多氣婆奴礼
多香根者長寸
妹之髪
此来不見尓
掻入津良武香
たけばぬれ
たかねばながき
いもがかみ
このころみぬに
かきいれつらむか
Их зачешешь вверх — рассыплются они,
Не зачешешь их — такие длинные
Волосы возлюбленной моей…
И теперь, когда я не любуюсь ими,
Верно, в беспорядке волосы лежат…
* Волосы — один из обычных образов в песнях любви и разлуки. Не глаза, не губы, а именно волосы возлюбленной чаще всего воспеваются в песнях М.
* В старину муж не брал жену к себе в дом, а навещал её в её доме (СП).
在管裳
君乎者将待
打靡
吾黒髪尓
霜乃置萬代日
ありつつも
きみをばまたむ
うちなびく
わがくろかみに
しものおくまでに
Пока живу, я буду ждать, любимый,
Я буду ждать, пока ты не придешь,
О, долго ждать!
Пока не ляжет иней
На пряди черные распущенных волос…
* Есть два толкования этой песни: одни считают, что в ней речь идет о настоящем инее, другие — что это метафора седых волос. Так как в М. такая метафора встречается в ряде песен — можно считать, что и здесь речь идет о седине, в этом убеждает контекст.
居明而
君乎者将待
奴婆珠<能>
吾黒髪尓
霜者零騰文
ゐあかして
きみをばまたむ
ぬばたまの
わがくろかみに
しもはふるとも
Всю ночь, пока не рассветет,
Я буду ждать тебя, любимый,
Пока ты не придешь, —
Пусть даже ляжет иней
На пряди, ягод тутовых черней…
* Вариант п. 87. Однако здесь образ инея не является метафорой (см. стк. 1–2).
人皆者
今波長跡
多計登雖言
君之見師髪
乱有等母
ひとみなは
いまはながしと
たけといへど
きみがみしかみ
みだれたりとも
Говорят мне все,
Что ныне длинные они,
Говорят мне: “Вверх их подбери!”
Но ведь ими любовался ты,
Пусть же будут в беспорядке волосы мои!

白細之
袖指可倍弖
靡寐
吾黒髪乃
真白髪尓
成極
新世尓
共将有跡
玉緒乃
不絶射妹跡
結而石
事者不果
思有之
心者不遂
白妙之
手本矣別
丹杵火尓之
家従裳出而
緑兒乃
哭乎毛置而
朝霧
髣髴為乍
山代乃
相樂山乃
山際
徃過奴礼婆
将云為便
将為便不知
吾妹子跡
左宿之妻屋尓
朝庭
出立偲
夕尓波
入居嘆<會>
腋<挾>
兒乃泣<毎>
雄自毛能
負見抱見
朝鳥之
啼耳哭管
雖戀
効矣無跡
辞不問
物尓波在跡
吾妹子之
入尓之山乎
因鹿跡叙念
しろたへの
そでさしかへて
なびきねし
わがくろかみの
ましらかに
なりなむきはみ
あらたよに
ともにあらむと
たまのをの
たえじいいもと
むすびてし
ことははたさず
おもへりし
こころはとげず
しろたへの
たもとをわかれ
にきびにし
いへゆもいでて
みどりこの
なくをもおきて
あさぎりの
おほになりつつ
やましろの
さがらかやまの
やまのまに
ゆきすぎぬれば
いはむすべ
せむすべしらに
わぎもこと
さねしつまやに
あしたには
いでたちしのひ
ゆふへには
いりゐなげかひ
わきばさむ
このなくごとに
をとこじもの
おひみむだきみ
あさとりの
ねのみなきつつ
こふれども
しるしをなみと
こととはぬ
ものにはあれど
わぎもこが
いりにしやまを
よすかとぞおもふ
Думал, будем вместе мы
Коротать недолгий век
До пределов наших дней,
До тех пор, пока совсем
Не покроет седина
Пряди черные волос
У меня, что спал склонясь,
Перепутав рукава
Белотканые с тобой…
Но не выполнен обет,
Данный мною и тобой,
Что не будет никогда
Рваться яшмовая нить!
То, о чем мечтали мы,
Не свершилося у нас!
С белотканым рукавом
Ты рассталася моим
И покинула наш дом,
Где привыкла быть со мной…
Ты оставила дитя
Малолетнее свое
Плакать горько о тебе!
Словно утренний туман,
Ты растаяла вдали,
Где гора Сагарака,
В стороне Ямасиро
Скрылась ты в ущельях гор…
И поэтому теперь,
Что сказать, что делать мне,
Как мне быть, не знаю я…
В спальне, где я спал с тобой —
С милою женой моей,
Поутру
Я, уходя, вспоминаю обо всем,
Ввечеру
Вхожу туда
И горюю о тебе!
Каждый раз, как плачет там
Малое твое дитя,
Прижимаяся ко мне,
Я, что мужем храбрым был,
На спину беру его, обнимаю нежно я,
И, как птица поутру,
В голос громко плачу я
И тоскую о тебе…
Но напрасна скорбь моя!
И хотя безгласна твердь,
Но гора, куда ушла
Навсёгда жена моя,
Будет сердцу дорогой,
Вечной памятью о ней…

