君がゆく
越の白山
知らずとも
ゆくのまにまに
あとはたづねむ
きみがゆく
こしのしらやま
しらずとも
ゆくのまにまに
あとはたづねむ
Хоть еще я не знаю
Той белой горы Сираяма в Коси,
Куда ты уезжаешь,
Но в снегу постепенно
По следу твоему я отыщу ее[193].
193. Стихотворение помещено в Кокинсю, 8, и в Канэскэсю, автор – Канэскэ. Юки – «снег» имеет омоним юки – «уезжать», «уходить». Манимани означает «постепенно» и «в то время, когда...», таким образом, складывается иной смысл четвертой строки: «Теперь, когда ты уезжаешь...»
越海之
角鹿乃濱従
大舟尓
真梶貫下
勇魚取
海路尓出而
阿倍寸管
我榜行者
大夫乃
手結我浦尓
海未通女
塩焼炎
草枕
客之有者
獨為而
見知師無美
綿津海乃
手二巻四而有
珠手次
懸而之努櫃
日本嶋根乎
こしのうみの
つのがのはまゆ
おほぶねに
まかぢぬきおろし
いさなとり
うみぢにいでて
あへきつつ
わがこぎゆけば
ますらをの
たゆひがうらに
あまをとめ
しほやくけぶり
くさまくら
たびにしあれば
ひとりして
みるしるしなみ
わたつみの
てにまかしたる
たまたすき
かけてしのひつ
やまとしまねを
От Цунуга-берегов
Я отплыл
В страну Коси.
На огромном корабле,
Много весел закрепив,
Вышли на простор морской.
И когда, спеша вперед,
По морю мы стали плыть,
В бухте дальней Таюи
Показался легкий дым…
То рыбачки над костром
Выжигали соль вдали.
Но в пути скитаюсь я,
Где подушкой на земле
Служит страннику трава,
И печально мне смотреть.
Одному на этот дым…
Перевязь из жемчугов,
Что сверкали на руках
У владыки вод морских,
На себя теперь надев,
Полон я тоски и дум
О далеких островах,
О Ямато-стороне!
* Перевязь из жемчугов, или жемчужная перевязь — см. п. 5.
小浪
礒越道有
能登湍河
音之清左
多藝通瀬毎尓
さざれなみ
いそこしぢなる
のとせがは
おとのさやけさ
たぎつせごとに
Морская рябь у каменистых берегов —
Пути к Коси,
И там река Нотосэгава,
И ясных звуков чистота
В потоке каждом, мчащемся сюда!

越海乃
手結之浦<矣>
客為而
見者乏見
日本思櫃
こしのうみの
たゆひがうらを
たびにして
みればともしみ
やまとしのひつ
Когда взглянул я,
Находясь в пути,
На бухту Таюи в Коси, на море,—
Чудесной красотой сверкало все вокруг
И сердцу дорога была страна Ямато!

白山に
降りにしゆきの
あとたえて
いまはこしぢの
人も通はず
しらやまに
ふりにしゆきの
あとたえて
いまはこしぢの
ひともかよはず
В горах Сираяма
От навалившего снега
След пропадает.
И вот приходивший, бывало,
Человек уж не навещает меня[247] —
247. Танка содержит омонимы: фуриниси – «шел», «падал» (о снеге) и «постарела», юки – «снег» и «уходить», Коси – название провинции, где находится гора Сираяма, и «приходил», т. е. «Ко мне, постаревшей, он совсем перестал приходить». Приводится в Госэнсю, 8, и в Кокинрокутё, 2, в разделе «Горы», с небольшими изменениями.
三越道之
雪零山乎
将越日者
留有吾乎
懸而小竹葉背
みこしぢの
ゆきふるやまを
こえむひは
とまれるわれを
かけてしのはせ
В тот день, когда ты будешь проходить
Тропою горной, где ложится снег,
Там, на пути в Коси,
Меня, что здесь остался,
Ты, пожалев, с любовью помяни!

かりのこゑをききてこしへまかりにける人を思ひてよめる

凡河内みつね
かりのこゑをききてこしへまかりにける人を思ひてよめる

凡河内みつね
Заслышав клич перелётных гусей, с грустью подумал об уехавшем в далекий край Коси и сложил песню

Осикоти-но Мицунэ
84. Коси — старое название северной части острова Хонсю.
こしへまかりける人によみてつかはしける

きのとしさた
こしへまかりける人によみてつかはしける

きのとしさた
Послание уехавшему в Северный край Коси

Ки-но Тосисада
187. Край Коси — общее название северных провинций Этидзэн, Канга, Ното, Этю и Этиго.Каэру
あひしれりける人のこしのくににまかりて、としへて京にまうてきて又かへりける時によめる

凡河内みつね
あひしれりける人のこしのくににまかりて、としへて京にまうてきて又かへりける時によめる

凡河内みつね
Сложено с посвящением близкому другу, который, проведя несколько лет в столице, собрался возвращаться в Северный край Коси

Осикоти-но Мицунэ

こしのくにへまかりける人によみてつかはしける

凡河内みつね
こしのくにへまかりける人によみてつかはしける

凡河内みつね
Сложил с посвящением другу, уезжающему в Северный край Коси

Осикоти-но Мицунэ

おほえのちふるか、こしへまかりけるむまのはなむけによめる

藤原かねすけの朝臣
おほえのちふるか、こしへまかりけるむまのはなむけによめる

藤原かねすけの朝臣
Сложено на прощальном пиршестве по случаю отъезда Оэ-но Тифуру в Северный край Коси

Фудзивара-но Канэсукэ

君かゆく
こしのしら山
しらねとも
雪のまにまに
あとはたつねむ
きみかゆく
こしのしらやま
しらねとも
ゆきのまにまに
あとはたつねむ
Хоть неведом мне путь
к той Белой горе — Сираяма,
но, пустившись вослед,
по следам на заснеженных склонах
буду я искать тебя в Коси!..
こしのくにへまかりける時しら山を見てよめる

みつね
こしのくにへまかりける時しら山を見てよめる

みつね
Сложено при созерцании горы Сира (Белой), в Северном краю Коси

Осикоти-но Мицунэ
208. Коси — см. коммент. к № 370.
きえはつる
時しなけれは
こしちなる
白山の名は
雪にそありける
きえはつる
ときしなけれは
こしちなる
しらやまのなは
ゆきにそありける
Оттого, что снега
никогда на вершине не тают,
и назвали ее
Сираяма — Белой горою,
эту гору в Коси далеком…

むねをかのおほよりかこしよりまうてきたりける時に、雪のふりけるを見ておのかおもひはこのゆきのことくなむつもれるといひけるをりによめる

みつね
むねをかのおほよりかこしよりまうてきたりける時に、雪のふりけるを見ておのかおもひはこのゆきのことくなむつもれるといひけるをりによめる

みつね
Сложено к случаю, когда Мунэока-но Оёри, приехав в столицу из Северного края Коси, увидел, как идет снег, и сказал: «Думы мои — словно снежные сугробы»

Осикоти-но Мицунэ

君をのみ
思ひこしちの
しら山は
いつかは雪の
きゆる時ある
きみをのみ
おもひこしちの
しらやまは
いつかはゆきの
きゆるときある
Полон дум о тебе,
в столицу спешил я из Коси.
Как на Белой горе
долго снег лежит и не тает —
не растают, поверь, те думы!..

