欲見
吾為君毛
不有尓
奈何可来計武
馬疲尓
みまくほり
わがするきみも
あらなくに
なにしかきけむ
うまつかるるに
Тебя, кого я так мечтала
Увидеть здесь, —
Ведь больше нет тебя!
О, для чего явилась я сюда?
Лишь только лошадей я загнала напрасно!
Включено в Какё Хёсики
馬莫疾
打莫行
氣並而
見弖毛和我歸
志賀尓安良七國
うまないたく
うちてなゆきそ
けならべて
みてもわがゆく
しがにあらなくに
Не погоняй коня,
Не надо так спешить,—
Ведь мы в Сига не сможем задержаться,
Чтоб день за днем здесь наслаждаться
Природы дивной красотой!

塩津山
打越去者
我乗有
馬曽爪突
家戀良霜
しほつやま
うちこえゆけば
あがのれる
うまぞつまづく
いへこふらしも
Когда дорогой горною в Сиоцу
Я проезжал спокойно на коне,
Мой конь
О камни вдруг споткнулся,—
Тоскуют, верно, дома обо мне!
* В песне отражено древнее народное поверье: если конь споткнулся по дороге, значит, дома тоскуют, думают о тебе.
右五首資人<余>明軍不勝犬馬之慕心中感緒作歌

Эти пять песен были сложены Кон Мёгуном, вестовым и телохранителем Табито, который тосковал о Табито, как верный конь и преданный пёс, и никак не мог победить тоску в своем сердце

狭穂河乃
小石踐渡
夜干玉之
黒馬之来夜者
年尓母有粳
さほがはの
こいしふみわたり
ぬばたまの
くろまくるよは
としにもあらぬか
О ночь, когда твой черный конь,
Чернее черных ягод тута,
Шагая по камням, минуя брод реки Сахо,
Сюда ко мне приходит…
Пускай бы эта ночь продлилась целый год!
* Отомо Саканоэ использовала здесь старинную песню, которая также включена в М. (см. п. 3313) (МС).
日雙斯
皇子命乃
馬副而
御猟立師斯
時者来向
ひなみしの
みこのみことの
うまなめて
みかりたたしし
ときはきむかふ
Наступило опять время царских забав:
Принц наследный светлейший Хинамиси
В этих полях,
В ряд построив коней,
Выезжал развлекаться охотой.

多都能馬母
伊麻勿愛弖之可
阿遠尓与志
奈良乃美夜古尓
由吉帝己牟丹米
たつのまも
いまもえてしか
あをによし
ならのみやこに
ゆきてこむため
Эх, коня бы сейчас,
Что подобен дракону,
Чтоб умчаться
В столицу прекрасную Нара,
Среди зелени дивной!
* “Эх, коня бы сейчас, что подобен дракону…” — образ из китайской книги церемоний династии Чжоу (1122—247 гг. до н. э.) “Чжоу-ли” (древнейшая часть четвертой книги пятикнижия), где конь выше 8 чи (чи—0,32 м) считался драконом (МС), т. е. это было обозначение для лучших скакунов.
多都乃麻乎
阿礼波毛等米牟
阿遠尓与志
奈良乃美夜古邇
許牟比等乃多仁
たつのまを
あれはもとめむ
あをによし
ならのみやこに
こむひとのたに
Скакуна, что подобен морскому дракону,
Я искать буду всюду,
Для того чтоб приехал
Ты скорее в столицу прекрасную Нара,
Среди зелени дивной!
* В песне иносказательно говорится, что друг хлопочет о разрешении вернуться в столицу Табито, сосланному на о-в Кюсю.
懐風藻 > 正三位式部卿藤原朝臣宇合 (Фудзивара-но Умакаи)
譬如下吳馬痩鹽,人尚無識。

Это подобно тому, как люди не замечали того, что исхудала лошадь из У, тащившая тележку с солью,
TODO:лошадь из У
比等母祢能
宇良夫禮遠留尓
多都多夜麻
美麻知可豆加婆
和周良志奈牟迦
ひともねの
うらぶれをるに
たつたやま
みまちかづかば
わすらしなむか
Вот люди близкие прощаются с тобою,
Печали и уныния полны,
Но лишь доедет конь
До Тацута-горы,
О них, наверно, ты забудешь!

霊剋
内限者
謂瞻州人<壽>一百二十年也
平氣久
安久母阿良牟遠
事母無
裳無母阿良牟遠
世間能
宇計久都良計久
伊等能伎提
痛伎瘡尓波
<鹹>塩遠
潅知布何其等久
益々母
重馬荷尓
表荷打等
伊布許等能其等
老尓弖阿留
我身上尓
病遠等
加弖阿礼婆
晝波母
歎加比久良志
夜波母
息豆伎阿可志
年長久
夜美志渡礼婆
月累
憂吟比
許等々々波
斯奈々等思騰
五月蝿奈周
佐和久兒等遠
宇都弖々波
死波不知
見乍阿礼婆
心波母延農
可尓<可>久尓
思和豆良比
祢能尾志奈可由
たまきはる
うちのかぎりは
たひらけく
やすくもあらむを
こともなく
もなくもあらむを
よのなかの
うけくつらけく
いとのきて
いたききずには
からしほを
そそくちふがごとく
ますますも
おもきうまにに
うはにうつと
いふことのごと
おいにてある
あがみのうへに
やまひをと
くはへてあれば
ひるはも
なげかひくらし
よるはも
いきづきあかし
としながく
やみしわたれば
つきかさね
うれへさまよひ
ことことは
しななとおもへど
さばへなす
さわくこどもを
うつてては
しにはしらず
みつつあれば
こころはもえぬ
かにかくに
おもひわづらひ
ねのみしなかゆ
Этой жизни краткий срок,
Что лишь яшмою блеснет,
Как хотелось бы прожить
Тихо и спокойно мне,
Как хотелось бы прожить
Мне без горя и беды.
Но в непрочном мире здесь
Горько и печально все,
А особенно тяжка
Наша доля, если вдруг,
Как в народе говорят,—
В рану, что и так болит,
Жгучую насыплют соль;
Или на тяжелый вьюк
Бедной лошади опять
И опять добавят груз.
Так в слабеющем моем теле
В старости еще
Вдруг добавился недуг.
Дни в страданьях я влачу
И вздыхаю по ночам.
Годы долгие подряд
Лишь в болезнях проводя,
Неустанно плачу я,
Проклиная жребий свой.
Думаю лишь об одном:
Как бы умереть скорей,
Но не знаю, как смогу
Я покинуть этот мир.
Разве брошу я детей,
Что вокруг меня шумят,
Будто мухи в майский день?
Стоит поглядеть на них —
И горит огнем душа.
В горьких думах и тоске
Только в голос плачу я!
* “В рану, что и так болит, жгучую насыпят соль, или на тяжелый вьюк бедной лошади опять и опять добавят груз” — здесь Окура использует народные поговорки — прием, характерный для его песен.
* В этой и сопутствующих ей шести песнях отражены характерные черты поэзии Окура: его думы о бедняках и сочувствие им, обращение к образам, взятым, с одной стороны, из народных песен, с другой, — навеянных буддизмом; здесь отражена его глубокая скорбь по поводу своей горькой участи и в то же время всегда присущий ему оптимизм, любовь к жизни, любовь к детям, желание долго, долго жить.
馬之歩
押止駐余
住吉之
岸乃黄土
尓保比而将去
うまのあゆみ
おさへとどめよ
すみのえの
きしのはにふに
にほひてゆかむ
Мы лошадей
Задержим, остановим
И красной глиной этих берегов
Страны прекрасной Суминоэ
Окрасим платье и уйдем!
“И в красной глине этих берегов окрасим платье и уйдем” — см. п. 932.
石上
振乃尊者
弱女乃
或尓縁而
馬自物
縄取附
肉自物
弓笶圍而