置而行者
妹将戀可聞
敷細乃
黒髪布而
長此夜乎
おきていなば
いもこひむかも
しきたへの
くろかみしきて
ながきこのよを
О, когда уйду, тебя оставив,
Будешь тосковать, наверно, без меня,
Пряди черные волос раскинув
На подушек мягкие шелка,
Тёмной ночью бесконечно долгой!

黒髪二
白髪交
至耆
如是有戀庭
未相尓
くろかみに
しろかみまじり
おゆるまで
かかるこひには
いまだあはなくに
До этих дней,
Когда настала старость
И пряди черные смешались с сединой,
С такой безудержной тоской
Еще ни разу в жизни не встречалась!
* Кому адресованы песни, не указано. Предполагают, что это ответ Отомо Саканоэ — Отомо Момоё. Саканоэ жила вместе со старшим братом Табито в Дадзайфу, но во 2 г. Тэмпё (730 г.) вернулась в столицу (см. п. 963).
* Во время пребывания в Дадзайфу Отомо Саканоэ и Момоё полюбили друг друга.
* “Когда настала старость…” — в то время ей было всего 33–34 года; упоминание о старости и седине — всего лишь поэтический прием. Отомо Саканоэ — см. п. 379.
野干玉之
黒髪變
白髪手裳
痛戀庭
相時有来
ぬばたまの
くろかみかはり
しらけても
いたきこひには
あふときありけり
Хоть белыми черные волосы стали,
Что черными были, как ягоды тута,
А время пришло
Повстречаться с тоскою,
Что болью тяжелою ранит мне сердце…

吾手本
将巻跡念牟
大夫者
<變>水<𡨃>
白髪生二有
わがたもと
まかむとおもはむ
ますらをは
をちみづもとめ
しらかおひにけり
Верно, рукава моей одежды
Думаешь своим ты сделать изголовьем,
Рыцарь доблестный,
В слезах я утонула,
Волосы покрылись сединою…

白髪生流
事者不念
<變>水者
鹿煮藻闕二毛
求而将行
しらかおふる
ことはおもはず
をちみづは
かにもかくにも
もとめてゆかむ
То, что волосы покрылись сединою,—
Я не думаю,—
А вот про слезы,
Как бы ни было, уж так иль этак,
Допытаюсь о причине слез!

