るやと
いでて来しかど
いづくにも
うさははなれぬ
ものにぞありける
わするやと
いでてこしかど
いづくにも
うさははなれぬ
ものにぞありける
С надеждой забыть
Удалился сюда.
Но где бы я ни был,
Не удалюсь от печали,
Вот что со мной творится[160].
160. В танка обыгрываются омонимы: уса – «печаль» и Уса – название местности в Цукуси (печаль не покидает – не покидаю Уса).
忘らるな
忘れやしぬる
春がすみ
今朝たちながら
契りつること
わすらるな
わすれやしぬる
はるがすみ
けさたちながら
ちぎりつること
«Не забудь!»
И не забудет
Весенняя дымка,
Что сегодня поутру встала,
Свою клятву[166].
166. Танка использует омонимы: тацу – «вставать» (о тумане, дымке) и «покидать», «уходить».
Харугасуми – «весенняя дымка», видимо, метафорическое обозначение самой дамы.
君がゆく
越の白山
知らずとも
ゆくのまにまに
あとはたづねむ
きみがゆく
こしのしらやま
しらずとも
ゆくのまにまに
あとはたづねむ
Хоть еще я не знаю
Той белой горы Сираяма в Коси,
Куда ты уезжаешь,
Но в снегу постепенно
По следу твоему я отыщу ее[193].
193. Стихотворение помещено в Кокинсю, 8, и в Канэскэсю, автор – Канэскэ. Юки – «снег» имеет омоним юки – «уезжать», «уходить». Манимани означает «постепенно» и «в то время, когда...», таким образом, складывается иной смысл четвертой строки: «Теперь, когда ты уезжаешь...»
今日そへに
暮れざらめやはと
思へども
たへぬは人の
心なりけり
けふそへに
くれざらめやはと
おもへども
たへぬはひとの
こころなりけり
И сегодня
Может ли солнце не зайти?
Хоть и знаю это,
Но снести [ожидания не в силах].
Вот каково мое сердце[237].
237. Танка включена в Госэнсю, 12, и Ёситадасю.
すみぞめの
くらまの山に
入る人は
たどるたどるも
かへり来ななむ
すみぞめの
くらまのやまに
いるひとは
たどるたどるも
かへりきななむ
В чёрной одежде монаха
На горе Курама
Обитающий человек
Всё блуждает, блуждает...
Но как я хочу, чтобы он возвратился[277]–
277. Танка встречается в Госэнсю, 12, Кокинрокутё, 2 (раздел «Горы»), в Кондзяку-моногатари, 30. Курама (название горы) имеет омоним кура, что значит «темный». Тадо-фу («плутать», «искать на ощупь») – энго к слову кура. Сумидзомэ – «цвет туши» – цвет одежды монахов-послушников, здесь используется как дзё к слову кура.
大空は
くもらずながら
神無月
年のふるにも
袖はぬれけり
おほぞらは
くもらずながら
かみなづき
としのふるにも
そではぬれけり
Хоть на этот раз в десятую луну
Огромное небо
Не застлано тучами,
Оттого что проходят годы,
Промокли мои рукава[298].
298. Фуру – «идти» (о дожде) означает еще и «жить», «прожить» (о времени). Танка имеет второй смысл: «Хоть на небе ни облачка, [несмотря на дождливый сезон] в октябре, все же мои рукава влажны, но это от слез, которые я проливаю, ибо время проходит, [а ты все не навещаешь меня]».
この世には
かくてもやみぬ
別れ路の
淵瀬をたれに
問ひてわたらむ
このよには
かくてもやみぬ
わかれぢの
ふちせをたれに
とひてわたらむ
Что ж, в этом мире
Я тобою брошена,
Но на путях той разлуки,
По пучинам и мелководьям кого же
Попрошу меня проводить?[300] —
300. Имеется в виду поверье, что после смерти женщину через «реку с тремя рукавами» (вакарэдзи-но футисэ), протекающую в царстве мертвых, должен перевести за руку тот мужчина, который был ее первым возлюбленным.
来ぬ人を
まつの葉にふる
白雪の
消えこそかへれ
あはぬ思ひに
こぬひとを
まつのはにふる
しらゆきの
きえこそかへれ
あはぬおもひに
Того, кто не приходит,
Ожидая, провожу дни.
И подобно тому как белый снег.
Тает, так и я скончаюсь
От любви, не встретившись с тобой[363] —
363. Танка содержит омонимы: мацу – «сосна» и «ждать», фуру – «идти» (о снеге) и «проходить» (о времени). Хи – в слове омохи – «любовь» и хи – «солнце». Иной смысл второй и третьей строк стиха: «Подобно снегу, падающему на иглы сосны». Танка помещена в Мотоёсимикогосю, а также в Госэнсю, 12, с небольшими изменениями. Кроме того, в Кокиирокутё, 1, в разделе «Снег».
風吹けば
沖つしらなみ
たつた山
夜半にや君が
ひとりこゆらむ
かぜふけば
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみが
ひとりこゆらむ
Дует ветер,
И в открытом море белые волны
Встают. Через гору Тацута
Сегодня ночью ты один
Переходишь, верно[406] —
406. Две первые строки представляют собой дзё к слову Тацутаяма – «гора Тацута». Сиранами («белые волны»), тацу («вставать»), кою («переходить») – энго, «связанные ассоциациями слова». Есть также толкование, что сиранами — жаргонное обозначение воров, т. е. дама желает возлюбленному избежать встречи с разбойниками.

Песня записана так же в Исэ-моногатари, 23.
春霞
軽引山乃
隔者
妹尓不相而
月曽經去来
はるかすみ
たなびくやまの
へなれれば
いもにあはずて
つきぞへにける
Те горы дальние, где стелется повсюду
Весенней легкой дымкою туман,
Нас разделили.
Не встречаюсь с милой,
Ведь целый месяц я живу один…
* Одна из ранних песен Якамоти, сложенная весной 741 г. во время его пребывания в новой столице, в то время как молодая жена оставалась еще в старой.
霍公鳥
無流國尓毛
去而師香
其鳴音手
間者辛苦母
ほととぎす
なかるくににも
ゆきてしか
そのなくこゑを
きけばくるしも
О, как бы я хотел уйти отсюда
В страну такую,
Где кукушек нет:
Когда поющие их голоса я слышу,
Так тяжко на душе!
* Кукушка — обычный образ в песнях разлуки. Пение кукушек могло напоминать поэтому о далекой возлюбленной.
足引之
山霍公鳥
汝鳴者
家有妹
常所思
あしひきの
やまほととぎす
ながなけば
いへなるいもし
つねにしのはゆ
Кукушка, что поешь
Средь распростертых гор!
Когда я слышу голос твой печальный,
О дорогой жене в столице дальней
Всегда в тот миг я думаю с тоской!

奥の細道 > 汐越の松・天竜 寺・永平寺 (Сиогоси-но мацу, монастырь Тэнрюдзи, монастырь Эйхэйдзи)
物書て
扇引さく
余波哉
ものかきて
おうぎひきさく
なごりかな
Исписанную
Бумагу срываю с веера.
Печаль расставанья.

無暇
不来之君尓
霍公鳥
吾如此戀常
徃而告社
いとまなみ
きまさぬきみに
ほととぎす
あれかくこふと
ゆきてつげこそ
К возлюбленному другу моему,
Что время не найдет прийти побыть вдвоем,
Кукушка,
Полети и передай ему
О том, как я тоскую здесь о нем!

久方之
漢<瀬>尓
船泛而
今夜可君之
我許来益武
ひさかたの
あまのかはせに
ふねうけて
こよひかきみが
わがりきまさむ
В ладье, плывущей по реке туманной,
Раскинутой в извечных небесах,
Качаясь на волне,
Не нынче ль ночью
Любимый приплывет ко мне?

風雲者
二岸尓
可欲倍杼母
吾遠嬬之
(一云
波之嬬乃)
事曽不通
かぜくもは
ふたつのきしに
かよへども
わがとほづまの(はしつまの)
ことぞかよはぬ
Хотя и облака, и ветер
На том и этом берегу бывают,
Но вести
От жены моей далекой
До берегов моих не достигают…

多夫手二毛
投越都倍<吉>
天漢
敝太而礼婆可母
安麻多須辨奈吉
たぶてにも
なげこしつべき
あまのがは
へだてればかも
あまたすべなき
Они разделены Небесною Рекою
И, кажется, что близки берега,
Что камень долетит вдаль, брошенный рукою,
И все же им помочь
Ничем нельзя…
* Песни о танабата пишутся чаще всего от лица Ткачихи или Волопаса, но в М. встречаются и написанные от третьего лица, сочувствующего любви разлученных звезд.
秋風之
吹尓之日従
何時可登
吾待戀之
君曽来座流
あきかぜの
ふきにしひより
いつしかと
あがまちこひし
きみぞきませる
Со дня того, когда подул нежданно
Осенний ветер,
Думаю всегда: “Когда же наконец
Придет мой друг желанный,
Которого с такой тоскою жду?”
* Песня сложена от лица Ткачихи.
袖振者
見毛可波之都倍久
雖近
度為便無
秋西安良祢波
そでふらば
みもかはしつべく
ちかけども
わたるすべなし
あきにしあらねば
Хоть близок срок,
Когда взмахнувши рукавами,
Они увидятся, забыв про целый свет,
Но все же переплыть реку — надежды нет,
Доколе осень не настанет!

玉蜻蜒
髣髴所見而
別去者
毛等奈也戀牟
相時麻而波
たまかぎる
ほのかにみえて
わかれなば
もとなやこひむ
あふときまでは
Лишь жемчугом блеснувший миг,
Побыв вдвоем,
Они должны расстаться,
И тщетно тосковать и убиваться
До срока новой встречи в небесах!

伊香山
野邊尓開有
芽子見者
公之家有
尾花之所念
いかごやま
のへにさきたる
はぎみれば
きみがいへなる
をばなしおもほゆ
Когда я посмотрел на хаги,
Что расцвели в полях
Близ склонов Икаго,
Я вспомнил о прекрасных обана,
Растущих возле дома твоего!
* Хаги и обана — цветут осенью в одно время; воспеваются в песнях странствования, напоминают о покинутом доме. Некоторые комментаторы считают, что речь идет о жене (К. Мае.), другие— о друге (СН). Во всяком случае речь идет о песне, посланной на родину.
我背兒乎
何時曽且今登
待苗尓
於毛也者将見
秋風吹
わがせこを
いつぞいまかと
まつなへに
おもやはみえむ
あきのかぜふく
“Милый мой, когда ж ко мне придёшь?
Не теперь ли?” — думаю с тоской,
Думаю и жду:
“Покажется ли он?”
Вот и ветер осени подул…
* Большинство комментаторов считает, что это песня о танабата, сложенная от лица Ткачихи, ожидающей Волопаса. Но может быть и песней о друге, который обещал вернуться осенью (СН). Песня очень похожа на женские песни, и в частности на песни Ткачихи, поэтому скорее всего Умакай записал один из вариантов народной песни на эту тему.
秋立而
幾日毛不有者
此宿流
朝開之風者
手本寒母
あきたちて
いくかもあらねば
このねぬる
あさけのかぜは
たもとさむしも
С тех пор, как осень наступила,
Прошло ещё немного дней,
И все ж от ветра на рассвете ныне,
Когда здесь просыпаюсь я,
Одежды рукава — холодные такие!

秋之雨尓
所沾乍居者
雖賎
吾妹之屋戸志
所念香聞
あきのあめに
ぬれつつをれば
いやしけど
わぎもがやどし
おもほゆるかも
Под мелким осенним дождем
Беспрестанно я мокну в пути,
И хоть жалок оставленный дом,
Где жена дорогая живет,
Все равно я мечтаю о нем!

山妣姑乃
相響左右
妻戀尓
鹿鳴山邊尓
獨耳為手
やまびこの
あひとよむまで
つまごひに
かなくやまへに
ひとりのみして
Тоской глубокой о жене томим,
Среди осенних гор кричит олень,
И отраженный эхом крик его гремит…
И я средь этих гор —
Совсем один!

君待跡
吾戀居者
我屋戸乃
簾令動
秋之風吹
きみまつと
あがこひをれば
わがやどの
すだれうごかし
あきのかぜふく
Когда я друга моего ждала,
Полна любви,
В минуты эти —
У входа в дом мой дрогнула слегка бамбуковая штора.
…Дует ветер…

荒玉之
月立左右二
来不益者
夢西見乍
思曽吾勢思
あらたまの
つきたつまでに
きまさねば
いめにしみつつ
おもひぞわがせし
Ведь оттого что ты не приходил ко мне,
Пока не минул
Новояшмовый весь месяц,—
Во сне все время видела тебя,
О, как тоска меня терзала!
* Любовная переписка Отомо Якамоти с Отомо Саканоэ трактуется по-разному. По обычаям того времени в песнях-посланиях всегда допускалось преувеличенное выражение чувств. Даже монах Мансэй пишет своему другу Табито почти любовные послания (см. 573). Однако толкование, что Отомо Саканоэ переписывалась с Якамоти от имени своей дочери более убедительно, так как в те времена было очень принято сочинять песни-послания от чужого имени по просьбе данного лица. В М. — целый ряд таких песен: тот же Якамоти отвечал сестре от лица своей жены, в другом случае он писал послание матери жены от имени жены. Придворные поэты сочиняли песни по просьбе знатных лиц от их имени, Хитомаро часто сочиняет плачи от лица близких людей и т. д. Поэтому вполне возможно, мать сочиняла песни-послания вместо дочери, которая не обладала поэтическим даром.
吾屋戸尓
黄變蝦手
毎見
妹乎懸管
不戀日者無
わがやどに
もみつかへるて
みるごとに
いもをかけつつ
こひぬひはなし
Ах, каждый раз, когда у дома моего
Смотрю на клён, покрытый алою листвою,
Я в думах о тебе, моя сестра,—
Ведь не бывает даже дня,
Чтоб о тебе не тосковала!
* “Когда… смотрю на клён” — т. е., когда вижу чудесную алую листву осеннего клёна, тоскую о сестре, с которой вместе не могу полюбоваться им.
吾屋戸乃
秋之芽子開
夕影尓
今毛見師香
妹之光儀乎
わがやどの
あきのはぎさく
ゆふかげに
いまもみてしか
いもがすがたを
У дома моего цветет осенний хаги
В лучах вечерних…
Как хотела б я
Увидеть нынче около себя
Сестры моей любимый облик!