命恐
天離
夷部尓退
古衣
又打山従
還来奴香聞
いそのかみ
ふるのみことは
たわやめの
まどひによりて
うまじもの
なはとりつけ
ししじもの
ゆみやかくみて
おほきみの
みことかしこみ
あまざかる
ひなへにまかる
ふるころも
まつちのやまゆ
かへりこぬかも
О вельможа славный наш
Исоноками Фуру!
Слабой женщиной
Ты был очарован, искушен,
Оттого привязан ты,
Как веревкой бедный конь,
Как олень иль дикий вепрь,
Стрелами ты окружен,
С трепетом приказу вняв
Государя своего,
Удалился ты тогда
В отдаленье мест глухих,
Дальних, как небесный свод.
Платье постирав свое,
Колотушкою побив,
С гор далеких Мацути
Не вернешься ль ты домой?
* Песни посвящены придворному чиновнику Исоноками Отомаро или Исоноками Фуру (второе его имя связано с названием местности Фуру, где жил его род).
* В песне отражена печальная история Отомаро. За связь с женой Фудзивара Умакая (Кумэ-Вакамэ) он был сослан в провинцию Тоса, а его возлюбленная — в Симодзукэ. Но на следующий год она была помилована и возвращена в столицу. Он же был прощен позже и вернулся в столицу только через год.
* По поводу авторства песни есть разные мнения: одни считают, что она сочинена женой Отомаро, другие — что она сложена одним из его друзей, сочувствовавших ему в его несчастье; СН полагает, что песня сложена кем-то из народа, сочувствовавшим Отомаро.
* “Оттого привязан ты, как веревкой бедный конь, как олень или дикий вепрь, стрелами ты окружен” — здесь говорится о том, что он был отправлен связанным и под конвоем. Однако некоторые комментаторы сомневаются в первом и приписывают это шуму, который был поднят по поводу инцидента, отчего народная песня и получила такую широкую популярность в то время (СН).
* “Платье постирав свое, колотушкою побив” — по-видимому, иносказательно говорится об отбывании наказания, после чего можно будет вернуться домой.
八隅知之
吾大王乃
高敷為
日本國者
皇祖乃
神之御代自
敷座流
國尓之有者
阿礼将座
御子之嗣継
天下
所知座跡
八百萬
千年矣兼而
定家牟
平城京師者
炎乃
春尓之成者
春日山
御笠之野邊尓
櫻花
木晩牢
皃鳥者
間無數鳴
露霜乃
秋去来者
射駒山
飛火賀<㟴>丹
芽乃枝乎
石辛見散之
狭男<壮>鹿者
妻呼令動
山見者
山裳見皃石
里見者
里裳住吉
物負之
八十伴緒乃
打經而
思<煎>敷者
天地乃
依會限
萬世丹
榮将徃迹
思煎石
大宮尚矣
恃有之
名良乃京矣
新世乃
事尓之有者
皇之
引乃真尓真荷
春花乃
遷日易
村鳥乃
旦立徃者
刺竹之
大宮人能
踏平之
通之道者
馬裳不行
人裳徃莫者
荒尓異類香聞
やすみしし
わがおほきみの
たかしかす
やまとのくには
すめろきの
かみのみよより
しきませる
くににしあれば
あれまさむ
みこのつぎつぎ
あめのした
しらしまさむと
やほよろづ
ちとせをかねて
さだめけむ
ならのみやこは
かぎろひの
はるにしなれば
かすがやま
みかさののへに
さくらばな
このくれがくり
かほどりは
まなくしばなく
つゆしもの
あきさりくれば
いこまやま
とぶひがたけに
はぎのえを
しがらみちらし
さをしかは
つまよびとよむ
やまみれば
やまもみがほし
さとみれば
さともすみよし
もののふの
やそとものをの
うちはへて
おもへりしくは
あめつちの
よりあひのきはみ
よろづよに
さかえゆかむと
おもへりし
おほみやすらを
たのめりし
ならのみやこを
あらたよの
ことにしあれば
おほきみの
ひきのまにまに
はるはなの
うつろひかはり
むらとりの
あさだちゆけば
さすたけの
おほみやひとの
ふみならし
かよひしみちは
うまもゆかず
ひともゆかねば
あれにけるかも
О Ямато-сторона,
Где правление вершит
Мирно правящий страной
Наш великий государь!
Это дивная страна,
Правили которой здесь
Вечно, со времен богов,
Внуки славные небес.
О столица Нара, ты,
Что заложена была,
Для того чтобы всегда
Принцы здешней стороны,
Что рождались во дворце,
Правили б из века в век
Поднебесной в той стране
Тысячи спокойных лет,
Бесконечные века…
О столица Нара,
Где
Лишь наступят дни весны
В свете солнечных лучей,
Как на Касуга-горе,
На Микаса на полях,
Среди зарослей ветвей
Вишен прячутся цветы,
Птицы каодори там
Распевают без конца.
А лишь осень настает
С белым инеем, росой,
Как у склонов Икома,
У Тобухигаока,
Ветви хаги наклонив, осыпая лепестки,
Бродит по полям олень
И кричит, зовя жену…
Взглянешь ты на горы ввысь —
Любо взору твоему,
Взглянешь на селенье ты —
И в селе чудесно жить!
Множество придворных слуг
Славных воинских родов
Выстроили в ряд дома
И застроили село.
О дворец, что, думал я,
Будет вечно процветать —
До тех пор, пока здесь есть
Небо и земля,
О столица Нара, ты,
На которую всегда
Уповали всей душой,—
Оттого что наступил
В нашей жизни новый век,
Все покинули тебя
С государем во главе.
Как весенние цветы,
Быстро твой померкнул блеск.
И как стаи певчих птиц
Улетают поутру,
Сразу все отбыли прочь…
И на улицах твоих,
На дорогах, где, неся
За спиной своей колчан
И бамбук торчащих стрел,
Люди царского дворца
Проходили взад-вперед,
Даже конь не пробежит,
Не пройдет и человек,
Никого не видно там —
Опустело все вокруг!
* Птицы каодори — поют обычно особенно хорошо весной.
* “Неся за спиной своей колчан” — см. п. 955.
馬並而
三芳野河乎
欲見
打越来而曽
瀧尓遊鶴
うまなめて
みよしのがはを
みまくほり
うちこえきてぞ
たきにあそびつる
Коней построив в ряд,
Нам захотелось
Полюбоваться в Ёсину рекой,
И вот, минуя горы, мы явились
И посетили дивный водопад!

住吉之
名兒之濱邊尓
馬立而
玉拾之久
常不所忘
すみのえの
なごのはまへに
うまたてて
たまひりひしく
つねわすらえず
Никогда я не смогу забыть,
Как у берегов Наго,
В далеком Суминоэ,
Мы, коней своих остановив,
Драгоценный жемчуг собирали…
* Собирание жемчуга, вернее раковин-жемчужин, выброшенных волной на берег, одно из любимых развлечений в те времена. Жемчуг везли в дар императору, его собирали, чтобы привезти в подарок возлюбленной или жене.
妹門
出入乃河之
瀬速見
吾馬爪衝
家思良下
いもがかど
いでいりのかはの
せをはやみ
あがうまつまづく
いへもふらしも
В ворота любимой заходят — выходят…
“Заходят-выходят” зовется река,
И струи там быстры,
Поэтому конь мой споткнулся:
Наверное, дома тоскует она обо мне!
* В песне отражено народное поверье: если конь споткнется, значит дома по тебе тоскуют (норума-но цумадзуку-но ва ути-но моно-га котира-о омоу тамэ да — поговорка).
白栲尓
丹保布信土之
山川尓
吾馬難
家戀良下
しろたへに
にほふまつちの
やまがはに
あがうまなづむ
いへこふらしも
У горы Мацути, что сверкает
Ярко-белой тканью в вышине,
В реках горных
Конь совсем мой не шагает:
Верно, дома ты тоскуешь обо мне!

垣越
犬召越
鳥猟為公
青山
<葉>茂山邊
馬安<公>
かきごしに
いぬよびこして
とがりするきみ
あをやまの
しげきやまへに
うまやすめきみ
Кличешь ты теперь собак,
Скачущих через плетень,
И охотой занят, друг,
Где заросших гор простор.
Средь лазоревых тех гор,
Отдых дай коню, мой друг!
* Песня жены, обращенная к мужу, выехавшему летом на охоту за птицами тогари (СН). Некоторые комментаторы считают, что эта песня обращена к важному лицу, выехавшему на охоту (МС).
此岡
<草>苅小子
<勿>然苅
有乍
<公>来座
御馬草為
このをかに
くさかるわらは
なしかかりそね
ありつつも
きみがきまさむ
みまくさにせむ
Дети, вы, что косите траву
На холме зеленом около меня,
Не годится там ее срезать.
Пусть останется нескошенной она,—
Ведь сюда придет любимый мой ко мне,
Накормлю травой его коня.

奥の細道 > 那須野の章段 (Поле в Насу)
そこに野飼の馬あり。
そこに野飼のがいの馬あり。
По пути нам попались пасущиеся на лугу лошади.

奥の細道 > 那須野の章段 (Поле в Насу)
「いかゞすべきや。されども此野は縦横にわかれて、うゐうゐ敷旅人の道ふみたがえん、あやしう侍れば、此馬のとゞまる所にて馬を返し給へ」と、かし侍ぬ。
「いかゞすべきや。されどもこの縦横じゅうおうにわかれて、うゐうゐしき旅人たびびとの道ふみたがえん、あやしうはべれば、この馬のとゞまる所にて馬を返したまへ」と、かしはべりぬ。
«Не знаю, как и быть, - сказал он, - но боюсь, что не знакомым со здешними местами путникам недолго и заблудиться в этих бесконечных лугах. Возьмите же лошадь, а когда доедете до цели, отправьте ее назад»,- с этими словами он дал нам лошадь.

奥の細道 > 那須野の章段 (Поле в Насу)
ちいさき者ふたり、馬の跡したひてはしる。
ちいさき者ふたり、馬のあとしたひてはしる。
Двое ребятишек побежали за ней по пятам.

奥の細道 > 那須野の章段 (Поле в Насу)
頓て人里に至れば、あたひを鞍つぼに結付て、馬を返しぬ。
やが人里ひとざといたれば、あたひをくらつぼに結付むすびつけて、馬をかえしぬ。
Наконец мы добрались до человеческого жилья и, привязав мешочек с монетами к седлу, отправили лошадь обратно.

