垂乳根乃
母之手放
如是許
無為便事者
未為國
たらちねの
ははがてはなれ
かくばかり
すべなきことは
いまだせなくに
Руки матери моей родной
Далеки теперь, в разлуке,
От меня…
Страшной безнадежности такой
Никогда еще не знала я.
* Песня начинает раздел, озаглавленный “Песни, в которых просто высказываются думы и чувства” (тада ни омои-о нобуру ута), т. е. высказываются непосредственно, без использования сравнений и других стилистических приемов. Обстоятельства, при которых была сложена песня, неизвестны; напоминает песни свадебно-семейного характера из русского фольклора, когда невеста горюет о разлуке с родными, только здесь, по-видимому, представлена песня новобрачной уже после отъезда в дом мужа.
美豆等<利>乃
多知能已蘇岐尓
父母尓
毛能波須價尓弖
已麻叙久夜志伎
みづとりの
たちのいそぎに
ちちははに
ものはずけにて
いまぞくやしき
Взлетев, как птица водяная, в спешке,
Отцу и матери родной
Ни слова не сказав,
Я дом покинул —
И как теперь раскаиваюсь я!

等伎騰吉乃
波奈波佐家登母
奈尓須礼曽
波々登布波奈乃
佐吉泥己受祁牟
ときどきの
はなはさけども
なにすれぞ
ははとふはなの
さきでこずけむ
Осенью, зимой, весной и летом
Разные цветы цветут кругом,
Но скажите, почему не расцветает
Тот цветок,
Что называют “мать”?

知々波々母
波奈尓母我毛夜
久佐麻久良
多妣波由久等母
佐々己弖由加牟
ちちははも
はなにもがもや
くさまくら
たびはゆくとも
ささごてゆかむ
Отец и мать, родимые мои,
О, если б стали вы цветами,
Пусть уходил бы я в далекий путь,
Где изголовьем служат только травы,
Держа в руках цветы, я был бы вместе с вами!

於保吉美能
美許等可之古美
伊蘇尓布理
宇乃波良和多流
知々波々乎於伎弖
おほきみの
みことかしこみ
いそにふり
うのはらわたる
ちちははをおきて
Императора великого указ
С трепетной покорностью приняв,
Вдоль скалистых дальних берегов
По равнине моря я плыву,
И отца, и мать оставив позади…

奈尓波都尓
余曽比余曽比弖
氣布能<比>夜
伊田弖麻可良武
美流波々奈之尓
なにはつに
よそひよそひて
けふのひや
いでてまからむ
みるははなしに
В гавани прекрасной Нанива
Снаряжали, украшали корабли.
Неужели нынче в этот день
Мы отправимся в далекий путь
И не сможет мать на это все взглянуть?..

多々美氣米
牟良自加已蘇乃
波奈利蘇乃
波々乎波奈例弖
由久我加奈之佐
たたみけめ
むらじがいその
はなりその
ははをはなれて
ゆくがかなしさ
Как этот берег, что отходит в дали,
Пустой, скалистый берег в Мурадзи,
Где делают циновки из рогожи,—
Так с каждым часом мать родная — дальше…
О ты, печаль далекого пути!

<等知>波々江
已波比弖麻多祢
豆久志奈流
美豆久白玉
等里弖久麻弖尓
とちははえ
いはひてまたね
つくしなる
みづくしらたま
とりてくまでに
Отец и мать, я одного хочу:
Чтобы с молитвою меня вы ждали
До той поры,
Пока не принесу
Я жемчуг, что лежит в Цукуси под волнами.
* Жемчуг в старину часто приносили в подарок, возвращаясь откуда-либо домой.
麻氣波之良
寶米弖豆久礼留
等乃能其等
已麻勢波々刀自
於米加波利勢受
まけばしら
ほめてつくれる
とののごと
いませははとじ
おめがはりせず
Будь крепкой, словно дом, где ставят
Столбы священные из хиноки
И, чтобы счастье было, бога славят,
Будь крепкой, матушка, и счастливо живи
И не меняйся никогда, родная!
* В старину постройка дома сопровождалась обычно молитвенной церемонией, что должно было принести покой и радость хозяину дома. На площади, предназначенной для застройки дома, вбивали прежде всего столбы из священного дерева хиноки.
和須良牟弖
努由伎夜麻由伎
和例久礼等
和我知々波々波
和須例勢努加毛
わすらむて
のゆきやまゆき
われくれど
わがちちははは
わすれせのかも
Думал, может, позабуду я в дороге,
Шел полями, шел горами я
И пришел сюда.
Но мать, отца родного
Позабыть в дороге я не смог.

知々波々我
可之良加伎奈弖
佐久安<例弖>
伊比之氣等<婆>是
和須礼加祢<豆>流
ちちははが
かしらかきなで
さくあれて
いひしけとはぜ
わすれかねつる
Мать и отец,
Нежно голову гладя,
Желали мне счастья в пути,
И слова, что они в час разлуки сказали,
Позабыть не смогу никогда.

多良知祢乃
波々乎和加例弖
麻許等和例
多非乃加里保尓
夜須久祢牟加母
たらちねの
ははをわかれて
まことわれ
たびのかりほに
やすくねむかも
Со вскормившею меня
Матерью родной расстался я.
В самом деле,
В шалаше живя в пути,
Разве мне спокойный сон найти?

和我波々能
蘇弖母知奈弖氐
和我可良尓
奈伎之許己呂乎
和須良延努可毛
わがははの
そでもちなでて
わがからに
なきしこころを
わすらえのかも
Смогу ли я забыть,
Как мать моя родная,
Не отпуская рук и гладя рукава,
Из-за меня рыдала горькими слезами?
Мне чувств ее не позабыть!
* См. п. 4323.

多妣由<岐>尓
由久等之良受弖
阿母志々尓
己等麻乎佐受弖
伊麻叙久夜之氣
たびゆきに
ゆくとしらずて
あもししに
ことまをさずて
いまぞくやしけ
Не зная, что иду
В далекий путь,
Отцу и матери
Я не сказал ни слова —
И нынче горько каюсь в этом я!
* См. п. 4323.
阿母刀自母
多麻尓母賀母夜
伊多太伎弖
美都良乃奈可尓
阿敝麻可麻久母
あもとじも
たまにもがもや
いただきて
みづらのなかに
あへまかまくも
Мать-хозяйка славная моя,
Если б жемчугом она была,
Я бы взял ее,
В прическу бы вложил,
С волосами б ее вместе уложил!
* См. п. 4323.
* Прическа (мидзура) — в данном случае у мужчин: волосы на затылке делят пробором направо и налево и закладывают рожками за ушами.
都久比夜波
須具波由氣等毛
阿母志々可
多麻乃須我多波
和須例西奈布母
つくひやは
すぐはゆけども
あもししが
たまのすがたは
わすれせなふも
Дни и месяцы проходят
Чередой,
А отца и матери моих,
Словно жемчуг, облик дорогой
Не забуду никогда в пути моем!
* См. 4323.
都乃久尓乃
宇美能奈伎佐尓
布奈餘曽比
多志埿毛等伎尓
阿母我米母我母
つのくにの
うみのなぎさに
ふなよそひ
たしでもときに
あもがめもがも
Возле берегов страны далекой Цу,
Снарядив в дорогу корабли,
Отправляемся мы нынче в дальний путь.
Как хотел бы я в последний час
На родную мать мою взглянуть!
* См. п. 4323.
和加々都乃
以都母等夜奈枳
以都母々々々
於母加古比須々
奈理麻之都之母
わがかづの
いつもとやなぎ
いつもいつも
おもがこひすす
なりましつしも
Дома у моих ворот
Ива “ицумото” в пять корней растет —
Означает “ицумо” — “всегда”.
Обо мне всегда тоскует мать,
Хоть и делом постоянно занята!