吾之蒔有
早田之穂立
造有
蘰曽見乍
師弩波世吾背
わがまける
わさだのほたち
つくりたる
かづらぞみつつ
しのはせわがせ
Любуясь на венок,
Сплетенный мной
Из ранних рисовых колосьев, что взрастила
Я на поле, где сеяла сама,—
Не забывай меня в разлуке, милый!
* Песня послана Якамоти, когда старшая дочь Отомо Саканоэ жила с матерью в имении Такэда. Была ли она в это время уже его женой или это было еще до их брака, неизвестно.
* Комментаторы считают обычно, что она в шутку написала, что работала сама на поле (СП МС), но судя по ответу Якамоти, возможно, она и в самом деле работала на поле, в виде развлечения исполняя работу крестьян, так же, как знатные придворные часто срезали морские водоросли и пр., выполняя обычную работу рыбаков (см. п. 1625).
秋風之
寒比日
下尓将服
妹之形見跡
可都毛思努播武
あきかぜの
さむきこのころ
したにきむ
いもがかたみと
かつもしのはむ
Эти дни, когда холоден
Ветер осенний,
Я носить ее буду на теле своём
В знак того, что я помню о деве любимой,
И её ещё больше отныне люблю!
* Песня сложена Отомо Якамоти по поводу присланного женой платья, которое она носила сама. Обмениваться одеждой, дарить платье со своего плеча было в обычаях того времени.
叩々
物乎念者
将言為便
将為々便毛奈之
妹与吾
手携而
旦者
庭尓出立
夕者
床打拂
白細乃
袖指代而
佐寐之夜也
常尓有家類
足日木能
山鳥許曽婆
峯向尓
嬬問為云
打蝉乃
人有我哉
如何為跡可
一日一夜毛
離居而
嘆戀良武
許己念者
胸許曽痛
其故尓
情奈具夜登
高圓乃
山尓毛野尓母
打行而
遊徃杼
花耳
丹穂日手有者
毎見
益而所思
奈何為而
忘物曽
戀云物呼
ねもころに
ものをおもへば
いはむすべ
せむすべもなし
いもとあれと
てたづさはりて
あしたには
にはにいでたち
ゆふへには
とこうちはらひ
しろたへの
そでさしかへて
さねしよや
つねにありける
あしひきの
やまどりこそば
をむかひに
つまどひすといへ
うつせみの
ひとなるわれや
なにすとか
ひとひひとよも
さかりゐて
なげきこふらむ
ここおもへば
むねこそいたき
そこゆゑに
こころなぐやと
たかまとの
やまにものにも
うちゆきて
あそびあるけど
はなのみ
にほひてあれば
みるごとに
ましてしのはゆ
いかにして
わすれむものぞ
こひといふものを
Если в сердце глубоко
Поразмыслить обо всем,
Что сказать, что делать мне? —
Выхода не знаю я…
Милая жена и я,
Взявшись за руки,
Вдвоем
По утрам
Спускались в сад,
Вечерами, освятив
Ложе,
Белые свои
Рукава переплетя,
Спали вместе.
Ночи те
Не навеки ли прошли?
Даже, слышал я, фазан,—
Житель распростертых гор,
Говорят, свою жену
Ищет и находит там,
На другой вершине гор,
Я же в мире суеты
Бренный, жалкий человек,
Почему же только я
Даже ночи, даже дня
Не могу с ней провести,
Верно, быть в разлуке нам,
Верно, плакать мне в тоске!
Как подумаю о том,
Горестно душа болит!
И поэтому решил —
Не утешу ль сердце я?
По горам и по полям
В Такамато
Я бродил,
Все бродил, гуляя там,
Но кругом одни цветы
Мне сверкали на полях.
Каждый раз, как видел их,
Тосковал еще сильней!
Что же делать,
Как забыть,
То, что все зовут — любовь?
* Песня посвящена тоске в разлуке с женой, несет на себе следы влияния песен Хитомаро (207) и Окура (804). Однако аналогичные образы можно встретить и в анонимных песнях; возможно. это следы неизжитой народно-песенной традиции.
* “Говорят, свою жену ищет и находит там, на другой вершине гор” — фазаны днем бывают вместе со своей самкой, но ночи проводят отдельно на разных вершинах гор.
高圓之
野邊乃容花
面影尓
所見乍妹者
忘不勝裳
たかまとの
のへのかほばな
おもかげに
みえつついもは
わすれかねつも
Смотрю я на цветок каобана,
Что в Такамато на полях растет,
И облик твой
Передо мной встает,
И не могу я позабыть тебя!
* Каобана — японская петунья, бледно-алого цвета с сердечкообразными продолговатыми листьями, чашечка в виде перевернутого колокола, обращенного широкой стороной вверх, растет в полях и на лугах, многолетнее растение, цветет все лето начиная с 5—6-го месяца.
今造
久邇能京尓
秋夜乃
長尓獨
宿之苦左
いまつくる
くにのみやこに
あきのよの
ながきにひとり
ぬるがくるしさ
О, как тоскливо спать мне одному
Ночами долгими
Осеннею порою
В столице нынешней —
Куни!

足日木乃
山邊尓居而
秋風之
日異吹者
妹乎之曽念
あしひきの
やまへにをりて
あきかぜの
ひにけにふけば
いもをしぞおもふ
Когда на склонах
Распростертых гор
День изо дня
Осенний ветер дует,—
Как я тогда тоскую о тебе!

真木乃於尓
零置有雪乃
敷布毛
所念可聞
佐夜問吾背
まきのうへに
ふりおけるゆきの
しくしくも
おもほゆるかも
さよとへわがせ
Как снег, что, падая вокруг, ложится
На славные деревья хиноки
И нет конца ему,—
Я без конца тоскую!
Приди же этой ночью, милый друг!
* Хиноки — японский кипарис.
沫雪之
可消物乎
至今<尓>
流經者
妹尓相曽
あわゆきの
けぬべきものを
いままでに
ながらへぬるは
いもにあはむとぞ
Как тает снег, напоминая пену,
Так таю я, влача удел земной,
И лишь мечта,
Что встречусь я с тобой,
Дала мне силы жить поныне!
* Некоторые комментаторы предполагают, что поэтесса сложила ее, когда была тяжело больна.
沫雪乃
庭尓零敷
寒夜乎
手枕不纒
一香聞将宿
あわゆきの
にはにふりしき
さむきよを
たまくらまかず
ひとりかもねむ
Когда на землю, падая, ложится
Снег белой пеною, с высот небес летя,
Холодной ночью
Без твоих объятий
Навряд ли я смогу уснуть один…

朝霧尓
沾尓之衣
不干而
一哉君之
山道将越
あさぎりに
ぬれにしころも
ほさずして
ひとりかきみが
やまぢこゆらむ
От тумана поутру
Платье влажное своё,
Верно, и не просушив,
Ты один, любимый мой,
Горною тропой идёшь…
Неизвестный автор
風莫乃
濱之白浪

於斯依久流
見人無
(一云
於斯依来藻)
かざなしの
はまのしらなみ
いたづらに
ここによせくる
みるひとなしに
(ここによせくも)
В Кадзахая
Волны белые у берегов,
Понапрасну приливаете сюда,
Нет моей любимой, что могла
Любоваться вами в этот час…
Песня Нага Окимаро
* Кадзахая (чтение по МС) — см. п. 437.
朝裳吉
木方徃君我
信土山
越濫今日曽
雨莫零根
あさもよし
きへゆくきみが
まつちやま
こゆらむけふぞ
あめなふりそね
Ах, наверно, милый мой супруг,
Что ушел теперь в страну Кии,
Полотняные где платья хороши,
Переходит нынче горы Мацути.
Дождь, хоть нынче, я прошу тебя, не лей!
* “Полотняные где платья хороши” — провинция Кии славилась в старину прекрасным полотном. Отсюда это выражение стало ее постоянным определением.
後居而
吾戀居者
白雲
棚引山乎
今日香越濫
おくれゐて
あがこひをれば
しらくもの
たなびくやまを
けふかこゆらむ
Когда тоскую я, оставшись здесь одна,
Возможно, нынче ты проходишь горы,
Где белые плывут
По небу облака
И длинной, длинной тянутся грядою.

孫星
頭刺玉之
嬬戀
乱祁良志
此川瀬尓
ひこほしの
かざしのたまは
つまごひに
みだれにけらし
このかはのせに
Как видно, жемчуг
Из короны Волопаса
Из-за того, что он тоскует по жене,
Упал с небес и засверкал, смешавшись,
В кристальных струях голубой реки.
* “Из короны Волопаса” — образ взят из легенды о любви Волопаса и Ткачихи, которые только один раз в году могли встретиться в 7-ю ночь 7-го месяца.
玉匣
開巻惜
恡夜矣
袖可礼而
一鴨将寐
たまくしげ
あけまくをしき
あたらよを
ころもでかれて
ひとりかもねむ
Будет открываться ларчик дорогой,
И рассвет придет, — не радуюсь ему,
Ах, ночей былых жаль сердцу моему,—
Ведь в разлуке с рукавами милой
Спать придется нынче одному!
* Автор неизвестен.
* “В разлуке с рукавами милой” — обычно рукава одежды стелились в изголовье любимому.
焱干
人母在八方
家人
春雨須良乎
間使尓為
あぶりほす
ひともあれやも
いへびとの
はるさめすらを
まつかひにする
Навряд ли встречу я такого человека,
Что высушил бы платье над огнем,
Мои родные, что остались дома,
Весенний дождь
Послали вслед гонцом!
* Вариант п. 1688 и 1697.
家人
使在之
春雨乃
与久列杼吾<等>乎
沾念者
いへびとの
つかひにあらし
はるさめの
よくれどわれを
ぬらさくおもへば
Наверно, дождь весенний послан мне гонцом
Родными, что остались дома,
Когда подумаю: ведь как ни прячусь я
От этого весеннего дождя,
Меня он догоняет снова!

山品之
石田乃小野之
母蘇原
見乍哉公之
山道越良武
やましなの
いはたのをのの
ははそはら
みつつかきみが
やまぢこゆらむ
Наверно, ты, любуясь ныне
На рощи, где растут зубчатые дубы,
В полях Ивата,
В Ямасина,
Тропами горными идешь!
* Эта песня не является произведением Умакая, хотя и помещена под его именем. Песня, сложенная от лица женщины, по-видимому, была исполнена Умакаем на пиру.
遠妻四
高尓有世婆
不知十方
手綱乃濱能
尋来名益
とほづまし
たかにありせば
しらずとも
たづなのはまの
たづねきなまし
Ты, далекая моя жена,
Если б только ты была в Така,
Пусть не знал бы я туда дорог,
Я на берег бы пришел Ищи,
И тогда бы там искал тебя!
* Народная песня. Берег-Ищи — см. р. Тадзуна.
白雲之
龍田山之
瀧上之
小鞍嶺尓
開乎為流
櫻花者
山高
風之不息者
春雨之
継而零者
最末枝者
落過去祁利
下枝尓
遺有花者
須臾者
落莫乱
草枕
客去君之
及還来
しらくもの
たつたのやまの
たきのうへの
をぐらのみねに
さきををる
さくらのはなは
やまたかみ
かぜしやまねば
はるさめの
つぎてしふれば
ほつえは
ちりすぎにけり
しづえに
のこれるはなは
しましくは
ちりなまがひそ
くさまくら
たびゆくきみが
かへりくるまで
Там, где облака
Белоснежные встают,
Там, на Тацута-горе,
На вершине Огура,
Выше водопада струй,
Распустились на ветвях
Вишен пышные цветы,
Нагибая ветви вниз…
Так как горы высоки,
Ветер дует без конца,
И весенний светлый дождь
Беспрестанно льет и льет.
И от этого дождя
Ветви верхние, склонясь,
Уронили лепестки…
О прекрасные цветы,
Что остались на ветвях,
Расположенных внизу,
Вас прошу,
Хоть краткий срок
Не роняйте лепестки…
До тех пор, покамест он,
Мой возлюбленный супруг,
Что уходит ныне в путь,
Где зеленая трава изголовьем служит всем
Не вернется к вам сюда!
* Песня жены, провожающей мужа, и песня мужа. Предполагают, что эти песни записал Такахаси Мусимаро, когда служил под начальством Фудзивара Умакая, строившего дворец в Нанива (706 г.).
* Принц Тацута — бог, повелитель ветра, ему посвящен храм на горе Тацута.
* Нагаута и каэси-ута сложены разными лицами. По-видимому, это наиболее древняя форма нагаута, в которой отражены переклички женского и мужского хоров, характерные для древних —.народных хороводов.
於久礼居而
吾波也将戀
春霞
多奈妣久山乎
君之越去者
おくれゐて
あれはやこひむ
はるかすみ
たなびくやまを
きみがこえいなば
О, проводив тебя, оставшись здесь один,
Как буду я, наверно, тосковать,
Когда вдали исчезнешь, горы перейдя,
Где дымкой стелется
Туман весны…

於久礼居而
吾者哉将戀
稲見野乃
秋芽子見都津
去奈武子故尓
おくれゐて
あれはやこひむ
いなみのの
あきはぎみつつ
いなむこゆゑに
О, проводив тебя, оставшись здесь один,
Как буду я, наверно, тосковать!
Из-за того, кто на полях Инами,
Любуясь на осенний хаги,
Все дальше будет удаляться от меня!

絶等寸笶
山之<峯>上乃
櫻花
将開春部者
君<之>将思
たゆらきの
やまのをのへの
さくらばな
さかむはるへは
きみをしのはむ
Когда на горных пиках Таюраки
Вновь расцветут
Весеннею порой
Цветы прекрасных нежных вишен,
Тебя, любимый, буду вспоминать!

君無者
奈何身将装餝
匣有
黄楊之小梳毛
将取跡毛不念
きみなくは
なぞみよそはむ
くしげなる
つげのをぐしも
とらむともおもはず
Когда не будет здесь тебя,
Зачем мне, милый, наряжаться?
И даже гребень мой из дерева цугэ,
Хранящийся в шкатулке драгоценной,
И в мыслях не придет вдруг вынуть мне!
* Гребни из дерева цугэ — из самшита (Buxus microphylla) считались самыми лучшими в те времена.
従明日者
吾波孤悲牟奈
名欲<山
石>踏平之
君我越去者
あすよりは
あれはこひむな
なほりやま
いはふみならし
きみがこえいなば
О, с завтрашнего дня, любимый,
Как тосковать, наверно, буду без тебя,
Когда хребет Набори перейдя,
Шагая по камням и скалам,
Меня, оставив, ты уйдешь!

命乎志
麻勢久可願
名欲山
石踐平之
復亦毛来武
いのちをし
まさきくもがも
なほりやま
いはふみならし
またまたもこむ
О, если только жизнь земная эта
Благополучна будет у меня,—
Хребет Набори перейдя,
Шагая по камням и скалам,
Я вновь вернусь к тебе, любимая моя!

雪己曽波
春日消良米
心佐閇
消失多列夜
言母不徃来
ゆきこそば
はるひきゆらめ
こころさへ
きえうせたれや
こともかよはぬ
И белый снег
В весенний день растает,
И даже чувства верные мои
Не могут разве, словно снег, растаять,—
Ведь нет давно привета от тебя!

松反
四臂而有八羽
三栗
中上不来
麻呂等言八子
まつがへり
しひてあれやは
みつぐりの
なかのぼりこぬ
まろといふやつこ
Разве сердцу можно приказать насильно?
Если три каштана — пустота внутри,
Ведь с полмесяца прошло,—
Ты не явился —
Неужели мне сказать, что — жду?

海若之
何神乎
齊祈者歟
徃方毛来方毛
<船>之早兼
わたつみの
いづれのかみを
いのらばか
ゆくさもくさも
ふねのはやけむ
К каким богам
Морской стихии
Мне обратиться с жаркою мольбой,
Чтоб путь вперед и путь обратный
Скорей проплыл корабль твой!

人跡成
事者難乎
和久良婆尓
成吾身者
死毛生毛
<公>之随意常
念乍
有之間尓
虚蝉乃
代人有者
大王之
御命恐美
天離
夷治尓登
朝鳥之
朝立為管
群鳥之
群立行者
留居而
吾者将戀奈
不見久有者
ひととなる
ことはかたきを
わくらばに
なれるあがみは
しにもいきも
きみがまにまと
おもひつつ
ありしあひだに
うつせみの
よのひとなれば
おほきみの
みことかしこみ
あまざかる
ひなをさめにと
あさとりの
あさだちしつつ
むらとりの
むらだちゆかば
とまりゐて
あれはこひむな
みずひさならば
В этом мире на земле
Человеку трудно жить!
Вот и я, случайно здесь
Появившийся на свет,
Жил пока,
Все размышлял,
Что и жить, и умирать
Будем вместе мы с тобой,
Но, увы, и ты и я —
Люди бренные земли.
И, приказу подчинясь
Государя своего,
Будто птицы поутру,
Утром тронулся ты в путь,
Чтоб селеньем управлять
Дальним, как небесный свод.
Словно стая резвых птиц,
Удалились все с тобой,
И, оставшись здесь один,
Как я буду тосковать,
Если много долгих дней
Не увидимся с тобой!

