旅尓之而
物戀<之伎><尓
鶴之>鳴毛
不所聞有世者
孤悲而死萬思
たびにして
ものこほしきに
たづがねも
きこえずありせば
こひてしなまし
В странствии дальнем
Тоскою полны мои думы,
И если б не слышал
Я криков родных журавлей,
Я б умер, наверно, тоскуя о доме далеком…

倭戀
寐之不所宿尓
情無
此渚崎<未>尓
多津鳴倍思哉
やまとこひ
いのねらえぬに
こころなく
このすさきみに
たづなくべしや
Тоскою полный по стране Ямато,
Спокойным сном уснуть
Не в силах я.
Как могут так безжалостно на море
Звучать у мыса крики журавлей!

櫻田部
鶴鳴渡
年魚市方
塩干二家良之
鶴鳴渡
さくらだへ
たづなきわたる
あゆちがた
しほひにけらし
たづなきわたる
В Сакура на поля
Журавли надо мной пролетают крича…
Верно, в бухте Аютигата
С берегов теперь схлынул прилив:
Журавли надо мной пролетают крича…
* В песне передана обычная картина, наблюдаемая во время отлива у берега моря, воспетая во многих песнях М., когда журавли устремляются в поисках пищи к обнажившимся берегам.
礒前
榜手廻行者
近江海
八十之湊尓
鵠佐波二鳴
未詳
いそのさき
こぎたみゆけば
あふみのうみ
やそのみなとに
たづさはになく
Когда я плыл по морю, огибая
Мыс каменистый, в эти дни
У множества причалов
В море, в Оми,
Кричали часто журавли…

三諸乃
神名備山尓
五百枝刺
繁生有
都賀乃樹乃
弥継<嗣>尓
玉葛
絶事無
在管裳
不止将通
明日香能
舊京師者
山高三
河登保志呂之
春日者
山四見容之
秋夜者
河四清之
<旦>雲二
多頭羽乱
夕霧丹
河津者驟
毎見
哭耳所泣
古思者
みもろの
かむなびやまに
いほえさし
しじにおひたる
つがのきの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまずかよはむ
あすかの
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほしろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさくもに
たづはみだれ
ゆふぎりに
かはづはさわく
みるごとに
ねのみしなかゆ
いにしへおもへば
Словно дерево цуга
Средь священных славных гор
Каминаби в Миморо,
Что растет из века в век,
Умножая сень ветвей,
Потерявших счет в веках,
Словно тот жемчужный плющ,
Что растет меж горных скал,
Простираясь без конца,
Вновь и вновь хочу сюда
Без конца я приходить,
Чтоб на Асука взглянуть,
На столицу прежних лет!
Там и горы высоки,
Там и реки хороши,
И в весенний яркий день
Все б смотрел на склоны гор!
И осенней ночью я
Слушал бы журчанье струй!
Утром в белых облаках
Пролетают журавли,
А в тумане ввечеру
Там кричит речной олень.
Каждый раз, когда приду
И любуюсь на нее,
В голос горько плачу я,
Вспоминая старину…
* Речной олень — так в песнях М. называют лягушку, кваканьем которой японцы наслаждаются наравне с пением соловья.
葦邊波
鶴之哭鳴而
湖風
寒吹良武
津乎能埼羽毛
あしへには
たづがねなきて
みなとかぜ
さむくふくらむ
つをのさきはも
Средь тростников на берегу
Журавль печально в голос плачет…
Наверно, ветер холодом подул
В той дальней гавани,
О мыс Цуоносаки!

嶋傳
敏馬乃埼乎
許藝廻者
日本戀久
鶴左波尓鳴
しまつたひ
みぬめのさきを
こぎみれば
やまとこほしく
たづさはになく
Когда, плывя, я огибаю
Мыс Минумэ,
Цепь островов в пути,
Тоскуя о стране Ямато,
Там часто плачут журавли…

君尓戀
痛毛為便奈美
蘆鶴之
哭耳所泣
朝夕四天
きみにこひ
いたもすべなみ
あしたづの
ねのみしなかゆ
あさよひにして
Тоскую о тебе —
Нет тяжелей печали!
И, как журавль средь тростников,
Лишь плачу в голос я
И днями, и ночами…

臣女乃
匣尓乗有
鏡成
見津乃濱邊尓
狭丹頬相
紐解不離
吾妹兒尓
戀乍居者
明晩乃
旦霧隠
鳴多頭乃
哭耳之所哭
吾戀流
干重乃一隔母
名草漏
情毛有哉跡
家當
吾立見者
青旗乃
葛木山尓
多奈引流
白雲隠
天佐我留
夷乃國邊尓
直向
淡路乎過
粟嶋乎
背尓見管
朝名寸二
水手之音喚
暮名寸二
梶之聲為乍
浪上乎
五十行左具久美
磐間乎
射徃廻
稲日都麻
浦箕乎過而
鳥自物
魚津左比去者
家乃嶋
荒礒之宇倍尓
打靡
四時二生有
莫告我
奈騰可聞妹尓
不告来二計謀
おみのめの
くしげにのれる
かがみなす
みつのはまべに
さにつらふ
ひもときさけず
わぎもこに
こひつつをれば
あけくれの
あさぎりごもり
なくたづの
ねのみしなかゆ
あがこふる
ちへのひとへも
なぐさもる
こころもありやと
いへのあたり
わがたちみれば
あをはたの
かづらきやまに
たなびける
しらくもがくる
あまさがる
ひなのくにべに
ただむかふ
あはぢをすぎ
あはしまを
そがひにみつつ
あさなぎに
かこのこゑよび
ゆふなぎに
かぢのおとしつつ
なみのうへを
いゆきさぐくみ
いはのまを
いゆきもとほり
いなびつま
うらみをすぎて
とりじもの
なづさひゆけば
いへのしま
ありそのうへに
うちなびき
しじにおひたる
なのりそが
などかもいもに
のらずきにけむ
Как на чистый блеск зеркал,
Что в ларцах своих хранят
Жены нежные у нас,
На чудесных берегах
Мицу любовались все,
Глядя на морскую гладь.
На чудесных берегах
Свой заветный красный шнур
Не развязываю я,
Все тоскую о жене,
О возлюбленной своей,
И поэтому в тоске,
Словно плачущий журавль,
Что бывает поутру
Скрыт туманом на заре,
Только в голос плачу я…
И мечтая в тишине,
О, хотя бы часть одну
Среди тысячи частей
Той тоски, что полон я,
В сердце заглушить своем,
Я решил пойти взглянуть
На места, где дом родной.
Но когда я посмотрел:
Там, средь Кацураги гор,
Вставших флагом голубым,—
В дальних белых облаках,
Протянувшихся грядой,
Спрятан был от глаз мой дом…
В дальнюю, как свод небес,
В глушь далёкую страны
Отправляюсь я теперь,
Остров Авадзисима,
Что лежал передо мной,
Я оставил позади —
И гляжу все время я
В сторону, где на пути
Остров Авасима есть.
Там, в затишье,
Поутру
Лодочников голоса
Раздаются над водой,
Там, в затишье,
Ввечеру
Звуки весел слышны мне,
И по волнам я плыву,
Рассекая их в пути,
И кружусь, плывя меж скал…
Проплываю бухту я
Инабидзума.
Будто птица на воде,
Я качаюсь на волнах…
Вот и Наносима —
Остров, что зовется “Дом”.
На скалистых берегах
Пышным цветом расцвела,
Наклонясь к земле, трава,
Что зовут “не — говори”.
О, зачем я, уходя,
Словно слушая траву,
Ничего жене своей
На прощанье не сказал?
* “Свой заветный красный шнур не развязываю я…” — т. е. храню обет верности (см. п. 251).
* Трава “не-говори” (нанорисо) (Sargassum fulvellum) — вид морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* Название травы свидетельствует о древней вере в магию слов, о существовании народных заклинаний и заговоров. В М. встречается ряд подобных названий трав и раковин.
草香江之
入江二求食
蘆鶴乃
痛多豆多頭思
友無二指天
くさかえの
いりえにあさる
あしたづの
あなたづたづし
ともなしにして
Как журавль в тростниках
В бухте той Кусакаэ
Бродит в поисках пищи,
Так и я… Как мне трудно!
Как мне трудно без друга!
* Эти песни написаны Табито в самые последние годы жизни. когда, получив чин первого государственного советника, он вернулся в столицу. Он не прекращал переписки с Сами Мандзэй, который присылал Табито свои песни.
闇夜尓
鳴奈流鶴之
外耳
聞乍可将有
相跡羽奈之尓
やみのよに
なくなるたづの
よそのみに
ききつつかあらむ
あふとはなしに
Как плачущий журавль во мраке чёрной ночи,—
Лишь слышен крик его издалека,—
Ужели так же буду плакать я,
Лишь вести о тебе из стран далеких слыша
И больше никогда не видя здесь тебя?

