よし思へ
海人のひろはぬ
うつせ貝
むなしき名をば
立つべしや君
よしおもへ
あまのひろはぬ
うつせがい
むなしきなをば
たつべしやきみ
Подумай хорошенько —
Ведь рыбак не собирает
Пустых раковин.
Неужели пустые слова
О нас говорят?[212] —
212. В этой танка три первые строки представляют дзё к слову мунасики – «напрасный».
秋田之
穂向乃所縁
異所縁
君尓因奈名
事痛有登母
あきのたの
ほむきのよれる
かたよりに
きみによりなな
こちたくありとも
Как на полях осенних колос риса
Склоняется всегда
К одной лишь стороне,
Так я хочу к тебе, мой друг, склониться,
Пусть даже не дает молва покоя мне!

人事乎
繁美許知痛美
己世尓
未渡
朝川渡
ひとごとを
しげみこちたみ
おのがよに
いまだわたらぬ
あさかはわたる
Как густые заросли молва людская…
Оттого, что тяжело терпеть молву,
Через реку утром я плыву, —
В жизни никогда ещё со мной
Случая такого не бывало.

吾聞之
耳尓好似
葦若<末>乃
足痛吾勢
勤多扶倍思
わがききし
みみによくにる
あしのうれの
あしひくわがせ
つとめたぶべし
Оказались правильными слухи,
Что дошли о друге до меня:
Неокрепшие верхушки камыша слабы, гнутся.
Слабы ноги у тебя.
Надлежит тебе быть осторожным, милый!

天飛也
軽路者
吾妹兒之
里尓思有者

欲見騰
不已行者
入目乎多見
真根久徃者
人應知見
狭根葛
後毛将相等
大船之
思憑而
玉蜻
磐垣淵之
隠耳
戀管在尓
度日乃
晩去之如
照月乃
雲隠如
奥津藻之
名延之妹者
黄葉乃
過伊去等
玉梓之
使之言者
梓弓
聲尓聞而
一云
聲耳聞而

将言為便
世武為便不知尓
聲耳乎
聞而有不得者
吾戀
千重之一隔毛
遣悶流
情毛有八等
吾妹子之
不止出見之
軽市尓
吾立聞者
玉手次
畝火乃山尓
喧鳥之
音母不所聞
玉桙
道行人毛
獨谷
似之不去者
為便乎無見
妹之名喚而
袖曽振鶴
一云
名耳聞而有不得者

あまとぶや
かるのみちは
わぎもこが
さとにしあれば
ねもころに
みまくほしけど
やまずゆかば
ひとめをおほみ
まねくゆかば
ひとしりぬべみ
さねかづら
のちもあはむと
おほぶねの
おもひたのみて
たまかぎる
いはかきふちの
こもりのみ
こひつつあるに
わたるひの
くれぬるがごと
てるつきの
くもがくるごと
おきつもの
なびきしいもは
もみちばの
すぎていにきと
たまづさの
つかひのいへば
あづさゆみ
おとにききて
おとのみききて
いはむすべ
せむすべしらに
おとのみを
ききてありえねば
あがこふる
ちへのひとへも
なぐさもる
こころもありやと
わぎもこが
やまずいでみし
かるのいちに
わがたちきけば
たまたすき
うねびのやまに
なくとりの
こゑもきこえず
たまほこの
みちゆくひとも
ひとりだに
にてしゆかねば
すべをなみ
いもがなよびて
そでぞふりつる
なのみをききてありえねば
Гуси по небу летят
На пути в Кару —
То возлюбленной село,
Край родной ее.
Как мечтал я,
Как желал
На нее взглянуть!
Только знал:
Идти нельзя,
Много глаз людских.
Часто приходить нельзя:
Люди будут знать!
Лучше встретиться потом,
В майский день.
В майский день
Зеленый плющ
Ложем будет нам! Думал я,
В надежде был,
Как большому кораблю,
Доверял я ей!
Ото всех таил любовь,
Будто в бездне
Среди скал
Жемчуг дорогой…
Но, как меркнет в небесах
Солнце на закате дня,
Как скрывается луна
Между облаков,
Будто водоросль морей,
Надломилась вдруг она,
Будто клена Алый лист,
Отцвела навек!
С веткой яшмовой гонец;
Мне принес об этом весть…
Словно ясеневый лук,
Прогудев, спустил стрелу…
Что я мог ему сказать?
Что я сделать мог?
Голосам людей внимать
Был не в силах я,
А любовь моя росла…
Чем утешиться я мог?
Я пошел тогда в Кару
На базар в ее село,
Где любимая моя
Мне встречалась
В ранний час…
Там стоял и слушал я,
Но и голоса ее,
Что звучал, как пенье птиц,
Возле кленов Унэби,
Той горы, что звал народ
Девой чудной красоты
В перевязях жемчугов,
Возле склонов Унэби,
Даже голоса ее
Не услышал я!
Был мой путь копьем из яшмы,
Это значит — путь прямой,
Что копье.
Таков был путь
Предо мной, где шел народ,
Но не мог я там найти,
Ни одной не мог я встретить
Хоть похожей на нее!..
И в отчаянье,
Любя,
Только имя призывал
Дорогой моей жены,
Лишь махал ей рукавом, —
Звал напрасно я!..
* “В майский день зеленый плющ ложем будет нам” — см. п. 94. “С веткой яшмовой гонец” — в старину к ветке дерева “адзуса” привязывали яшму и посылали с гонцом в знак привета либо с особым известием. Иногда посылали подарок, к которому прилагалась песня или письмо. Поэтому яшмовая ветка стала “мк” к слову “гонец”.
* “Словно ясеневый лук, прогудев, спустил стрелу”…— постоянный образ (мк) неожиданного горя, страшной вести и т. п.
* Время написания песни неизвестно. Предполагают, что она была сложена раньше, чем п. 131.
<託>馬野尓
生流紫
衣染
未服而
色尓出来
たくまのに
おふるむらさき
きぬにしめ
いまだきずして
いろにいでにけり
Алыми корнями мурасаки,
Что покрывают в Цукума поля,
Сегодня платье выкрасила я.
Но не успела я надеть то платье,
Как люди все узнали обо мне!
* Надевать платье цвета мурасаки — обмениваться любовной клятвой. Песня сочинена в аллегорическом плане: не успела надеть платье, как люди уже узнали про нашу любовь.
* Поля Цукума — находятся в уезде Сакада провинции Оми.
人言之
繁比日
玉有者
手尓巻持而
不戀有益雄
ひとごとの
しげきこのころ
たまならば
てにまきもちて
こひずあらましを
Все эти дни
Шумит молва людская!
О, если б яшмой драгоценной ты была,
Я на руки б свои надел тебя
И, верно б, так не тосковал, как ныне!
* Песни относятся к песням любви, ошибочно объединены с двумя предыдущими песнями Кавабэ (см. также п. 434). К песне 437 есть примечание, указывающее, что заголовок четырех песен (434–437) уже встречался раньше (см. п. 228).
秋田之
穂田乃苅婆加
香縁相者
彼所毛加人之
吾乎事将成
あきのたの
ほたのかりばか
かよりあはば
そこもかひとの
わをことなさむ
На полях осеннею порой
Льнет один к другому колос, когда жнут,—
Так же крепко обнимались мы с тобой.
Ах, не оттого ли средь людей
Обо мне и ходит слух такой?

他辞乎
繁言痛
不相有寸
心在如
莫思吾背<子>
ひとごとを
しげみこちたみ
あはずありき
こころあるごと
なおもひわがせこ
Не дает покоя мне молва людская:
Все шумит и мучает меня…
Не встречались мы,—
Не думай, мой любимый,
Будто сердцем изменила я!

吾背子師
遂常云者
人事者
繁有登毛
出而相麻志<乎>
わがせこし
とげむといはば
ひとごとは
しげくありとも
いでてあはましを
О, если б ты, любимый мой,
Сказал бы мне, что сдержишь обещанье.
Тогда б к тебе —
Пусть велика молва —
Я все равно пришла бы на свиданье!

現世尓波
人事繁
来生尓毛
将相吾背子
今不有十方
このよには
ひとごとしげし
こむよにも
あはむわがせこ
いまならずとも
В непрочном бренном этом мире
Молва людская велика.
Что ж, в будущих мирах
Мы встретимся, мой милый,
Пусть нынче счастье нам не суждено!

山菅<之>
實不成事乎
吾尓所依
言礼師君者
与孰可宿良牟
やますげの
みならぬことを
われによせ
いはれしきみは
たれとかぬらむ
Ты, с кем молва меня связала
Понапрасну,—
На горном сугэ не было плодов,—
Любимый мой, с кем ночи ты проводишь,
С кем спишь вдвоем?
* “На горном сугэ не было плодов” — т. е. не было любовной близости. Горный сугэ (ямасутэ, совр. ябуран, Liriope gramine-folia) — род горных лилий, использовался в старину при заговорах и гаданиях.
宇都蝉之
人目乎繁見
石走
間近<君>尓
戀度可聞
うつせみの
ひとめをしげみ
いしはしの
まちかききみに
こひわたるかも
В непрочном и неверном мире
Так много глаз людских везде,
И потому тоскую о тебе,
Хотя живем с тобою близко,
Как близки камни, что мостком лежат в воде.

君尓因
言之繁乎
古郷之
明日香乃河尓
潔身為尓去
きみにより
ことのしげきを
ふるさとの
あすかのかはに
みそぎしにゆく
Из-за тебя
О нас шумит молва,
И потому святое очищенье
Я в водах Асука иду принять
В заброшенное старое селенье!
* Святое очищение (мисоги) — старинный обряд омовения в реке для очищения от грехов.
* Старое селенье — так обычно в М. называется старая столица или родина. Здесь — в первом значении; речь идет об Асука, куда принцесса направляется из столицы Нара.
初花之
可散物乎
人事乃
繁尓因而
止息比者鴨
はつはなの
ちるべきものを
ひとごとの
しげきによりて
よどむころかも
Ведь первые цветы
Осыпаться должны! —
Меня покинет дева молодая…
Но оттого, что велика молва людская,
Решиться не могу я к ней прийти!
* “Первые цветы осыпаться должны” — т. е. молодая девушка должна стать женой другого.
心者
忘日無久
雖念
人之事社
繁君尓阿礼
こころには
わするるひなく
おもへども
ひとのことこそ
しげききみにあれ
Нет дня, чтобы в сердечной глубине
Я о тебе, любимый, позабыла,
Тоскую я.
Но не встречаться нам:
Из-за тебя шумит молва людская!..


人事繁
如是有者
四恵也吾背子
奥裳何如荒海藻
あらかじめ
ひとごとしげし
かくしあらば
しゑやわがせこ
おくもいかにあらめ
С давних пор
Шумит молва людская.
Если продолжаться будет так всегда —
Горе нам! Скажи мне, мой любимый,
Что нам впереди сулит судьба?

汝乎与吾乎
人曽離奈流
乞吾君
人之中言
聞起名湯目
なをとあを
ひとぞさくなる
いであがきみ
ひとのなかごと
ききこすなゆめ
Эти люди меня разлучают с тобою,
Чтобы мы разошлись навсегда,—
Я и ты.
Мой любимый, тебя умоляю я ныне,—
Ты не слушай людской клеветы!

真十鏡
磨師心乎
縦者
後尓雖云
驗将在八方
まそかがみ
とぎしこころを
ゆるしてば
のちにいふとも
しるしあらめやも
О, если сердце чистое такое,
Как в алтарях святые зеркала,
Ты милому однажды отдала,
То пусть потом заговорят об этом,—
Что будет значить для тебя молва!
* Когда и при каких обстоятельствах сочинены песни 673, 674, неизвестно.
盖毛
人之中言
聞可毛
幾許雖待
君之不来益
けだしくも
ひとのなかごと
きかせかも
ここだくまてど
きみがきまさぬ
О, верно, слышал ты
Про злую клевету,
Которой разлучить хотят нас люди,
Ждал с нетерпеньем я,
Но не явился ты!

謂言之
恐國曽
紅之
色莫出曽
念死友
いふことの
かしこきくにぞ
くれなゐの
いろにないでそ
おもひしぬとも
О, это сторона,
Где страшен суд молвы,
И потому прошу тебя, любимый,
Смотри, чтоб алый цвет тебя не выдал,
Пусть даже ты погибнешь от тоски!

人事
繁哉君<之>
二鞘之
家乎隔而
戀乍将座
ひとごとを
しげみかきみが
ふたさやの
いへをへだてて
こひつつまさむ
Молва людская, словно заросли кругом,
И оттого, мой друг любимый,
Двойными ножнами стал для меня наш дом,
Ушла я из него и буду жить в разлуке,
Тоскуя без конца всю жизнь о тебе…

青山乎
横g雲之
灼然
吾共咲為而
人二所知名
あをやまを
よこぎるくもの
いちしろく
われとゑまして
ひとにしらゆな
Заметно для других, подобно облакам,
Что горы голубые рассекают,
Прошу тебя,
Ты, улыбаясь мне,
Не делай так, чтоб люди догадались!

