Показать подробное описание
風ふけば
おきつしら浪
たつた山
夜はにや君が
ひとりこゆらん
かぜふけば
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみが
ひとりこゆらん
Повеет ветер —
и встают белые волны
на взморье, о, гора Тацута!
Не в полночь ли милый
один идёт через тебя?
Песня записана так же в Ямато-моногатари, 149.
風吹けば
沖つしらなみ
たつた山
夜半にや君が
ひとりこゆらむ
かぜふけば
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみが
ひとりこゆらむ
Дует ветер,
И в открытом море белые волны
Встают. Через гору Тацута
Сегодня ночью ты один
Переходишь, верно[406] —
406. Две первые строки представляют собой дзё к слову Тацутаяма – «гора Тацута». Сиранами («белые волны»), тацу («вставать»), кою («переходить») – энго, «связанные ассоциациями слова». Есть также толкование, что сиранами — жаргонное обозначение воров, т. е. дама желает возлюбленному избежать встречи с разбойниками.

Песня записана так же в Исэ-моногатари, 23.
この今の妻の家は、龍田山こえていく道になむありける。

Это как раз в дом его новой жены надо было идти по дороге через гору Тацута.

たがみそぎ
ゆふつけどりか
唐衣
たつたの山に
をりはへてなく
たがみそぎ
ゆふつけどりか
からごろも
たつたのやまに
をりはへてなく
Кто-то, свершая обряд очищения,
На волю пустил священную птицу.
Там, где кроят китайские одежды,
На горе Тацута
Она беспрестанно поет[419].
419. «Священная птица», вернее, «птица под тканью» – метафорическое обозначение петуха, которого во время церемонии очищения накрывают бумазейной тканью – юфуцукэ. Это название по типу энго влечет за собой слово карагоромо – «китайская одежда», т.е. «нарядная одежда», последнее по ассоциации мотивирует появление слова Тацута (топоним), первая часть которого тацу имеет омофон со значением «кроить». Элемент ори в глаголе орихау («длиться», «тянуться») имеет омофон со значением «ткать», что также находится в смысловой связи с названными выше словами.
Танка помещена в антологии Кокинсю, 18, и в своем первоначальном виде связи с девушкой не имеет. В антологии Энгансю ей предпослано краткое предисловие, в Кокинрокутё, 2 («Петух»), пятая строчка дана с незначительными изменениями.
日暮れて、龍田山に宿りぬ。

Наступили сумерки, они остановились на ночь у горы Тацута.

海底
奥津白波
立田山
何時鹿越奈武
妹之當見武
わたのそこ
おきつしらなみ
たつたやま
いつかこえなむ
いもがあたりみむ
С дна морского
На взморье волна в белой пене встает —
Предо мною гора на далеком пути.
О, когда склоны Тацута я перейду
И увижу места, где моя дорогая живет?

上宮聖徳皇子出遊竹原井之時見龍田山死人悲傷御作歌一首
小墾田宮御宇天皇代墾田宮御宇者豊御食炊屋姫天皇也諱額田謚推古

Песня, сложенная Сётоку-тайси в печали при виде погибшего странника в горах Тацута, когда он направлялся в Такахаранои
* Принц Сётоку-тайси (572–621) — сын императора Ёмэй. В 593 г. был объявлен наследным принцем; крупный государственный деятель, сыгравший большую роль в распространении буддизма. Построил ряд храмов, в том числе знаменитый храм Хорюдзи. В М. — одна его песня.

比等母祢能
宇良夫禮遠留尓
多都多夜麻
美麻知可豆加婆
和周良志奈牟迦
ひともねの
うらぶれをるに
たつたやま
みまちかづかば
わすらしなむか
Вот люди близкие прощаются с тобою,
Печали и уныния полны,
Но лишь доедет конь
До Тацута-горы,
О них, наверно, ты забудешь!