阿米都之乃
以都例乃可美乎
以乃良波加
有都久之波々尓
麻多己等刀波牟
あめつしの
いづれのかみを
いのらばか
うつくしははに
またこととはむ
О, каких, скажите мне, богов
Неба и земли
Я должен здесь молить,
Чтоб с любимой матерью моей
Смог бы я поговорить опять!
* См. п. 4323.

於保伎美能
美許等尓<作>例波
知々波々乎
以波比<弊>等於枳弖
麻為弖枳尓之乎
おほきみの
みことにされば
ちちははを
いはひへとおきて
まゐできにしを
Оттого что мой великий государь
Отдал высочайший свой приказ,
Я оставил и отца, и мать,
Что берёг я, как сосуд святой,
И, молясь о них, пришёл сюда!
* См. п. 4323.
大王乃
美己等可之古美
都麻和可礼
可奈之久波安礼特
大夫
情布里於許之
等里与曽比
門出乎須礼婆
多良知祢乃
波々可伎奈埿
若草乃
都麻波等里都吉
平久
和礼波伊波々牟
好去而
早還来等
麻蘇埿毛知
奈美太乎能其比
牟世比都々
言語須礼婆
群鳥乃
伊埿多知加弖尓
等騰己保里
可<弊>里美之都々
伊也等保尓
國乎伎波奈例
伊夜多可尓
山乎故要須疑
安之我知流
難波尓伎為弖
由布之保尓
船乎宇氣須恵
安佐奈藝尓
倍牟氣許我牟等
佐毛良布等
和我乎流等伎尓
春霞
之麻<未>尓多知弖
多頭我祢乃
悲鳴婆
波呂<婆>呂尓
伊弊乎於毛比埿
於比曽箭乃
曽与等奈流麻埿
奈氣吉都流香母
おほきみの
みことかしこみ
つまわかれ
かなしくはあれど
ますらをの
こころふりおこし
とりよそひ
かどでをすれば
たらちねの
ははかきなで
わかくさの
つまはとりつき
たひらけく
われはいははむ
まさきくて
はやかへりこと
まそでもち
なみだをのごひ
むせひつつ
ことどひすれば
むらとりの
いでたちかてに
とどこほり
かへりみしつつ
いやとほに
くにをきはなれ
いやたかに
やまをこえすぎ
あしがちる
なにはにきゐて
ゆふしほに
ふねをうけすゑ
あさなぎに
へむけこがむと
さもらふと
わがをるときに
はるかすみ
しまみにたちて
たづがねの
かなしくなけば
はろはろに
いへをおもひで
おひそやの
そよとなるまで
なげきつるかも
Императора приказу
С трепетом внимаю я,
Расстаюсь с женой своей,
Тяжела разлука мне.
Но отважный дух бойца
Я спешу поднять в себе,
Снаряжаюсь в дальний путь,
За ворота выхожу.
И родная мать моя
Гладит ласково меня,
И, как вешняя трава,
Юная моя жена
Держит за руки меня.
Чтобы был спокоен путь,—
Приношу мольбу богам.
“Счастлив будь в своем пути,
Возвращайся поскорей!” —
Говорят жена и мать
И, одежды рукавом
Слезы смахивая с глаз,
Причитают надо мной,
Мне напутствия твердят.
Как взлетает стая птиц,—
Трогаюсь в дорогу я,
Но все мешкаю в пути,
Все оглядываюсь я.
И все дальше ухожу,
Расстаюсь с родной землей,
Высоко взбираюсь я,
Через горы перейдя,
Прибываю в Нанива,
Где в зеленых тростниках
Осыпаются цветы…
Ввечеру, когда прилив,
Выплываю на ладье,
Поутру, в затишья час,
Ветра жду, спеша ладью
Повернуть в обратный путь,
А пока передо мной
Дымкой вешнею туман
Закрывает острова,
Крики дальних журавлей
Так печально здесь звучат,
И, когда их слышу я,
Вспоминаю дом родной,
Что далеко от меня,
И горюю я о нем
Так, что стрелы за спиной
Стонут жалобно со мной!
19-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
大王乃
麻氣乃麻尓々々
嶋守尓
和我多知久礼婆
波々蘇婆能
波々能美許等波
美母乃須蘇
都美安氣可伎奈埿
知々能未乃
知々能美許等波
多久頭<努>能
之良比氣乃宇倍由
奈美太多利
奈氣伎乃多婆久
可胡自母乃
多太比等里之氐
安佐刀埿乃
可奈之伎吾子
安良多麻乃
等之能乎奈我久
安比美受波
古非之久安流倍之
今日太<尓>母
許等騰比勢武等
乎之美都々
可奈之備麻勢婆
若草之
都麻母古騰母毛
乎知己知尓
左波尓可久美為
春鳥乃
己恵乃佐麻欲比
之路多倍乃
蘇埿奈伎奴良之
多豆佐波里
和可礼加弖尓等
比伎等騰米
之多比之毛能乎
天皇乃
美許等可之古美
多麻保己乃
美知尓出立
乎可<乃>佐伎
伊多牟流其等尓
与呂頭多妣
可弊里見之都追
波呂々々尓
和可礼之久礼婆
於毛布蘇良
夜須久母安良受
古布流蘇良
久流之伎毛乃乎
宇都世美乃
与能比等奈礼婆
多麻伎波流
伊能知母之良受
海原乃
可之古伎美知乎
之麻豆多比
伊己藝和多利弖
安里米具利
和我久流麻埿尓
多比良氣久
於夜波伊麻佐祢
都々美奈久
都麻波麻多世等
須美乃延能
安我須賣可未尓
奴佐麻都利
伊能里麻乎之弖
奈尓波都尓
船乎宇氣須恵
夜蘇加奴伎
可古<等登>能倍弖
安佐婢良伎
和波己藝埿奴等
伊弊尓都氣己曽
おほきみの
まけのまにまに
しまもりに
わがたちくれば
ははそばの
ははのみことは
みものすそ
つみあげかきなで
ちちのみの
ちちのみことは
たくづのの
しらひげのうへゆ
なみだたり
なげきのたばく
かこじもの
ただひとりして
あさとでの
かなしきあがこ
あらたまの
としのをながく
あひみずは
こひしくあるべし
けふだにも
ことどひせむと
をしみつつ
かなしびませば
わかくさの
つまもこどもも
をちこちに
さはにかくみゐ
はるとりの
こゑのさまよひ
しろたへの
そでなきぬらし
たづさはり
わかれかてにと
ひきとどめ
したひしものを
おほきみの
みことかしこみ
たまほこの
みちにいでたち
をかのさき
いたむるごとに
よろづたび
かへりみしつつ
はろはろに
わかれしくれば
おもふそら
やすくもあらず
こふるそら
くるしきものを
うつせみの
よのひとなれば
たまきはる
いのちもしらず
うなはらの
かしこきみちを
しまづたひ
いこぎわたりて
ありめぐり
わがくるまでに
たひらけく
おやはいまさね
つつみなく
つまはまたせと
すみのえの
あがすめかみに
ぬさまつり
いのりまをして
なにはつに
ふねをうけすゑ
やそかぬき
かこととのへて
あさびらき
わはこぎでぬと
いへにつげこそ
Воле грозной подчинись
Государя своего,
В стражи из дому я шел,
Чтоб границы охранять.
Божество — родная мать,
Воспитавшая меня,
Уцепившись за подол,
Нежно гладила меня,
Божество — родной отец,
Что вскормил, вспоил меня,
Расставаяся со мной,
Слезы горестные лил
На усы, на седину
Длинной бороды своей,
Белой, как из волокон таку
Связанный канат.
И, горюя, говорил:
“Как единое дитя
У оленей —
Ты один
У меня,
Мое дитя,
Дорогой, любимый сын,
Что уходишь поутру…
Если длинной будет нить
Новояшмовых годов —
Не увижу я тебя,
Буду сильно тосковать
Я в разлуке о тебе.
О, хотя бы нынче здесь,
Нам поговорить с тобой!” —
Говорил, жалея он
И печалясь обо мне.
Словно вешняя трава,
Милая моя жена
И детишки там и тут
Окружили все меня,
Как весенних звонких птиц
Их звучали голоса,
В белотканых рукавах,
Верно, прятали слезу,
Взявшись за руки, они
Не давали мне уйти.
“Не отпустим”,— говоря,
Шли они за мною вслед…
Но, приказу подчинись
Государя моего,
Вышел на дорогу я,
Что отмечена давно
Яшмовым копьем,
И в дороге каждый раз,
Огибая там холмы,
Много раз, несчетно раз
Все оглядывался я.
И когда я отошел
Далеко от милых мест,
Стало небо горьких дум
Неспокойно у меня,
Сердце, полное тоски,
Больно сжалось у меня,
Раз ты смертный человек —
Мира бренного жилец,—
Жизнь, что жемчугом блеснет,
Вечно тайна для тебя.
Средь морских пустых равнин,
Страшный путь проплыв в волнах,
Цепь минуя островов,
Буду в мире я кружить,
До тех пор пока домой
Не вернусь опять назад.
Поднеся дары богам —
Покровителям моим
В Суминоэ,
Буду я их об этом умолять,
Чтоб спокойно жить могли
И отец, и мать мои
И без бед меня ждала
Милая моя жена.
Нынче в бухте Нанива
Мой качается корабль,
Много весел закрепив,
Моряков созвав сюда,
Рано утром на заре
Мы отплыли нынче в путь —
И об этом я прошу
Передать моим родным.
23-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
於保奈牟知
須久奈比古奈野
神代欲里
伊比都藝家良<久>
父母乎
見波多布刀久
妻子見波
可奈之久米具之
宇都世美能
余乃許等和利止
可久佐末尓
伊比家流物能乎
世人能
多都流許等太弖
知左能花
佐家流沙加利尓
波之吉余之
曽能都末能古等
安沙余比尓
恵美々恵末須毛
宇知奈氣支
可多里家末久波
等己之部尓
可久之母安良米也
天地能
可未許等余勢天
春花能
佐可里裳安良<牟等>
<末>多之家牟
等吉能沙加利曽
波<奈礼>居弖
奈介可須移母我
何時可毛
都可比能許牟等
末多須良<无>
心左夫之苦
南吹
雪消益而
射水河
流水沫能
余留弊奈美
左夫流其兒尓
比毛能緒能
移都我利安比弖
尓保騰里能
布多理雙坐
那呉能宇美能
於支乎布可米天
左度波世流
支美我許己呂能
須敝母須敝奈佐
おほなむち
すくなびこなの
かむよより
いひつぎけらく
ちちははを
みればたふとく
めこみれば
かなしくめぐし
うつせみの
よのことわりと
かくさまに
いひけるものを
よのひとの
たつることだて
ちさのはな
さけるさかりに
はしきよし
そのつまのこと
あさよひに
ゑみみゑまずも
うちなげき
かたりけまくは
とこしへに
かくしもあらめや
あめつちの
かみことよせて
はるはなの
さかりもあらむと
またしけむ
ときのさかりぞ
はなれゐて
なげかすいもが
いつしかも
つかひのこむと
またすらむ
こころさぶしく
みなみふき
ゆきげはふりて
いみづかは
ながるみなわの
よるへなみ
さぶるそのこに
ひものをの
いつがりあひて
にほどりの
ふたりならびゐ
なごのうみの