三越道之
雪零山乎
将越日者
留有吾乎
懸而小竹葉背
みこしぢの
ゆきふるやまを
こえむひは
とまれるわれを
かけてしのはせ
В тот день, когда ты будешь проходить
Тропою горной, где ложится снег,
Там, на пути в Коси,
Меня, что здесь остался,
Ты, пожалев, с любовью помяни!

虚蝉乃
世人有者
大王之
御命恐弥
礒城嶋能
日本國乃
石上
振里尓
紐不解
丸寐乎為者
吾衣有
服者奈礼奴
毎見
戀者雖益
色二山上復有山者
一可知美
冬夜之
明毛不得呼
五十母不宿二
吾歯曽戀流
妹之直香仁
うつせみの
よのひとなれば
おほきみの
みことかしこみ
しきしまの
やまとのくにの
いそのかみ
ふるのさとに
ひもとかず
まろねをすれば
あがきたる
ころもはなれぬ
みるごとに
こひはまされど
いろにいでば
ひとしりぬべみ
ふゆのよの
あかしもえぬを
いもねずに
あれはぞこふる
いもがただかに
Оттого что на земле
Я лишь бренный человек,
С трепетом приказу вняв
Государя своего,
Я в селении Фуру,
В Исоноками,
Что в Ямато есть, в стране
Распростертых островов,—
Не развязывая шнур,
Сплю теперь совсем один…
И в разлуке без тебя
Платье бедное мое
Загрязнилось, все в пыли…
Каждый раз, как погляжу
На него,
Растет тоска,
По страданью на лице
Люди могут все узнать,
И поэтому зимой, темной ночью
Каждый раз до рассвета я лежу,
Не могу забыться сном…
О, как я тоскую здесь,
Вспоминая облик твой!
山上復有山=出(いで)
吾妹兒之
結手師紐乎
将解八方
絶者絶十方
直二相左右二
わぎもこが
ゆひてしひもを
とかめやも
たえばたゆとも
ただにあふまでに
Шнур заветный,
Что завязан был любимой,
Разве развязать я без нее смогу?
Даже пусть порвутся эти нити,
Я не развяжу, пока не встречусь с ней!
* Заветный шнур— шнур у одежды, который завязывают при разлуке друг другу возлюбленные или супруги, давая таким образом обет верности и обещая не развязывать его до новой встречи.
白玉之
人乃其名矣
中々二
辞緒<下>延
不遇日之
數多過者
戀日之
累行者
思遣
田時乎白土
肝向
心摧而
珠手次
不懸時無
口不息
吾戀兒矣
玉釧
手尓取持而
真十鏡
直目尓不視者
下桧山
下逝水乃
上丹不出
吾念情
安虚歟毛
しらたまの
ひとのそのなを
なかなかに
ことをしたはへ
あはぬひの
まねくすぐれば
こふるひの
かさなりゆけば
おもひやる
たどきをしらに
きもむかふ
こころくだけて
たまたすき
かけぬときなく
くちやまず
あがこふるこを
たまくしろ
てにとりもちて
まそかがみ
ただめにみねば
したひやま
したゆくみづの
うへにいでず
あがおもふこころ
やすきそらかも
Словно белый жемчуг ты.
Имя милое твое,
О, как часто про себя
Повторяю я в душе!
Много дней уже прошло,
Мы не виделись с тобой.
И все больше, больше дней,
Проведенных мной в тоске...
Я не знаю, как мне быть,
Чтоб развеять грусть мою?
Сердце я разбил свое,
Нету дня, чтоб не надел
Перевязь из жемчугов,
Беспрестанно, без конца
Имя милое твержу...
Деву милую свою,
Как из жемчуга браслет,
На руки бы мне надеть,
Прямо бы в лицо взглянуть —
В зеркало светлей воды,—
Но не вижу я тебя...
Словно воды, что текут
У подножия горы
Ситаби,
А наверху —
Их не видно,
Так и я...
Ах, не видно никому
Сердце, полное тоски,
Что покоя не найдет...
* Автор песни и кому она адресована, не указаны, однако, поскольку после п. 1794 следует примечание, что три песни (1792–1794) взяты из сборника Танабэ Сакимаро, его считают автором этих песен.
* “Нету дня, чтоб не надел перевязь из жемчугов” — “готовое” выражение, т. е. нету дня, чтобы не молился.
垣保成
人之横辞
繁香裳
不遭日數多
月乃經良武
かきほなす
ひとのよここと
しげみかも
あはぬひまねく
つきのへぬらむ
Словно изгородью из зеленых тростников,
Разделила нас с тобой молва людей,
Оттого, что так сильна она,
Много дней я не встречал тебя,
Верно, целый месяц миновал…

立易
月重而
難不遇
核不所忘
面影思天
たちかはり
つきかさなりて
あはねども
さねわすらえず
おもかげにして
Сменяясь, месяцы проходят,
Уж много накопилось их,
Не встречаемся теперь с тобою,
Но забыть тебя я не могу,
И предо мной все образ твой стоит…

別而裳
復毛可遭
所念者
心乱
吾戀目八方
(一云
意盡而)
わかれても
またもあふべく
おもほえば
こころみだれて
あれこひめやも
(こころつくして)
Когда бы думал я:
Пускай расстались,
Но после снова встречу я тебя,—
О, разве тосковал бы я
С таким отчаяньем на сердце!

吾瀬子乎
莫越山能
喚子鳥
君喚變瀬
夜之不深刀尓
わがせこを
なこしのやまの
よぶこどり
きみよびかへせ
よのふけぬとに
О птица ёбукодори в горах Косэ — Переходи,
Возлюбленному моему не дай те горы перейти!
Гони его оттуда прочь,
Зови его назад ко мне,
Пока не наступила ночь и не стемнело в вышине!
* Птица ёбукодори — общее название птиц, крики которых напоминают зов (см. п. 1419).
朝井代尓
来鳴<杲>鳥
汝谷文
君丹戀八
時不終鳴
あさゐでに
きなくかほどり
なれだにも
きみにこふれや
ときをへずなく
О птица каодори, ты,
Что прилетаешь плакать у запруды
В час утренний, ужели даже ты
Из-за того, что все грустишь о друге,
Так неумолчно плачешь эти дни?
* Птица каодори—есть разные толкования: 1) что это ёбукодори;
* 2) каккодори; 3) кукушка; 4) совр. капподори и др. Судя по песням М., это птица, громкие песни которой любили в старину.
春雉鳴
高圓邊丹
櫻花
散流歴
見人毛我<母>
きぎしなく
たかまとのへに
さくらばな
ちりてながらふ
みむひともがも
Там, у гор Такамато,
Где поют свои песни кигиси,
Лепестки у вишневых деревьев осыпаются ныне…
Как хотел бы, чтоб ты здесь была в это время
И со мною могла б любоваться цветами!
* Кигиси (совр. кидзи) — фазан с красной головкой и длинным пестрым хвостом.
霞發
春永日
戀暮
夜深去
妹相鴨
かすみたつ
はるのながひを
こひくらし
よもふけゆくに
いももあはぬかも
В долгий, долгий день весны,
В день, когда встает туман,
Истомился я в тоске.
Ночь становится темнее и темней,
Наконец с тобою встретиться я смог!

梅花
咲散苑尓
吾将去
君之使乎
片待香花光
うめのはな
さきちるそのに
われゆかむ
きみがつかひを
かたまちがてり
В сад, где белоснежных слив цветы
Расцвели и стали опадать,
Выйду я:
Ах, твоего гонца
Трудно мне одной здесь ожидать!
* Песня сходна с песней Танабэ Сакимаро (см. п. 4041). Считают, что здесь автор исполнил старинную песню; а п. 4041 исполнена от лица мужчины и обращена к другу (СН).
春野尓
霞棚引
咲花乃
如是成二手尓
不逢君可母
はるののに
かすみたなびき
さくはなの
かくなるまでに
あはぬきみかも
Даже и теперь,
Когда в полях весенних
Легкой дымкой стелется туман
И цветы полны благоуханья,
Не приходит милый встретиться со мной!

戀乍毛
今日者暮都
霞立
明日之春日乎
如何将晩
こひつつも
けふはくらしつ
かすみたつ
あすのはるひを
いかにくらさむ
Тоскуя о тебе,
Сегодня прожил день,
А как смогу прожить я завтра
Весенний день,
Когда встает туман?

吾背子尓
戀而為便莫
春雨之
零別不知
出而来可聞
わがせこに
こひてすべなみ
はるさめの
ふるわきしらず
いでてこしかも
Мой милый, без тебя
Тоске — предела нет!
И вот, совсем не замечая
Весенний дождь, — идет он, или нет,—
Покинув дом, пришла к тебе сегодня!

春雨尓
衣甚
将通哉
七日四零者
七<日>不来哉
はるさめに
ころもはいたく
とほらめや
なぬかしふらば
なぬかこじとや
Не может быть, что промочил бы сильно
Весенний дождь
Одежду на тебе.
А если б продолжался он семь суток,
Сказал бы ты, что семь ночей ты не придешь?

梅花
令散春雨
多零
客尓也君之
廬入西留良武
うめのはな
ちらすはるさめ
いたくふる
たびにやきみが
いほりせるらむ
Весенний дождь, что облететь заставил
Цветы душистых слив,
Без устали идет…
И, верно, милый мой в пути далеком
Скрывается теперь в дорожном шалаше.

國栖等之
春菜将採
司馬乃野之
數君麻
思比日
くにすらが
はるなつむらむ
しまののの
しばしばきみを
おもふこのころ
Верно, люди из селенья Кунису
Часто, часто на поле Сима
Собирают вешнюю траву…
Часто, часто о тебе, любимый друг,
Я тоскою полон эти дни!

不明
公乎相見而
菅根乃
長春日乎
孤<悲>渡鴨
おほほしく
きみをあひみて
すがのねの
ながきはるひを
こひわたるかも
Лишь недолгий миг
Я виделась с тобой
И живу, тоскуя по тебе,
Эти дни весеннею порой,
Длинные, как корни трав суга…

梅花
咲而落去者
吾妹乎
将来香不来香跡
吾待乃木曽
うめのはな
さきてちりなば
わぎもこを
こむかこじかと
わがまつのきぞ
Когда опали бы
Цветы расцветшей сливы,
Тогда моя сосна и я
Все думали бы в ожиданье милой:
Придет она иль не придет она?

朝戸出乃
君之儀乎
曲不見而
長春日乎
戀八九良三
あさとでの
きみがすがたを
よくみずて
ながきはるひを
こひやくらさむ
Не разглядев
Твой облик, друг любимый,
Когда ты уходил из дома поутру,
Ужели нынче долгий день весенний
Я проведу одна в тоске?

春雨之
不止零々
吾戀
人之目尚矣
不令相見
はるさめの
やまずふるふる
あがこふる
ひとのめすらを
あひみせなくに
Вот весенний дождь
Без конца все льет и льет…
Тот, кого люблю я всей душой,
Мне не кажет даже глаз своих,
Не встречается совсем со мной!
[Песня девушки]
春去者
先鳴鳥乃
鴬之
事先立之
君乎之将待
はるされば
まづなくとりの
うぐひすの
ことさきだちし
きみをしまたむ
Подобно соловью, что раньше всех поет
В тени ветвей,
Когда придет весна,
Ты раньше всех мне о любви сказал,
Любимый мой, я буду ждать тебя!
[Ответная песня]
外耳
見筒戀牟
紅乃
末採花之
色不出友
よそのみに
みつつこひなむ
くれなゐの
すゑつむはなの
いろにいでずとも
Лишь издали любуясь на тебя,
Я тосковать в разлуке буду вновь,
Пускай же тот цветок,
Что может красить ткань,
Скрывает алый цвет, а мы свою любовь!
* Песня девушки. В противоположность песне юноши она предлагает терпеть и любить тайком от всех.
* Песни 1992, 1993 похожи на парные, которыми обменивается женская и мужская половина хора.
* “Цветок, что может красить ткань” (урэцуму хана) — букв. “цветок, у которого срывают верхушку” (идущую на окраску ткани).
己孋
乏子等者
竟津
荒礒巻而寐
君待難
おのづまに
ともしきこらは
はてむつの
ありそまきてねむ
きみまちかてに
Звезда-Ткачиха, что к супругу своему
Полна горячею любовью,
Наверно, в гавани, куда причалит он,
Уснула, берег сделав изголовьем,
Не в силах больше ждать его…

孫星
嘆須孋
事谷毛
告<尓>叙来鶴
見者苦弥
ひこほしは
なげかすつまに
ことだにも
つげにぞきつる
みればくるしみ
Чтоб только слово утешенья
Жене в разлуке передать,
К Ткачихе Волопас явился,—
Ведь даже тяжело смотреть,
Какой она полна печали!

夕星毛
徃来天道
及何時鹿
仰而将待
月人<壮>
ゆふつづも
かよふあまぢを
いつまでか
あふぎてまたむ
つきひとをとこ
О, до какой поры я буду ввысь глядеть
На путь небесный, где ночные звезды
Уже плывут,—
Как долго буду ждать
Я мужа доблестного — жителя луны?
* Песня посвящена луне. Есть разные мнения: 1) не относится к циклу танабата (МС); 2) песня Ткачихи, “ожидающей луну той ночи, когда должна произойти встреча с Волопасом. Полагаем, что второе предположение более правильно, поэтому песня и помещена среди песен танабата.
天漢
已向立而
戀等尓
事谷将告
孋言及者
あまのがは
いむかひたちて
こひしらに
ことだにつげむ
つまといふまでは
У Реки Небес,
На разных берегах,
Мы стоим исполнены тоски…
О, хотя бы слово передать
До того, пока приду к тебе!
[Песня Волопаса]
自古
擧而之服
不顧
天河津尓
年序經去来
いにしへゆ
あげてしはたも
かへりみず
あまのかはづに
としぞへにける
С глубокой старины,
Оставив
Станок и ткань, которую ткала,
О, сколько лет она в разлуке провела
У переправы на Реке Небесной…
* Песня, сложенная от 3-го лица о звезде Ткачихе.
為我登
織女之
其屋戸尓
織白布
織弖兼鴨
あがためと
たなばたつめの
そのやどに
おるしろたへは
おりてけむかも
Звезда — прекрасная Ткачиха
Ткань белую,
Что дома у себя
В разлуке ткать хотела для меня,
Теперь, наверное, ее уже соткала!
[Песня Волопаса]
吉哉
雖不直
奴延鳥
浦嘆居
告子鴨
よしゑやし
ただならずとも
ぬえどりの
うらなげをりと
つげむこもがも
Ну, что ж
Пускай не видимся с тобою!
Но, если б кто-нибудь мог передать тебе
О том, как птицей нуэдори
Кричу с отчаяньем в душе!
[Песня Ткачихи]
* Нуэдори — крики этой птицы очень печальны и громки, поэтому она является постоянным образом и сравнением при выражении горя, печали и т. п.
天漢
<河>門立
吾戀之
君来奈里
紐解待
(一云
天<河>
<川>向立)
あまのがは
かはとにたちて
あがこひし
きみきますなり
ひもときまたむ
(あまのがは
かはにむきたち)
Стою на переправе у реки,
Что называется Рекой Небес.
Сюда плывет
Любимый мой супруг,
Я развяжу свой шнур и буду ждать его!
[Песня Ткачихи]
天漢
<河>門座而
年月
戀来君
今夜會可母
あまのがは
かはとにをりて
としつきを
こひこしきみに
こよひあへるかも
Все время находясь у переправы
Реки Небес, текущей в вышине,
Я наконец сегодня ночью повстречалась
С тобой, о ком так долго тосковала,
Живя одна в разлуке целый год!
[Песня Ткачихи]
戀日者
<食>長物乎
今夜谷
令乏應哉
可相物乎
こふるひは
けながきものを
こよひだに
ともしむべしや
あふべきものを
Ведь дни, когда в разлуке тосковал,
Тянулись бесконечной чередою,
И даже в эту ночь
Не утолить тоски,
Хотя и должен встретиться с тобою!
[Песня Волопаса]
織女之
今夜相奈婆
如常
明日乎阻而
年者将長
たなばたの
こよひあひなば
つねのごと
あすをへだてて
としはながけむ
Когда сегодня в ночь
Звезда Ткачиха
Увидится с возлюбленным своим,
А завтра будет вновь в разлуке, как обычно,
Каким покажется ей долгим год!