安見知之
和期大王波
見吉野乃
飽津之小野笶
野上者
跡見居置而
御山者
射目立渡
朝猟尓
十六履起之
夕狩尓
十里さ立
馬並而
御<猟>曽立為
春之茂野尓
やすみしし
わごおほきみは
みよしのの
あきづのをのの
ののへには
とみすゑおきて
みやまには
いめたてわたし
あさがりに
ししふみおこし
ゆふがりに
とりふみたて
うまなめて
みかりぞたたす
はるのしげのに
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
В дивной Ёсину-стране,
На просторах Акицу
Ставит на полях ловцов
Караулить след зверей.
А среди прекрасных гор
Им расставлены стрелки.
На охоте поутру —
Ловит вепрей он в горах,
На охоте ввечеру —
Он выслеживает птиц,
И, построив в ряд коней,
На охоту едет он
На весенние поля
В яркой зелени густой!
* Песня, сложенная Ямабэ Акахито
真葛延
春日之山者
打靡
春去徃跡
山上丹
霞田名引
高圓尓
鴬鳴沼
物部乃
八十友能<壮>者
折<木>四哭之
来継<比日
如>此續
常丹有脊者
友名目而
遊物尾
馬名目而
徃益里乎
待難丹
吾為春乎
决巻毛
綾尓恐
言巻毛
湯々敷有跡

兼而知者
千鳥鳴
其佐保川丹
石二生
菅根取而
之努布草
解除而益乎
徃水丹
潔而益乎
天皇之
御命恐
百礒城之
大宮人之
玉桙之
道毛不出
戀比日
まくずはふ
かすがのやまは
うちなびく
はるさりゆくと
やまのへに
かすみたなびく
たかまとに
うぐひすなきぬ
もののふの
やそとものをは
かりがねの
きつぐこのころ
かくつぎて
つねにありせば
ともなめて
あそばむものを
うまなめて
ゆかましさとを
まちかてに
わがせしはるを
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしくあらむと
あらかじめ
かねてしりせば
ちどりなく
そのさほがはに
いはにおふる
すがのねとりて
しのふくさ
はらへてましを
ゆくみづに
みそぎてましを
おほきみの
みことかしこみ
ももしきの
おほみやひとの
たまほこの
みちにもいでず
こふるこのころ
В зелени густых лиан
Склоны Касуга-горы…
И в туманах голубых
Лишь наступит там весна,
Над горою вдалеке
Дымка легкая встает,
Сразу песни запоет
В Такамато соловей.
Множество придворных слуг
Славных воинских родов,
Как мы ждем весенних дней
С нетерпеньем и тоской,
Ту желанную пору,
Когда день летит за днем,
Как за гусем дикий гусь
Вереницей в небесах!
Как мечтаем мы всегда,
Если б вечно было так:
Чтоб с толпой своих друзей
Веселиться и шуметь,
Чтоб, построив в ряд коней,
Мчаться вихрем по селу!
Даже говорить о том —
Страшно и подумать нам!
Если б знать нам наперед,
Если б раньше нам узнать,
У прозрачных вод Сахо,
Там, где плачут кулики,
Взяли б корни сугэ мы,
Что растут среди камней,
Травы синобугуса
Сняли б страшную вину!
Ах, в текущих струях вод
Очищенье от грехов
Мы бы приняли тогда!
Оттого, что страшен нам
Тот приказ, что отдал здесь
Наш великий государь,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги царские, теперь
Не выходят из дворца
На дорогу,
Что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем.
Взаперти они сидят
И тоскуют эти дни…
* Сугэ — некоторые считают, что это осока, другие полагают, что это растение из семейства лилий. В песнях глубокие крепкие корни сугэ служат образом глубокой сильной любви. Судя по этой песне, корни имели очистительное назначение и обладали магической силой (см. п. 564).
* Синобугуса — “трава забвения” — народное название; судя по песне, употреблялась для очищения от грехов (СН). В некоторых словарях указывается, что это папоротник Davallia bullata или Polypodiuin lincare, растущий на скалах, каменных стенах и т. п.
* “Ах, в текущих струях вод очищенье от грехов мы бы приняли тогда” — речь идет об обряде очищенья (мисоги) в водах реки.
大和の国なるける人のむすめ、いと清らにてありけるを、京より来たりける男のかいまみて見けるに、いとをかしげなりければ、盗みてかき抱きて馬にうちのせて逃げていにけり。

У одного человека, жившего в провинции Ямато, дочь была очень хороша собой, и вот однажды приехавший из столицы придворный кавалер увидел ее через щель ограды и был так поражен ее красотой, что похитил девушку, заключил ее в объятия, посадил на коня и бежал.

奥の細道 > 出羽越えの章段 (Переход в Дэва)
蚤虱
馬の尿する
枕もと
のみしらみ
うまのばりする
まくらもと
Блохи и вши.
Лошадь мочится прямо
У изголовья.

道のべの
木槿は馬に
くはれけり
みちのべの
むくげはうまに
くわれけり
Цветок мукугэ
У дороги лошадь сжевала
Мимоходом.

馬に寝て
残夢月遠し
茶のけぶり
うまにねて
ざんむつきとおし
ちゃのけぶり
Досыпали в седле
А очнулись - далекий месяц,
Дымки над домами...

馬をさえ
ながむる雪の
朝哉
うまをさえ
ながむるゆきの
あしたかな
Даже от лошади
Оторвать невозможно взгляда
Снежное утро.

馬並而
高山<部>乎
白妙丹
令艶色有者
梅花鴨
うまなめて
たかのやまへを
しろたへに
にほはしたるは
うめのはなかも
Вершины распростертых гор
Как будто белым полотном покрыли,
Иль, может быть,
Цветы расцветшей сливы
Их белизной заставили сверкать?

秋風
冷成<奴
馬>並而
去来於野行奈
芽子花見尓
あきかぜは
すずしくなりぬ
うまなめて
いざのにゆかな
はぎのはなみに
Осенний ветер
Стал теперь прохладен,
Построим в ряд коней,
Отправимся в поля
Полюбоваться на цветенье хаги.

妹許跡
馬鞍置而
射駒山
撃越来者
紅葉散筒
いもがりと
うまにくらおきて
いこまやま
うちこえくれば
もみちちりつつ
Когда собрался в путь к своей жене
И, лошадь оседлав, с трудом стал пробираться
По узким тропам
Через горы Икома,
У кленов алых стали листья осыпаться…

玉尅春
内乃大野尓
馬數而
朝布麻須等六
其草深野
たまきはる
うちのおほのに
うまなめて
あさふますらむ
そのくさふかの
На сверкающих яшмой широких полях Утину,
В ряд построив коней,
Выезжает охотиться он поутру,
И, наверное, кони безжалостно топчут
Эти густо заросшие свежей травою поля…

八隅知之
吾大王
高光
吾日乃皇子乃
馬並而
三猟立流
弱薦乎
猟路乃小野尓
十六社者
伊波比拝目
鶉己曽
伊波比廻礼
四時自物
伊波比拝
鶉成
伊波比毛等保理
恐等
仕奉而
久堅乃
天見如久
真十鏡
仰而雖見
春草之
益目頬四寸
吾於富吉美可聞
やすみしし
わがおほきみ
たかてらす
わがひのみこの
うまなめて
みかりたたせる
わかこもを
かりぢのをのに
ししこそば
いはひをろがめ
うづらこそ
いはひもとほれ
ししじもの
いはひをろがみ
うづらなす
いはひもとほり
かしこみと
つかへまつりて
ひさかたの
あめみるごとく
まそかがみ
あふぎてみれど
はるくさの
いやめづらしき
わがおほきみかも
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Ты, что озаряешь высь,
Солнца лучезарный сын!
Режут свежую траву
Здесь, в Каридзи, на полях,
И коней построив в ряд,
На охоту едешь ты.
А олени, чтя тебя,
Пред тобой простерлись ниц,
Даже птицы удзура
Ползают у ног твоих,
Словно те олени, мы,
Чтя тебя, простерлись ниц.
Словно птицы удзура,
Ползаем у ног твоих.
Трепеща перед тобой,
Служим преданно тебе.
Как глядят, поднявши взор,
На извечный свод небес,
Как взирают, глядя вверх
На святые зеркала,
Мы взираем на тебя.
Но ведь сколько ни гляди,
Как весенняя трава,
Все милее сердцу ты,
Наш великий государь!
* Четыре первые строки — постоянный зачин.
* Удзура — японский перепел, обычно прячется в траве и летает лишь ночью.
赤駒之
越馬柵乃
緘結師
妹情者
疑毛奈思
あかごまの
こゆるうませの
しめゆひし
いもがこころは
うたがひもなし
Как для коня гнедого делают ограду,
Чтобы её не смог он перейти,
Так мной оставлен на твоём пути
Запрета знак. И в чувствах девы милой
Не сомневаюсь я теперь!
* Запрета знак — см. п. 20, 151. Оставить запрета знак — здесь быть связанным любовной клятвой.
* В примечании к тексту сказано, что она сложена в подражание старинным песням. Однако, возможно, чтобы она соответствовала данному случаю, внесли поправки в старинную песню.
千鳥鳴
佐保乃河門之
清瀬乎
馬打和多思
何時将通
ちどりなく
さほのかはとの
きよきせを
うまうちわたし
いつかかよはむ
По чистой отмели
У переправы,
Проехав на коне через Сахо,
Где раздается пение тидори,
Когда достигну дома твоего?

馬雙而
今日吾見鶴
住吉之
岸之黄土
於万世見
うまなめて
けふわがみつる
すみのえの
きしのはにふを
よろづよにみむ
На глину желтую прекрасных берегов
Далекой бухты Суминоэ,
Куда с друзьями мы примчались на конях,
На глину желтую, что ныне я увидел,
Я любоваться буду тысячи веков!

住吉
波豆麻<公>之
馬乗衣
雜豆臈
漢女乎座而
縫衣叙
すみのえの
はづまのきみが
うまのりころも
さひづらふ
あやめをすゑて
ぬへるころもぞ
В Суминоэ хаги есть.
Цветом хаги красят здесь
Платья в пестрые цвета.
Пригласив китайских швей
С птичьим щебетом речей,
Платье сшила для тебя!
* В комментариях высказывается предположение (МС), что песня исполнялась при поднесении подарка. Обычай обмениваться одеждой носил как бы характер взаимной клятвы верности и любви, так как считалось, что в одежде остается часть души дарящего (см. п. 514, 636).
* “Пригласив китайских швей” — китаянки считались наиболее искусными швеями.
春草
馬咋山自
越来奈流
鴈使者
宿過奈利
はるくさを
うまくひやまゆ
こえくなる
かりのつかひは
やどりすぐなり
Там, где вешнюю траву
Кони щиплют на зеленых склонах,
Гору Кони-Щиплют миновав,
Дикий гусь-гонец, посланник дома,
Мимо кровли пролетел моей!
* Автор неизвестен.
* Гора Кони-Щиплют — см. Умакуияма.
* Дикий гусь — гонец (см. п. 1614).
馬屯而
打集越来
今日見鶴
芳野之川乎
何時将顧
うまなめて
うちむれこえき
けふみつる
よしののかはを
いつかへりみむ
Когда вернусь и вновь увижу
Прекраснейшую Ёсину- реку,
Что наконец увидел ныне,
Примчавшись на конях лихих,
Минуя горные вершины?

