Показать подробное описание
八隅知之
吾大王
高照
日之皇子
神長柄
神佐備世須<等>
太敷為
京乎置而
隠口乃
泊瀬山者
真木立
荒山道乎
石根
禁樹押靡
坂鳥乃
朝越座而
玉限
夕去来者
三雪落
阿騎乃大野尓
旗須為寸
四能乎押靡
草枕
多日夜取世須
古昔念而
やすみしし
わがおほきみ
たかてらす
ひのみこ
かむながら
かむさびせすと
ふとしかす
みやこをおきて
こもりくの
はつせのやまは
まきたつ
あらきやまぢを
いはがね
さへきおしなべ
さかとりの
あさこえまして
たまかぎる
ゆふさりくれば
みゆきふる
あきのおほのに
はたすすき
しのをおしなべ
くさまくら
たびやどりせす
いにしへおもひて
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Ты, что озаряешь высь,
Солнца лучезарный сын!
По велению богов
Богом став,
Когда вершить
Начал ты свои дела,
Из столицы, что стоит
Величава и прочна,
Ты отправился в страну,
Скрытую в горах глухих,
В Хацусэ.
И проходя
Меж безлюдных диких скал,
Где деревья поднялись
Хиноки,
Идя тропой,
Ты сгибал к подножью скал
Ветви на своем пути.
Поутру, когда летят
Над заставой стаи птиц,
Ты проходишь по горам.
И лишь вечер настает,
Белым жемчугом блестя,
В поле Аки, где теперь
Падает чудесный снег,
Ты, сгибая стебли трав,
Флаги пышных сусуки,
Низкий высохший бамбук,
Остаешься на ночлег,
Где подушкою в пути
Служит страннику трава,
И тоскуешь о былом…
* Хиноки (Chaniaecyparis obtusa) — “солнечные деревья”, японский кипарис, в песнях М. встречаются как “священные”, “прекрасные деревья”.
* Сусуки (или обана) (Miscanthus sinensis) — одна из осенних трав, цветет пышными колосьями, отчего верхушки ее сравнивают с флагами.
故式部卿宮の出羽いではの御に、繼父の少將のすみけるを、離れて後、女、薄に文をつけて遣りたりければ、少將、

В доме Идэха-но го[63], фрейлины покойного Сикибугё-но мия[64], навещал ее приемный отец, сёсё. Но вот отношения[65] их прервались, и вскоре после того, как расстались они, дама послала сёсё письмо, прикрепив его к метелке мисканта сусуки. На это сёсё:
63. Идэха-но го – личность ее не установлена.
64. Сикибугё-но мия – принц Ацуёси (887—930), четвертый сын императора Уда, имел привлекательную наружность. Был сведущ в музыке, отличался изысканным вкусом.
65. В те времена любовные отношения между отчимом и падчерицей не считались предосудительными.

故式部卿宮=宇多天皇皇子敦慶親王
春の野にてぞ音をば泣く
若薄に手切る切る
摘んだる菜を
親やまぼるらむ
姑や食ふらむ
かへらや
よむべのうなゐもがな
銭乞はむ
虚言をして
おぎのりわざをして
銭も持て来ず
おのれだに来ず
はるののにてぞねをばなく
わかすすきにてきるきる
つんだるなを
おやまぼるらむ
しうとめやくふらむ
かへらや
よんべのうなゐもがな
ぜにこはむ
そらごとをして
おぎのりわざをして
ぜにもとてこず
おのれだにこず

На весенних на полях
Плачу в голос я
Полевыми травами
Руки все изрезаны.
Я нарвал той зелени
Угощу ль родителей,
Или теща слопает?
Ка-хэ-ра-я!
Девочка вчерашняя
Неужто не придет?
Я достану денежек,
Наболтаю льстивых слов,
Накуплю подарочков.
Нет, я денег не принес,
Да и сам-то не пришел.

わが宿の
ひとむらすすき
うら若みむ
すび時にには
まだしかりけり
わがやどの
ひとむらすすき
うらわかみむ
すびときにには
まだしかりけり
У моего дома
Растущая трава сусуки
Еще слишком молода.
Чтобы завязывать её в пучок,
Время пока не пришло —

秋風の
心やつらき
花すすき
吹きくるかたを
まづそむくらむ
あきかぜの
こころやつらき
はなすすき
ふきくるかたを
まづそむくらむ
Осеннего ветра
Сердце жестоко, видно,
Трава сусуки
Туда, куда ветер дует,
Не спешит склониться[349].
349. Дама хочет сказать, что и она не уверена в привязанности своего возлюбленного, потому и не спешит повиноваться его пожеланиям. Танка помещена также в Хигакиосю.
花すすき
君がかたにぞ
なびくめる
思はぬ山の
風はふけども
はなすすき
きみがかたにぞ
なびくめる
おもはぬやまの
かぜはふけども
Трава сусуки
Именно в твою сторону
Клонится,
Даже если внезапно горный
Ветер подует[368] —
368. Танка помещена в Хигакиосю (в книге Фусосюхон).
皮為酢寸
久米能若子我
伊座家留
(一云
家牟)
三穂乃石室者
雖見不飽鴨
(一云
安礼尓家留可毛)
はだすすき
くめのわくごが
いましける
(けむ)
みほのいはやは
みれどあかぬかも
(あれにけるかも)
Камыш, расцветший пышным флагом!..
О, сколько ни любуюсь я
Пещерою Михо, где жил когда-то
Кумэновакуго, —
Не наглядеться мне!
* Песня связана с неизвестной легендой.
* Кумэновакуго — легендарное лицо. Есть разные версии о его происхождении (молодой рыцарь из рода Кумэ или принц Окэ и др.), но все они подвергаются сомнению. Известно лишь, что он жил отшельником в пещере Михо, скрываясь от людей.
妹<等所>
我通路
細竹為酢寸
我通
靡細竹原
いもらがり
わがかよひぢの
しのすすき
われしかよはば
なびけしのはら
На дороге, по которой прохожу
К дому, где живет любимая моя,
Камыши зеленые и густой бамбук.
Если буду проходить там я,
Ты склонись к земле, бамбуковая чаща!
* По структуре и общему характеру эту песню можно отнести к песням-заговорам.
奥の細道 > 笠島の章段 (Касадзима)
是より遥右に見ゆる山際の里をみのわ・笠嶋と云、道祖神の社・かた見の薄今にありと教ゆ。
これよりはるかみぎゆる山際やまぎわさとをみのわ・笠嶋かさじまいい道祖神どうそじんやしろ・かたすすきいまにありとおしゆ。
«Вон видите, справа вдали у подножья гор виднеются две деревеньки, — ответили нам, — их называют Минова и Касима. Там-то вы и найдете и само святилище бога-покровителя путников, и знаменитые "сухие стебли травы"».
...знаменитые «сухие стебли травы» — намек на стихотворение Сайге, написанное им, когда он посетил могилу Санэкаты:
«Нетленное имя!
Вот и все, что ты на земле
Сберег и оставил.
Сухие стебли травы —
Единственный памятный дар» (пер. В. Н. Марковой, цит. по: Японская поэзия. (Серия «Золотой фонд япон. лит-ры>). СПб.: Северо-Запад, 1999. С. 319).
TODO:LINK:SAIGYOU
奥の細道 > 金沢の章段 (Канадзава)
しほらしき
名や小松吹
萩すゝき
しほらしき
なやこまつふく
はぎすすき
Милое имя!
По Сосенкам ветер гуляет, волнуя
Кусты хаги, метелки мисканта.