白雲乃
龍田山乃
露霜尓
色附時丹
打超而
客行<公>者
五百隔山
伊去割見
賊守
筑紫尓至
山乃曽伎
野之衣寸見世常
伴部乎
班遣之
山彦乃
将應極
谷潜乃
狭渡極
國方乎
見之賜而
冬<木>成
春去行者
飛鳥乃
早御来
龍田道之
岳邊乃路尓
丹管土乃
将薫時能
櫻花
将開時尓
山多頭能
迎参出六
<公>之来益者
しらくもの
たつたのやまの
つゆしもに
いろづくときに
うちこえて
たびゆくきみは
いほへやま
いゆきさくみ
あたまもる
つくしにいたり
やまのそき
ののそきみよと
とものへを
あかちつかはし
やまびこの
こたへむきはみ
たにぐくの
さわたるきはみ
くにかたを
めしたまひて
ふゆこもり
はるさりゆかば
とぶとりの
はやくきまさね
たつたぢの
をかへのみちに
につつじの
にほはむときの
さくらばな
さきなむときに
やまたづの
むかへまゐでむ
きみがきまさば
В эти дни, когда кругом
Стала алой от росы
Нежная листва,
И над Тацута-горой
Тучи белые встают,
Ты, что в дальний путь идешь
Через горы и холмы,
Через цепи сотен гор
Будешь ты держать свой путь,
И в Цукуси стороне,
Нас хранящей от врагов,
Завершив свой славный путь,
Подели ты слуг своих,
В разные пошли концы
И вели им оглядеть
Все границы дальних гор
И границы всех полей
До пределов, где звучит
Эхо между горных скал,
До пределов, где ползет
По земле живая тварь,
Разузнай дела страны!
Ныне — скрыто все зимой,
А когда придет весна,
Птицею летящей ты
Возвращайся поскорей!
И когда начнут сверкать
Алых цуцудзи цветы
На дорогах, у холмов,
Возле Тацута-горы,
И когда начнут цвести
Вишен нежные цветы,—
Как у яматадзу, здесь,
В яркой зелени листвы
Тянется навстречу лист
К каждому листу,—
Я навстречу поспешу,
Чтоб приветствовать тебя!
Только бы вернулся ты!
* Хранящая от врагов (ата мамору) (мк) — постоянный эпитет к стране Цукуси, которая в старину служила крепостью, защищающей от нашествия врагов.
* Цуцудзи — цветы алого цвета, японская азалия.
* Яматадзу — растение, у которого листья расположены друг против друга, как бы тянутся навстречу друг другу, почему оно и служит постоянным сравнением (мк) для людей, стремящихся друг к другу, или образом человека, стремящегося идти навстречу другому.
朝霞
不止軽引
龍田山
船出将為日者
吾将戀香聞
あさかすみ
やまずたなびく
たつたやま
ふなでしなむひ
あれこひむかも
О Тацута-гора,
Где утренний туман,
Не прерываясь, тянется повсюду.
В тот день, когда отчалит мой корабль,
Как тосковать о ней в разлуке буду!
* Песня человека из Ямато, любовавшегося горой Тацута, славящейся красотой алых кленов.
白雲之
龍田山之
瀧上之
小鞍嶺尓
開乎為流
櫻花者
山高
風之不息者
春雨之
継而零者
最末枝者
落過去祁利
下枝尓
遺有花者
須臾者
落莫乱
草枕
客去君之
及還来
しらくもの
たつたのやまの
たきのうへの
をぐらのみねに
さきををる
さくらのはなは
やまたかみ
かぜしやまねば
はるさめの
つぎてしふれば
ほつえは
ちりすぎにけり
しづえに
のこれるはなは
しましくは
ちりなまがひそ
くさまくら
たびゆくきみが
かへりくるまで
Там, где облака
Белоснежные встают,
Там, на Тацута-горе,
На вершине Огура,
Выше водопада струй,
Распустились на ветвях
Вишен пышные цветы,
Нагибая ветви вниз…
Так как горы высоки,
Ветер дует без конца,
И весенний светлый дождь
Беспрестанно льет и льет.
И от этого дождя
Ветви верхние, склонясь,
Уронили лепестки…
О прекрасные цветы,
Что остались на ветвях,
Расположенных внизу,
Вас прошу,
Хоть краткий срок
Не роняйте лепестки…
До тех пор, покамест он,
Мой возлюбленный супруг,
Что уходит ныне в путь,
Где зеленая трава изголовьем служит всем
Не вернется к вам сюда!
* Песня жены, провожающей мужа, и песня мужа. Предполагают, что эти песни записал Такахаси Мусимаро, когда служил под начальством Фудзивара Умакая, строившего дворец в Нанива (706 г.).
* Принц Тацута — бог, повелитель ветра, ему посвящен храм на горе Тацута.
* Нагаута и каэси-ута сложены разными лицами. По-видимому, это наиболее древняя форма нагаута, в которой отражены переклички женского и мужского хоров, характерные для древних —.народных хороводов.
白雲乃
立田山乎
夕晩尓
打越去者
瀧上之
櫻花者
開有者
落過祁里
含有者
可開継
許知<期>智乃
花之盛尓
雖不見<在>
君之三行者
今西應有
しらくもの
たつたのやまを
ゆふぐれに
うちこえゆけば
たきのうへの
さくらのはなは
さきたるは
ちりすぎにけり
ふふめるは
さきつぎぬべし
こちごちの
はなのさかりに
めさずとも
きみがみゆきは
いまにしあるべし
Там, где облака Белоснежные встают,
Гору Тацута пройдешь
В час вечерний,
И тогда
Ты увидишь,
Что цветы
Пышных вишен,
Что цвели
Над скалой,
Где водопад,—
Облетели до конца…
А бутоны на ветвях
Следом расцвести должны,
И хотя не сможешь ты
Встретить всех цветов расцвет,
Должен ты как раз теперь
Посетить вершины гор!