垣穂成
人辞聞而
吾背子之
情多由多比
不合頃者
かきほなす
ひとごとききて
わがせこが
こころたゆたひ
あはぬこのころ
Услышав про молву людскую,
Что словно изгородь меж нами поднялась,
Любимый мой
Колеблется душою,
И эти дни свиданий нет у нас.

将相夜者
何時将有乎
何如為常香
彼夕相而
事之繁裳
あはむよは
いつもあらむを
なにすとか
そのよひあひて
ことのしげきも
С тобой ночами виделись всегда…
Но отчего же
Из-за встречи прошлой ночью
Шумит теперь, не умолкая,
О нас с тобою злобная молва?

吾名者毛
千名之五百名尓
雖立
君之名立者
惜社泣
わがなはも
ちなのいほなに
たちぬとも
きみがなたたば
をしみこそなけ
Пускай на тысячи ладов
Шумит молва,
Мне все равно, что с именем моим,
Но имени коснулись твоего,—
Тебя жалея, горько плачу!

今時者四
名之惜雲
吾者無
妹丹因者
千遍立十方
いましはし
なのをしけくも
われはなし
いもによりては
ちたびたつとも
О, ныне для меня все это не кручина,
Об имени своем не сожалею я,
Теперь я не такой…
И если ты — причина,
Пусть сотни раз шумит о нас молва!

云々
人者雖云
若狭道乃
後瀬山之
後毛将<會>君
かにかくに
ひとはいふとも
わかさぢの
のちせのやまの
のちもあはむきみ
Пусть что угодно
Говорит молва,
Но все равно, — как на пути в Вакаса
Гора “Потом, любимый” поднялась,—
И мы потом увидимся, любимый!

戀死六
其毛同曽
奈何為二
人目他言
辞痛吾将為
こひしなむ
そこもおやじぞ
なにせむに
ひとめひとごと
こちたみわがせむ
Пускай умру я от любви к тебе.
Живу или умру — одни и те же муки.
Так для чего же из-за глаз людских,
Из-за людской молвы
Я мучаю себя?

如是許
面影耳
所念者
何如将為
人目繁而
かくばかり
おもかげにのみ
おもほえば
いかにかもせむ
ひとめしげくて
Когда я тоскую так сильно,
И вижу твой облик
Лишь в думах,—
Как быть мне, что делать, не знаю,
Здесь глаз осуждающих много!..

人眼多見
不相耳曽
情左倍
妹乎忘而
吾念莫國
ひとめおほみ
あはなくのみぞ
こころさへ
いもをわすれて
わがおもはなくに
Лишь потому, что много глаз людских,
Мы не встречаемся с тобою.
Но даже в сердце, я не скрою,
Нет мысли у меня
Тебя забыть!

浦若見
花咲難寸
梅乎殖而
人之事重三
念曽吾為類
うらわかみ
はなさきかたき
うめをうゑて
ひとのことしげみ
おもひぞわがする
Посадил я
Слишком молодую сливу,
Что ещё цветами даже не цвела,
И шумит о нас кругом молва,
Оттого я и тоскую ныне!
* Молодая слива — метафора молодой девушки.
御食向
淡路乃嶋二
直向
三犬女乃浦能
奥部庭
深海松採
浦廻庭
名告藻苅
深見流乃
見巻欲跡
莫告藻之
己名惜三
間使裳
不遣而吾者
生友奈重二
みけむかふ
あはぢのしまに
ただむかふ
みぬめのうらの
おきへには
ふかみるとり
うらみには
なのりそかる
ふかみるの
みまくほしけど
なのりその
おのがなをしみ
まつかひも
やらずてわれは
いけりともなし
Возле берегов морских
В тихой бухте Минумэ,
От которой недалек
Остров Авадзисима,
Где подносят в дар богам
Урожая славный плод,
У пустынных берегов
Водоросли я возьму,
Водоросли “вглубь — взгляну”.
Бухту обогнув кругом,
Срежу нежную траву,
Что зовут “не-говори”.
Словно водоросли, я
В сердца глубь взглянуть хочу,
Но подобен я траве,
Что зовут “не-говори”,—
Имя берегу свое
И не шлю тебе гонца,
Хоть, тоскуя о тебе,
Не могу на свете жить!
* Песни передают тоску Акахито о жене, оставленной дома. Они относятся к циклу, сложенному Акахито во время путешествия. В примечании указано, что дата их написания неизвестна. Относительно времени написания их напрашиваются два предположения: 1) Акахито сопровождал императора Сёму в его путешествии по стране; возможно, эти песни были сложены во время такого путешествия; 2) одно время поэт занимал должность провинциального чиновника. Вероятно, его постигла временная опала, как Табито, и он был выслан за пределы столицы. Отсюда тоска о жене, о родных краях.
* Водоросли “вглубь-взгляну” (фукамиру) — “морская сосна” — народное название водорослей, растущих глубоко в море.
* Трава “не-говори” (нанорисо, Sargassum fulvellum) — народное название морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* “Имя берегу свое” — говорится о боязни людской молвы.
佐桧乃熊
桧隅川之
瀬乎早
君之手取者
将縁言毳
さひのくま
ひのくまがはの
せをはやみ
きみがてとらば
ことよせむかも
Оттого что быстро мчатся струи
Реки Хинокума
В Хинокума,
Я за руку б тебя, любимый мой, взяла,
Но, если я возьму, пойдут людские толки!
* Некоторые комментаторы считают, что это песня юноши (СН). Однако боязнь людской молвы чаще встречается в женских песнях М.
<干><各>
人雖云
織次
我廿物
白麻衣
かにかくに
ひとはいふとも
おりつがむ
わがはたものの
しろあさごろも
Пусть судачат люди,
Все равно
Буду продолжать я ткать его —
Холст мой —
Платье белое из конопли.
* Платье белое из конопли (полотняное) — метафора юноши.
* Буду продолжать ткать — буду с ним встречаться.
紅之
深染之衣
下著而
上取著者
事将成鴨
くれなゐの
こそめのころも
したにきて
うへにとりきば
ことなさむかも
Надеваю под одеждой верхней
Платье, крашенное
В ярко-алый цвет.
Если бы его надел я сверху,
Как шуметь бы начала молва!
* “Платье, крашенное в ярко-алый цвет” — метафора красавицы. Носил внизу — т. е. имел тайной возлюбленной.
* “Если бы его надел я сверху” — если бы сделал открыто своей женой.
事痛者
左右将為乎
石代之
野邊之下草
吾之苅而者
(一云
紅之
寫心哉
於妹不相将有)
こちたくは
かもかもせむを
いはしろの
のへのしたくさ
われしかりてば
(くれなゐの
うつしこころや
いもにあはずあらむ)
Оттого что велика молва,
Все гадал и так, и эдак я,
Эх, когда б в полях в Ивасиро-стране
Под деревьями зеленую траву
Довелось бы мне тогда скосить!
* Песня юноши, который раскаивается, что из-за людской молвы он раздумал жениться на девушке.
* Трава — метафора девушки; косить траву, т. е. сделать своей возлюбленной, сделать своей женой.
甚多毛
不零雨故
庭立水
太莫逝
人之應知
はなはだも
ふらぬあめゆゑ
にはたづみ
いたくなゆきそ
ひとのしるべく
Ах, дождь не лил
С такой большою силой,
И потому, текущая вода,
Ты не беги стремительно отсюда,—
Ведь люди могут все узнать…
* С дождем сравнивается свидание с любимым человеком.
* Текущая вода, не беги стремительно — слезы, не лейтесь так сильно (СП).
木綿懸而
祭三諸乃
神佐備而
齊尓波不在
人目多見許<曽>
ゆふかけて
まつるみもろの
かむさびて
いむにはあらず
ひとめおほみこそ
О нет, не потому что лег запрет меж нами,
Ведь я не божество,
Как боги в Миморо,
Где славят их молитвой и дарами,
Запрета нет, но много глаз людских…
* Ответная песня девушки, обращенная к юноше и объясняющая ему, отчего она не приходит к нему на свидание.
石灑
岸之浦廻尓
縁浪
邊尓来依者香
言之将繁
いはそそき
きしのうらみに
よするなみ
へにきよらばか
ことのしげけむ
Омывая скалы, набегает в бухте
На берег повсюду
Белая волна.
Если бы к нему я близко подходила,
Верно, зашумела б злобная молва.
* В песне говорится о невозможности встреч с любимым человеком из-за людской молвы.
奥浪
依流荒礒之
名告藻者
心中尓
疾跡成有
おきつなみ
よするありその
なのりそは
こころのうちに
つつみとなれり
На каменистом, диком берегу,
Куда все время волны приливают,
Трава растет “не-говори”.
Ведь это значит “тайну береги”
И только в сердце, в глубине гори!
* Эта песня относится к древним заговорам, хотя об этом ничего не говорится в комментариях. Здесь — заговор, оберегающий тайную любовь от людской молвы, боязнь которой отражена во многих песнях М.
* Песня отражает также древнюю веру в магию слов. Об этом говорят многие названия трав, раковин, гор и т. д.
それをだに
思ふこととて
わが宿を
見きとないひそ
人の聞かくに
それをだに
おもふこととて
わがやどを
みきとないひそ
ひとのきかくに
Хотя бы тем
Покажи свою любовь,
Что жилище мое
Видел – не рассказывай,
Ведь люди услышат[85] —
85. Танка помещена в Кокинсю, 15, с пометой: «Автор и заглавие неизвестны». Встречается также в Кокинрокутё, 5. Цитируется в Гэндзи-моногатари (гл. «Хабакиги»).
里はいふ
山にはさわぐ
白雲の
空にはかなき
身とやなりなむ
さとはいふ
やまにはさわぐ
したくもの
そらにはかなき
みとやなりなむ
В селеньях говорят,
И в горах шумят.
Лучше уж мне, верно,
Стать белым облаком,
Тающим в небе —

のがるとも
たれか着ざらむ
ぬれごろも
あめのしたにし
すまむかぎりは
のがるとも
たれかきざらむ
ぬれごろも
あめのしたにし
すまむかぎりは
Как ни старайся избежать этого,
Но всякому приходится носить
Промокшие одежды,
Пока живешь
Под дождем[121].
121. В танка обыгрываются омонимы: амэ-но сита – «мир», «Поднебесная» и «под дождем»; нурэкоромо – «промокшая одежда» и «незаслуженные обвинения». Второй смысл стихотворения: пока мы живем в этом мире, приходится терпеть незаслуженные обвинения. Слова нурэ – «промокший» и амэ – «дождь» связаны по типу энго.
事繁
君者不来益
霍公鳥
汝太尓来鳴
朝戸将開
ことしげみ
きみはきまさず
ほととぎす
なれだにきなけ
あさとひらかむ
Оттого что велика молва людская,
Не пришел ко мне сегодня ты…
О кукушка,
Ты хоть с песней прилети!
Утром дверь тебе я распахну навстречу!

妹許登
吾去道乃
河有者
附目緘結跡
夜更降家類
いもがりと
わがゆくみちの
かはしあれば
つくめむすぶと
よぞふけにける
Ведь оттого, что на пути
К возлюбленной моей
Течет река,—
Пока скрывался я от глаз людских,
Пока я плыл, уже спустилась ночь!
* Перевод четвертой строки условный (МС). Песня сложена от лица Волопаса.
沫雪尓
所落開有
梅花
君之許遣者
与曽倍弖牟可聞
あわゆきに
ふらえてさける
うめのはな
きみがりやらば
よそへてむかも
Когда бы я цветы душистой сливы,
Что вся, покрывшись пеной снега, расцвела,
Послал тебе домой,
То все бы говорили,
Что мы, наверное, близки с тобой!

垣保成
人之横辞
繁香裳
不遭日數多
月乃經良武
かきほなす
ひとのよここと
しげみかも
あはぬひまねく
つきのへぬらむ
Словно изгородью из зеленых тростников,
Разделила нас с тобой молва людей,
Оттого, что так сильна она,
Много дней я не встречал тебя,
Верно, целый месяц миновал…

姫部思
咲野尓生
白管自
不知事以
所言之吾背
をみなへし
さきのにおふる
しらつつじ
しらぬこともち
いはえしわがせ
Там, где оминаэси цветут
На полях зеленых Сакину,
Все собой покрыли цуцудзи цветы…
И не знал никто, хранила я любовь,
Ты же людям рассказал, любимый мой!
* Оминаэси — см. п. 1538.
* Цуцудзи — японская азалия (см. п. 434, 1188).
人言者
夏野乃草之
繁友
妹与吾<師>
携宿者
ひとごとは
なつののくさの
しげくとも
いもとあれとし
たづさはりねば
О, пусть молва людская велика,
Как летом на полях трава густая,
Мне все равно,
Когда и ты, и я
Рука в руке, здесь вместе засыпаем!