打渡
竹田之原尓
鳴鶴之
間無時無
吾戀良久波
うちわたす
たけたのはらに
なくたづの
まなくときなし
あがこふらくは
Как плачущий журавль
Среди равнин Такэда,
Раскинувшихся далеко вокруг,
И день, и ночь тоскует о подруге,—
Так я тоскую о тебе!

若浦尓
塩満来者
滷乎無美
葦邊乎指天
多頭鳴渡
わかのうらに
しほみちくれば
かたをなみ
あしへをさして
たづなきわたる
В этой бухте Вака,
Лишь нахлынет прилив,
Вмиг скрывается отмель,
И тогда в камыши
Журавли улетают крича…
* Эта танка Акахито представляет собой самостоятельную песню.
帥大伴卿宿次田温泉聞鶴喧作歌一首

Песня, сложенная генерал-губернатором Дадзайфу, царедворцем Отомо [Табито], когда, ночуя у горячих источников Сугита, он слышал крики журавля

湯原尓
鳴蘆多頭者
如吾
妹尓戀哉
時不定鳴
ゆのはらに
なくあしたづは
あがごとく
いもにこふれや
ときわかずなく
Тот журавль, что плачет
В тростниках в Юнохара,
Будто я,
Не тоской ли он полон о милой?
И ночью, и днем он все время там плачет…
* Считается, что эта песня Табито относится к 728 г., когда он потерял жену.
兒等之有者
二人将聞乎
奥渚尓
鳴成多頭乃
暁之聲
こらしあらば
ふたりきかむを
おきつすに
なくなるたづの
あかときのこゑ
О, если б милая была со мной,
Мы с ней вдвоем бы слушали всегда
На отмели морской
Кричащих журавлей,
Чьи голоса мне слышны в алый час зари.

妹尓戀
吾乃松原
見渡者
潮干乃滷尓
多頭鳴渡
いもにこひ
あがのまつばら
みわたせば
しほひのかたに
たづなきわたる
Когда взглянул кругом
В Аганомацубара,
Где ждут возлюбленных, томятся от любви,
Над бухтой, где прилив от берегов отхлынул,
Кричали, пролетая, журавли…
* Вариант п. 3890.
安見知之
吾大王乃
在通
名庭乃宮者
不知魚取
海片就而
玉拾
濱邊乎近見
朝羽振
浪之聲鏌
夕薙丹
櫂合之聲所聆
暁之
寐覺尓聞者
海石之
塩干乃共
<汭>渚尓波
千鳥妻呼
葭部尓波
鶴鳴動
視人乃
語丹為者
聞人之
視巻欲為
御食向
味原宮者
雖見不飽香聞
やすみしし
わがおほきみの
ありがよふ
なにはのみやは
いさなとり
うみかたづきて
たまひりふ
はまへをきよみ
あさはふる
なみのおとさわく
ゆふなぎに
かぢのおときこゆ
あかときの
ねざめにきけば
いくりの
しほひのむた
うらすには
ちどりつまよび
あしへには
たづがねとよむ
みるひとの
かたりにすれば
きくひとの
みまくほりする
みけむかふ
あぢふのみやは
みれどあかぬかも
Нанива — дворец,
Что изволит посещать
Мирно правящий страной
Наш великий государь,—
Возле моря поднялся,
Там, где ловят разных рыб…
Близко он от берегов,
Где находят жемчуга,
Оттого в нем поутру
Слышен громкий шум волны,
Словно мощных крыльев взмах,
А в затишье ввечеру
Слышен громкий всплеск весла…
И в рассвета алый час,
Лишь откроешь ты глаза,
Станешь слушать в тишине:
У владыки вод морских,
Слышишь — схлынул вдаль прилив,
И на отмели зовут
Кулики далеких жен.
А в зеленых тростниках
Громко журавли кричат…
Все, кто видел тот дворец,
Без конца ведут рассказ,
Все, кто слышал сказ о нем,
Увидать его хотят,
О чудеснейший дворец
Адзифу,
Куда несут пищу, как святую дань,
Сколько ни любуйся им,
Не устанет жадный взор!

塩干者
葦邊尓鏌
白鶴乃
妻呼音者
宮毛動響二
しほふれば
あしへにさわく
しらたづの
つまよぶこゑは
みやもとどろに
Лишь только схлынет на море прилив,
Как в дальних тростниках
Летящих журавлей
Зовущий жен несется грустный крик,
И даже во дворце все время слышен он!

