うちなびき
春はきにけり
山河の
岩間の氷
今日や解くらむ
うちなびき
はるはきにけり
やまかはの
いはまのこほり
けふやとくらむ
Пришла весна
С нежною травою,
И горных рек ли
Лёд, зажатый меж камней,
Сегодня, может, тает?
СК,7?..
打ち靡き
春立ちきぬと
鶯の
まださと馴れぬ
初音なくなり
うちなびき
はるたちきぬと
うぐひすの
まださとなれぬ
はつねなくなり
Пришла весна
С травою нежной,
И соловей,
К селу пока что не привыкший,
Впервые в нём прозвучал.

天降就
神乃香山
打靡
春去来者
櫻花
木暗茂
松風丹
池浪飆
邊都遍者
阿遅村動
奥邊者
鴨妻喚
百式乃
大宮人乃
去出
榜来舟者
竿梶母
無而佐夫之毛
榜与雖思
あもりつく
かみのかぐやま
うちなびく
はるさりくれば
さくらばな
このくれしげに
まつかぜに
いけなみたち
へつへには
あぢむらさわき
おきへには
かもつまよばひ
ももしきの
おほみやひとの
まかりでて
こぎけるふねは
さをかぢも
なくてさぶしも
こがむとおもへど
К нам сошедшая с небес —
Вот она гора богов,
О гора Кагуяма!
Лишь придет туда весна,
Стелется туман кругом,
От вишневых лепестков
У деревьев тень густа.
От порыва ветерка
В соснах молодых
Подымаются, встают
Волны на пруду.
А на отмели морской
Адзи стаями шумят,
А на взморье вдалеке
Селезень зовет жену.
И печально, что уж нет
Больше весел на ладьях,
На которых плыли здесь
Раньше люди из дворца —
Сто почтеннейших вельмож!
А ведь я еще мечтал
На ладьях на этих плыть…
* Вариант п. 257.
<挂>巻母
綾尓恐之
言巻毛
齊忌志伎可物
吾王
御子乃命
萬代尓
食賜麻思
大日本
久邇乃京者
打靡
春去奴礼婆
山邊尓波
花咲乎為里
河湍尓波
年魚小狭走
弥日異
榮時尓
逆言之
狂言登加聞
白細尓
舎人装束而
和豆香山
御輿立之而
久堅乃
天所知奴礼
展轉
埿打雖泣
将為須便毛奈思
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしきかも
わがおほきみ
みこのみこと
よろづよに
めしたまはまし
おほやまと
くにのみやこは
うちなびく
はるさりぬれば
やまへには
はなさきををり
かはせには
あゆこさばしり
いやひけに
さかゆるときに
およづれの
たはこととかも
しろたへに
とねりよそひて
わづかやま
みこしたたして
ひさかたの
あめしらしぬれ
こいまろび
ひづちなけども
せむすべもなし
И поведать это вам
Я смущаюсь и боюсь,
И сказать об этом вам
Для меня великий страх…
Ах, столица есть Куни
В нашей славной стороне,
Что Ямато названа,
Там, где тысячи веков
Должен был бы
Править принц,
Наш великий государь,
И в столице той всегда,
Лишь придет из-за морей
В дымке розовой весна,
Как повсюду на горах
Распускаются цветы,
И в прозрачных струях рек
Мчится резвая форель…
И как раз, когда в стране
С каждым днем сильнее был
Пышной славы его блеск,
То не ложь или обман,
То не вымысел иль бред,—
В платьях яркой белизны
Слуги верные его,
Встал на Вадзука-горе
Погребальный паланкин!
Ах, отныне править будет
Принц наш в вечных небесах,—
И упал я в страшном горе,
И катался по земле…
Я рыдал, и были влажны
Рукава мои от слез,
Но напрасно горевал я,—
Ведь помочь ничем нельзя…
* Править в небесах — умереть (об императоре); считалось, что после смерти император переселяется на небо и правит там.
* Гора Вадзука — место погребения принца.
* В примечании к тексту М. указано, что приведенные выше песни (475–477) были сложены 3-го дня 2-го месяца 16-го года Тэмпё (744).
有知奈毗久
波流能也奈宜等
和我夜度能
烏梅能波奈等遠
伊可尓可和可武
うちなびく
はるのやなぎと
わがやどの
うめのはなとを
いかにかわかむ
То ива ль, что цветет весной,
Окутанной всегда туманной дымкой,
Иль слив цветы у дома моего?
Как мне понять,
Что здесь красивее всего?

真葛延
春日之山者
打靡
春去徃跡
山上丹
霞田名引
高圓尓
鴬鳴沼
物部乃
八十友能<壮>者
折<木>四哭之
来継<比日
如>此續
常丹有脊者
友名目而
遊物尾
馬名目而
徃益里乎
待難丹
吾為春乎
决巻毛
綾尓恐
言巻毛
湯々敷有跡