八雲刺
出雲子等
黒髪者
吉野川
奥名豆颯
やくもさす
いづものこらが
くろかみは
よしののかはの
おきになづさふ
И пряди черные волос прекрасной девы
Из Идзумо-страны, где поднялись
Восьмью рядами облака однажды ввысь,
Вдали от берегов, по Ёсину-реке
Плывут, в волнах качаясь, вдалеке…
* В песне упоминается образ, связанный с известным мифом о стране Идзумо. Однажды бог Сусаноо, спустившись в селение Суга в стране Идзумо, встретился с девой Инада, спас ее от восьмиглавого змея и построил для нее дворец, где “в восемь ярусов вставали облака” (НКБТ, “Кодзики”, т. 1, стр. 89, Токио, 1958). Поэтому облака в восемь ярусов (рядов) — мк для страны Идзумо.
TODO:LINK:KOJIKI
世間能
周弊奈伎物能波
年月波
奈何流々其等斯
等利都々伎
意比久留<母>能波
毛々久佐尓
勢米余利伎多流
遠等咩良何
遠等咩佐備周等
可羅多麻乎
多母等尓麻可志
(或有此句云
之路多倍乃
袖布利可伴之
久礼奈為乃
阿可毛須蘇毗伎)
余知古良等
手多豆佐波利提
阿蘇比家武
等伎能佐迦利乎
等々尾迦祢
周具斯野利都礼
美奈乃和多
迦具漏伎可美尓
伊都乃麻可
斯毛乃布利家武
久礼奈為能
(一云
尓能保奈須)
意母提乃宇倍尓
伊豆久由可
斯和何伎多利斯
(一云
都祢奈利之
恵麻比麻欲毗伎
散久伴奈能
宇都呂比<尓>家利
余乃奈可伴
可久乃未奈良之)
麻周羅遠乃
遠刀古佐備周等
都流伎多智
許志尓刀利波枳
佐都由美乎
多尓伎利物知提
阿迦胡麻尓
志都久良宇知意伎
波比能利提
阿蘇比阿留伎斯
余乃奈迦野
都祢尓阿利家留
遠等咩良何
佐那周伊多斗乎
意斯比良伎
伊多度利与利提
麻<多麻>提乃
多麻提佐斯迦閇
佐祢斯欲能
伊久陀母阿羅祢婆
多都可豆<恵>
許志尓多何祢提
可由既婆
比等尓伊等波延
可久由既婆
比等尓邇久<麻>延
意余斯遠波
迦久能尾奈良志
多麻枳<波>流
伊能知遠志家騰
世武周弊母奈新
よのなかの
すべなきものは
としつきは
ながるるごとし
とりつつき
おひくるものは
ももくさに
せめよりきたる
をとめらが
をとめさびすと
からたまを
たもとにまかし
(しろたへの
そでふりかはし
くれなゐの
あかもすそひき)
よちこらと
てたづさはりて
あそびけむ
ときのさかりを
とどみかね
すぐしやりつれ
みなのわた
かぐろきかみに
いつのまか
しものふりけむ
くれなゐの
(にのほなす)
おもてのうへに
いづくゆか
しわがきたりし
(つねなりし
ゑまひまよびき
さくはなの
うつろひにけり
よのなかは
かくのみならし)
ますらをの
をとこさびすと
つるぎたち
こしにとりはき
さつゆみを
たにぎりもちて
あかごまに
しつくらうちおき
はひのりて
あそびあるきし
よのなかや
つねにありける
をとめらが
さなすいたとを
おしひらき
いたどりよりて
またまでの
たまでさしかへ
さねしよの
いくだもあらねば
たつかづゑ
こしにたがねて
かゆけば
ひとにいとはえ
かくゆけば
ひとににくまえ
およしをは
かくのみならし
たまきはる
いのちをしけど
せむすべもなし
Как непрочен этот мир,
В нем надежды людям нет!
Так же, как плывут
Годы, месяцы и дни
Друг за другом вслед,
Все меняется кругом,
Принимая разный вид.
Множество вещей
Заполняют эту жизнь
И теснятся на бегу,
Чтобы вновь спешить вперед.
С женщин мы начнем.
Женщине привычно что? —
Жемчуг дорогой
Из чужих краев надеть,
Любоваться им,
Белотканым рукавом
Другу помахать в ответ
Или алый шлейф —
Платья красного подол,—
Идя, волочить
И с подругою своей,
Взявшись за руки,
Играть —
Вот он радостный расцвет
Жизни сил!
Но тот расцвет
Удержать нельзя.—
Все пройдет:
На прядь волос,
Черных раковин черней,
Скоро иней упадет,
И на свежесть
Алых щек
Быстро ляжет
Сеть морщин.
А теперь — мужчин возьмем.
Рыцарям привычно что?
Славный бранный меч
Крепко привязать к бедру,
Крепко в руки взять
Стрелы счастья,
Оседлать
Своего коня
И, красуясь так в седле,
Забавляясь, разъезжать.
Мир, в котором мы живем,
Разве прочен он?
Там, где сладко девы спят,
Рыцари, сойдя с коней,
Двери распахнут
И приблизятся
И рук яшмовых рукой
Чуть коснутся — и тотчас,
Обнимая юных дев,
Руки вмиг переплетут
И в объятьях
До зари
Будут вместе спать.
Но глянь!
Нет этих ночей:
Вот уж с посохом в руках,
Сгорбившись,
Они бредут,
И теперь — они
Презираемы людьми,
И теперь — они
Ненавидимы людьми.
В мире здесь конец таков
Яшмою сверкающей
Юной жизни
Жаль тебе,—
Но бессилен ты.
* “Жемчуг дорогой из чужих краев надеть…” — т. е. жемчуг (или яшму), привезенный из Китая или Кореи.

* “Белотканым рукавом другу помахать в ответ…” — см. п. 20.

* “…алый шлейф — платья красного подол…” — красный подол обычен для женской одежды тех времен. Заслуживает внимания тавтология эпитетов, характерная для народных песен.

* “…черных раковин черней…” — речь идет о раковинах мина, внутри совершенно черных.
烏玉之
吾黒髪尓
落名積
天之露霜
取者消乍
ぬばたまの
わがくろかみに
ふりなづむ
あめのつゆしも
とればけにつつ
К росе небесной, в иней превращенной,
Что, падая, лежит на волосах моих,
Таких же черных,
Словно ягоды у тута,
Лишь прикоснусь я — исчезает вмиг…

懐風藻 > 大學助教從五位下下毛野朝臣蟲麻呂 (Симоцукэно-но Мусимаро)
聖時逢七百
祚運啟一千
況乃梯山客
垂毛亦比肩
寒蟬鳴葉後
朔雁度雲前
獨有飛鸞曲
並入別離絃

Священное время да достигнет семи сотен!
Правления благополучие да продлится тысячелетие!
И вот сейчас гости далекие причалили,
Ниспадают волосы длинные, по самые плечи!
Осенние цикады кричат, в листве спрятавшись,
Дикие гуси возвращаются, меж облаками петляя.
Одиноко звучит лишь феникса песня
Под струны, настроенные на лад расставания.
65
くらべこし
ふりわけがみも
かたすぎぬ
きみならずして
たれかあぐべき
くらべこし
ふりわけがみも
かたすぎぬ
きみならずして
たれかあぐべき
Чем мерялись с тобою мы, —
волосы, в две струи ниспадавшие,
у меня уж ниже плеч.
И если, милый друг, не ты,
то кто ж их приласкает?