鴈鳴乃
来鳴之共
韓衣
裁田之山者
黄始南
かりがねの
きなきしなへに
からころも
たつたのやまは
もみちそめたり
Гуси с криком
Нынче прилетели,
И тотчас же Тацута-гора,
Где кроят заморские одежды,
Засверкала алою листвой!
* Тацута — гора, славится алыми кленами.
妹之紐
解登結而
立田山
今許曽黄葉
始而有家礼
いもがひも
とくとむすびて
たつたやま
いまこそもみち
そめてありけれ
Заветный шнур у милой завязав,
И говоря: “Его я развяжу”,—
Отправляются в далекий путь…
Ах, на Тацута-горе как раз теперь
Начала алеть зеленая листва…
* “Заветный шнур у милой завязав” — см. п. 1789.
夕去者
鴈之越徃
龍田山
四具礼尓競
色付尓家里
ゆふされば
かりのこえゆく
たつたやま
しぐれにきほひ
いろづきにけり
И Тацута-гора,
Где лишь наступит вечер,
Как гуси пролетают в вышине,
Вся засверкала ярко-алым цветом,
Опередить стараясь мелкий дождь…

秋去者
鴈飛越
龍田山
立而毛居而毛
君乎思曽念
あきされば
かりとびこゆる
たつたやま
たちてもゐても
きみをしぞおもふ
Лишь осень настает,
Как пролетают гуси
В далеких небесах над Тацута-горой.
Встаю или ложусь, — ах, все равно
Я полон думой о тебе одной!

花のちる
ことやわひしき
春霞
たつたの山の
うくひすのこゑ
はなのちる
ことやわひしき
はるかすみ
たつたのやまの
うくひすのこゑ
Опечален ли он
тем, что с вишен цветы опадают?
В вешней дымке звучат,
над горою Тацута льются
соловьиные звонкие трели…
Гора Тацута находится в районе Икома, в префектуре Нара.
竜田ひめ
たむくる神の
あれはこそ
秋のこのはの
ぬさとちるらめ
たつたひめ
たむくるかみの
あれはこそ
あきのこのはの
ぬさとちるらめ
Собирается в путь
по осени Тацута-дева —
и всесильным богам
отсылает свои молитвы
с мириадами алых листьев…
159. Принцесса Тацута — богиня осени. Она отправляется в путь на Запад, в край увядания.
風ふけは
おきつ白浪
たつた山
よはにや君か
ひとりこゆらむ
かせふけは
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみか
ひとりこゆらむ
Там, в просторах морей,
белопенные катятся волны
и шумят на ветру —
муж мой милый во мраке ночи
гору Тацута переходит…
367. Гора Тацута — часть горной гряды Икома в префектуре Нара. Включено в «Исэ-моногатари» № 23.
たかみそき
ゆふつけ鳥か
唐衣
たつたの山に
をりはへてなく
たかみそき
ゆふつけとりか
からころも
たつたのやまに
をりはへてなく
Чей же это петух,
предназначенный для очищенья,
в лентах с гребня до шпор,
непрестанным протяжным криком
гору Тацута оглашает?
368. Имеется в виду Мисоги — церемония очищения в водах реки перед храмом Тацута.