おきをふかめて
さどはせる
きみがこころの
すべもすべなさ
Со времен еще богов
Всем известных на земле,
Как Сукунахикона,
Оонамути,
Говорят, передают
С той поры из века в век:
“Глядя на отца и мать,
Будь почтенья полон к ним,
Глядя на жену, детей,
Ты жалей их и голубь”.
В мире бренном таковы
Жизни правила для всех.
Ведь об этом на земле
Говорится с давних пор.
Ведь когда-то клялся ты,
Мира бренный человек,
В час, когда цвели кругом
Тиса нежные цветы.
С верною женой своей,
Что была тебе мила,
Поутру и ввечеру,
Улыбаясь или нет
Иль вздыхая глубоко,
Верно, говорил в те дни:
“Разве может вечно так
Продолжаться на земле?
С помощью святой богов
Неба и земли
Придет
И для нас с тобой расцвет
Вешних радостных цветов”.
И расцвет тот наступил.
А вот милая жена,
Что горюет без тебя,
Разлученная с тобой,
Верно, ждет все до сих пор,
О, когда же от тебя
К ней придет теперь гонец?
И печалится в душе.
Ты же с девой Сабуру,—
Ненадежною такой,
Словно пена на воде
Быстрой Имидзу- реки,
Где от тающих снегов
Прибывает вмиг вода,
Лишь подует ветерок
С дальней южной стороны,—
Ты же с девой Сабуру
Будто нитями шнура
Вместе связан навсегда.
Словно утки на воде
Ниодори,
Вечно вы
Всюду и везде вдвоем.
И все глубже,
Как в Наго
Море,
Что уходит вдаль,
Ею заворожен ты.
Сердце бедное твое
Все сильней погружено
В бездну страсти,
И теперь
Не спасти тебя ничем.
* Сукунахикона, Оонамути — боги, знаменитые многими подвигами, участвовавшие в сотворения страны Ямато.
* Сабуру — имя веселой женщины, которой увлекся Овари Окуй, о ней больше ничего не известно.
* Утки ниодори — в песнях — символ влюбленной пары, так как селезень и утка всегда находятся вместе.
天雲之
向伏國
武士登
所云人者
皇祖
神之御門尓
外重尓
立候
内重尓
仕奉
玉葛
弥遠長
祖名文
継徃物与
母父尓
妻尓子等尓
語而
立西日従
帶乳根乃
母命者
齊忌戸乎
前坐置而
一手者
木綿取持
一手者
和細布奉
<平>
間幸座与
天地乃
神祇乞祷
何在
歳月日香
茵花
香君之
牛留鳥
名津匝来与
立居而
待監人者
王之
命恐
押光
難波國尓
荒玉之
年經左右二
白栲
衣不干
朝夕
在鶴公者
何方尓
念座可
欝蝉乃
惜此世乎
露霜
置而徃監
時尓不在之天
あまくもの
むかぶすくにの
ますらをと
いはれしひとは
すめろきの
かみのみかどに
とのへに
たちさもらひ
うちのへに
つかへまつりて
たまかづら
いやとほながく
おやのなも
つぎゆくものと
おもちちに
つまにこどもに
かたらひて
たちにしひより
たらちねの
ははのみことは
いはひへを
まへにすゑおきて
かたてには
ゆふとりもち
かたてには
にきたへまつり
たひらけく
まさきくいませと
あめつちの
かみをこひのみ
いかにあらむ
としつきひにか
つつじはな
にほへるきみが
にほとりの
なづさひこむと
たちてゐて
まちけむひとは
おほきみの
みことかしこみ
おしてる
なにはのくにに
あらたまの
としふるまでに
しろたへの
ころももほさず
あさよひに
ありつるきみは
いかさまに
おもひいませか
うつせみの
をしきこのよを
つゆしもの
おきていにけむ
ときにあらずして
В дальней, чуждой стороне
Там, где облака небес стелятся внизу,
Храбрым воином
Он слыл,
И родителям своим,
Детям и жене своей
Говорил он, уходя:
“При дворе богов земли,
Что правление вершат,
Стоя стражем
У дворца,
Службу во дворце неся,
Как жемчужный длинный плющ
Простирается меж скал,
Так же долго буду я
Славу предков продолжать
И хранить ее всегда!”
И со дня, когда ушел
От родных он в дальний путь,
Мать, вскормившая его,
Ставит пред собой всегда
Со святым вином сосуд,
И в одной руке она
Держит волокна пучки,
И в другой руке она
Ткани на алтарь несет.
“Пусть спокойно будет все,
И счастливым будет он!” —
С жаркою мольбой она
Обращается к богам
Неба и земли.
О, когда наступит год,
Месяц, тот желанный день,
И любимый ею сын,
Сын, сверкающий красой
Цуцудзи цветов,
Птицей ниодори вдруг
Из воды всплывет? —
— Думу думает она…
А ее любимый сын,
Тот, которого она,
И вставая, и ложась,
Тщетно ждет к себе домой,
Государя волю чтя
И приказу покорясь,
В дальней Нанива- стране,
Что сверкает блеском волн,
Годы целые провел
Новояшмовые он.
Белотканых рукавов
Он от слез не просушил,
Поутру и ввечеру
Занят службою он был.
Как же все случилось так,
Как задумал это он?
Бренный мир, что человек
Так жалеет оставлять,
Он оставил и исчез,
Словно иней иль роса,
Не дождавшись до конца срока своего…
* В песне поется о тяжелой жизни людей, которых в эпоху Нара в порядке трудовой повинности мобилизовывали и заставляли жить годы в разлуке с родными.
* Жемчужный длинный плющ… (тамакадзура) — постоянный образ в М. для выражения чего-нибудь долго длящегося или тянущегося.
* Со святым вином сосуд и т. д. — описание обычных жертвоприношений при совершении молитвенных обрядов, когда испрашивают у богов благополучия для близких, счастливого возвращения или встречи с любимым человеком.
* Цуцудзи — см. п. 185.
* “Птицей ниодори вдруг из воды всплывет”…— эти птицы глубоко ныряют, долго находятся под водой и внезапно всплывают на воде, отсюда “всплывать” стало постоянным эпитетом к ниодори, а птица ниодори — образ и сравнение для человека, неожиданно появившегося после долгого отсутствия.
* Новояшмовые (аратама-но) — “мк” к слову годы (яшма, исходя из содержания ряда песен М., — поэтический образ священного зерна риса. Представление о годе, связанное у японского земледельца с новым посевом, с новым урожаем, новым рисом, способствовало возникновению этого постоянного эпитета к годам).
足乳根乃
母之其業
桑尚
願者衣尓
著常云物乎
たらちねの
ははがそのなる
くはすらに
ねがへばきぬに
きるといふものを
Ведь не раз вскормившая меня,
Говорила матушка моя:
“Даже тута лист простой
В нашем деле, если трудишься с душой,
Превратится в шелковый наряд”.
* Песня юноши.
* Если лист тута может превратиться в шелк, т. е. если сильно захотеть, та, которую люблю, может стать моей женой.
垂乳根乃
母之命乃
言尓有者
年緒長
憑過武也
たらちねの
ははのみことの
ことにあらば
としのをながく
たのめすぎむや
Если это были бы слова,
Что сказала б мне вскормившая меня
Матушка почтенная моя,
О, тогда нить долгую годов
Я не прожила б в пустых мечтах!
* К. считает, что эта песня имеет подтекст, в котором автор намекает на то, что он надеялся на милости принца и ждал продвижения по службе.
玉垂
小簾之寸鶏吉仁
入通来根
足乳根之
母我問者
風跡将申
たまだれの
をすのすけきに
いりかよひこね
たらちねの
ははがとはさば
かぜとまをさむ
Через щели занавеси той,
Где повешен жемчуг дорогой,
Постарайся проскользнуть ко мне.
Если спросит мать,
Вскормившая меня,
“Это ветер”,— я отвечу ей.
* Вариант песни встречается в “Исэ-моногатари” (эпизод 64).
足千根乃
母尓障良婆
無用
伊麻思毛吾毛
事應成
たらちねの
ははにさはらば
いたづらに
いましもあれも
ことなるべしや
Если мать, вскормившая меня,
Будет так смущать тебя,
То напрасно будет все —
У меня и у тебя,
Я боюсь, не выйдет ничего…