天漢
湍瀬尓白浪
雖高
直渡来沼
時者苦三
あまのがは
せぜにしらなみ
たかけども
ただわたりきぬ
またばくるしみ
Там, где отмель на Реке Небесной,
Волны в белой пене
Встали высоко,
Но к тебе пришел я все равно,
Оттого что ждать мне было тяжко!
[Песня Волопаса]
白露乎
取者可消
去来子等
露尓争而
芽子之遊将為
しらつゆを
とらばけぬべし
いざこども
つゆにきほひて
はぎのあそびせむ
Коль прикоснешься к светлой выпавшей росе,
Она, наверное, исчезнет сразу,
Давайте же, друзья,
Здесь наслаждаться хаги,
Пока роса еще сверкает на цветах!
* В песне отражен обычай любоваться расцветшими цветами, в данном случае хаги. В старину было принято специально собираться для этого, приглашать гостей, друзей, любимого человека.
春くれは
かりかへるなり
白雲の
みちゆきふりに
ことやつてまし
はるくれは
かりかへるなり
しらくもの
みちゆきふりに
ことやつてまし
Наступила весна.
Возвращаются гуси на север —
попрошу передать
мой привет далёкому другу
в край, куда облака уплывают…

色付相
秋之露霜
莫零<根>
妹之手本乎
不纒今夜者
いろづかふ
あきのつゆしも
なふりそね
いもがたもとを
まかぬこよひは
Пусть осенний иней и роса,
Что окрашивают зелень в алый цвет,
Здесь не выпадают на траву:
Нынче ночью милая моя
В изголовье мне не стелет свой рукав…

秋芽子乎
令落長雨之
零比者
一起居而
戀夜曽大寸
あきはぎを
ちらすながめの
ふるころは
ひとりおきゐて
こふるよぞおほき
Все эти дни, когда льет долгий дождь,
Что заставляет облетать
Цветы у хаги,
Как много я ночей уже не сплю
И о тебе тоскую неустанно.

九月
四具礼乃雨之
山霧
烟寸<吾>胸
誰乎見者将息
(一云
十月
四具礼乃雨降)
ながつきの
しぐれのあめの
やまぎりの
いぶせきあがむね
たをみばやまむ
(かむなづき
しぐれのあめふり)
Словно встал густой туман в горах,
Где осенний мелкий дождик моросит
В долгом и унылом сентябре,
Поднялась в душе моей тоска,
И без встреч с тобой ей не пройти…

朝霞
鹿火屋之下尓
鳴蝦
聲谷聞者
吾将戀八方
あさかすみ
かひやがしたに
なくかはづ
こゑだにきかば
あれこひめやも
Утренний туман поднялся легкой дымкой
У сторожек, где костры горят,
Вдалеке несется крик лягушек…
О, когда бы твой я голос слышал,
Разве жил бы я в такой тоске?
* “У сторожек, где костры горят…” — в полях, чтобы отогнать оленей и вепрей, жгут костры (см. п. 2221).
出去者
天飛鴈之
可泣美
且今<日>々々々云二
年曽經去家類
いでていなば
あまとぶかりの
なきぬべみ
けふけふといふに
としぞへにける
Когда ушел бы я в далекий путь,
Наверно, плакала б моя жена,
Как гуси дикие, что по небу летят,
И говорила б: “Нынче, нынче он придет”,—
И день за днем прошел бы целый год.

泊瀬風
如是吹三更者
及何時
衣片敷
吾一将宿
はつせかぜ
かくふくよひは
いつまでか
ころもかたしき
わがひとりねむ
Ночами темными, когда с такою силой
В Хацусэ ветер дует с дальних гор,
О, до какой поры,
Стеля в разлуке платье,
Ложиться спать я буду здесь один?

戀日之
氣長有者
三苑圃能
辛藍花之
色出尓来
こふるひの
けながくしあれば
わがそのの
からあゐのはなの
いろにいでにけり
Дни, когда в разлуке тосковал,
Слишком долго длились эти дни,
Оттого, подобно карааи,
Что раскрыли лепестки в саду,
Людям выдал я свою любовь.
* Караай (совр. кэйто, Celosia cristata) — петушиный гребешок, петуший гребешок, растение с длинными овальными листьями и пышными цветами красного и желтого цвета, цветет осенью.
秋芽子之
花野乃為酢寸
穂庭不出
吾戀度
隠嬬波母
あきはぎの
はなののすすき
ほにはいでず
あがこひわたる
こもりづまはも
В полях цветущих средь осенних хаги
Камыш
Не кажет колос свой.
О тайная жена, любовь к которой
Скрываю я, в разлуке с ней живя…

藤原
古郷之
秋芽子者
開而落去寸
君待不得而
ふぢはらの
ふりにしさとの
あきはぎは
さきてちりにき
きみまちかねて
В Фудзивара, в брошенной столице,
Хаги осенью,
Как прежде, расцветал
И осыпался потом, опав на землю…
Был не в силах больше ждать тебя.

蟋蟀之
吾床隔尓
鳴乍本名
起居管
君尓戀尓
宿不勝尓
こほろぎの
あがとこのへに
なきつつもとな
おきゐつつ
きみにこふるに
いねかてなくに
Сверчок,
Поющий всю ночь у постели,
Трещит, трещит и будит меня,
Я просыпаюсь,
О милом тоскую
И больше заснуть не могу…

皮為酢寸
穂庭開不出
戀乎吾為
玉蜻
直一目耳
視之人故尓
はだすすき
ほにはさきでぬ
こひをぞあがする
たまかぎる
ただひとめのみ
みしひとゆゑに
Камыш, на флаг похожий, не цветет,
Колосья не видны, — так и любовь моя,
Которую таю,
Хотя один лишь миг,
Что жемчугом блеснул,
Я видеть мог тебя…

零雪
虚空可消
雖戀
相依無
月經在
ふるゆきの
そらにけぬべく
こふれども
あふよしなしに
つきぞへにける
Как снег, что падает, земли не достигая,
И тает в небесах, могу угаснуть я,
Любя тебя.
Надежды нет на встречу,
И месяцы проходят без тебя…

狛錦
紐片<叙>
床落邇祁留
明夜志
将来得云者
取置<待>
こまにしき
ひものかたへぞ
とこにおちにける
あすのよし
きなむといはば
とりおきてまたむ
Ах, одна из половин шнура
Из корейской дорогой парчи
На постель упала у тебя.
Если скажешь:
“Завтра ночью я приду”,—
Половинку сохраню и буду ждать.
* Речь идет о шнуре, завязывающемся на груди. Он состоит из двух половинок, которые прикрепляются с левой и с правой стороны воротника верхней одежды.
垂乳根乃
母之手放
如是許
無為便事者
未為國
たらちねの
ははがてはなれ
かくばかり
すべなきことは
いまだせなくに
Руки матери моей родной
Далеки теперь, в разлуке,
От меня…
Страшной безнадежности такой
Никогда еще не знала я.
* Песня начинает раздел, озаглавленный “Песни, в которых просто высказываются думы и чувства” (тада ни омои-о нобуру ута), т. е. высказываются непосредственно, без использования сравнений и других стилистических приемов. Обстоятельства, при которых была сложена песня, неизвестны; напоминает песни свадебно-семейного характера из русского фольклора, когда невеста горюет о разлуке с родными, только здесь, по-видимому, представлена песня новобрачной уже после отъезда в дом мужа.
空蝉師
神尓不勝者
離居而
朝嘆君
放居而
吾戀君
玉有者
手尓巻持而
衣有者
脱時毛無
吾戀
君曽伎賊乃夜
夢所見鶴
うつせみし
かみにあへねば
はなれゐて
あさなげくきみ
さかりゐて
あがこふるきみ
たまならば
てにまきもちて
きぬならば
ぬくときもなく
あがこふる
きみぞきぞのよ
いめにみえつる
Я мира бренного лишь человек простой,
И так как мне не быть с богами,
Легла преграда между нами.
И по утрам скорблю, любимый мой, —
В разлуке мы с тобой,
Мой государь любимый!
О, если б ты был яшмой драгоценной,
Я на руки надела бы тебя,
О, если б ты был шёлковой одеждой,
Её бы не снимала никогда!
О государь, любимый мною,
Вчерашней ночью, в снах
Я видела тебя!