朝髪之
念乱而
如是許
名姉之戀曽
夢尓所見家留
あさかみの
おもひみだれて
かくばかり
なねがこふれぞ
いめにみえける
Как утром пряди разметавшихся волос,—
В смятенье думы нежные твои,
И, верно, оттого,
Что ты в такой тоске,
Тебя я видела сегодня в снах…
* В песне отражено народное поверье, см. п. 490.
未通女等之
放髪乎
木綿山
雲莫蒙
家當将見
をとめらが
はなりのかみを
ゆふのやま
くもなたなびき
いへのあたりみむ
Девы молодые
Из волос распущенных делают прически…
“Делают-прически” названа гора.
Облака, ее не закрывайте:
На места родные посмотреть хочу!
* Текст песни не совсем ясен. По старинному обычаю девушки до 15–16 лет носили распущенные волосы, а в 15–16 лет начинали делать прическу. Возможно, автор, глядя на гору Юу, вспоминает о юной возлюбленной, оставленной дома, так как юу значит “делать прическу”. В старину это могло носить характер определенного обряда, который, возможно, совершали у этой горы, почему она так и названа. В этом убеждают названия других гор, рек, местностей, которые хранят память об обычаях или событиях, связанных с ними. Горы в древности часто служили местом совершения различных обрядов.
むばたまの
わが黒髪は
白川の
みづはくむまで
なりにけるかな
むばたまの
わがくろかみは
しらかはの
みづはくむまで
なりにけるかな
С тутовыми ягодами схожие
Черные волосы мои ныне
Такими сделались,
Что из Белой реки Сирагава
Черпаю воду[344] —
344. Мубатама («тутовые ягоды») – макура-котоба к слову куро – «черный». Сиракава («Белая река») – название белой от пены реки в провинции Кумамото. Относительно выражения мидзу ва куму существуют различные объяснения, смысл этого выражения неясен, вероятно, оно обозначает что-то вроде «постаревший облик». Какэкотоба к этому выражению – мидзу-о куму – «набирать, черпать воду». Танка помещена также в Госэнсю, 17 [1219], с некоторыми изменениями.
小垣内之
麻矣引干
妹名根之
作服異六
白細乃
紐緒毛不解
一重結
帶矣三重結
<苦>伎尓
仕奉而
今谷裳
國尓退而
父妣毛
妻矣毛将見跡
思乍
徃祁牟君者
鳥鳴
東國能
恐耶
神之三坂尓
和霊乃
服寒等丹
烏玉乃
髪者乱而
邦問跡
國矣毛不告
家問跡
家矣毛不云
益荒夫乃
去能進尓
此間偃有
をかきつの
あさをひきほし
いもなねが
つくりきせけむ
しろたへの
ひもをもとかず
ひとへゆふ
おびをみへゆひ
くるしきに
つかへまつりて
いまだにも
くににまかりて
ちちははも
つまをもみむと
おもひつつ
ゆきけむきみは
とりがなく
あづまのくにの
かしこきや
かみのみさかに
にきたへの
ころもさむらに
ぬばたまの
かみはみだれて
くにとへど
くにをものらず
いへとへど
いへをもいはず
ますらをの
ゆきのまにまに
ここにこやせる
Верно, дома у тебя
Милая жена твоя
За забором коноплю
Дергала в саду своем
И сушила на земле…
И, сплетя, дала надеть
Белоснежный этот шнур,
Не развязан он тобой…
Пояс, что в один обхват,
В три обхвата у тебя
Здесь обвязан,—
Тяжела служба долгая была
Государю твоему.
Лишь теперь ты смог уйти,
В край отправиться родной.
Верно, ты в пути мечтал
Повидать отца и мать,
И любимую жену…
Здесь, в восточной стороне,
Где так много певчих птиц,
У заставы грозной ты,
Что Заставою богов называют,
Ты лежишь,
Будто холодно тебе,
В белотканом платье ты,
Ягод тутовых черней
Разметались по земле
Пряди черные волос…
Спросишь: “Где твой край родной?”
Ты его не назовешь.
Спросишь: “Где родимый дом?”
И о нем не скажешь ты.
Храбрым рыцарем
Вперед все стремился ты в пути,
И лежишь теперь один,
Распластавшись на земле…