В Ямато-моногатари, 154
ちはやぶる
神の御代より
呉竹の
よよにも絶えず
天彦の
音羽の山の
春霞
思ひ亂れて
五月雨の
空もとどろに
さ夜ふけて
山郭公
鳴くごとに
誰も寢覺めて
唐錦
龍田の山の
もみぢ葉を
見てのみしのぶ
神無月
時雨しぐれて
冬の夜の
庭もはだれに
降る雪の
なほ消えかへり
年ごとに
時につけつつ
あはれてふ
ことを言ひつつ
君をのみ
千代にといはふ
世の人の
思ひするがの
富士の嶺の
燃ゆる思ひも
飽かずして
別るる涙
藤衣
織れる心も
八千草の
言の葉ごとに
すべらぎの
おほせかしこみ
卷々の
中に尽すと
伊勢の海の
浦の潮貝
拾ひあつめ
とれりとすれど
玉の緒の
短き心
思ひあへず
なほあらたまの
年を經て
大宮にのみ
ひさかたの
昼夜わかず
つかふとて
かへりみもせぬ
わが宿の
忍ぶ草生ふる
板間あらみ
降る春雨の
漏りやしぬらむ
ちはやふる
かみのみよより
くれたけの
よよにもたえす
あまひこの
おとはのやまの
はるかすみ
おもひみたれて
さみたれの
そらもととろに
さよふけて
やまほとときす
なくことに
たれもねさめて
からにしき
たつたのやまの
もみちはを
みてのみしのふ
かみなつき
しくれしくれて
ふゆのよの
にはもはたれに
ふるゆきの
なほきえかへり
としことに
ときにつけつつ
あはれてふ
ことをいひつつ
きみをのみ
ちよにといはふ
よのひとの
おもひするかの
ふしのねの
もゆるおもひも
あかすして
わかるるなみた
ふちころも
おれるこころも
やちくさの
ことのはことに
すめらきの
おほせかしこみ
まきまきの
うちにつくすと
いせのうみの
うらのしほかひ
ひろひあつめ
とれりとすれと
たまのをの
みしかきこころ
おもひあへす
なほあらたまの
としをへて
おほみやにのみ
ひさかたの
ひるよるわかす
つかふとて
かへりみもせぬ
わかやとの
しのふくさおふる
いたまあらみ
ふるはるさめの
もりやしぬらむ
С Века грозных Богов
тянулась чреда поколений,
коих не сосчитать,
как коленцев в бамбуковой роще,
и во все времена
слагали печальные песни,
уподобясь душой
смятенной разорванной дымке,
что плывет по весне
над кручей лесистой Отова,
где кукушка в ночи
без устали горестно кличет,
вызывая в горах
далекое звонкое эхо,
и сквозь сеющий дождь
звучит ее скорбная песня.
И во все времена
называли китайской парчою
тот багряный узор,
что Тацуты склоны окрасил
в дни десятой луны,
в дождливую, мрачную пору.
Зимним садом в снегу
все так же любуются люди
и с тяжелой душой
вспоминают, что близится старость.
Сожалеют они,
что времени бег быстротечен,
и спешат пожелать
бесчисленных лет Государю,
чтобы милость его
поистине длилась вовеки.
Пламя страстной любви
сердца ненасытно снедает —
как сухую траву
огонь пожирает на поле
подле Фудзи-горы,
что высится в землях Суруга.
Льются бурной рекой
разлуки безрадостной слезы,
но едины сердца,
отростки цветущих глициний.
Мириады словес,
подобно бесчисленным травам,
долго я собирал,
исписывал свиток за свитком —
как прилежный рыбак,
что в море у берега Исэ
добывает со дна
все больше и больше жемчужин,
но еще и теперь
не вмещает мой разум убогий
все значенье и смысл
добытых бесценных сокровищ.
Встречу я Новый год
под сенью чертогов дворцовых,
где провел столько лун
в своем бескорыстном служенье.
Вняв веленью души,
Государевой воле послушен,
я уже не гляжу
на стены родимого дома,
где из щелей давно
трава Ожиданья пробилась,
где от вешних дождей
циновки давно отсырели…

行かむ人
来む人しのべ
春霞
立田の山の
初桜花
ゆかむひと
こむひとしのべ
はるかすみ
たつたのやまの
はつさくらばな
О вы, гуляющие по полям!
Восторженные взоры обратите
На гору Тацута,
Где, чуть прикрыты дымкой,
Вишни раскинули свою красу!