兼而知者
千鳥鳴
其佐保川丹
石二生
菅根取而
之努布草
解除而益乎
徃水丹
潔而益乎
天皇之
御命恐
百礒城之
大宮人之
玉桙之
道毛不出
戀比日
まくずはふ
かすがのやまは
うちなびく
はるさりゆくと
やまのへに
かすみたなびく
たかまとに
うぐひすなきぬ
もののふの
やそとものをは
かりがねの
きつぐこのころ
かくつぎて
つねにありせば
ともなめて
あそばむものを
うまなめて
ゆかましさとを
まちかてに
わがせしはるを
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしくあらむと
あらかじめ
かねてしりせば
ちどりなく
そのさほがはに
いはにおふる
すがのねとりて
しのふくさ
はらへてましを
ゆくみづに
みそぎてましを
おほきみの
みことかしこみ
ももしきの
おほみやひとの
たまほこの
みちにもいでず
こふるこのころ
В зелени густых лиан
Склоны Касуга-горы…
И в туманах голубых
Лишь наступит там весна,
Над горою вдалеке
Дымка легкая встает,
Сразу песни запоет
В Такамато соловей.
Множество придворных слуг
Славных воинских родов,
Как мы ждем весенних дней
С нетерпеньем и тоской,
Ту желанную пору,
Когда день летит за днем,
Как за гусем дикий гусь
Вереницей в небесах!
Как мечтаем мы всегда,
Если б вечно было так:
Чтоб с толпой своих друзей
Веселиться и шуметь,
Чтоб, построив в ряд коней,
Мчаться вихрем по селу!
Даже говорить о том —
Страшно и подумать нам!
Если б знать нам наперед,
Если б раньше нам узнать,
У прозрачных вод Сахо,
Там, где плачут кулики,
Взяли б корни сугэ мы,
Что растут среди камней,
Травы синобугуса
Сняли б страшную вину!
Ах, в текущих струях вод
Очищенье от грехов
Мы бы приняли тогда!
Оттого, что страшен нам
Тот приказ, что отдал здесь
Наш великий государь,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги царские, теперь
Не выходят из дворца
На дорогу,
Что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем.
Взаперти они сидят
И тоскуют эти дни…
* Сугэ — некоторые считают, что это осока, другие полагают, что это растение из семейства лилий. В песнях глубокие крепкие корни сугэ служат образом глубокой сильной любви. Судя по этой песне, корни имели очистительное назначение и обладали магической силой (см. п. 564).
* Синобугуса — “трава забвения” — народное название; судя по песне, употреблялась для очищения от грехов (СН). В некоторых словарях указывается, что это папоротник Davallia bullata или Polypodiuin lincare, растущий на скалах, каменных стенах и т. п.
* “Ах, в текущих струях вод очищенье от грехов мы бы приняли тогда” — речь идет об обряде очищенья (мисоги) в водах реки.
打<靡>
春来良之
山際
遠木末乃
開徃見者
うちなびく
はるきたるらし
やまのまの
とほきこぬれの
さきゆくみれば
Похоже, что пришла весна
Со стелющимся по земле туманом,
Когда посмотришь, как вдали в горах,
Там, где видны деревьев дальние верхушки,
Все постепенно начинает расцветать…

衣手
常陸國
二並
筑波乃山乎
欲見
君来座登
熱尓
汗可伎奈氣
木根取
嘯鳴登
<峯>上乎
<公>尓令見者
男神毛
許賜
女神毛
千羽日給而
時登無
雲居雨零
筑波嶺乎
清照
言借石
國之真保良乎
委曲尓
示賜者
歡登
紐之緒解而
家如
解而曽遊
打靡
春見麻之従者
夏草之
茂者雖在
今日之樂者
ころもで
ひたちのくにの
ふたならぶ
つくはのやまを
みまくほり
きみきませりと
あつけくに
あせかきなげ
このねとり
うそぶきのぼり
をのうへを
きみにみすれば
をかみも
ゆるしたまひ
めかみも
ちはひたまひて
ときとなく
くもゐあめふる
つくはねを
さやにてらして
いふかりし
くにのまほらを
つばらかに
しめしたまへば
うれしみと
ひものをときて
いへのごと
とけてぞあそぶ
うちなびく
はるみましゆは
なつくさの
しげくはあれど
けふのたのしさ
Замочил здесь принц в колодце рукава…
И страна была Хитати названа.
В той стране Хитати
Ты мечтал
На гору Цукуба посмотреть,
Где стоят красиво
Две вершины в ряд —
И явился, наконец, сюда.
Хоть и жарко было нам с тобой,
Лился пот и, уставая, ты вздыхал,
Шел, цепляясь каждый раз с трудом
За деревьев корни на ходу,
Но к вершинам приближаясь,
Песни пел.
И когда тебя привел я, наконец,
На вершины дивные взглянуть,
Бог мужей нам разрешение послал,
И богиня жен добра была.
Ярким солнечным лучом они
Осветили те вершины, что всегда
Были раньше в белых облаках,
Где без времени всегда на них
С облаков небес лил сильный дождь…
И когда узрели мы в тот миг
Ясно ширь родной своей страны,
Что неведома была досель,
Стали радоваться мы с тобой!
Развязав шнуры одежд,
Словно дома у себя,
Не стесняясь,
Всей душой,
Вольно веселились мы!
Хоть и густо разрослась
Эта летняя трава,
Но насколько лучше нам
И приятней нынче здесь,
Нежли вешнею порой
В дни туманные весны…
* Зачин этой песни хранит в себе легенду, запись которой помещена в “Хитати-фудоки”. Легенда о происхождении названия провинции рассказывает о том, как легендарный герой японского народа Ямато Такэру, явившийся навести порядок в восточных провинциях, прибыл в местность Ниихари. Там он велел вырыть колодец. Вода в нем оказалась изумительно чистой. Когда же он погрузил руки в воду, то намочил рукава, потому эту провинцию стали называть Хитати (от хитасу “замочить”, “пропитать водой”).
TODO:LINK:HITATIFUDOKI
打霏
春立奴良志
吾門之
柳乃宇礼尓
鴬鳴都
うちなびく
はるたちぬらし
わがかどの
やなぎのうれに
うぐひすなきつ
С туманом, стелющимся по долинам,
Пришла, как видно, вешняя пора:
Вблизи моих ворот,
Вверху, на ветках ивы,
Запел сегодня соловей!
* См. п. 1443.

* Включено также в Гёкуёсю, 35
打靡
春去来者
小竹之末丹
尾羽打觸而
鴬鳴毛
うちなびく
はるさりくれば
しののうれに
をはうちふれて
うぐひすなくも
Ах, оттого что наступила
Туманная весенняя пора,
Верхушек мелкого бамбука
Хвостом и крыльями касаясь,
Не умолкая, соловей поет!

打靡
春去来者
然為蟹
天雲霧相
雪者零管
うちなびく
はるさりくれば
しかすがに
あまくもきらひ
ゆきはふりつつ
Со стелющимся по земле туманом
Пришла весенняя пора,
И все же
Небо затянуло облаками,
И беспрестанно белый снег идет…

山際尓
鴬喧而
打靡
春跡雖念
雪落布沼
やまのまに
うぐひすなきて
うちなびく
はるとおもへど
ゆきふりしきぬ
“Коль соловей поет
В горах окрестных,
То значит, вновь пришла с туманами весна”,—
Так думал я, но думал я напрасно:
Все вновь покрыто снежной пеленой…

打靡
春避来之
山際
最木末乃
咲徃見者
うちなびく
はるさりくらし
やまのまの
とほきこぬれの
さきゆくみれば
Наверно, уже наступила весна,
Когда расстилаются всюду туманы,
Раз видишь в горах,
Как цветы расцветают кругом
На далеких верхушках зеленых деревьев…