葦屋之
菟名負處女之
八年兒之
片生之時従
小放尓
髪多久麻弖尓
並居
家尓毛不所見
虚木綿乃
牢而座在者
見而師香跡
<悒>憤時之
垣廬成
人之誂時
智<弩><壮>士
宇奈比<壮>士乃
廬八燎
須酒師競
相結婚
為家類時者
焼大刀乃
手頴押祢利
白檀弓
<靫>取負而
入水
火尓毛将入跡
立向
競時尓
吾妹子之
母尓語久
倭<文>手纒
賎吾之故
大夫之
荒争見者
雖生
應合有哉
<宍>串呂
黄泉尓将待跡
隠沼乃
下延置而
打歎
妹之去者
血沼<壮>士
其夜夢見
取次寸
追去祁礼婆
後有
菟原<壮>士伊
仰天
𠮧於良妣
ひ地
牙喫建怒而
如己男尓
負而者不有跡
懸佩之
小劔取佩
冬ふ蕷都良
尋去祁礼婆
親族共
射歸集
永代尓
標将為跡
遐代尓
語将継常
處女墓
中尓造置
<壮>士墓
此方彼方二
造置有
故縁聞而
雖不知
新喪之如毛
哭泣鶴鴨
あしのやの
うなひをとめの
やとせこの
かたおひのときゆ
をばなりに
かみたくまでに
ならびをる
いへにもみえず
うつゆふの
こもりてをれば
みてしかと
いぶせむときの
かきほなす
ひとのとふとき
ちぬをとこ
うなひをとこの
ふせやたき
すすしきほひ
あひよばひ
しけるときは
やきたちの
たかみおしねり
しらまゆみ
ゆきとりおひて
みづにいり
ひにもいらむと
たちむかひ
きほひしときに
わぎもこが
ははにかたらく
しつたまき
いやしきわがゆゑ
ますらをの
あらそふみれば
いけりとも
あふべくあれや
ししくしろ
よみにまたむと
こもりぬの
したはへおきて
うちなげき
いもがいぬれば
ちぬをとこ
そのよいめにみ
とりつづき
おひゆきければ
おくれたる
うなひをとこい
あめあふぎ
さけびおらび
つちをふみ
きかみたけびて
もころをに
まけてはあらじと
かけはきの
をだちとりはき
ところづら
とめゆきければ
うがらどち
いゆきつどひ
ながきよに
しるしにせむと
とほきよに
かたりつがむと
をとめはか
なかにつくりおき
をとこはか
このもかのもに
つくりおける
ゆゑよしききて
しらねども
にひものごとも
ねなきつるかも
Там, в краю Асиноя,
Где селенье Унаи,
Дева юная жила,
Это — дева Унаи.
С самых юных лет, когда
На две пряди волосы,
И до той поры, когда
Заплетают волосы,
Даже в близких к ней домах —
У соседей с двух сторон —
Никогда за эти годы
Не видал ее никто!
Словно в коконе она,
Словно куколка была,
Взаперти всегда жила,
Будто выглянуть боясь.
И полны по ней тоски,
На нее стремясь взглянуть,
Словно изгородью дом,
Окружали женихи!
Был герои там из Тину,
Был герой из Унаи…
От зажженного огня
Сажа в хижинах бывает!
Лучше б им не состязаться
Перед нею никогда!
Стали сватать —
И столкнулись
На пороге судьбы их:
Рукоять меча тотчас же
Каждый в руки жадно взял.
И надел колчан мгновенно…
Каждый в воду и огонь
За нее готов идти!
И когда в тех состязаньях
Друг для друга стал врагом,
Дева, горько опечалясь,
Матери сказала так:
“Из-за девушки не знатной,
А простой, такой, как я,
Что прядет простые нити
И не ведает шелков,
Если знатные герои
Вздумали себя губить,
Значит, мне не быть счастливой
С тем, кого хочу любить!
Жив ли будет он, не знаю,
Неизвестно это мне,
Лучше ждать его я буду
В лучшей, вечной стороне”.
И, храня на сердце тайну,
И не выдав ничего,
Молча плача и горюя,
Унаи ушла навек.
Только юноша Тину
Это все во сне увидел,
И, тая на сердце тайну,
Он ушел за нею вслед…
Тут герой из Унаи,
Что отстал теперь от них,
В небеса свой взор направил,
Словно там он их искал,
Громким криком закричал он,
Стиснув зубы, он упал,—
Гневный крик его раздался,
Словно он кому кричал:
“Нет, не дам, чтоб мой соперник
Победить меня сумел”.
И схватил он меч свой острый,
Что у пояса висел,
Обнажил его — и после
Не могли спасти героя
Травы токородзура!..
И на долгие года,
Чтобы память сохранилась,
И на вечные века,
Чтобы все передавали
Этот сказ из уст в уста,
В середине положили
Деву юную тогда,
А с боков — легли с ней рядом
Два героя-удальца:
Здесь нашли они покой.
Мы о тех делах слыхали,
Ну, а сами не видали,—
Только кажется порой,
Что при нас это случилось,
Слезы катятся рекой!..
* См. п. 1801, п. 3786. Эти песни записал Такахаси Мусимаро.
* Токородзура (Dioscorea Tokoro) — многолетнее лекарственное растение, растет в горных лугах.
白雪の
友にわか身は
ふりぬれと
心はきえぬ
物にそありける
しらゆきの
ともにわかみは
ふりぬれと
こころはきえぬ
ものにそありける
С каждым годом, увы,
все больше и больше старею,
снег виски убелил —
только сердце осталось прежним,
лишь оно, как снег, не растает!..