難波方
塩干丹立而
見渡者
淡路嶋尓
多豆渡所見
なにはがた
しほひにたちて
みわたせば
あはぢのしまに
たづわたるみゆ
Стоя в бухте Нанива на берегу,
В час, когда прилив уже отхлынул,
Я взглянул кругом:
Над морем журавли
Пролетают мимо, к острову Авадзи…

塩干者
共滷尓出
鳴鶴之
音遠放
礒廻為等霜
しほふれば
ともにかたにいで
なくたづの
こゑとほざかる
いそみすらしも
Когда прилив от берегов отхлынул,
Далекими вдруг стали голоса
Кричащих журавлей,
Что к бухте полетели
И, верно, кружат возле берегов…
* “И, верно, кружат возле берегов” — во время отлива журавли обычно кружат над берегом в поисках пищи.
暮名寸尓
求食為鶴
塩満者
奥浪高三
己妻喚
ゆふなぎに
あさりするたづ
しほみてば
おきなみたかみ
おのづまよばふ
Журавль, что ищет для себя добычу
У берегов в затишье ввечеру,
Оттого что в час прилива
Волны встали,
Жалобно зовет свою жену к себе…

求食為跡
礒二住鶴
暁去者
濱風寒弥
自妻喚毛
あさりすと
いそにすむたづ
あけされば
はまかぜさむみ
おのづまよぶも
Журавли, что живут возле берега моря,
Чтобы пищу себе добывать в камышах,
В час, когда рассветает
И холоден ветер прибрежный,
Жен своих призывают с тоской!

藻苅舟
奥榜来良之
妹之嶋
形見之浦尓
鶴翔所見
もかりふね
おきこぎくらし
いもがしま
かたみのうらに
たづかけるみゆ
Верно, по морю плывут ладьи,
Собирающие водоросли в море.
Видно, как вспорхнули журавли
С острова Имо,
Там, где залив Катами…
* “Собирающие водоросли в море” — см. п. 917.
玉手次
不懸時無
氣緒尓
吾念公者
虚蝉之
<世人有者
大王之>
命恐
夕去者
鶴之妻喚
難波方
三津埼従
大舶尓
二梶繁貫
白浪乃
高荒海乎
嶋傳
伊別徃者
留有
吾者幣引
齊乍
公乎者将<待>
早還万世
たまたすき
かけぬときなく
いきのをに
あがおもふきみは
うつせみの
よのひとなれば
おほきみの
みことかしこみ
ゆふされば
たづがつまよぶ
なにはがた
みつのさきより
おほぶねに
まかぢしじぬき
しらなみの
たかきあるみを
しまづたひ
いわかれゆかば
とどまれる
われはぬさひき
いはひつつ
きみをばまたむ
はやかへりませ
Нету часа, чтобы снял
Перевязи жемчугов,
Нету часа, чтоб я был
И без дум, и без тревог
О тебе, кого люблю,
Не жалея жизни нить…
Бренно тело на земле!
Так как грозен был приказ,
Ты покинул в Мицу мыс
В бухте дивной Нанива,
Где вечернею порой
Жён сзывают журавли…
У большого корабля
Много весел закрепив,
Ты оставил нас и плыл
Мимо цепи островов
По бушующим морям,
Где высоко поднялась
Белопенная волна…
Я же, что остался здесь,
В руки я возьму дары
И, неся мольбу богам,
Буду ждать тебя, мой друг,
Возвращайся поскорей!
* “Нету часа, чтобы снял перевязи жемчугов” — т. е. не молился. Во время молитвы надевали на себя перевязи типа современных тасукэ, которые надеваются крест накрест поверх платья и поддерживают рукава, чтобы они не мешали во время работы.
* “Бренно тело на земле” — мотив бренности человеческого существования — влияние буддийских учений.
織女之
袖續三更之
五更者
河瀬之鶴者
不鳴友吉
たなばたの
そでつぐよひの
あかときは
かはせのたづは
なかずともよし
О, рано, на заре, в ту ночь,
Когда звезда прекрасная — Ткачиха
Любимому рукав под голову кладет,
Журавль на отмели вблизи текущих вод
Пусть лучше не кричит так громко!

客人之
宿将為野尓
霜降者
吾子羽L
天乃鶴群
たびひとの
やどりせむのに
しもふらば
あがこはぐくめ
あめのたづむら
Коль иней выпадет холодный на поля,
Где путники
Шалаш себе построят,
Прикройте крыльями мое дитя,
Небесных журавлей летающие стаи!

多頭我鳴乃
今朝鳴奈倍尓
鴈鳴者
何處指香
雲隠良<武>
たづがねの
けさなくなへに
かりがねは
いづくさしてか
くもがくるらむ
В тот же миг, когда подумал я:
“Не кричат ли журавли сегодня утром?” —
Гуси дикие,
Куда-то устремясь,
В облаках, как видно, сразу скрылись…

鶴鳴之
所聞田井尓
五百入為而
吾客有跡
於妹告社
たづがねの
きこゆるたゐに
いほりして
われたびなりと
いもにつげこそ
На рисовом поле, где слышны вдали
Печальные крики одних журавлей,
В сторожке живя,
Я о доме грущу,—
Передайте об этом любимой моей!
* См. п. 2221.
今夜乃
暁降
鳴鶴之
念不過
戀許増益也
こよひの
あかときぐたち
なくたづの
おもひはすぎず
こひこそまされ
Нынче ночью,
На рассвете раннем,
Были слышны крики журавлей,
И меня тоска не покидает,
Лишь любовь становится сильней.

寄鶴

Слушая крики журавлей

もとごとに波打ち寄せ、枝ごとに鶴ぞ飛びかよふ。
もとごとになみせ、えだごとにつるびかよふ。
На корневища их накатывают волны, около ветвей, кружа, летают журавли.

わすらるる
時しなけれは
あしたつの
思ひみたれて
ねをのみそなく
わすらるる
ときしなけれは
あしたつの
おもひみたれて
ねをのみそなく
Ни на миг не могу
забыть о любимой в разлуке —
со смятенной душой,
как журавль в тростнике прибрежном,
безответно, горько взываю…

住の江の
松ほとひさに
なりぬれは
あしたつのねに
なかぬ日はなし
すみのえの
まつほとひさに
なりぬれは
あしたつのねに
なかぬひはなし
О, как долго я жду,
подобно сосне в Суминоэ!
Не проходит и дня,
чтобы в голос я не рыдала
журавлем в тростниках прибрежных…