目頬布
君之家有
波奈須為寸
穂出秋乃
過良久惜母
めづらしき
きみがいへなる
はなすすき
ほにいづるあきの
すぐらくをしも
Осенняя пора, когда у дома друга
Чудесными колосьями цветет
Зеленый сусуки…
О, как мне жалко будет,
Когда пора осенняя пройдет!

波太須珠寸
尾花逆葺
黒木用
造有室者
迄萬代
はだすすき
をばなさかふき
くろきもち
つくれるむろは
よろづよまでに
Постройка, сложенная здесь
Из неотесанного дерева с корою,
Покрыта обана — травою
И флагами расцветшим камышом,—
Пусть тысячи веков стоит здесь этот дом!
* Песня сложена, когда экс-императрица Гэнсё и император Сёму посетили в Сахо новый дом, построенный принцем Нагая, и воздали ему хвалу. По старинному обычаю гостям полагалось восхвалять новый дом хозяина. Полагают, что принц Нагая, бывший в то время левым министром, специально выстроил этот дом в своей резиденции для приема императора, который должен был отдыхать в Сахо (К. Мае.).
* Обана — одна из семи осенних трав, часто идет на покрытие шалашей, крыш построек.
* “Флагами расцветший камышом…” — когда цветет камыш (сусуки), его метелки обычно наклонены наподобие флага, поэтому образ флага постоянно ассоциируется с камышом.
乾坤之
初時従
天漢
射向居而
一年丹
兩遍不遭
妻戀尓
物念人
天漢
安乃川原乃
有通
出々乃渡丹
具穂船乃
艫丹裳舳丹裳
船装
真梶繁<抜>
旗<芒>
本葉裳具世丹
秋風乃
吹<来>夕丹
天<河>
白浪凌
落沸
速湍渉
稚草乃
妻手枕迹
大<舟>乃
思憑而
滂来等六
其夫乃子我
荒珠乃
年緒長
思来之
戀将盡
七月
七日之夕者
吾毛悲焉
あめつちの
はじめのときゆ
あまのがは
いむかひをりて
ひととせに
ふたたびあはぬ
つまごひに
ものもふひと
あまのがは
やすのかはらの
ありがよふ
いでのわたりに
そほぶねの
ともにもへにも
ふなよそひ
まかぢしじぬき
はたすすき
もとはもそよに
あきかぜの
ふきくるよひに
あまのがは
しらなみしのぎ
おちたぎつ
はやせわたりて
わかくさの
つまをまかむと
おほぶねの
おもひたのみて
こぎくらむ
そのつまのこが
あらたまの
としのをながく
おもひこし
こひつくすらむ
ふみつきの
なぬかのよひは
われもかなしも
С той поры как в мире есть
Небо и земля,
Две звезды разлучены
Горькою судьбой.
И на разных берегах,
Стоя у Реки Небес,
Друг ко другу обратясь,
Слезы льют они в тоске.
Только раз один в году
Суждено встречаться им.
И тоскуя о жене,
Бедный молодой супруг
Каждый раз спешит идти
Он в долину Ясу к ней,
Проплывает каждый раз
Он Небесную Реку.
И сегодня в ночь,
Когда
Ветер осени подул,
Тихо листьями шурша,
Флагом пышным камыша,
К переправе он спешит.
Там, где отмель, где ладья,
Крашенная в красный цвет,
И корму, и нос ее
Украшает он скорей,
Много весел закрепив,
Отплывает в дальний путь…
Волны в пене, что встают
Ныне на Реке Небес,
Рассекает он веслом,
Струи быстрые реки,
Что стремительно бегут,
Хочет переплыть скорей,
Чтоб в объятьях ныне спать
Дорогой своей жены,
Нежной, как трава весной…
Как большому кораблю,
Доверяясь ей душой,
К берегу ее плывет
Бедный, молодой супруг…
Новояшмовых годов
Долго, долго длится нить,
Долго он живет в тоске,
И в седьмую эту ночь,
В месяце седьмом,
Когда
Он приходит, наконец,
Утолить свою тоску,
Что томила целый год,
В эту ночь — свиданья звезд,
Даже я скорблю душой!
[Легенда о любви двух звезд]
* Песня о танабата, сложенная от третьего лица.
吾妹兒尓
相坂山之
皮為酢寸
穂庭開不出
戀<度>鴨
わぎもこに
あふさかやまの
はだすすき
ほにはさきでず
こひわたるかも
С милою моею я встречаюсь
Называется гора Застава встреч.
Сусуки цветет,
Колосья раскрывает,
Я же вечно прячу от людей любовь.