白雲の
立田の山の
八重桜
いづれを花と
わきて折りけむ
しらくもの
たつたのやまの
やへさくら
いづれをはなと
わきてをりけむ
Вишни махровые
На Тацута-горе
Смешались с облаками.
Как мне их отличить,
Чтоб ветвь прекрасную сломить?
* «Смешение» цветов вишни с облаками — постоянный поэтический образ.
白雲の
春はかさねて
立田山
をぐらの峰に
花にほふらし
しらくもの
はるはかさねて
たつたやま
をぐらのみねに
はなにほふらし
Пришла весна,
И вишен белые цветы
И облака
Уже украсили
Вершину Огура...
* Пик Огура — вершина горы Тацута.
霞たつ
春の山べに
桜花
あかず散るとや
鶯のなく
かすみたつ
はるのやまべに
さくらばな
あかずちるとや
うぐひすのなく
Чу! Голос соловья
С горы Тацута,
Окутанной весенней дымкой.
Не о цветах ли опадающих
Грустит он?

朝霧や
立田の山の
里ならで
秋来にけりと
たれか知らまし
あさぎりや
たつたのやまの
さとならで
あききにけりと
たれかしらまし
Туманом утренним заволокло
Селенье на горе Тацута.
Кто, если не живущий там,
Узнает раньше всех,
Что наступила осень?
* Тема песни — ранняя осень в горной хижине.
* Гора Тацута — постоянный поэтический образ (см. коммент. 85 и др.).
竜田山
よはにあらしの
松吹けば
雲にはうとき
峰の月影
たつたやま
よはにあらしの
まつふけば
くもにはうとき
みねのつきかげ
Полночь на Тацута-горе...
Над соснами пронёсся ветер,
Развеяв облака,
И вот уж в чистом небе
Сияет над вершиною луна!
* Песня сложена как бы от лица человека, переходящего в полночь гору Тацута (см. коммент. 85, 302 и др.).
* Намёк на танка неизвестного автора из свитка «Разные песни» антологии «Кокинсю» (есть также в «Исэ моногатари»):
Ветер подул,
И взыграли на море белые волны...
Тацута-гора!
Не тебя ль в эту полночь
Мой милый переходит один?
龍田山
梢まばらに
なるままに
深くも鹿の
そよぐなるかな
たつたやま
こずゑまばらに
なるままに
ふかくもしかの
そよぐなるかな
Деревья оголились
На Тацута-горе,
И слышно, как по листьям палым
Уходит дальше
Стонущий олень.

心とや
もみぢはすらむ
龍田山
松はしぐれに
濡れぬものかは
こころとや
もみぢはすらむ
たつたやま
まつはしぐれに
ぬれぬものかは
Не по своей ли воле
В багрянец одеваются деревья
На Тацута-горе?
Ведь мокнут под дождём и сосны,
Но цвета — не меняют!

龍田山
あらしや峰に
よわるらむ
渡らぬ水も
錦絶えけり
たつたやま
あらしやみねに
よわるらむ
わたらぬみづも
にしきたえけり
Похоже, ветер стих на Тацута-горе:
Парча осенняя, что покрывала реку,
Поредела
И переправою теперь
Едва ль послужит!
* ...парча осенняя, что покрывала реку, поредела... — ветер стих и не срывает больше с деревьев багряно-алые листья, устилая реку Тацута сплошным парчовым ковром. ...и переправою теперь едва ль послужит... — поэтесса прибегает к традиционной гиперболе: ковёр был настолько плотным, что по нему можно было перейти реку. Парча (нисики) из опавших листьев — постоянная метафора.
* Намёк на танка неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Песни осени»):
Листья багряные, алые,
Смешавшись,
Плывут по Тацута-реке.
Захочешь перейти —
Порвётся парчовый ковёр!