天皇乃
等保伎美与尓毛
於之弖流
難波乃久尓々
阿米能之多
之良志賣之伎等
伊麻能乎尓
多要受伊比都々
可氣麻久毛
安夜尓可之古志
可武奈我良
和其大王乃
宇知奈妣久
春初波
夜知久佐尓
波奈佐伎尓保比
夜麻美礼婆
見能等母之久
可波美礼婆
見乃佐夜氣久
母能其等尓
佐可由流等伎登
賣之多麻比
安伎良米多麻比
之伎麻世流
難波宮者
伎己之乎須
四方乃久尓欲里
多弖麻都流
美都奇能船者
保理江欲里
美乎妣伎之都々
安佐奈藝尓
可治比伎能保理
由布之保尓
佐乎佐之久太理
安治牟良能
佐和伎々保比弖
波麻尓伊泥弖
海原見礼婆
之良奈美乃
夜敝乎流我宇倍尓
安麻乎夫祢
波良々尓宇伎弖
於保美氣尓
都加倍麻都流等
乎知許知尓
伊射里都利家理
曽伎太久毛
於藝呂奈伎可毛
己伎婆久母
由多氣伎可母
許己見礼婆
宇倍之神代由
波自米家良思母
すめろきの
とほきみよにも
おしてる
なにはのくにに
あめのした
しらしめしきと
いまのをに
たえずいひつつ
かけまくも
あやにかしこし
かむながら
わごおほきみの
うちなびく
はるのはじめは
やちくさに
はなさきにほひ
やまみれば
みのともしく
かはみれば
みのさやけく
ものごとに
さかゆるときと
めしたまひ
あきらめたまひ
しきませる
なにはのみやは
きこしをす
よものくにより
たてまつる
みつきのふねは
ほりえより
みをびきしつつ
あさなぎに
かぢひきのぼり
ゆふしほに
さをさしくだり
あぢむらの
さわききほひて
はまにいでて
うなはらみれば
しらなみの
やへをるがうへに
あまをぶね
はららにうきて
おほみけに
つかへまつると
をちこちに
いざりつりけり
そきだくも
おぎろなきかも
こきばくも
ゆたけきかも
ここみれば
うべしかむよゆ
はじめけらしも
Ах, в далекие века
Внуков солнечных небес
В дивной Нанива- стране,
Озаренной блеском волн,
Поднебесной управлял
Предок славный —
Внук небес.
И об этом до сих пор
Без конца передают…
Ох, и страшно мне сказать,
Трепета исполнен я.
Ныне держит эту власть,
Воплощая божество,
Государыня моя.
Лишь придет сюда весна
С легкой дымкой над землей,
Сколько разных трав, цветов
Расцветают на полях!
Коль на горы посмотреть —
Высотой ласкают взор,
Коль на реки посмотреть —
Чистотой ласкают взор,
Все, что видишь ты вокруг,
Блеска яркого полно!
И когда на ту красу
Ты изволишь посмотреть,
Не устанет жадный взор
Любоваться на нее!
О, прекраснейший дворец
У залива Нанива,
Где правленье ты вершишь!
С четырех концов страны,
Управляемой тобой,
Корабли везут тебе
Отовсюду дань свою:
Там, из бухты Хориэ,
По теченью вверх плывут,
Как затишье поутру —
Веслами на них гребут,
Ввечеру, в прилива час,
Воду меряют шестом.
И как стаи адзи- птиц,
Так шумит на них народ,
Приплывая к берегам…
На равнину моря там
Взглянешь — и перед тобой
Волны белые кругом
В множество рядов встают,
И качается вдали
На волнах рыбачий челн.
Чтобы яства во дворец
Государыне принесть,
Там и тут, куда ни глянь,
Ловят рыбу для нее
И повсюду жгут костры
Для приманки рыб морских.
Ах, безбрежно море здесь
И границы нет ему!
Необъятна эта ширь!
И когда перед собой
Видишь эту красоту,
Кажется, что было так
С незапамятных времен!
13-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
* Песня Якамоти, в которой он, наблюдая на Кюсю приезжающих из далеких стран стражей и сочувствуя их разлуке с родными, рассказал об их тоске на далекой чужбине от лица такого стража.
宇知奈婢久
波流乎知可美加
奴婆玉乃
己与比能都久欲
可須美多流良牟
うちなびく
はるをちかみか
ぬばたまの
こよひのつくよ
かすみたるらむ
Не оттого ли, что уже близка
Весна со стелющимся по земле туманом,
В ночь,
Что, как тута ягоды, черна,
Тумана дымка встала всюду.

打奈婢久
波流等毛之流久
宇具比須波
宇恵木之樹間乎
奈<枳>和多良奈牟
うちなびく
はるともしるく
うぐひすは
うゑきのこまを
なきわたらなむ
Хочу, чтоб соловей
Здесь с песней пролетел
Между деревьями, посаженными нами,
Указывая всем, что к нам пришла весна
Со стелющимся по земле туманом.

在管裳
君乎者将待
打靡
吾黒髪尓
霜乃置萬代日
ありつつも
きみをばまたむ
うちなびく
わがくろかみに
しものおくまでに
Пока живу, я буду ждать, любимый,
Я буду ждать, пока ты не придешь,
О, долго ждать!
Пока не ляжет иней
На пряди черные распущенных волос…
* Есть два толкования этой песни: одни считают, что в ней речь идет о настоящем инее, другие — что это метафора седых волос. Так как в М. такая метафора встречается в ряде песен — можно считать, что и здесь речь идет о седине, в этом убеждает контекст.
勝壮鹿乃
真々乃入江尓
打靡
玉藻苅兼
手兒名志所念
かつしかの
ままのいりえに
うちなびく
たまもかりけむ
てごなしおもほゆ
Вот в Кацусика, в дальней стране,
В тихой бухте Мама,
Верно, здесь, наклонившись,
Срезала жемчужные травы морские
Тэкона. — Все о ней нынче думаю я…
* Одна из двух песен, сочиненных Акахито во время путешествия в Кацусика, где находилась могила легендарной красавицы Тэкона.
忍照
難波乎過而
打靡
草香乃山乎
暮晩尓
吾越来者
山毛世尓
咲有馬酔木乃
不悪
君乎何時
徃而早将見
おしてる
なにはをすぎて
うちなびく
くさかのやまを
ゆふぐれに
わがこえくれば
やまもせに
さけるあしびの
あしからぬ
きみをいつしか
ゆきてはやみむ
Блеском озаренную
Нанива я миновал,
И когда я проходил
В час вечерний
Горный склон Кусака,
Где плыл туман,
От асиби молодых,
Что повсюду расцвели,
Не видать было горы
Из-за белых лепестков.
Ядовиты те цветы,
Непохожа ты на них…
Ах, когда же я смогу
В путь отправиться к тебе,
На тебя скорей взглянуть?
* Асиби — вечнозеленое растение из семейства азалий (см. п. 166), цветы ядовитые. “Асиби” сокр. от “аси-сиби” “паралич ног” (СНмд.), кроме того аси значит “плохой”, “скверный”, здесь: “ядовитый”, поэтому название цветка используется для игры слов, непередаваемой в переводе.
待君<常>
庭耳居者
打靡
吾黒髪尓
<霜>曽置尓家留
きみまつと
にはのみをれば
うちなびく
わがくろかみに
しもぞおきにける
Когда в саду своем ждала,
Что ты придешь ко мне, любимый,
На пряди черные
Распущенных волос
Упал с небес холодный иней.