皮為酢寸
穂庭開不出
戀乎吾為
玉蜻
直一目耳
視之人故尓
はだすすき
ほにはさきでぬ
こひをぞあがする
たまかぎる
ただひとめのみ
みしひとゆゑに
Камыш, на флаг похожий, не цветет,
Колосья не видны, — так и любовь моя,
Которую таю,
Хотя один лишь миг,
Что жемчугом блеснул,
Я видеть мог тебя…

秋芽子之
花野乃為酢寸
穂庭不出
吾戀度
隠嬬波母
あきはぎの
はなののすすき
ほにはいでず
あがこひわたる
こもりづまはも
В полях цветущих средь осенних хаги
Камыш
Не кажет колос свой.
О тайная жена, любовь к которой
Скрываю я, в разлуке с ней живя…

<我>門尓
禁田乎見者
沙穂内之
秋芽子為酢寸
所念鴨
わがかどに
もるたをみれば
さほのうちの
あきはぎすすき
おもほゆるかも
Когда увидел рисовое поле,
Что охраняют у моих ворот,
Я вспомнил, что в Сахо
Цветет осенний хаги
И расцветает в эти дни камыш.
* “Что охраняют у моих ворот” — обычно осенью, когда созревал рис, на поле ставили сторожку, чтобы охранять его от оленей и — птиц.
今よりは
うゑてたに見し
花すすき
ほにいつる秋は
わひしかりけり
いまよりは
うゑてたにみし
はなすすき
ほにいつるあきは
わひしかりけり
Нет, не стану сажать
мискант у себя подле дома —
ведь осенней порой
вид поникших долу колосьев
бередит печальные думы…

秋の野の
草のたもとか
花すすき
ほにいててまねく
袖と見ゆらむ
あきののの
くさのたもとか
はなすすき
ほにいててまねく
そてとみゆらむ
То цветущий мискант
колышется неторопливо
над пожухлой травой —
будто луг в наряде осеннем
рукавами призывно машет…

沖つ波
荒れのみまさる
宮のうちは
年經て住みし
伊勢の海人も
舟流したる
心地して
寄らむ方なく
かなしきに
涙の色の
紅は
われらがなかの
時雨にて
秋の紅葉と
人々は
おのが散り散り
別れなば
頼む蔭なく
なりはてて
とまるものとは
花薄
君なき庭に
群れ立ちて
空を招かば
初雁の
鳴き渡りつつ
よそにこそ見め
おきつなみ
あれのみまさる
みやのうちは
としへてすみし
いせのあまも
ふねなかしたる
ここちして
よらむかたなく
かなしきに
なみたのいろの
くれなゐは
われらかなかの
しくれにて
あきのもみちと
ひとひとは
おのかちりちり
わかれなは
たのむかけなく
なりはてて
とまるものとは
はなすすき
きみなきにはに
むれたちて
そらをまかねは
はつかりの
なきわたりつつ
よそにこそみめ
О, как выразить мне
безмерное, тяжкое горе!
Здесь, в чертогах твоих
что осиротели нежданно,
год за годом текли
в пленительном, сладком забвенье,
а сегодня, увы,
как рыбачка у берега Исэ
в утлой лодке своей,
на утесы гонимой волнами,
я к всесильным богам
о милости тщетно взываю.
Слезы льются дождем,
кровавым потоком струятся.
Словно листья с ветвей,
подхвачены ветром осенним,
все, кто был вкруг тебя,
бесследно рассеялись ныне.
Ведь, расставшись с тобой,
лишившись приюта и крова,
мы остались одни
в саду одичавшем, заглохшем,
где лишь буйный мискант
о прошлом порой вспоминает.
Как печально кричат,
прощаются с родиной гуси,
из небесной дали
озирая былое гнездовье!..

わきもこに
あふさか山の
しのすすき
ほにはいてすも
こひわたるかな
わきもこに
あふさかやまの
しのすすき
ほにはいてすも
こひわたるかな


人めもる
我かはあやな
花すすき
なとかほにいてて
こひすしもあらむ
ひとめもる
われかはあやな
はなすすき
なとかほにいてて
こひすしもあらむ
Что за радость скрывать,
вечно в тайне держать свое чувство?
Отчего бы любовь
не явить завистливым взорам,
как цветущий колос мисканта?!

花すすき
ほにいててこひは
名ををしみ
したゆふひもの
むすほほれつつ
はなすすき
ほにいててこひは
なををしみ
したゆふひもの
むすほほれつつ
Сердце в путах любви —
что туго завязанный узел
на исподнем шнурке.
Как цветущий мискант, открыты
мы с тобою для пересудов…

花すすき
我こそしたに
思ひしか
ほにいてて人に
むすはれにけり
はなすすき
われこそしたに
おもひしか
ほにいててひとに
むすはれにけり
Все таилась любовь,
что, словно колосья мисканта,
зрела в сердце моем, —
и сегодня узами чувства
связан накрепко я с любимой…

きみかうゑし
ひとむらすすき
虫のねの
しけきのへとも
なりにけるかな
きみかうゑし
ひとむらすすき
むしのねの
しけきのへとも
なりにけるかな
Только этот мискант,
что ты посадил подле дома,
и грустит о былом —
среди буйных трав на поляне
распевают нынче цикады…

小倉山
ふもとの野辺の
花すすき
ほのかに見ゆる
秋の夕暮れ
をぐらやま
ふもとののべの
はなすすき
ほのかにみゆる
あきのゆふぐれ
В поле, у подножья
Огура-горы,
Еле видны
Цветы мисканта.
Осенние сумерки...

野辺ごとに
おとづれわたる
秋風を
あだにもなびく
花すすきかな
のべごとに
おとづれわたる
あきかぜを
あだにもなびく
はなすすきかな
Зачем пред ветром
Так склонился ты, цветок мисканта?
Ведь осенью
По всем полям и без разбора
Гуляет он!
* Цветок мисканта персонифицируется в песне в роли женщины, а ветер — образ ветреного мужчины (гуляющего по всем полям и без разбора).
花すすき
秋の末葉に
なりぬれば
ことぞともなく
露ぞこぼるる
はなすすき
あきのすゑはに
なりぬれば
ことぞともなく
つゆぞこぼるる
Обильной росой
Увлажнен в сентябре
Цветущий мискант,
И невольные слезы
Наполняют глаза...

