於志弖伊奈等
伊祢波都可祢杼
奈美乃保能
伊多夫良思毛与
伎曽比登里宿而
おしていなと
いねはつかねど
なみのほの
いたぶらしもよ
きぞひとりねて
Я нарочно сказала “нет”
И рис не стала толочь.
Но как колосом пена встает на волне,
Точно так же бурлит все от гнева во мне:
Ведь вчерашнюю ночь я одна провела!
* ОС отмечает эту песню как трудовую песню (родока), какими обменивались юноши и девушки, собираясь вместе и занимаясь толчением риса. Он так и называет ее — “инэцуки-но ута” — “песня, [исполняемая] при толчении риса”. Ее считают ответной песней девушки (МС), которая отказалась от толчения риса из-за свидания с возлюбленным и ждала его, а он не пришел, и она одна провела ночь, по поводу чего и выражает ему гнев в песне. Интересен образ: “Как колосом пена встает на волне” — имеется в виду волнующееся море и вздымающаяся при этом пена на гребнях волн, напоминающая взгляду древнего японского земледельца волнующуюся ниву, волнующиеся колосья.
伊祢都氣波
可加流安我<手>乎
許余比毛可
等能乃和久胡我
等里弖奈氣可武
いねつけば
かかるあがてを
こよひもか
とののわくごが
とりてなげかむ
Целый день толку я белый рис,
Грубы стали руки у меня,
Хорошо бы если в эту ночь
Молодой хозяин мой пришел,
Тронул их и пожалел меня!
* По-видимому, одна из песен, которыми обменивались во время толчения риса для приготовления священных хлебцев из риса — “моти”, употребляемых при различных земледельческих обрядах. В современном японском фольклоре встречаются специальные “песни толчения риса” (тамацуки-но ута), сохранившиеся в деревнях во многих провинциях. На существование обмена песнями между мужчинами и женщинами во время толчения риса указывает и ОС.