ふねをあがれば、馬にものらず、ほそはぎのちからをためさんと、かちよりぞゆく。
ふねをあがれば、馬にものらず、ほそはぎのちからをためさんと、かちよりぞゆく。
Поднявшись на берег, он не стал садиться на лошадь, а решил идти пешком, дабы это тонконогое существо могло сберечь силы.

野の駒、ところえがほにむれありく、またあはれなり。
野のこま、ところえがほにむれありく、またあはれなり。
Тут же на лугу с горделивым видом бродили пасущиеся лошади — и это тоже было прекрасно.

はなの秋
草に喰ひあく
野馬哉
はなのあき
くさにくいあく
のうまかな
Осеннее разноцветье.
Сытым коням не до трав
Порезвиться бы вволю.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 廿一 無慈心而馬負重駄以現得惡報緣 (Слово о наказании в этой жизни за безжалостное взваливание на лошадей непомерных тяжестей)
賣瓜竟者、即殺其馬。

Продав дыни, он убивал лошадь.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 廿一 無慈心而馬負重駄以現得惡報緣 (Слово о наказании в этой жизни за безжалостное взваливание на лошадей непомерных тяжестей)
過馬之力、而負重荷。

Он нагружал на лошадей непомерные тяжести.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 廿一 無慈心而馬負重駄以現得惡報緣 (Слово о наказании в этой жизни за безжалостное взваливание на лошадей непомерных тяжестей)
馬不得往時、瞋恚捶駈。

Когда лошадь не могла сдвинуться с места, он злобно хлестал ее, понуждая идти.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 廿一 無慈心而馬負重駄以現得惡報緣 (Слово о наказании в этой жизни за безжалостное взваливание на лошадей непомерных тяжестей)
負重荷勞之、兩目出淚。

У лошади, изможденной перевозкой тяжестей, из глаз текли слезы.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 廿一 無慈心而馬負重駄以現得惡報緣 (Слово о наказании в этой жизни за безжалостное взваливание на лошадей непомерных тяжестей)
如是殺之為多遍。

Так он убил много лошадей.

も路者
石踏山
無鴨
吾待公
馬爪盡
くるみちは
いはふむやまは
なくもがも
わがまつきみが
うまつまづくに
О, если б по пути, ведущему ко мне,
Здесь не было бы гор,
Где по камням шагают,
Конь милого, которого я жду,
В пути всё время будет спотыкаться.

山科
強田山
馬雖在
歩吾来
汝念不得
やましなの
こはたのやまを
うまはあれど
かちよりわがこし
なをおもひかねて
Хоть имею я коня, его не оседлав,
Я пешком из края в край прошел
Гору Ковата
В стране Ямасина —
До того замучила меня любовь.

味酒之
三毛侶乃山尓
立月之
見我欲君我
馬之<音>曽為
うまさけの
みもろのやまに
たつつきの
みがほしきみが
うまのおとぞする
Мне слышен топот твоего коня,
Любимый мой, которым любоваться
Хочу, как месяцем, что над горой встает
Над Миморо, где сладкое вино
Богам великим на алтарь приносят люди…
* В тексте прим.: “Выше приведены три песни”, т. е. эти песни связаны общим содержанием.
馬音之
跡杼登毛為者
松蔭尓
出曽見鶴
若君香跡
うまのおとの
とどともすれば
まつかげに
いでてぞみつる
けだしきみかと
Лишь раздался топот быстрого коня,
Как под сень сосны
Из дома вышла я.
И все думала, смотря вокруг,—
Может, это ты, мой милый друг?..

君戀
寝不宿朝明
誰乗流
馬足音
吾聞為
きみにこひ
いねぬあさけに
たがのれる
うまのあのおとぞ
われにきかする
Что это за топот быстрого коня,
Кто на нем проехал около меня
На рассвете,
В час, когда не спится мне,
И о милом я тоскую в тишине?

吾妹子
不相久
馬下乃
阿倍橘乃
蘿生左右
わぎもこに
あはずひさしも
うましもの
あへたちばなの
こけむすまでに
О, так давно мы не встречались
Наедине с возлюбленной моей,
Что на прекрасных померанцах
В Абэ
Зеленый мох покрыл стволы.

左桧隈
<桧隈>河尓
駐馬
馬尓水令飲
吾外将見
さひのくま
ひのくまかはに
うまとどめ
うまにみづかへ
われよそにみむ
Ах, в селении Хинокума,
Где течет Хинокума- река,
Ты коня останови,
Дай ему напиться из реки.
А я издали на вас взгляну!

於能礼故
所詈而居者
ゑ馬之
面高夫駄尓
乗而應来哉
おのれゆゑ
のらえてをれば
あをうまの
おもたかぶだに
のりてくべしや
Когда живу, покрытая позором
Из-за тебя,
Как можешь ты, скажи,
Хвастливо приезжать сюда ко мне
На светло-сером праздничном коне?
* Песня считается трудной для толкования. Автором её является принцесса, которая обращается в песне к принцу Такаясу.
百不足
山田道乎
浪雲乃
愛妻跡
不語
別之来者
速川之
徃<文>不知
衣袂笶
反裳不知
馬自物
立而爪衝
為須部乃
田付乎白粉
物部乃
八十乃心𠮧
天地二
念足橋
玉相者
君来益八跡
吾嗟
八尺之嗟
玉<桙>乃
道来人乃
立留
何常問者
答遣
田付乎不知
散釣相
君名日者
色出
人<可>知
足日木能
山従出
月待跡
人者云而
君待吾乎
ももたらず
やまたのみちを
なみくもの
うつくしづまと
かたらはず
わかれしくれば
はやかはの
ゆきもしらず
ころもでの
かへりもしらず
うまじもの
たちてつまづき
せむすべの
たづきをしらに
もののふの
やそのこころを
あめつちに
おもひたらはし
たまあはば
きみきますやと
わがなげく
やさかのなげき
たまほこの
みちくるひとの
たちとまり
いかにととはば
こたへやる
たづきをしらに
さにつらふ
きみがないはば
いろにいでて
ひとしりぬべみ
あしひきの
やまよりいづる
つきまつと
ひとにはいひて
きみまつわれを
Не дошло до ста…
На дороге в Ямата
С милою моей женой,
Что прекраснее была
Белых облаков,
Вставших легкою волной
В дальних небесах,
Мне расстаться довелось,
Не сказав ни слова ей…
Быстрых рек неведом путь,
Я не знал, идти ли мне?
И неведомо куда ветер рукава взметнет.
Я не знал, вернуться ль мне?
И как быстроногий конь,
Оступившись на бегу,
Я не ведал, как мне быть?
Я не знал, что делать мне?
Нету воинам числа,
Нет числа и думам тем,
Что терзают сердце нам,
Заполняя все кругом
На земле и в небесах…
Если бы душою мы
Были вместе, милый друг,
Верно, ты б пришел ко мне,
Думала, печалясь, я
И вздыхала глубоко…
И прохожие в пути,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем,
Предо мной остановясь,
Спрашивали:
“Что с тобой?”
Но молчала я в ответ,
Я не знала, что сказать…
Если имя назову я твое,
Любимый мой,
Что пригож и краснолиц,—
Выдаст краска на лице,
Смогут люди все узнать,
И сказала я в ответ:
“Жду луну, что здесь взойдет
Из-за распростертых гор”.
Так сказала людям я,
Я, что жду тебя, мой друг!
* Нагаута — в виде переклички мужской и женской стороны. Первая половина сложена от лица мужчины, расстающегося с возлюбленной, вторая — от лица женщины, ожидающей возлюбленного. Конец нагаута с незначительным изменением представлен в виде танка в М. в кн. XII п. 3002 (танка сложена от лица мужчины). По-видимому, это одна из древнейших форм нагаута, сохранившая перекличку женских и мужских сторон хороводов.
次嶺經
山背道乎
人都末乃
馬従行尓
己夫之
歩従行者
毎見
哭耳之所泣
曽許思尓
心之痛之
垂乳根乃
母之形見跡
吾持有
真十見鏡尓
蜻領巾
負並持而
馬替吾背
つぎねふ
やましろぢを
ひとづまの
うまよりゆくに
おのづまし
かちよりゆけば
みるごとに
ねのみしなかゆ
そこおもふに
こころしいたし
たらちねの
ははがかたみと
わがもてる
まそみかがみに
あきづひれ
おひなめもちて
うまかへわがせ
За горою, где гора,
На пути в Ямасиро,
У людей у всех мужья
Едут на коне,
Только мой
Пешком идет,
Потому-то каждый раз,
Как на это погляжу,
Только в голос плачу я!
А подумаю о том,
Сердце сразу заболит.
Зеркало светлей воды,
Что на память мне дала
Мать, вскормившая меня,
Словно крылья стрекозы
Из тончайшей ткани шарф —
Память матери моей —
Все возьми!
И обменяй
На коня,
Любимый мой!
* Старинные народные песни. Песня жены представлена нагаута и двумя каэси-ута, а ответ мужа — одной каэси-ута. Возможно, что это отдельные записи сохранившихся песен. Раз ответ мужа выражен каэси-ута, то, возможно, была и нагаута, но устная традиция ее не сохранила.
馬替者
妹歩行将有
縦恵八子
石者雖履
吾二行
うまかはば
いもかちならむ
よしゑやし
いしはふむとも
わはふたりゆかむ
Если я коня возьму,
Будешь ты идти пешком,
Ладно мне и так.
Пусть мне по камням шагать,
Лишь бы нам идти вдвоем!
* Старинные народные песни. Песня жены представлена нагаута и двумя каэси-ута, а ответ мужа — одной каэси-ута. Возможно, что это отдельные записи сохранившихся песен. Раз ответ мужа выражен каэси-ута, то, возможно, была и нагаута, но устная традиция ее не сохранила.
百小竹之
三野王
金厩
立而飼駒
角厩
立而飼駒
草社者
取而飼<曰戸>
水社者
挹而飼<曰戸>
何然
大分青馬之
鳴立鶴
ももしのの
みののおほきみ
にしのうまやに
たててかふこま
ひむがしのうまやに
たててかふこま
くさこそば
とりてかふといへ
みづこそば
くみてかふといへ
なにしかも
あしげのうまの
いなきたてつる
Много мелкого бамбука на полях Мину…
Кони, что содержит “принц полей” — Мину
В западной конюшне у себя,
Кони, что содержит принц Мину
В тех конюшнях, что в восточной стороне,
Хоть травою вдоволь кормят их,
Хоть водою вдоволь поят их,
Все равно они
Почему-то нынче громко,
Жалобно в своих конюшнях ржут.
Почему-то кони пегие его —
Словно лепестки цветов у тростника,
Что в два цвета расцветают на стеблях,
Почему-то кони пегие его
Нынче жалобно в конюшнях ржут?
* Плач о принце Мину — отец Татибана Мороз — известного поэта, которому приписывается наряду с Якамоти слава составления антологии “Манъёсю”, умер в 1-м г. Вадо (708). К этому году относят и эту песню.
衣袖
大分青馬之
嘶音
情有鳧
常従異鳴
ころもで
あしげのうまの
いなくこゑ
こころあれかも
つねゆけになく
Рукава одежды шелковой белы…
Как двухцветные цветы у тростника.
Бело-серый конь его сегодня ржет.
Может быть, есть сердце у него?
Нынче не такой он, как всегда…
* “Рукава одежды шелковой белы…” — зачин (мк) указывает, по-видимому, на траурные одежды.
* Бело-серый конь (асагэ но ума) — возможны разные толкования этого выражения: 1) “двухцветный, словно цветы тростника”, 2) “черный с белым конь”, 3) “серый конь” и др.; некоторые толкуют “аома” как “вороная лошадь”, но из комментария к одной из песен М. выясняется, что “аома” — это белая лошадь. В английском переводе (“The Manyoshu, One Thousand Poems”, Tokyo, 1940 г.) “серый конь”, но правильнее “бело-серый” или “белый”, так как макура-котоба “рукава одежд” постоянно сочетается с белым цветом, а в данной танка это имеет особое значение, так как цвет траурной одежды — белый и зачин, таким образом, раскрывает как бы ситуацию, в которой сложена песня.
須受我祢乃
波由馬宇馬夜能
都追美井乃
美都乎多麻倍奈
伊毛我多太手欲
すずがねの
はゆまうまやの
つつみゐの
みづをたまへな
いもがただてよ
Из колодца у плотины той,
Где стоянка скакунов лихих
С бубенцами,
Эх, воды бы выпить мне
Из пригоршни девы молодой!
* Мабути считает, что это песня юноши, сложенная при виде женщины, которая черпала воду из колодца. ОС полагает, что речь идет о легендарной красавице, жившей возле колодца, и, возможно, эта песня была сочинена на пиру, происходившем около него.
* “Где стоянка скакунов лихих с бубенцами…” — по объяснению ОС, речь идет о почтовых лошадях (хаюма). В старину по казенному маршруту были установлены дворы, при которых были конюшни с казенными лошадьми, к сбруе которых подвешивали бубенцы. По-видимому, бубенцы были непременным атрибутом этих лошадей, так как стали постоянным эпитетом (мк) к слову хаюма (измененное хаюума) “быстрая лошадь”. Так как лошади использовались для срочных казенных поручений, то выбирались резвые в беге лошади, почему мы и переводим хаюма — скакуны. ОС указывает, что в старину много было легенд о красавицах, в том числе и легенда о красавице, жившей у этой стоянки и черпавшей воду из колодца. Возможно, в этой песне таким образом отражен широко известный в свое время фольклорный мотив, но память о нем не сохранила подробностей.
法師等之
鬚乃剃杭
馬繋
痛勿引曽
僧半甘
ほふしらが
ひげのそりくひ
うまつなぎ
いたくなひきそ
ほふしはなかむ
Вместо леса пышной бороды
У монахов лишь пеньки одни торчат.
Можешь привязать к пенькам коня,
Да не дергай сильно впопыхах:
Заревет от боли наш монах.
* В старину брились только монахи. Волосы, которые отрастали неровными пучками после бритья, сравниваются здесь с кольями, пнями. Песня высмеивает монахов, которые в силу религиозных требований подвергаются обряду бритья.
忍照八
難波乃小江尓
廬作
難麻理弖居
葦河尓乎
王召跡
何為牟尓
吾乎召良米夜
明久
<吾>知事乎
歌人跡
和乎召良米夜
笛吹跡
和乎召良米夜
琴引跡
和乎召良米夜
彼<此>毛
<命>受牟跡
今日々々跡
飛鳥尓到
雖<置>
<々>勿尓到雖不策
都久怒尓到