布治奈美波
佐岐弖知理尓伎
宇能波奈波
伊麻曽佐可理等
安之比奇能
夜麻尓毛野尓毛
保登等藝須
奈伎之等与米婆
宇知奈妣久
許己呂毛之努尓
曽己乎之母
宇良胡非之美等
於毛布度知
宇麻宇知牟礼弖
多豆佐波理
伊泥多知美礼婆
伊美豆河泊
美奈刀能須登利
安佐奈藝尓
可多尓安佐里之
思保美弖婆
都麻欲<妣>可波須
等母之伎尓
美都追須疑由伎
之夫多尓能
安利蘇乃佐伎尓
於枳追奈美
余勢久流多麻母
可多与理尓
可都良尓都久理
伊毛我多米
氐尓麻吉母知弖
宇良具波之
布<勢>能美豆宇弥尓
阿麻夫祢尓
麻可治加伊奴吉
之路多倍能
蘇泥布<理>可邊之
阿登毛比弖
和賀己藝由氣婆
乎布能佐伎
<波>奈知利麻我比
奈伎佐尓波
阿之賀毛佐和伎
佐射礼奈美
多知弖毛為弖母
己藝米具利
美礼登母安可受
安伎佐良婆
毛美知能等伎尓
波流佐良婆
波奈能佐可利尓
可毛加久母
伎美我麻尓麻等
可久之許曽
美母安吉良米々
多由流比安良米也
ふぢなみは
さきてちりにき
うのはなは
いまぞさかりと
あしひきの
やまにものにも
ほととぎす
なきしとよめば
うちなびく
こころもしのに
そこをしも
うらごひしみと
おもふどち
うまうちむれて
たづさはり
いでたちみれば
いみづがは
みなとのすどり
あさなぎに
かたにあさりし
しほみてば
つまよびかはす
ともしきに
みつつすぎゆき
しぶたにの
ありそのさきに
おきつなみ
よせくるたまも
かたよりに
かづらにつくり
いもがため
てにまきもちて
うらぐはし
ふせのみづうみに
あまぶねに
まかぢかいぬき
しろたへの
そでふりかへし
あどもひて
わがこぎゆけば
をふのさき
はなちりまがひ
なぎさには
あしがもさわき
さざれなみ
たちてもゐても
こぎめぐり
みれどもあかず
あきさらば
もみちのときに
はるさらば
はなのさかりに
かもかくも
きみがまにまと
かくしこそ
みもあきらめめ
たゆるひあらめや
Фудзи нежные цветы,
Вниз бегущие волной,
Расцветали, отцвели…
Говорят, как раз теперь
Наступил уже расцвет
Для цветов унохана.
И в долинах, и в горах
Распростертых
Нам поет
Милая кукушка
Песнь,
Что несется звонко вдаль.
Оттого и сердце вдруг
Слабовольное мое
Вянет, сохнет от тоски…
И тогда мои друзья,
Что люблю я всей душой,
На конях явились вдруг,
Тронулись мы вместе в путь.
А на отмели речной
Возле устья Имидзу —
Уходящей вдаль реки,
Птичьи стаи собрались.
Как затишье поутру —
За добычею летят.
А нахлынет вдруг прилив —
Милых жен своих зовут.
Замечательно кругом!
И, любуясь красотой,
В Сибутани едем мы.
Возле мыса,
У пустых
Каменистых берегов,
Жемчуг-водоросли есть,
Что бегущею волной
Прибивает к берегам.
Мы их рвем, плетем венки,
В руки взяв, уносим их
Для своих любимых жен.
И на озере Фусэ —
Изумительной красы —
На челнах рыбацких мы,
Прочно весла закрепив
И зовя друг друга в путь,
Белотканым рукавом
Машем,
Отплывая вдаль.
Перед нами на пути,
Где чудесный мыс Оу,
Облетают тут и там
С веток нежные цветы…
А на отмели кругом
Средь зеленых камышей
Утки подымают шум.
И плывем все дальше мы,
Огибая славный мыс,
И как рябь на глади вод —
То покажется, то нет —
То сидим, то встанем мы,
Восхищаясь красотой!
Но не наглядеться нам.
И осеннею порой
С ярко-алою листвой,
И весеннею порой,
Когда всех цветов расцвет,
Что бы ни было — и впредь
За друзьями вслед пойду,
Буду любоваться я,
Как любуюсь я теперь.
Никогда не будет дня,
Чтоб пресытился красой,
Чтобы перестал смотреть
Я на озеро Фусэ!
Отомо Икэнуси
* Эти песни сложены Отомо Икэнуси 26 апреля в ответ на песню Отомо Якамоти (см. п. 3991, 3992).
* Фудзи — японская глициния (см. п. 3952).
* Унохана — см. п. 4066.
* “…плетем венки… для своих любимых жен” — см. п. 3901, а также п. 1846.
阿騎乃<野>尓
宿旅人
打靡
寐毛宿良<目>八方
古部念尓
あきののに
やどるたびひと
うちなびき
いもぬらめやも
いにしへおもふに
В поле Аки далеком
На ночлег здесь оставшийся странник печальный,
Пригибая растущие травы к земле,
Вряд ли сном позабыться сумеет сегодня,
Вспоминая с тоской о величье былом…
* Тоска о прошлом, о которой говорится в песнях, означает не далекое прошлое, а предшествующие год-два (МС).