こしなりける人につかはしける

きのつらゆき
こしなりける人につかはしける

きのつらゆき
Послание другу в Северный край Коси

Ки-но Цураюки

呉竹の
よよの古言
なかりせば
いかほの沼の
いかにして
思ふ心を
述ばへまし
あはれ昔へ
ありきてふ
人麿こそは
うれしけれ
身は下ながら
言の葉を
天つ空まで
聞えあげ
末の世までの
あととなし
今もおほせの
くだれるは
塵に繼げとや
塵の身に
積もれる言を
問はるらむ
これを思へば
いにしへに
藥けかせる
けだものの
雲にほえけむ
ここちして
ちぢの情も
おもほえず
ひとつ心ぞ
誇らしき
かくはあれども
照る光
近き衞りの
身なりしを
誰かは秋の
來る方に
欺きいでて
御垣より
外の重守る身の
御垣守
長々しくも
おもほえず
九重の
なかにては
嵐の風も
聞かざりき
今は野山し
近ければ
春は霞に
たなびかれ
夏は空蝉
なき暮らし
秋は時雨に
袖を貸し
冬は霜にぞ
責めらるる
かかるわびしき
身ながらに
積もれる年を
しるせれば
五つの六つに
なりにけり
これに添はれる
わたくしの
老いの數さへ
やよければ
身は卑しくて
年高き
ことの苦しさ
かくしつつ
長柄の橋の
ながらへて
難波の浦に
立つ波の
波の皺にや
おぼほれむ
さすがに命
惜しければ
越の國なる
白山の
頭は白く
なりぬとも
音羽の滝の
音にきく
老いず死なずの
薬もが
君が八千代を
若えつつ見む
くれたけの
よよのふること
なかりせは
いかほのぬまの
いかにして
おもふこころを
のはへまし
あはれむかしへ
ありきてふ
ひとまろこそは
うれしけれ
みはしもなから
ことのはを
あまつそらまて
きこえあけ
すゑのよよまて
あととなし
いまもおほせの
くたれるは
ちりにつげとや
ちりのみに
つもれることを
とはるらむ
これをおもへは
いにしへに
くすりけかせる
けたものの
くもにほえけむ
ここちして
ちちのなさけも
おもほえす
ひとつこころそ
ほこらしき
かくはあれとも
てるひかり
ちかきまもりの
みなりしを
たれかはあきの
くるかたに
あさむきいてて
みかきもり
とのへもるみの
みかきより
をさをさしくも
おもほえす
ここのかさねの
なかにては
あらしのかせも
きかさりき
いまはのやまし
ちかけれは
はるはかすみに
たなひかれ
なつはうつせみ
なきくらし
あきはしくれに
そてをかし
ふゆはしもにそ
せめらるる
かかるわひしき
みなからに
つもれるとしを
しるせれは
いつつのむつに
なりにけり
これにそはれる
わたくしの
をいのかすさへ
やよけれは
みはいやしくて
としたかき
ことのくるしさ
かくしつつ
なからのはしの
なからへて
なにはのうらに
たつなみの
なみのしわにや
おほほれむ
さすかにいのち
をしけれは
こしのくになる
しらやまの
かしらはしろく
なりぬとも
おとはのたきの
おとにきく
をいすしなすの
くすりかも
きみかやちよを
わかえつつみむ
Если б не было тех,
почивших в веках, поколений,
коим нет и числа,
как коленцам бамбука в роще, —
разве мы бы могли
свои сокровенные думы
донести до людей,
словами выразить сердце?
Немы были бы мы,
как безмолвная топь Икахо.
О, сколь счастлив наш рок,
что некогда, в давние годы,
славный Хитомаро
пребывал в пределах Ямато.
Хоть незнатен он был,
но искусство песни японской
он вознес до небес
и оставил потомкам память.
Мне велел Государь
собрать старинные песни —
недостойный слуга,
исполняю монаршую волю
и вослед мудрецу
стремлюсь дорогой неторной…
Лишь подумать о том —
и кажется, что в смятенье
закричать я готов,
как зверь из сказки китайской,
что, дурмана хлебнув,
вознесся к облачным высям.
Больше нет для меня
ни радостей, ни печалей,
всей душой предаюсь
одной-единственной цели.
Но забыть не могу,
что ранее при Государе
стражем я состоял
да сослан был по навету —
было велено мне
перебраться на запад столицы,
к тем далеким вратам,
откуда приходит осень.
Ах, не думалось мне,
что останусь на долгие годы
бедным стражем ворот
вдалеке от монарших покоев,
где в отрадных трудах
под девятиярусной кровлей
прожил я много лет,
избавлен от бурь и лишений.
Ныне к склону горы
примыкает мое жилище,
так что дымка весной
опускает над домом полог;
летом трели цикад
о юдоли бренной вещают;
осень слезным дождем
увлажняет рукав атласный;
донимает зима
жестокими холодами.
Так влачится мой век
в убогости и забвенье,
быстро годы летят,
все длиннее их вереница.
Тридцать лет пронеслось,
как постигла меня опала.
Отлучен от двора,
встречаю в изгнанье старость.
Втуне прожитых дней,
увы, не вернуть обратно.
Тяжко мне сознавать
свою печальную участь —
на ничтожном посту
служить в преклонные годы…
Но посмею ли я
обратиться с жалобой дерзкой!
Так и буду дряхлеть,
как ветшающий мост Нагара.
Уж морщины на лбу —
словно в бухте Нанива волны.
Остается скорбеть
о своей злополучной доле.
Уж давно голова
белее снежной вершины
Сира, «Белой горы»,
в отдаленных пределах Коси,
но лелею мечту
отыскать эликсир бессмертья,
о котором молва
летит, как шум водопада,
ниспадающего
с утесов горы Отова, —
чтобы тысячи лет
пребывать вблизи Государя!..
376. …как зверь из сказки китайской… — аллюзия на китайскую притчу о том, как пес и петух, выпив волшебного зелья, приготовленного Лю Анем, с воем и кукареканьем поднялись в облачное небо.
…стражем я состоял… — упоминание о том, что Тадаминэ одно время занимал должность начальника императорской гвардии. Затем он был переведен в гвардию Левого крыла, расквартированную в западной части столицы по поверьям, осень приходит с запада, и ему была поручена охрана дворцового комплекса «запретного города», но не покоев самого императора.
三雪零
越乃大山
行過而
何日可
我里乎将見
みゆきふる
こしのおほやま
ゆきすぎて
いづれのひにか
わがさとをみむ
Оставив позади вершины гор,
В стране Коси,
Где снег идет чудесный,
В какой же, наконец, из этих дней
Селение родное я увижу?
* “В стране Коси, где снег идет чудесный…” — во времена М. снег был предметом любования, существовал особый обычай “любование снегом”, и, так как в Коси выпадало много снега, всегда отмечали эту особенность местности (мк).
吾妹兒乎
外耳哉将見
越懈乃
子難<懈>乃
嶋楢名君
わぎもこを
よそのみやみむ
こしのうみの
こがたのうみの
しまならなくに
Неужель на милую мою
Только издали придется мне смотреть?
Ведь не остров это
В море Когата,
Ведь не остров это на море в Коси!