長からむ
心もしらず
黒髪の
みだれてけさは
物をこそ思へ
ながからむ
こころもしらず
くろかみの
みだれてけさは
ものをこそおもへ
Долго ли будешь
Мне верен, не ведаю я,
Но спутались пряди
Чёрных волос моих... Смута
Такая на сердце утром!
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 802 («Песни любви», книга третья).
凡者
誰将見鴨
黒玉乃
我玄髪乎
靡而将居
おほならば
たがみむとかも
ぬばたまの
わがくろかみを
なびけてをらむ
Если бы пренебрегала я тобой,
То кому б дала я любоваться мной,
По плечам до пола распустив
Пряди длинные моих волос,
Что, как тутовые ягоды, черны?..

夜干玉之
妹之黒髪
今夜毛加
吾無床尓
靡而宿良武
ぬばたまの
いもがくろかみ
こよひもか
あがなきとこに
なびけてぬらむ
Черные волосы милой моей,
Что черны, словно черные ягоды тута,
Неужели раскинуты будут на ложе ее,
Где не будет меня —
И сегодняшней ночью?

朝宿髪
吾者不梳

君之手枕
觸義之鬼尾
あさねがみ
われはけづらじ
うるはしき
きみがたまくら
ふれてしものを
Волос растрепанные
Утренние пряди
Я нынче гребешком не причешу,
Они ведь прикасались к изголовью
Возлюбленного друга моего…

黒髪
白髪左右跡
結大王
心一乎
今解目八方
くろかみの
しらかみまでと
むすびてし
こころひとつを
いまとかめやも
Нити сердца,
Что связали мы,
Чтоб любить с тобой до той поры,
Как покроет черный волос седина,
Разве могут нынче ослабеть?

夜干玉之
吾黒髪乎
引奴良思
乱而反
戀度鴨
ぬばたまの
わがくろかみを
ひきぬらし
みだれてさらに
こひわたるかも
Словно черные ягоды тута,
Пряди черных волос у меня
Распустились и спутались…
Спутались чувства и мысли —
Все сильнее тебя продолжаю любить.

夜干玉之
黒髪色天
長夜𠮧
手枕之上尓
妹待覧蚊
ぬばたまの
くろかみしきて
ながきよを
たまくらのうへに
いもまつらむか
Распустив по плечам пряди черных волос,
Что черны, словно черные ягоды тута,
Изголовье из рук своих сделав,
Наверно, любимая ждет
Долгой ночью, пока не покажется утро…

妹之髪
上小竹葉野之
放駒
蕩去家良思
不合思者
いもがかみ
あげたかはのの
はなれごま
あらびにけらし
あはなくおもへば
Там, где девы волосы зачесывают вверх…
В Агэтакубану кони молодые
На свободе бегают в полях…
Ты, наверно, сердцем больше не со мною,—
Не было давно желанных встреч…

待君<常>
庭耳居者
打靡
吾黒髪尓
<霜>曽置尓家留
きみまつと
にはのみをれば
うちなびく
わがくろかみに
しもぞおきにける
Когда в саду своем ждала,
Что ты придешь ко мне, любимый,
На пряди черные
Распущенных волос
Упал с небес холодный иней.