今更
何乎可将念
打靡
情者君尓
縁尓之物乎
いまさらに
なにをかおもはむ
うちなびき
こころはきみに
よりにしものを
Теперь
О чем еще задумываться мне? —
Ведь это сердце,
Полное тобою,
Все целиком тебе принадлежит!
Включено в Какё Хёсики с изменениями
臣女乃
匣尓乗有
鏡成
見津乃濱邊尓
狭丹頬相
紐解不離
吾妹兒尓
戀乍居者
明晩乃
旦霧隠
鳴多頭乃
哭耳之所哭
吾戀流
干重乃一隔母
名草漏
情毛有哉跡
家當
吾立見者
青旗乃
葛木山尓
多奈引流
白雲隠
天佐我留
夷乃國邊尓
直向
淡路乎過
粟嶋乎
背尓見管
朝名寸二
水手之音喚
暮名寸二
梶之聲為乍
浪上乎
五十行左具久美
磐間乎
射徃廻
稲日都麻
浦箕乎過而
鳥自物
魚津左比去者
家乃嶋
荒礒之宇倍尓
打靡
四時二生有
莫告我
奈騰可聞妹尓
不告来二計謀
おみのめの
くしげにのれる
かがみなす
みつのはまべに
さにつらふ
ひもときさけず
わぎもこに
こひつつをれば
あけくれの
あさぎりごもり
なくたづの
ねのみしなかゆ
あがこふる
ちへのひとへも
なぐさもる
こころもありやと
いへのあたり
わがたちみれば
あをはたの
かづらきやまに
たなびける
しらくもがくる
あまさがる
ひなのくにべに
ただむかふ
あはぢをすぎ
あはしまを
そがひにみつつ
あさなぎに
かこのこゑよび
ゆふなぎに
かぢのおとしつつ
なみのうへを
いゆきさぐくみ
いはのまを
いゆきもとほり
いなびつま
うらみをすぎて
とりじもの
なづさひゆけば
いへのしま
ありそのうへに
うちなびき
しじにおひたる
なのりそが
などかもいもに
のらずきにけむ
Как на чистый блеск зеркал,
Что в ларцах своих хранят
Жены нежные у нас,
На чудесных берегах
Мицу любовались все,
Глядя на морскую гладь.
На чудесных берегах
Свой заветный красный шнур
Не развязываю я,
Все тоскую о жене,
О возлюбленной своей,
И поэтому в тоске,
Словно плачущий журавль,
Что бывает поутру
Скрыт туманом на заре,
Только в голос плачу я…
И мечтая в тишине,
О, хотя бы часть одну
Среди тысячи частей
Той тоски, что полон я,
В сердце заглушить своем,
Я решил пойти взглянуть
На места, где дом родной.
Но когда я посмотрел:
Там, средь Кацураги гор,
Вставших флагом голубым,—
В дальних белых облаках,
Протянувшихся грядой,
Спрятан был от глаз мой дом…
В дальнюю, как свод небес,
В глушь далёкую страны
Отправляюсь я теперь,
Остров Авадзисима,
Что лежал передо мной,
Я оставил позади —
И гляжу все время я
В сторону, где на пути
Остров Авасима есть.
Там, в затишье,
Поутру
Лодочников голоса
Раздаются над водой,
Там, в затишье,
Ввечеру
Звуки весел слышны мне,
И по волнам я плыву,
Рассекая их в пути,
И кружусь, плывя меж скал…
Проплываю бухту я
Инабидзума.
Будто птица на воде,
Я качаюсь на волнах…
Вот и Наносима —
Остров, что зовется “Дом”.
На скалистых берегах
Пышным цветом расцвела,
Наклонясь к земле, трава,
Что зовут “не — говори”.
О, зачем я, уходя,
Словно слушая траву,
Ничего жене своей
На прощанье не сказал?
* “Свой заветный красный шнур не развязываю я…” — т. е. храню обет верности (см. п. 251).
* Трава “не-говори” (нанорисо) (Sargassum fulvellum) — вид морских водорослей, растущих в глубинных местах.
* Название травы свидетельствует о древней вере в магию слов, о существовании народных заклинаний и заговоров. В М. встречается ряд подобных названий трав и раковин.
鯨魚取
濱邊乎清三
打靡
生玉藻尓
朝名寸二
千重浪縁
夕菜寸二
五百重<波>因
邊津浪之
益敷布尓
月二異二
日日雖見
今耳二
秋足目八方
四良名美乃
五十開廻有
住吉能濱
いさなとり
はまへをきよみ
うちなびき
おふるたまもに
あさなぎに
ちへなみよせ
ゆふなぎに
いほへなみよす
へつなみの
いやしくしくに
つきにけに
ひにひにみとも
いまのみに
あきだらめやも
しらなみの
いさきめぐれる
すみのえのはま
Так красивы берега…
Оттого к траве морской,
Что у моря поднялась
И сгибается к земле,
Лишь затишье поутру,—
Набегает вмиг волна
Сразу в тысячи рядов.
Лишь затишье ввечеру,—
Набегает вмиг волна
Сразу сотнями рядов.
Словно волны, что бегут
К этим чистым берегам,
Все сильнее и сильней,—
Все сильнее и сильней,
С каждым месяцем и днем,
День за днем любуюсь я
Этой дивной красотой.
Но в короткий этот миг
Разве насмотреться мне
На крутые берега
В Суминоэ стороне,
Где кругом, вздымаясь ввысь,
Волны белые шумят?..

水底
生玉藻
打靡
心依
戀比日
みなそこに
おふるたまもの
うちなびき
こころはよりて
こふるこのころ
Как жемчуг-водоросли,
Встав с морского дна
Склоняются, поднявшись над водою,
Все эти дни тянусь к тебе душою,
Тоскуя беспрестанно о тебе.