加思故美等
能良受安里思乎
美故之治能
多武氣尓多知弖
伊毛我名能里都
かしこみと
のらずありしを
みこしぢの
たむけにたちて
いもがなのりつ
Зная, что бедою это нам грозит,
О тебе всё время я молчал,
Но когда достиг путей в страну Коси
И поднес дары священные богам,
Имя дорогое я назвал!
* “И поднес дары священные богам…” — говорится об обычае подносить “нуса” — священные приношения из пряжи, бумаги, ткани и пр., молясь о благополучии в дороге или благодаря за благополучное прибытие.
* “Имя дорогое я назвал…” — богам дороги поверяли заветные мысли, желания, имена близких людей, прося их защиты и покровительства.
於保吉民能
麻氣乃麻尓々々
之奈射加流
故之乎袁佐米尓
伊泥氐許之
麻須良和礼須良
余能奈可乃
都祢之奈家礼婆
宇知奈妣伎
登許尓己伊布之
伊多家苦乃
日異麻世婆
可奈之家口
許己尓思出
伊良奈家久
曽許尓念出
奈氣久蘇良
夜須<家>奈久尓
於母布蘇良
久流之伎母能乎
安之比紀能
夜麻伎敝奈里氐
多麻保許乃
美知能等保家<婆>
間使毛
遣縁毛奈美
於母保之吉
許等毛可欲波受
多麻伎波流
伊能知乎之家登
勢牟須辨能
多騰吉乎之良尓
隠居而
念奈氣加比
奈具佐牟流
許己呂波奈之尓
春花<乃>
佐家流左加里尓
於毛敷度知
多乎里可射佐受
波流乃野能
之氣美<登>妣久々

音太尓伎加受
乎登賣良我
春菜都麻須等
久礼奈為能
赤裳乃須蘇能
波流佐米尓
々保比々豆知弖
加欲敷良牟
時盛乎
伊多豆良尓
須具之夜里都礼
思努波勢流
君之心乎
宇流波之美
此夜須我浪尓
伊母祢受尓
今日毛之賣良尓
孤悲都追曽乎流
おほきみの
まけのまにまに
しなざかる
こしををさめに
いでてこし
ますらわれすら
よのなかの
つねしなければ
うちなびき
とこにこいふし
いたけくの
ひにけにませば
かなしけく
ここにおもひで
いらなけく
そこにおもひで
なげくそら
やすけなくに
おもふそら
くるしきものを
あしひきの
やまきへなりて
たまほこの
みちのとほけば
まつかひも
やるよしもなみ
おもほしき
こともかよはず
たまきはる
いのちをしけど
せむすべの
たどきをしらに
こもりゐて
おもひなげかひ
なぐさむる
こころはなしに
はるはなの
さけるさかりに
おもふどち
たをりかざさず
はるののの
しげみとびくく
うぐひすの
こゑだにきかず
をとめらが
はるなつますと
くれなゐの
あかものすその
はるさめに
にほひひづちて
かよふらむ
ときのさかりを
いたづらに
すぐしやりつれ
しのはせる
きみがこころを
うるはしみ
このよすがらに
いもねずに
けふもしめらに
こひつつぞをる
Наш великий государь
Приказал уехать мне,
И, приказу покорясь,
Сразу тронулся я в путь.
И, придя, стал управлять
Я селением Коси,
Дальним, как небесный свод.
Хоть отважный был я муж,
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек.
Надломился я в труде,
Слег в постель,
Страдаю я,
День за днем
Сильней недуг.
И поэтому с тоской
Разным думам предаюсь,
И горюю, и ропщу.
Вспоминаю я с тоской
Дни минувшие свои.
Небо горестей моих
Неспокойно у меня.
Небо горьких дум моих
Лишь страдания полно.
Распростертые вокруг
Горы разделяют нас,
И далек к тебе мой путь —
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Потому, любимый друг,
Не могу послать гонца,
Не могу я передать
О своей тоске тебе.
Жаль погубленную жизнь,
Что блеснула яшмой мне,
Но не знаю, как мне быть,
Выхода не вижу я…
Скрывшись ныне ото всех,
Я горюю и грущу,
И утешить сердце мне
Нечем, мой любимый друг.
Вижу, настает рассвет
И весенние цветы
Расцветают — но к чему?
Не сорву их с другом я,
Не сплету венка себе…
Густо травы зацвели
Всюду на полях весной,
Прилетели соловьи,
Но не слышу песен их.
Девы юные идут
Собирать плоды в полях
И волочат по земле
Алые подолы там
Платьев красных,
Что влажны
И сверкают вдалеке
От весеннего дождя…
Но расцвета время зря
Без тебя проходит здесь…
О, как дорог мне теперь
Сердца твоего привет,
Нежною заботой ты
Вечно полон обо мне.
Оттого вчера всю ночь
Я не мог забыться сном.
И сегодня целый день
Я тоскую о тебе.

