なにはづのうたは、みかどのおほむはじめなり。あさかやまのことばゝうねめのたはぶれよりよみて、このふたうたは歌のちゝはゝのやうにてぞ、(て)ならふ人のはじめにもしける。

Песня «Бухта Нанива» воспевает начало царствования Государя.
Песня о горе Асака[10] была сложена некой служанкой для увеселения.
Две эти песни считаются отцом и матерью поэзии, приводятся в начале всех пособий по обучению каллиграфии.
Когда император Осасаги, [8] будучи еще принцем, пребывал в Наниве, они вместе с тогдашним наследным принцем отказались от своего звания и три года не соглашались взойти на престол, отчего муж по имени Ванни [9] весьма опечалился и, сложив песню, преподнес ее Государю. Цветы, что упомянуты в той песне, — цветы сливы.
8. Император Осасаги (Нинтоку) — взошел на престол после смерти его младшего брата, наследного принца Удзи-но Вакиирацуко.
9. Ванни — ученый из корейского царства Кудара, прибывший в Японию в период правления императора Одзин (270–370) с классическими книгами. Стал одним из первых просветителей, распространявших китайскую грамоту и классические науки.
10. Песня из «Манъёсю» (№ 3807):
Когда принц Кадзураки послан был на Север, в край Митиноку, там устроили пир в его честь, но принц остался недоволен, сочтя, что наместник края принимает его без должных почестей. Тогда одна дама, прислуживавшая на пиру, предложила ему вина и сложила эту песню, отчего сердце принца ободрилось.
安積香山
影副所見
山井之
淺心乎
吾念莫國
あさかやま
かげさへみゆる
やまのゐの
あさきこころを
わがおもはなくに
Мелок тот колодец — в нем
Даже тень горы видна
Той, что Мелкой названа.
Но моя любовь к тебе
Не мелка, как та вода.
* Эта песня известна с давних времен. О ней говорится в предисловии Ки но Цураюки к “Кокинсю” как о родоначальнице песен.
安積の郡、安積山といふ所に庵を作りて、この女をすゑて、里に出でて物などは求めて来つつ食はせて、年月を経てありへけり。

В месте, что зовется гора Асака уезда Асака, построил он хижину, поселил девушку там, стал ходить в деревню за едой, чтобы ее кормить, и так протекли годы и месяцы.

あさか山
影さへ見ゆる
山の井の
浅くは人を
思ふものかは
あさかやま
かげさへみゆる
やまのゐの
あさくはひとを
おもふものかは
Гора Асака – «Мелкая» —
Отражение ясно видится
В горном колодце.
Может быть, мелкой его
Любовь была?[422] —
422. Первые три строки танка представляют собой дзё к слову асаку («мелко»). Стихотворение в другом контексте встречается в Манъёсю, том 16, в Кокинсю, в Коматисю, Кокинрокутё, 2. В Кондзяку-моногатари, 8, «Рассказ о том, как дочь дайнагона была похищена удонэри», воспроизводится то же повествование, что в Ямато-моногатари.
町はづれ五六丁程過テ、あさか山有。壱リ塚ノキハ也。



奥の細道 > 安積山の章段 (Гора Асака)
等窮が宅を出て五里計、桧皮の宿を離れてあさか山有。
等窮とうきゅうたくいで五里ごりばかり桧皮ひわだ宿しゅくはなれてあさか山あり
Если выйти из дома Токю и пройти около пяти ри, то там, за постоялым двором Хивада, Асака.

おのおのえらび奉れるところ、夏引きの糸のひとすぢならず、夕べの雲の思ひさだめがたきゆゑに、みどりのほら花かうばしきあした、たまのみぎり風すずしき夕べ、難波津の流れをくみてすみにごれるを定め、安積山のあとをたづねて、深き浅きをわかてり。