なにはかた
しほみちくらし
あま衣
たみのの島に
たつなき渡る
なにはかた
しほみちくらし
あまころも
たみののしまに
たつなきわたる
Набегают на брег
в бухте Нанива волны прилива,
и летят журавли,
в поднебесье перекликаясь,
на поля островка Тамино…
336. Нанива — см. коммент, к № 604.
Тамино Соломенный плащ — песчаный островок в осакской бухте Нанива у берега в районе Тэннодзи.
君を思ひ
おきつのはまに
なくたつの
尋ねくれはそ
ありとたにきく
きみをおもひ
おきつのはまに
なくたつの
たつねくれはそ
ありとたにきく
Услыхав журавлей
в дороге, у берега моря,
вспоминаю тебя.
Ведь не зря они прилетели —
значит, ты еще есть на свете!..
Побережье Окицу находится вблизи Осаки.
あしたつの
ひとりおくれて
なくこゑは
雲のうへまて
きこえつかなむ
あしたつの
ひとりおくれて
なくこゑは
くものうへまて
きこえつかなむ
Одинокий журавль,
что отбился от стаи родимой,
кличет в плавнях речных —
все надеется, что услышат
зов его в заоблачных далях…
371. Танка содержит намек на то, что Тисато был обойден чинами.
近江より
あさたちくれは
うねののに
たつそなくなる
あけぬこのよは
あふみより
あさたちくれは
うねののに
たつそなくなる
あけぬこのよは
Я на ранней заре
в путь пустился из края Ооми —
там над лугом Унэ
журавли протяжно кричали,
в полумраке встречая утро…
Луг Унэ (ныне Гамо) находится в префектуре Сига (бывшая провинция Ооми).
多都我奈伎
安之<敝>乎左之弖
等妣和多類
安奈多頭多頭志
比等里佐奴礼婆
たづがなき
あしへをさして
とびわたる
あなたづたづし
ひとりさぬれば
Громко журавли кричат
И несутся надо мной,
Улетая в тростники…
О, как трудно, трудно мне,
Ведь остался я один…

大王乃
美己等可之古美
都麻和可礼
可奈之久波安礼特
大夫
情布里於許之
等里与曽比
門出乎須礼婆
多良知祢乃
波々可伎奈埿
若草乃
都麻波等里都吉
平久
和礼波伊波々牟
好去而
早還来等
麻蘇埿毛知
奈美太乎能其比
牟世比都々
言語須礼婆
群鳥乃
伊埿多知加弖尓
等騰己保里
可<弊>里美之都々
伊也等保尓
國乎伎波奈例
伊夜多可尓
山乎故要須疑
安之我知流
難波尓伎為弖
由布之保尓
船乎宇氣須恵
安佐奈藝尓
倍牟氣許我牟等
佐毛良布等
和我乎流等伎尓
春霞
之麻<未>尓多知弖
多頭我祢乃
悲鳴婆
波呂<婆>呂尓
伊弊乎於毛比埿
於比曽箭乃
曽与等奈流麻埿
奈氣吉都流香母
おほきみの
みことかしこみ
つまわかれ
かなしくはあれど
ますらをの
こころふりおこし
とりよそひ
かどでをすれば
たらちねの
ははかきなで
わかくさの
つまはとりつき
たひらけく
われはいははむ
まさきくて
はやかへりこと
まそでもち
なみだをのごひ
むせひつつ
ことどひすれば
むらとりの
いでたちかてに
とどこほり
かへりみしつつ
いやとほに
くにをきはなれ
いやたかに
やまをこえすぎ
あしがちる
なにはにきゐて
ゆふしほに
ふねをうけすゑ
あさなぎに
へむけこがむと
さもらふと
わがをるときに
はるかすみ
しまみにたちて
たづがねの
かなしくなけば
はろはろに
いへをおもひで
おひそやの
そよとなるまで
なげきつるかも
Императора приказу
С трепетом внимаю я,
Расстаюсь с женой своей,
Тяжела разлука мне.
Но отважный дух бойца
Я спешу поднять в себе,
Снаряжаюсь в дальний путь,
За ворота выхожу.
И родная мать моя
Гладит ласково меня,
И, как вешняя трава,
Юная моя жена
Держит за руки меня.
Чтобы был спокоен путь,—
Приношу мольбу богам.
“Счастлив будь в своем пути,
Возвращайся поскорей!” —
Говорят жена и мать
И, одежды рукавом
Слезы смахивая с глаз,
Причитают надо мной,
Мне напутствия твердят.
Как взлетает стая птиц,—
Трогаюсь в дорогу я,
Но все мешкаю в пути,
Все оглядываюсь я.
И все дальше ухожу,
Расстаюсь с родной землей,
Высоко взбираюсь я,
Через горы перейдя,
Прибываю в Нанива,
Где в зеленых тростниках
Осыпаются цветы…
Ввечеру, когда прилив,
Выплываю на ладье,
Поутру, в затишья час,
Ветра жду, спеша ладью
Повернуть в обратный путь,
А пока передо мной
Дымкой вешнею туман
Закрывает острова,
Крики дальних журавлей
Так печально здесь звучат,
И, когда их слышу я,
Вспоминаю дом родной,
Что далеко от меня,
И горюю я о нем
Так, что стрелы за спиной
Стонут жалобно со мной!
19-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
宇奈波良尓
霞多奈妣伎
多頭我祢乃
可奈之伎与比波
久尓<弊>之於毛保由
うなはらに
かすみたなびき
たづがねの
かなしきよひは
くにへしおもほゆ
Когда ночами полные печали
Звучат у моря крики журавлей
И дымкою туман
Плывет в морские дали,—
Тоскую я о родине моей!

御童名は鶴君なり。



鶴の大臣殿は、童名、たづ君なり。

Тадзугими — Журавлик — детское имя светлейшего министра Тадзу.

鶴を飼ひ給ひける故にと申すは、僻事なり。

Говорят, будто его прозвали так потому, что он съел журавля. Так это неправда.
Съел?..
浦島太郎此の龜にいふやう、「汝生あるものの中にも、鶴は千年龜は萬年とて、いのち久しきものなり、忽ちこゝにて命をたたむ事、いたはしければ助くるなり、常には此の恩を思ひいだすべし。」とて、
浦島太郎此の龜にいふやう、「汝しゃうあるものの中にも、鶴は千年龜は萬年とて、いのち久しきものなり、忽ちこゝにて命をたたむ事、いたはしければ助くるなり、常には此の恩を思ひいだすべし。」とて、
Урасима Таро сказал черепахе: «Журавль достигает возраста в тысячу лет, а черепаха – в десять тысяч лет. У тебя долгая жизнь, и так жаль лишать тебя её. Я пожалею тебя. Помни о моей доброте!»
常には=常にの語氣を強めた用法
さて浦島は鶴になりて、虚空に飛びのぼりける折、此の浦島が年を龜が計らひとして、筥の中にたゝみ入れにけり、さてこそ七百年の齡を保ちけれ。
さて浦島は鶴になりて、虚空に飛びのぼりける折、此の浦島が年を龜が計らひとして、筥の中にたゝみ入れにけり、さてこそ七百年の齡を保ちけれ。
Потом Урасима превратился в журавля и взлетел в небо. Выходит, годы Урасимы по распоряжению черепахи были заперты в шкатулке. Поэтому-то он и прожил семьсот лет.