安麻射可流
比奈尓名可加須
古思能奈可
久奴知許登其等
夜麻波之母
之自尓安礼登毛
加波々之母
佐波尓由氣等毛
須賣加未能
宇之波伎伊麻須
尓比可波能
曽能多知夜麻尓
等許奈都尓
由伎布理之伎弖
於<婆>勢流
可多加比河波能
伎欲吉瀬尓
安佐欲比其等尓
多都奇利能
於毛比須疑米夜
安里我欲比
伊夜登之能播仁
余<増>能未母
布利佐氣見都々
余呂豆餘能
可多良比具佐等
伊末太見奴
比等尓母都氣牟
於登能未毛
名能未<母>伎吉氐
登母之夫流我祢
あまざかる
ひなになかかす
こしのなか
くぬちことごと
やまはしも
しじにあれども
かははしも
さはにゆけども
すめかみの
うしはきいます
にひかはの
そのたちやまに
とこなつに
ゆきふりしきて
おばせる
かたかひがはの
きよきせに
あさよひごとに
たつきりの
おもひすぎめや
ありがよひ
いやとしのはに
よそのみも
ふりさけみつつ
よろづよの
かたらひぐさと
いまだみぬ
ひとにもつげむ
おとのみも
なのみもききて
ともしぶるがね
Средь глухих, далеких мест,
Дальних,
Как небесный свод,
Громко славится она.
И хотя в стране Коси
В каждой, каждой стороне
Гор полным-полно кругом,
И хотя прозрачных рек
Много, много там течет,
Но одна там есть гора
Удивительной красы,
То гора —
Татияма
В Ниикава, где живет,
Правит божество небес,
Жаркой летнею порой,
Падая, ложится снег,
И над чистою струёй
На реке Катакаи,
Что, как пояс обвила
Горное подножье там,
Поутру и ввечеру
Каждый раз встает туман
И проходит…
Но пройти
Сможет ли любовь моя?..
Ах, ведь каждый, каждый год
Буду приходить не раз
И хоть издали смотреть,
Взор подняв свой в небеса,
На прекрасную гору.
И чтоб шел о ней рассказ
Много, много тысяч лет,
Людям я о ней скажу,
Что не видели ее,
Так,
Чтоб только звук один,
Только имя услыхав,
Восторгались бы они
Ее дивной красотой.

大王乃
等保能美可度曽
美雪落
越登名尓於敝流
安麻射可流
比奈尓之安礼婆
山高美
河登保之呂思
野乎比呂美
久佐許曽之既吉
安由波之流
奈都能左<加>利等
之麻都等里
鵜養我登母波
由久加波乃
伎欲吉瀬其<等>尓
可賀里左之
奈豆左比能保流
露霜乃
安伎尓伊多礼<婆>
野毛佐波尓
等里須太家里等
麻須良乎能
登母伊射奈比弖
多加波之母
安麻多安礼等母
矢形尾乃
安我大黒尓
大黒者蒼鷹之名也
之良奴里<能>
鈴登里都氣弖
朝猟尓
伊保都登里多氐
暮猟尓
知登理布美多氐
於敷其等邇
由流須許等奈久
手放毛
乎知母可夜須伎
許礼乎於伎氐
麻多波安里我多之
左奈良敝流
多可波奈家牟等
情尓波
於毛比保許里弖
恵麻比都追
和多流安比太尓
多夫礼多流
之許都於吉奈乃
許等太尓母
吾尓波都氣受
等乃具母利
安米能布流日乎
等我理須等
名乃未乎能里弖
三嶋野乎
曽我比尓見都追
二上
山登妣古要氐
久母我久理
可氣理伊尓伎等
可敝理伎弖
之波夫礼都具礼
呼久餘思乃
曽許尓奈家礼婆
伊敷須敝能
多騰伎乎之良尓
心尓波
火佐倍毛要都追
於母比孤悲
伊<伎>豆吉安麻利
氣太之久毛
安布許等安里也等
安之比奇能
乎氐母許乃毛尓
等奈美波里
母利敝乎須恵氐
知波夜夫流
神社尓
氐流鏡
之都尓等里蘇倍
己比能美弖
安我麻都等吉尓
乎登賣良我
伊米尓都具良久
奈我古敷流
曽能保追多加波
麻追太要乃
波麻由伎具良之
都奈之等流
比美乃江過弖
多古能之麻
等<妣>多毛登保里
安之我母<乃>
須太久舊江尓
乎等都日毛
伎能敷母安里追
知加久安良婆
伊麻布都可太未
等保久安良婆
奈奴可乃<乎>知<波>
須疑米也母
伎奈牟和我勢故
祢毛許呂尓
奈孤悲曽余等曽
伊麻尓都氣都流
おほきみの
とほのみかどぞ
みゆきふる
こしとなにおへる
あまざかる
ひなにしあれば
やまたかみ
かはとほしろし
のをひろみ
くさこそしげき
あゆはしる
なつのさかりと
しまつとり
うかひがともは
ゆくかはの
きよきせごとに
かがりさし
なづさひのぼる
つゆしもの
あきにいたれば
のもさはに
とりすだけりと
ますらをの
ともいざなひて
たかはしも
あまたあれども
やかたをの
あがおほぐろに
しらぬりの
すずとりつけて
あさがりに
いほつとりたて
ゆふがりに
ちとりふみたて
おふごとに
ゆるすことなく
たばなれも
をちもかやすき
これをおきて
またはありがたし
さならへる
たかはなけむと
こころには
おもひほこりて
ゑまひつつ
わたるあひだに
たぶれたる
しこつおきなの
ことだにも
われにはつげず
とのくもり
あめのふるひを
とがりすと
なのみをのりて
みしまのを
そがひにみつつ
ふたがみの
やまとびこえて
くもがくり
かけりいにきと
かへりきて
しはぶれつぐれ
をくよしの
そこになければ
いふすべの
たどきをしらに
こころには
ひさへもえつつ
おもひこひ
いきづきあまり
けだしくも
あふことありやと
あしひきの
をてもこのもに
となみはり
もりへをすゑて
ちはやぶる
かみのやしろに
てるかがみ
しつにとりそへ
こひのみて
あがまつときに
をとめらが
いめにつぐらく
ながこふる
そのほつたかは
まつだえの
はまゆきくらし
つなしとる
ひみのえすぎて
たこのしま
とびたもとほり
あしがもの
すだくふるえに
をとつひも
きのふもありつ
ちかくあらば
いまふつかだみ
とほくあらば
なぬかのをちは
すぎめやも
きなむわがせこ
ねもころに
なこひそよとぞ
いまにつげつる
И далек же этот край
Государя моего!
Далека, как свод небес,
Глушь, в которой я живу,
Что зовут страной Коси,
Где идет чудесный снег.
Высоки здесь склоны гор,
Плавны здесь теченья рек,
Широки кругом поля,
И густа трава на них.
В лета солнечный разгар,
Когда юная форель
Мчится в светлых струях рек,
Собирается народ,
Чтоб бакланов покормить —
Птицу здешних островов.
Разжигают вмиг костры
На шестах меж чистых струй
И, промокшие в реке,
По теченью вверх плывут.
А лишь осень настает,
С белым инеем — росой
Прилетает много птиц
На пустынные поля,
И охотиться зовут
Рыцари своих друзей.
И хоть соколов у нас
Много есть,
Лишь у него,
У Окура моего,
С пышным и большим хвостом,
Словно оперенье стрел,
Прикреплен был бубенец
Из литого серебра.
На охоте поутру
Догонял он сотни птиц,
На охоте ввечеру
Тысячи ловил он птиц,
Каждый раз, как догонял,
Не давал им улететь.
Выпустишь его из рук,
Тотчас он летит назад.
Он один на свете был,
И, пожалуй, не найти
Сокола другого мне,
Равного во всем ему.
Так я думал и, в душе
Соколом своим гордясь,
Проводил беспечно дни.
В это время мой слуга —
Отвратительный старик,
Вовсе потерявший ум,—
Мне и слова не сказав,
В день, когда на землю лил
Дождь и все заволокло,
Под предлогом, что идет
На охоту,
Он ушел
Вместе с соколом моим.
И, вернувшись, рассказал,
Кашляя,
Что сокол мой,
Глядя вдаль,
Где перед ним
Расстилалися поля
Мисима,
И пролетев
Над горой Футагами,
Скрылся в белых облаках
И совсем исчез из глаз…
Приманить его сюда
Нету способов теперь.
Оттого что я не знал,
Что сказать ему в ответ,
А в душе моей тогда
Лишь огонь один пылал,
Тосковал я и вздыхал.
Думал я:
А может быть,
Снова встретимся мы с ним?
И средь распростертых гор
Тут и там расставил я
Сети для поимки птиц,
И расставил стражей я.
В храмы славные богов,
Сокрушающих миры,
Вместе с тканями принес
Зеркало сверкавшее.
Поднеся, богов молил
И все время ждал его.
И тогда, придя во сне,
Дева мне передала:
“Слушай,
Сокол дивный твой,
О котором ты грустишь,
Улетел на берега
В Мацудаэ.
Пролетел
Бухту он Химиноэ,
Там, где ловят
Мелких рыб,
Облетел кругом не раз
Остров Таконосима
И к заливу Фуруэ,
Где в зеленых тростниках
Утки стаями живут,
Прилетал позавчера.
Там вчера он снова был.
Если близкий будет срок,
С этих пор
Пройдет два дня,
Если дальний будет срок,
Может быть, пройдет семь дней.
Но вернется он к тебе.
Не тоскуй же сильно так,
Всей душою, глубоко”.
Так сказала дева мне.
26-й день 9-й луны
Отомо Якамоти
* Эту песню Отомо Якамоти сложил, когда его любимый сокол из-за оплошности слуги, кормившего его, был упущен, и Якамоти, услышав во сне, что сокол вернется, преисполнился радости. В примечании к тексту указано, что она была сложена 26-го дня 9-го месяца, после того как Якамоти выполнил обязанности посланца по делам налогов в столице и вернулся в провинцию Эттю.
故之能宇美能
信濃濱名也乃波麻乎
由伎久良之
奈我伎波流比毛
和須礼弖於毛倍也
こしのうみの
しなぬのはまを
ゆきくらし
ながきはるひも
わすれておもへや
Бродя по берегам в Синану
У моря дальнего в Коси,
Я провожу все эти дни,
И даже в долгий день весны
Я не могу забыть о доме…