И каждый выбирал, сообразуясь со своими вкусами и пристрастиями, и потому не были те песни похожими одна на другую, как нити летней пряжи[13], и порой нелегко было решить, какая песня лучше, а которая хуже, как невозможно разделить облака в вечернем небе. И собирали они эти песни, не считаясь со временем, — и утром весенним, когда благоухают цветы возле дворца государя, и по вечерам, когда веет прохладой ветер в его дивном саду. Обращаясь к чистому источнику — песне о бухте Нанива[14], судили они о том, какие песни лучше, а какие хуже, а сообразуясь с песнею о горе Асака — «Мелкой»[15], отделяли они песни глубокой души от мелких.
13. Летняя пряжа — имеется в виду шелковая или конопляная пряжа (прядением, в том числе и разведением шелковичных червей, занимались летом).
14. Песни о бухте Нанива и о горе Асака считались «отцом и матерью» поэзии вака и часто приводились в качестве образца.
Первая из них приписывается корейскому ученому и просветителю Ванни:
В бухте Нанива
На деревьях расцвели цветы.
Скрывавшаяся за зимою, весна пришла,
И на деревьях
Расцвели цветы.
Автор адресует песню наследному принцу Осасаги-но микото (будущий император Нинтоку), который долго не решался занять престол, будучи готов уступить его своему младшему брату, и лишь после смерти последнего стал императором. Песня аллегорична: в
иносказательной форме она сообщает приниу Осасаги, что пришло его время занять престол. Залив (бухта) Нанива - находится на территории современного города Осака.
15. Вторая песня, по преданию, сложена девой-прислужницей (унэмэ) принца Кацураги - с целью развеселить принца, пребывавшего не в духе:
Даже тень горы Асака,
«Мелкой» прозванной, и та
Отражается на дне горного колодца,
Но что мелок сердцем ты,
Вовсе я не думала.
Асака - гора в префектуре Фукусима. Песня строится на игре слов Асака — название горы и асай — «мелкий». Колодцы в горах также были мелкими, и потому на дне их отражались горы и другие окружающие предметы.
毎至玄圃花芳之朝、璅砌風涼之夕、斟難波津之遺流、尋浅香山之芳躅、或吟或詠、抜犀象之牙角、無党無偏、採翡翠之羽毛。
玄圃花芳しき朝、璅砌風涼しき夕に至る毎に、難波津の遺流を斟み、浅香山の芳躅を尋ね、或いは吟じ或いは詠じて、犀象の牙角を抜き、党無く偏無くして、翡翠の羽毛を採れり。
Собирали эти песни неустанно - и утром весенним, когда благоухают цветы возле дворца государя, и вечером, когда дует прохладный ветер в его саду. Сказано было в том указе, чтобы обращались собиратели к чистому источнику наших песен - песне о бухте Нанива и песне о горе Асака — и с ними сверяли бы свой выбор[25]. Собирая песни, составители оценивали их беспристрастно. Это были, действительно, прекрасные песни, по красоте сравнимые с ветвистыми рогами оленя или по ценности - с бивнями слона. Словно изделия, выделанные рукой искусного резчика. Блестящие, как перья зимородка.

影をだに
いかでか見まし
契こそ
うたて淺香の
山の井の水
かげをだに
いかでかみまし
ちぎりこそ
うたてあさかの
やまのゐのみづ


難波津の君にそへし歌は天の下の風をかけ、淺香山の采女の戯ぶれは四方の民の心を和ぐ。



淺香山之辭者采女之戯也。



時待ちて
送る時雨の
あまそゝぎ
淺香の山は
移ろひぬらむ
ときまちて
おくるしぐれの
あまそゝぎ
あさかのやまは
うつろひぬらむ


しかあろを、元弘のはじめ、秋つしまのうち、浪のをとしづかならず、春日のゝほとり、とぶ火のかげしば〳〵見えしかど、ほどなくみだれたるをおさめて、ただしきにかへされしのちは、雲のうへのまつりごと、更にふるきあとにかへり、あめのしたの民、かさねてあまねき御めぐみをたのしみて、あしきをたいらげ、そむくをうつみちまで、ひとつにすベをこなはれしかど、一たびはおさまり、一たびはみだるゝ世のことはりなればにや、つゐに又、むかしもろこしに、江をわたりけん、世のためしにさへなりにたれど、ちはやぶろ神代より、くにをつたふるしるしとなれる三くさのたからをもうけつたへまし〳〵、やまともろこしにつけて、もろ〳〵の道をもおこしをこなはせ給、おほんまつりごとなりければ、伊勢のうみのたまもひかりことに、あさか山の、ことの葉も、色ふかきなんおほくつもりにたれど、いたづらにあつめえらばるゝ事もなかりけるぞ。



あさか山
かげさへみゆる
山の井の
あさくは人を
おもふものかは
あさかやま
かげさへみゆる
やまのゐの
あさくはひとを
おもふものかは