浦島は鶴になり、蓬莱の山にあひをなす。
浦島は鶴になり、蓬莱の山にあひをなす。
Урасима стал журавлём на горе Хорай.
あひをなす=仲間となつて居る。仙人の仲間であらう
扠こそめでたきためしにも鶴龜をこそ申し候へ。
扠こそめでたきためしにも鶴龜をこそ申し候へ。
Когда нужен пример того, что радостно, рассказывают о журавле и черепахе.

天雲尓
翼打附而
飛鶴乃
多頭々々思鴨
君不座者
あまくもに
はねうちつけて
とぶたづの
たづたづしかも
きみしまさねば
Как журавль, что летает в небе,
Облаков небес крылом касаясь,
Так и я…
О, как мне трудно, трудно,
Оттого что нет тебя со мною.

なが月の九日鶴のなくなりにければ

伊勢

Исэ

同じ日鷹飼にてかりぎぬの袂に鶴のかたをぬひてかきつけたりける

В тот же день, будучи сокольничьим, на поле своей охотничьей одежды, где фигура цапли изображена была, написал:

一つがひ侍りける鶴の一つがなくなりにければとまれるがいたくなき侍りければ雨のふり侍りけるに



二条院御時、おほひの御門たかくらの内裏に侍りけるに、おなしき西のまちのいへにて、はしめて詩歌を講し侍りけるに、鶴契遐年といへる心をよみ侍りける

大炊御門右大臣
二条院御時、おほひの御門たかくらの内裏に侍りけるに、おなしき西のまちのいへにて、はしめて詩歌を講し侍りけるに、鶴契遐年といへる心をよみ侍りける

大炊御門右大臣


葦多頭乃
颯入江乃
白菅乃
知為等
乞痛鴨
あしたづの
さわくいりえの
しらすげの
しらせむためと
こちたかるかも
Хорошо известен людям белый сугэ
В бухте, где в зеленых тростниках
Журавли шумят…
Шумит молва людская
Уж не потому ль, что выдал ты любовь?

伊勢能海従
鳴来鶴乃
音杼侶毛
君之所聞者
吾将戀八方
いせのうみゆ
なきくるたづの
おとどろも
きみがきこさば
あれこひめやも
Когда бы ты прислал
Хоть весть мне о себе,
Подобно журавлям, что с криком прилетают
К нам с моря дальнего Исэ,
О, разве я тогда бы тосковала?

山さくら
たつぬときくに
さそはれぬ
老のこころの
あくかるるかな
やまさくら
たつぬときくに
さそはれぬ
おいのこころの
あくかるるかな


幸雖預司馬之級、還吟別鶴之傳。

И хоть, по счастью, [Садамори] назначили «сыма» [провинции Хитати], вернувшись [домой], он плакал, напевая «Расставание журавлей».
* Сыма — китайское название должности младшего помощника управителя провинции (ап. дзё). Т.о. Садамори после гибели отца занял его должность — дзё провинции Хитати.
* Песня «Расставание Журавлей» содержится в сборнике «Юэфу ши цзю» («Собрание стихов юэфу», сост. Го Маоцянь, XII-XIII вв.). Она была сложена человеком по имени Му-цзы, когда его жену, за пять лет брака так и не зачавшую ребенка, забрала к себе ее семья. Сёмонки. Сост. Хаяси Рикуро. Указ. соч. С. 103-104.
鴻鶴凌雲、只資羽翔之用也。

Аисты поднимаются над облаками только благодаря оперенным крыльям.
Выражение из «Ди фань» («Правила императоров», сост. танским императором Тай-цзуном, 627-649). Ди фань. Чэнь гуй («Правила императоров». «Правила подданных»). Пер. и комм. Фумото Ясутака. Токио, 1984. С. 28.
伎曽許曽波
兒呂等左宿之香
久毛能宇倍由
奈伎由久多豆乃
麻登保久於毛保由
きぞこそば
ころとさねしか
くものうへゆ
なきゆくたづの
まとほくおもほゆ
Ведь еще вчера я с милой был,
А мне кажется, что этот миг далёк,
Как журавль,
Что с плачем в небесах летит,
Прикасаясь к белым облакам!

佐可故要弖
阿倍乃田能毛尓
為流多豆乃
等毛思吉伎美波
安須左倍母我毛
さかこえて
あへのたのもに
ゐるたづの
ともしききみは
あすさへもがも
Как журавль, что бродит на полях Абэ,
Проходя холмы,
Красив любимый мой!
Если б завтра снова я могла
Встретиться и вместе быть с тобой!