尓比牟路能
許騰伎尓伊多礼婆
波太須酒伎
穂尓弖之伎美我
見延奴己能許呂
にひむろの
こどきにいたれば
はだすすき
ほにでしきみが
みえぬこのころ
В новом выстроенном шалаше
Время шелкопрядов вскармливать сейчас.
Потому и ты, что мне в любви открылся,
Будто колос у сусуки распустился,
Эти дни совсем не кажешь глаз…
* Является одной из песен, какой обменивались во время работы или ведения хороводов, в ней отражено одно из обычных занятий земледельческого населения Японии — шелководство. Девушка сожалеет о том, что наступила пора вскармливать червей, когда в шелководстве, которое в основном является женской работой, принимают участие мужчины и в эту горячую пору не удается встречаться с милым.
* В новом выстроенном шалаше (ниимуро). — В песнях М. ниимуро означает новую постройку, новый дом, шалаш и т. п. В кн. XI это новый дом, куда поселяются новобрачные. ОС рассказывает, что в Японии такие новые постройки воздвигаются обычно при совершении каких-либо празднеств и обрядов. К. Мае. указывает, что в горных деревнях, где вскармливают шелковичных червей, каждый раз для них заново строят шалаш. По-видимому, в данном случае такая постройка и имеется в виду.
* Сусуки — злаковое растение (см. п. 45, кн. I).
* “Ты, что мне в любви открылся…” (хо-ни дэси кими). — Выражение “превращаться в колос”, “давать колос”, т. е. созревать (хо-ни идзуру), имеет значение “выдавать свое чувство”, “открываться в любви” (ТЯ). Этот образ фольклорного происхождения перешел впоследствии и в придворную литературную поэзию.
可能古呂等
宿受夜奈里奈牟
波太須酒伎
宇良野乃夜麻尓
都久可多与留母
かのころと
ねずやなりなむ
はだすすき
うらののやまに
つくかたよるも
С милою моей
Неужели нынче мне не спать?
Там, где камыши
За высокими горами в Урану,
Ведь зашла уже на небесах луна!
* Песня юноши, ожидающего возлюбленную и сетующего на неё, что она не приходит (ТЯ). Поскольку представленные здесь песни относятся к циклу песен-перекличек, полагаем, что они распевались женской и мужской сторонами хора во время брачных обрядовых игр, сопровождавшихся хороводами и песнями.
者田為々寸
穂庭莫出
思而有
情者所知
我藻将依
はだすすき
ほにはないでそ
おもひたる
こころはしらゆ
われもよりなむ
Будто бы камыш, что флагом поднялся
И скрывает колос, так таилась я.
Он же понял,
Что на сердце я храню…
Как и вы, склоню я голову пред ним.

安麻射加流
比奈乎佐米尓等
大王能
麻氣乃麻尓末尓
出而許之
和礼乎於久流登
青丹余之
奈良夜麻須疑氐
泉河
伎欲吉可波良尓
馬駐
和可礼之時尓
好去而
安礼可敝里許牟
平久
伊波比氐待登
可多良比氐
許之比乃伎波美
多麻保許能
道乎多騰保美
山河能
敝奈里氐安礼婆
孤悲之家口
氣奈我枳物能乎
見麻久保里
念間尓
多麻豆左能
使乃家礼婆
宇礼之美登
安我麻知刀敷尓
於餘豆礼能
多<波>許登等可毛
<波>之伎余思
奈弟乃美許等
奈尓之加母
時之<波>安良牟乎
<波>太須酒吉
穂出秋乃
芽子花
尓保敝流屋戸乎
(言斯人為性好愛花草花樹而多<植>於寝院之庭
故謂之花薫庭也)
安佐尓波尓
伊泥多知奈良之
暮庭尓
敷美多比良氣受
佐保能宇知乃
里乎徃過
安之比紀乃
山能許奴礼尓
白雲尓
多知多奈妣久等
安礼尓都氣都流
(佐保山火葬
故謂之佐保乃宇知乃佐<刀>乎由吉須疑)
あまざかる
ひなをさめにと
おほきみの
まけのまにまに
いでてこし
われをおくると
あをによし
ならやますぎて
いづみがは
きよきかはらに
うまとどめ
わかれしときに
まさきくて
あれかへりこむ
たひらけく
いはひてまてと
かたらひて
こしひのきはみ
たまほこの
みちをたどほみ
やまかはの
へなりてあれば
こひしけく
けながきものを
みまくほり
おもふあひだに
たまづさの
つかひのければ
うれしみと
あがまちとふに
およづれの
たはこととかも
はしきよし
なおとのみこと
なにしかも
ときしはあらむを
はだすすき
ほにいづるあきの
はぎのはな
にほへるやどを
あさにはに
いでたちならし
ゆふにはに
ふみたひらげず
さほのうちの
さとをゆきすぎ
あしひきの
やまのこぬれに
しらくもに
たちたなびくと
あれにつげつる
さほのうちの
さとをゆきすぎ
В дальней, как небесный свод,
В стороне глухой велел
Управлять страною мне
Наш великий государь.
И, приказу покорясь,
Сразу тронулся я в путь.
Ты сопровождал меня.
Горы Нара миновав
В дивной зелени листвы,
Я остановил коня
В поле, возле чистых вод
Быстрой Идзуми-реки,
И простились мы с тобой.
На прощанье я сказал,
Пусть счастливым будет путь —
И вернусь я вновь домой.
Ты спокойно ожидай
Этот день, молясь богам.
С той поры
Далек был путь,
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Горы, реки пролегли
Между нами,
Милый брат.
Долги очень были дни,
Проведенные в тоске.
И в тот час, когда мечтал
О свидании с тобой,
С веткой яшмовой гонец
Вдруг пришел, и думал я:
Может, радость мне принес?
Но когда спросил его,
Ожиданием томясь,—
То не ложь или обман?
Что сказал он мне в ответ?
Почему случилось так,—
Ведь еще не вышел срок?..
“Осенью, когда камыш
Пышным колосом цветет,
Рано поутру
Из дому, где аромат
Слышен хаги,
Никогда
Он не выйдет больше в сад,
Божество — родной твой брат.
Он не будет там стоять,
Любоваться на цветы.
Вечерами не пойдет
Он бродить по саду вновь,
Он покинул то село
И теперь уже в Сахо
Белым облаком он встал
Между распростертых гор
И исчез среди ветвей
Меж верхушками вдали…”
Вот что передал гонец.
18-й год [Тэмпё (746)]. Осень, 25-й день 9-й луны
Отомо Якамоти
* С веткой яшмовой гонец — см. п. 2548.
* Хаги — см. 1538.
* “Белым облаком он встал…” — говорится о погребальном обряде сожжения.
更科日記 >  宮仕えの生活 (Жизнь во дворце)
枯れたるすすきのあるにつけて、

Мы отправили ей случайно оказавшуюся под рукой сухую веточку мисканта со стихами:

更科日記 >  宮仕えの生活 (Жизнь во дворце)
冬枯の
しののをすすき
袖たゆみ
まねきもよせじ
風にまかせむ
ふゆがれの
しののをすすき
そでたゆみ
まねきもよせじ
かぜにまかせむ
Вот зимней стужею побитый
Сухой зачахнувший мискант —
Так наши рукава изнемогли:
Тебе махали, призывая.
Не станем больше, положась на волю ветра .