息緒
吾雖念
人目多社
吹風
有數々
應相物
いきのをに
われはおもへど
ひとめおほみこそ
ふくかぜに
あらばしばしば
あふべきものを
Нити жизни не жалея для тебя,
Я люблю,
Но много глаз людских кругом.
О, когда бы стал я
Ветерком летящим,
Мы могли бы часто быть с тобой вдвоем.
* Желание стать ветерком, чтобы видеться с любимой, — мотив, перешедший и в позднейшую поэзию. Сходная песня встречается в лирической повести начала Х в. “Исэ-моногатари” (эпизод 64).
嶋宮
勾乃池之
放鳥
人目尓戀而
池尓不潜
しまのみや
まがりのいけの
はなちとり
ひとめにこひて
いけにかづかず
У пруда Магари,
У дворца Сима,
Птицы ханатидори,
По людскому взгляду стосковавшись,
Не скрываются на дне пруда.
* Сима (“остров”) — дворец Хинамиси в уезде Такэти (совр. Такаити), в селении Такэти. Назван так оттого, что оказался на острове, когда во дворцовом саду вокруг него вырыли пруд.
* Ханатидори — род водяных птиц. Комментаторы указывают, что в период М. ими не только любовались, но разводили и кормили их, исходя из древних верований в переселение душ. (По-видимому, речь идет о буддийских представлениях о переселении душ.)
* “По людскому взгляду стосковавшись” — птицы, тоскуя по умершему принцу, не ныряют, как обычно, на дно пруда, а ждут, когда он придет любоваться ими.
栲角乃
新羅國従
人事乎
吉跡所聞而
問放流
親族兄弟
無國尓
渡来座而
大皇之
敷座國尓
内日指
京思美弥尓
里家者
左波尓雖在
何方尓
念鷄目鴨
都礼毛奈吉
佐保乃山邊<尓>
哭兒成
慕来座而
布細乃
宅乎毛造
荒玉乃
年緒長久
住乍
座之物乎
生者
死云事尓
不免
物尓之有者
憑有之
人乃盡
草<枕>
客有間尓
佐保河乎
朝河渡
春日野乎
背向尓見乍
足氷木乃
山邊乎指而
晩闇跡
隠益去礼
将言為便
将為須敝不知尓
徘徊
直獨而
白細之
衣袖不干
嘆乍
吾泣涙
有間山
雲居軽引
雨尓零寸八
たくづのの
しらきのくにゆ
ひとごとを
よしときかして
とひさくる
うがらはらから
なきくにに
わたりきまして
おほきみの
しきますくにに
うちひさす
みやこしみみに
さといへは
さはにあれども
いかさまに
おもひけめかも
つれもなき
さほのやまへに
なくこなす
したひきまして
しきたへの
いへをもつくり
あらたまの
としのをながく
すまひつつ
いまししものを
いけるもの
しぬといふことに
まぬかれぬ
ものにしあれば
たのめりし
ひとのことごと
くさまくら
たびなるほとに
さほがはを
あさかはわたり
かすがのを
そがひにみつつ
あしひきの
やまへをさして
ゆふやみと
かくりましぬれ
いはむすべ
せむすべしらに
たもとほり
ただひとりして
しろたへの
ころもでほさず
なげきつつ
わがなくなみた
ありまやま
くもゐたなびき
あめにふりきや
Из волокон таку вьют
Яркой белизны канат…
В дальней, чуждой стороне,
В стороне Сираги ты
Услыхала от людей,
Что чудесна, хороша
Наша славная страна!
Прибыла ты к нам сюда,
Где родных и близких нет,
Кто б о думах мог спросить
И печали отогнать…
И хотя у нас в стране,
Где великий государь
Правит всем,
В столице здесь,
Что указывает нам
День работ,—
Полно людей,
И хотя домов и сел
И не счесть у нас в стране,—
Что на ум тебе пришло,
Что туда, к горам Сахо,
Где и друга даже нет,
Словно малое дитя
Плачущее,
Загрустив,
Потянулась ты душой…
Поселилась в доме там,
Где стелила на постель
Ночью мягкие шелка…
Новояшмовых годов
Длинная тянулась нить.
И жила ты в доме том,
Коротала дни свои…
Но живущим на земле
Суждено покинуть мир,—
Говорят об этом все.
Этой участи нельзя
Избежать здесь никому…
И когда твои друзья,
Те, кому ты в эти дни
Доверялась всей душой,
Были далеко в пути,—
Где подушкой на земле
Служит страннику трава,—
Утром рано переплыв
Быструю реку Сахо
И оставив позади
Дивной Касуга поля,
Устремясь туда, к горам,
Распростертым вдалеке,
Погрузившись в темноту,
Скрылась ты
Навек от нас…
Что сказать, что делать мне?
Как мне быть, не знаю я.
И брожу
Теперь одна…
Белотканый мой рукав
Вечно влажен с той поры…
То не слезы ли мои,
Что, печалясь, в горе лью
Там, у Арима- горы,
Где сгустились облака,
Наземь хлынули дождем?

比等期等尓
乎理加射之都々
阿蘇倍等母
伊夜米豆良之岐
烏梅能波奈加母
ひとごとに
をりかざしつつ
あそべども
いやめづらしき
うめのはなかも
Каждый человек
Цветы срывает сливы
И венки сплетает, веселясь.
Все же всякий раз цветы душистой сливы
Кажутся прекрасней и милей!

八千桙之
神乃御世自
百船之
泊停跡
八嶋國
百船純乃
定而師
三犬女乃浦者
朝風尓
浦浪左和寸
夕浪尓
玉藻者来依
白沙
清濱部者
去還
雖見不飽
諾石社
見人毎尓
語嗣
偲家良思吉
百世歴而
所偲将徃
清白濱
やちほこの
かみのみよより
ももふねの
はつるとまりと
やしまくに
ももふなびとの
さだめてし
みぬめのうらは
あさかぜに
うらなみさわき
ゆふなみに
たまもはきよる
しらまなご
きよきはまへは
ゆきかへり
みれどもあかず
うべしこそ
みるひとごとに
かたりつぎ
しのひけらしき
ももよへて
しのはえゆかむ
きよきしらはま
В бухте дальней Минумэ,
Что считали с давних пор,
Со времен, когда был бог,
Славный бог Ятихико,
Сотни разных моряков
Разных стран и островов
Славной гаванью,
Куда
Приставали всякий раз
Сотни разных кораблей,
Поутру — от ветерка
Волны белые шумят,
Ввечеру — с морской волной
Прибивает к берегам
Водоросли-жемчуга.
О морские берега,
Где песок кристально чист,
В море иль домой плывешь,—
Сколько ни глядишь на них,
Не устанет жадный взор!
Верно люди говорят,
Будто каждый человек,
Что хоть раз взглянул на них,
Будет век передавать
Сказ о дивных берегах,
Восхищаясь их красой!
И пройдут пусть сотни лет,
Восхищаться будет вновь
Этой дивной красотой
Чистых белых берегов!

古之
益荒丁子
各競
妻問為祁牟
葦屋乃
菟名日處女乃
奥城矣
吾立見者
永世乃
語尓為乍
後人
偲尓世武等
玉桙乃
道邊近
磐構
作冢矣
天雲乃
退部乃限
此道矣
去人毎
行因
射立嘆日
或人者
啼尓毛哭乍
語嗣
偲継来
處女等賀
奥城所
吾并
見者悲喪
古思者
いにしへの
ますらをとこの
あひきほひ
つまどひしけむ
あしのやの
うなひをとめの
おくつきを
わがたちみれば
ながきよの
かたりにしつつ
のちひとの
しのひにせむと
たまほこの
みちののへちかく
いはかまへ
つくれるつかを
あまくもの
そくへのきはみ
このみちを
ゆくひとごとに
ゆきよりて
いたちなげかひ
あるひとは
ねにもなきつつ
かたりつぎ
しのひつぎくる
をとめらが
おくつきところ
われさへに
みればかなしも
いにしへおもへば
Раз отважные мужи
В древние года
Воевали меж собой,
Чтобы в жены взять себе
Из села Асиноя
Деву Унаи.
И когда стою смотрю
На курган ее теперь,
Я мечтаю об одном:
Чтоб на долгие года
Шел о ней печальный сказ,
Чтобы шел из уст в уста
И заставил горевать
Будущих людей.
На дороге, на пути,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем,
В твердой каменной скале
Сделана могила ей.
И со всех концов земли,
Отовсюду, где лишь плыть
Могут облака небес,
По тому пути идя,
Люди, что встречались мне,
Все сворачивают к ней,
К ней подходят и стоят,
И стоят, горюя там…
Люди из села ее
Плачут в голос каждый раз,
И идет, идет рассказ
О любви печальной той
Девы юной, что лежит,
Успокоившись навек…
Даже мне,
Когда взглянул,
О, как грустно стало мне,
Когда вспомнил старину…
* Легенда о деве Унаи, в основе которой лежит сюжет о любви двух юношей к одной девушке. Этот сюжет представлен в М. в разных вариантах (см. кн. XVI).
* Унаи—имя девы; названа по местности, в которой она жила в провинции Сэтцу (уезд Унаи).
をちこちの
人目まれなる
山里に
家居せむとは
おもひきや君
をちこちの
ひとめまれなる
やまさとに
いえゐせむとは
おもひきやきみ
Наверно, не думала ты,
Что будешь жить в доме
В горной деревушке,
Куда редко
Люди заходят[153] —
153. Стихотворение включено в Госэнсю, 16, где обозначено как посланное кавалером, встретившим в провинции даму, с которой он некогда служил в одном дворце. Приводится также ответ женщины.
住の江の
岸による波
よるさへや
夢の通ひ路
人目よくらむ
すみのえの
きしによるなみ
よるさへや
ゆめのかよひぢ
ひとめよくらむ
На берег Суминоэ
Набегают частые волны.
Верно, ты осторожен:
Даже ночью людей избегаешь
На путях моих сновидений?
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 559 («Песни любви», книга вторая).
空蝉の
世の人ことの
しけけれは
わすれぬものの
かれぬへらなり
うつせみの
よのひとことの
しけけれは
わすれぬものの
かれぬへらなり
Слух о нашей любви
разросся, как буйные травы,
бренный мир взбередив, —
не дано забыть нам друг друга,
но разлука неотвратима…

かねてより
風にさきたつ
浪なれや
逢ふ事なきに
またき立つらむ
かねてより
かせにさきたつ
なみなれや
あふことなきに
またきたつらむ
Разве может так быть,
чтоб вовсе без ветра на море
разгулялась волна?
Мы с тобою и не встречались —
но, как рябь, расходятся слухи…

みちのくに
有りといふなる
なとり河
なきなとりては
くるしかりけり
みちのくに
ありといふなる
なとりかは
なきなとりては
くるしかりけり
Ах, не зря говорят,
что где-то в краю Митиноку
есть Наветов река —
горько слушать мне отовсюду
пересуды, досужие сплетни…
254. Митиноку — см. коммент. к № 368.
Река Наветов — Натори, протекает в уезде Натори, префектура Миядзаки.
あやなくて
またきなきなの
たつた河
わたらてやまむ
物ならなくに
あやなくて
またきなきなの
たつたかは
わたらてやまむ
ものならなくに
Вот уже растеклись
досужие слухи и сплетни —
но не в силах они
задержать меня и отсрочить
через Тацуту переправу…

人はいさ
我はなきなの
をしけれは
昔も今も
しらすとをいはむ
ひとはいさ
われはなきなの
をしけれは
むかしもいまも
しらすとをいはむ
Каково ей сейчас?
А я лишь печалюсь безмерно
да повсюду твержу,
что и вовсе ее не знаю,
что молва разносит наветы…

こりすまに
又もなきなは
たちぬへし
人にくからぬ
世にしすまへは
こりすまに
またもなきなは
たちぬへし
ひとにくからぬ
よにしすまへは
Видно, все мне не впрок —
опять пересуды и сплетни
по пятам поспешат.
Что же делать, коль в этом мире
без любви прожить невозможно!..

玉匣
あけは君かな
たちぬへみ
夜ふかくこしを
人見けむかも
たまくしけ
あけはきみかな
たちぬへみ
よふかくこしを
ひとみけむかも
Вот забрезжил рассвет —
и значит, пора возвращаться,
чтобы в утренней мгле
уберечь от сплетен досужих
драгоценное имя милой…

名とり河
せせのむもれ木
あらはれは
如何にせむとか
あひ見そめけむ
なとりかは
せせのむもれき
あらはれは
いかにせむとか
あひみそめけむ
Я напрасно мечтал,
что в тайне любовь сохранится, —
ведь из самых глубин
выплывают гнилые бревна
и несет их Река Наветов…
260. Река Наветов — см. коммент. к № 628.
吉野河
水の心は
はやくとも
たきのおとには
たてしとそ思
よしのかは
みつのこころは
はやくとも
たきのおとには
たてしとそおもふ
Сердце рвется к тебе,
словно в Ёсино воды потока,
и молю об одном —
чтобы рокотом водопада
не разнесся слух по округе…

うつつには
さもこそあらめ
夢にさへ
人めをよくと
見るかわひしさ
うつつには
さもこそあらめ
ゆめにさへ
ひとめをよくと
みるかわひしさ
Пусть бы лишь наяву —
но как же досадно и горько
в сновиденьях ночных
вновь ловить отголоски сплетен,
любопытных жадные взоры!..