安佐妣良伎
許藝弖天久礼婆
牟故能宇良能
之保非能可多尓
多豆我許恵須毛
あさびらき
こぎでてくれば
むこのうらの
しほひのかたに
たづがこゑすも
Когда отплываешь от берега в море
Ранним утром при блеске румяной зари,
У залива, где схлынул прилив,
Там, где бухта Муко, на просторе
Слышно, как, прилетая, кричат в небесах журавли…
* В песне рисуется привычная картина, когда во время отлива журавли кричат, собираясь стаями.
奴波多麻能
欲波安氣奴良之
多麻能宇良尓
安佐里須流多豆
奈伎和多流奈里
ぬばたまの
よはあけぬらし
たまのうらに
あさりするたづ
なきわたるなり
Черная ночь, словно черные ягоды тута,
Наверно, сменилась пурпурным рассветом.
В бухте Яшмовой вижу,
Как в поисках пищи
Журавли пролетают, крича, надо мною…
* В песне представлены характерные образы, часто встречающиеся в песнях странствования М. и отражающие наблюдения путешественников, которые по крикам журавлей узнают, что наступил рассвет.
安佐散礼婆
伊毛我手尓麻久
可我美奈須
美津能波麻備尓
於保夫祢尓
真可治之自奴伎
可良久尓々
和多理由加武等
多太牟可布
美奴面乎左指天
之保麻知弖
美乎妣伎由氣婆
於伎敝尓波
之良奈美多可美
宇良<未>欲理
許藝弖和多礼婆
和伎毛故尓
安波治乃之麻波
由布左礼婆
久毛為可久里奴
左欲布氣弖
由久敝乎之良尓
安我己許呂
安可志能宇良尓
布祢等米弖
宇伎祢乎詞都追
和多都美能
於<枳>敝乎見礼婆
伊射理須流
安麻能乎等女波
小船乗
都良々尓宇家里
安香等吉能
之保美知久礼婆
安之辨尓波
多豆奈伎和多流
安左奈藝尓
布奈弖乎世牟等
船人毛
鹿子毛許恵欲妣
柔保等里能
奈豆左比由氣婆
伊敝之麻婆
久毛為尓美延奴
安我毛敝流
許己呂奈具也等
波夜久伎弖
美牟等於毛比弖
於保夫祢乎
許藝和我由氣婆
於伎都奈美
多可久多知伎奴
与曽能<未>尓
見都追須疑由伎
多麻能宇良尓
布祢乎等杼米弖
波麻備欲里
宇良伊蘇乎見都追
奈久古奈須
祢能未之奈可由
和多都美能
多麻伎能多麻乎
伊敝都刀尓
伊毛尓也良牟等
比里比登里
素弖尓波伊礼弖
可敝之也流
都可比奈家礼婆
毛弖礼杼毛
之留思乎奈美等
麻多於伎都流可毛
あさされば
いもがてにまく
かがみなす
みつのはまびに
おほぶねに
まかぢしじぬき
からくにに
わたりゆかむと
ただむかふ
みぬめをさして
しほまちて
みをひきゆけば
おきへには
しらなみたかみ
うらみより
こぎてわたれば
わぎもこに
あはぢのしまは
ゆふされば
くもゐかくりぬ
さよふけて
ゆくへをしらに
あがこころ
あかしのうらに
ふねとめて
うきねをしつつ
わたつみの
おきへをみれば
いざりする
あまのをとめは
をぶねのり
つららにうけり
あかときの
しほみちくれば
あしべには
たづなきわたる
あさなぎに
ふなでをせむと
ふなびとも
かこもこゑよび
にほどりの
なづさひゆけば
いへしまは
くもゐにみえぬ
あがもへる
こころなぐやと
はやくきて
みむとおもひて
おほぶねを
こぎわがゆけば
おきつなみ
たかくたちきぬ
よそのみに
みつつすぎゆき
たまのうらに
ふねをとどめて
はまびより
うらいそをみつつ
なくこなす
ねのみしなかゆ
わたつみの
たまきのたまを
いへづとに
いもにやらむと
ひりひとり
そでにはいれて
かへしやる
つかひなければ
もてれども
しるしをなみと
またおきつるかも
Словно зеркала,
Что любимые всегда
В руки бережно берут,
Лишь настанет утра час,
Гладь прозрачная легла
В бухте Мицу.
У её у кристальных берегов
Мы, к большому кораблю
Много весел прикрепив,
Собирались в путь морской,
В дальнюю страну Кара.
Подождав прилива час,
Мы поплыли по волнам,
Направляясь к Минумэ,
К мысу, что вставал в волнах
Перед нами на пути.
И когда мы плыли так
На море открытом, вдруг
Волны белые, шумя и гремя,
Взметнулись ввысь.
И поплыли мы скорей,
Огибая острова…
Думал, с милою моей
Не увидеться уже…
Наземь сумерки сошли.
Остров Авадзисима
Как в колодце потонул
Средь небесных облаков…
И когда спустилась ночь,
Мы не знали, как нам быть?..
Сердце алое моё…
В бухте “Алая скала”,
В бухте славной Акаси,
Мы причалили тогда.
И когда взглянул я вдаль,
На простор морских равнин,
Лёжа в легком полусне,
Я увидел сквозь туман,
Как на маленьких ладьях
Зажигаются огни
У рыбачек молодых
Для приманки мелких рыб.
А когда в рассветный час
В море набежал прилив,
Скрыться в тростники спеша,
Пролетали надо мной
С громким криком журавли…
И в затишье поутру
Тронулись мы снова в путь.
Кормчего, гребцов вокруг
Раздавались голоса…
И когда, отчалив, мы
Закачались на волнах,
Словно птицы на воде —
Ниодори,
Остров тот Иэдзима —
“Остров-дом” —
Показался вдалеке
Средь колодца облаков.
Думая утешить им
Сердце, полное тоски,
Мы направились к нему,
Хоть на этот “дом” взглянуть!..
Но когда подплыли мы
На огромном корабле,
Волны в море, зашумев,
Загремев, взметнулись ввысь,
И пришлось нам мимо плыть,
Издали любуясь им…
К бухте Яшмовой тогда
Наш корабль подошел,
И на отмели морской,
Глядя на скалистый брег,
Где остался “Остров-дом”,
Громко в голос плакал я,
Словно малое дитя,
Слезы горестные лил…
У владыки вод морских
Из браслетов дорогих
Белый жемчуг я достал,
Спрятал в рукава свои
И хотел послать домой
В дар возлюбленной моей!
Но гонца я не нашел,
С кем послать его домой.
И хотя достал его
Из глубин морского дна,
Но, подумав, что теперь
Он не нужен никому,
Этот жемчуг дорогой
Опустил опять на дно…
* “В дальнюю страну Кара” — см. п. 3688. В данном случае речь идет о Корее.
* “Сердце алое мое…”—местный зачин (мк). Ниодори—водяные птицы (см. п. 725 и п. 2492).
於枳敝欲理
之保美知久良之
可良能宇良尓
安佐里須流多豆
奈伎弖佐和伎奴
おきへより
しほみちくらし
からのうらに
あさりするたづ
なきてさわきぬ
С открытого моря на берег,
Как видно, прилив наступает,
Журавли, что добычею заняты в бухте Кара,
Зашумели на отмели,
Громко крича над волнами…
[Неизвестный автор]
* В песне отражена обычная картина во время прилива, когда журавли с криком улетают в тростники.
冬くれば
さほの河瀬に
ゐるたづも
獨ね難き
音をぞ鳴なる
ふゆくれば
さほのかはせに
ゐるたづも
ひとりねかたき
ねをぞなくなる


おほそらに
むれたるたつの
さしなから
思ふ心の
ありけなるかな
おほそらに
むれたるたつの
さしなから
おもふこころの
ありけなるかな


驗なき
思やなぞと芦
たづの音
になくまでに
あはず侘しき
しるしなき
おもやなぞとあし
たづのおと
になくまでに
あはずわびしき


芦たづの
澤べに年は
へぬれども
心はくもの
上にのみこそ
あしたづの
さはべにとしは
へぬれども
こころはくもの
うへにのみこそ


美奈刀可是
佐牟久布久良之
奈呉乃江尓
都麻欲<妣>可波之
多豆左波尓奈久
みなとかぜ
さむくふくらし
なごのえに
つまよびかはし
たづさはになく
Как видно, в гавани, где ветер дует,
Его порывы холода полны.
Перекликаясь с женами своими,
В Наго
Кричат у бухты журавли.
[たづさわくなり]
翁さび
人な咎めそ
狩衣
今日ばかりとぞ
たづもなくなる
おきなさび
ひとなとがめそ
かりごろも
けふばかりとぞ
たづもなくなる
Утеха старца то...
не осуждайте люди!
Охотничья одежда...
"Сегодня только!" —
поёт ведь цапля та...
Включено в Исэ-моногатари, 114

Исэ моногатари. — М.: Наука, 1979.
Перевод и комментарии: Н.И. Конрад
おきなさび
人なとがめそ
かり衣
けふばかりとぞ
たづもなくなる
おきなさび
ひとなとがめそ
かりごろも
けふばかりとぞ
たづもなくなる
Утеха старца то...
не осуждайте люди!
Охотничья одежда...
"Сегодня только!" —
поёт ведь цапля та...
Кавалер хочет сказать, что так как жить ему, может быть, уже недолго, то он может позволить себе эту последнюю радость — послужить микадо, как встарь, в дни своей юности. "Сегодня только" — так, по мнению кавалера, кричат цапли, преследуемые соколом, зная, что им наступает конец.

