昔、武蔵なるをとこ、京なる女のもとに、「きこゆれば、はづかし。きこえねば、くるし」とかきて、うはがきに、「むさしあぶみ」とかきて、おこせてのち、おともせずなりにければ、京より女、

В давние времена кавалер, бывший в Мусаси, даме, жившей в столице, так написал: "Сказать тебе — стыжусь, а не сказать - мне неприятно"[1], и на конверте сделав лишь пометку "стремена Мусаси"[2], — так ей и послал, и вслед за этим вестей не подавал, отчего дама из столицы:
1. Согласно обычному толкованию этого эпизода, кавалер этот успел в провинции Мусаси обзавестись новой любовью, но, не придавая ей значения, продолжал хранить память об оставшейся в Киото возлюбленной. Своими словами он хочет сказать: "Сознаться в измене тебе - мне стыдно; ничего тебе не говорить - как-то неприятно: ведь мы привыкли все говорить друг другу".
2. На конверте следовало бы обозначить, от кого посылается письмо и откуда; он же ставит вместо всего этого слова "стремена Мусаси", имея в виду при этом двойную цель: указать на свое местопребывание - провинцию Мусаси, называя тот предмет, изделием которого эта провинция славилась и который она будто бы поставляла в виде дани императорскому двору; с другой же стороны, намекнуть на то, что, несмотря на свою измену, он продолжает в сущности быть ей преданным и верным и что она может в этом отношении так же спокойно полагаться на него, как спокойно доверяет себя всадник искусно изготовленным стременам Мусаси.
むさしあぶみ
さすがにかけて
たのむには
とはぬもつらし
とふもうるさし
むさしあぶみ
さすがにかけて
たのむには
とはぬもつらし
とふもうるさし
Тебе я доверялась
так, как тем
стременам Мусаси .
Не подаешь вестей ты — горько,
весть пришлешь — ужасно!

とへばいふ
とはねばうらむ
むさしあぶみ
かかるをりにや
人はしぬらん
とへばいふ
とはねばうらむ
むさしあぶみ
かかるをりにや
人はしぬらん
Скажу тебе — не хорошо,
не скажу — укоры...
Мусаси стремена.
Не в таких ли случаях и смерть
уделом людей станет?
Слова "Мусаси стремена" здесь никакого особенного значения для смысла стихотворения не имеют. Кавалер лишь вновь повторяет тот образ, на котором были основаны и его приписка на конверте, и стихи дамы.
むかし、をとこ有りけり。人のむすめをぬすみて、むさしのへゐてゆくほどに、ぬす人なりければ、くにのかみにからめられにけり。女をばくさむらのなかにおきて、にげにけり。みちくるひと、「この野はぬす人あなり」とて、火つけむとす。女、わびて、

В давние времена жил кавалер. Похитив дочь одного человека, он убежал с ней на поля Мусаси и на пути — ведь был он похититель — правителем провинции был схвачен. Даму скрыв в густых кустах, он сам сначала было убежал. Дама же, слыша, как по дороге шедшие: "Здесь в поле похититель" — траву поджечь собрались, в отчаянии сложила:
* Эпизод упоминается в Окагами, монах-император Ёдзэй (А.С.)
むさしのは
けふはなやきそ
わかくさの
つまもこもれり
われもこもれり
むさしのは
けふはなやきそ
わかくさの
つまもこもれり
われもこもれり
О, поля Мусаси!
Вы сегодня
не горите.
И молодой супруг мой скрыт здесь,
здесь и я скрываюсь...
* Похожая танка есть в Кокинсю, 17, только с заменой названия поля с Мусаси на Касуга.
むかし、をとこ、武蔵のくにまでまどひありきけり。さて、そのくににある女をよばひけり。ちちはこと人にあはせむといひけるを、ははなんあてなる人に心つけたりける。ちちはなほびとにて、ははなんふぢはらなりける。さてなん、あてなる人にと思ひける。このむこがねによみておこせたりける。すむ所なむ、いるまのこほり、みよしののさとなりける。

В давние времена кавалер, скитаясь, дошел до провинции Мусаси. И вот он стал искать руки одной дамы, жившей там. Отец ее другому хотел отдать, но мать — той сердце лежало на стороне человека благородного. Отец — простой был человек, но мать — та была Фудзивара[1]. Поэтому-то и хотела она отдать за благородного.
И вот она, жениху желанному сложив стихи послала; а место, где жили они, был округ Ирума, селение Миёсино.
1. Фудзивара - знатнейшая фамилия той эпохи, представляющая древнейшую родовую аристократию страны.
その山は、ここにたとへば、ひえの山をはたちばかりかさねあげたらんほどして、なりはしほじりのやうになんありける。