(По весьма правдоподобной версии, песня принадлежит последнему императору времён древней столицы Нары — императору Хэйдзэй.)
立田山
秋ゆく人の
袖を見よ
木々の梢は
しぐれざりけり
たつたやま
あきゆくひとの
そでをみよ
き々のこずゑは
しぐれざりけり
Взгляни на рукава тех путников,
Что переходят осенью
Тацута-гору:
Их словно оросил багряный
дождь,
А на листве дерев багряной
И капель не видать!
* Использован традиционный осенний образ: рукава прохожих сияют багрянцем, отражая багряный цвет осенней листвы. Багряный дождь — вариация образа: отражение багряных листьев на увлажненном слезами рукаве.
なき名のみ
立田の山に
立つ雲の
ゆくへも知らぬ
ながめをぞする
なきなのみ
たつたのやまに
たつくもの
ゆくへもしらぬ
ながめをぞする
Молва меня обволокла,
Как облака вершину
Горы Тацута. Ну а я?
Я все тоскую о тебе,
Не зная, как мне быть.

大伴乃
美津能等麻里尓
布祢波弖々
多都多能山乎
伊都可故延伊加武
おほともの
みつのとまりに
ふねはてて
たつたのやまを
いつかこえいかむ
Когда ж, причалив наши корабли
В заливе Мицу,
В стороне Отомо,
Мы гору Тацута
Сумеем перейти?
[Неизвестный автор]
吉美尓餘里
吾名波須泥尓
多都多山
絶多流孤悲乃
之氣吉許呂可母
きみにより
わがなはすでに
たつたやま
たえたるこひの
しげきころかも
Из-за тебя дурная слава мне досталась,
И я предметом стала пересуд,
Что поднялись горой;
Любовь, что оборвалась,
Теперь как заросли густые вновь…

多都多夜麻
見都々古要許之
佐久良波奈
知利加須疑奈牟
和我可敝流刀<尓>
たつたやま
みつつこえこし
さくらばな
ちりかすぎなむ
わがかへるとに
По склонам Тацута,
Любуясь, проходил…
Цветы вишневые, цветущие в горах!
Ужель осыплетесь и облетите вы
До той поры, как я вернусь назад?
17-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
* Песня, сложенная Отомо Якамоти, когда он шел из Нара в Нанива и сожалел, что осыпаются цветы вишни, которыми он любовался на горах Тацута.
春霞たつたの山にはつ花をしのぶより、夏はつまごひする神南備の郭公、秋は風に散る葛城のもみぢ、冬はしろたへの富士の高嶺に雪つもる年の暮れまで、みな折にふれたる情なるべし。

Среди собранных песен есть те, в которых певцы сожалеют, что весенняя дымка скрывает первые цветы вишен на горе Тацута[17], и те, в которых поется о кукушке, тоскующей о милом на горе Каннаби[18], или о том, как разбрасывает осенний ветер листья кленов на горе Кацураги[19], а также и песни, в которых любуются снегом, белым покровом одевшим вершину Фудзи в конце года[20].
17. Далее автор перечисляет основные темы поэзии вака (весна, лето, осень, зима, любовь, разлука, странствие и т.д.) и наиболее типичные мотивы и образы, в которых они выражаются. Данный образ взят из танка Отомо Якамоти, помешенной в антологии под № 85.
18. Образ из танка неизвестного автора (см. № 194).
19. Образ из танка Хитомаро (см. № 541).
20. Образ из танка Ямабэ Акахито (см. № 675).
龍田超
三津之濱邊尓
潔身四二由久
たつたこえ
みつのはまべに
みそぎしにゆく
Чрез гору Тацута,
В воде залива Мицу
Иду принять святое очищенье.

かりがねの
鳴きつるなべに
唐衣
立田の山は
紅葉しにけり
かりがねの
なきつるなべに
からころも
たつたのやまは
もみぢしにけり
Вместе с криками
Гусей, что зазвучали,
В китайское платье
Оделась гора Тацута,
Когда все листья осенними стали!
なべに — вместе с
かり鳴きて
寒き朝の
露ならし
立田の山を
もみだすものは
かりなきて
さむきあしたの
つゆならし
たつたのやまを
もみだすものは


唐錦
たつ田の山も
今よりは
紅葉ながらに
ときはならなむ
からにしき
たつたのやまも
いまよりは
もみぢながらに
ときはならなむ


唐衣
たつたの山の
もみじ葉は
はたものもなき
錦なりけり
からころも
たつたのやまの
もみじはは
はたものもなき
にしきなりけり


など更に
秋かととはむ
唐錦
たつ田の山の
もみぢするよを
などさらに
あきかととはむ
からにしき
たつたのやまの
もみぢするよを


かく計り
もみづる色の
こければや
錦立田の
山といふらむ
かくはかり
もみづるいろの
こければや
にしきたつたの
やまといふらむ


たつた山
松のむらたち
なかりせは
いつくかのこる
みとりならまし
たつたやま
まつのむらたち
なかりせは
いつくかのこる
みとりならまし
На горе Тацута
Если б не было
Сосен растущих,
Где б ещё остался
Тогда зелёный цвет?