之奈射可流
故之能吉美良等
可久之許曽
楊奈疑可豆良枳
多努之久安蘇婆米
しなざかる
こしのきみらと
かくしこそ
やなぎかづらき
たのしくあそばめ
В глуши далекой, в стороне Коси,
Вот так же, как сейчас, хочу всегда с друзьями
Плести венки из веток нежных ив,
И украшать себя зелеными венками,
И пировать, беспечно веселясь.
Песня Отомо Якамоти
* Глушь далекая — постоянная характеристика местности Коси, находившейся на северо-восток от провинции Ямато, от столицы. В данном случае речь идет о провинции Эттю, где служил губернатором Отомо Якамоти.
* “Украшать себя зелеными венками” — см. комм. к п. 4035.
可多於毛比遠
宇万尓布都麻尓
於保世母天
故事部尓夜良波
比登加多波牟可母
かたおもひを
うまにふつまに
おほせもて
こしへにやらば
ひとかたはむかも
Когда б своей любви тяжелой бремя
К тебе в Коси послать могла,
Взвалив на лошадь,
Крепкую бы лошадь,
И пусть бы этот груз украли у меня.
* Любовная переписка Отомо Саканоэ и Отомо Якамоти толкуется по-разному: 1. Преувеличенное выражение чувств в песнях и письмах было в обычаях того времени. В качестве примера указывается на переписку друзей — Табито и Мансэя, носящую порой характер любовных посланий. 2. Отомо Саканоэ писала от лица дочери, не обладавшей поэтическим даром, а Якамоти, посылая письма жене, адресовал их ее матери, у которой она жила, когда Якамоти был в отъезде. Первое, судя по письмам и песням, помещенным в М., характерно для нравов и обычаев того времени. Но в данном случае второе объяснение очень убедительно, так как дочь знаменитой поэтессы не владела ее искусством и, кроме того, имеющиеся в М. песни Якамоти, сложенные по просьбе жены от ее лица и посылаемые ее матери, дают основание думать, что с такой же просьбой она обращалась раньше к матери при переписке с женихом, а затем мужем.
於保支見能
等保能美可等々
末支太末不
官乃末尓末
美由支布流
古之尓久多利来
安良多末能
等之<乃>五年
之吉多倍乃
手枕末可受
比毛等可須
末呂宿乎須礼波
移夫勢美等
情奈具左尓
奈泥之故乎
屋戸尓末<枳>於保之
夏能<々>
佐由利比伎宇恵天
開花乎
移<弖>見流其等尓
那泥之古我
曽乃波奈豆末尓
左由理花
由利母安波無等
奈具佐無流
許己呂之奈久波
安末射可流
比奈尓一日毛
安流部久母安礼也
おほきみの
とほのみかどと
まきたまふ
つかさのまにま
みゆきふる
こしにくだりき
あらたまの
としのいつとせ
しきたへの
たまくらまかず
ひもとかず
まろねをすれば
いぶせみと
こころなぐさに
なでしこを
やどにまきおほし
なつののの
さゆりひきうゑて
さくはなを
いでみるごとに
なでしこが
そのはなづまに
さゆりばな
ゆりもあはむと
なぐさむる
こころしなくは
あまざかる
ひなにひとひも
あるべくもあれや
О далекий край глухой
Государя моего!
Я по должности своей,
Что назначил государь,
В путь отправился туда,
И приехал я в Коси,
Где идет чудесный снег.
Новояшмовых годов
Пять прошло,
Пять лет не спал
Я в объятьях милых рук
На расстеленных шелках,
Не развязывал я шнур,
В одиночестве я жил,
Потому и грустно мне.
Для утехи сердца я
Возле дома своего
Вырастил гвоздику здесь,
Посадил у дома я
Лилий нежные цветы,
Что растут среди полей
Летом в зарослях травы.
Каждый раз, как выхожу,
Я любуюсь на цветы:
Алая гвоздика мне
Мнится милою женой,
Лилий нежные цветы,
Утешая, говорят,
Что “увидимся потом”.
И когда бы сердце я
Этим здесь не утешал,
Разве мог бы я в глуши,
Дальней, как небесный свод,
Даже день один прожить?
* “Утешая, говорят, что „увидимся потом"”.— Лилия — по-японски “юри”, что омонимично слову “юри” — “после”, “потом”. На этом часто строится игра слов, один из характерных приемов японской поэзии.
安志比奇<乃>
山坂<超>而
去更
年緒奈我久
科坂在
故志尓之須米婆
大王之
敷座國者
京師乎母
此間毛於夜自等
心尓波
念毛能可良
語左氣
見左久流人眼
乏等
於毛比志繁
曽己由恵尓
情奈具也等
秋附婆
芽子開尓保布
石瀬野尓
馬太伎由吉氐
乎知許知尓
鳥布美立
白塗之
小鈴毛由良尓
安波勢也<理>
布里左氣見都追
伊伎騰保流
許己呂能宇知乎
思延
宇礼之備奈我良
枕附
都麻屋之内尓
鳥座由比
須恵弖曽我飼
真白部乃多可
あしひきの
やまさかこえて
ゆきかはる
としのをながく
しなざかる
こしにしすめば
おほきみの
しきますくには
みやこをも
ここもおやじと
こころには
おもふものから
かたりさけ
みさくるひとめ
ともしみと
おもひししげし
そこゆゑに
こころなぐやと
あきづけば
はぎさきにほふ
いはせのに
うまだきゆきて
をちこちに
とりふみたて
しらぬりの
をすずもゆらに
あはせやり
ふりさけみつつ
いきどほる
こころのうちを
おもひのべ
うれしびながら
まくらづく
つまやのうちに
とぐらゆひ
すゑてぞわがかふ
ましらふのたか
Перешел заставы я
Многих распростертых гор
И живу теперь в Коси,
Дальней от столичных мест.
Нить сменяющихся лет
Долго тянется в глуши.
И хоть думаю порой
В глубине своей души,
Что в стране, где правишь ты,
Наш великий государь,
Будь в столице или здесь —
Все едино,
Но тоска
Велика средь здешних мест.
Мало глаз людских вокруг,
Мало встретишь здесь людей,
Не с кем мне поговорить,
Чтобы отогнать печаль,
Не с кем повидаться мне,
Чтобы разогнать тоску,
И поэтому,
Стремясь
Сердце бедное свое
Хоть слегка развеселить,—
Только осень настает
На полях Ивасэну,
Где сверкают, расцветя,
Хаги первые цветы,—
За узду веду коня,
Там и тут, топча траву,
Разгоняю всюду птиц,
И на соколе звенят
Нежным звоном бубенцы
Из литого серебра…
Посылаю я его
Вслед за птицей,
И смотрю, и любуюсь,
Глядя ввысь,
И в тоскующем моем сердце
Разогнав печаль,
В спальню радостно иду,
В изголовий своем
Клетку делаю ему,
И сажаю в клетку я,
Посадив, кормлю его,
Соколенка моего.
* В старину при дворе часто занимались соколиной охотой. Ей посвящен ряд песен, в частности несколько песен есть у поэта Отомо Якамоти.
* Хаги — см. п. 1538.
妹乎不見
越國敝尓
經年婆
吾情度乃
奈具流日毛無
いもをみず
こしのくにへに
としふれば
あがこころどの
なぐるひもなし
Не видя милую мою,
В стране Коси
Я годы провожу.
И оттого ни одного нет дня,
Чтоб мог спасти я сердце от тоски.