猶ゆきゆきて、武蔵のくにとしもつふさのくにとの中に、いとおほきなる河あり。それをすみだ河といふ。その河のほとりにむれゐて、おもひやれば、「かぎりなくとほくもきにけるかな」とわびあへるに、わたしもり、「はやふねにのれ。日もくれぬ」といふに、のりてわたらんとするに、みな人、物わびしくて、京に思ふ人なきにしもあらず。さるをりしも、しろきとりの、はしとあしとあかき、しぎのおほきさなる、みづのうへにあそびつつ、いををくふ。京には見えぬとりなれば、みな人、見しらず。わたしもりにとひければ、「これなん宮こどり」といふを、きゝて、

Эта гора, если сравнить ее с тем, что в столице будет,- как если б гору Хиэ раз двадцать поставить самое на себя; а формою своей она напоминала соли кучи на берегу морском.
И опять они шли, шли, и вот, промеж двух провинций: Мусаси и Симоса — была река очень большая. Называют ее река Сумида. На берегу ее они столпились и, размышляя: "Ах, как далеко зашли мы", отчаянию предались, но перевозчик закричал: "Скорей caдись в лодку. Уж темнеет..." и, усевшись, стали переезжать. В унынии все, ведь не было ни одного из них, у кого б не оставалась в столице та, кого любил он. И вот в это время белые птицы с клювом и ножками красными, величиной с бекаса, носились над водой и рыбу ловили. В столице таких птиц было не видно, и никто из них не знал их. Спросили перевозчика. — "Да, это же "птица столицы"[1], - ответил тот, и, слыша это, кавалер сложил:
1. "Птица столицы" - миякодори, - так именовали на Востоке этих птиц.
むさしのゝ心なるべし。

Смысл здесь, по-видимому, тот же, что и в стихотворении: "На равнине Мусаси".
Замечание это, по всей вероятности, вставка позднейшего комментатора. В нем приведенное выше стихотворение ставится в связь с известным стихотворением:
Из-за фиалки,
только одной лишь —
на поле Мусаси
все травы
кажутся дивными мне.
Это стихотворение по своему содержанию тождественно с предыдущим.
あはれてふ
人もあるべく
むさし野の
草とだにこそ
生ふべかりけれ
あはれてふ
ひともあるべく
むさしのの
くさとだにこそ
おふべかりけれ
«Как жаль его», – и то, верно, сказали бы
Люди обо мне,
Будь я хотя бы травой,
На равнине Мусаси
Растущей[96].
96. Танка приводится в Сёкугосэнсю, 13, и в сборнике Канэхирагосю, где авторство приписывается Гэму-но мёбу, пославшей эту танка императору Уда. В тексте имеются небольшие отличия. Комментаторы полагают, что основой для создания танка послужило стихотворение из Кокинсю, 17.
といへりけるは、武蔵守のむすめになむありける。

так он сказал, а дело шло о дочери правителя Мусаси.

さればその武蔵なむ、後は返りごとはして、いひつきにける。

Впоследствии от этой дамы из Мусаси он получил ответ, и обменялись они клятвами.

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 第三 惡逆子愛妻將殺母謀現報被惡死緣 (Слово о наказании мучительной смертью в этой жизни злого сына, который из любви к жене задумал убить свою мать)
吉志火麻呂者、武藏國多麻郡鴨里人也。

Коси-но О:маро был родом из деревни Кама, что в уезде Тама провинции Мусаси.
吉志-Коси
火麻呂-О:маро
武藏國-провинция Мусаси
多麻郡-уезд Тама
鴨里-деревня Кама (?)
見武蔵小埼沼鴨作歌一首

Песня, сложенная при виде утки над болотом Одзаки в провинции Мусаси

旅の初め武蔵野を出る時、野ざらしとなる覚悟を心におもひて旅立ければ、
旅の初め武蔵野むさしのいづる時、野ざらしとなる覚悟を心におもひて旅立たびだちければ、
Когда-то, выходя из Мусаси, я думал о том, что, может быть, кости мои останутся лежать в открытом поле, вспомнив об этом теперь я сказал:

藤原のこれをかかむさしのすけにまかりける時に、おくりにあふさかをこゆとてよみける

つらゆき
藤原のこれをかかむさしのすけにまかりける時に、おくりにあふさかをこゆとてよみける

つらゆき
Сложил у заставы Оосака, провожая Фудзивара-но Корэнори, который отправлялся занять пост вице-губернатора Мусаси

Ки-но Цураюки
197. Оосака — см. коммент. к № 374. Провинция Мусаси — современная префектура Сайтама и город Токио.
むさしのくにとしもつふさのくにとの中にあるすみた河のほとりにいたりてみやこのいとこひしうおほえけれは、しはし河のほとりにおりゐて、思ひやれはかきりなくとほくもきにけるかなと思ひわひてなかめをるに、わたしもりはや舟にのれ日くれぬといひけれは舟にのりてわたらむとするに、みな人ものわひしくて京におもふ人なくしもあらす、さるをりにしろきとりのはしとあしとあかき河のほとりにあそひけり、京には見えぬとりなりけれはみな人見しらす、わたしもりにこれはなにとりそととひけれは、これなむみやことりといひけるをききてよめる

在原業平朝臣
むさしのくにとしもつふさのくにとの中にあるすみた河のほとりにいたりてみやこのいとこひしうおほえけれは、しはし河のほとりにおりゐて、思ひやれはかきりなくとほくもきにけるかなと思ひわひてなかめをるに、わたしもりはや舟にのれ日くれぬといひけれは舟にのりてわたらむとするに、みな人ものわひしくて京におもふ人なくしもあらす、さるをりにしろきとりのはしとあしとあかき河のほとりにあそひけり、京には見えぬとりなりけれはみな人見しらす、わたしもりにこれはなにとりそととひけれは、これなむみやことりといひけるをききてよめる

在原業平朝臣
Когда Нарихира подъехал к берегам реки Сумида, что протекает между провинциями Мусаси и Симооса, он и спутники его, погрузившись в печальные воспоминания о столице, сошли с коней. Созерцая реку, каждый из них подумал: «Сколь же долог был пройденный путь!» Перевозчик торопил их, поскольку вечер был уже близок. Когда все уселись в лодку, готовясь отплыть, не было среди них ни единого человека, кто не тосковал бы по оставленной столице. Тут увидели они белую птицу с красным клювом и красными ногами, что плескалась у берега. Им не доводилось прежде видеть таких птиц в столице, и никто не знал, как называется она. Спросили перевозчика, что это за птица, а он ответил «Столичная птица!» Услышав его слова, Нарихира сложил песню:

Аривара-но Нарихира

秋風の
ふきとふきぬる
むさしのは
なへて草はの
色かはりけり
あきかせの
ふきとふきぬる
むさしのは
なへてくさはの
いろかはりけり
Вихрь осенний свистит,
проносясь над равниной Мусаси, —
под дыханьем его
луговые травы поблекли,
изменили разом окраску…
299. Равнина Мусаси находится в районе Канто, на территории нынешнего Токио и его окрестностей.
紫の
ひともとゆゑに
むさしのの
草はみなから
あはれとそ見る
むらさきの
ひともとゆゑに
むさしのの
くさはみなから
あはれとそみる
Одиноко цветет
воробейник, затерянный в поле.
Я гляжу на него —
и в душе как будто жалею
всю траву равнины Мусаси…
318. Воробейник аптечный Lihtospermum officiale, мурасаки, цветет летом маленькими белыми цветами.
Равнина Мусаси — см. коммент. к № 821.

Мазурик В.П.:
Из-за одного замеченного мною стебелька мурасаки, всё поле Мусаси показалось мне прекрасным!
日本霊異記 > 卷中 > 卷中 第九 己作寺用其寺物作牛役緣 (Слово о человеке, который построил храм, присвоил себе его имущество и был перерожден быком, которого заставляли таскать тяжести)
大伴赤麻呂者、武藏國多磨郡大領也。

Отомо-но Акамаро был управителем уезда Тама, что в провинции Мусаси.

武蔵祢能
乎美祢見可久思
和須礼<遊>久
伎美我名可氣弖
安乎祢思奈久流
むざしねの
をみねみかくし
わすれゆく
きみがなかけて
あをねしなくる
Пики гор Мусаси вдалеке
Спрятались от глаз моих теперь.
Имя милой, что я начал забывать,
Называя,
Не заставь меня рыдать!