海原之
奥津縄乗
打靡
心裳<四>怒尓
所念鴨
うなはらの
おきつなはのり
うちなびき
こころもしのに
おもほゆるかも
Я клонюсь к тебе, как клонится ко дну
На морских долинах
Мох наванори.
Вечно думою полна я о тебе,
Даже сердце вянет от тоски.
* Мох наванори (МС) — совр. умидзомэн (Nemalion helminthoi-des).
春去者
花咲乎呼里
秋付者
丹之穂尓黄色
味酒乎
神名火山之
帶丹為留
明日香之河乃
速瀬尓
生玉藻之
打靡
情者因而
朝露之
消者可消
戀久毛
知久毛相
隠都麻鴨
はるされば
はなさきををり
あきづけば
にのほにもみつ
うまさけを
かむなびやまの
おびにせる
あすかのかはの
はやきせに
おふるたまもの
うちなびき
こころはよりて
あさつゆの
けなばけぬべく
こひしくも
しるくもあへる
こもりづまかも
Как жемчужная трава
Наклоняется к земле
От теченья быстрых вод
Светлой Асука-реки,
Что, как пояс, обвила
Горы Каминаби там,
Где подносят на алтарь
В жертву сладкое вино,
Где, когда придет весна,
Зацветут кругом цветы,
А как осень настает,
Цветом киновари вмиг
Заалеет вся листва,
Словно водоросли те,
Сердце сразу поддалось,
Покорилось вмиг тебе.
И пускай теперь в тоске
Жизнь растает, как роса
Рано поутру,
Лишь бы встретиться с тобой,
Тайная моя жена.

明日香河
瀬湍之珠藻之
打靡
情者妹尓
<因>来鴨
あすかがは
せぜのたまもの
うちなびき
こころはいもに
よりにけるかも
Как жемчужная трава
От течения быстрых вод светлой Асука-реки
Гнётся долу,
Так теперь сердце бедное моё
Покоряется тебе.

安里蘇夜尓
於布流多麻母乃
宇知奈婢伎
比登里夜宿良牟
安乎麻知可祢弖
ありそやに
おふるたまもの
うちなびき
ひとりやぬらむ
あをまちかねて
Как жемчужная трава,
Что растет на диком берегу,
Клонится к земле,
Так, склоняясь, наверно, спишь одна,
Не дождавшись друга своего…
* Образ девушки, склоняющейся, как морская водоросль, часто встречается в песнях М. Из народной поэзии он проник и в произведения лучших поэтов того времени.
大王能
麻氣能麻尓々々
大夫之
情布里於許之
安思比奇能
山坂古延弖
安麻射加流
比奈尓久太理伎
伊伎太尓毛
伊麻太夜須米受
年月毛
伊久良母阿良奴尓
宇<都>世美能
代人奈礼婆
宇知奈妣吉
等許尓許伊布之
伊多家苦之
日異益
多良知祢乃
<波>々能美許等乃
大船乃
由久良々々々尓
思多呉非尓
伊都可聞許武等
麻多須良牟
情左夫之苦
波之吉与志
都麻能美許登母
安氣久礼婆
門尓餘里多知
己呂母泥乎
遠理加敝之都追
由布佐礼婆
登許宇知波良比
奴婆多麻能
黒髪之吉氐
伊都之加登
奈氣可須良牟曽
伊母毛勢母
和可伎兒等毛<波>
乎知許知尓
佐和吉奈久良牟
多麻保己能
美知乎多騰保弥
間使毛
夜流余之母奈之
於母保之伎
許登都氐夜良受
孤布流尓思
情波母要奴
多麻伎波流
伊乃知乎之家騰
世牟須辨能
多騰伎乎之良尓
加苦思氐也
安良志乎須良尓
奈氣枳布勢良武
おほきみの
まけのまにまに
ますらをの
こころふりおこし
あしひきの
やまさかこえて
あまざかる
ひなにくだりき
いきだにも
いまだやすめず
としつきも
いくらもあらぬに
うつせみの
よのひとなれば
うちなびき
とこにこいふし
いたけくし
ひにけにまさる
たらちねの
ははのみことの
おほぶねの
ゆくらゆくらに
したごひに
いつかもこむと
またすらむ
こころさぶしく
はしきよし
つまのみことも
あけくれば
かどによりたち
ころもでを
をりかへしつつ
ゆふされば
とこうちはらひ
ぬばたまの
くろかみしきて
いつしかと
なげかすらむぞ
いももせも
わかきこどもは
をちこちに
さわきなくらむ
たまほこの
みちをたどほみ
まつかひも
やるよしもなし
おもほしき
ことつてやらず
こふるにし
こころはもえぬ
たまきはる
いのちをしけど
せむすべの
たどきをしらに
かくしてや
あらしをすらに
なげきふせらむ
Наш великий государь
Приказал уехать мне.
И, приказу покорясь,
Как отважный смелый муж,
Полный бодрости и сил,
Много распростертых гор
И застав я перешел.
Наконец, пришел в село,
Дальнее, как свод небес.
И, совсем не отдохнув
И дыханье ни на миг
Не переводя в труде,
Столько месяцев и лет
Жил в селенье этом я!
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек.
Надломился вскоре я,
Заболел и слег в постель,
И проходит день за днем —
Все сильнее мой недуг.
О божественная мать,
Мать, вскормившая меня!
Как большой корабль в пути
Беспокойно на волнах
Все качается, плывя,
Так в сердечной глубине
У тебя теперь живет
Беспокойная тоска.
Ожиданием томясь,
Верно, думаешь всегда:
“О, когда ж вернется он?”
И болеешь всей душой.
И красавица моя —
Божество — моя жена,
Верно, как начнет светать,
Все стоишь ты у ворот,
Прислонившись,
И зовешь,
Отгибая рукава…
А как вечер настает,
Оправляешь нам постель
И, вздыхая, распустив
Пряди длинные волос,
Ягод тутовых черней,
Вопрошаешь ты с тоской:
“О, когда ж вернется он?”
Дочь родная, милый сын,
Дети малые мои,
Верно, дома по углам
Горько плачут и шумят.
Как далек теперь к ним путь —
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Не могу послать гонца,
Не могу я дать им знать,
Как тоскую и люблю.
От тоски по ним давно
Сердце сожжено дотла.
И хотя до боли жаль
Эту жизнь на земле,
Что лишь жемчугом блеснет,
Но не знаю, как мне быть,
Выхода не видно мне…
О, ужели даже я,
Грозный, словно шторм морской,
Я, отважный, стойкий муж,
Обречен теперь лежать
Распластавшимся,
Без сил
И лишь молча горевать?
* “Отгибая рукава…” — по народным приметам, отогнутые рукава должны вернуть назад уехавшего или ушедшего из дома.
大王能
等保乃朝廷等
斯良農比
筑紫國尓
泣子那須
斯多比枳摩斯提
伊企陀<尓>母
伊摩陀夜周米受
年月母
伊摩他阿良祢婆
許々呂由母
於母波奴阿比陀尓
宇知那i枳
許夜斯努礼
伊波牟須弊
世武須弊斯良尓
石木乎母
刀比佐氣斯良受
伊弊那良婆
迦多知波阿良牟乎
宇良賣斯企
伊毛乃美許等能
阿礼乎婆母
伊可尓世与等可
尓保鳥能
布多利那良i為
加多良比斯
許々呂曽牟企弖
伊弊社可利伊摩須
おほきみの
とほのみかどと
しらぬひ
つくしのくにに
なくこなす
したひきまして
いきだにも
いまだやすめず
としつきも
いまだあらねば
こころゆも
おもはぬあひだに
うちなびき
こやしぬれ
いはむすべ
せむすべしらに
いはきをも
とひさけしらず
いへならば
かたちはあらむを
うらめしき
いものみことの
あれをばも
いかにせよとか
にほどりの
ふたりならびゐ
かたらひし
こころそむきて
いへざかりいます
В дальней стороне,
Где правление вершит
Наш великий государь,
Там, где яркие огни
Зажигают на полях,
Там Цукуси есть страна.
Словно малое дитя
Плачущее, в ту страну
Ты, тоскуя,
Прибыла.
Не успели мы вздохнуть
И побыть с тобой вдвоем,
Не успели миновать месяцы, года,
За такой короткий срок
Что и сердцем не гадал,
Надломившись, ты слегла.
Что сказать, что делать мне,—
Я в отчаянье не знал.
У деревьев и у скал
Я хотел найти ответ,
Но ответа не нашел.
Если б дома ты была,
Я бы облик видел твой…
Но, несчастная жена,
Божество мое, скажи,
Что ты думала тогда
Обо мне в последний час?
Вдруг, нарушив наш обет,
Что давали мы с тобой,
Обещая быть всегда
Вместе, рядом, как в воде
Утка с селезнем своим,—
Ты оставила наш дом
И покинула меня…
Плач Яманоэ Окура
* Некоторые комментаторы считают, что плач Окура посвящен жене Табито, но большинство исследователей рассматривают песню как плач о его собственной жене. Полагаем, что плач сложен Окура от лица Табито и в нем говорится о жене Табито, ибо в те времена было принято сочинять плачи от лица, потерпевшего утрату, и преподносить ему свое сочинение. Окура, преподнося песню Табито, выражает ему сочувствие и понимание его горя.
* “Утка с селезнем своим”…— символ неразлучной пары, постоянный образ в песнях любви.
をみなへし
秋のの風に
うちなひき
心ひとつを
たれによすらむ
をみなへし
あきののかせに
うちなひき
こころひとつを
たれによすらむ
О «девицы-цветы»,
что клонитесь нынче под ветром
на осеннем лугу!
Расскажите, где ваш избранник,
тот, к кому склоняется сердце…