和多都民能
可味能美許等乃
美久之宜尓
多久波比於伎氐
伊都久等布
多麻尓末佐里氐
於毛敝里之
安我故尓波安礼騰
宇都世美乃
与能許等和利等
麻須良乎能
比伎能麻尓麻仁
之奈謝可流
古之地乎左之氐
波布都多能
和可礼尓之欲理
於吉都奈美
等乎牟麻欲妣伎
於保夫祢能
由久良々々々耳
於毛可宜尓
毛得奈民延都々
可久古非婆
意伊豆久安我未
氣太志安倍牟可母
わたつみの
かみのみことの
みくしげに
たくはひおきて
いつくとふ
たまにまさりて
おもへりし
あがこにはあれど
うつせみの
よのことわりと
ますらをの
ひきのまにまに
しなざかる
こしぢをさして
はふつたの
わかれにしより
おきつなみ
とをむまよびき
おほぶねの
ゆくらゆくらに
おもかげに
もとなみえつつ
かくこひば
おいづくあがみ
けだしあへむかも
О любимое дитя!
Ты дороже мне была
Жемчуга, что, говорят,
Свято чтится и лежит
Скрытый глубоко в ларце
Бога вод — владыки дна.
Но таков уже закон
В мире смертных.
Потому
Подчинилась ты тогда воле мужа своего,
Устремилась в дальний путь,
В край неведомый Коси,
В глушь далекую страны.
Листья алые плюща
Разошлись по сторонам —
Разлучились мы с тобой.
И с тех пор перед собой
Беспрестанно вижу я
Росчерк ломаных бровей,
Как изгиб бегущих волн
Вдалеке на глади вод,
Вижу милое лицо,
Что мелькает предо мной,
Как мелькает вдалеке
Среди волн
Большой корабль.
Если я с такой тоской
Буду думать о тебе,
Сердце бедное мое,
Что живет немало лет,
Вряд ли сможет дальше жить!

之奈謝可流
越尓五箇年
住々而
立別麻久
惜初夜可<毛>
しなざかる
こしにいつとせ
すみすみて
たちわかれまく
をしきよひかも
В стране Коси,
В глуши далекой,
Пять долгих лет я жил и жил —
И в эту ночь её покинуть
Внезапно сердцу стало жаль!