武蔵野や
ゆけども秋の
はてぞなき
いかなる風か
末に吹くらむ
むさしのや
ゆけどもあきの
はてぞなき
いかなるかぜか
すゑにふくらむ
Идёшь, идёшь по полю чистому
Мусаси
Повсюду осень...
Какой же ветер дует
В конце пути?
* Поля Мусаси — ныне местность на границе префектур Сайтама и Канагава, недалеко от Токио. Многократно воспета в поэзии.
ゆく末は
そらもひとつの
武蔵野に
草の原より
出づる月影
ゆくすゑは
そらもひとつの
むさしのに
くさのはらより
いづるつきかげ
И вширь и вдаль —
Далёко видно небо с полей Мусаси,
Вот вижу: на окраине поля,
Как будто из травы,
Восходит яркая луна.
* Поля Мусаси — см. коммент. 378. Песня сложена от лица путника, наблюдающего с полевой тропинки восход луны.
更科日記 >  下総国・まのてうの柱、太日川 (Симоса, столбы хозяина Мано, река Футои)
そのつとめて、そこをたちて、下総の国と武蔵の国との境にてある太日川といふが上の瀬、松里のわたりの津にとまりて、夜ひとよ、舟にてかつがつ物などわたす。

На следующее утро мы ушли из тех мест, а к ночи остановились у переправы Мацудзато, в мелководных верховьях реки Футоигава, что служит границей между краем Симоса и краем Мусаси[8]. Вещи и прочее за ночь переправили лодками на тот берег.
[8] …остановились у переправы Мацудзато, в мелководных верховьях реки Футоигава, что служит границей между краем Симоса и краем Мусаси. — Топоним Мацудзато можно идентифицировать с названием теперешнего города Мацудо в префектуре Тиба, река Футоигава теперь называется Эдогава. Провинция Мусаси соответствовала территории современной столичной префектуры Токио и северо-восточной части префектуры Канагава.
更科日記 >  武蔵国・竹芝寺の話 (Мусаси, рассказ о храме Такэсиба)
今は武蔵の国になりぬ。

Отсюда начиналась страна Мусаси.

更科日記 >  武蔵国・竹芝寺の話 (Мусаси, рассказ о храме Такэсиба)
とおほせられければ、かしこく恐ろしと思ひけれど、さるべきにやありけむ、負ひ奉りて下るに、論なく人追ひて来らむと思ひて、その夜、勢多の橋の下に、この宮を据ゑ奉りて、勢多の橋を一間ばかりこぼちて、それを飛び越えて、この宮をかき負ひ奉りて、七日七夜といふに、武蔵の国に行き着きにけり。

Мужчина подумал, что дело это неслыханное, да и опасное, но — видно, так уж суждено! Посадил её к себе на спину и отправился. Подумал он и о том, что за ним, конечно, будет погоня: той же ночью перенёс принцессу через мост Сэта, усадил её на другой стороне, а сам разобрал мост и одним прыжком перепрыгнул. После снова усадил принцессу себе на спину и через семь дней и семь ночей добрался до страны Мусаси.

更科日記 >  武蔵国・竹芝寺の話 (Мусаси, рассказ о храме Такэсиба)
みかど、后、皇女うせ給ひぬと思しまどひ、求め給ふに、『武蔵の国の衛士の男なむ、いと香ばしきものを首にひきかけて飛ぶやうに逃げける』と申し出でて、この男を尋ぬるになかりけり。

Император и императрица встревожились о том, что принцесса пропала, стали спрашивать людей, и в ответ услышали:
— Служилый человек из провинции Мусаси нёс на спине что-то очень ароматное, он бежал — словно летел.
Стали этого человека требовать — а его и нет.

更科日記 >  武蔵国・竹芝寺の話 (Мусаси, рассказ о храме Такэсиба)
論なくもとの国にこそ行くらめと、おほやけより使ひ下りて追ふに、勢多の橋こぼれて、え行きやらず、三月といふに武蔵の国に行き着きて、この男を尋ぬるに、この皇女、おほやけ使ひを召して、『われ、さるべきにやありけむ、この男の家ゆかしくて、ゐて行けと言ひしかばゐて来たり。

Решили, что не иначе, как он вернулся в родные края, и из дворца послали следом людей. Однако мост Сэта оказался сломан, по нему перебраться было нельзя. Только через три месяца посланные добрались до страны Мусаси. Когда стали они спрашивать того мужчину, их призвала к себе сама принцесса:
— Видно, всё это было предначертано. Мне захотелось в родные места этого служилого человека, и я сказала ему, чтобы он немедленно туда отправился и меня взял с собой. И вот, мы здесь.