うちなびき
春は来にけり
青柳の
影ふむ道に
人のやすら
うちなびき
はるはきにけり
あをやぎの
かげふむみちに
ひとのやすら
Вот и весна нас посетила снова.
Приятно побродить
По тропкам
В густой тени
Зелёных ив.
* Содержит намёк на танка Микато-но Сами из «Манъёсю» [125]:
С любимой не встречаясь,
Задумчиво блуждаю
По лабиринту троп
Под сенью
Мандариновых деревьев.
露すがる
庭の玉笹
うちなびき
ひとむら過ぎぬ
夕立の雲
つゆすがる
にはのたまささ
うちなびき
ひとむらすぎぬ
ゆふだちのくも
Прошёл мгновенно летний ливень,
И вот уж со склонённых веток бамбука
Сдувает ветер, по жемчужинке,
Росинки,
И тучи разошлись...
* Автор использует «двойную» метафору: роса — жемчуг (жемчужинки), дождевые капли — росинки.
入り日さす
ふもとの尾花
うちなびき
誰が秋風に
うづら鳴くらむ
いりひさす
ふもとのをはな
うちなびき
たがあきかぜに
うづらなくらむ
Осенним солнцем освещённый,
Склонился под горой мискант,
И даже перепёлка
Плачет
Из-за жестокости твоей.
* Мискант — один из постоянных образов осени (см. коммент. 349).
* Слово аки — «осень» традиционно ассоциируется с аки — «охлаждение, равнодушие», т.е. жестокость, бессердечность.

をのへなる
松のこすゑは
打ちなひき
浪の声にそ
風もふきける
をのへなる
まつのこすゑは
うちなひき
なみのこゑにそ
かせもふきける


みなそこに
おふるたまもの
うちなひき
心をよせて
こふるこのころ
みなそこに
おふるたまもの
うちなひき
こころをよせて
こふるこのころ


於保吉民能
麻氣乃麻尓々々
之奈射加流
故之乎袁佐米尓
伊泥氐許之
麻須良和礼須良
余能奈可乃
都祢之奈家礼婆
宇知奈妣伎
登許尓己伊布之
伊多家苦乃
日異麻世婆
可奈之家口
許己尓思出
伊良奈家久
曽許尓念出
奈氣久蘇良
夜須<家>奈久尓
於母布蘇良
久流之伎母能乎
安之比紀能
夜麻伎敝奈里氐
多麻保許乃
美知能等保家<婆>
間使毛
遣縁毛奈美
於母保之吉
許等毛可欲波受
多麻伎波流
伊能知乎之家登
勢牟須辨能
多騰吉乎之良尓
隠居而
念奈氣加比
奈具佐牟流
許己呂波奈之尓
春花<乃>
佐家流左加里尓
於毛敷度知
多乎里可射佐受
波流乃野能
之氣美<登>妣久々