誰此乃
吾屋戸来喚
足千根乃
母尓所嘖
物思吾呼
たれぞこの
わがやどきよぶ
たらちねの
ははにころはえ
ものもふわれを
Кто это у дома моего
Появился и зовет к себе
Бедную меня,
Что мучится в тоске,
Матерью обругана родной?

足千根乃
母尓不所知
吾持留
心<者>吉恵
君之随意
たらちねの
ははにしらえず
わがもてる
こころはよしゑ
きみがまにまに
Не поведав ни о чём
Даже матери своей родной,
Будь что будет.
Своё сердце отдаю
Я во власть твою, любимый мой.

垂乳根乃
母白者
公毛余毛
相鳥羽梨丹
<年>可經
たらちねの
ははにまをさば
きみもあれも
あふとはなしに
としぞへぬべき
Если бы все рассказала я
Матери, вскормившей молоком меня,
О, тогда и я и ты
Не увиделись бы никогда
И в разлуке годы бы прошли.

如是耳
戀者可死
足乳根之
母毛告都
不止通為
かくのみし
こひばしぬべみ
たらちねの
ははにもつげず
やまずかよはせ
Если буду я так сильно тосковать,
Я тогда, наверное, умру,
Оттого и матери своей родной
О любви к тебе сказала я,
Приходи теперь всегда, любимый мой!

垂乳根之
母我養蚕乃
眉隠
馬聲蜂音石花蜘蟵荒鹿
異母二不相而
たらちねの
ははがかふこの
まよごもり
いぶせくもあるか
いもにあはずして
Скрытой в коконе всегда,
Грустно куколке червя,
Что вскормившая меня выкормила мать моя,
Грустно сердцу моему —
Ведь не вижу я тебя!
馬聲=голос лошади ("ииии")
蜂音=звук пчелы ("бууу")
石花=название моллюска, похожего на лапу черепахи (откуда современное название 亀の手) и на цветы("сэ")