黒髮の
白くなり行く
身にしあれば
まづ初雪を
哀とぞ見る
くろかみの
しろくなりゆく
みにしあれば
まづはつゆきを
あはれとぞみる
Чёрные волосы
Уж белыми стали
У меня, и потому
Так грустно теперь
Смотреть на первый снег.
Примерный перевод

ふりそめて
友まつ雪は
うば玉の
わが黒髮の
變るなりけり
ふりそめて
ともまつゆきは
うばたまの
わがくろかみの
かはるなりけり
Выпал, всё окрасив,
Ожидающий друзей, снег...
Мои чёрные,
Ка ягоды тута, волосы
Изменили свой цвет.
Примерный перевод

黒髮の
色ふりかふる
白雪の
待出づる友は
疎くぞありける
くろかみの
いろふりかふる
しらゆきの
まちいづるともは
おろくぞありける


黒髮と
雪との中の
うきみれば
友鏡をも
つらしとぞおふも
くろかみと
ゆきとのなかの
うきみれば
ともかがみをも
つらしとぞおふも


たまくらの
うへにみたるる
あさねかみ
したにとけすと
人はしらしな
たまくらの
うへにみたるる
あさねかみ
したにとけすと
ひとはしらしな

По изголовью рук
Рассыпались
Утренние власы,
Не развязывай снизу,
Пусть люди не узнают

(Примерно)
あさねかみ
我はけつらし
うつくしき
人のた枕
ふれてしものを
あさねかみ
われはけつらし
うつくしき
ひとのたまくら
ふれてしものを


白髪為
子等母生名者
如是
将若異子等丹
所詈金目八
しろかみし
こらにおひなば
かくのごと
わかけむこらに
のらえかねめや
Ах, когда у вас, как у меня,
Чёрный волос сменит седина,
Тот, кто в эту пору будет молодой,
Станет и над вами издеваться,
Как теперь смеётесь надо мной.

垂乳めは
斯れとてしも
うば玉の
我黒髮を
なでずや有り劔
たらちめは
かかれとてしも
うはたまの
わがくろかみを
なてずやありけむ


老いぬとて
松はみどりぞ
まさりける
わが黒髪の
雪の寒さに
をいぬとて
まつはみどりぞ
まさりける
わがくろかみの
ゆきのさむさに
У сосен тех,
Что древними зовутся,
Цвет зелени стал будто гуще,
А волосы мои теперь белы как снег,
И холодом пронизывает сердце.

珠洲乃安麻能
於伎都美可未尓
伊和多利弖
可都伎等流登伊布
安波妣多麻
伊保知毛我母
波之吉餘之
都麻乃美許<登>能
許呂毛泥乃
和可礼之等吉欲
奴婆玉乃
夜床加多<左>里
安佐祢我美
可伎母氣頭良受
伊泥氐許之
月日余美都追
奈氣久良牟
心奈具佐<尓>
保登等藝須
伎奈久五月能
安夜女具佐
波奈多知<婆>奈尓
奴吉麻自倍
可頭良尓世餘等
都追美氐夜良牟
すすのあまの
おきつみかみに
いわたりて
かづきとるといふ
あはびたま
いほちもがも
はしきよし
つまのみことの
ころもでの
わかれしときよ
ぬばたまの
よとこかたさり
あさねがみ
かきもけづらず
いでてこし
つきひよみつつ
なげくらむ
こころなぐさに
ほととぎす
きなくさつきの
あやめぐさ
はなたちばなに
ぬきまじへ
かづらにせよと
つつみてやらむ
Ах, когда бы мне иметь
Белый жемчуг дорогой,
Что находят, говорят,
Рыбаки в стране Сусу
У владыки синих вод
На глубоком дне морском.
Божество — моя жена,
Что любима нежно мной,
С той поры, как я ушел
И покинул твой рукав,
Что служил подушкой мне,
Ягод тутовых черней
Черной ночью
Ты одна
Без меня на ложе спишь.
Пряди спутанных волос
Не расчешешь поутру,
Все, наверное, грустишь
И считаешь каждый раз
Снова месяцы и дни,
Что проводишь ты в тоске.
Чтоб тебя утешить, я
Белый жемчуг заверну
И пошлю его тебе,
Чтобы с ирисом могла,
С померанцевым цветком
Нанизать его на нить
В мае радостном, когда
Прилетит кукушка петь,
Чтобы ты сплела себе
Дивной красоты венок.
* Об обычае украшать себя венками см. п. 4035.
* Рыбаки из Сусу — возможно, моряки, кочевавшие изолированными группами, которые образовали хутора, сохранившиеся и теперь в уезде Фугэси провинции Ното. (К. Мор.).
奥の細道 > 平泉の章段 (Хираидзуми)
卯の花に
兼房みゆる
白毛かな
うのはなに
かねふさみゆる
しらがかな
Цветы унохана —
Будто пряди седые Канэфусы
Белеют в листве.
Канэфуса — Масао Дзюро Канэфуса, опекун супруги Минамото Ёсицунэ, сопровождал Ёсицунэ, когда тот, спасаясь от преследователей, вместе с семьей уходил на север. После того как Ёсицунэ покончил с собой, выполняя волю покойного, убил его жену и детей, после чего поджег дом, где они находились, и сгорел вместе с ним (см.: Сказание о Ёсицунэ / Пер. А. Стругацкого. М.: Худ. лит., 1984. С. 206).
年ふれば
我黒髮も
白川の
みづはぐむまで
老いにけるかな
としふれば
わかくろかみも
しらかはの
みづはぐむまて
をいにけるかな