更科日記 >  同じ心なる人 (Душевно близкие люди)
絶えざりし
思ひも今は
絶えにけり
越のわたりの
雪の深さに
たえざりし
おもひもいまは
たえにけり
こしのわたりの
ゆきのふかさに
Друг другу мысли поверяя,
Хранили мы наш огонёк.
Теперь угас он,
На просторах Коси
В снегу глубоком утонул [115].
[115] На просторах Коси// В снегу глубоком утонул. — Старинное название северного побережья острова Хонсю на территориях нынешних префектур Исикава, Тояма и Ниигата, один из самых снежных районов Японии.
夏ころ、こしのくにへまかりける人の、秋はかならすのほりなん、まてといひけるか、冬になるまてのほりまうてこさりけれは、つかはしける

西住法師
夏ころ、こしのくにへまかりける人の、秋はかならすのほりなん、まてといひけるか、冬になるまてのほりまうてこさりけれは、つかはしける

西住法師


あまつそら
ひとつにみゆる
こしの海の
浪をわけても
かへる雁かね
あまつそら
ひとつにみゆる
こしのうみの
なみをわけても
かへるかりかね


御よしのの
花のさかりを
けふみれは
こしのしらねに
春かせそふく
みよしのの
はなのさかりを
けふみれは
こしのしらねに
はるかせそふく


志ら山に
雪降りぬれば
跡たえて
今はこし路に
人も通はず
しらやまに
ゆきふりぬれば
あとたえて
いまはこしぢに
ひともかよはず
Гору Сираяма
Покрыл выпавший снег,
Заметя все тропы,
Не потому ли сейчас
По дороге в Коси люди не ходят?

Включено с некоторыми изменениями в Ямато-моногатари, 95

Не из-за того ль, что постарела, он перестал меня навещать?
年深く
ふりつむ雪を
見る時ぞ
越のしらねに
すむ心地する
としふかく
ふりつむゆきを
みるときぞ
こしのしらねに
すむここちする


こしなる人の許につかはしける

つらゆき
こしなる人の許につかはしける

つらゆき
Цураюки

年ふれは
こしのしら山
おいにけり
おほくの冬の
雪つもりつつ
としふれは
こしのしらやま
おいにけり
おほくのふゆの
ゆきつもりつつ


我ひとり
こしの山ちに
こしかとも
雪ふりにける
跡を見るかな
われひとり
こしのやまちに
こしかとも
ゆきふりにける
あとをみるかな


厭はれて
歸り越路の
白山は
いらぬに惑ふ
物にぞ有りける
いとはれて
かへりこしぢの
しらやまは
いらぬにまよふ
ものにぞありける


忘れなむ
世にも越路の
帰山
いつはた人に
逢はむとすらむ
わすれなむ
よにもこしぢの
かへるやま
いつはたひとに
あはむとすらむ
Есть на земле далекой Коси
Гора, что «Возвращением» зовется, —
То — знак: вернуться мне пора домой,
Где, может быть, меня забыли.
Увижу ль снова тех, кто дорог мне?
* Здесь два топонима, которые использованы по принципу раскрытия их нарицательного значения: Каэру-яма — «Гора Возвращения» и Ицухата — название местности, в нарицательном смысле «когда-то».

* Коси — ныне район Хокурику. Гора Каэру находится в префектуре Фукуи. Речь идёт о возвращении в столицу из провинции, куда уехала поэтесса (к отцу?) после размолвки с возлюбленным.

都にて
越路の空を
ながめつつ
雲居といひし
ほどに来にけり
みやこにて
こしぢのそらを
ながめつつ
くもゐといひし
ほどにきにけり
Когда-то из столицы
В задумчивости я смотрел на северное небо
В ту сторону,
Где лежит дорога в Коси, в заоблачный далекий край,
А ныне - сам я здесь...
* Дорога в Коси — ныне этот северный тракт называют Хокуродо. В обширный край Коси входили семь провинций: Вакаса (ныне префектура Фукуи), Этидзэн (префектура Фукуи), Kaгa (префектура Исикава), Нота (префектура Исикава), Эттю (Тояма), Этиго (Ниигата), Сато (Ниигата).

年経とも
越の白山
忘れずは
かしらの雪を
あはれとも見よ
としへとも
こしのしらやま
わすれずは
かしらのゆきを
あはれともみよ
Годы прошли,
Но мне не забыть горы Хакусан,
Что высится в Коси,
С чарующим снегом
На голове.

こえかねて
いまそこし路を
かへる山
雪ふる時の
名にこそ有りけれ
こえかねて
いまそこしちを
かへるやま
ゆきふるときの
なにこそありけれ


屏風のゑに、こしのしら山かきて侍りける所に

藤原佐忠朝臣
屏風のゑに、こしのしら山かきて侍りける所に

藤原佐忠朝臣
Фудзивара Сукэтада

名に高き
越の白山
ゆきなれて
伊吹の岳を
なにとこそ見ね
なにたかき
こしのしらやま
ゆきなれて
いぶきのをかを
なにとこそみね


今はとて
越路に歸る
雁がねは
羽もたゆくや
行きかゝる覽
いまはとて
こしぢにかへる
かりがねは
はねもたゆくや
ゆきかかるらん
Пришла пора,
Возвращающихся в Коси
Гусей крики...
Не устали ли у вас крылья:
То улетаете, то возвращаетесь?

父の許に越の國に侍りける時重くわづらひて京に侍りける齋院の中將が許に遣しける

藤原惟規

Фудзивара Нобунори

越の方に思ふ人侍りける時に

貫之

Цураюки

かりがねは
かへるみちにや
まよふらん
こしのなかやま
霞へだてて
かりがねは
かへるみちにや
まよふらん
こしのなかやま
かすみへだてて
Перелетные гуси,
Боюсь, заблудились вы
По дороге на север,
Туманом заграждены
Горы Коси-но Накаяма.

ねわたしに
しるしのさをや
たてつらん
こびきまちつる
こしのなか山
ねわたしに
しるしのさをや
たてつらん
こびきまちつる
こしのなかやま


是高志之八俣遠呂智此三字以音毎年來喫、

Ямата-но ороти — Змей-страшилище Восьмихвостый-Восьмиголовый из Коси, каждый год являясь,
проглатывает.
Эти три иероглифа выше читаются по звукам.