中門由
参納来弖
命受例婆
馬尓己曽
布毛太志可久物
牛尓己曽
鼻縄波久例
足引乃
此片山乃
毛武尓礼乎
五百枝波伎垂
天光夜
日乃異尓干
佐比豆留夜
辛碓尓舂
庭立
<手>碓子尓舂
忍光八
難波乃小江乃
始垂乎
辛久垂来弖
陶人乃
所作龜乎
今日徃
明日取持来
吾目良尓
塩柒給
<腊>賞毛
<腊賞毛>
おしてるや
なにはのをえに
いほつくり
なまりてをる
あしがにを
おほきみめすと
なにせむに
わをめすらめや
あきらけく
わがしることを
うたひとと
わをめすらめや
ふえふきと
わをめすらめや
ことひきと
わをめすらめや
かもかくも
みことうけむと
けふけふと
あすかにいたり
おくとも
おくなにいたり
つかねども
つくのにいたり
ひむがしの
なかのみかどゆ
まゐりきて
みことうくれば
うまにこそ
ふもだしかくもの
うしにこそ
はなづなはくれ
あしひきの
このかたやまの
もむにれを
いほえはきたり
あまてるや
ひのけにほし
さひづるや
からうすにつき
にはにたつ
てうすにつき
おしてるや
なにはのをえの
はつたりを
からくたりきて
すゑひとの
つくれるかめを
けふゆきて
あすとりもちき
わがめらに
しほぬりたまひ
きたひはやすも
きたひはやすも
В бухте Нанива,
Озаренной блеском волн,
Выстроив шалаш,
Жил, скрываясь от людей,
В тростниках зеленых краб.
И когда призвал его
Наш великий государь,
То подумал он: “Зачем
Государь зовет меня?
Хорошо известно мне:
Ни на что не годен я.
Вряд ли он зовет меня,
Чтоб на флейте я играл,
Вряд ли он зовет меня,
Чтоб на кото я играл,
Как бы ни было, но все ж
Я его приказ приму.
Нынче, нынче — говорят,—
Смотришь: завтра настает…
В местность “Завтра” я пришел.
Отправляться будешь в путь —
Ничего не оставляй…
Я в “Не оставляй” пришел.
Хоть и к месту не прибыл,
До полей “Прибыл” дошел.
Выйдя из ворот дворца
Серединных,
Что стоят,
Повернувшись на восток,
Вновь приказ я получил
Государя моего.
Коли лошадь—
Так узду надевают на нее,
Коли бык —
Веревку вмиг возле носа закрепят,
А меня всего скрутив,
Целый день сушили там
На сверкавшем в небесах
Солнце
Рядышком с корой,
Что содрали в тот же миг
Слуги с множества ветвей
Диких вязов, что растут
Там средь распростертых гор.
И в ступе китайской вмиг
Растолкли потом меня,
А в ступе другой, большой,
Размололи в порошок.
И из бухты Нанива,
Озаренной блеском волн,
Свежую, что горше всех,
Соль морскую принесли.
После глиняный горшок,
Что гончар там мастерит,
Нынче выйдя поутру,
Притащили для меня.
И, глаза мои теперь
Горькой солью засолив,
Будут есть, меня хваля,
Будут есть, меня хваля…
[Песня краба]
* Кото — музыкальный инструмент, см. п. 3849.
馬並氐
伊射宇知由可奈
思夫多尓能
伎欲吉伊蘇<未>尓
与須流奈弥見尓
うまなめて
いざうちゆかな
しぶたにの
きよきいそみに
よするなみみに
Постройте в ряд коней,
И ну теперь за мной,
Чтобы в долинах Сибутани
Полюбоваться светлою волной,
Что на скалистый берег набегает!