八隅知之
吾期大王乃
大御船
待可将戀
四賀乃辛埼

やすみしし
わごおほきみの
おほみふね
まちかこふらむ
しがのからさき
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Славный твой корабль,
Верно, будет ждать с любовью и тоской
В стороне Сига мыс Карасаки!
* Песня сложена в связи с кончиной императора Тэндзи.
<挂>文
忌之伎鴨
(一云
由遊志計礼抒母)
言久母
綾尓畏伎
明日香乃
真神之原尓
久堅能
天都御門乎
懼母
定賜而
神佐扶跡
磐隠座
八隅知之
吾大王乃
所聞見為
背友乃國之
真木立
不破山越而
狛劔
和射見我原乃
行宮尓
安母理座而
天下
治賜
(一云
<掃>賜而)
食國乎
定賜等
鶏之鳴
吾妻乃國之
御軍士乎
喚賜而
千磐破
人乎和為跡
不奉仕
國乎治跡
(一云
掃部等)
皇子随
任賜者
大御身尓
大刀取帶之
大御手尓
弓取持之
御軍士乎
安騰毛比賜
齊流
鼓之音者
雷之
聲登聞麻R
吹響流
小角乃音母
(一云
笛之音波)
敵見有
虎可𠮧吼登
諸人之
恊流麻R尓
(一云
聞<或>麻R)
指擧有
幡之靡者
冬木成
春去来者
野毎
著而有火之
(一云
冬木成
春野焼火乃)
風之共
靡如久
取持流
弓波受乃驟
三雪落
冬乃林尓
(一云
由布乃林)
飃可毛
伊巻渡等
念麻R
聞之恐久
(一云
諸人
見<或>麻R尓)
引放
箭<之>繁計久
大雪乃
乱而来礼
(一云
霰成
曽知余里久礼婆)
不奉仕
立向之毛
露霜之
消者消倍久
去鳥乃
相<競>端尓
(一云
朝霜之
消者消言尓
打蝉等
安良蘇布波之尓)
渡會乃
齊宮従
神風尓
伊吹<或>之
天雲乎
日之目毛不<令>見
常闇尓
覆賜而
定之
水穂之國乎
神随
太敷座而
八隅知之
吾大王之
天下
申賜者
萬代<尓>
然之毛将有登
(一云
如是毛安良無等)
木綿花乃
榮時尓
吾大王
皇子之御門乎
(一云
刺竹
皇子御門乎)
神宮尓
装束奉而
遣使
御門之人毛
白妙乃
麻衣著
<埴>安乃
門之原尓
赤根刺
日之盡
鹿自物
伊波比伏管
烏玉能
暮尓至者
大殿乎
振放見乍
鶉成
伊波比廻
雖侍候
佐母良比不得者
春鳥之
佐麻欲比奴礼者
嘆毛
未過尓
憶毛
未<不>盡者
言<左>敝久
百濟之原従
神葬
々伊座而
朝毛吉
木上宮乎
常宮等
高之奉而
神随
安定座奴
雖然
吾大王之
萬代跡
所念食而
作良志之
香<来>山之宮
萬代尓
過牟登念哉
天之如
振放見乍
玉手次
懸而将偲
恐有騰文
かけまくも
ゆゆしきかも
(ゆゆしけれども)
いはまくも
あやにかしこき
あすかの
まかみのはらに
ひさかたの
あまつみかどを
かしこくも
さだめたまひて
かむさぶと
いはがくります
やすみしし
わがおほきみの
きこしめす
そとものくにの
まきたつ
ふはやまこえて
こまつるぎ
わざみがはらの
かりみやに
あもりいまして
あめのした
をさめたまひ
(はらひたまひて)
をすくにを
さだめたまふと
とりがなく
あづまのくにの
みいくさを
めしたまひて
ちはやぶる
ひとをやはせと
まつろはぬ
くにををさめと
(はらへと)
みこながら
よさしたまへば
おほみみに
たちとりはかし
おほみてに
ゆみとりもたし
みいくさを
あどもひたまひ
ととのふる
つづみのおとは
いかづちの
こゑときくまで
ふきなせる
くだのおとも
(ふえのおとは)
あたみたる
とらかほゆると
もろひとの
おびゆるまでに
(ききまどふまで)
ささげたる
はたのなびきは
ふゆこもり
はるさりくれば
のごとに
つきてあるひの
(ふゆこもり
はるのやくひの)
かぜのむた
なびくがごとく
とりもてる
ゆはずのさわき
みゆきふる
ふゆのはやしに
(ゆふのはやし)
つむじかも
いまきわたると
おもふまで
ききのかしこく
(もろひとの
みまどふまでに)
ひきはなつ
やのしげけく
おほゆきの
みだれてきたれ
(あられなす
そちよりくれば)
まつろはず
たちむかひしも
つゆしもの
けなばけぬべく
ゆくとりの
あらそふはしに
(あさしもの
けなばけとふに
うつせみと
あらそふはしに)
わたらひの
いつきのみやゆ
かむかぜに
いふきまとはし
あまくもを
ひのめもみせず
とこやみに
おほひたまひて
さだめてし
みづほのくにを
かむながら
ふとしきまして
やすみしし
わがおほきみの
あめのした
まをしたまへば
よろづよに
しかしもあらむと
(かくしもあらむと)
ゆふばなの
さかゆるときに
わがおほきみ
みこのみかどを
(さすたけの
みこのみかどを)
かむみやに
よそひまつりて
つかはしし
みかどのひとも
しろたへの
あさごろもきて
はにやすの
みかどのはらに
あかねさす
ひのことごと
ししじもの
いはひふしつつ
ぬばたまの
ゆふへになれば
おほとのを
ふりさけみつつ
うづらなす
いはひもとほり
さもらへど
さもらひえねば
はるとりの
さまよひぬれば
なげきも
いまだすぎぬに
おもひも
いまだつきねば
ことさへく
くだらのはらゆ
かみはぶり
はぶりいまして
あさもよし
きのへのみやを
とこみやと
たかくまつりて
かむながら
しづまりましぬ
しかれども
わがおほきみの
よろづよと
おもほしめして
つくらしし
かぐやまのみや
よろづよに
すぎむとおもへや
あめのごと
ふりさけみつつ
たまたすき
かけてしのはむ
かしこかれども
И поведать вам о том
Я осмелиться боюсь,
И сказать об этом вам
Страх большой внушает мне…
Там, где Асука-страна,
Там, в долине Магами,
Он возвел себе чертог
На извечных небесах.
Божеством являясь, он
Скрылся навсегда средь скал
Мирно правящий страной
Наш великий государь!
Горы Фува перейдя,
Где стоит дремучий лес,
В дальней северной стране,
Управлял которой он,—
Меч корейский в кольцах был…
И в Вадзамигахара,
Он во временный дворец
К нам сошел тогда с небес
Поднебесной управлять.
И задумал он тогда
Укрепить свою страну,
Где правление вершил,
Ту, которой управлял.
Из восточной стороны,
Той, где много певчих птиц,
Он призвать изволил все
Свои лучшие войска.
И сказал: “Уймите вы
Мир нарушивших людей!”
И сказал: “Смирите вы
Страны, где не чтят меня!”
И когда доверил он
Принцу повести войска,
То немедля славный принц
Опоясался мечом,
В руки славные он взял
Боевой прекрасный лук,
И повел он за собой
Лучшие его войска.
Призывающий в поход
Барабана громкий бой
Был таков,
Как будто гром
Разразился на земле,
Зазвучали звуки флейт,
Так, как будто зарычал
Тигр, увидевший врага,
Так, что ужас обуял
Всех людей, кто слышал их.
Флаги, поднятые вверх,
Вниз склонились до земли.
Все скрывается зимой,
А когда придет весна,
В каждом поле жгут траву,
Поднеся к траве огонь,
Словно пламя по земле
Низко стелется в полях
От порывов ветра, — так
Флаги все склонились вниз,
Шум от луков, что в руках
Воины держали там,
Страшен был,
Казалось всем,
Будто в зимний лес, где снег
Падал хлопьями,
Проник
Страшный вихрь —
И сразу, вмиг,
Завертелось все кругом,
И летящих всюду стрел
Было множество.
Они,
Как огромный снегопад,
Падали,
Смешалось все,
Но смириться не желая,
Враг стоял против врага,
Коли инею-росе
Исчезать — пускай умру! —
И летящей стаей птиц
Бросились отряды в бой.
И в тот миг из Ватараи,
Где святой великий храм,
Вихрь священный — гнев богов —
Налетел и закружил
В небе облака,
И не виден больше стал
Людям яркий солнца глаз,
Тьма великая сошла
И покрыла все кругом…
И окрепшую в бою
Нашу славную страну, где колосья счастья есть,
Пребывая божеством,
Возвеличил, укрепил
Мирно правящий страной,
Наш великий государь!
Думалось: коль станешь ты
Поднебесной управлять,
Будет тысячи веков
Все здесь так,
Как сделал ты.
И когда сверкало все
Славой на твоей земле,
Словно белые цветы
На священных алтарях,
Наш великий государь,
Принц светлейший,
Твой чертог
Украшать нам довелось
И почтить, как храм богов.
Слуги при твоем дворе
В платья яркой белизны
Из простого полотна
Нарядились в этот день,
И в долине Ханиясу,
Где твой высится дворец,
С ярко рдеющей зарею
Долгий и печальный день,
Уподобясь жалким тварям,
Приникали мы к земле.
А когда настали ночи
Ягод тутовых черней,
Мы, взирая вверх, смотрели
На дворец великий твой.
И перепелам подобно,
Мы кружились близ него.
И хотя служить хотели,
Трудно нам служить теперь!
И подобно вешним птицам,
Громко лишь рыдаем мы.
И еще печаль разлуки
Не покинула сердца,
И еще тоска и горе
Не иссякли до конца,
А тебя уже несли мы
Из долины Кудара,
Где звучат чужие речи…
Божество мы хоронили —
Хоронили мы тебя.
…Полотняные одежды
Хороши в селенье Ки!..
И в Киноэ храм великий
Вечным храмом стал твоим.
В этом храме стал ты богом,
Там нашел себе покой…
И хотя ты нас покинул,
Но дворец Кагуяма,
Что воздвигнуть ты задумал,
Наш великий государь,
Чтобы он стоял веками,—
Будет вечно с нами он!
Как на небо, вечно будем
На него взирать мы ввысь!
И жемчужные повязки
Мы наденем в эти дни,
И в печали безутешной
Будем вспоминать тебя,
Преисполненные горем,
В трепете святом души…
* Первые четыре строки — традиционный зачин плачей.
* “Он возвел себе чертог…”,— говорится о Тэмму, отце Такэти, усыпальница которого находится в долине Магами. Некоторые комментаторы считают, что речь идет не об усыпальнице, а о дворце Киёми императора Тэмму, однако, исходя из контекста, ясно, что имеется в виду усыпальница. Во время мятежа годов Дзинсин войска Тэмму, пройдя через горы Фува, напали на провинцию Оми — место пребывания императора Тэндзи, где в то время находился его сын — Кобун.
* “Меч корейский в кольцах был” (мк) — зачин; у корейских мечей к рукоятке были прикреплены кольца.
* “Он призвать изволил” — говорится о Тэмму. “И когда доверил он принцу…” — говорится о Такэти. “Призывающий в поход барабана громкий бой…” — здесь и дальше описывается мятеж Дзинсин, когда младший брат умершего императора Тэндзи — принц О-ама, будущий император Тэмму, поднял мятеж в Ёсину (пров. Ямато) пошел войной на сына своего старшего брата — Кобуна, царствовавшего в провинции Оми, во дворце Оцу. В результате похода Тэмму оказался победителем, а император Кобун, его племянник, после 8 месяцев правления был побежден и покончил жизнь самоубийством в Ямадзаки, в провинции Оми.
* “Белые цветы на священных алтарях” — искусственные цветы из ослепительно белой материи, которые приносились на алтарь; постоянное сравнение (мк) для всего сверкающего.
* “Платья яркой белизны” — белые траурные одежды. “Из долины Кудара, где звучат чужие речи”.— Кудара — название одной из древних областей Кореи. Это же название дали местности в Японии между Киноэ и Асука в северной части уезда Кацураги, где жили корейские и китайские переселенцы, поэтому “мк” к Кудара (как постоянная характеристика этой местности) стало выражение “где звучат чужие речи”.
* “И жемчужные повязки мы наденем, в эти дни” — т. е. будем совершать молебствия.
馬莫疾
打莫行
氣並而
見弖毛和我歸
志賀尓安良七國
うまないたく
うちてなゆきそ
けならべて
みてもわがゆく
しがにあらなくに
Не погоняй коня,
Не надо так спешить,—
Ведь мы в Сига не сможем задержаться,
Чтоб день за днем здесь наслаждаться
Природы дивной красотой!

吾背子我
古家乃里之
明日香庭
乳鳥鳴成
<嬬>待不得而
わがせこが
ふるへのさとの
あすかには
ちどりなくなり
つままちかねて
В селенье Асука любимом,
Где старый дом стоит
У друга моего,
Тидори стали плакать ныне,
Не в силах больше ждать его…

古之
七賢
人等毛
欲為物者
酒西有良師
いにしへの
ななのさかしき
ひとたちも
ほりせしものは
さけにしあるらし
В древние года
Семь великих мудрецов,
Даже и они,
Все мечтали об одном —
Услаждать себя вином!
* “Семь великих мудрецов” (нана-но сакасики хито) — имеются в виду китайские “семь мудрецов из бамбуковой рощи” (Чжу-линь-ци-сянь), жившие в III в. н. э.: Цзи Кан, Юань Цзи, Шань Тао, Лю Лин, Юань Сянь, Сян Сю, Ван Жун. В предании говорится, что во времена Цзинь семь мудрецов уединились в бамбуковой роще, занимались поэзией и философией и услаждали себя вином и игрой на лютне.
賢跡
物言従者
酒飲而
酔哭為師
益有良之
さかしみと
ものいふよりは
さけのみて
ゑひなきするし
まさりたるらし
Чем пытаться рассуждать
С важным видом мудреца,
Лучше в много раз,
Отхлебнув глоток вина,
Уронить слезу спьяна!

時者霜
何時毛将有乎
情哀
伊去吾妹可
<若>子乎置而
ときはしも
いつもあらむを
こころいたく
いゆくわぎもか
みどりこをおきて
Всегда мог наступить — я это знал —
Для меня разлуки вечной срок,
Но так больно было сердцу, что ушла
Милая, любимая жена,
Мне оставив малое дитя…

一日社
人母待<吉>
長氣乎
如此<耳>待者
有不得勝
ひとひこそ
ひともまちよき
ながきけを
かくのみまたば
ありかつましじ
О, день один
Хоть кто сумеет ждать,
Но много долгих дней,
Как я здесь ожидала,
Ни у кого в душе не хватит сил!

烏梅能波奈
乎利弖加射世留
母呂比得波
家布能阿比太波
多努斯久阿流倍斯
うめのはな
をりてかざせる
もろひとは
けふのあひだは
たのしくあるべし
Все люди, что себя венками украшают,
Срывая сливы белоснежные цветы,
Сегодня,
Веселясь и забавляясь,
Цветами будут наслаждаться целый день!
* Песня Инафу, главного жреца — хранителя культа в Дадзайфу
* Ара… Инафу — фамилия дана сокращенно, точной расшифровки нет; занимал должность священнослужителя в синтоистском храме в Дадзайфу (камудзукаса). В М. — одна его песня.
玉敷而
待益欲利者
多鷄蘇香仁
来有今夜四
樂所念
たましきて
またましよりは
たけそかに
きたるこよひし
たのしくおもほゆ
Мне кажется, чем ждать,
Усыпав яшмой путь,
Приятней насладиться этой ночью,
Когда к тебе приходит близкий друг
Совсем негаданно, нежданно…