おもへとも
人めつつみの
たかけれは
河と見なから
えこそわたらね
おもへとも
ひとめつつみの
たかけれは
かはとみなから
えこそわたらね
Полноводной реке
преградила теченье плотина,
высока и крепка, —
любопытных жадные взоры
не дают нам встретиться с милой…

たきつせの
はやき心を
なにしかも
人めつつみの
せきととむらむ
たきつせの
はやきこころを
なにしかも
ひとめつつみの
せきととむらむ
Если волны несут
твое сердце навстречу любимой,
ток стремительных вод
все равно не сдержать плотине,
что воздвигли жадные взоры…

山しなの
おとはの山の
おとにたに
人のしるへく
わかこひめかも
やましなの
おとはのやまの
おとにたに
ひとのしるへく
わかこひめかも
Ах, неужто и впрямь
разнесутся в Ямасине слухи,
о любви разгласив,
как с горы Отова — Шум Крыльев
донеслось крылатое эхо?!
264. Ямасина — местность в нынешнем Киото.
Гора Отова — см. коммент. к № 142.
わかこひを
しのひかねては
あしひきの
山橘の
色にいてぬへし
わかこひを
しのひかねては
あしひきの
やまたちはなの
いろにいてぬへし
Если больше невмочь
от света таить наши чувства —
пусть любовь расцветет
цветом горного мандарина,
что красуется на утесе!..

おほかたは
わか名もみなと
こきいてなむ
世をうみへたに
見るめすくなし
おほかたは
わかなもみなと
こきいてなむ
よをうみへたに
みるめすくなし
Ненадежный челнок,
плывет мое доброе имя
в бурном море молвы,
но, увы, так редки свиданья —
словно водоросли в прибое!..

池にすむ
名ををし鳥の
水をあさみ
かくるとすれと
あらはれにけり
いけにすむ
なををしとりの
みつをあさみ
かくるとすれと
あらはれにけり
Слишком тесен тот пруд,
и некуда спрятаться утке
от докучливых глаз —
так и я напрасно стараюсь
сохранить свое чувство в тайне…

逢ふ事は
玉の緒はかり
名のたつは
吉野の河の
たきつせのこと
あふことは
たまのをはかり
なのたつは
よしののかはの
たきつせのこと
Краткой встреча была,
как нить меж двумя жемчугами
в ожерелье любви, —
но рекою Ёсино бурной
понесется молва по свету…

むらとりの
たちにしわか名
今更に
ことなしふとも
しるしあらめや
むらとりの
たちにしわかな
いまさらに
ことなしむとも
しるしあらめや
Пересуды о нас
разлетелись повсюду, как птицы, —
ах, напрасно таить,
притворяться, как будто бы вовсе
мы и знать друг друга не знаем!..

君により
わかなは花に
春霞
野にも山にも
たちみちにけり
きみにより
わかなははなに
はるかすみ
のにもやまにも
たちみちにけり
Не твоя ли вина
в том, что сплетен и слухов завеса
окружила меня —
как цветы в горах и долинах
укрывает вешняя дымка?!

しるといへは
枕たにせて
ねしものを
ちりならぬなの
そらにたつらむ
しるといへは
まくらたにせて
ねしものを
ちりならぬなの
そらにたつらむ
Знать о нашей любви
могло изголовье, но с ложа
мы убрали его —
только слухи, как пыль по ветру,
все равно окрест разлетелись…

あひ見すは
こひしきことも
なからまし
おとにそ人を
きくへかりける
あひみすは
こひしきことも
なからまし
おとにそひとを
きくへかりける
Ах, не знал бы я мук,
когда бы не встреча с тобою
и не наша любовь!
Право, лучше бы не встречаться —
о тебе знать только по слухам…

梓弓
ひきののつつら
すゑつひに
わか思ふ人に
事のしけけむ
あつさゆみ
ひきののつつら
すゑつひに
わかおもふひとに
ことのしけけむ
Словно лозы плюща,
что, склоны листвой закрывая,
расползлись в Хикино, —
разнесется теперь по свету
о любимой дурная слава…
273. Местонахождение Хикино не установлено.
人しれす
たえなましかは
わひつつも
なき名そとたに
いはましものを
ひとしれす
たえなましかは
わひつつも
なきなそとたに
いはましものを
Если б наша любовь
окончилась втайне от света,
любопытным в ответ
я могла бы твердить сквозь слезы,
что напрасны все их догадки…

それをたに
思ふ事とて
わかやとを
見きとないひそ
人のきかくに
それをたに
おもふこととて
わかやとを
みきとないひそ
ひとのきかくに
Если любишь меня,
смотри не нарушь обещанья —
никогда никому
не обмолвись даже намеком,
что в гостях у меня бываешь!..

なにかその
名の立つ事の
をしからむ
しりてまとふは
我ひとりかは
なにかその
なのたつことの
をしからむ
しりてまとふは
われひとりかは
Что уж переживать
из-за слухов и сплетен досужих!
Ведь не я же одна —
и других немало блуждает
на путях потаенной страсти…

よそなから
わか身にいとの
よるといへは
たたいつはりに
すくはかりなり
よそなから
わかみにいとの
よるといへは
たたいつはりに
すくはかりなり
Кто болтает о том,
что мы с моим милым кузеном
чересчур уж близки,
на иголку с ниткой похожи, —
тот разносит лживые сплетни!..

梅花
さきてののちの
身なれはや
すき物とのみ
人のいふらむ
うめのはな
さきてののちの
みなれはや
すきものとのみ
ひとのいふらむ
Сплетни, что норовят
ославить меня сластолюбцем,
право, можно сравнить
лишь с плодами незрелой сливы,
что оскомину оставляют…

恋しとも
いはば心の
ゆくべきに
くるしや人目
つつむ思ひは
こひしとも
いはばこころの
ゆくべきに
くるしやひとめ
つつむおもひは
О, ненавистный глаз людской!
Когда б не страх перед тобою,
Открыл бы сердце я свое.
Таиться более
Нет силы!

うちはへて
苦しきものは
人目のみ
しのぶの浦の
海人の栲縄
うちはへて
くるしきものは
ひとめのみ
しのぶのうらの
あまのたくなは
Страдать все время,
Таясь от глаз людских,
Как это тяжело!
Так бесконечно тянут сети рыбаки
В бухте Синобу.

はるかなる
岩のはざまに
ひとりゐて
人目思はで
物思はばや
はるかなる
いはのはざまに
ひとりゐて
ひとめおもはで
ものおもはばや
Как я хотел бы удалиться
От глаз людских,
Чтобы в горах, средь диких скал,
Свободно предаваться
Раздумьям о любви.

霜さやぐ
野辺の草葉
にあらね
どもなどか人目
のかれまさる
しもさやぐ
のべのくさは
にあらね
どもなどかひとめ
のかれまさる
Я чувствую, что сохну от тоски,
Как инеем покрытая
Трава в полях,
А ты — стала опять бояться
Глаз людских?

いにしへの
海人やけぶりと
なりぬらむ
人目も見えぬ
塩釜の浦
いにしへの
あまやけぶりと
なりぬらむ
ひとめもみえぬ
しほがまのうら
Все, кто рыбачил здесь
В былые времена,
Наверное, уж превратились в дым:
Ничьих следов не видно
В бухте Сиогама.

人事
蹔吾妹
縄手引
従海益
深念
ひとごとは
しましぞわぎも
つなてひく
うみゆまさりて
ふかくしぞおもふ
Молвы людской, поверь, недолог срок,
Любимая моя,—
Ведь глубже моря, где тащат сети,
Глубже в сотни раз
Любовь моя, скрываемая мною.
* Песни о людской молве широко представлены в М., в народной и в придворной поэзии в разных вариантах: песни, рассказывающие о молве; песни с жалобой на людскую молву; песни возмущения и протеста против людской молвы, песни, в которых утешают любимого, просят не печалиться из-за молвы. К последней категории и относится данная песня.
人事之
繁間守而
相十方八
反吾上尓
事之将繁
ひとごとの
しげきまもりて
あふともや
なほわがうへに
ことのしげけむ
Слова людские зарослям подобны.
Пусть, улучив минуту,
Встречу я тебя,
Но обо мне еще сильней тогда
Заговорит молва, узнав об этом.

人事
茂君
玉梓之
使不遣
忘跡思名
ひとごとを
しげみときみに
たまづさの
つかひもやらず
わするとおもふな
Оттого что велика молва людская,
С веткой яшмовой
Не шлю к тебе гонца,
Ты не думай, милая моя,
Что тебя в разлуке забываю…
* “С веткой яшмовой гонца…” — см. п. 2548.
人事
茂間守跡
不相在
終八子等
面忘南
ひとごとの
しげきまもると
あはずあらば
つひにやこらが
おもわすれなむ
Когда б не стал встречаться я с тобой
И ждал, чтобы молва людская
Умолкла хоть на миг,
Тогда в конце концов
Мое лицо, наверно б, ты забыла.

人目多
常如是耳志
候者
何時
吾不戀将有
ひとめおほみ
つねかくのみし
さもらはば
いづれのときか
あがこひずあらむ
Если будем
Вечно выжидать,
Оттого что много глаз людских,
То в какой же, наконец, счастливый час
Тосковать не буду о тебе?
* См. п. 2438.
人事乎
繁跡君乎
鶉鳴
人之古家尓
相<語>而遣都
ひとごとを
しげみときみを
うづらなく
ひとのふるへに
かたらひてやりつ
Оттого что велика молва,
Друга своего я увела
В старый дом чужой,
Где плачет удзура,
И, поговорив, домой услала я.
* Удзура — птица, обычно живущая на крыше старых домов. очень жалобно поющая.
人言
繁時
吾妹
衣有
裏服矣
ひとごとの
しげきときには
わぎもこし
ころもにありせば
したにきましを
Когда молва людей
Становится сильна,
Мечтаю я всегда в минуты эти:
“О, если б платьем милая была,
Его надел бы вниз и от людей бы спрятал”.
* См. п. 2438.
人言之
讒乎聞而
玉<桙>之
道毛不相常
云吾妹
ひとごとの
よこしをききて
たまほこの
みちにもあはじと
いへりしわぎも
О, милая моя, которая сказала,
Услыша, как чернит ее молва:
“Не встретимся с тобой
Мы даже на дороге,
Что яшмовым копьем отмечена давно…”

不相毛
懈常念者
弥益二
人言繁
所聞来可聞
あはなくも
うしとおもへば
いやましに
ひとごとしげく
きこえくるかも
Лишь я подумаю: как грустно,
Что не встречаемся мы с ней,
Как слышатся
Все громче, все сильней
О наших встречах пересуды света!

里近
家<哉>應居
此吾目之
人目乎為乍
戀繁口
さとちかく
いへやをるべき
このわがめの
ひとめをしつつ
こひのしげけく
Могу ли жить
Близ твоего села?
Глаза мои
Людей теперь страшатся,
И лишь растет любовь моя!

他言者
真言痛
成友
彼所将障
吾尓不有國
ひとごとは
まことこちたく
なりぬとも
そこにさはらむ
われにあらなくに
Пускай в самом деле людская молва
Приносит одни мученья,
Все равно, дорогая,
Я не такой,
Чтоб молва мне служила помехой!

人言乎
繁三言痛三
我妹子二
去月従
未相可母
ひとごとを
しげみこちたみ
わぎもこに
いにしつきより
いまだあはぬかも
Оттого что шумит молва
И приносит мучения нам,
Целый месяц прошел,
Как с любимой моей
Еще не встречался я!

心者
千重百重
思有杼
人目乎多見
妹尓不相可母
こころには
ちへにももへに
おもへれど
ひとめをおほみ
いもにあはぬかも
В сердце
Тысячи и сотни раз
Всегда я полон думой о тебе,
Но оттого, что много глаз людских,
Не встретиться, любимая, с тобой!
* См. п. 2438.
人目多見
眼社忍礼
小毛
心中尓
吾念莫國
ひとめおほみ
めこそしのぶれ
すくなくも
こころのうちに
わがおもはなくに
Оттого что кругом много глаз людских,
Лишь от этих глаз и скрываюсь я,
Не значит это, что в сердце своем
Я слишком мало
Тебя люблю.