秋きぬと
かせもつけてし
山さとに
なほほのめかす
花すすきかな
あききぬと
かせもつけてし
やまさとに
なほほのめかす
はなすすきかな


朽ちもせぬ
その名ばかりを
とどめおきて
枯れ野のすすき
形見とぞ見る
くちもせぬ
そのなばかりを
とどめおきて
かれののすすき
かたみとぞみる
От мороза поломаны стебли мисканта,
На поле заглохшем сиротливо стоят.
Лишь имя твое осталось,
На память остались —
Засохшие стебли!

秋の草は、荻、すすき、桔梗、萩、女郎花、ふじばかま、紫苑、われもかう、かるかや、りんだう、菊。

Осенние травы — тростник, эвлария, колокольчик, петушечник, валериана, репейник, астра, бедринец, карукая, гречавка, хризантема

秋の野の
草の袂か
花薄
穂に出でて招く
袖と見ゆらん
あきののの
くさのたもとか
はなすすき
ほにいててまねく
そてとみゆらむ
То не метелки ли мисканта
Колышутся, как чьи-то рукава (тамото),
В траве, в осеннем поле?
Но кажется, что это ты
Призывно машешь рукавами (содэ).
Это стих, включённый в Кокинсю, 243
まねくとて
立ちもとまらぬ
秋ゆゑに
あはれかたよる
花すすきかな
まねくとて
たちもとまらぬ
あきゆゑに
あはれかたよる
はなすすきかな


しのふれは
くるしかりけり
しのすすき
秋のさかりに
なりやしなまし
しのふれは
くるしかりけり
しのすすき
あきのさかりに
なりやしなまし


花すすき
まねくはさかと
しりなから
ととまる物は
心なりけり
はなすすき
まねくはさかと
しりなから
ととまるものは
こころなりけり


いまはしも
ほにいてぬらむ
東路の
いはたのをのの
しののをすすき
いまはしも
ほにいてぬらむ
あつまちの
いはたのをのの
しののをすすき
Вот-вот
Пошли бы колосья
У мисканта засохшего ныне
На малом поле Ивата,
Что на дороге на Восток.
Включено также в Кинъёсю, 252
可敝里伎弖
見牟等於毛比之
和我夜度能
安伎波疑須々伎
知里尓家武可聞
かへりきて
みむとおもひし
わがやどの
あきはぎすすき
ちりにけむかも
Сусуки и осенний нежный хаги,
Которые растут у дома моего,
Которыми мечтал,
Вернувшись, любоваться,
Наверное, там отцвели давно!..
* Сусуки — род камыша (см. п. 45, 3506).
* Хаги — см. п. 3677.
秋風に
あひとしあへば
花薄
孰れともなく
穗にぞいでける
あきかぜに
あひとしあへば
はなすすき
いづれともなく
ほにぞいでける


我門の
一むら薄
かりかはむ
君が手なれの
こまもこぬかな
わがかとの
ひとむらすすき
かりかはむ
きみがてなれの
こまもこぬかな


賣比能野能
須々吉於之奈倍
布流由伎尓
夜度加流家敷之
可奈之久於毛倍遊
めひののの
すすきおしなべ
ふるゆきに
やどかるけふし
かなしくおもほゆ
Сегодня, в этот день, когда нашел приют
Средь снега, что идёт,
К земле склоняя
Камыш, растущий на полях Мэи,—
Печалью полны мои думы…

さを鹿の
いる野のすすき
初尾花
いつしか妹が
手枕にせむ
さをしかの
いるののすすき
はつをはな
いつしかいもが
たまくらにせむ
Нежна ты,
Словно первый цветок мисканта в поле,
Куда приходит осенью олень.
Когда же я усну
С твоей рукою в изголовье?

ほのかにも
風は吹かなむ
花すすき
むすぼほれつつ
露に濡るとも
ほのかにも
かぜはふかなむ
はなすすき
むすぼほれつつ
つゆにぬるとも
О ветерок,
Любимому шепни:
Мол, здесь стою я,
Как цветок мисканта,
Промокнув от росы.

花すすき
また露深し
ほにいでては
ながめじと思ふ
秋のさかりを
はなすすき
またつゆふかし
ほにいでては
ながめじとおもふ
あきのさかりを
Цветок мисканта,
Мокрый от росы,
Печален вид твой, и однако
Ты не грусти: ведь это — осень,
Пора цветенья твоего!
* Цветок мисканта — полевое злаковое растение. Цветёт, т.е. «выходит в колос», осенью. Можно увидеть намёк на песню Тайра Садафуна из «Песен осени» антологии «Кокинсю»:
Отныне и сажать не стану
Цветок мисканта
В своём саду:
Осеннюю печаль приносит
Его расцвет.
結びおきし
たもとだに見ぬ
花すすき
枯るとも枯れじ
君し解かずは
むすびおきし
たもとだにみぬ
はなすすき
かるともかれじ
きみしとかずは
Ты обещал наведаться,
Связав мискант цветущий
В моем саду.
Ужели не придёшь и не развяжешь,
Пока он не увял?

穂に出ても
風に騒ぐか
花薄
いづれの方に
なびきはてむと
ほにでても
かぜにさはぐか
はなすすき
いづれのかたに
なびきはてむと


大鏡 > 上巻 左大臣仲平 (ЛЕВЫЙ МИНИСТР НАКАХИРА)
花薄
われこそしたに
思ひしか
ほに出でて人に
むすばれにけり
はなすすき
われこそしたに
おもひしか
ほにいでてひとに
むすばれにけり
Цветок мисканта —
Любовь к тебе —
В глубинах сердца
Распушился метелкой.
А ты с другим, не со мной.