此八千矛神、將婚高志國之沼河比賣、

Этот бог Ятихоко-но ками, желая посвататься к Нунакава-химэ — Деве из Нунакава, что в стране Коси,

夜知富許能
迦微能美許登波
夜斯麻久爾
都麻麻岐迦泥弖
登富登富斯
故志能久邇邇
佐加志賣遠
阿理登岐加志弖
久波志賣遠
阿理登伎許志弖
佐用婆比爾
阿理多多斯
用婆比邇
阿理加用婆勢
多知賀遠母
伊麻陀登加受弖
淤須比遠母
伊麻陀登加泥婆
遠登賣能
那須夜伊多斗遠
淤曾夫良比
和何多多勢禮婆
比許豆良比
和何多多勢禮婆
阿遠夜麻邇
奴延波那伎奴
佐怒都登理
岐藝斯波登與牟
爾波都登理
迦祁波那久
宇禮多久母
那久那留登理加
許能登理母
宇知夜米許世泥
伊斯多布夜
阿麻波勢豆加比
許登能
加多理其登母
許遠婆
やちほこの
かみのみことは
やしまくに
つままきかねて
とおとおし
こしのくにに
さかしめを
ありときかして
くわしめを
ありときかして
さよばいに
ありたたし
よばいに
ありかよわせ
たちがおも
いまだとかずて
おすいをも
いまだとかねば
おとめの
なすやいたとを
おそぶらい
わがたたせれば
ひこづらい
わがたたせれば
あおやまに
ぬえはなき
さぬつとり
きぎしはとよむ
にわつとり
かけはなく
うれたくも
なくなるとりか
このとりも
うちやめこせね
いしたうや
あまはせづかい
ことの
かたりごとも
こをば
В стране Восьми Островов
Бог Ятихоко
Жену найти не смог.
И вот, он услыхал,
Что в дальнем далеке,
В стране, что зовется Коси,
Мудрая дева есть,
И вот, он услыхал —
Прекрасная дева есть.
И сватать ее
Отправился в путь,
Сватать ее
Пустился в путь.
Еще я развязать не успел
Тесьму моего меча,
Еще я распустить не успел
Моего хаори шнуры,
Деревянную дверь,
За которой дева спала,
Толкая-тряся,
Я там стоял,
Шатая-таща,
Я там стоял, —
А уже на зеленых горах
Дрозд запел,
Птица майских полей
Фазан отозвался ему,
Дворовая птица
Петух прокричал.
Как они досадили мне,
Эти птицы, криком своим!
Ах, унять бы несносный крик
Этих горло дерущих птиц!
Таковы слова,
Вот они, слова
Спешащих-летящих
Ама быстрых гонцов! —

すまの浦を
けふ過行けど
こし方へ
歸る波にや
ことをつてまし
すまのうらを
けふすぎゆけど
こしかたへ
かへるなみにや
ことをつてまし
Бухту Сума
Проходил я сегодня,
В Коси
Волны возвращающиеся,
Сообщите об этом далёкому другу...

こしにまかりける人につかはしける

津守國經

Отправил человеку, что отправился в Коси

かき暮し
玉ゆらやまず
ふる雪の
いくよ積りぬ
こしの白山
かきくらし
たまゆらやまず
ふるゆきの
いくよつもりぬ
こしのしらやま


古への
越路おぼえて
山ざくら
今もかはらず
雪とふりつゝ
いにしへの
こしぢおぼえて
やまざくら
いまもかはらず
ゆきとふりつつ


越路には
都の秋の
心地して
さぞな待つらむ
春のかりがね
こしぢには
みやこのあきの
ここちして
さぞなまつらむ
はるのかりがね


越に侍りける比中務卿宗尊親王の許に申し遣しける

參河



越の國に侍りける時春の比權中納言公雄の許に遣しける

藤原忠資朝臣



雪と降る
花を越路の
空とみて
志ばしはとまれ
春の雁がね
ゆきとふる
はなをこしぢの
そらとみて
しばしはとまれ
はるのかりがね


都だに
晴れぬ時雨に
思ひやれ
越路は雪の
降らぬ日ぞなき
みやこだに
はれぬしぐれに
おもひやれ
こしぢはゆきの
ふらぬひぞなき


歸る雁
越路の空の
しら雲に
みやこの花の
おもかげやたつ
かへるかり
こしぢのそらの
しらくもに
みやこのはなの
おもかげやたつ


故郷を
雲居の雁に
ことゝはむ
さらで越路の
音づれもなし
ふるさとを
くもゐのかりに
こととはむ
さらでこしぢの
おとづれもなし


己が住む
越路の花は
まだ咲かじ
急がで歸れ
春のかりがね
おのがすむ
こしぢのはなは
まださかじ
いそがでかへれ
はるのかりがね


忘れなば
越路の雪の
跡絶えて
消ゆる例に
なりぬばかりぞ
わすれなば
こしぢのゆきの
あとたえて
きゆるためしに
なりぬばかりぞ


雲の居る
越の白山
老にけり
多くの年の
雪積りつつ
くものゐる
こしのしらやま
おいにけり
おほくのとしの
ゆきつもりつつ
Белая гора в Коси,
Где груды облаков,
Постарела.
И прошедшие годы
Скопились на ней снегом.
Про старость?
今はとて
こしぢに帰る
厂がねも
猶秋ぎりの
そらをまつらむ
いまはとて
こしぢにかへる
かりがねも
なほあきぎりの
そらをまつらむ

よそのおもひ
越の海や
なれける浦の
波ゆゑに
かならず歸る
春の雁がね
こしのうみや
なれけるうらの
なみゆゑに
かならずかへる
はるのかりがね


月はみやこ
花のにほひは
越の山と
おもふよ雁の
ゆきかへりつつ
つきはみやこ
はなのにほひは
こしのやまと
おもふよかりの
ゆきかへりつつ


こしのくにゝすみ侍し比、羇中百首哥讀て都なる人のもとへつかはし侍し中に

中務卿宗良親王

Министр центральных дел принц Мунэёси

こしの國に侍し比羇中百首哥よみて都なる人のもとへつかはし侍し中に初冬を

中務卿宗良親王

Среди ста песен, которые сложил в пути, находясь в провинции Коси, и отправил в столицу, о начале зимы

Министр центральных дел принц Мунэёси

都にも
時雨やすらん
こしぢには
雪こそ冬の
はじめ成けれ
みやこにも
しぐれやすらん
こしぢには
ゆきこそふゆの
はじめなりけれ
Даже в столице,
Должно быть, дождь льёт.
Снег
На пути в Коси, —
Началась зима.

山にすみうかれて越の國にまかり下りけるに思ひかけず良暹法師などあそびて昔の事思ひ出でゝ云ひ侍りければよめる

慶範法師