足千根乃
母之召名乎
雖白
路行人乎
孰跡知而可
たらちねの
ははがよぶなを
まをさめど
みちゆくひとを
たれとしりてか
Может быть, тебе сказала б я
Имя то, каким зовет меня
Мать родимая моя,
Но ведь ты — прохожий человек.
Кто ты, разве знаю я?
* По древнему обычаю, сказать свое имя значило дать согласие на брак.
荒玉之
年者来去而
玉梓之
使之不来者
霞立
長春日乎
天地丹
思足椅
帶乳根笶
母之養蚕之
眉隠
氣衝渡
吾戀
心中<少>
人丹言
物西不有者
松根
松事遠
天傳
日之闇者
白木綿之
吾衣袖裳
通手沾沼
あらたまの
としはきゆきて
たまづさの
つかひのこねば
かすみたつ
ながきはるひを
あめつちに
おもひたらはし
たらちねの
ははがかふこの
まよごもり
いきづきわたり
あがこふる
こころのうちを
ひとにいふ
ものにしあらねば
まつがねの
まつこととほみ
あまつたふ
ひのくれぬれば
しろたへの
わがころもでも
とほりてぬれぬ
Новояшмовый
Пройдет
И опять наступит год.
С веткой яшмовой гонец
Не приходит от тебя,
И поэтому теперь,
В долгий, долгий день весны,
В день, когда встает туман,
Небо и земля
Наполняются тоской.
И вздыхаю вечно я,
Скрытая от всех,
Будто в коконе живу,
Словно куколка червя,
Шелковичного червя,
Что вскормившая меня
Выкормила мать моя.
То, что в сердце у меня,
Где любовь моя живет,
Не приходится теперь
Высказать тебе.
Из корней сосны — сосна
Вырастет.
Зовут сосну “мацу”
“Мацу” значит “ждать”.
Ждать придется долго мне.
По небу плывущее
Солнце клонится к земле,
Белотканые мои
Рукава
Влажны от слез…
* Песня женщины в разлуке с любимым человеком. “С веткой яшмовой гонец” — см. комм. к п. 2548. Концовка совпадает с концовкой песни Хитомаро в кн. II, поэтому есть предположение, что это произведение Хитомаро (К. Мор.). Однако возможно, что это народная песня, обработанная им.
足千根乃
母尓毛不謂
L有之
心者縦
<公>之随意
たらちねの
ははにもいはず
つつめりし
こころはよしゑ
きみがまにまに
Чувствам, что таила про себя,
Даже матери родной не говоря,
Матери, вскормившей молоком меня,
Чувствам тайным волю я дала,
Прихоти потворствуя твоей…
* Вариант п. 2537. Считается, что эта каэси-ута сложена была не в одно время с нагаута (СН). По своему содержанию это самостоятельная песня, помещена здесь ошибочно.
次嶺經
山背道乎
人都末乃
馬従行尓
己夫之
歩従行者
毎見
哭耳之所泣
曽許思尓
心之痛之
垂乳根乃
母之形見跡
吾持有
真十見鏡尓
蜻領巾
負並持而
馬替吾背
つぎねふ
やましろぢを
ひとづまの
うまよりゆくに
おのづまし
かちよりゆけば
みるごとに
ねのみしなかゆ
そこおもふに
こころしいたし
たらちねの
ははがかたみと
わがもてる
まそみかがみに
あきづひれ
おひなめもちて
うまかへわがせ
За горою, где гора,
На пути в Ямасиро,
У людей у всех мужья
Едут на коне,
Только мой
Пешком идет,
Потому-то каждый раз,
Как на это погляжу,
Только в голос плачу я!
А подумаю о том,
Сердце сразу заболит.
Зеркало светлей воды,
Что на память мне дала
Мать, вскормившая меня,
Словно крылья стрекозы
Из тончайшей ткани шарф —
Память матери моей —
Все возьми!
И обменяй
На коня,
Любимый мой!
* Старинные народные песни. Песня жены представлена нагаута и двумя каэси-ута, а ответ мужа — одной каэси-ута. Возможно, что это отдельные записи сохранившихся песен. Раз ответ мужа выражен каэси-ута, то, возможно, была и нагаута, но устная традиция ее не сохранила.
須賣呂伎能
等保能朝庭等
可良國尓
和多流和我世波
伊敝妣等能
伊波比麻多祢可
多太<未>可母
安夜麻知之家牟
安吉佐良婆
可敝里麻左牟等
多良知祢能
波々尓麻乎之弖
等伎毛須疑
都奇母倍奴礼婆
今日可許牟
明日可蒙許武登
伊敝<妣>等波
麻知故布良牟尓
等保能久尓
伊麻太毛都可受
也麻等乎毛
登保久左可里弖
伊波我祢乃
安良伎之麻祢尓
夜杼理須流君
すめろきの
とほのみかどと
からくにに
わたるわがせは
いへびとの
いはひまたねか
ただみかも
あやまちしけむ
あきさらば
かへりまさむと
たらちねの
ははにまをして
ときもすぎ
つきもへぬれば
けふかこむ
あすかもこむと
いへびとは
まちこふらむに
とほのくに
いまだもつかず
やまとをも
とほくさかりて
いはがねの
あらきしまねに
やどりするきみ
Милый друг,
Что плыл в страну
По названию Кара,
Что была с древнейших пор
Дальним округом для нас,
Где правления вершат
Внуки славные богов…
Может, близкие тебя
Ожидали, не молясь?
Иль, циновки не святя,
Совершили грех они?
Отправляясь в дальний путь,
Матери своей родной
“Я вернусь, — ты говорил,—
Лишь настанет осень здесь…”
Миновали сроки те,
Месяцы уже прошли.
“Может, нынче он придет,
Может, завтра быть ему?” —
Верно, думали с тоской,
Ждали всей семьей тебя…
Но до дальней стороны
Не пришлось тебе доплыть,
И, с Ямато разлучаясь,
Далеко от мест родных,
Здесь, на диких островах,
В недрах одиноких скал,
Вечный ты нашел приют!..
* Страна Кара — так в старину называли Китай и Корею; здесь — Корея.
* “Иль, циновки не святя, совершили грех они?..” — перед молитвой полагалось подвергнуть очищению циновки, на которых молились.
* “В недрах одиноких скал…” — в старину погребение совершали в горах, в скалах.
天地等
登毛尓母我毛等
於毛比都々
安里家牟毛能乎
波之家也思
伊敝乎波奈礼弖
奈美能宇倍由
奈豆佐比伎尓弖
安良多麻能
月日毛伎倍奴
可里我祢母
都藝弖伎奈氣婆
多良知祢能
波々母都末良母
安<佐>都由尓
毛能須蘇比都知
由布疑里尓
己呂毛弖奴礼弖
左伎久之毛
安流良牟其登久
伊R見都追
麻都良牟母能乎
世間能
比登<乃>奈氣伎<波>
安比於毛波奴
君尓安礼也母
安伎波疑能
知良敝流野邊乃
波都乎花
可里保尓布<伎>弖
久毛婆奈礼
等保伎久尓敝能
都由之毛能
佐武伎山邊尓
夜杼里世流良牟
あめつちと
ともにもがもと
おもひつつ
ありけむものを
はしけやし
いへをはなれて
なみのうへゆ
なづさひきにて
あらたまの
つきひもきへぬ
かりがねも
つぎてきなけば
たらちねの
ははもつまらも
あさつゆに
ものすそひづち
ゆふぎりに
ころもでぬれて
さきくしも
あるらむごとく
いでみつつ
まつらむものを
よのなかの
ひとのなげきは
あひおもはぬ
きみにあれやも
あきはぎの
ちらへるのへの
はつをばな
かりほにふきて
くもばなれ
とほきくにへの
つゆしもの
さむきやまへに
やどりせるらむ
С небом и землей
Вместе вечно жить хочу!—
Говорил ты нам всегда
И, наверно, думал так…
Горячо любимый дом
Ты оставил и поплыл,
По волнам качаясь, вдаль…
Мчались месяцы и дни
Новояшмовых годов,
Гуси дикие не раз
Прилетали с криком вновь…
Мать, вскормившая тебя,
И любимая жена,
Верно, в утренней росе,
Промочив подол одежд,
И в тумане, ввечеру,
Увлажнив рукав насквозь,
Выйдя из дому, глядят,
Ожидая у ворот,
Словно ты еще живой,
Словно не было беды…