* Танка включена в Госэнсю, 1076 (А.С.)
島がくれ
荒磯に通ふ
芦たづの
ふみおく跡は
浪もけたなむ
しまがくれ
あれいそにかよふ
あしたづの
ふみおくあとは
なみもけたなむ


妹に恋ひ
和歌の松原見
渡せば
潮干の潟に
たづ鳴きわたる
いもにこひ
わかのまつはらみ
わたせば
しほひのかたに
たづなきわたる
Тоскуя о тебе,
Окинул взором рошу
Сосновую Вака
И увидал, как к берегу после отлива
Летели с криком журавли.
* Провинция Исэ — ныне префектура Миэ. В это время в столице Наре поднял мятеж Фудзивара Хироцугу, чем и объясняется выезд императора в Исэ (вероятно, на богомолье, ибо в Исэ находилась главная синтоистская святыня). Сосновая роща Вака — местечко Вака с сосновой рощей — ныне территория префектуры Миэ. Песню император сложил, тоскуя о любимой жене.
たづねゆく
人には逢はで
このほどに
心とゞめよ
美濃のせきもり
たづねゆく
ひとにはあはで
このほどに
こころとゞめよ
みののせきもり


難波潟潮
干にあさる
蘆たづも
月かたぶけば
声の恨むる
なにはかたしほ
ひにあさる
あしたづも
つきかたぶけば
こゑのうらむる
В бухте Нанива схлынул прилив,
И бродит в поисках пищи
Журавль в тростниках.
Укором звучит его крик
На закате луны.

和歌の浦に
月の出で潮の
さすままに
夜鳴く鶴の
声ぞかなしき
わかのうらに
つきのいでしほの
さすままに
よるなくつるの
こゑぞかなしき
В бухте Вака
Каждой ночью,
Лишь выйдет луна
И начнется прилив,
Слышу жалобный крик журавлей.

天つ風
吹飯の浦に
ゐる鶴の
などか雲居に
帰らざるべき
あまつかぜ
ふけひのうらに
ゐるつるの
などかくもゐに
かへらざるべき
Ветры небесные
Дуют в бухте Фукэи.
Отчего ж журавли
Не взлетают обратно
В страну облаков?

奈呉能宇美尓
之保能波夜非波
安佐里之尓
伊<泥>牟等多豆波
伊麻曽奈久奈流
なごのうみに
しほのはやひば
あさりしに
いでむとたづは
いまぞなくなる
В дальнем море Наго,
Если быстро спадает прилив,
Журавли отправляются сразу за пищей своей,
И теперь, пролетая над морем,
Тревожно кричат…

あしたつに
のりてかよへる
やとなれは
あとたに人は
みえぬなりけり
あしたつに
のりてかよへる
やとなれは
あとたにひとは
みえぬなりけり


難波潟
おきても行かむ
葦田鶴の
声ふり出でて
なきも留めよ
なにはがた
おきてもゆかむ
あしたづの
こゑふりいでて
なきもとどめよ


難波江の
潮満つまでに
なく田鶴を
また行かなれば
おきて行くらむ
なにはえの
しほみつまでに
なくたづを
またゆかなれば
おきてゆくらむ


可之布江尓
多豆奈吉和多流
之可能宇良尓
於枳都之良奈美
多知之久良思母
かしふえに
たづなきわたる
しかのうらに
おきつしらなみ
たちしくらしも
Журавли в Касифуэ
Над нами проносятся с криком,
Верно, в бухте Сика
Белопенные волны встают
И одна за другою бегут беспрестанно…
* Автор не указан.
内裏の御屏風に命長き人の家に松鶴ある所を

平兼盛

Тайра Канэмори

うまごのをさなきを周防内侍見侍りて後鶴の子の千代のけしきを思ひいづる由いひにおこせて侍りける返しにつかはしける

藤三位



たづのすむ
澤べの芦の
下根とけ
汀萠出づる
春はきにけり
たづのすむ
さはべのあしの
したねとけ
みぎはもえいづる
はるはきにけり


寛喜元年女御入内の屏風十一月江邊寒蘆鶴立

入道前太政大臣



松島の
磯に群居る
芦たづの
己がさま〴〵
見えし千代かな
まつしまの
いそにむれゐる
あしたづの
おのがさまざま
みえしちよかな


四位して殿上おりて侍りける比鶴鳴皐といふことをよめる

藤原公重朝臣

Фудзивара Кинсигэ

もがり船
今ぞ渚に
きよすなる
みぎはの田鶴の
聲騷ぐなり
もがりぶね
いまぞなぎさに
きよすなる
みぎはのたづの
こゑさはぐなり
Челн рыбака,
Что водоросли жнёт,
Подходит, видно, к берегу:
На взморье громко
Закричали журавли.
* Мокарибуно... - Песня из “Сюивакасю” (№ 465). Автор не известен. Слова нагиса (“берег”) и мигива (“взморье”, букв. “урез воды”) суть синонимы.
Исправлен номер с 8 на 465.
もかり舟今
そなきさに
きよすなる
みきはのたつの
こゑさわくなり
もかりふね
いまそなきさに
きよすなる
みきはのたつの
こゑさわくなり
Челн рыбака,
Что водоросли жнёт,
Подходит, видно, к берегу:
На взморье громко
Закричали журавли.
Перевод: Девять ступеней вака. Японские поэты об искусстве поэзии., М.:Наука, серия “Литературные памятники”, 2006
鶴は、いとこちたきさまなれど、鳴く声雲井にまできこゆる、いとめでたし。

У журавля чванный вид, но крик его слышится под самыми облаками, это чудесно!

わかの浦
芦べのたづの
なく聲に
夜わたる月の
影ぞ寂しき
わかのうら
あしべのたづの
なくこゑに
よわたるつきの
かげぞさひしき
В бухте Вака
В тростниках журавля
Голос слышен,
И в свете ночной луны
Так одиноко!