安麻射加流
比奈乎佐米尓等
大王能
麻氣乃麻尓末尓
出而許之
和礼乎於久流登
青丹余之
奈良夜麻須疑氐
泉河
伎欲吉可波良尓
馬駐
和可礼之時尓
好去而
安礼可敝里許牟
平久
伊波比氐待登
可多良比氐
許之比乃伎波美
多麻保許能
道乎多騰保美
山河能
敝奈里氐安礼婆
孤悲之家口
氣奈我枳物能乎
見麻久保里
念間尓
多麻豆左能
使乃家礼婆
宇礼之美登
安我麻知刀敷尓
於餘豆礼能
多<波>許登等可毛
<波>之伎余思
奈弟乃美許等
奈尓之加母
時之<波>安良牟乎
<波>太須酒吉
穂出秋乃
芽子花
尓保敝流屋戸乎
(言斯人為性好愛花草花樹而多<植>於寝院之庭
故謂之花薫庭也)
安佐尓波尓
伊泥多知奈良之
暮庭尓
敷美多比良氣受
佐保能宇知乃
里乎徃過
安之比紀乃
山能許奴礼尓
白雲尓
多知多奈妣久等
安礼尓都氣都流
(佐保山火葬
故謂之佐保乃宇知乃佐<刀>乎由吉須疑)
あまざかる
ひなをさめにと
おほきみの
まけのまにまに
いでてこし
われをおくると
あをによし
ならやますぎて
いづみがは
きよきかはらに
うまとどめ
わかれしときに
まさきくて
あれかへりこむ
たひらけく
いはひてまてと
かたらひて
こしひのきはみ
たまほこの
みちをたどほみ
やまかはの
へなりてあれば
こひしけく
けながきものを
みまくほり
おもふあひだに
たまづさの
つかひのければ
うれしみと
あがまちとふに
およづれの
たはこととかも
はしきよし
なおとのみこと
なにしかも
ときしはあらむを
はだすすき
ほにいづるあきの
はぎのはな
にほへるやどを
あさにはに
いでたちならし
ゆふにはに
ふみたひらげず
さほのうちの
さとをゆきすぎ
あしひきの
やまのこぬれに
しらくもに
たちたなびくと
あれにつげつる
さほのうちの
さとをゆきすぎ
В дальней, как небесный свод,
В стороне глухой велел
Управлять страною мне
Наш великий государь.
И, приказу покорясь,
Сразу тронулся я в путь.
Ты сопровождал меня.
Горы Нара миновав
В дивной зелени листвы,
Я остановил коня
В поле, возле чистых вод
Быстрой Идзуми-реки,
И простились мы с тобой.
На прощанье я сказал,
Пусть счастливым будет путь —
И вернусь я вновь домой.
Ты спокойно ожидай
Этот день, молясь богам.
С той поры
Далек был путь,
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Горы, реки пролегли
Между нами,
Милый брат.
Долги очень были дни,
Проведенные в тоске.
И в тот час, когда мечтал
О свидании с тобой,
С веткой яшмовой гонец
Вдруг пришел, и думал я:
Может, радость мне принес?
Но когда спросил его,
Ожиданием томясь,—
То не ложь или обман?
Что сказал он мне в ответ?
Почему случилось так,—
Ведь еще не вышел срок?..
“Осенью, когда камыш
Пышным колосом цветет,
Рано поутру
Из дому, где аромат
Слышен хаги,
Никогда
Он не выйдет больше в сад,
Божество — родной твой брат.
Он не будет там стоять,
Любоваться на цветы.
Вечерами не пойдет
Он бродить по саду вновь,
Он покинул то село
И теперь уже в Сахо
Белым облаком он встал
Между распростертых гор
И исчез среди ветвей
Меж верхушками вдали…”
Вот что передал гонец.
18-й год [Тэмпё (746)]. Осень, 25-й день 9-й луны
Отомо Якамоти
* С веткой яшмовой гонец — см. п. 2548.
* Хаги — см. 1538.
* “Белым облаком он встал…” — говорится о погребальном обряде сожжения.
可多於毛比遠
宇万尓布都麻尓
於保世母天
故事部尓夜良波
比登加多波牟可母
かたおもひを
うまにふつまに
おほせもて
こしへにやらば
ひとかたはむかも
Когда б своей любви тяжелой бремя
К тебе в Коси послать могла,
Взвалив на лошадь,
Крепкую бы лошадь,
И пусть бы этот груз украли у меня.
* Любовная переписка Отомо Саканоэ и Отомо Якамоти толкуется по-разному: 1. Преувеличенное выражение чувств в песнях и письмах было в обычаях того времени. В качестве примера указывается на переписку друзей — Табито и Мансэя, носящую порой характер любовных посланий. 2. Отомо Саканоэ писала от лица дочери, не обладавшей поэтическим даром, а Якамоти, посылая письма жене, адресовал их ее матери, у которой она жила, когда Якамоти был в отъезде. Первое, судя по письмам и песням, помещенным в М., характерно для нравов и обычаев того времени. Но в данном случае второе объяснение очень убедительно, так как дочь знаменитой поэтессы не владела ее искусством и, кроме того, имеющиеся в М. песни Якамоти, сложенные по просьбе жены от ее лица и посылаемые ее матери, дают основание думать, что с такой же просьбой она обращалась раньше к матери при переписке с женихом, а затем мужем.
安志比奇<乃>
山坂<超>而
去更
年緒奈我久
科坂在
故志尓之須米婆
大王之
敷座國者
京師乎母
此間毛於夜自等
心尓波
念毛能可良
語左氣
見左久流人眼
乏等
於毛比志繁
曽己由恵尓
情奈具也等
秋附婆
芽子開尓保布
石瀬野尓
馬太伎由吉氐
乎知許知尓
鳥布美立
白塗之
小鈴毛由良尓
安波勢也<理>
布里左氣見都追
伊伎騰保流
許己呂能宇知乎
思延
宇礼之備奈我良
枕附
都麻屋之内尓
鳥座由比
須恵弖曽我飼
真白部乃多可
あしひきの
やまさかこえて
ゆきかはる
としのをながく
しなざかる
こしにしすめば
おほきみの
しきますくには
みやこをも
ここもおやじと
こころには
おもふものから
かたりさけ
みさくるひとめ
ともしみと
おもひししげし
そこゆゑに
こころなぐやと
あきづけば
はぎさきにほふ
いはせのに
うまだきゆきて
をちこちに
とりふみたて
しらぬりの
をすずもゆらに
あはせやり
ふりさけみつつ
いきどほる
こころのうちを
おもひのべ
うれしびながら
まくらづく
つまやのうちに
とぐらゆひ
すゑてぞわがかふ
ましらふのたか
Перешел заставы я
Многих распростертых гор
И живу теперь в Коси,
Дальней от столичных мест.
Нить сменяющихся лет
Долго тянется в глуши.
И хоть думаю порой
В глубине своей души,
Что в стране, где правишь ты,
Наш великий государь,
Будь в столице или здесь —
Все едино,
Но тоска
Велика средь здешних мест.
Мало глаз людских вокруг,
Мало встретишь здесь людей,
Не с кем мне поговорить,
Чтобы отогнать печаль,
Не с кем повидаться мне,
Чтобы разогнать тоску,
И поэтому,
Стремясь
Сердце бедное свое
Хоть слегка развеселить,—
Только осень настает
На полях Ивасэну,
Где сверкают, расцветя,
Хаги первые цветы,—
За узду веду коня,
Там и тут, топча траву,
Разгоняю всюду птиц,
И на соколе звенят
Нежным звоном бубенцы
Из литого серебра…
Посылаю я его
Вслед за птицей,
И смотрю, и любуюсь,
Глядя ввысь,
И в тоскующем моем сердце
Разогнав печаль,
В спальню радостно иду,
В изголовий своем
Клетку делаю ему,
И сажаю в клетку я,
Посадив, кормлю его,
Соколенка моего.
* В старину при дворе часто занимались соколиной охотой. Ей посвящен ряд песен, в частности несколько песен есть у поэта Отомо Якамоти.
* Хаги — см. п. 1538.
之夫多尓乎
指而吾行
此濱尓
月夜安伎氐牟
馬之末時停息
しぶたにを
さしてわがゆく
このはまに
つくよあきてむ
うましましとめ
В селенье Сибутани еду я,
Домой ведёт теперь моя дорога,
Хочу луной на этом берегу
Налюбоваться я.
О конь, постой немного!

伊波世野尓
秋芽子之努藝
馬並
始鷹猟太尓
不為哉将別
いはせのに
あきはぎしのぎ
うまなめて
はつとがりだに
せずやわかれむ
Ужели осенью в полях Ивасэну
Мне не раздвинуть больше ветви хаги
И не построим больше в ряд коней.
Ужель расстанусь я, не выйдя даже
С тобой на первую охоту, милый друг?

水鳥乃
可毛<能>羽能伊呂乃
青馬乎
家布美流比等波
可藝利奈之等伊布
みづとりの
かものはのいろの
あをうまを
けふみるひとは
かぎりなしといふ
Тот человек, что увидит сегодня
Коня голубого,
Как крылья у птиц водяных —
У селезней диких,—
Говорят, будет счастлив безмерно.
Песня Отомо Якамоти
* По записям в книгах известно, что в свое время считалось, что тот, кто увидит голубого коня 7 января, в течение всего года не будет знать ничего плохого и будет счастлив (потому что конь — солнечное животное, голубой цвет — цвет весны). В этой песне говорится о голубом коне, впоследствии же, после периода Хэйан, 7 января устраивался церемониал с участием императора в честь белого коня. Дело в том, что в глубокую старину белого коня, отливавшего голубизной, называли голубым конем (так как голубой цвет — цвет весны). По сути же, речь шла о белом коне. Но в силу обычая даже позже, в записях об этом празднестве, “белый конь”, написанный иероглифами, еще долго читался и произносился “аомума” — “голубой конь” (иероглифы — “голубой конь” встречаются последний раз в “Энгисики”).
日本霊異記 > 卷中 > 卷中 卅四 孤孃女憑敬觀音銅像示奇表得現報緣 (Слово о том, как сирота почитала бронзовую статую Каннон, и об удивительном воздаянии в этой жизни)
聖武天皇御世、父母命終、奴婢逃散、馬牛死亡。

Во время правления государя Сё:му родители умерли, рабы разбежались, лошади и коровы сдохли.

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 卌一 女人大蛇所婚賴藥力得全命緣 (Слово о женщине, которая с помощью снадобий спасла себя и сумела избежать брака со змеем)
或生蛇馬牛犬鳥等、

и перерождается в змее, лошади, корове, собаке или птице.

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 卌二 極窮女憑敬千手觀音像願福分以得大富緣 (Слово о нищенке, разбогатевшей благодаря почитанию тысячерукой Каннон)
腳染馬屎。

Ноги [сестры] были испачканы конским навозом.