直今日毛
君尓波相目跡
人言乎
繁不相而
戀度鴨
ただけふも
きみにはあはめど
ひとごとを
しげみあはずて
こひわたるかも
Даже нынче
Я бы встретилась с тобою,
Но людские пересуды велики,
Оттого с тобою не встречаюсь
И с тоскою в сердце я живу…

情庭
燎而念杼
虚蝉之
人目乎繁
妹尓不相鴨
こころには
もえておもへど
うつせみの
ひとめをしげみ
いもにあはぬかも
Хоть в душе горю любовью и тоскую,
Но в непрочном мире
Много глаз людских.
Оттого, боясь молвы постылой,
Я не вижусь с милою моей…

人言乎
繁三毛人髪三
我兄子乎
目者雖見
相因毛無
ひとごとを
しげみこちたみ
わがせこを
めにはみれども
あふよしもなし
Оттого что велика молва
И она нам не дает покоя,
Милый мой,
Лишь вижу издали тебя,
Но встретиться с тобою мы не можем!

人言
繁跡妹
不相
情裏
戀比日
ひとごとを
しげみといもに
あはずして
こころのうちに
こふるこのころ
Оттого что сильно шумит молва,
С любимой моей не встречаться вновь,
И все это время
В сердце своем
Прячу любовь от людей…

祝部等之
齊三諸乃
犬馬鏡
懸而偲
相人毎
はふりらが
いつくみもろの
まそかがみ
かけてしのひつ
あふひとごとに
В священном храме,
Где жрецы вершат обряд,
Сверкает зеркало кристальной чистоты.
Так в памяти моей сверкаешь ты,
И в каждом встречном я ищу тебя!
* “Сверкает зеркало кристальной чистоты…” — в синтоистских храмах над алтарем всегда висит зеркало — символ богини солнца Аматэрасу, главной богини синтоистской религии.
人目太
直不相而
盖雲
吾戀死者
誰名将有裳
ひとめおほみ
ただにあはずて
けだしくも
あがこひしなば
たがなならむも
Оттого что много глаз людских,
Не встречаешься со мной наедине,
Ну, а если б я
Вдруг от любви погиб,
Чье бы имя прокляла молва?

空蝉之
人目乎繁
不相而
年之經者
生跡毛奈思
うつせみの
ひとめをしげみ
あはずして
としのへぬれば
いけりともなし
Оттого что много глаз людских
В мире, где непрочен человек,
Годы целые прошли без встреч с тобой,
И, поэтому, любимая моя,
Больше не могу на свете жить!

空蝉之
人目繁者
夜干玉之
夜夢乎
次而所見欲
うつせみの
ひとめしげくは
ぬばたまの
よるのいめにを
つぎてみえこそ
Оттого что много глаз людских
В мире, где непрочен человек,
О, хотя бы в мимолетных снах
Ночью ягод тутовых черней
Непрестанно ты являйся мне!

慇懃
憶吾妹乎
人言之
繁尓因而
不通比日可聞
ねもころに
おもふわぎもを
ひとごとの
しげきによりて
よどむころかも
Милую мою,
Что я люблю всем сердцем,
Эти дни совсем оставил я,
Оттого что злобная молва
Нынче — словно заросли густые…

人言之
繁思有者
君毛吾毛
将絶常云而
相之物鴨
ひとごとの
しげくしあらば
きみもあれも
たえむといひて
あひしものかも
Разве мы, встречаясь, раньше говорили,
Что порвем любовь,—
И ты и я,—
Если даже злобная молва
Станет словно заросли густые?..

無心
雨尓毛有鹿
人目守
乏妹尓
今日谷相<乎>
こころなき
あめにもあるか
ひとめもり
ともしきいもに
けふだにあはむを
Ах, и бессердечен этот дождь!
Хоть сегодня встретиться бы мне
С милою моей,
С кем, от людей храня,
Редко я встречался эти дни!

草枕
<客>去君乎
人目多
袖不振為而
安萬田悔毛
くさまくら
たびゆくきみを
ひとめおほみ
そでふらずして
あまたくやしも
Любимому, что в дальний путь ушел,
Где изголовьем служат травы,
Из-за того, что много глаз людских,
Я на прощанье рукавом не помахала,
И как же горько каюсь я теперь!
* “Из-за того, что много глаз людских…” — см. п. 2438.
伊毛奈呂我
都可布河泊豆乃
佐<左良乎疑>
安志等比<登>其等
加多理与良斯毛
いもなろが
つかふかはづの
ささらをぎ
あしとひとごと
かたりよらしも
У реки, где милая моя
Мне клялась,
Теперь гадаю я,
И мне кажется: тростник и камыши,
Ах, одно лишь слово “плохо” шепчут мне…
* Перевод сделан на основе толкования ОС, исходя из того, что род мелкого камыша (оги) применялся в гаданиях (“цукау” он толкует как “клясться”, а “аси” — “плохо”).
* “Ах, одно лишь слово: „плохо" — шепчут мне…”—т. е. встреча не состоится.
比登其登乃
之氣吉尓余里弖
麻乎其母能
於夜自麻久良波
和波麻可自夜毛
ひとごとの
しげきによりて
まをごもの
おやじまくらは
わはまかじやも
Оттого что велика
Молва людей,
На рогожном
Изголовий одном
Неужели нам не спать теперь вдвоём?
* Песня затрагивает очень популярную тему о “людской молве”; страх перед ней, боязнь разлуки из-за людских толков — очень распространенный мотив в народных песнях.
* “На рогожном изголовий…” — имеется в виду рогожа, которую подкладывали под голову в качестве подушки. В комментариях (ТЯ) отмечается как песня юноши. Распевалась, по-видимому, мужской половиной хора.
麻都我宇良尓
佐和恵宇良太知
麻比<登>其等
於毛抱須奈母呂
和賀母抱乃須毛
まつがうらに
さわゑうらだち
まひとごと
おもほすなもろ
わがもほのすも
В бухте славной Мацугаура,
Как волна шумит кругом толпа,
А я думал о любимой,
Что хотела
Слово мне заветное сказать!
* Считается песней юноши, отправляющегося в путешествие и провожаемого толпой народа (ТЯ). Судя по другим песням М., полагаем, что это скорее песня человека, уходящего в пограничные стражи, провожаемого односельчанами.
思保夫祢能
於可礼婆可奈之
左宿都礼婆
比登其等思氣志
那乎杼可母思武
しほぶねの
おかればかなし
さねつれば
ひとごとしげし
なをどかもしむ
Словно малый челн на берегу,
Мне одну тебя оставить жаль,
Ну а если ночи проводить с тобой,—
Будет громко злобствовать молва.
Что же будет с именем твоим?
* В песне представлен один из широко распространенных мотивов в песнях М. — беспокойство о людской молве, боязнь утратить доброе имя (см. п. 2545).
伊美都河泊
伊由伎米具礼流
多麻久之氣
布多我美山者
波流波奈乃
佐家流左加利尓
安吉<能>葉乃
尓保敝流等伎尓
出立氐
布里佐氣見礼婆
可牟加良夜
曽許婆多敷刀伎
夜麻可良夜
見我保之加良武
須賣可未能
須蘇未乃夜麻能
之夫多尓能
佐吉乃安里蘇尓
阿佐奈藝尓
餘須流之良奈美
由敷奈藝尓
美知久流之保能
伊夜麻之尓
多由流許登奈久
伊尓之敝由
伊麻乃乎都豆尓
可久之許曽
見流比登其等尓
加氣氐之努波米
いみづがは
いゆきめぐれる
たまくしげ
ふたがみやまは
はるはなの
さけるさかりに
あきのはの
にほへるときに
いでたちて
ふりさけみれば
かむからや
そこばたふとき
やまからや
みがほしからむ
すめかみの
すそみのやまの
しぶたにの
さきのありそに
あさなぎに
よするしらなみ
ゆふなぎに
みちくるしほの
いやましに
たゆることなく
いにしへゆ
いまのをつつに
かくしこそ
みるひとごとに
かけてしのはめ
О гора Футагами —
Ларчик с крышкой дорогой,
Окруженная внизу
Быстрой Идзуми-рекой!
В день весны, когда цветут
В полном блеске все цветы,
Или осенью,
Когда
Блещет кленов алый лист,
Ах, когда я выхожу
И оглядываю даль,
Оттого ль, что боги там,
Величава та гора,
Оттого ль, что хороша,
Все смотрел бы на нее!
У пустынных берегов
Возле мыса, что зовут
Сибутани,—
Что вдали
Тянется, как длинный шлейф
Той горы Футагами,
Здесь слывущей божеством,—
У пустынных берегов
В час затишья поутру
Набегает на песок
В пене белая волна,
В час затишья ввечеру
Из морей идет прилив,
Заливая все вокруг.
И как белая волна
Набегает без конца,
Как нахлынувший прилив
Все становится сильней,
Точно так же без конца,
С каждым разом все сильней,
Тот, кто на гору глядел,
Отдается сердцем ей,
Хвалит красоту ее
С давних пор до сей поры.
* В песнях М. неоднократно можно встретить отражения древних верований — обожествление природы: гор, деревьев и т. п.

不見戀
吾妹
日々来
事繁
しましくも
みぬばこほしき
わぎもこを
ひにひにくれば
ことのしげけく
Ведь ты, любимая моя,
О ком грущу,
Когда не вижу даже миг один.
Но, если день за днем мне приходить к тебе,
Тотчас молва людская зашумит…

<玉>切
及世定

公依
事繁
たまきはる
よまでとさだめ
たのみたる
きみによりてし
ことのしげけく
Шумит молва о том,
Что я близка с тобой,
Кому доверилась отныне,
Решив быть вместе весь недолгий срок,
Который суждено прожить нам в этом мире.

路邊
壹師花
灼然
人皆知
我戀孋
みちのへの
いちしのはなの
いちしろく
ひとみなしりぬ
あがこひづまは
У обочины дороги
Расцвели цветы итиси-но хана.
Очень уж приметно:
Люди все узнали,
Кто моя любимая жена.
* Цветы итиси-но хана — старинное народное название. Судя по песням, итиси-но хана цветет в апреле — мае голубыми цветками, встречается среди сорняков. Их название ассоциируется со словом “итисироси” — “приметный”, “явный” и т. п. Отсюда непереводимая игра слов в песне.
一言を
君に告げなむ
ほととぎす
このさみだれは
闇にまどふと
ひとことを
きみにつげなむ
ほととぎす
このさみだれは
やみにまどふと


恋すてふ
我が名はまだき
立ちにけり
人しれずこそ
思ひそめしか
こひすてふ
わがなはまだき
たちにけり
ひとしれずこそ
おもひそめしか
О том, что влюблён я,
Слишком рано молва
Разошлась по свету.
А ведь только глубины сердца
Озарились думой о ней.
Данное стихотворение взято из ант. «Сюисю» [621] («Песни любви», книга первая).
垣廬鳴
人雖云
狛錦
紐解開
公無
かきほなす
ひとはいへども
こまにしき
ひもときあけし
きみならなくに
Хоть изгородь высокую сплела
О нас с тобой молва людская,
Но не было ведь так,
Чтоб ты со мной спала,
Шнур из парчи корейской распуская…

滝の音は
絶えて久しく
なりぬれど
名こそ流れて
なほ聞えけれ
たきのおとは
たえてひさしく
なりぬれど
なこそながれて
なほきこえけれ
Шум водопада
Оборвался давно, унесён
Времени током.
Но плещет, как прежде, слава,
Молвой разливаясь в мире.
Стихотворение помещено в ант. «Сюисю» [449] («Разные песни», книга первая) с предисловием: «Множество людей собралось близ храма Дайкакудзи и глядит туда, где некогда был водопад».

Также имеется в Сэндзайсю [1035] (А.С.)
恨みわび
ほさぬ袖だに
あるものを
恋に朽ちなん
名こそ惜しけれ
うらみわび
ほさぬそでだに
あるものを
こひにくちなむ
なこそをしけれ
Обидой истомлена,
Не боюсь, что мои рукава
Истлеют от слёз.
Мне доброго имени жаль,
Истреплет его молва.
Стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни любви», книга четвертая, 815), где есть помета: «Произнесено на поэтическом состязании, устроенном в 6 году эры Эйсё» (1051).
更科日記 >  初瀬詣で 2 (Паломничество в Хацусэ 2)
音にのみ
聞き渡り来し
宇治川の
あじろの浪も
今日ぞかぞふる
おとにのみ
ききわたりこし
うぢかはの
あじろのなみも
けふぞかぞふる
Об Удзигава-реке
Плещет волна-молва,
Шум её до меня долетал.
Нынче ж смогла сосчитать
Даже рябь от рыбацких сетей.