いろ〳〵に
許多千年の
みゆる哉
小松が原に
たづや群居る
いろいろに
もとおほちとせの
みゆるかな
こまつがはらに
たづやむれゐる

??
席田に
群居る田鶴の
千世もみな
君が齡に
しかじとぞ思ふ
むしろだに
むれゐるたづの
ちよもみな
きみがよはひに
しかじとぞおもふ


年へぬる
雲ゐ離れて
芦鶴の
いかなる澤に
住まむとすらむ
としへぬる
くもゐはなれて
あしつるの
いかなるさはに
すまむとすらむ


葦鶴の
雲の上にし
なれぬれば
澤にすむとも
歸らざらめや
あしつるの
くものうへにし
なれぬれば
さはにすむとも
かへらざらめや


難波潟
志ほ滿つ濱の
夕暮は
つまなきたづの
聲のみぞする
なにはかた
しほみつはまの
ゆふぐれは
つまなきたづの
こゑのみぞする
В заливе Нанива,
На берегу, что залило приливом,
Вечером
Лишь журавль без подруги
В голос плачет!


藻刈舟
沖漕來らし
妹がしま
かたみの浦に
たづかけるみゆ
もかりふね
おきこぎくらし
いもがしま
かたみのうらに
たづかけるみゆ


葦田鶴
齡しあらば
君が世の
千年の數は
かぞへとりてむ
あしたづの
よはひしあらば
きみがよの
ちとせのかずは
かぞへとりてむ


草香江の
入江のたづも
諸聲に
千世に八千代と
空に鳴くなり
くさかえの
いりえのたづも
もろごゑに
ちよにやちよと
そらになくなり


文治六年、女御入内の屏風に、江澤の邊に寒蘆茂る所鶴立つ

前中納言定家



法性寺入道前關白の家にて鶴契遐年といふ事をよみ侍りける

宮内卿永範



延文四年庭上鶴と云ふ事をよませられけるに

内大臣



心變りたる男の灌佛のつくり物に松に鶴の居たりけるをおこせて、千とせまで契し深き中なれば松の梢に鶴ぞ居にけると云ひて返しを請ひけるに

待賢門院堀川



百首の御歌の中に、鶴をよませ給うける

月花門院



紫式部日記 > #26 (XXVII. 1-й день 11-й луны)
あしたづの
齡しあれば
君が代の
千年の數も
かぞへ取りてむ
あしたづの
よはひしあれば
きみがよの
ちとせのかずも
かぞへとりてむ
Ах, если бы я был журавлём
И тысячу лет
Мой длился век –
Тогда я смог бы сосчитать
Года на троне.

又、磯の浜に、鶴の声々、鳴くを



磯がくれ
おなじ心に
田鶴ぞ鳴く
汝が思ひいづる
人や誰ぞも
いそがくれ
おなじこころに
たづぞなく
ながおもひいづる
ひとやたれぞも


難波潟
あしべ遙に
晴るゝ日は
聲も長閑に
たづぞ鳴くなる
なにはかた
あしべはるかに
はるるひは
こゑものどかに
たづぞなくなる


芦邊より
潮滿ちくらし
天つ風
吹飯の浦に
たつぞ鳴くなる
あしべより
しほみちくらし
あまつかぜ
ふけひのうらに
たつぞなくなる


若の浦
の松に絶せぬ
風の音に
聲打添ふる
たづぞ鳴くなる
わかのうら
のまつにたせぬ
かぜのねに
こゑうちそふる
たづぞなくなる


芦田鶴の
よはひしあらば
君が世の
千年の数も
かぞへとりてむ
あしたづの
よはひしあらば
きみがよの
ちとせのかずも
かぞへとりてむ


たづきなき
旅の空なる
すまひをば
雨もよに訪ふ
人もあらじな
たづきなき
たびのそらなる
すまひをば
あめもよにとふ
ひともあらじな


於黃鶴樓宴罷望



鶴覆群雞賦



贈鶴詩



霜天夜聞鶴聲



天曆の帝四十に成坐しける時、山階寺に金泥壽命經四十八卷を書き供養したてまつりて御卷數鶴にくはせてすはまにたてたりけり。其すはまのしき物に數多の歌あしてにかける中に
天曆のみかど四十に成坐なりおはしましける時、山階寺に金泥壽命經四十八卷をき供養したてまつりて御卷數鶴にくはせてすはまにたてたりけり。其すはまのしき物に數多あまたの歌あしてにかける中に


天風
吹飯浦に
居る鶴の
何どか雲居に
歸らざるべき
あまつかぜ
ふけゐのうらに
ゐるたづの
などかくもゐに
かへらざるべき


芦原に
羽根休むめる
芦たづは
もとの雲居に
歸らざらめや
あしはらに
はねやすむめる
あしたづは
もとのくもゐに
かへらざらめや


九つの
澤に鳴くなる
あしたづの
子を思ふ聲は
空に聞ゆや
ここのつの
さはになくなる
あしたづの
こをおもふこゑは
そらにきこゆや


よそにても
子を思ふたづの
鳴く聲を
哀と人の
聞かざらめやは
よそにても
ねをおもふたづの
なくこゑを
あはれとひとの
きかざらめやは


葦たづは
千年までとや
契るらむ
限らぬ物を
君がよはひは
あしたづは
ちとせまでとや
ちぎるらむ
かぎらぬものを
きみがよはひは


たぐひなく
哀とぞ聞く
小夜ふけて
雲居に渡る
たづの一聲
たぐひなく
あはれとぞきく
さよふけて
くもゐにわたる
たづのひとこゑ


和歌の浦に
年ふるたづの
雲居まで
聞えあげゝる
道ぞ畏き
わかのうらに
としふるたづの
くもゐまで
きこえあげける
みちぞかしこき


難波潟
芦の枯葉に
かぜさえて
汀のたづも
志もに鳴くなり
なにはかた
あしのかれはに
かぜさえて
みぎはのたづも
しもになくなり


たづの音の
聞ゆる田居に
庵志て
我れ旅なりと
妹に告げこせ
たづのねの
きこゆるたゐに
いほりして
われたびなりと
いもにつげこせ


花をたづね郭公をまち、月をながめ雪をもてあそぶよりはじめて、花の都にわかれをおしみ、草の枕にふるさとをこひ、いすゞ川いはし水のながれをくみては、光をやはらげて塵にまじはろちかひをたうとび、鶴のはやししかの園の跡をたづねては、まよひをのぞきて、さとりをひらくむねをこひねがふ。

Начинается с выездов к цветам, с ожидания кукушки, любования луной, игр со снегом. Потом печаль о разлуке со столицей цветов, тоска о родине на изголовье из трав, черпание воды в чистых потоках реки Исудзу, ...
まじはろ?
あるはかたいとのあひ見ぬ戀に思みだれ、あるは呉竹のうきふししげき世をなげきても、恨をかこち、おもひをのべ、えふのさかひのつねならぬことはりをかなしみ、また百敷のうちにしては、雨露のめぐみをほどこし、やしまのほかまでも浪風のをとしづかにして、むしろ田の鶴のよはひにあらそひ、すみよしの松の千とせをたもたせ給べきすべらぎのおほん光をいはひたてまつるにいたるまで、こゝろうちにうごき、こと葉ほかにあらはれて、六くさのすが