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 卌二 極窮女憑敬千手觀音像願福分以得大富緣 (Слово о нищенке, разбогатевшей благодаря почитанию тысячерукой Каннон)
如常買花香油、擎往千手前而見、其足著之馬屎。

Купив, по обычаю своему, цветов, благовоний и масла для светильников, она совершила приношения Тысячерукой и тут увидела, что ноги ее - в конском навозе.

とをつらの
馬ならねども
君乗れば
車もまとに
見ゆるものかな
とをつらの
うまならねども
きみのれば
くるまもまとに
みゆるものかな


常盤井相国、出仕し給ひけるに、勅書を持ちたる北面あひ奉りて、馬よりおりたりけるを、相国、後に、

Прибыв ко двору, первый министр Токиваи был встречен стражником, державшим в руках высочайшее послание. При виде вельможи стражник сошел с коня. После этого первый министр велел уволить стражника, заявив:

「北面なにがしは、勅書を持ちながら下馬し侍りし者なり。かほどの者、いかでか君につかまつり候ふべき。」と申されければ、北面を放たれにけり。

«Такой-то страж северной стены императорского дворца есть тот самый человек, который спешился, имея на руках высочайшее послание. Как же может подобный человек всеподданнейше служить государю?!»

勅書を馬の上から捧げて見せ奉るべし、おるべからずとぞ。

Высочайшее послание следует и вышестоящим показывать, сидя верхом. Спешиваться недопустимо.

高野の証空上人、京へのぼりけるに、細道にて、馬に乗りたる女の行きあひたりけるが、口ひける男、あしくひきて、聖の馬を堀へ落としてけり。

Когда святейший Сёку из Коя направлялся однажды в столицу, то на узкой тропинке он повстречал женщину, ехавшую верхом на коне. Служка, что вел под уздцы её коня, по оплошности столкнул лошадь старца в канаву.

養ひ飼ふものには、馬、牛。

Лошадей и быков следует держать в хозяйстве.

笈の小文 > 高野より和歌の浦 (Из Такано к бухте Вака)
跪はやぶれて西行にひとしく、天龍の渡しをおもひ、馬をかる時は、いきまきし聖の事心に浮ぶ。
きびすはやぶれて西行にひとしく、天龍てんりゆうの渡しをおもひ、馬をかる時は、いきまきしひじりの事心に浮ぶ。
Ступни мои были стерты до крови, я невольно вспомнил о переправе Сайгё через реку Тэнрю и подумал, что, наверное, мало чем от него отличаюсь, когда же пошел нанимать лошадь, мне на память пришел давний случай с разгневанным отшельником.
* ...невольно вспомнил о переправе Сайгё через реку Тэнрю... — согласно легенде, когда однажды Сайгё подошел к переправе через реку Тэнрю, паромщик, опасаясь, что лодка перевернется, ибо желающих переправиться через реку было слишком много, ударил его хлыстом и сбросил на берег, однако избитый до крови и выпачкавшийся в грязи Сайге ничуть не рассердился, заявив, что так и должен выглядеть человек, вставший на путь служения Будде.
* ...давний случай с разгневанным отшельником — в дане 106 «Записок от скуки» («Цурэдзурэгуса») Кэнко-хоси (XIV в.) приводится случай с преподобным Сёку из монастыря Коя. Однажды, направляясь в столицу, Сёку встретился на узкой горной тропе с ехавшей на лошади женщиной. Слуги этой женщины сбросили лошадь Сёку в канаву, и тот, разгневавшись, стал браниться, но потом устыдился и пожалел о словах, сорвавшихся с его уст. См. рус. пер.: Кэнко-Хоси. Записки от скуки / Пер. В. И. Горегляда. М.: Наука, 1970. С. 93.
「馬ごとにこはきものなり。人の力争ふべからずと知るべし。

– Надо понять, что всякий конь силен и что силой человеку с ним не справиться.

乗るべき馬をば、まづよく見て、強き所、弱き所を知るべし。

Если вы намерены объездить коня, то прежде всего вам следует хорошенько присмотреться к нему и узнать его сильные и слабые стороны.

次に、轡、鞍の具に危き事やあると見て、心にかかる事あらば、その馬を馳すべからず。

Далее: если, после того как вы проверили, нет ли какой опасности в удилах и сбруе, у вас остаются сомнения, — вы не должны скакать на том коне.

里人之
吾丹告樂
<汝>戀
愛妻者
黄葉之
散乱有
神名火之
此山邊柄
(或本云
彼山邊)
烏玉之
黒馬尓乗而
河瀬乎
七湍渡而
裏觸而
妻者會登
人曽告鶴
さとびとの
あれにつぐらく
ながこふる
うつくしづまは
もみちばの
ちりまがひたる
かむなびの
このやまへから
(そのやまへ)
ぬばたまの
くろまにのりて
かはのせを
ななせわたりて
うらぶれて
つまはあひきと
ひとぞつげつる
Люди из села
Мне передавали так:
“Милый твой супруг,
О котором ты грустишь,
Ехал на своём коне,
Ягод тутовых черней,
Из ущелий горных скал
Каминаби,
Где лежит
В беспорядке на земле
Клёна алая листва…
Много отмелей речных,
Дальних отмелей речных
Перейти ему пришлось,
Был в печали он большой,
Встретясь с нами на пути”, —
Вот что люди из села
Передали мне.
* Плач жены об умершем муже (К. Маб.). Песня рассказывает о погребальной процессии.
川瀬之
石迹渡
野干玉之
黒馬之来夜者
常二有沼鴨
かはのせの
いしふみわたり
ぬばたまの
くろまくるよは
つねにあらぬかも
Если б только эта ночь,
Ночь, когда явился ты, по камням проехав вброд
На коне на вороном, ягод тутовых черней,
Если б только эта ночь
Вечно длиться бы могла!
* Похожи на песни свадебного цикла, когда во время сватовства происходит обмен песнями между женихом и невестой. Возможно также, что обмен песнями происходил во время брачных игр, когда водили хороводы и они распевались мужской и женской стороной по типу: “А мы просо сеяли”.
* Кроме того, судя по другим песням М., в древности был обычай похищать невест. На это, возможно, и намекает песня 3312:
* “Коли встану, подымусь, все увидит мать, коли выйду и пойду — будет знать отец… И никак не быть тому, что задумал ты в мечтах, милый, тайный мой супруг”.
* Песня 3313 использована поэтессой Отомо Саканоэ (см. её песню 525). Мы объясняем это не изжитой в ранней литературной поэзии народно-песенной традицией.
敷稻穀於深泥、涉人馬於自然。

Колосья лежали над глубокой грязью, и люди и лошади могли проходить по полям.

子春丸忽食駿馬之宍、未知彼死。

Кохарумару уже съел мясо жеребца, но ещё не знал, что умрёт от этого.
В Китае считалось, что конина, в особенности печень лошади, ядовита, а противоядием является вино. Люйши чуньцю. Указ. соч., С. 143.
疲馬舔薄雪而越堺、飢從含寒而憂上。

Уставшие кони лизали снег и, наконец, пересекли границу провинции. Его голодающие слуги терпели холодный ветер и, горюя, шли дальше.
* Непонятно, какая провинция имеется в виду: либо провинция Синано, которую Садамори смог покинуть, избежав дальнейших столкновений с Масакадо, либо провинция Ямасиро, в которой находилась столица Хэйан — цель пути Садамори.
即自相模歸本邑之後、未休馬蹄、以天慶三年正月中旬、為討遺敵等、帶五千之兵發向於常陸國也。

Он вернулся из [провинции] Сагами в свой лагерь и, не давая отдыху лошадям, в середине 1 месяца 3 года Тэнгё (940) с пятью тысячами воинов направился в провинцию Хитати, чтобы уничтожить оставшихся врагов.

所謂新皇、折馬口於後、牽楯本於前。

Синно повернул лошадь вспять, а щит выставил вперед.

山しなの
こはたの里に
馬はあれと
かちよりそくる
君を思へは
やましなの
こはたのさとに
うまはあれと
かちよりそくる
きみをおもへは


宇佐可河<泊>
和多流瀬於保美
許乃安我馬乃
安我枳乃美豆尓
伎<奴>々礼尓家里
うさかがは
わたるせおほみ
このあがまの
あがきのみづに
きぬぬれにけり
Оттого что на реке Усака
Много всюду было переправ,
От воды, что брызжет на меня
Каждый раз из-под копыт коня,
Мое платье вымокло насквозь.

君が手を
かれ行く秋の
末にしも
野飼に放つ
馬ぞかなしき
きみがてを
かれゆくあきの
すゑにしも
のかひにはなつ
うまぞかなしき


廿五日徃布勢水海道中馬上口号二首

Две песни, исполненные верхом на лошади по дороге к озеру Фусэ

波萬部余里
和我宇知由可波
宇美邊欲<里>
牟可倍母許奴可
安麻能都里夫祢
はまへより
わがうちゆかば
うみへより
むかへもこぬか
あまのつりぶね
Когда бы я от этих берегов
Поехал бы к тебе, коня пришпорив,
С морских долин не повернул бы ты сюда
Навстречу мне,
Рыбачий челн?..

都祢<乃>孤悲
伊麻太夜麻奴尓
美夜古欲<里>
宇麻尓古非許婆
尓奈比安倍牟可母
つねのこひ
いまだやまぬに
みやこより
うまにこひこば
になひあへむかも
Любовь моя, что постоянно длится,
Еще не видит своего конца,
И если б ты прислала из столицы
Свой груз на лошади,
Нести не смог бы я.

日本霊異記 > 卷下 > 卷下 廿六 強非理以徵債取多倍而現得惡死報緣 (Слово о наказании мучительной смертью в этой жизни за безжалостное взимание долгов с великой для себя выгодой)
「債物不償、作馬牛償云云。」

“Кто не платит долгов, станет лошадью или коровой”.