音太尓伎加受
乎登賣良我
春菜都麻須等
久礼奈為能
赤裳乃須蘇能
波流佐米尓
々保比々豆知弖
加欲敷良牟
時盛乎
伊多豆良尓
須具之夜里都礼
思努波勢流
君之心乎
宇流波之美
此夜須我浪尓
伊母祢受尓
今日毛之賣良尓
孤悲都追曽乎流
おほきみの
まけのまにまに
しなざかる
こしををさめに
いでてこし
ますらわれすら
よのなかの
つねしなければ
うちなびき
とこにこいふし
いたけくの
ひにけにませば
かなしけく
ここにおもひで
いらなけく
そこにおもひで
なげくそら
やすけなくに
おもふそら
くるしきものを
あしひきの
やまきへなりて
たまほこの
みちのとほけば
まつかひも
やるよしもなみ
おもほしき
こともかよはず
たまきはる
いのちをしけど
せむすべの
たどきをしらに
こもりゐて
おもひなげかひ
なぐさむる
こころはなしに
はるはなの
さけるさかりに
おもふどち
たをりかざさず
はるののの
しげみとびくく
うぐひすの
こゑだにきかず
をとめらが
はるなつますと
くれなゐの
あかものすその
はるさめに
にほひひづちて
かよふらむ
ときのさかりを
いたづらに
すぐしやりつれ
しのはせる
きみがこころを
うるはしみ
このよすがらに
いもねずに
けふもしめらに
こひつつぞをる
Наш великий государь
Приказал уехать мне,
И, приказу покорясь,
Сразу тронулся я в путь.
И, придя, стал управлять
Я селением Коси,
Дальним, как небесный свод.
Хоть отважный был я муж,
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек.
Надломился я в труде,
Слег в постель,
Страдаю я,
День за днем
Сильней недуг.
И поэтому с тоской
Разным думам предаюсь,
И горюю, и ропщу.
Вспоминаю я с тоской
Дни минувшие свои.
Небо горестей моих
Неспокойно у меня.
Небо горьких дум моих
Лишь страдания полно.
Распростертые вокруг
Горы разделяют нас,
И далек к тебе мой путь —
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Потому, любимый друг,
Не могу послать гонца,
Не могу я передать
О своей тоске тебе.
Жаль погубленную жизнь,
Что блеснула яшмой мне,
Но не знаю, как мне быть,
Выхода не вижу я…
Скрывшись ныне ото всех,
Я горюю и грущу,
И утешить сердце мне
Нечем, мой любимый друг.
Вижу, настает рассвет
И весенние цветы
Расцветают — но к чему?
Не сорву их с другом я,
Не сплету венка себе…
Густо травы зацвели
Всюду на полях весной,
Прилетели соловьи,
Но не слышу песен их.
Девы юные идут
Собирать плоды в полях
И волочат по земле
Алые подолы там
Платьев красных,
Что влажны
И сверкают вдалеке
От весеннего дождя…
Но расцвета время зря
Без тебя проходит здесь…
О, как дорог мне теперь
Сердца твоего привет,
Нежною заботой ты
Вечно полон обо мне.
Оттого вчера всю ночь
Я не мог забыться сном.
И сегодня целый день
Я тоскую о тебе.

風ふけば
もしほの煙
うち靡き
我も思はぬ
かたにこそゆけ
かぜふけば
もしほのけぶり
うちなびき
われもおもはぬ
かたにこそゆけ
Лишь ветер подул,
И дым от костров,
Где выжигают соль
Склонился в сторону такую,
Куда я и подумать бы не смог.

玉鉾の
道の芝草
うちなびき
ふるきみやこに
秋かせぞ吹く
たまほこの
みちのしばくさ
うちなびき
ふるきみやこに
あきかせぞふく
На дороге, что отмечена
Яшмовым копьём, трава густая
Склонилась долу,
В старой столице
Ветер осенний дует!

秋山の
すそのゝすゝき
打ち靡き
くれ行く風に
鶉鳴くなり
あきやまの
すそののすすき
うちなびき
くれゆくかぜに
うづらなくなり
Осенних гор подол,
На поле Сусо травы сусуки
Склонились сильно, —
В утихающем ветре
Зазвучала птица удзура.

うちなびき
春立ちぬらし
我が門の
柳のうれに
鶯なきつ
うちなびき
はるたちぬらし
わがかどの
やなぎのうれに
うぐひすなきつ

* Включено в Манъёсю, 1819
うちなびき
春さり來れば
ひさぎ生ふる
かた山陰に
鶯ぞなく
うちなびき
はるさりくれば
ひさぎおふる
かたやまかげに
うぐひすぞなく


打ちなびき
春は來ぬらし
山際の
遠き梢の
咲き行く見れば
うちなびき
はるはこぬらし
やまぎはの
とほきこずゑの
さきゆくみれば


鶉鳴く
野原の淺茅
打ちなびき
ゆふつゆもろく
秋風ぞふく
うづらなく
のはらのあさぢ
うちなびき
ゆふつゆもろく
あきかぜぞふく


夕されば
野路の苅萓
打ち靡き
亂れてのみぞ
露も置きける
ゆふされば
のぢのかるかや
うちなびき
みだれてのみぞ
つゆもおきける


山ぎはに
鶯鳴きて
打ちなびき
春とおもへど
雪降り敷きぬ
やまぎはに
うぐひすなきて
うちなびき
はるとおもへど
ゆきふりしきぬ


うち靡き
春さりくれば
道のべに
そめてみだるゝ
青柳の糸
うちなびき
はるさりくれば
みちのべに
そめてみだるる
あをやぎのいと


大幣や
あさの木綿しで
打ち靡き
みそぎ凉しき
賀茂の川風
おほぬさや
あさのゆふしで
うちなびき
みそぎすずしき
かものかはかぜ


月影の
入る野の薄
打ちなびき
あかつき露に
鹿ぞ鳴くなる
つきかげの
いるののすすき
うちなびき
あかつきつゆに
しかぞなくなる


夕日さす
田のもの稻葉
打ち靡き
やまもと遠く
秋風ぞふく
ゆふひさす
たのものいねは
うちなびき
やまもととほく
あきかぜぞふく


枯れ殘る
冬野の尾花
うちなびき
誰が手枕も
霜や置くらむ
かれのこる
ふゆののをはな
うちなびき
たがたまくらも
しもやおくらむ


炭竈の
烟の末も
うち靡き
ゆき吹きおろす
小野のやまかぜ
すみがまの
けぶりのすゑも
うちなびき
ゆきふきおろす
をののやまかぜ


山もとの
柳の梢
うちなびき
風にしたがふ
せみのもろごゑ
やまもとの
やなぎのこずゑ
うちなびき
かぜにしたがふ
せみのもろごゑ