陸奥国へまかれりける野中に、目に立つさまなる塚の侍りけるを、問はせ侍りければ、「これなむ中将の塚と申す」と答へければ、「中将とはいづれの人ぞ」と問ひ侍りければ、「実方朝臣の事」となむ申しけるに、冬のことにて、霜枯れの薄ほのぼの見えわたりて、折節ものがなしうおぼえ侍りければ

西行法師
陸奥国へまかれりける野中に、目に立つさまなる塚の侍りけるを、問はせ侍りければ、「これなむ中将の塚と申す」と答へければ、「中将とはいづれの人ぞ」と問ひ侍りければ、「実方朝臣の事」となむ申しけるに、冬のことにて、霜枯れの薄ほのぼの見えわたりて、折節ものがなしうおぼえ侍りければ

西行法師
Странствуя по земле Митиноку, набрел на могильный холм, узнал, что похоронен там тюдзё по имени Фудзивара Санэката. Была зима, и кое-где виднелись поломанные от мороза одинокие стебли мисканта. Картина повергала в печаль. Тут и сложил

Сайгё-хоси
* Митиноку — большая область, объединявшая провинции Рикудзэн, Рикуго, Рикуо. В настоящее время объединяет четыре префектуры: Фукусима, Мияги, Иватэ, Аомори. Фудзивара Санэката, занимавший должность второго военачальника (тюдаё), был назначен губернатором Митиноку, где и умер. Считалось, что это был род почетной ссылки за его спор с придворным сановником Фудзиварой Кодзэй, в котором он вел себя грубо и недостойно.
さらでだに
心のとまる
秋の野に
いとゞもまねく
花薄かな
さらでだに
こころのとまる
あきののに
いとどもまねく
はなすすきかな
Хоть и не ухожу,
Но тянет сердце
В осеннее поле, —
Всё больше и больше
Зовут меня, качаясь, сусуки!

明け果てば
野べをまづ見む
花薄
招くけしきは
秋に變らじ
あけはてば
のべをまづみむ
はなすすき
まねくけしきは
あきにかはらじ
На осени исходе
Заметны первыми на поле
Травы сусуки,
Что зовут за собой, но их вид
Не переменит осени уход...


白露は
むすびやすると
花薄
とふべき野べも
見えぬ秋かな
しらつゆは
むすびやすると
はなすすき
とふべきのべも
みえぬあきかな


花薄
招かばこゝに
留りなむ
何れの野邊も
つひのすみかぞ
はなすすき
まねかばここに
とまりなむ
いづれののべも
つひのすみかぞ
Если позовут меня
Колосья трав-сусуки,
То заночую здесь.
Какая же окраина поля
Станет моим последним пристанищем?

篠薄
上葉にすがく
さゝがにの
いかさまにせば
人靡きなむ
しのすすき
うはばにすがく
ささがにの
いかさまにせば
ひとなびきなむ


花薄ほ
にいづることも
なき物を
まだき吹きぬる
秋の風哉
はなすすき
ほにいづることも
なきものを
まだきふきぬる
あきのかぜかな


これに薄を入れぬ、いみじうあやしと人いふめり。
これにすすきを入れぬ、いみじうあやしと人いふめり。
Люди, верно, будут удивляться, что я еще не назвала сусуки.

秋の野のおしなべたるをかしさは薄こそあれ。

Когда перед взором расстилаются во всю ширь осенние поля, то именно сусу̀ки [147] придаёт им неповторимое очарование.
147. Пампасная трава высотою до двух метров. Осенью выбрасывает колос, цветущий мелкими желтыми цветочками.
今はしも
ほにいでぬらむ
東路の
岩田の小野の
志のゝを薄
いまはしも
ほにいでぬらむ
あづまぢの
いはたのをのの
しののをすすき
Вот-вот
Пошли бы колосья
У мисканта засохшего ныне
На малом поле Ивата,
Что на дороге на Восток.
Включено также в Сэндзайсю, 271
行く人を
招くか野邊の
はな薄
今宵もこゝに
旅寐せよとや
ゆくひとを
まねくかのべの
はなすすき
こよひもここに
たびねせよとや
Идущего путника
Зазывают растущие у поля
Травы сусуки:
И этой ночью здесь
Сделай ты привал!