たつた山
ふもとの里は
とほけれと
嵐のつてに
紅葉をそみる
たつたやま
ふもとのさとは
とほけれと
あらしのつてに
もみちをそみる


たつた山
ちるもみちはを
きてみれは
秋はふもとに
かへるなりけり
たつたやま
ちるもみちはを
きてみれは
あきはふもとに
かへるなりけり


秋はきぬ
竜田の山も
見てしかな
しくれぬさきに
色やかはると
あきはきぬ
たつたのやまも
みてしかな
しくれぬさきに
いろやかはると


ぬす人の
たつたの山に
入りにけり
おなしかさしの
名にやけかれん
ぬすひとの
たつたのやまに
いりにけり
おなしかさしの
なにやけかれむ


なき名のみ
たつたの山の
ふもとには
世にもあらしの
風もふかなん
なきなのみ
たつたのやまの
ふもとには
よにもあらしの
かせもふかなむ


なき名のみ
たつたの山の
あをつつら
又くる人も
見えぬ所に
なきなのみ
たつたのやまの
あをつつら
またくるひとも
みえぬところに


妹が紐
とくと結ぶと
立田山
いまぞもみぢの
錦おりける
いもがひも
とくとむすぶと
たつたやま
いまぞもみぢの
にしきおりける


からごろも
立田の山の
もみぢ葉は
物思ふ人の
袂なりけり
からごろも
たつたのやまの
もみぢはは
ものおもふひとの
たもとなりけり


秋されば
狩人越ゆる
立田山
たちてもゐても
ものをしぞ思ふ
あきされば
かりひとこゆる
たつたやま
たちてもゐても
ものをしぞおもふ
Приходит осень,
И охотники спешат
Гору Тацута перейти...
Я ж круглый год лишь о тебе
С любовью помышляю.

獨惜龍田山櫻花歌一首

Песня, в которой сокрушаюсь в одиночестве о цветах вишни на горе Тацута

白妙の
ゆふつけ鳥も
思ひわび
なくや立田の
山のはつしも
しろたへの
ゆふつけとりも
おもひわび
なくやたつたの
やまのはつしも


こえじ唯
同じかざしの
名もつらし
龍田の山の
夜はの白波
こえじただ
おなじかざしの
なもつらし
たつたのやまの
よはのしらなみ


風吹けば
沖つ白浪
立田山
よはにや君が
ひとりこゆらむ
かぜふけば
おきつしらなみ
たつたやま
よはにやきみが
ひとりこゆらむ
Подует ветер —
И поднимутся белые волны на взморье.
О, гора Тацута!
Не тебя ль в полночь
Милый будет переходить один?
Подует ветер... - Песня из "Кокинвакасю" (№ 994). Автор не известен. Песня приведена как пример использования дзё в главном полустишии. Главное полустишие целиком составляет дзё к слову Тацута - названию горы через ассоциацию его со словом тацу — "подниматься", "вставать". Эта песня есть также в лирической повести "Исэ моногатари" [23]. Гора Тацута один из постоянных образов поэзии "Кокинвакасю". Сама гора находится на границе провинций Ямато и Нанива, через неё пролегала одна из оживленных дорог того времени.
年毎に
かはらぬものは
春霞
たつたの山の
けしきなりけり
としごとに
かはらぬものは
はるかすみ
たつたのやまの
けしきなりけり
Из года в год
Неизменно:
Весенняя дымка,
Что поднимается
Над горой Тацута.

