山鳥、友を恋ひて、鏡を見すればなぐさむらむ、心わかう、いとあはれなり。

Когда горный фазан тоскует по своей подруге, говорят, он утешится, обманутый, если увидит свое отражение в зеркале. Как это грустно!

叩々
物乎念者
将言為便
将為々便毛奈之
妹与吾
手携而
旦者
庭尓出立
夕者
床打拂
白細乃
袖指代而
佐寐之夜也
常尓有家類
足日木能
山鳥許曽婆
峯向尓
嬬問為云
打蝉乃
人有我哉
如何為跡可
一日一夜毛
離居而
嘆戀良武
許己念者
胸許曽痛
其故尓
情奈具夜登
高圓乃
山尓毛野尓母
打行而
遊徃杼
花耳
丹穂日手有者
毎見
益而所思
奈何為而
忘物曽
戀云物呼
ねもころに
ものをおもへば
いはむすべ
せむすべもなし
いもとあれと
てたづさはりて
あしたには
にはにいでたち
ゆふへには
とこうちはらひ
しろたへの
そでさしかへて
さねしよや
つねにありける
あしひきの
やまどりこそば
をむかひに
つまどひすといへ
うつせみの
ひとなるわれや
なにすとか
ひとひひとよも
さかりゐて
なげきこふらむ
ここおもへば
むねこそいたき
そこゆゑに
こころなぐやと
たかまとの
やまにものにも
うちゆきて
あそびあるけど
はなのみ
にほひてあれば
みるごとに
ましてしのはゆ
いかにして
わすれむものぞ
こひといふものを
Если в сердце глубоко
Поразмыслить обо всем,
Что сказать, что делать мне? —
Выхода не знаю я…
Милая жена и я,
Взявшись за руки,
Вдвоем
По утрам
Спускались в сад,
Вечерами, освятив
Ложе,
Белые свои
Рукава переплетя,
Спали вместе.
Ночи те
Не навеки ли прошли?
Даже, слышал я, фазан,—
Житель распростертых гор,
Говорят, свою жену
Ищет и находит там,
На другой вершине гор,
Я же в мире суеты
Бренный, жалкий человек,
Почему же только я
Даже ночи, даже дня
Не могу с ней провести,
Верно, быть в разлуке нам,
Верно, плакать мне в тоске!
Как подумаю о том,
Горестно душа болит!
И поэтому решил —
Не утешу ль сердце я?
По горам и по полям
В Такамато
Я бродил,
Все бродил, гуляя там,
Но кругом одни цветы
Мне сверкали на полях.
Каждый раз, как видел их,
Тосковал еще сильней!
Что же делать,
Как забыть,
То, что все зовут — любовь?
* Песня посвящена тоске в разлуке с женой, несет на себе следы влияния песен Хитомаро (207) и Окура (804). Однако аналогичные образы можно встретить и в анонимных песнях; возможно. это следы неизжитой народно-песенной традиции.
* “Говорят, свою жену ищет и находит там, на другой вершине гор” — фазаны днем бывают вместе со своей самкой, но ночи проводят отдельно на разных вершинах гор.
足日木之
山鳥尾乃
一峰越
一目見之兒尓
應戀鬼香
あしひきの
やまどりのをの
ひとをこえ
ひとめみしこに
こふべきものか
Средь распростертых гор
Фазанов разделяет — жену от мужа —
Только пик один…
Одним глазком едва ее увидя,
Как я могу так тосковать о ней?

足日木乃
山鳥之尾乃
四垂尾乃
長永夜乎
一鴨将宿
あしひきの
やまどりのをの
しだりをの
ながながしよを
ひとりかもねむ
Тоскую о тебе,
Но тосковать не в силах
Ночь эту долгую
Средь распростертых гор,
Что тянется, как длинный хвост фазана…
* Приписывается Какиномото Хитомаро, в XIII в. была помещена под его именем в “Хякунин-иссю” — антологии лучших песен ста поэтов, составленной Фудзивара Садаиэ (Тэйка).

* Включена в Сюисю, 778
あしびきの
山鳥の尾の
しだり尾の
ながながし夜を
ひとりかもねむ
あしびきの
やまどりのをの
しだりをの
ながながしよを
ひとりかもねむ
В глухих далёких горах
Фазан длиннохвостый дремлет.
Долог хвост у фазана.
Эту долгую-долгую ночь
Ужели мне спать одному?
Данное стихотворение взято из антологии «Сюи вакасю» («Песни Ямато, подобранные из тех, что не вошли в прежние изборники». 984—986. Далее — «Сюисю»), где оно впервые помечено именем поэта.
Входит в «Манъёсю» как безымянная реплика к песне 2802 с пометой: «Из одной книги».
В оригинале — первые три строки — постоянный зачин к слову «долгий». По старинному толкованию (Минамото-но Тосиёри [74]), этот зачин связан с народным поверьем: чета фазанов обречена коротать ночь порознь, разделенная гребнем горы. Они не спят и тоскуют друг о друге.
桜咲く
とほ山鳥の
しだり尾の
ながながし日も
あかぬ色かな
さくらさく
とほやまどりの
しだりをの
ながながしひも
あかぬいろかな
Вишни прекрасные
В дальних горах расцвели.
Даже в день этот, долгий,
Как хвост у фазана,
Не устану на них любоваться.
* Намек на танка Хитомаро из «Сюисю» («Песни любви» [778]):
Словно хвост фазана с гор,
Долу свисающий,
Долгую-долгую
Эту осеннюю ночь.
Видно, один проведу...