Но тебе печаль людей
Мира бренного — теперь
Недоступна навсегда.
И, наверно, оттого
В дни осенние в полях,
Где осыпались уже
Хаги нежные цветы,
Там, покрыв шалаш себе
Цветом первых обана,
В чуждой дальней стороне,
Словно облака небес,
Посреди пустынных гор,
Где холодная роса
Покрывает камни скал,
Вечный ты нашел приют!..
* Хаги — см. п. 3677.
* Обана — см. п. 1538.
左耳通良布
君之三言等
玉梓乃
使毛不来者
憶病
吾身一曽
千<磐>破
神尓毛莫負
卜部座
龜毛莫焼曽
戀之久尓
痛吾身曽
伊知白苦
身尓染<登>保里
村肝乃
心砕而
将死命
尓波可尓成奴
今更
君可吾乎喚
足千根乃
母之御事歟
百不足
八十乃衢尓
夕占尓毛
卜尓毛曽問
應死吾之故
さにつらふ
きみがみことと
たまづさの
つかひもこねば
おもひやむ
あがみひとつぞ
ちはやぶる
かみにもなおほせ
うらへすゑ
かめもなやきそ
こひしくに
いたきあがみぞ
いちしろく
みにしみとほり
むらきもの
こころくだけて
しなむいのち
にはかになりぬ
いまさらに
きみかわをよぶ
たらちねの
ははのみことか
ももたらず
やそのちまたに
ゆふけにも
うらにもぞとふ
しぬべきわがゆゑ
Слов привета от тебя,
Что пригож и краснолиц,
С веткой яшмовой гонец
Не приносит для меня.
Сохну я, живя в тоске,
О, как одинока я!
Сокрушающих миры
Не моли богов, мой друг,
И, гадателей призвав,
Черепах напрасно жечь.
Ведь любовью лишь одной
Я болею, милый мой.
Ясно видно людям всем,
Как я сохну от любви,
Словно печень на куски
Раскололась у меня.
Сердце бедное мое
Рвется в муке и тоске,
Так нежданно для меня
Жизнь окончена навек.
И отныне слышу я,—
То не ты ль зовешь меня?
Иль вскормившая меня
Это мать зовет меня?
У скрещения дорог
Вопрошала грозный рок,
Но в гаданьях все одно—
Умереть мне суждено.
* “Пригож и краснолиц…” — в тексте песни — “санидзурау”, которое означает “краснолицый” и в то же время служит пояснительным эпитетом и значит одновременно “пригожий”. По-видимому, это представление корнями уходит в японскую земледельческую обрядность, где считается, что красный цвет притягивает солнце и способствует хорошему урожаю; поэтому красный цвет является благожелательным, красивым, хорошим и т. п.
* Гонец с яшмовой веткой — см. комм. к п. 2548.
* В этой песне приводится много различных старинных японских гаданий. Здесь говорится и о специальных гадателях (урабэ) на черепашьих панцирях, которые жгли панцири над огнем и по трещинам читали судьбу, и об очень популярном гадании, именуемом “юкэ” — “вечернее гадание”,— когда выходили на перекресток дорог и слушали, загадывая о судьбе, разговор прохожих.
大王能
麻氣能麻尓々々
大夫之
情布里於許之
安思比奇能
山坂古延弖
安麻射加流
比奈尓久太理伎
伊伎太尓毛
伊麻太夜須米受
年月毛
伊久良母阿良奴尓
宇<都>世美能
代人奈礼婆
宇知奈妣吉
等許尓許伊布之
伊多家苦之
日異益
多良知祢乃
<波>々能美許等乃
大船乃
由久良々々々尓
思多呉非尓
伊都可聞許武等
麻多須良牟
情左夫之苦
波之吉与志
都麻能美許登母
安氣久礼婆
門尓餘里多知
己呂母泥乎
遠理加敝之都追
由布佐礼婆
登許宇知波良比
奴婆多麻能
黒髪之吉氐
伊都之加登
奈氣可須良牟曽
伊母毛勢母
和可伎兒等毛<波>
乎知許知尓
佐和吉奈久良牟
多麻保己能
美知乎多騰保弥
間使毛
夜流余之母奈之
於母保之伎
許登都氐夜良受
孤布流尓思
情波母要奴
多麻伎波流
伊乃知乎之家騰
世牟須辨能
多騰伎乎之良尓
加苦思氐也
安良志乎須良尓
奈氣枳布勢良武
おほきみの
まけのまにまに
ますらをの
こころふりおこし
あしひきの
やまさかこえて
あまざかる
ひなにくだりき
いきだにも
いまだやすめず
としつきも
いくらもあらぬに
うつせみの
よのひとなれば
うちなびき
とこにこいふし
いたけくし
ひにけにまさる
たらちねの
ははのみことの
おほぶねの
ゆくらゆくらに
したごひに
いつかもこむと
またすらむ
こころさぶしく
はしきよし
つまのみことも
あけくれば
かどによりたち
ころもでを
をりかへしつつ
ゆふされば
とこうちはらひ
ぬばたまの
くろかみしきて
いつしかと
なげかすらむぞ
いももせも
わかきこどもは
をちこちに
さわきなくらむ
たまほこの
みちをたどほみ
まつかひも
やるよしもなし
おもほしき
ことつてやらず
こふるにし
こころはもえぬ
たまきはる
いのちをしけど
せむすべの
たどきをしらに
かくしてや
あらしをすらに
なげきふせらむ
Наш великий государь
Приказал уехать мне.
И, приказу покорясь,
Как отважный смелый муж,
Полный бодрости и сил,
Много распростертых гор
И застав я перешел.
Наконец, пришел в село,
Дальнее, как свод небес.
И, совсем не отдохнув
И дыханье ни на миг
Не переводя в труде,
Столько месяцев и лет
Жил в селенье этом я!
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек.
Надломился вскоре я,
Заболел и слег в постель,
И проходит день за днем —
Все сильнее мой недуг.
О божественная мать,
Мать, вскормившая меня!
Как большой корабль в пути
Беспокойно на волнах
Все качается, плывя,
Так в сердечной глубине
У тебя теперь живет
Беспокойная тоска.
Ожиданием томясь,
Верно, думаешь всегда:
“О, когда ж вернется он?”
И болеешь всей душой.
И красавица моя —
Божество — моя жена,
Верно, как начнет светать,
Все стоишь ты у ворот,
Прислонившись,
И зовешь,
Отгибая рукава…
А как вечер настает,
Оправляешь нам постель
И, вздыхая, распустив
Пряди длинные волос,
Ягод тутовых черней,
Вопрошаешь ты с тоской:
“О, когда ж вернется он?”
Дочь родная, милый сын,
Дети малые мои,
Верно, дома по углам
Горько плачут и шумят.
Как далек теперь к ним путь —
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Не могу послать гонца,
Не могу я дать им знать,
Как тоскую и люблю.
От тоски по ним давно
Сердце сожжено дотла.
И хотя до боли жаль
Эту жизнь на земле,
Что лишь жемчугом блеснет,
Но не знаю, как мне быть,
Выхода не видно мне…
О, ужели даже я,
Грозный, словно шторм морской,
Я, отважный, стойкий муж,
Обречен теперь лежать
Распластавшимся,
Без сил
И лишь молча горевать?
* “Отгибая рукава…” — по народным приметам, отогнутые рукава должны вернуть назад уехавшего или ушедшего из дома.
天地之
初時従
宇都曽美能
八十伴男者
大王尓
麻都呂布物跡
定有
官尓之在者
天皇之
命恐
夷放
國乎治等
足日木
山河阻
風雲尓
言者雖通
正不遇
日之累者
思戀
氣衝居尓
玉桙之
道来人之
傳言尓
吾尓語良久
波之伎餘之
君者比来
宇良佐備弖
嘆息伊麻須
世間之
Q家口都良家苦
開花毛
時尓宇都呂布
宇都勢美毛
<无>常阿里家利
足千根之
御母之命
何如可毛
時之波将有乎
真鏡
見礼杼母不飽
珠緒之
惜盛尓
立霧之
失去如久
置露之
消去之如
玉藻成
靡許伊臥
逝水之