かた淵の
深き心は
ありながら
人目づつみの
さぞせかるらむ
かたふちの
ふかきこころは
ありながら
ひとめづつみの
さぞせかるらむ
Будто бездна морская
глубоки мои помыслы
ради любимых, но...
верно, и им суждено обмелеть
перед страхом людского осуждения.
В стихотворении зашифровано моление о покровительстве богов.
淡海
奥嶋山
奥儲
吾念妹
事繁
あふみのうみ
おきつしまやま
おくまけて
あがおもふいもが
ことのしげけく
В море, в стороне далекой Оми,
Остров Окицусимаяма…
Дальше — глубже море…
Так с моей любимой:
Все сильней о ней шумит молва.
* См. п. 2438.
* Практически то же самое, что и п. 2728
我故
所云妹
高山之
峯朝霧
過兼鴨
わがゆゑに
いはれしいもは
たかやまの
みねのあさぎり
すぎにけむかも
Любимая моя, что здесь молвою
Из-за меня была осуждена,
Туманом утренним
Средь пиков гор высоких
Исчезла ныне навсегда…
* Песня толкуется двояко: 1) в образ исчезающего тумана вкладывается буддийское представление об эфемерности земного существования (исчезла быстро, легко, как туман, роса и т. п.), 2) в песне дано изображение погребального обряда сожжения, когда дым от костра, обычно разводимого в долинах среди гор, исчезает в виде тумана в небе. Полагаем, что первое толкование — более позднее. Исходя из других песен М., считаем, что здесь передается картина погребального обряда сожжения.
* Восприятие этого образа в плане буддийских представлений характерно для более поздней классической поэзии X–XIII вв.
ならはねば
世の人ごとに
なにをかも
恋とはいふと
とひし我しも
ならはねば
よのひとごとに
なにをかも
こひとはいふと
とひしわれしも
Из-за меня, говоришь?..
Из-за того, кто и сам
столь неопытен,
что у людей спросить должен:
что ж такое любовь?

ゆゆしくも
おもほゆるかな
人ごとに
うとまれにける
世にこそありけれ
ゆゆしくも
おもほゆるかな
ひとごとに
うとまれにける
よにこそありけれ
О, как прискорбно это,
Думается мне,
Каждая
Становится тебе постылой.
Хорошо ли так[287]...
287. Танка помещена также в Мотоёсимикогосю.
<湖>葦
交在草
知草
人皆知
吾裏念
みなとあしに
まじれるくさの
しりくさの
ひとみなしりぬ
わがしたもひは
Среди трав зеленых, что смешались
С тростником близ устья вдоль реки,
Есть трава “всезнайка”,—
И все люди знают,
Что теперь на сердце у меня.
* Трава “всезнайка” (сирикуса) — народное название, совр. “санкакуи”, “санкакусугэ” (Scirpus triquetcr), особый род камыша. Летом цветет мелкими коричневато-бурыми цветами, напоминающими по форме орхидеи, многолетнее растение, растет возле воды. В песне игра слов на слове “знать” (сири-сирину). Возможно, трава названа так потому, что, гадая на ней, люди узнают чужие секреты и в песне намек на это.
我妹
戀度
劔刀
名惜
念不得
わぎもこに
こひしわたれば
つるぎたち
なのをしけくも
おもひかねつも
Любимая моя, и ныне
Все продолжаю я еще любить,
И пусть как бы на лезвие меча
Подымет имя злобная молва,
О нем, поверь, не буду я жалеть.

吾背子尓
直相者社
名者立米
事之通尓
何其故
わがせこに
ただにあはばこそ
なはたため
ことのかよひに
なにかそこゆゑ
Ах, когда бы с другом милым виделась наедине,
То понятно, если б слава
Разнеслась вдруг обо мне,
Но словами лишь одними перекинулись мы с ним,
Отчего же эта слава ходит по домам чужим?

凡乃
行者不念
言故
人尓事痛
所云物乎
おほろかの
こころはおもはじ
わがゆゑに
ひとにこちたく
いはれしものを
Не считаю я,
Что это пустяки.
Ведь страдаешь ты из-за меня,
Люди все судачат о тебе,
И молва покоя не дает…

人間守
蘆垣越尓
吾妹子乎
相見之柄二
事曽左太多寸
ひとまもり
あしかきごしに
わぎもこを
あひみしからに
ことぞさだおほき
Ведь совсем тайком от глаз людских
Сквозь плетень из стеблей тростника
Видел я
Любимую мою —
И с тех пор молва уже шумит.

人ごとの
頼み難さは
難波なる
芦の裏葉の
うらみつべしな
ひとごとの
たのみかたさは
なにはなる
あしのうらばの
うらみつべしな


人毎に
けふ〳〵とのみ
こひらるゝ
都近くも
なりにける哉
ひとごとに
けふけふとのみ
こひらるる
みやこちかくも
なりにけるかな


念出而
哭者雖泣
灼然
人之可知
嘆為勿謹
おもひいでて
ねにはなくとも
いちしろく
ひとのしるべく
なげかすなゆめ
Хоть и будешь в голос плакать ты,
Вспоминая с грустью обо мне,
Но, прошу тебя, открыто не горюй,
Чтобы было незаметно для других,
Чтобы люди не могли узнать…

摺衣
著有跡夢見津
<寤>者
孰人之
言可将繁
すりころも
けりといめにみつ
うつつには
いづれのひとの
ことかしげけむ
Платье, крашенное в яркий цвет,
Надевала нынче я во сне.
С кем меня молва людская свяжет
Наяву,
Судача обо мне?
* В старину было поверье: если во сне наденешь ярко крашенное платье, станешь предметом пересуд. Ярко крашенное платье (суригоромо) — платье, окрашенное растениями, травами, цветами, глиной (см. п. 691, т. 1).
争者
神毛悪為
縦咲八師
世副流君之
悪有莫君尓
あらそへば
かみもにくます
よしゑやし
よそふるきみが
にくくあらなくに
Споры
Даже боги ненавидят.
Будь что будет, все равно.
Ведь и вправду ты мне не противен, милый,
С кем молва меня свела уже давно…

人ことに
かはるはゆめの
まとひにて
さむれはおなし
こころなりけり
ひとことに
かはるはゆめの
まとひにて
さむれはおなし
こころなりけり


君名毛
妾名毛立者
惜己曽
不盡乃高山之
燎乍毛居
きみがなも
わがなもたたば
をしみこそ
ふじのたかねの
もえつつもをれ
Оттого что было бы мне жаль,
Если имя милой и мое
Стало бы предметом пересуд,
Втайне от людей горит в душе огонь
Вечным пламенем, как на вершине Фудзи…

四長鳥
居名山響尓
行水乃
名耳所縁之
内妻波母
しながどり
ゐなやまとよに
ゆくみづの
なのみよそりし
こもりづまはも
Как вода, что с грохотом несется
Средь зеленых распростертых гор Ина,
Где рядами голуби ютятся,
Лишь гремит молва о нас с тобою,
Тайная любимая жена!

言急者
中波余騰益
水無河
絶跡云事乎
有超名湯目
こととくは
なかはよどませ
みなしがは
たゆといふことを
ありこすなゆめ
Если очень громко зашумит молва,
Только ненадолго ты покинь меня.
Говорят, что реки гибнут без воды.
Без тебя не жить мне,
Ты со мной не рви.

朝東風尓
井<堤超>浪之
世<染>似裳
不相鬼故
瀧毛響動二
あさごちに
ゐでこすなみの
よそめにも
あはぬものゆゑ
たきもとどろに
Волны, что бегут через плотину,
Где восточный ветер дует поутру,
Не встречаются в пути друг с другом.
Из-за той, с которой даже не встречался,
Словно грохот водопада, шум молвы…

風不吹
浦尓浪立
無名乎
吾者負香
逢者無二
かぜふかぬ
うらになみたち
なきなをも
われはおへるか
あふとはなしに
В бухте, где не дуют ветры,
Не встает волна.
Как же свое имя потеряла я,
Как же зашумела обо мне молва?
Ведь совсем с тобою не встречалась я.

淡海之海
奥津嶋山
奥間經而
我念妹之
言繁<苦>
あふみのうみ
おきつしまやま
おくまへて
あがおもふいもが
ことのしげけく
В море, в стороне далекой Оми,
Остров Окицусимаяма,
Дальше глубже море.
Так с моей любимой:
Все сильней о ней шумит молва.
Практически то же самое, что и п. 2439
霰零
遠<津>大浦尓
縁浪
縦毛依十万
憎不有君
あられふり
とほつおほうらに
よするなみ
よしもよすとも
にくくあらなくに
Падает на землю град…
В дальней бухте Оура
Приливают волны к берегам,
Пусть шумит о нас с тобой молва,
Все равно тебя не разлюблю.

木海之
名高之浦尓
依浪
音高鳧
不相子故尓
きのうらの
なたかのうらに
よするなみ
おとだかきかも
あはぬこゆゑに
В море, в стороне далекой Ки,
В знаменитой бухте Натака,
Волны с шумом приливают к берегам,
И шумит вокруг меня молва
Из-за той, что не встречается со мной.

牛窓之
浪乃塩左猪
嶋響
所依之<君>
不相鴨将有
うしまどの
なみのしほさゐ
しまとよみ
よそりしきみは
あはずかもあらむ
В Усимадэ шум прибрежных волн
Так велик, что сотрясает острова.
Оттого что о тебе шумит молва,
Неужели не встречаться мне с тобой,
С кем молвою связана давно?

大船之
<艫毛舳>毛
依浪
<依>友吾者
君之<任>意
おほぶねの
ともにもへにも
よするなみ
よすともわれは
きみがまにまに
Ах, к большому кораблю
Со всех сторон
Прибивается бегущая волна.
Пусть людские толки связывают нас,
Все равно послушна воле я твоей.
* См. п. 2438.
淺茅原
苅標刺而
空事文
所縁之君之
辞鴛鴦将待
あさぢはら
かりしめさして
むなことも
よそりしきみが
ことをしまたむ
На равнине с мелкою травою
Знак запрета лишь на время завязать
Хоть пустое дело,—
Буду ждать я вести
От тебя, с кем попусту свела меня молва.
* Знак запрета (см. п. 2466).
葦多頭乃
颯入江乃
白菅乃
知為等
乞痛鴨
あしたづの
さわくいりえの
しらすげの
しらせむためと
こちたかるかも
Хорошо известен людям белый сугэ
В бухте, где в зеленых тростниках
Журавли шумят…
Шумит молва людская
Уж не потому ль, что выдал ты любовь?

真野池之
小菅乎笠尓
不縫為<而>
人之遠名乎
可立物可
まののいけの
こすげをかさに
ぬはずして
ひとのとほなを
たつべきものか
Ведь из этих мелких камышей,
Что растут на берегу пруда в Ману,
Шляпы я себе еще не сплел,
Отчего же имя бедное мое
Так хулить должна жестокая молва?
* Песня имеет аллегорический смысл: мелкий камыш — юная девушка.
* “Шляпы я себе еще не сплел…” — еще не сделал своей женой.
幾多毛
不零雨故
吾背子之
三名乃幾許
瀧毛動響二
いくばくも
ふらぬあめゆゑ
わがせこが
みなのここだく
たきもとどろに
Будто ливень
Долго и не лил,
А из-за него
Имя милого теперь гремит,
Словно бурный водопад в горах.
* “Будто ливень долго и не лил…” — т. е. много мы с ним и не встречались (см. п. 2438).
不直<相>
有諾
夢谷
何人
事繁
ただにあはず
あるはうべなり
いめにだに
なにしかひとの
ことのしげけむ
Понятно мне,
Что наяву вдвоем
Мы не встречаемся с тобою это время,
Но неужели даже в сновиденьях
Сильна жестокая молва?
* См. п. 2438.
里人毛
謂告我祢
縦咲也思
戀而毛将死
誰名将有哉
さとびとも
かたりつぐがね
よしゑやし
こひてもしなむ
たがなならめや
Пусть говорят о нас
Все жители села,
Что ж, хорошо!
Умру, тебя любя!
И чье тогда молва ославит имя?
* Песня, обращенная к возлюбленной, которая, боясь людской молвы, отказывается от встреч (см. 2438).
人見而
事害目不為
夢尓吾
今夜将至
屋戸閇勿勤
ひとのみて
こととがめせぬ
いめにわれ
こよひいたらむ
やどさすなゆめ
Во сне, где люди не увидят,
Не будут упрекать меня,
Сегодня ночью
В дом приду твой я,
Не закрывай же на ночь двери!

絶沼之
下従者将戀
市白久
人之可知
歎為米也母
こもりぬの
したゆはこひむ
いちしろく
ひとのしるべく
なげきせめやも
Как скрытое в густой траве болото,
Так будет скрыта
В глубине любовь…
О, разве стану горевать так явно,
Чтоб люди все узнали про тебя!

暁之
朝霧隠
反羽二
如何戀乃
色<丹>出尓家留
あかときの
あさぎりごもり
かへらばに
なにしかこひの
いろにいでにける
Ведь возвращался я
В рассветный алый час,
Весь скрытый ранним утренним туманом,
Но отчего же всем известна стала
В то утро наша тайная любовь?

百尓千尓
人者雖言
月草之
移情
吾将持八方
ももにちに
ひとはいふとも
つきくさの
うつろふこころ
われもためやも
Пусть сотни раз, пусть много тысяч раз
Шумит молва людская — все равно!
Ах, не такое сердце у меня,
Чтоб свой меняло цвет,
Как лунная трава!
* Лунная трава (цукигуса, Сommunis) — цветет летом синими цветами, которые быстро меняют цвет. Поэтому лунная трава служит постоянным сравнением (мк) для легко изменяющихся чувств, изменчивой любви и т. п.
浪之共
靡玉藻乃
片念尓
吾念人之
言乃繁家口
なみのむた
なびくたまもの
かたもひに
わがおもふひとの
ことのしげけく
Вместе с набегающей волной
Клонятся лишь к стороне одной
Жемчуг-водоросли возле берегов.
Так любовь с моей лишь стороны видна,
И молва напрасно о тебе шумит!