歌経標式 > 和歌七病 (Семь болезней вака)
伊母我比毛
䓁俱止牟湏婢弖
他都他夜麻
表和他湏能𡚁能
毛表知計羅俱婆
いもがひも
とくとむすびて
たつたやま
みわたすのべの
もみぢけらくは
歌経標式 > 和歌三種體 (Три формы вака)
詠龍田山歌云

歌経標式 > 和歌三種體 (Три формы вака)
何勢不氣馬
俱母能岐奴可佐
他都他夜麻
以䓁尒保波㔟留
阿佐可保能婆那
かぜふけば
くものきぬがさ
たつたやま
いとにほはせる
あさがほがはな
立田山をこゆとて

友則

О переходе через гору Тацута

Томонори

たつた山
月すむみねの
かひぞなき
ふもとにきりの
はれぬかぎりは
たつたやま
つきすむみねの
かひぞなき
ふもとにきりの
はれぬかぎりは


立田山
木葉色づく
ほどばかり
時雨にそはぬ
秋かぜもがな
たつたやま
このはいろづく
ほどばかり
しぐれにそはぬ
あきかぜもがな
Лишь только
Листва пожелтела
На горе Тацута,
Хочу я осеннего ветра,
С которым не было б дождя.

龍田山
木葉吹きしく
秋風に
落ちていろづく
松のしたつゆ
たつたやま
このはふきしく
あきかぜに
おちていろづく
まつのしたつゆ


立田山
秋はかぎりの
色とみし
木葉は冬の
しぐれなりけり
たつたやま
あきはかぎりの
いろとみし
このははふゆの
しぐれなりけり


主しらで
紅葉は折らじ
白波の
立田の山の
おなじ名も憂し
ぬししらで
もみぢはをらじ
しらなみの
たつたのやまの
おなじなもうし


立田山
紅葉の錦
をりはへて
なくといふ鳥の
霜のゆふしで
たつたやま
もみぢのにしき
をりはへて
なくといふとりの
しものゆふしで


今よりは
待たるゝ花の
おもかげに
立田の山の
嶺のしら雲
いまよりは
またるるはなの
おもかげに
たつたのやまの
みねのしらくも


唐衣
たつ田の山の
ほとゝぎす
うらめづらしき
今朝の初聲
からころも
たつたのやまの
ほととぎす
うらめづらしき
けさのはつこゑ


春ははや
志た紐とけて
からごろも
龍田の山に
匂ふ春かぜ
はるははや
したひもとけて
からごろも
たつたのやまに
にほふはるかぜ


立田山
見つゝ越えこし
櫻花
ちりか過ぎなむ
我が歸るとき
たつたやま
みつつこえこし
さくらばな
ちりかすぎなむ
わがかへるとき


木末吹く
風より秋の
立田山
下葉につゆや
もらしそむらむ
きすゑふく
かぜよりあきの
たつたやま
したばにつゆや
もらしそむらむ


紅の
やしほの雨は
ふり來らし
龍田の山の
いろづく見れば
くれなゐの
やしほのあめは
ふりくらし
たつたのやまの
いろづくみれば


龍田山
夕こえくれぬ
大伴の
三津のとまりに
舟やまつらむ
たつたやま
ゆふこえくれぬ
おほともの
みつのとまりに
ふねやまつらむ


夕されば
雁の越え行く
立田山
時雨にきほひ
色づきにけり
ゆふされば
かりのこえゆく
たつたやま
しぐれにきほひ
いろづきにけり


もみぢ葉も
誰が禊とて
立田山
秋風吹けば
ぬさと散るらむ
もみぢはも
たがみそぎとて
たつたやま
あきかぜふけば
ぬさとちるらむ


龍田山
紅葉やまれに
なりぬらむ
河なみ白き
冬の夜のつき
たつたやま
もみぢやまれに
なりぬらむ
かはなみしらき
ふゆのよのつき


朝まだき
我がうち越ゆる
立田山
深くも見ゆる
松の色かな
あさまだき
わがうちこゆる
たつたやま
ふかくもみゆる
まつのいろかな


龍田山
木綿附鳥の
おのが音を
夜ふかき花の
色に待つかな
たつたやま
ゆふづけとりの
おのがねを
よふかきはなの
いろにまつかな


亭子院奈良におまし〳〵ける時、立田山にて詠ませ給ひける北野の御歌となむ。



宮瀧御覽じて歸らせ給ふとて立田山をこえさせ給うける日、時雨の志侍りければ

亭子院御製



ゆふかけて
つかひもけふぞ
立田山
やまぢを遠み
よるやこゆらん
ゆふかけて
つかひもけふぞ
たつたやま
やまぢをとほみ
よるやこゆらん