堀河院の御時御前にておの〳〵題をさぐりて歌つかうまつりけるに薄をとりてつかうまつれる

源俊頼朝臣

Минамото Тосиёри

ほにいづる
みやまがすその
むらすすき
まがきにこめて
かこふ秋ぎり
ほにいづる
みやまがすその
むらすすき
まがきにこめて
かこふあきぎり


秋かぜに
すずきつりぶね
はしるめり
其ひとはしの
なごりしたひて
あきかぜに
すずきつりぶね
はしるめり
それひとはしの
なごりしたひて


まがきあれて
すすきならねど
かるかやも
しげきのべとも
成にけるものを
まがきあれて
すすきならねど
かるかやも
しげきのべとも
なりにけるものを


くちもせぬ
そのなばかりを
とどめ置きて
かれののすすき
形見にぞみる
くちもせぬ
そのなばかりを
とどめおきて
かれののすすき
かたみにぞみる


みまぐさに
はらのをすすき
しがふとて
ふしどあせぬと
しかおもふらん
みまぐさに
はらのをすすき
しがふとて
ふしどあせぬと
しかおもふらん


女郎花
おほかるのへに
花すすき
いつれをさして
まねくなるらん
をみなへし
おほかるのへに
はなすすき
いつれをさして
まねくなるらむ


あきかせを
そむくものから
花すすき
ゆく方をなと
まねくなるらん
あきかせを
そむくものから
はなすすき
ゆくかたをなと
まねくなるらむ


奴婆多麻能
久路岐美祁斯遠
麻都夫佐爾
登理與曾比
淤岐都登理
牟那美流登岐
波多多藝母
許禮婆布佐波受
幣都那美
曾邇奴岐宇弖
蘇邇杼理能
阿遠岐美祁斯遠
麻都夫佐邇
登理與曾比
於岐都登理
牟那美流登岐
波多多藝母
許母布佐波受
幣都那美
曾邇奴棄宇弖
夜麻賀多爾
麻岐斯
阿多泥都岐
曾米紀賀斯流邇
斯米許呂母遠
麻都夫佐邇
登理與曾比
淤岐都登理
牟那美流登岐
波多多藝母
許斯與呂志
伊刀古夜能
伊毛能美許等
牟良登理能
和賀牟禮伊那婆
比氣登理能
和賀比氣伊那婆
那迦士登波
那波伊布登母
夜麻登能
比登母登須須岐
宇那加夫斯
那賀那加佐麻久
阿佐阿米能
疑理邇多多牟叙
和加久佐能
都麻能美許登
許登能
加多理碁登母
許遠婆
ぬばたまの
くろきみけしを
まつぶさに
とりよそひ
おきつとり
むなみるとき
はたたぎも
これはふさはず
へつなみ
そにぬぎうて
そにどりの
あをきみけしを
まつぶさに
とりよそひ
おきつとり
むなみるとき
はたたぎも
こもふさはず
へつなみ
そにぬきうて
やまかたに
まきし
あたねつき
そめきがしるに
しめころもを
まつぶさに
とりよそひ
おきつとり
むなみるとき
はたたぎも
こしよろし
いとこやの
いものみこと
むらとりの
わがむれいなば
ひけとりの
わがひけいなば
なかじとは
なはいふとも
やまとの
ひともとすすき
うなかぶし
ながなかさまく
あさあめの
ぎりにたたむぞ
わかくさの
つまのみこと
ことの
かたりごとも
こをば
Облачён я весь
В одежды чёрного цвета,
Чёрные, что ягоды тута.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь,
Ими, как крыльями, хлопаю —
Не годны они!
В волну, что бежит к земле,
Бросаю одежды эти.
Облачён я весь
В одежды синего цвета,
Синие, что зимородок.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь, и
Ими, как крыльями, хлопаю —
Не годные они!
В волну, что бежит к земле,
Бросаю одежды эти.
Облачён я весь
В одежды цвета марены,
Что на горах взросла.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь,
Ими, как крыльями, хлопаю —
Эти годятся!
Любимая моя!
Богиня-жена моя!
Когда я удалюсь
Со стаей слуг моих,
Сгрудившихся, как птичья стая,
Когда я удалюсь,
Их увлекая в путь,
Как увлекает птицу птица,
Хоть скажешь,
Заплачешь,
Голову склоня,
Как склонится побег сусуки
На склоне гор,
И плач твой встанет,
Как дымка раннего дождя.
Богиня-жена моя,
Молодая трава!
Таковы слова,
Вот они, слова! —

夕日さす
裾野のすゝき
片よりに
招くや秋を
送るなるらむ
ゆふひさす
すそののすすき
かたよりに
まねくやあきを
おくるなるらむ
Под лучами вечернего солнца
На поле Сусо травы сусуки
В одну сторону клонятся,
Призывая, осень
Провожают, наверное!

花薄
そよともすれば
あき風の
ふくかとぞきく
獨ぬる夜は
はなすすき
そよともすれば
あきかぜの
ふくかとぞきく
ひとりぬるよは


花薄
ほに出で易き
草なれば
みにならむとは
頼まれなくに
はなすすき
ほにいでやすき
くさなれば
みにならむとは
たのまれなくに


篠薄
忍びもあへぬ
心にて
けふはほにいづる
秋としらなむ
しのすすき
しのびもあへぬ
こころにて
けふはほにいづる
あきとしらなむ


秋山の
すそのゝすゝき
打ち靡き
くれ行く風に
鶉鳴くなり
あきやまの
すそののすすき
うちなびき
くれゆくかぜに
うづらなくなり
Осенних гор подол,
На поле Сусо травы сусуки
Склонились сильно, —
В утихающем ветре
Зазвучала птица удзура.

心なき
草のたもとも
花ずゝき
露ほしあへぬ
秋はきにけり
こころなき
くさのたもとも
はなずすき
つゆほしあへぬ
あきはきにけり


さらずとて
たゞにはすぎじ
花薄
まねかで人の
心をもみよ
さらずとて
たゞにはすぎじ
はなすすき
まねかでひとの
こころをもみよ


霜さゆる
山田のくろの
むらすすき
刈る人なしに
残るころかな
しもさゆる
やまだのくろの
むらすすき
かるひとなしに
のこるころかな
В полях лежит холодный иней,
А на меже
Повсюду островки поникшего мисканта:
Никто теперь уж не приходит
Их жать.
* Сложена на поэтическом турнире и вошла в антологию «Сюгёкусю» («Собрание жемчужин»).

人目もる
わが通路の
志の薄
いつとか待たむ
秋のさかりを
ひとめもる
わがかよひぢの
しのすすき
いつとかまたむ
あきのさかりを


行く人も
とまらぬ野邊の
花薄
招きかねてや
露こぼるらむ
ゆくひとも
とまらぬのべの
はなすすき
まねきかねてや
つゆこぼるらむ


花薄
枯野の草の
まくらにも
玉散るばかり
ふるあられかな
はなすすき
かれののくさの
まくらにも
たまちるばかり
ふるあられかな


夕霧の
籬の秋の
はなずゝき
をちかたならぬ
袖かとぞ見る
ゆふぎりの
まがきのあきの
はなずゝき
をちかたならぬ
そでかとぞみる


志るやいかに
いはたの小野の
篠薄
思ふ心は
穗に出でず共
しるやいかに
いはたのをのの
しのすすき
おもふこころは
ほにいでずとも


枕草子 > 82. 頭の中将の、すずろなるそら言を聞きて (То-но тюдзё, услышав злонамеренную сплетню на мой счет…)
あやしう、いせの物語なりやとて見れば、青き薄様に、いときよげに書き給へり。

«Как странно! Словно рассказ в „Исэ̀-моногатари“…» — подумала я и взглянула на письмо. Оно было написано изящным почерком на тонкой голубой бумаге.
[164]
今は世に
たれかは我を
招くべき
なさけありける
花簿かな
いまはよに
たれかはわれを
まねくべき
なさけありける
はなすすきかな