留不得常
枉言哉
人之云都流
逆言乎
人之告都流
梓<弓>
<弦>爪夜音之
遠音尓毛
聞者悲弥
庭多豆水
流涕
留可祢都母
あめつちの
はじめのときゆ
うつそみの
やそとものをは
おほきみに
まつろふものと
さだまれる
つかさにしあれば
おほきみの
みことかしこみ
ひなざかる
くにををさむと
あしひきの
やまかはへだて
かぜくもに
ことはかよへど
ただにあはず
ひのかさなれば
おもひこひ
いきづきをるに
たまほこの
みちくるひとの
つてことに
われにかたらく
はしきよし
きみはこのころ
うらさびて
なげかひいます
よのなかの
うけくつらけく
さくはなも
ときにうつろふ
うつせみも
つねなくありけり
たらちねの
みははのみこと
なにしかも
ときしはあらむを
まそかがみ
みれどもあかず
たまのをの
をしきさかりに
たつきりの
うせぬるごとく
おくつゆの
けぬるがごとく
たまもなす
なびきこいふし
ゆくみづの
とどめかねつと
たはことか
ひとのいひつる
およづれか
ひとのつげつる
あづさゆみ
つまびくよおとの
とほおとにも
きけばかなしみ
にはたづみ
ながるるなみた
とどめかねつも
С той поры, как в мире есть
Небо и земля,
Установлено, что все
Люди смертные земли
Славных воинских родов
Подчиняются всегда
Государю своему —
В этом служба состоит.
Потому, приказу я
Государя подчинясь,
Распростертые кругом
Горы, реки перешел,
Чтобы управлять страной
Дальней от столичных мест.
Разлучен с тобою я,
С ветром, облаком небес
Шлю всегда тебе привет —
Ведь прошло немало дней,
Как не виделись с тобой,
Оттого вздыхаю я
И в печали я живу.
И когда я о тебе
Здесь томился и вздыхал,
Люди, шедшие сюда
По дороге, что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем,
Передали мне, придя,
Эту горестную весть.
Твой любимый, близкий друг
Нынче омрачен душой
И горюет без конца —
В горе и печали он.
Этот бренный жалкий мир
Полон скорби и тоски.
Ах, цветы, что в нем цветут,—
Минет быстро их расцвет.
Люди смертные земли —
Их недолог краткий век.
И с достойнейшей твоей
Матушкой родной твоей,
Что случилось нынче там,
Ведь еще не вышел срок?
Словно зеркало была,
Что кристально, как вода,
Любоваться на нее
Можно было без конца.
Ведь еще была она
Эти дни в расцвете сил,—
Жаль, когда в такие дни
Рвется яшмовая нить…
Как поднявшийся туман,
Вдруг исчезла с наших глаз,
Как упавшая роса,
Вмиг растаяла она,
Как жемчужная трава,
Надломилась вдруг, упав,
Как поток текущих вод,—
Не остановить ее.
То не ложь или обман
Люди рассказали мне?
То не выдумку иль бред
Люди передали мне?
Словно ясеневый лук,
Ночью прогудел струной…
И хотя далек был звук,
Но его услышал я.
Глубока была печаль…
И стремительный поток
Слез внезапных, что текут,
Как в садах поток дождя,
Я не в силах удержать!
27-й день 5-й луны
天皇乃
等保能朝<廷>等
之良奴日
筑紫國波
安多麻毛流
於佐倍乃城曽等
聞食
四方國尓波
比等佐波尓
美知弖波安礼杼
登利我奈久
安豆麻乎能故波
伊田牟可比
加敝里見世受弖
伊佐美多流
多家吉軍卒等
祢疑多麻比
麻氣乃麻尓々々
多良知祢乃
波々我目可礼弖
若草能
都麻乎母麻可受
安良多麻能
月日餘美都々
安之我知流
難波能美津尓
大船尓
末加伊之自奴伎
安佐奈藝尓
可故等登能倍
由布思保尓
可知比伎乎里
安騰母比弖
許藝由久伎美波
奈美乃間乎
伊由伎佐具久美
麻佐吉久母
波夜久伊多里弖
大王乃
美許等能麻尓末
麻須良男乃
許己呂乎母知弖
安里米具<理>
事之乎波良<婆>
都々麻波受
可敝理伎麻勢登
伊波比倍乎
等許敝尓須恵弖
之路多倍能
蘇田遠利加敝之
奴婆多麻乃
久路加美之伎弖
奈我伎氣遠
麻知可母戀牟
波之伎都麻良波
おほきみの
とほのみかどと
しらぬひ
つくしのくには
あたまもる
おさへのきぞと
きこしをす
よものくにには
ひとさはに
みちてはあれど
とりがなく
あづまをのこは
いでむかひ
かへりみせずて
いさみたる
たけきいくさと
ねぎたまひ
まけのまにまに
たらちねの
ははがめかれて
わかくさの
つまをもまかず
あらたまの
つきひよみつつ
あしがちる
なにはのみつに
おほぶねに
まかいしじぬき
あさなぎに
かこととのへ
ゆふしほに
かぢひきをり
あどもひて
こぎゆくきみは
なみのまを
いゆきさぐくみ
まさきくも
はやくいたりて
おほきみの
みことのまにま
ますらをの
こころをもちて
ありめぐり
ことしをはらば
つつまはず
かへりきませと
いはひへを
とこへにすゑて
しろたへの
そでをりかへし
ぬばたまの
くろかみしきて
ながきけを
まちかもこひむ
はしきつまらは
Службою далекою
Сына славного небес
Называется она —
Эта дальняя страна,
Что Цукуси мы зовем,
Там, где яркие огни
Зажигают на полях,
И считается давно
Верной крепостью она,
Что хранит нас от врагов.
И хотя в твоей стране,
В четырех концах земли,
Управляемой тобой,
Много всюду есть людей,
Но в Цукуси шлют сынов
Из восточной стороны,
Где так много певчих птиц.
Собирают там отряд
Храбрый,
Тех, кто смел на вид
И назад не повернет,
Назначенью подчинясь.
Мать родимую свою
Покидает милый сын,
И как вешняя трава,
Им любимая жена
С ним не спит уже теперь.
Новояшмовым годам,
Дням и месяцам ведет
Он все время горький счет.
И в заливе Мину там,
В Нанива,
Где в тростниках
Осыпаются цветы,
К кораблю большому он,
Много весел прикрепив,
В час затишья поутру
Моряков к себе позвав,
В час прилива ввечеру
С силой веслами взмахнув,
Покидает берега.
О ушедшие друзья!
Средь морских далеких волн
Проплывая путь с трудом
И добравшись без беды
До далеких мест своих,
Волю славную верша
Государя своего,
С чувством рыцарей в душе
Храбро все несут дозор!
Дома ж молятся о них,
Вопрошая: “О, когда
Кончатся дела твои?
Без беды скорей домой
Возвращайся ты назад” —
И святой сосуд с вином
Возле ложа своего
Ставят с жаркою мольбой,
Белотканые свои
Загибают рукава,
Ягод тутовых черней
Пряди черные волос
Распуская по плечам,
О, как будут, верно, ждать,
Проводя одни в тоске
Долгие разлуки дни,
Жены милые без вас…
Отомо Якамоти
* Эту песню сложил Отомо Якамоти, сочувствуя пограничным стражам, прибывающим из далеких восточных провинций на о-в Кюсю, оставив на родине родителей, жен и детей. В песне говорится об обрядах, сопутствующих молитвам: ставят сосуд со святым вином у постели в дар богам. Согласно народным магическим обрядам, загибают (выворачивают наизнанку) рукава, чтобы увидеть мужа во сне.
たらちねの
おやのまもりと
あひそふる
心はかりは
せきなととめそ
たらちねの
おやのまもりと
あひそふる
こころはかりは
せきなととめそ
Пропустите, молю,
о стражи заставы дорожной! —
Престарелая мать
посылает вдогонку сердце,
чтобы сына в пути хранило…