Эта песня знаменитого поэта стала источником многочисленных претворений: к ней обращались и Тэйка, и Иэтака, и другие поэты.
ひとり寝る
山鳥の尾の
しだり尾に
霜おきまよふ
床の月影
ひとりねる
やまどりのをの
しだりをに
しもおきまよふ
とこのつきかげ
Уснул одинокий фазан.
Хвост его,
Долу свисающий,
Иней покрыл.
Сверкает в сиянье луны.
* Фудзивара Тэйка, известный своей объективностью в качестве арбитра на поэтических турнирах, а также высокой требовательностью к самому себе, считал эту песню не вполне удачной и уступил первенство своему сопернику.

雲のゐる
遠山鳥の
よそにても
ありとし聞けば
わびつつぞ寝る
くものゐる
とほやまどりの
よそにても
ありとしきけば
わびつつぞねる
Пусть ты далек,
Словно фазан в дальних горах,
Покрытых облаками,
Узнавши, что ты жив,
Спокойно я усну одна.

昼は来て
夜はわかるる
山鳥の
影見る時ぞ
ねはなかれける
ひるはきて
よはわかるる
やまどりの
かげみるときぞ
ねはなかれける
Ты как в горах фазан:
Днем появляешься,
А к ночи
Тебя и след простыл,
И лишь рыдаю я на одиноком ложе.

雲居より
遠山鳥の
鳴きてゆく
声ほのかなる
恋もするかな
くもゐより
とほやまどりの
なきてゆく
こゑほのかなる
こひもするかな
Тоскует сердце
О той, чей только слабый голос
Мне довелось когда-то услыхать,
Как крик фазана с дальних гор
С нависшими над ними облаками.

方丈記 > 日野山の生活 (Жизнь в горах Хинояма)
山鳥のほろほろと鳴くを聞きても、父か母かと疑ひ、峯のかせぎの近く馴れたるにつけても、世にとほざかる程を知る。

Когда слышу крики горных фазанов, в мысль мне приходит: «То не отец ли мой? Не моя ли это мать?». Когда же олени с гор, уже привыкнув, подходят ко мне совсем близко, я чувствую, насколько я далёк уже от мира.
* Слегка изменённое стихотворение, приписываемое японскому монаху Гёки-босацу (668—749), который в свою очередь цитирует мысль из одной из буддийских книг: «Все живущее — мой отец и моя мать».
* Когда же олени с гор... — Слегка изменённое стихотворение великого японского поэта Сайгё (1118—1190).
逢ふことは
遠山鳥の
狩衣
きてはかひなき
ねをのみぞなく
あふことは
とほやまどりの
かりごろも
きてはかひなき
ねをのみぞなく


葦引の
山鳥の尾の
したりをの
なかなかし夜を
ひとりかもねむ
あしひきの
やまとりのをの
したりをの
なかなかしよを
ひとりかもねむ
В глухих далёких горах
Фазан длиннохвостый дремлет.
Долог хвост у фазана.
Эту долгую-долгую ночь
Ужели мне спать одному?
Перевод: «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.

* Включена в Манъёсю, 2802
* Включена в Огура Хякунин иссю, 3
古寺北林下
高僧毛骨清
天台蘿月思
佛隴白雲情
院靜芭蕉色
廊虛鐘梵聲
臥痾如入定
山鳥獨來鳴



皇華辭宅遠有期
行踏雲山臘月時
疋馬駈馳忽逢夜
瞑矇暗色迷所之
誰村野火客行邊
不待月暉見朗天
初著孤藂微燎發
須臾逆散萬山然
炎爛紛飛無暫斷
冬時不寒還生援
狀似天河曉星落
色如仙竃暮煙滿
寒冰鎔盡百谷中
熱雲蒸落九天空
山鳥愁傷搆巢樹
野人畏著編宇蓬
忽起邊風吹焦聲
雄光列列看更明
長途今夜不知暗
屢策輕蹄獨照行



冬の夜を
羽根もかはさず
明すらむ
遠山鳥ぞ
よそに悲しき
ふゆのよを
はねもかはさず
あかすらむ
とほやまどりぞ
よそにかなしき


足引の
山の山どり
かひもなし
峯の志ら雲
立ちしよらねば
あしひきの
やまのやまどり
かひもなし
みねのしらくも
たちしよらねば


夜麻杼里乃
乎呂能<波>都乎尓
可賀美可家
刀奈布倍美許曽
奈尓与曽利鶏米
やまとりの
をろのはつをに
かがみかけ
となふべみこそ
なによそりけめ
Будто бы фазан
Свой огромный длинный пестрый хвост
Зеркалом сверкающим раскрыл,
Так старается она, чтобы привлечь,
Заманить красой своей тебя!
* ТЯ комментирует как песню юноши, прочитанную в насмешку при виде того, как деревенская девушка заговаривает с другим парнем.
* Образ хвоста, раскрытого как зеркало, объясняется тем, что японские зеркала имеют круглую форму, напоминающую раскрытый хвост фазана. Кроме того, считается, что, раскрывая хвост, самка фазана стремится привлечь самца. Отсюда и сравнение с девушкой, которая стремится привлечь юношу.
足引の
山鳥の尾の
しだり尾の
長長し夜を
獨かも眠む
あしびきの
やまどりのをの
しだり尾の
ながながしよを
ひとりかもねむ


ながしとも
何思ひけむ
山鳥の
をのへにかゝる
秋のよの月
ながしとも
なにおもひけむ
やまどりの
をのへにかかる
あきのよのつき