吾屋戸乃
君松樹尓
零雪<乃>
行者不去
待西将待
わがやどの
きみまつのきに
ふるゆきの
ゆきにはゆかじ
まちにしまたむ
Вот юки — “снег”, а “юки”, ведь, — “идти”,
И он идет и серебрит сосну,
Что “мацу” звать, а это значит “ждать”,—
И ждет она прихода твоего…
Как этот снег, не буду я идти, а буду, как сосна, стоять и ждать…
Неизвестный автор
* Песня целиком построена на игре слов и считается очень искусной.
山末尓
不知夜經月乎
何時母
吾待将座
夜者深去乍
やまのはに
いさよふつきを
いつとかも
わはまちをらむ
よはふけにつつ
О, до какой поры
Стоять и ждать луну,
Что не решается на небе показаться
Из-за высоких гребней дальних гор,—
Ведь ночь уже спускается на землю…
* Отмечается как песня, имеющая подтекст, где луна выступает метафорой возлюбленной, как это часто бывает в песнях М. Некоторые комментаторы считают, что песня представляет собой соединение двух других сходных песен (1071 и 1008—СН). То, что мотив этот представлен в разных вариантах, позволяет думать, что он взят из народных песен.
朝霞
不止軽引
龍田山
船出将為日者
吾将戀香聞
あさかすみ
やまずたなびく
たつたやま
ふなでしなむひ
あれこひむかも
О Тацута-гора,
Где утренний туман,
Не прерываясь, тянется повсюду.
В тот день, когда отчалит мой корабль,
Как тосковать о ней в разлуке буду!
* Песня человека из Ямато, любовавшегося горой Тацута, славящейся красотой алых кленов.
風吹
海荒
明日言
應久
<公>随
かぜふきて
うみはあるとも
あすといはば
ひさしくあるべし
きみがまにまに
Пусть дует ветер и бушует море,
Катя свои ревущие валы,
Но, если ждать до завтра
Слишком долго,
Пусть будет так, как пожелаешь ты…
* Ветер и бушующее море — символ преград, гнева родителей и т. п.
向岳之
若楓木
下枝取
花待伊間尓
嘆鶴鴨
むかつをの
わかかつらのき
しづえとり
はなまついまに
なげきつるかも
Ту ветку нежную, что стала зеленеть
У лавра молодого на холме,
Я в руки взял,
И так я горевал,
Что ждать цветов придется долго мне!
* Песня юноши, горюющего, что его невеста очень молода и ему придется долго ждать, пока она станет его женой.
* Молодой лавр (кацура) — метафора очень юной девушки, возлюбленной.
三國山
木末尓住歴
武佐左妣乃
此待鳥如
吾<俟>将痩
みくにやま
こぬれにすまふ
むささびの
とりまつごとく
われまちやせむ
Как зверек мусасаби, что живет на верхушках деревьев,
На горах Микуни
И всегда поджидает там птицу,
Так и я буду ждать твоего появленья,
Буду сохнуть, тебя ожидая в разлуке…
* Мусасаби — летяга (зоол.), живет во многих местах в Японии, питается мелкой птицей: днем прячется, а ночью появляется на верхушках деревьев, охотится за мелкой птицей.
石倉之
小野従秋津尓
發渡
雲西裳在哉
時乎思将待
いはくらの
をのゆあきづに
たちわたる
くもにしもあれや
ときをしまたむ
Пусть стану облаком,
Что из Ивакура-долины
Поднявшись, в Акицу плывет,
Я буду ждать тогда,
Что встречи час придет!
* Песня сложена юношей из Ивакура, обращена к возлюбленной из Акицу.
春日山
々高有良之
石上
菅根将見尓
月待難
かすがやま
やまたかくあらし
いはのうへの
すがのねみむに
つきまちかたし
Горы Касуга,
Вы, верно, высоки.
Не могу никак дождаться я луны,
Чтоб на лилию полюбоваться мне,
Что растет на каменистом берегу…
* Лилия — возлюбленная.
玉手次
不懸時無
氣緒尓
吾念公者
虚蝉之
<世人有者
大王之>
命恐
夕去者
鶴之妻喚
難波方
三津埼従
大舶尓
二梶繁貫
白浪乃
高荒海乎
嶋傳
伊別徃者
留有
吾者幣引
齊乍
公乎者将<待>
早還万世
たまたすき
かけぬときなく
いきのをに
あがおもふきみは
うつせみの
よのひとなれば
おほきみの
みことかしこみ
ゆふされば
たづがつまよぶ
なにはがた
みつのさきより
おほぶねに
まかぢしじぬき
しらなみの
たかきあるみを
しまづたひ
いわかれゆかば
とどまれる
われはぬさひき
いはひつつ
きみをばまたむ
はやかへりませ
Нету часа, чтобы снял
Перевязи жемчугов,
Нету часа, чтоб я был
И без дум, и без тревог
О тебе, кого люблю,
Не жалея жизни нить…
Бренно тело на земле!
Так как грозен был приказ,
Ты покинул в Мицу мыс
В бухте дивной Нанива,
Где вечернею порой
Жён сзывают журавли…
У большого корабля
Много весел закрепив,
Ты оставил нас и плыл
Мимо цепи островов
По бушующим морям,
Где высоко поднялась
Белопенная волна…
Я же, что остался здесь,
В руки я возьму дары
И, неся мольбу богам,
Буду ждать тебя, мой друг,
Возвращайся поскорей!
* “Нету часа, чтобы снял перевязи жемчугов” — т. е. не молился. Во время молитвы надевали на себя перевязи типа современных тасукэ, которые надеваются крест накрест поверх платья и поддерживают рукава, чтобы они не мешали во время работы.
* “Бренно тело на земле” — мотив бренности человеческого существования — влияние буддийских учений.
天漢
伊刀河浪者
多々祢杼母
伺候難之
近此瀬呼
あまのがは
いとかはなみは
たたねども
さもらひかたし
ちかきこのせを
Небесная Река!
Хотя волна на ней
Не подымается высоко,
Но все же трудно ждать мне срока,—
Ах, отмель эта так близка!
* Песня сложена от лица Волопаса.
* “Ах, отмель эта так близка” — расстояние между звездами, разделенными Небесной Рекой, совсем небольшое, но запрет позволяет им встречаться лишь раз в году.
霞立
天河原尓
待君登
伊徃<還>尓
裳襴所沾
かすみたつ
あまのかはらに
きみまつと
いゆきかへるに
ものすそぬれぬ
“Там, где тумана дымка встала,
Среди долин небесных у реки
Я буду ждать тебя!”—она сказала,—
И вот, пока ходила в ожиданье,
В сыром тумане весь подол промок…
* Песня о Ткачихе — см. п. 1527. п. 1529 Песня сложена от лица Ткачихи.
倉橋之
山乎高歟
夜牢尓
出来月之
片待難
くらはしの
やまをたかみか
よごもりに
いでくるつきの
かたまちかたき
Не оттого ль, что поднялись высоко
Горные вершины в Курахаси,
Выходящую с ночною темнотою
Светлую луну
Так трудно мне дождаться!
* В примечании к тексту сказано, что эта песня взята из сборника Хасихито Оура в звании сукунэ, но там иная последняя строка.
葦屋之
菟名負處女之
八年兒之
片生之時従
小放尓
髪多久麻弖尓
並居
家尓毛不所見
虚木綿乃
牢而座在者
見而師香跡
<悒>憤時之
垣廬成
人之誂時
智<弩><壮>士
宇奈比<壮>士乃
廬八燎
須酒師競
相結婚
為家類時者
焼大刀乃
手頴押祢利
白檀弓
<靫>取負而
入水
火尓毛将入跡
立向
競時尓
吾妹子之
母尓語久
倭<文>手纒
賎吾之故
大夫之
荒争見者
雖生
應合有哉
<宍>串呂
黄泉尓将待跡
隠沼乃
下延置而
打歎
妹之去者
血沼<壮>士
其夜夢見
取次寸
追去祁礼婆
後有
菟原<壮>士伊
仰天
𠮧於良妣
ひ地
牙喫建怒而
如己男尓
負而者不有跡
懸佩之
小劔取佩
冬ふ蕷都良
尋去祁礼婆
親族共
射歸集
永代尓
標将為跡
遐代尓
語将継常
處女墓
中尓造置
<壮>士墓
此方彼方二
造置有
故縁聞而
雖不知
新喪之如毛
哭泣鶴鴨
あしのやの
うなひをとめの
やとせこの
かたおひのときゆ
をばなりに
かみたくまでに
ならびをる
いへにもみえず
うつゆふの
こもりてをれば
みてしかと
いぶせむときの
かきほなす
ひとのとふとき
ちぬをとこ
うなひをとこの
ふせやたき
すすしきほひ
あひよばひ
しけるときは
やきたちの
たかみおしねり
しらまゆみ
ゆきとりおひて
みづにいり
ひにもいらむと
たちむかひ
きほひしときに
わぎもこが
ははにかたらく
しつたまき
いやしきわがゆゑ
ますらをの
あらそふみれば
いけりとも
あふべくあれや
ししくしろ
よみにまたむと
こもりぬの
したはへおきて
うちなげき
いもがいぬれば
ちぬをとこ
そのよいめにみ
とりつづき
おひゆきければ
おくれたる
うなひをとこい
あめあふぎ
さけびおらび
つちをふみ
きかみたけびて
もころをに
まけてはあらじと
かけはきの
をだちとりはき
ところづら
とめゆきければ
うがらどち
いゆきつどひ
ながきよに
しるしにせむと
とほきよに
かたりつがむと
をとめはか
なかにつくりおき
をとこはか
このもかのもに
つくりおける
ゆゑよしききて
しらねども
にひものごとも
ねなきつるかも
Там, в краю Асиноя,
Где селенье Унаи,
Дева юная жила,
Это — дева Унаи.
С самых юных лет, когда
На две пряди волосы,
И до той поры, когда
Заплетают волосы,
Даже в близких к ней домах —
У соседей с двух сторон —
Никогда за эти годы
Не видал ее никто!
Словно в коконе она,
Словно куколка была,
Взаперти всегда жила,
Будто выглянуть боясь.
И полны по ней тоски,
На нее стремясь взглянуть,
Словно изгородью дом,
Окружали женихи!
Был герои там из Тину,
Был герой из Унаи…
От зажженного огня
Сажа в хижинах бывает!
Лучше б им не состязаться
Перед нею никогда!
Стали сватать —
И столкнулись
На пороге судьбы их:
Рукоять меча тотчас же
Каждый в руки жадно взял.
И надел колчан мгновенно…
Каждый в воду и огонь
За нее готов идти!
И когда в тех состязаньях
Друг для друга стал врагом,
Дева, горько опечалясь,
Матери сказала так:
“Из-за девушки не знатной,
А простой, такой, как я,
Что прядет простые нити
И не ведает шелков,
Если знатные герои
Вздумали себя губить,
Значит, мне не быть счастливой
С тем, кого хочу любить!
Жив ли будет он, не знаю,
Неизвестно это мне,
Лучше ждать его я буду
В лучшей, вечной стороне”.
И, храня на сердце тайну,
И не выдав ничего,
Молча плача и горюя,
Унаи ушла навек.
Только юноша Тину
Это все во сне увидел,
И, тая на сердце тайну,
Он ушел за нею вслед…
Тут герой из Унаи,
Что отстал теперь от них,
В небеса свой взор направил,
Словно там он их искал,
Громким криком закричал он,
Стиснув зубы, он упал,—
Гневный крик его раздался,
Словно он кому кричал:
“Нет, не дам, чтоб мой соперник
Победить меня сумел”.
И схватил он меч свой острый,
Что у пояса висел,
Обнажил его — и после
Не могли спасти героя
Травы токородзура!..
И на долгие года,
Чтобы память сохранилась,
И на вечные века,
Чтобы все передавали
Этот сказ из уст в уста,
В середине положили
Деву юную тогда,
А с боков — легли с ней рядом
Два героя-удальца:
Здесь нашли они покой.
Мы о тех делах слыхали,
Ну, а сами не видали,—
Только кажется порой,
Что при нас это случилось,
Слезы катятся рекой!..
* См. п. 1801, п. 3786. Эти песни записал Такахаси Мусимаро.
* Токородзура (Dioscorea Tokoro) — многолетнее лекарственное растение, растет в горных лугах.
朝霞
春日之晩者
従木間
移歴月乎
何時可将待
あさかすみ
はるひのくれは
このまより
うつろふつきを
いつとかまたむ
В тумане утреннем весенний день…
И в сумерках ждать буду с нетерпеньем,
Когда появится
Неясный свет луны
Сквозь ветви молодых деревьев…

霍公鳥
来鳴五月之
短夜毛
獨宿者
明不得毛
ほととぎす
きなくさつきの
みじかよも
ひとりしぬれば
あかしかねつも
Хоть мимолётны эти ночи в мае,
Когда кукушка прилетает петь,
И всё же,
Если ночь один проводишь,
Так трудно ждать, пока рассвет придёт!

蓬生ひて
荒れたる宿を
鴬の
人来と鳴くや
たれとか待たむ
よもぎおひて
あれたるやどを
うぐいすの
ひとくとなくや
たれとかまたむ
В плющом заросшем
Ветхом доме моем
Соловей
Поет, что кто-то придет,
Но кого мне ждать?[480]
480. Танка приводится в Кокинсю, 19.
つつゐつの
ゐづつにかけし
まろがたけ
すぎにけらしな
いも見ざるまに
つつゐつの
ゐづつにかけし
まろがたけ
すぎにけらしな
いもみざるまに
У трубы колодца,
колодезной трубы — мы меряли
свой рост — ты помнишь?
Подрос я с той поры,
как мы в разлуке

たまのをを
あわをによりて
むすべれば
たえてののちも
あはむとぞ思ふ
たまのをを
あわをによりて
むすべれば
たえてののちも
あはむとぞおもふ
Краткий миг свиданья
мы вместе завязали
узлом крепким...
И пусть в разлуке мы, —
потом ведь встретимся с тобою!

都いでて
君に逢はむと
来しものを
来しかひもなく
別れぬるかな
みやこいでゝ
きみにあはむと
こしものを
こしかひもなく
わかれぬるかな
Я оставил столицу,
Мечтая о встрече с тобою.
Я приехал...
Напрасно я ехал сюда:
Ожидает нас снова разлука.

老いぬれば
さらぬわかれの
ありといへば
いよいよ見まく
ほしききみかな
をいぬれば
さらぬわかれの
ありといへば
いよいよみまく
ほしききみかな
Состаришься ー наступит,
говорят, разлука
неизбежно...
И все сильней тебя я видеть
хочу, о сын мой!
を?
世中に
さらぬわかれの
なくもがな
千よもといのる
人のこのため
よのなかに
さらぬわかれの
なくもがな
ちよもといのる
ひとのこのため
О, если б не было на свете
разлуки неизбежной!
Хотя б для тех детей,
что молят
о жизни в тысячу веков...

見し人の
松の千年に
見ましかば
遠く悲しき
別れせましや
みしひとの
まつのちとしに
みましかば
とほくかなしき
わかれせましや
Когда бы можно было
Ненаглядной
Тысячелетье любоваться, как сосной,
Вдали от дома
Не было бы горечи разлуки.

立ち別れ
いなばの山の
峰に生ふる
まつとしきかば
今かへりこむ
たちわかれ
いなばのやまの
みねにおふる
まつとしきかば
いまかへりこむ
Пусть разлука близка,
Я в страну Инаба отбываю,
Но и в иной стороне
Расслышу в голосе сосен:
«Жду», и я тотчас приеду.
Включено в Кокинсю, 365
さくら花
ちらはちらなむ
ちらすとて
ふるさと人の
きても見なくに
さくらはな
ちらはちらなむ
ちらすとて
ふるさとひとの
きてもみなくに
Вешней вишни цветы,
опадаете — так опадайте!
Тщетно медлить и ждать,
все равно не придут сельчане
любоваться вашей красою…

声はして
涙は見えぬ
郭公
わか衣手の
ひつをからなむ
こゑはして
なみたはみえぬ
ほとときす
わかころもての
ひつをからなむ
Как ты грустно поешь —
а слез все не видно, кукушка!
Что ж, свои рукава,
что намокли от слез разлуки,
уступлю я тебе сегодня…

こひこひて
あふ夜はこよひ
あまの河
きり立ちわたり
あけすもあらなむ
こひこひて
あふよはこよひ
あまのかは
きりたちわたり
あけすもあらなむ
Долгожданная ночь,
ночь любви после долгой разлуки!
Пусть завесой туман
над Рекой Небесною встанет,
не пропустит зари рассветной…

こよひこむ
人にはあはし
たなはたの
ひさしきほとに
まちもこそすれ
こよひこむ
ひとにはあはし
たなはたの
ひさしきほとに
まちもこそすれ
Коль не встретимся мы
в долгожданную ночь Танабата,
снова милого ждать
мне придется долгие луны —
целый год не будет свиданья…

今はとて
わかるる時は
天河
わたらぬさきに
そてそひちぬる
いまはとて
わかるるときは
あまのかは
わたらぬさきに
そてそひちぬる
Час прощанья настал —
хоть через Небесную Реку
я еще не плыву,
но скорблю о скорой разлуке,
и от слез рукава намокли…

君しのふ
草にやつるる
ふるさとは
松虫のねそ
かなしかりける
きみしのふ
くさにやつるる
ふるさとは
まつむしのねそ
かなしかりける
Дом в селенье родном,
где томлюсь и тоскую в разлуке,
зарастает травой —
как печально сверчок напевает
там, в поблекшей «траве ожиданья»!..

ひとりのみ
なかむるよりは
女郎花
わかすむやとに
うゑて見ましを
ひとりのみ
なかむるよりは
をみなへし
わかすむやとに
うゑてみましを
О «девицы-цветы»!
Чем здесь одному любоваться,
лучше было бы мне
посадить вас в саду близ дома,
чтобы там наслаждаться красою…

うゑし時
花まちとほに
ありしきく
うつろふ秋に
あはむとや見し
うゑしとき
はなまちとほに
ありしきく
うつろふあきに
あはむとやみし
С той поры, как весной
посадил я тебя, хризантема,
долго ждать мне пришлось —
но не чаял тебя увидеть
в час осеннего увяданья…

古今和歌集 > 巻八 離別 > #365 (Свиток VIII. Песни разлуки)
立ちわかれ
いなはの山の
峰におふる
松としきかは
今かへりこむ
たちわかれ
いなはのやまの
みねにおふる
まつとしきかは
いまかへりこむ
Мы расстаться должны,
по если узнаю, что верность
в ожиданье хранишь,
как сосна на горе Инаба, —
я к тебе поспешу вернуться…
185. Гора Инаба — местность в префектуре Тоттори. Юкихира был назначен правителем края Инаба в 855 году.

Включено также в Огура Хякунин иссю, 16
すかるなく
秋のはきはら
あさたちて
旅行く人を
いつとかまたむ
すかるなく
あきのはきはら
あさたちて
たひゆくひとを
いつとかまたむ
Вечно буду я ждать
того, кто ушел на рассвете
в даль осенних полей,
где с жужжанием осы вьются
над цветами желтыми хаги…

限なき
雲ゐのよそに
わかるとも
人を心に
おくらさむやは
かきりなき
くもゐのよそに
わかるとも
ひとをこころに
おくらさむやは
Пусть меж нами легли
облаками сокрытые дали, —
все равно никогда
не изгладится, не поблекнет
милый облик в любящем сердце…

たらちねの
おやのまもりと
あひそふる
心はかりは
せきなととめそ
たらちねの
おやのまもりと
あひそふる
こころはかりは
せきなととめそ
Пропустите, молю,
о стражи заставы дорожной! —
Престарелая мать
посылает вдогонку сердце,
чтобы сына в пути хранило…

けふわかれ
あすはあふみと
おもへとも
夜やふけぬらむ
袖のつゆけき
けふわかれ
あすはあふみと
おもへとも
よやふけぬらむ
そてのつゆけき
Час прощанья настал.
Ты завтра уедешь в Ооми —
и хоть встретимся вновь,
но во мраке росою слезной
рукава мои пропитались…

かへる山
ありとはきけと
春霞
立別れなは
こひしかるへし
かへるやま
ありとはきけと
はるかすみ
たちわかれなは
こひしかるへし
Говорят, в тех краях
есть гора Возвращенья — Каэру…
Хоть обратный твой путь
и сокрыла вешняя дымка,
здесь тебя будут ждать с любовью…
(Гора Возвращенья) — гора в префектуре Фукуи.
をしむから
こひしきものを
白雲の
たちなむのちは
なに心地せむ
をしむから
こひしきものを
しらくもの
たちなむのちは
なにここちせむ
Об отъезде твоем
буду я горевать безутешно —
как снести эту боль,
если в далях необозримых,
словно облако, ты растаешь!..

わかれては
ほとをへたつと
おもへはや
かつ見なからに
かねてこひしき
わかれては
ほとをへたつと
おもへはや
かつみなからに
かねてこひしき
Вспоминаю о том,
что скоро проляжет меж нами
долгий горестный путь —
может быть, оттого сегодня образ
твой так любезен сердцу…

おもへとも
身をしわけねは
めに見えぬ
心を君に
たくへてそやる
おもへとも
みをしわけねは
めにみえぬ
こころをきみに
たくへてそやる
Как к тебе ни стремлюсь,
но плоть разделиться не в силах —
пусть же только душа
за тобою вдогонку мчится,
избегая досужих взоров!..