花ずゝき
たがなみだとも
しら露の
袖にみだるゝ
秋の夕風
はなずすき
たがなみだとも
しらつゆの
そでにみだるる
あきのゆふかぜ


花ずゝき
仄かにきけば
秋霧の
たち野の末に
男鹿なくなり
はなずすき
ほのかにきけば
あききりの
たちののすゑに
をじかなくなり


長月も
末野の原の
花ずゝき
ほのかにのこる
秋のいろかな
ながつきも
すゑののはらの
はなずすき
ほのかにのこる
あきのいろかな


霜むすぶ
草の袂の
花ずゝき
まねく人目も
いまや枯れなむ
しもむすぶ
くさのたもとの
はなずすき
まねくひとめも
いまやかれなむ


忘れずよ
霜の志たなる
花ずゝき
をしき形見の
秋の面かげ
わすれずよ
しものしたなる
はなずすき
をしきかたみの
あきのおもかげ


白露の
奥より見つる
花ずゝき
ほにいでゝ風に
靡きぬる哉
しらつゆの
おくよりみつる
はなずすき
ほにいでてかぜに
なびきぬるかな


身をかくす
宿にはうゑじ
花薄
招くたよりに
人もこそとへ
みをかくす
やどにはうゑじ
はなすすき
まねくたよりに
ひともこそとへ


身をかくす
宿にはうゑじ
花薄
招くたよりに
人もこそとへ
みをかくす
やどにはうゑじ
はなすすき
まねくたよりに
ひともこそとへ


吹く風の
たよりならでは
花ずゝき
心と人を
招かざりけり
ふくかぜの
たよりならでは
はなずすき
こころとひとを
まねかざりけり


ほに出でゝ
招くとならば
花薄
過ぎ行く秋を
えやは止めぬ
ほにいでて
まねくとならば
はなすすき
すぎゆくあきを
えやはとどめぬ


花ずゝき
袖に涙の
露添へて
暮るゝ夜毎に
誰れまねくらむ
はなずすき
そでになみだの
つゆそへて
くるるよごとに
たれまねくらむ


花ずゝき
袖に涙の
露添へて
暮るゝ夜毎に
誰れまねくらむ
はなずすき
そでになみだの
つゆそへて
くるるよごとに
たれまねくらむ


風さゆる
霜の籬の
花ずゝき
かれし人めに
たれまねくらむ
かぜさゆる
しものまがきの
はなずすき
かれしひとめに
たれまねくらむ


野邊ごとに
招けばとても
花薄
袖をたのみて
くる人もなし
のべごとに
まねけばとても
はなすすき
そでをたのみて
くるひともなし


野邊ごとに
招けばとても
花薄
袖をたのみて
くる人もなし
のべごとに
まねけばとても
はなすすき
そでをたのみて
くるひともなし


招くとて
行くもとまるも
同じ野に
人だのめなる
花薄かな
まねくとて
ゆくもとまるも
おなじのに
ひとだのめなる
はなすすきかな


招くとて
行くもとまるも
同じ野に
人だのめなる
花薄かな
まねくとて
ゆくもとまるも
おなじのに
ひとだのめなる
はなすすきかな


花薄
誰をとまれと
いはくらの
小野のあきつに
人招くらむ
はなすすき
たれをとまれと
いはくらの
をののあきつに
ひとまねくらむ


花薄
誰をとまれと
いはくらの
小野のあきつに
人招くらむ
はなすすき
たれをとまれと
いはくらの
をののあきつに
ひとまねくらむ


秋風に
音はすれども
花薄
ほのかにだにも
見えぬきみかな
あきかぜに
おとはすれども
はなすすき
ほのかにだにも
みえぬきみかな


秋風に
音はすれども
花薄
ほのかにだにも
見えぬきみかな
あきかぜに
おとはすれども
はなすすき
ほのかにだにも
みえぬきみかな


花すすき
葉分けの露や
なににかく
枯れ行く野べに
消えとまるらむ
はなすすき
はわけのつゆや
なににかく
かれゆくのべに
きえとまるらむ


小倉山の
野邊の
花芒
髣髴に見ゆる
秋夕暮
をぐらやまの
ふもとののべの
はなすすき
ほのかにみゆる
あきのゆふぐれ


吹きうつり
なびく薄の
末々を
長閑にわたる
野邊の夕かぜ
ふきうつり
なびくすすきの
すゑずゑを
のどかにわたる
のべのゆふかぜ


夕日さす
遠山もとの
さと見えて
薄吹きしく
野邊のあき風
ゆふひさす
とほやまもとの
さとみえて
すすきふきしく
のべのあきかぜ


招くとも
頼むべしやは
花ずゝき
風に隨ふ
こゝろなりけり
まねくとも
たのむべしやは
はなずすき
かぜにしたがふ
こころなりけり


打ち志めり
薄のうれは
おもりつゝ
西吹く風に
靡く村さめ
うちしめり
すすきのうれは
おもりつつ
にしふくかぜに
なびくむらさめ


影よわき
夕日うつろふ
片岡に
殘るもすごき
むらすゝき哉
かげよわき
ゆふひうつろふ
かたをかに
のこるもすごき
むらすすきかな


風騷ぐ
草のまがきの
花ずゝき
覆ふばかりの
袖かとぞ見る
かぜさはぐ
くさのまがきの
はなずすき
おほふばかりの
そでかとぞみる


立ちとまる
人は交野の
花薄
何と穗に出でゝ
招くなるらむ
たちとまる
ひとはかたのの
はなすすき
なにとほにいでて
まねくなるらむ


靡くとも
ほには出でじと
しの薄
忍びし中は
霜がれにけり
なびくとも
ほにはいでじと
しのすすき
しのびしなかは
しもがれにけり


夕立の
一むら薄
つゆ散りて
虫の音添はぬ
あきかぜぞ吹く
ゆふだちの
ひとむらすすき
つゆちりて
むしのねそはぬ
あきかぜぞふく


招くとは
よそに見れども
花薄
我かと云ひて
訪ふ人もなし
まねくとは
よそにみれども
はなすすき
われかといひて
とふひともなし


風吹ば
露ちるをのゝ
篠薄
ほにこそ出ね
秋はきにけり
かぜふけば
つゆちるをのの
しのすすき
ほにこそいでね
あきはきにけり


夕風に
なびくをかべの
花薄
入日をかへす
袖かとぞ見る
ゆふかぜに
なびくをかべの
はなすすき
いりひをかへす
そでかとぞみる


秋風の
吹ぬたえまは
しら露の
玉のをながき
いと薄かな
あきかぜの
ふぬたえまは
しらつゆの
たまのをながき
いとすすきかな


紅葉ちる
山のすそ野の
花薄
くれなゐくゝる
浪かとぞみる
もみぢちる
やまのすそのの
はなすすき
くれなゐくくる
なみかとぞみる
Опали листья,
И на поле под горой
Травы сусуки
Кажутся волнами,
Окрасившимися алым...

建武二年內裏千首哥中に薄を

中務卿尊良親王

Среди тысячи песен, сложенных во дворце во втором году кэмма, о травах сусуки

Министр центральных дел принц Такаёси