С некоторыми изменениями включено в Ямато-моногатари, 126
枕草子 > 36. 七月ばかりいみじう暑ければ (В седьмом месяце года стоит невыносимая жара)
そとのかたに髪のうちたたなはりてゆるらかなるほど、ながさおしはかられたるに、またいづこよりにかあらむ、朝ぼらけのいみじう霧りたちたるに、二藍の指貫に、あるかなきかの色したる香染の狩衣、白き生絹にくれなゐのとほすにこそはあらめ、つややかなる、霧にいたうしめりたるをぬぎ、鬢のすこしふくだみたれば、烏帽子のおし入れたるけしきも、しどけなく見ゆ。

Пряди разметанных волос льются по полу волнами… С первого взгляда можно понять, какие они длинные. В предутреннем тумане мимо проходит мужчина, возвращаясь домой после любовной встречи. На нем шаровары из переливчатого пурпурно-лилового шелка, сверху наброшена «охотничья одежда», такая прозрачная, словно бы и нет ее. Под легким светлым платьем сквозят алые нижние одежды. Блестящие шелка смочены росой и обвисли в беспорядке. Волосы на висках растрепаны, и он глубже надвинул на лоб свою шапку цвета вороного крыла. Вид у него несколько подгулявший.



ももしきの
大宮人は
いとまあれや
桜かざして
今日もくらしつ
ももしきの
おほみやひとは
いとまあれや
さくらかざして
けふもくらしつ
Гляжу на придворных:
Знать, много досуга у них.
Забавляются,
Цветами вишни украшая
Волосы свои.
* Было принято, особенно на празднествах, украшать волосы и головные уборы цветами.

Манъёсю?
いなのみの
翁さびたる
鬢しろし
きみがちとせも
かねて知られて
いなのみの
おきなさびたる
びんしろし
きみがちとせも
かねてしられて

* 鬢 Волосы на висках

かみ?
朝寢髮
亂れて戀ぞ
志どろなる
逢ふよしもがな
元結にせむ
あさねかみ
みだれてこひぞ
しどろなる
あふよしもがな
もとゆひにせむ


ねや寒き
寐くたれ髮の
ながき夜に
涙の氷
むすぼゝれつゝ
ねやさむき
ねくたれかみの
ながきよに
なみだのこほり
むすぼゝれつつ


死者木苑
相不見在目
生而在者
白髪子等丹
不生在目八方
しなばこそ
あひみずあらめ
いきてあらば
しろかみこらに
おひずあらめやも
Если б рано умереть вам довелось,
С горем старости встречаться б не пришлось,
Но, когда еще придется в мире жить,
Знайте, и красавиц участь ждет одна:
Черный волос быстро сменит седина.

朝ね髮
誰が手枕に
たばつけて
けさは形見に
振越してみる
あしたねかみ
たがたまくらに
たばつけて
けさはかたみに
ふりこしてみる


ふりかくる
額の髮の
片みだれ
とくと頼むる
今日の暮かな
ふりかくる
ひたひのかみの
かたみだれ
とくとたのむる
けふのくれかな


くろかみに
しろかみましり
おふるまて
かかるこひには
いまたあはさるに
くろかみに
しろかみましり
おふるまて
かかるこひには
いまたあはさるに


夢かなほ
亂れそめにし
朝寢髮
又かきやらむ
末も知らねば
ゆめかなほ
みだれそめにし
あさねがみ
またかきやらむ
すゑもしらねば


そのかみは
いかに知りてか
恨けむ
憂きこそ長き
命なりけれ
そのかみは
いかにしりてか
うらみけむ
うきこそながき
いのちなりけれ


掻き亂す
寢くたれ髮の
眉墨も
うつりにけりな
小夜の手枕
かきみだす
ねくたれかみの
まゆすみも
うつりにけりな
さよのたまくら


手枕の
うつり香殘る
朝寐がみ
心みだるゝ
かたみなりけり
たまくらの
うつりかのこる
あさねがみ
こころみだるる
かたみなりけり


いざ櫻
かざしにさゝむ
烏羽玉の
わがくろがみの
霜かくるやと
いざさくら
かざしにささむ
うばたまの
わがくろがみの
しもかくるやと


たらちねは
かかれとてしも
むばたまの
わがくろかみを
なでずやありけむ
たらちねは
かかれとてしも
むばたまの
わがくろかみを
なでずやありけむ


道芝や
おどろの髮に
ならされて
移れる香こそ
くさ枕なれ
みちしばや
おどろのかみに
ならされて
うつれるかこそ
くさまくらなれ


思やれ
獨かきやる
黑髮の
とけてねられぬ
さよの手枕
おもひやれ
ひとりかきやる
くろかみの
とけてねられぬ
さよのたまくら