相坂の
関しまさしき
物ならは
あかすわかるる
君をととめよ
あふさかの
せきしまさしき
ものならは
あかすわかるる
きみをととめよ
Коль «Заставою Встреч»
не напрасно слывет Оосака,
пусть задержит тебя —
ведь безвременная разлука
наполняет сердце тоскою!..

唐衣
たつ日はきかし
あさつゆの
おきてしゆけは
けぬへきものを
からころも
たつひはきかし
あさつゆの
おきてしゆけは
けぬへきものを
Я при вести о том,
что день неизбежной разлуки
нашу жизнь рассечет,
порешила с жизнью расстаться,
как роса поутру, растаять…

あさなけに
見へききみとし
たのまねは
思ひたちぬる
草枕なり
あさなけに
みへききみとし
たのまねは
おもひたちぬる
くさまくらなり
Мне и здесь не дано
от зари до зари быть с тобою —
оттого-то сейчас
без раздумий отправлюсь в Хитати,
по дороге в полях ночуя…

えそしらぬ
今心みよ
いのちあらは
我やわするる
人やとはぬと
えそしらぬ
いまこころみよ
いのちあらは
われやわするる
ひとやとはぬと
Знать о том не дано.
Пусть время сердца испытает —
в бренной жизни земной
я ли первой его забуду,
он ли больше не возвратится?..

雲ゐにも
かよふ心の
おくれねは
わかると人に
見ゆはかりなり
くもゐにも
かよふこころの
おくれねは
わかるとひとに
みゆはかりなり
В дальний облачный край
за тобою летит мое сердце —
нет разлуки для нас,
и напрасно кажется людям,
будто мы расстались навеки!..

白雲の
こなたかなたに
立ちわかれ
心をぬさと
くたくたひかな
しらくもの
こなたかなたに
たちわかれ
こころをぬさと
くたくたひかな
Нам разлуку суля,
облака над землею клубятся,
и на сотни кусков
разорваться сердце готово —
пусть тебе талисманами служат!..

しらくもの
やへにかさなる
をちにても
おもはむ人に
心へたつな
しらくもの
やへにかさなる
をちにても
おもはむひとに
こころへたつな
Верю, в дальнем краю,
где хмурые тучи клубятся,
ты в душе сохранишь
образ друга, что неизменно
вспоминает тебя с тоскою!..

わかれてふ
事はいろにも
あらなくに
心にしみて
わひしかるらむ
わかれてふ
ことはいろにも
あらなくに
こころにしみて
わひしかるらむ
Цвета нет у нее —
неведомы краски разлуке,
но окрасит печаль
безутешное мое сердце
в черный час, в годину прощанья…

よそにのみ
こひやわたらむ
しら山の
雪見るへくも
あらぬわか身は
よそにのみ
こひやわたらむ
しらやまの
ゆきみるへくも
あらぬわかみは
И доколе душе
в разлуке с тобою томиться?
Ведь увы, не дано
мне своими глазами увидеть
белый снег на вершине Сира…
192. Гора Сираяма - Белая, ныне Хаку-сан находится на границе между префектурами Исикава и Гифу.
おとは山
こたかくなきて
郭公
君か別を
をしむへらなり
おとはやま
こたかくなきて
ほとときす
きみかわかれを
をしむへらなり
На Отова-горе
кукушка без устали кличет
где-то в кронах дерев —
все оплакивает, должно быть,
предстоящую нам разлуку…

かへる山
なにそはありて
あるかひは
きてもとまらぬ
名にこそありけれ
かへるやま
なにそはありて
あるかひは
きてもとまらぬ
なにこそありけれ
Для чего же она,
гора Возвращенья — Каэру,
в том далеком краю, —
коли должен ты вновь уехать
и не можешь остаться доле?..

もろともに
なきてととめよ

秋のわかれは
をしくやはあらぬ
もろともに
なきてととめよ
きりきりす
あきのわかれは
をしくやはあらぬ
Все мы вместе с тобой
разрыдаемся нынче, кузнечик,
чтоб отсрочить отъезд —
о, сколь горестна будет разлука,
что грядет порою осенней!..

秋霧の
ともにたちいてて
わかれなは
はれぬ思ひに
恋ひや渡らむ
あききりの
ともにたちいてて
わかれなは
はれぬおもひに
こひやわたらむ
Час разлуки грядет,
и скоро в тумане осеннем
затеряешься ты —
как же горестно будет сердцу,
что объято мглой беспросветной!..

いのちたに
心にかなふ
物ならは
なにか別の
かなしからまし
いのちたに
こころにかなふ
ものならは
なにかわかれの
かなしからまし
Если б вся наша жизнь
сулила одну лишь отраду
для скорбящих сердец,
то и впрямь недолгой разлукой
не пристало бы нам томиться…

人やりの
道ならなくに
おほかたは
いきうしといひて
いさ帰りなむ
ひとやりの
みちならなくに
おほかたは
いきうしといひて
いさかへりなむ
Хоть никто в этот путь
меня не принудил пуститься,
все ж разлука горька
и печален час расставанья.
Обещаю вернуться вскоре!

したはれて
きにし心の
身にしあれは
帰るさまには
道もしられす
したはれて
きにしこころの
みにしあれは
かへるさまには
みちもしられす
За тобою вослед
пришли мы, ведомы сердцами,
что тебе отданы,
и теперь, без сердец оставшись,
не найдем дороги обратной!..

かつこえて
わかれもゆくか
あふさかは
人たのめなる
名にこそありけれ
かつこえて
わかれもゆくか
あふさかは
ひとたのめなる
なにこそありけれ
Вот заставу прошел,
все дальше и дальше уходит
по дороге меж гор.
О Застава Встреч — Оосака,
мало проку в твоем названье!..

君かゆく
こしのしら山
しらねとも
雪のまにまに
あとはたつねむ
きみかゆく
こしのしらやま
しらねとも
ゆきのまにまに
あとはたつねむ
Хоть неведом мне путь
к той Белой горе — Сираяма,
но, пустившись вослед,
по следам на заснеженных склонах
буду я искать тебя в Коси!..
ゆふくれの
まかきは山と
見えななむ
よるはこえしと
やとりとるへく
ゆふくれの
まかきはやまと
みえななむ
よるはこえしと
やとりとるへく
Ах, когда б мой плетень
в сгустившемся мраке горою
показался тебе,
ты бы, верно, решил остаться,
не спешил бы ночью в дорогу…

別をは
山のさくらに
まかせてむ
とめむとめしは
花のまにまに
わかれをは
やまのさくらに
まかせてむ
とめむとめしは
はなのまにまに
Срок разлуки теперь
зависит от срока цветенья
вешней вишни в горах —
ведь пока цветы не опали,
не смогу я домой вернуться…

山かせに
さくらふきまき
みたれなむ
花のまきれに
たちとまるへく
やまかせに
さくらふきまき
みたれなむ
はなのまきれに
たちとまるへく
Пусть в окрестных горах
осыпает примчавшийся ветер
вешних вишен цветы —
чтобы гость с уходом помедлил,
не найдя дороги обратно!..

ことならは
君とまるへく
にほはなむ
かへすは花の
うきにやはあらぬ
ことならは
きみとまるへく
にほはなむ
かへすははなの
うきにやはあらぬ
О цветы на ветвях,
удержите его ароматом!
Ведь когда он уйдет,
станет вам, как и мне, должно быть,
так тоскливо, так одиноко…

あかすして
わかるる涙
滝にそふ
水まさるとや
しもは見るらむ
あかすして
わかるるなみた
たきにそふ
みつまさるとや
しもはみるらむ
Слезы, что пролились
от безвременной нашей разлуки,
потекут в водопад —
а внизу покажется людям,
будто прибыло вод в потоке…

秋はきの
花をは雨に
ぬらせとも
君をはまして
をしとこそおもへ
あきはきの
はなをはあめに
ぬらせとも
きみをはまして
をしとこそおもへ
На осеннем лугу
поникли намокшие хаги
под дождем проливным —
так и я скорблю безутешно,
с Государем моим прощаясь…

をしむらむ
人の心を
しらぬまに
秋の時雨と
身そふりにける
をしむらむ
ひとのこころを
しらぬまに
あきのしくれと
みそふりにける
Ты скорбишь обо мне…
Не знал я о чувствах высоких
благородной души —
а меж тем преклонные лета
уж нависли осенним ливнем…

わかるれと
うれしくもあるか
こよひより
あひ見ぬさきに
なにをこひまし
わかるれと
うれしくもあるか
こよひより
あひみぬさきに
なにをこひまし
Пусть разлука грядет,
но в сердце пребудет отрада —
и понять не могу,
чем же прежде тешилось сердце
до счастливой нынешней встречи?..

あかすして
わかるるそての
しらたまを
君かかたみと
つつみてそ行く
あかすして
わかるるそての
しらたまを
きみかかたみと
つつみてそゆく
Капли светлой росы
в час безвременной нашей разлуки
с рукава соберу —
пусть хранят те слезы прощанья
о тебе печальную память…

限なく
思ふ涙に
そほちぬる
袖はかわかし
あはむ日まてに
かきりなく
おもふなみたに
そほちぬる
そてはかわかし
あはむひまてに
В безутешной тоске
лью горькие слезы ручьями,
увлажнив рукава, —
и пока не встретимся снова,
рукава мои не просохнут…

かきくらし
ことはふらなむ
春雨に
ぬれきぬきせて
君をととめむ
かきくらし
ことはふらなむ
はるさめに
ぬれきぬきせて
きみをととめむ
Пусть затмят небосвод
беспросветные тучи навеки,
под весенним дождем
пусть намокнут чьи-то одежды —
лишь бы ты с уходом помедлил!..

しひて行く
人をととめむ
桜花
いつれを道と
迷ふまてちれ
しひてゆく
ひとをととめむ
さくらはな
いつれをみちと
まよふまてちれ
Вешней вишни цветы!
Задержите любезного гостя,
что торопится в путь, —
все тропинки в горах окрестных
лепестками скройте от взора…

むすふての
しつくににこる
山の井の
あかても人に
わかれぬるかな
むすふての
しつくににこる
やまのゐの
あかてもひとに
わかれぬるかな
Из ладоней моих
стекают и надают капли,
чистый ключ возмутив, —
так, с душою неутоленной,
суждено нам, увы, расстаться!..

したのおひの
みちはかたかた
わかるとも
行きめくりても
あはむとそ思ふ
したのおひの
みちはかたかた
わかるとも
ゆきめくりても
あはむとそおもふ
Как концы кушака,
расходятся наши дороги,
бесконечно виясь, —
но когда-нибудь, полагаю,
суждено им соединиться…

いとによる
物ならなくに
わかれちの
心ほそくも
おもほゆるかな
いとによる
ものならなくに
わかれちの
こころほそくも
おもほゆるかな
Наша бренная жизнь
не связана шелковой нитью —
но в разлуке, увы,
истончаются нити сердца
на дорогах странствий далеких…

今いくか
春しなけれは
うくひすも
ものはなかめて
思ふへらなり
いまいくか
はるしなけれは
うくひすも
ものはなかめて
おもふへらなり
Наслаждаться весной
нам, должно быть, недолго осталось —
и при виде цветов,
что роняет сегодня слива,
соловей исходит тоскою…

あふからも
ものはなほこそ
かなしけれ
わかれむ事を
かねて思へは
あふからも
ものはなほこそ
かなしけれ
わかれむことを
かねておもへは
Повстречал я тебя
под сенью цветов абрикоса —
и с той самой поры
все сильней любовь в моем сердце,
все печальней мысль о разлуке…

おとにのみ
きくの白露
よるはおきて
ひるは思ひに
あへすけぬへし
おとにのみ
きくのしらつゆ
よるはおきて
ひるはおもひに
あへすけぬへし
Только голос во мгле…
Как роса на цветке хризантемы,
ты растаешь к утру —
так и я исчезну навеки,
не снеся страданий разлуки!..

逢ふ事は
くもゐはるかに
なる神の
おとにききつつ
こひ渡るかな
あふことは
くもゐはるかに
なるかみの
おとにききつつ
こひわたるかな
Далеко до тебя,
как до неба, где тучи клубятся, —
и рокочущий гром
вновь доносит напоминанье
о любви, что сильней разлуки…

かたいとを
こなたかなたに
よりかけて
あはすはなにを
たまのをにせむ
かたいとを
こなたかなたに
よりかけて
あはすはなにを
たまのをにせむ
Если нам не дано
сплестись воедино, как нитям
в ожерелье любви, —
чем же мне удержать в разлуке
жемчуга души безутешной?..

思ふとも
こふともあはむ
物なれや
ゆふてもたゆく
とくるしたひも
おもふとも
こふともあはむ
ものなれや
ゆふてもたゆく
とくるしたひも
Я в разлуке томлюсь,
напрасно о встрече мечтая, —
уж устала рука
распускать впустую ночами
поясок исподнего платья…

わすらるる
時しなけれは
あしたつの
思ひみたれて
ねをのみそなく
わすらるる
ときしなけれは
あしたつの
おもひみたれて
ねをのみそなく
Ни на миг не могу
забыть о любимой в разлуке —
со смятенной душой,
как журавль в тростнике прибрежном,
безответно, горько взываю…

はやきせに
見るめおひせは
わか袖の
涙の河に
うゑましものを
はやきせに
みるめおひせは
わかそての
なみたのかはに
うゑましものを
На моих рукавах
нынче водоросли морские,
право, впору сажать —
сколько слез пролила я в разлуке,
о свиданье с милым мечтая!..