たらちねの
いさめしものを
つれづれと
ながむるをだに
問ふ人もなし
たらちねの
いさめしものを
つれづれと
ながむるをだに
とふひともなし
В юные годы
Любить
Запрещала мне мать,
А ныне тоскую одна,
И некому навестить и утешить.

昔だに
昔と思ひし
たらちねの
なほ恋しきぞ
はかなかりける
むかしだに
むかしとおもひし
たらちねの
なほこひしきぞ
はかなかりける
Родимая мать...
О жизни её мимолетной
Скорбел я и в юные годы,
И ныне, как прежде,
Скорблю...

多良知祢能
たらちねの


たらちねの
おやのかふこの
まゆこもり
いふせくもあるか
いもにあはすして
たらちねの
おやのかふこの
まゆこもり
いふせくもあるか
いもにあはすして


たらちねの
おやのいさめし
うたたねは
物思ふ時の
わさにそ有りける
たらちねの
おやのいさめし
うたたねは
おもおもふときの
わさにそありける


垂乳根は
儚くてこそ
やみにしか
こは何處とて
立止るらむ
たらちねは
はかなくてこそ
やみにしか
こはいづことて
たちとまるらむ


垂乳根は
黒髮ながら
いかなれば
此まゆ白き
糸となるらむ
たらちねは
くろかみながら
いかなれば
このまゆしらき
いととなるらむ


行末に
斯らむ身共
志らずして
我垂乳根の
おほしたてけむ
ゆくすゑに
かくらむみとも
しらずして
わがたらちねの
おほしたてけむ


垂乳根の
親のいさめの
數々に
思ひ合せて
ねをのみぞなく
たらちねの
おやのいさめの
かずかずに
おもひあはせて
ねをのみぞなく


垂乳根の
ありし其世に
哀など
思ふばかりも
仕へざりけむ
たらちねの
ありしそれよに
あはれなど
おもふばかりも
つかへざりけむ


たらちねの
さらぬ別の
涙より
見しよ忘れず
濡るゝ袖かな
たらちねの
さらぬわかれの
なみだより
みしよわすれず
ぬるるそでかな


かかる身に
おほしたてけん
たらちねの
おやさへつらき
恋もするかな
かかるみに
おほしたてけん
たらちねの
おやさへつらき
こひもするかな


垂乳根の
親の諌めの
形見とて
習ひし琴の
音をのみぞなく
たらちねの
おやのいさめの
かたみとて
ならひしことの
ねをのみぞなく


垂乳根の
あらばあるべき
齡ぞと
思ふにつけて
猶ぞ戀しき
たらちねの
あらばあるべき
よはひぞと
おもふにつけて
なほぞこひしき


垂乳根の
親の見しよの
秋ならば
月にも袖は
絞らざらまし
たらちねの
おやのみしよの
あきならば
つきにもそでは
絞らざらまし


垂乳根の
跡や昔に
あれなまし
おどろの道の
春に逢はずば
たらちねの
あとやむかしに
あれなまし
おどろのみちの
はるにあはずば


ことわりの
ならひ違はで
垂乳根の
跡とふ道は
何か悲しき
ことわりの
ならひたがはで
たらちねの
あととふみちは
なにかかなしき


垂乳根の
昔の跡と
思はずば
松のあらしや
すみうからまし
たらちねの
むかしのあとと
おもはずば
まつのあらしや
すみうからまし


垂乳根の
有りて諌めし
言の葉は
亡き跡にこそ
思知らるれ
たらちねの
ありていさめし
ことのはは
なきあとにこそ
おもひしらるれ


父母乎
美礼婆多布斗斯
妻子見礼婆
米具斯宇都久志
余能奈迦波
加久叙許等和理
母<智>騰利乃
可可良波志母与
由久弊斯良祢婆
宇既具都遠
奴伎都流其等久
布美奴伎提
由久智布比等波
伊波紀欲利
奈利提志比等迦
奈何名能良佐祢
阿米弊由迦婆
奈何麻尓麻尓
都智奈良婆
大王伊摩周
許能提羅周
日月能斯多波
雨麻久毛能
牟迦夫周伎波美
多尓具久能
佐和多流伎波美
企許斯遠周
久尓能麻保良叙
可尓迦久尓
保志伎麻尓麻尓
斯可尓波阿羅慈迦
ちちははを
みればたふとし
めこみれば
めぐしうつくし
よのなかは
かくぞことわり
もちどりの
かからはしもよ
ゆくへしらねば
うけぐつを
ぬきつるごとく
ふみぬきて
ゆくちふひとは
いはきより
なりでしひとか
ながなのらさね
あめへゆかば
ながまにまに
つちならば
おほきみいます
このてらす
ひつきのしたは
あまくもの
むかぶすきはみ
たにぐくの
さわたるきはみ
きこしをす
くにのまほらぞ
かにかくに
ほしきまにまに
しかにはあらじか
Глядя на отца и мать,
Люди почитают их,
Глядя на жену, детей,
Люди нежно любят их.
В мире здесь
Закон таков!
Как приманка — птиц,
Крепко держит всех закон!
От него уйти нельзя!
И упрямый человек,
Что идет, презрев его,
Как бросают, сняв с ноги
Стоптанный башмак,
Не из дерева ль такой,
Не из камня ли, скажи,
Сделан этот человек?
Имя назови своё!
Коль уйдёшь на небеса,
Делай там, что хочешь ты,
Коль живёшь ты на земле,—
На земле есть государь.
Здесь, под солнцем и луной,
Озаряющими мир,
До пределов, где плывут
В дальнем небе облака,
До пределов, где ползёт
По долинам дальним тварь,
Он правление вершит
На просторах всей страны!
Так иль эдак
Делать все, что на ум тебе взбредёт,—
Допустимо ли, скажи?
* “…Как приманка—птиц…” (мк) — для поимки птиц в старину ветви деревьев смазывали птичьим клеем.
身を分けし
教しなくば
垂乳根の
浮き世の闇を
猶や歎かむ
みをわけし
おしへしなくば
たらちねの
うきよのやみを
なほやなげかむ


垂乳根は
斯れとてしも
烏羽玉の
我黑髮を
撫ずや有りけむ
たらちねは
かかれとてしも
うばたまの
わがくろかみを
なでずやありけむ


父母は
如何に憐れと
思ふらむ
三歲に成ぬ
足立たずして
かぞいろは
いかにあはれと
おもふらむ
みとせになりぬ
あしたたずして


年經れど
行方も知らぬ
垂乳根よ
こはいかにして
尋逢ひけむ
としへれど
ゆくへもしらぬ
たらちねよ
こはいかにして
たづねあひけむ


垂乳根ぞ
更に悲しき
親の親を
我訪ふべしと
思ひやはせし
たらちねぞ
ふけにかなしき
おやのおやを
われとふべしと
おもひやはせし


たらちねは
かかれとてしも
むばたまの
わがくろかみを
なでずやありけむ
たらちねは
かかれとてしも
むばたまの
わがくろかみを
なでずやありけむ


古本説話集 > 上巻 > 第16話 継子、小鍋の歌の事 (О песне падчерицы про котелки)
鶯よ
などさは鳴くぞ
乳やほしき
小鍋やほしき
母や恋ひしき
うぐひすよ
などさはなくぞ
ちやほしき
こなべやほしき
ははやこひしき
Камышовка!
О чём ты плачешь?..
Хочешь молока?
А, может, котелков?
Или о матери тоскуешь...
俊頼髄脳

* материнского