劔大刀
名之惜毛
吾者無
比来之間
戀之繁尓
つるぎたち
なのをしけくも
われはなし
このころのまの
こひのしげきに
О, пусть как бы на лезвие меча
Подымет имя злобная молва.
О нем не буду я совсем жалеть,
Ведь в эти дни последние, мой друг,
Еще сильней моя любовь к тебе!

将相者
千遍雖念
蟻通
人眼乎多
戀乍衣居
あはむとは
ちたびおもへど
ありがよふ
ひとめをおほみ
こひつつぞをる
Ax, о том, чтоб встретиться с тобой,
Думал я немало тысяч раз,
Но так много глаз людских кругом
На дорогах, что ведут к тебе,
Оттого тоскую я вдали…
* См. п. 2545. См. прим. к п. 3102.
極而
吾毛相登
思友
人之言社
繁君尓有
ありありて
われもあはむと
おもへども
ひとのことこそ
しげききみにあれ
Непременно
Думал встретиться с тобой,
Но ведь ты сама сказала мне,
Что молва людская эти дни
Словно заросли густые поднялась…

浪間従
雲位尓所見
粟嶋之
不相物故
吾尓所依兒等
なみのまゆ
くもゐにみゆる
あはしまの
あはぬものゆゑ
わによそるこら
Как дальний остров Авасима,
Что между волн
Мелькает в облаках,
Ты далека, не видимся с тобою,
И всё же говорят, что связан я с тобой!

忍照
難波乃埼尓
引登
赤曽朋舟
曽朋舟尓
綱取繋
引豆良比
有雙雖為
日豆良賓
有雙雖為
有雙不得叙
所言西我身
おしてる
なにはのさきに
ひきのぼる
あかのそほぶね
そほぶねに
あみとりかけ
ひこづらひ
ありなみすれど
いひづらひ
ありなみすれど
ありなみえずぞ
いはえにしあがみ
В озаренной блеском волн
В славной бухте Нанива
Огибают мыс, плывя,
Цвета красного челны,
И вот так же, как на тех
Цвета красного челнах,
Сеть закинув, ловят рыб —
Ловит злобная молва!
Споря и противясь ей,
Хоть и отрицала все,
Споря и противясь ей,
Хоть и отрицала я,
Но, однако, до конца
Не могла я отрицать,
И предметом пересуд
Стать мне нынче довелось!
* По-видимому, вариант старинной народной песни, одна из лучших песен кн. XIII.
* Цвета красного челны — для прочности челны обмазывались красной глиной (НКБТ), см. также п. 3299.
武蔵野尓
宇良敝可多也伎
麻左弖尓毛
乃良奴伎美我名
宇良尓R尓家里
むざしのに
うらへかたやき
まさでにも
のらぬきみがな
うらにでにけり
В стороне Мусаси, на лугу,
Ворожа, лопатки я оленьи жгу.
Имя друга,
Что таила про себя,
Всем открыла нынче ворожба!
* В песне говорится о гадании на оленьей лопатке, которую держали над огнем и по трещинам читали имена и судьбу.
* В комментариях ИЦ приводится целый рассказ, связанный с этой песней. Там говорится о том, как родители добивались узнать имя возлюбленного своей дочери, которое она скрывала. Ее повели к гадателю в долину Мусаси и во время гадания на лопатке оленя выяснили имя обманувшего ее возлюбленного. Однако песня по структуре и содержанию напоминает обычные песни при гадании, когда описывается совершаемое действие и затем предугадывается как уже свершившийся факт результат гадания. Гадание на лопатках оленя, судя по песням М., было широко распространено в те времена. Некоторые комментаторы (К. Мор.) указывают, что такого рода гадание характерно для монгольских народов и в Японию оно пришло с материка. Он особенно подчеркивает это как факт, представляющий особый интерес с точки зрения истории японской культуры. Зачин типичный для народных песен того времени.
人見而
言害目不為
夢谷
不止見与
我戀将息
ひとのみて
こととがめせぬ
いめにだに
やまずみえこそ
あがこひやまむ
Хотя б во сне,
Где не увидят люди
И где никто не упрекнёт меня,
Являйся мне всегда, прошу тебя,
И, может быть, тоска моя исчезнет!

人目多
直者不相
ひとめおほみ
ただにはあはず
Из-за того, что много глаз людских,
Не можем встретиться с тобою,
Перевод: А.С.
麻可奈思美
奴良久波思家良久
佐奈良久波
伊豆能多可祢能
奈流佐波奈須与
まかなしみ
ぬらくはしけらく
さならくは
いづのたかねの
なるさはなすよ
Полюбить и с милой ночи проводить —
Миг недолог,
А молва о том —
Словно грохот в Нарусава, возле Фудзи,—
Никакою силой не унять!

宇都世美能
夜蘇許登乃敝波
思氣久等母
安良蘇比可祢弖
安乎許登奈須那
うつせみの
やそことのへは
しげくとも
あらそひかねて
あをことなすな
В мире суетном молва —
Слов бесчисленных листва,—
Пусть она густа,
Ты вступай с молвою в спор
И не выдавай меня!

麻可奈思美
奴礼婆許登尓豆
佐祢奈敝波
己許呂乃緒呂尓
能里弖可奈思母
まかなしみ
ぬればことにづ
さねなへば
こころのをろに
のりてかなしも
Коль жалею я и ночи мы — вдвоём,
Сразу слух дурной идёт о том,
А не быть с тобой —
Ведь нити сердца моего
Ты взяла, и я люблю тебя!
* Отмечается как песня юноши о любви, которую преследуют людские толки.
* “Нити сердца моего ты взяла…” — т. е. ты управляешь моим сердцем, завладела моим сердцем.
比登豆麻等
安是可曽乎伊波牟
志可良<婆>加
刀奈里乃伎奴乎
可里弖伎奈波毛
ひとづまと
あぜかそをいはむ
しからばか
となりのきぬを
かりてきなはも
Люди говорят: “Она — его жена”.
Ну, зачем мне это говорят?
“Уж не потому ли, чтобы понял я,
Что соседа платье
Надевать нельзя?
* ТЯ приводит в примечании аналогичную песню из кн. IV. Возможно, появление образа чужой жены в народных песнях М. связано с брачными игрищами (см. п. 1759), когда разрешалась близость с чужой женой; в быту же это было запретным.
安豆左由美
須恵尓多麻末吉
可久須酒曽
宿莫奈那里尓思
於久乎可奴加奴
あづさゆみ
すゑにたままき
かくすすぞ
ねなななりにし
おくをかぬかぬ
Ясеневый лук…
Ни к чему концы его яшмой дорогою украшать,—
Так же ни к чему
Перестали ночи вместе проводить,
Беспокоясь о людской молве!
* Ясеневый лук не станет лучше стрелять, если украсить яшмой — не станем мы счастливей от того, что перестали встречаться друг с другом.
於布之毛等
許乃母登夜麻乃
麻之波尓毛
能良奴伊毛我名
可多尓伊弖牟可母
おふしもと
このもとやまの
ましばにも
のらぬいもがな
かたにいでむかも
Скрыт от взоров хворост, что лежит
На зеленых склонах гор Мотояма,
Где густая разрослась листва.
А любимой имя, что от всех скрывал,
Верно, выдаст людям ворожба!
* “Верно, выдаст людям ворожба…” — имеется в виду гадание на оленьей лопатке (см. п. 3374).
安都左由美
須恵波余里祢牟
麻左可許曽
比等目乎於保美
奈乎波思尓於家礼
あづさゆみ
すゑはよりねむ
まさかこそ
ひとめをおほみ
なをはしにおけれ
Ясеневый лук.
Как концы его сойдемся мы с тобой,
Но как раз теперь,
Оттого что много глаз людских вокруг,
Я пока тебя оставлю, милый друг!
Из сборника Какиномото Хитомаро
可波加美能
祢自路多可我夜
安也尓阿夜尓
左宿佐寐弖許曽
己登尓弖尓思可
かはかみの
ねじろたかがや
あやにあやに
さねさねてこそ
ことにでにしか
Там, в окрестностях реки,
Ох, высоки с белым корнем камыши.
Верно, верно,—
Спали, спали мы с тобой,
Оттого и не ушли мы от молвы!

伊波能倍尓
伊可賀流久毛能
可努麻豆久
比等曽於多波布
伊射祢之賣刀良
いはのへに
いかかるくもの
かのまづく
ひとぞおたはふ
いざねしめとら
Над скалой
Нависли облака,
Над болотом опустились вниз.
Все равно ведь люди осуждают нас,
Так приди ко мне, когда настанет ночь!
* Песня считается трудной для толкования. Перевод сделан по СН.
水久君野尓
可母能波抱能須
兒呂我宇倍尓
許等乎呂波敝而
伊麻太宿奈布母
みくくのに
かものはほのす
ころがうへに
ことをろはへて
いまだねなふも
Будто утка, что плывет
По воде в Микугуну,
Из-за милой девы той
Слух идет, растет молва,
А ведь не были мы близки с ней!

麻久良我乃
許我能和多利乃
可良加治乃
於<登>太可思母奈
宿莫敝兒由恵尓
まくらがの
こがのわたりの
からかぢの
おとだかしもな
ねなへこゆゑに
Силен шум китайского весла
В Курага
У переправы у Кога.
Словно шум весла, сильна молва
Из-за девы, что ни разу ночь со мной не провела.

たまくらの
うへにみたるる
あさねかみ
したにとけすと
人はしらしな
たまくらの
うへにみたるる
あさねかみ
したにとけすと
ひとはしらしな

По изголовью рук
Рассыпались
Утренние власы,
Не развязывай снизу,
Пусть люди не узнают

(Примерно)
こひすてふ
わか名はまたき
立ちにけり
人しれすこそ
思ひそめしか
こひすてふ
わかなはまたき
たちにけり
ひとしれすこそ
おもひそめしか
О том, что влюблён я,
Слишком рано молва
Разошлась по свету.
А ведь только глубины сердца
Озарились думой о ней.
Включено в антологию Огура хякунин иссю, 41.

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
人ことは
夏野の草の
しけくとも
君と我とし
たつさはりなは
ひとことは
なつののくさの
しけくとも
きみとわれとし
たつさはりなは


手向せぬ
別れする身の
侘しきは
人めを旅と
思ふなりけり
たむけせぬ
わかれするみの
わびしきは
ひとめをたびと
おもふなりけり


人言の
うきをも志らず
ありかせし
昔乍らの
我身ともがな
ひとことの
うきをもしらず
ありかせし
むかしながらの
わがみともがな


吉美尓餘里
吾名波須泥尓
多都多山
絶多流孤悲乃
之氣吉許呂可母
きみにより
わがなはすでに
たつたやま
たえたるこひの
しげきころかも
Из-за тебя дурная слава мне досталась,
И я предметом стала пересуд,
Что поднялись горой;
Любовь, что оборвалась,
Теперь как заросли густые вновь…

許母利奴能
之多由孤悲安麻里
志良奈美能
伊知之路久伊泥奴
比登乃師流倍久
こもりぬの
したゆこひあまり
しらなみの
いちしろくいでぬ
ひとのしるべく
Как скрытое густой травой болото,
Была любовь моя и стала так сильна,
Что из глубин она, как белая волна,
На волю вырвалась…
И люди все узнали.

人めだに
見えぬ山路に
たつ雲を
誰炭竈の
煙りといふらむ
ひとめだに
みえぬやまぢに
たつくもを
たれすみかまの
けぶりといふらむ


ありとのみ
音に聞きつつ
音羽川
渡らば袖に
影も見えなむ
ありとのみ
おとにききつつ
おとはかは
わたらばそでに
かげもみえなむ
Я слышу о тебе
Только из уст молвы,
А если перешел бы я Реку молвы,
Быть может, хоть бы облик твой
На рукаве моем намокшем отразился?

藻塩焼く
海人の磯屋の
夕煙
立つ名も苦し
思ひ絶えなで
もしほやく
あまのいそやの
ゆふけぶり
たつなもくるし
おもひたえなで
Словно вечером дым,
Поднявшийся от рыбацких костров,
Разнеслась обо мне
Людская молва.
Но ей не загасить огня любви!

恋ひ死なむ
おなじうき名を
いかにして
あふにかへつと
人にいはれむ
こひしなむ
おなじうきなを
いかにして
あふにかへつと
ひとにいはれむ
Коль от любви умру,
Досужих сплетен
Не избежать мне всё равно,
О, если б мог я жизнью заплатить
За сладкое с тобой свиданье!