よそにして
こふれはくるし
いれひもの
おなし心に
いさむすひてむ
よそにして
こふれはくるし
いれひもの
おなしこころに
いさむすひてむ
Тяжки муки любви
и невыносима разлука —
два шнурка в узелок
завяжу, как будто тем самым
воедино свяжу два сердца…

ゆふされは
いととひかたき
わかそてに
秋のつゆさへ
おきそはりつつ
ゆふされは
いととひかたき
わかそてに
あきのつゆさへ
おきそはりつつ
В опустившейся мгле
рукава мои долу свисают,
напитавшись сполна
и росой вечеров осенних,
и слезами горькой разлуки…

つつめとも
袖にたまらぬ
白玉は
人を見ぬめの
涙なりけり
つつめとも
そてにたまらぬ
しらたまは
ひとをみぬめの
なみたなりけり
Их бы в складках одежд
унести, словно жемчуг бесценный, —
но, увы, не вернуть
этих слез, на рукав упавших,
горьких слез, пролитых в разлуке…
Аллюзия на эпизод из буддийского канона «Сутры Лотоса» (глава 8): «Тем временем его друг, которому надлежало заступить на дежурство, завязывает бесценное сокровище в (складки) одежды как подарок и удаляется. Сам же мужчина спит, напившись пьяным, и ничего о том не знает…»
しきたへの
枕のしたに
海はあれと
人を見るめは
おひすそ有りける
しきたへの
まくらのしたに
うみはあれと
ひとをみるめは
おひすそありける
Море пролитых слез
затопило мое изголовье,
но, как в этих волнах
не родятся травы морские,
так и мне тебя не дождаться…

あはぬ夜の
ふる白雪と
つもりなは
我さへともに
けぬへきものを
あはぬよの
ふるしらゆきと
つもりなは
われさへともに
けぬへきものを
Если б в снежный сугроб
сложились все долгие ночи,
что в разлуке прошли,
я б от той тоски непомерной
в одночасье, как снег, растаял…

有あけの
つれなく見えし
別より
暁はかり
うき物はなし
ありあけの
つれなくみえし
わかれより
あかつきはかり
うきものはなし
С той далекой зари,
возвестившей о горькой разлуке,
тяжко мне одному
созерцать в редеющем мраке
хладный лик луны предрассветной…
Взято в антологию Огура хякунин иссю, 30.
曙ぬとて
今はの心
つくからに
なといひしらぬ
思ひそふらむ
あけぬとて
いまはのこころ
つくからに
なといひしらぬ
おもひそふらむ
Как при слове «рассвет»
сжимается сердце от боли,
расставанье суля!
Я тоску и горечь разлуки
не могу передать словами…

しののめの
別ををしみ
我そまつ
鳥よりさきに
鳴きはしめつる
しののめの
わかれををしみ
われそまつ
とりよりさきに
なきはしめつる
Я на ранней заре,
в предчувствии близкой разлуки,
слезы горькие лью —
упредили мои рыданья
петушиную перекличку…

夢ちには
あしもやすめす
かよへとも
うつつにひとめ
見しことはあらす
ゆめちには
あしもやすめす
かよへとも
うつつにひとめ
みしことはあらす
Я дорогою грез
вновь украдкой спешу на свиданье
в сновиденьях ночных —
но, увы, ни единой встречи
наяву не могу дождаться…
263. Может быть другой смысл: «но взоры людей (наяву) этого не видят».
みちのくの
あさかのぬまの
花かつみ
かつ見る人に
こひやわたらむ
みちのくの
あさかのぬまの
はなかつみ
かつみるひとに
こひやわたらむ
О цветение трав
в Митиноку, в болотах Асака!
Долго ль чувству цвести,
коль все реже и реже встречи,
все безжалостнее разлуки?..
266. Митиноку — см. коммент. к № 368.
Болота Асака находятся в префектуре Фукусима.
いそのかみ
ふるのなか道
なかなかに
見すはこひしと
思はましやは
いそのかみ
ふるのなかみち
なかなかに
みすはこひしと
おもはましやは
По дороге в Фуру,
что в области Исоноками,
я ее повстречал —
ах, когда бы не эта встреча,
я б не знал мучений разлуки!..

かれはてむ
のちをはしらて
夏草の
深くも人の
おもほゆるかな
かれはてむ
のちをはしらて
なつくさの
ふかくもひとの
おもほゆるかな
Летней зеленью трав
любовь переполнила сердце —
и не знает оно,
что придет пора увяданья,
принося влюбленным разлуку…

さむしろに
衣かたしき
こよひもや
我をまつらむ
うちのはしひめ
さむしろに
ころもかたしき
こよひもや
われをまつらむ
うちのはしひめ
Нынче ночью опять
на ложе своем одиноком,
расстилая постель,
обо мне тоскует в разлуке
Божество моста, Дева Удзи…
267. Дева моста Удзи — божество-хранитель моста, построенного через реку Удзи в Киото в VII веке. Возможно, этот образ — аллегория любимой, живущей близ моста Удзи.
月夜よし
よよしと人に
つけやらは
こてふににたり
またすしもあらす
つきよよし
よよしとひとに
つけやらは
こてふににたり
またすしもあらす
Так прекрасна луна
этой ночью в небе осеннем —
ах, доколе же ждать?
Поскорее пошлю за милым,
чтоб пришел луной любоваться!..
269. Аллюзия на танка из антологии «Манъёсю» № 1011.
さと人の
事は夏のの
しけくとも
かれ行くきみに
あはさらめやは
さとひとの
ことはなつのの
しけくとも
かれゆくきみに
あはさらめやは
Пересудов о нас —
что трав на зеленой лужайке,
но пускай говорят!
Все равно без тебя, любимый,
мне на свете не жить в разлуке…

秋風に
山のこのはの
うつろへは
人の心も
いかかとそ思ふ
あきかせに
やまのこのはの
うつろへは
ひとのこころも
いかかとそおもふ
Уж в окрестных горах
листва увядает и блекнет
на осеннем ветру —
я в разлуке грустно гадаю,
что же станется с сердцем милой?..

空蝉の
世の人ことの
しけけれは
わすれぬものの
かれぬへらなり
うつせみの
よのひとことの
しけけれは
わすれぬものの
かれぬへらなり
Слух о нашей любви
разросся, как буйные травы,
бренный мир взбередив, —
не дано забыть нам друг друга,
но разлука неотвратима…

あかてこそ
おもはむなかは
はなれなめ
そをたにのちの
わすれかたみに
あかてこそ
おもはむなかは
はなれなめ
そをたにのちの
わすれかたみに
Коль в разлуке нам жить,
расстанемся без неприязни,
не устав от любви, —
ведь тогда о радостях прежних
не забудет вовеки сердце…

わすれなむ
我をうらむな
郭公
人の秋には
あはむともせす
わすれなむ
われをうらむな
ほとときす
ひとのあきには
あはむともせす
Позабуду тебя,
но не огорчайся, мой милый, —
для чего же в горах
ждать кукушке осенней стужи?
Так и я не жду пресыщенья…

あひ見ねは
こひこそまされ
みなせ河
なににふかめて
思ひそめけむ
あひみねは
こひこそまされ
みなせかは
なににふかめて
おもひそめけむ
Все сильнее любовь,
тоска моя глубже в разлуке,
но напрасно томлюсь
по тому, чьи помыслы, чувства —
словно мель на реке Минасэ…
288. Река Минасэ — см. коммент. к № 607.
うゑていにし
秋田かるまて
見えこねは
けさはつかりの
ねにそなきぬる
うゑていにし
あきたかるまて
みえこねは
けさはつかりの
ねにそなきぬる
Посадил — и ушел
до осени ждать урожая
от ростков той любви.
По утрам я горестно вторю
перекличке гусей прощальной…

ひさしくも
なりにけるかな
すみのえの
松はくるしき
物にそありける
ひさしくも
なりにけるかな
すみのえの
まつはくるしき
ものにそありける
О, как время летит!
Томит и гнетет ожиданье,
но, в разлуке скорбя,
я любовь сохраню неизменной,
словно зелень сосны в Суминоэ…
292. Суминоэ — см. коммент. к № 360.
あふ事を
なからのはしの
なからへて
こひ渡るまに
年そへにける
あふことを
なからのはしの
なからへて
こひわたるまに
としそへにける
Словно мост Нагара,
те дни, что влачу я в разлуке,
непомерно длинны!
День за днем о тебе тоскую —
вот и год уже на исходе…
301. Мост Нагара — мост через реку Ёдо в Осаке.
思ふとち
まとゐせる夜は
唐錦
たたまくをしき
物にそありける
おもふとち
まとゐせるよは
からにしき
たたまくをしき
ものにそありける
О как тягостно мне
расставаться надолго с друзьями,
как разлука горька! —
Будто режу своей рукою
драгоценный атлас китайский…

老いぬれは
さらぬ別も
ありといへは
いよいよ見まく
ほしき君かな
をいぬれは
さらぬわかれも
ありといへは
いよいよみまく
ほしききみかな
Я стара и слаба.
Уж близится время разлуки,
расставанья навек —
оттого-то, сын мой, с тобою
повидаться скорей мечтаю…

世中に
さらぬ別の
なくもかな
千世もとなけく
人のこのため
よのなかに
さらぬわかれの
なくもかな
ちよもとなけく
ひとのこのため
О, когда бы наш мир
не ведал той вечной разлуки!
Как и все сыновья,
о родительском долголетье
возношу я богам молитвы…

なよ竹の
よなかきうへに
はつしもの
おきゐて物を
思ふころかな
なよたけの
よなかきうへに
はつしもの
おきゐてものを
おもふころかな
Так под первым снежком
никнут долу побеги бамбука
до рассветной зари —
в тяжких думах я просыпаюсь,
о разлуке скорой горюя…

あふことの
まれなる色に
思ひそめ
わが身は常に
天雲の
はるるときなく
富士の嶺の
燃えつつとはに
思へども
逢ふことかたし
なにしかも
人を恨みむ
わたつみの
沖を深めて
思ひてし
思ひは今は
いたづらに
なりぬべらなり
ゆく水の
絶ゆるときなく
かくなわに
思ひ亂れて
降る雪の
消なば消ぬべく
思へども
閻浮の身なれば
なほやまず
思ひは深し
あしひきの
山下水の
木隱れて
たぎつ心を
誰にかも
あひ語らはむ
色にいでば
人知りぬべみ
墨染めの
タベになれば
ひとりゐて
あはれあはれと
歎きあまり
せむすべなみに
庭にいでて
立ちやすらへば
白妙の
衣の袖に
置く露の
消なば消ぬべく
思へども
なほ歎かれぬ
春霞
よそにも人に
逢はむと思へば
あふことの
まれなるいろに
おもひそめ
わかみはつねに
あまくもの
はるるときなく
ふしのねの
もえつつとはに
おもへとも
あふことかたし
なにしかも
ひとをうらみむ
わたつみの
おきをふかめて
おもひてし
おもひをいまは
いたつらに
なりぬへらなり
ゆくみつの
たゆるときなく
かくなわに
おもひみたれて
ふるゆきの
けなはけぬへく
おもへとも
えふのみなれは
なほやます
おもひはふかし
あしひきの
やましたみつの
こかくれて
たきつこころを
たれにかも
あひかたらはむ
いろにいては
ひとしりぬへみ
すみそめの
ゆふへになれは
ひとりゐて
あはれあはれと
なけきあまり
せむすへなみに
にはにいてて
たちやすらへは
しろたへの
ころものそてに
おくつゆの
けなはけぬへく
おもへとも
なほなけかれぬ
はるかすみ
よそにもひとに
あはむとおもへは
Редко видимся мы
с любовью моей ненаглядной,
с той, что сердце навек
окрасила черной тоскою.
Оттого-то всегда
я тучи небесной мрачнее,
но пылает душа,
словно поле весною близ Фудзи.
Мне, увы, нелегко
добиться свидания с милой —
но смогу ли ее
за страдания возненавидеть?!
Только глубже любовь
и светлее — как дали морские.
Пусть в разлуке скорблю
от неразделенного чувства —
не удержишь любовь,
словно бурные воды потока,
чье теченье влечет,
уносит смятенные думы.
Коль мне сгинуть дано,
растаять, подобно снежинке,
я не стану жалеть,
дитя быстротечного мира…
Только к милой стремлюсь,
о милой в разлуке мечтаю —
так стремится ручей
под сень вековечных деревьев
и по круче с горы
сбегает в тенистую рощу.
Ах, кому же кому
поведать сердечные муки?!
Слишком многим, боюсь,
все выдала краска смущенья…
Вновь сгущается мгла,
подобная пролитой туши, —
и опять на меня
волною тоска набегает.
«О печаль! О печаль!» —
я тяжко в разлуке вздыхаю.
Что ж, быть может, в одном
сумею найти утешенье —
выйду вечером в сад,
в тиши полюбуюсь росою.
Ведь и мне суждено
исчезнуть росинкой прозрачной,
что легла на рукав
моего белотканого платья.
Но не в силах, увы,
сдержать бесконечные вздохи —
должен я хоть на миг
любовь мою снова увидеть,
пусть лишь издалека,
как вешнюю дымку над склоном!..

ちはやぶる
神の御代より
呉竹の
よよにも絶えず
天彦の
音羽の山の
春霞
思ひ亂れて
五月雨の
空もとどろに
さ夜ふけて
山郭公
鳴くごとに
誰も寢覺めて
唐錦
龍田の山の
もみぢ葉を
見てのみしのぶ
神無月
時雨しぐれて
冬の夜の
庭もはだれに
降る雪の
なほ消えかへり
年ごとに
時につけつつ
あはれてふ
ことを言ひつつ
君をのみ
千代にといはふ
世の人の
思ひするがの
富士の嶺の
燃ゆる思ひも
飽かずして
別るる涙
藤衣
織れる心も
八千草の
言の葉ごとに
すべらぎの
おほせかしこみ
卷々の
中に尽すと
伊勢の海の
浦の潮貝
拾ひあつめ
とれりとすれど
玉の緒の
短き心
思ひあへず
なほあらたまの
年を經て
大宮にのみ
ひさかたの
昼夜わかず
つかふとて
かへりみもせぬ
わが宿の
忍ぶ草生ふる
板間あらみ
降る春雨の
漏りやしぬらむ
ちはやふる
かみのみよより
くれたけの
よよにもたえす
あまひこの
おとはのやまの
はるかすみ
おもひみたれて
さみたれの
そらもととろに
さよふけて
やまほとときす
なくことに
たれもねさめて
からにしき
たつたのやまの
もみちはを
みてのみしのふ
かみなつき
しくれしくれて
ふゆのよの
にはもはたれに
ふるゆきの
なほきえかへり
としことに
ときにつけつつ
あはれてふ
ことをいひつつ
きみをのみ
ちよにといはふ
よのひとの
おもひするかの
ふしのねの
もゆるおもひも
あかすして
わかるるなみた
ふちころも
おれるこころも
やちくさの
ことのはことに
すめらきの
おほせかしこみ
まきまきの
うちにつくすと
いせのうみの
うらのしほかひ
ひろひあつめ
とれりとすれと
たまのをの
みしかきこころ
おもひあへす
なほあらたまの
としをへて
おほみやにのみ
ひさかたの
ひるよるわかす
つかふとて
かへりみもせぬ
わかやとの
しのふくさおふる
いたまあらみ
ふるはるさめの
もりやしぬらむ
С Века грозных Богов
тянулась чреда поколений,
коих не сосчитать,
как коленцев в бамбуковой роще,
и во все времена
слагали печальные песни,
уподобясь душой
смятенной разорванной дымке,
что плывет по весне
над кручей лесистой Отова,
где кукушка в ночи
без устали горестно кличет,
вызывая в горах
далекое звонкое эхо,
и сквозь сеющий дождь
звучит ее скорбная песня.
И во все времена
называли китайской парчою
тот багряный узор,
что Тацуты склоны окрасил
в дни десятой луны,
в дождливую, мрачную пору.
Зимним садом в снегу
все так же любуются люди
и с тяжелой душой
вспоминают, что близится старость.
Сожалеют они,
что времени бег быстротечен,
и спешат пожелать
бесчисленных лет Государю,
чтобы милость его
поистине длилась вовеки.
Пламя страстной любви
сердца ненасытно снедает —
как сухую траву
огонь пожирает на поле
подле Фудзи-горы,
что высится в землях Суруга.
Льются бурной рекой
разлуки безрадостной слезы,
но едины сердца,
отростки цветущих глициний.
Мириады словес,
подобно бесчисленным травам,
долго я собирал,
исписывал свиток за свитком —
как прилежный рыбак,
что в море у берега Исэ
добывает со дна
все больше и больше жемчужин,
но еще и теперь
не вмещает мой разум убогий
все значенье и смысл
добытых бесценных сокровищ.
Встречу я Новый год
под сенью чертогов дворцовых,
где провел столько лун
в своем бескорыстном служенье.
Вняв веленью души,
Государевой воле послушен,
я уже не гляжу
на стены родимого дома,
где из щелей давно
трава Ожиданья пробилась,
где от вешних дождей
циновки давно отсырели…

おもへとも
猶うとまれぬ
春霞
かからぬ山も
あらしとおもへは
おもへとも
なほうとまれぬ
はるかすみ
かからぬやまも
あらしとおもへは
Я в разлуке томлюсь,
но встречи, увы, не дождаться —
ведь повсюду в горах,
от вершины и до вершины,
расползлась весенняя дымка…