日本霊異記 > 卷下 > 卷下 廿六 強非理以徵債取多倍而現得惡死報緣 (Слово о наказании мучительной смертью в этой жизни за безжалостное взимание долгов с великой для себя выгодой)
唯雖負物、而徵非分、返作馬牛、更役償人。

Но дающий в долг не должен безжалостно требовать его возврата, иначе он родится лошадью или коровой и бывший должник станет погонять его.

阿志加良能
美佐可多麻波理
可閇理美須
阿例波久江由久
阿良志乎母
多志夜波婆可流
不破乃世伎
久江弖和波由久
牟麻能都米
都久志能佐伎尓
知麻利為弖
阿例波伊波々牟
母呂々々波
佐祁久等麻乎須
可閇利久麻弖尓
あしがらの
みさかたまはり
かへりみず
あれはくえゆく
あらしをも
たしやはばかる
ふはのせき
くえてわはゆく
むまのつめ
つくしのさきに
ちまりゐて
あれはいははむ
もろもろは
さけくとまをす
かへりくまでに
В Асигара-стороне
Кручи гор я обхожу,
Прохожу, иду вперед,
Не оглядываюсь я.
И заставу прохожу —
Знаменитую Фува,
Где боятся путь держать
Даже смельчаки,
И до самых крайних мест,
Где копытом ступит конь,—
Я в Цукуси доберусь
И, оставшись, вознесу
Жаркую мольбу богам —
Чтобы все, кого люблю,
Жили дома без беды
До тех пор, пока назад
Не вернусь к себе домой!

久敝胡之尓
武藝波武古宇馬能
波都々々尓
安比見之兒良之
安夜尓可奈思母
くへごしに
むぎはむこうまの
はつはつに
あひみしこらし
あやにかなしも
Как через ограду иль плетень
На полях пшеницу щиплет жеребец,
Лишь слегка, слегка.
Еле-еле видел я тебя,
А ведь как ты сердцу дорога теперь!

比呂波之乎
宇馬古思我祢弖
己許呂能未
伊母我理夜里弖
和波己許尓思天
ひろはしを
うまこしがねて
こころのみ
いもがりやりて
わはここにして
Через мост, изогнутый дугой,
Очень трудно перейти коню,
Только сердце шлю
Жене своей,
Сам же я живу, тоскуя, здесь!

馬、車もたてあへず、人もせきあへず、拝みののしり、かくするほどに、五六日あるに、右大臣殿、心得ずおぼし給ひける間、まことの仏の、世の末に出で給ふべきにあらず、我、行きて試みんとおぼして、日の装束うるはしくて、びりやうの車に乗りて、御前多く具して集まりつどひたる者どものけさせて、車かけはづして、榻を立てて、梢を、目もたたかず、あからめもせずして、まもりて、一時ばかりあはするに、この仏しばしこそ、花も降らせ、光をもはなち給ひけれ、あまりにもあまりにもまもられて、しわびて、大きなるくそ鳶の羽折れたる、土に落ちて、まどひふためくを、童部どもよりて、うち殺してけり。



歌経標式 > 和歌三種體 (Три формы вака)
牛馬犬鼠䓁一處如相㑹無有雅意故云雜會

馬は

Кони:

むまごまうけてよろこびける人のもとへいひつかはしける



片御手者、繋御馬之鞍、片御足、蹈入其御鐙而、歌曰、

И вот, взявшись рукой за седло своего коня, ноту занеся в стремя, сложил:

乃、放牛息馬、愷悌歸於華夏、卷旌戢戈、儛詠停於都邑。
すなはち、放牛ほうぎう、うしをはなち息馬うまをやすめ愷悌やすきさま華夏みやこかへり、旗を巻きほこをさめ、舞詠まひうたよみみやこむらやすむ。

Тогда отпущены были быки, и кони отведены на отдых, и с победными кликами вернулся он в "Цветущее Лето"; свернуты были знамена и отставлены метательные копья, и с пляской и пением пребывал он в столице.
* Цветущее лето — метафорическое обозначение столицы.
住みなるゝ
都の月の
さやけきに
なにか鞍馬の
山は戀しき
すみなるる
みやこのつきの
さやけきに
なにか鞍うまの
やまはこひしき


むまこにおくれ侍りて

中務
むまこにおくれ侍りて

中務
Накацукаса

としよりが伊勢へまかることありてくだりけるとき人々うまのはなむけし侍りける時よめる

參議師頼

Когда Тосиёри отправлялся в Исэ и собирался уезжать из столицы, и когда его провожало много людей, сложил

Мороёри
Ума-но ханамукэ — магический ритуал для успешного путешествия. Тодо
続日本紀 > 卷第一 (Свиток 1)
戊午。奉馬于芳野水分峯神。祈雨也。

29-й день. Для испрашивания дождя богу Ёсино-но Микумари-но Минэ-но Ками преподнесен конь.
60. Жертвоприношения (быки и лошади) для испрашивания дождя и его прекращения практиковались в древней Японии, чему имеются письменные («НС») и археологические подтверждения (см. Канэко Хироюки. Хэйдзё:кё:-но сэйсин сэйкацу. — «Кадокава», 1997, сс. 57-86). В ритуале могли использоваться и их глиняные субституты. В данном случае речь, по-видимому, идет о живом коне. Для испрашивания дождя использовался черный конь, для его прекращения — белый. Святилище указанного божества находилось в уезде Ёсино провинции Ямато.
続日本紀 > 卷第一 (Свиток 1)
丙辰。奉馬于諸社祈雨也。

28-й день. Для испрашивания дождя всем святилищам преподнесены кони.

続日本紀 > 卷第一 (Свиток 1)
丙寅、令諸國定牧地、放牛馬。

17-й день. Во всех провинциях учреждены пастбища для выпаса коров и лошадей.
157. Государственные пастбища были впервые учреждены в правление Тэнти (7-7-0, 668). Их основной задачей было выращивание лошадей для военных нужд (ввиду опасения нападения со стороны Силла и Китая). Согласно «Рицурё:», пастбища находились во многих провинциях (ими управляло Военное министерство). С IX в. система государственных пастбищ постепенно приходит в упадок (связано как с общим упадком государства Рицурё:, так и с отсутствием военной угрозы). Вместо них учреждаются пастбища в провинциях Каи, Мусаси, Синано, Ко:дзукэ, которые ежегодно поставляли 240 лошадей для нужд двора. Выращивание коров на государственных и частных пастбищах полностью прекращается с конца периода Хэйан. Ввиду ограниченности территории более эффективным с точки зрения хозяйствования было признано растениеводство (это касается как государственного, так и частного уровня).
人の馬のはなむけに

貫之

Цураюки

竹馬を
杖にも今日は
たのむかな
わらは遊びを
おもひいでつつ
たけうまを
つえにもけふは
たのむかな
わらはあそびを
おもひいでつつ


いたきかな
菖蒲かぶりの
茅卷馬は
うなゐわらはの
しわざと覺えて
いたきかな
あやめかぶりの
ちまきうまは
うなゐわらはの
しわざとおぼえて


武者のかぎり群れて死出の山こゆらむ。山だちと申すおそれはあらじかしと、この世ならば頼もしくもや。宇治のいくさかとよ、馬いかだとかやにてわたりたりけりと聞こえしこと思ひいでられて



しづむなる
死出の山がは
みなぎりて
馬筏もや
かなはざるらむ
しづむなる
しいでのやまがは
みなぎりて
うまいかだもや
かなはざるらむ


今昔物語集 > 巻1 > 巻1第3話 悉達太子在城受楽語 第三 (1–3. Рассказ о том, как царевич Сиддхартха жил в городе и получал всё для радости)
太子、此れを見給て、馬に乗て、宮に返給ぬ。

Царевич, увидев это, сел на коня и вернулся во дворец.

今昔物語集 > 巻1 > 巻1第4話 悉達太子出城入山語 第四 (1–4. Рассказ о том, как царевич Сиддхартха покинул город и ушёл в горы.)
暫く有て、涙を流して申さく、「我れ、太子の御心に違はじと思ふ。又、大王の勅命を背かじと怖る。又、只今遊に出給ふべき時に非ず。又、怨敵を降伏し給ふべき日に非ず。何ぞ、後夜の中に馬を召ぞや。何の所へ行むと思食ぞ」と。

Потом залился слезами и говорит:
– Я не хочу мешать замыслу царевича. Но и царского приказа ослушаться боюсь. Да и не время сейчас ехать на прогулку. И не тот нынче день, когда надо ударить по врагу. Зачем же ты поздней ночью требуешь коня? Куда ты задумал ехать?

今昔物語集 > 巻1 > 巻1第4話 悉達太子出城入山語 第四 (1–4. Рассказ о том, как царевич Сиддхартха покинул город и ушёл в горы.)
再三拒み申すと云へども、遂に馬を牽て来ぬ。

Дважды и трижды он упрашивал, но в конце концов вывел коня.

今昔物語集 > 巻1 > 巻1第4話 悉達太子出城入山語 第四 (1–4. Рассказ о том, как царевич Сиддхартха покинул город и ушёл в горы.)
此の犍陟は太子の御馬也。

Этот Кантхака – конь царевича,

今昔物語集 > 巻1 > 巻1第4話 悉達太子出城入山語 第四 (1–4. Рассказ о том, как царевич Сиддхартха покинул город и ушёл в горы.)
馬の駿き事と、金翅鳥の如し。

Конь скачет – точно летит златокрылая птица-гаруда,
* «Златокрылыми птицами» 金翅鳥 , Кондзитё:, называются гаруды, один из восьми небесных народов (см. рассказ 1–2).
敦敏が身まかりにけるをまだきかであづまより馬を送りて侍りければ

左大臣

Когда скончался Ацутоси, а ему, не зная о том, прислали из Восточного края коня

Левый министр
Санэёри