心から
しばしと包む
ものからに
しぎの羽掻き
つらき今朝かな
こころから
しばしとつつむ
ものからに
しぎのはねかき
つらきけさかな
Глаз опасаясь людских,
Решила пока с тобой не встречаться,
Но сердце болит, наверное, так же,
Как крылья у кулика: сколько раз хлопал он ими тогда
На рассвете!

けふこずば
音羽の櫻
いかにぞと
みる人ごとに
問はまし物を
けふこずば
おとはのさくら
いかにぞと
みるひとごとに
とはましものを


忘れじの
契たがはぬ
世なりせば
頼みやせまし
君がひと言
わすれじの
ちぎりたがはぬ
よなりせば
たのみやせまし
きみがひとこと


忘れじの
たゞ一言を
形見にて
行くもとまるも
ぬるゝ袖哉
わすれじの
たゞひとことを
かたみにて
ゆくもとまるも
ぬるるそでかな


霜おかぬ
人目も今は
かれはてゝ
松にとひくる
風ぞ變らぬ
しもおかぬ
ひとめもいまは
かれはてて
まつにとひくる
かぜぞかはらぬ


老いて後
昔を志のぶ
泪こそ
こゝら人目を
つゝまざりけれ
をいてのち
むかしをしのぶ
なみだこそ
ここらひとめを
つつまざりけれ


恨み侘び
ほさぬ袖だに
ある物を
戀に朽なむ
名社惜しけれ
うらみわび
ほさぬそでだに
あるものを
こひにくちなむ
なこそをしけれ
Обидой истомлена,
Не боюсь, что мои рукава
Истлеют от слёз.
Мне доброго имени жаль,
Истреплет его молва.
Включено в Огура Хякунин иссю, 65

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
人めのみ
繁きみ山の
青つゞら
くるしき世をも
思侘びぬる
ひとめのみ
しげきみやまの
あをつづら
くるしきよをも
おもひわびぬる


志るらめや
身こそ人めを
憚りの
關に涙は
とまらざりけり
しるらめや
みこそひとめを
はばかりの
せきになみだは
とまらざりけり


於黄葉
置白露之
色葉二毛
不出跡念者
事之繁家口
もみちばに
おくしらつゆの
いろはにも
いでじとおもへば
ことのしげけく
Та белая роса, что с высоты упала
На клена алый лист,
Окрасилась сама…
Когда я думал, что любовь скрываю,
Кругом пошла крикливая молва…
* Песня юноши.
うれしとや
まつ人ごとに
おもふらん
山のはいづる
秋のよの月
うれしとや
まつひとごとに
おもふらん
やまのはいづる
あきのよのつき


心をば
みる人ごとに
くるしめて
何かは月の
とりどころなる
こころをば
みるひとごとに
くるしめて
なにかはつきの
とりどころなる


人目よく
道はさこそと
思へ共
慰めがたく
更くる夜半かな
ひとめよく
みちはさこそと
おもへとも
なぐさめがたく
ふくるよはかな


人目見ぬ
宿の荻原
おとづれて
秋とは風の
つてにこそしれ
ひとめみぬ
やどのをぎはら
おとづれて
あきとはかぜの
つてにこそしれ


いつとても
かゝる人目の
山里は
草の原にぞ
冬を知りける
いつとても
かかるひとめの
やまざとは
くさのはらにぞ
ふゆをしりける


枯れ行くも
草葉に限
る冬なら
ば人目計は
なほや待たまし
かれゆくも
くさはにかぎり
るふゆなら
ばひとめはかは
なほやまたまし


人目をば
包むと思ふに
せきかねて
袖に餘るは
涙なりけり
ひとめをば
つつむとおもふに
せきかねて
そでにあまるは
なみだなりけり


人目もる
わが通路の
志の薄
いつとか待たむ
秋のさかりを
ひとめもる
わがかよひぢの
しのすすき
いつとかまたむ
あきのさかりを


人目もる
山井の清水
結びても
猶あかなくに
ぬるゝ袖かな
ひとめもる
やまゐのきよみ
むすびても
なほあかなくに
ぬるるそでかな


神だにも
我道まもれ
みしめ繩
世の人ごとは
引くによるとも
かみだにも
われみちまもれ
みしめなは
よのひとごとは
ひくによるとも


堰き返し
おさふる袖に
年ふりて
人目に志らぬ
泪ともがな
せききかへし
おさふるそでに
としふりて
ひとめにしらぬ
なみだともがな


いかにせむ
袖に人目を
もる山の
露も時雨も
色にいでなば
いかにせむ
そでにひとめを
もるやまの
つゆもしぐれも
いろにいでなば


烏羽玉の
夢の浮橋
あはれなど
人目をよきて
戀ひ渡るらむ
むばたまの
ゆめのうきはし
あはれなど
ひとめをよきて
こひわたるらむ


逢事の
今は形見の
めをあらみ
もりて流れむ
名こそ惜けれ
あふことの
いまはかたみの
めをあらみ
もりてながれむ
なこそをしけれ


いかにせむ
よその人目の
關守に
かよふ道なき
あふ坂の山
いかにせむ
よそのひとめの
せきもりに
かよふみちなき
あふさかのやま


誠かと
又おしかへし
問ふ程の
人目のひまも
なき契りかな
まことかと
またおしかへし
とふほどの
ひとめのひまも
なきちぎりかな


人ごとに
聞きつと語る
郭公
など我が爲に
なほ待たるらむ
ひとごとに
ききつとかたる
ほととぎす
などわがために
なほまたるらむ


秋霧に
立ち隱れつゝ
鳴く鹿は
人目よきてや
妻を戀ふらむ
あききりに
たちかくれつつ
なくしかは
ひとめよきてや
つまをこふらむ
В осеннем тумане
Прячется всё время
Кричащий олень,
Возможно, избегая глаз людских,
Он о своей жене тоскует!

垣根なる
草も人目も
霜がれぬ
秋のとなりや
遠ざかるらむ
かきねなる
くさもひとめも
しもがれぬ
あきのとなりや
とほざかるらむ


霜むすぶ
草の袂の
花ずゝき
まねく人目も
いまや枯れなむ
しもむすぶ
くさのたもとの
はなずすき
まねくひとめも
いまやかれなむ


枕だに
知るてふことの
なくもがな
人目計りを
せめて包まむ
まくらだに
しるてふことの
なくもがな
ひとめばかりを
せめてつつまむ


通ふべき
道さへたえて
夏草の
しげき人目を
なげく頃かな
かよふべき
みちさへたえて
なつくさの
しげきひとめを
なげくころかな


ぬるとても
潮汲む蜑の
袖ならば
人目包まで
絞りこそせめ
ぬるとても
しほくむあまの
そでならば
ひとめつつまで
しぼりこそせめ


人目のみ
志のぶの浦に
おく網の
下にはたえず
引く心かな
ひとめのみ
しのぶのうらに
おくあみの
したにはたえず
ひくこころかな


人目をも
今はつゝまじ
春霞
野にも山にも
名はたゝば立て
ひとめをも
いまはつつまじ
はるかすみ
のにもやまにも
なはたたばたて


相坂や
かよふ心は
せきもゐず
ゆるさぬ中は
人目なりけり
あふさかや
かよふこころは
せきもゐず
ゆるさぬなかは
ひとめなりけり


今夜さへ
同じ人目を
いとふ哉
あふにまぎるゝ
泪ならねば
いまよさへ
おなじひとめを
いとふかな
あふにまぎるる
なみだならねば


人毎に
折りかざしつゝ
遊べども
いや珍しき
うめの花かも
ひとごとに
をりかざしつつ
あそべども
いやめづらしき
うめのはなかも


空蝉の
人目を繁み
逢はずして
年の經ぬれば
いけりともなし
うつせみの
ひとめをしげみ
あはずして
としのへぬれば
いけりともなし


人言を
しげしと妹に
逢はずして
心の中に
戀ふるこのごろ
ひとことを
しげしといもに
あはずして
こころのなかに
こふるこのごろ


邂逅の
人目の隙を
待ちえても
思ふばかりは
契りやはする
わくらばの
ひとめのひまを
まちえても
おもふばかりは
ちぎりやはする


冬來ぬと
共にかれ行く
山里の
人目や草の
ゆかりなるらむ
ふゆこぬと
ともにかれゆく
やまざとの
ひとめやくさの
ゆかりなるらむ


いとゞ又
雪には跡も
なかりけり
人目かれにし
庭のふゆ草
いとどまた
ゆきにはあとも
なかりけり
ひとめかれにし
にはのふゆくさ


洩さじと
抑ふる袖ぞ
なか〳〵に
人目にあまる
泪なりける
もらさじと
おさふるそでぞ
なかなかに
ひとめにあまる
なみだなりける


大井川
人目もらさぬ
今日やさは
杣の筏士
くれを待つらむ
おほゐかは
ひとめもらさぬ
けふやさは
そまのいかだし
くれをまつらむ


恨むべき
人目のひまも
幾度か
數ならぬ身に
過しきつらむ
うらむべき
ひとめのひまも
いくたびか
かずならぬみに
すごしきつらむ


人ごとに
えてうれしきは
法の花
みよの佛の
やどの物とて
ひとごとに
えてうれしきは
のりのはな
みよのほとけの
やどのものとて

ひえのみや
つれなさや
變らざるらむ
人毎に
待つとのみ聞く
時鳥かな
つれなさや
かはらざるらむ
ひとごとに
まつとのみきく
ほととぎすかな


人目さへ
かれ行く霜の
古郷に
殘るも寂し
にはのふゆぐさ
ひとめさへ
かれゆくしもの
ふるさとに
のこるもさびし
にはのふゆぐさ


何となき
世の人事に
紛れきて
暮れ果てゝこそ
年は惜けれ
なにとなき
よのひとことに
まがれきて
くれはててこそ
としはをしけれ


人目をも
包まぬ計り
戀しきは
おぼろげならぬ
心とを知れ
ひとめをも
つつまぬばかり
こひしきは
おぼろげならぬ
こころとをしれ


人目もる
山下くゞる
水莖の
かき絶えぬるか
音づれもせぬ
ひとめもる
やましたくゞる
みづぐきの
かきたえぬるか
おとづれもせぬ


遂にさて
障り果てぬる
人目こそ
つらきかごとの
契なりけれ
つひにさて
さはりはてぬる
ひとめこそ
つらきかごとの
ちぎりなりけれ


志ばしこそ
人目思ひし
宵々の
忍ぶ方より
絶えや果つべき
しばしこそ
ひとめおもひし
よひよひの
しのぶかたより
たえやはつべき


山里は
住み果てよとや
世のうさを
來る人毎に
先語るらむ
やまざとは
すみはてよとや
よのうさを
くるひとごとに
さきかたるらむ


寂しさは
思ひし儘の
山里に
いとふ人目の
など待たるらむ
さびしさは
おもひしままの
やまざとに
いとふひとめの
などまたるらむ


つらし共
よその人目を
喞たばや
忍ぶより社
いひも絶しか
つらしとも
よそのひとめを
かこたばや
しのぶよりこそ
いひもたえしか


出で入ると
人目ばかりに
見ゆれども
こしの山には
のどかなりとか
いでいると
ひとめばかりに
みゆれども
こしのやまには
のどかなりとか


分けわびて
今も人目は
かれぬべし
茂る夏野の
草の深さに
わけわびて
いまもひとめは
かれぬべし
しげるなつのの
くさのふかさに


心には
もえて思へど
空蝉の
人目をしげみ
妹に逢はぬかも
こころには
もえておもへど
うつせみの
ひとめをしげみ
いもにあはぬかも


山里は
冬ぞ寂しさ
增さりける
人目も草も
かれぬと思へば
やまさとは
ふゆぞさびしさ
まさりける
ひとめもくさも
かれぬとおもへば


草葉こそ
置添ふ霜に
たへざらめ
何にかれ行く
宿の人目ぞ
くさばこそ
おきそふしもに
たへざらめ
なににかれゆく
やどのひとめぞ


宵の間は
誰も人目を
包めばと
更くるつらさを
忘てぞ待つ
よひのまは
たれもひとめを
つつめばと
ふくるつらさを
わすれてぞまつ


包む中は
人目に障る
方や有ると
更てしもこそ
猶待たれけれ
つつむなかは
ひとめにさはる
かたやあると
ふけてしもこそ
なほまたれけれ


人目こそ
枯れなば枯れめ
山ざとに
筧の水の
音をだにせよ
ひとめこそ
かれなばかれめ
やまざとに
かけひのみづの
おとをだにせよ


とはるやと
待たましいかに
寂しからむ
人目を厭ふ
奥山の庵
とはるやと
またましいかに
さびしからむ
ひとめをいとふ
おくやまのいほ


うきなかの
關は宵々
守り添へて
人目よく間の
夢も通はず
うきなかの
せきはよひよひ
もりそへて
ひとめよくまの
ゆめもかよはず


人ごとに
いそぐを見ても
數ならぬ
身にはのどけき
年の暮哉
ひとごとに
いそぐをみても
かずならぬ
みにはのどけき
としのくれかな