更科日記 >  武蔵国・竹芝寺の話 (Мусаси, рассказ о храме Такэсиба)
竹芝の男に、生けらむ世のかぎり、武蔵の国を預け取らせて、おほやけごともなさせじ。

Дать мужчине из Такэсиба край Мусаси в пожизненное владение, чтобы он исправлял все государственные дела — тоже не годится.

武蔵の国金澤といふ浦にありしを、所の者は、「へだなりと申し侍る。」とぞいひし。

Кайко из бухты Канадзава провинции Мусаси, по словам местных жителей, называют энатари.

伊可尓思弖
古非波可伊毛尓
武蔵野乃
宇家良我波奈乃
伊呂尓R受安良牟
いかにして
こひばかいもに
むざしのの
うけらがはなの
いろにでずあらむ
Что же делать, если я люблю
Всей душою милую мою?
Как в стране Мусаси на лугах
Цвет скрывают укэра цветы,
Вряд ли я сумею скрыть любовь!
* Цветы укэра (Atractylis lancea) — разновидность хризантем, растут в горах, цветут осенью желтоватыми, либо лиловатыми, либо красноватыми цветами, которые полностью никогда не раскрываются, почему и являются образом затаенной любви. Цветы укэра воспеваются неоднократно в любовных лирических народных песнях М.
武蔵野尓
宇良敝可多也伎
麻左弖尓毛
乃良奴伎美我名
宇良尓R尓家里
むざしのに
うらへかたやき
まさでにも
のらぬきみがな
うらにでにけり
В стороне Мусаси, на лугу,
Ворожа, лопатки я оленьи жгу.
Имя друга,
Что таила про себя,
Всем открыла нынче ворожба!
* В песне говорится о гадании на оленьей лопатке, которую держали над огнем и по трещинам читали имена и судьбу.
* В комментариях ИЦ приводится целый рассказ, связанный с этой песней. Там говорится о том, как родители добивались узнать имя возлюбленного своей дочери, которое она скрывала. Ее повели к гадателю в долину Мусаси и во время гадания на лопатке оленя выяснили имя обманувшего ее возлюбленного. Однако песня по структуре и содержанию напоминает обычные песни при гадании, когда описывается совершаемое действие и затем предугадывается как уже свершившийся факт результат гадания. Гадание на лопатках оленя, судя по песням М., было широко распространено в те времена. Некоторые комментаторы (К. Мор.) указывают, что такого рода гадание характерно для монгольских народов и в Японию оно пришло с материка. Он особенно подчеркивает это как факт, представляющий особый интерес с точки зрения истории японской культуры. Зачин типичный для народных песен того времени.
武蔵野乃
乎具奇我吉藝志
多知和可礼
伊尓之与比欲利
世呂尓安波奈布与
むざしのの
をぐきがきぎし
たちわかれ
いにしよひより
せろにあはなふよ
Как в Мусаси-стороне
Из ущелья горного фазан
Улетает прочь,
Так и ты ушёл — не ночи той
Не встречаюсь больше я с тобой!
* Исполнялась, по-видимому, женской частью хоровода, так как сложена от лица девушки. В песне “общий зачин” песен провинции Мусаси. Образ фазана и других птиц, особенно кукушки, очень характерен для народных песен М.
古非思家波
素弖毛布良武乎
牟射志野乃
宇家良我波奈乃
伊呂尓豆奈由米
こひしけば
そでもふらむを
むざしのの
うけらがはなの
いろにづなゆめ
Если любишь ты меня,
Помашу тебе я рукавом,
Но в стране Мусаси на лугах
Укэра от глаз скрывают цвет —
Так и ты скрывай свою любовь!
* Песня распевалась, по-видимому, женской половиной хоровода. В тексте приводится также песня из неизвестной книги, представляющая вариант на ту же тему, с той только разницей, что она является как бы песней-вопросом, распеваемой мужской половиной хора, а данная песня является ответом на нее.
* “Помашу тебе я рукавом…” — распространенный образ в любовных лирических песнях М. Он перешел в классическую японскую поэзию и литературу как образ интимных любовных отношений, любовный знак, сигнал к встречам, выражение любовных чувств.

武蔵野乃
久佐波母呂武吉
可毛可久母
伎美我麻尓末尓
吾者余利尓思乎
むざしのの
くさはもろむき
かもかくも
きみがまにまに
わはよりにしを
Как в стране Мусаси на лугах
Долу клонится зелёная трава
В эту сторону и ту,
Так желаниям твоим
Подчиняюсь, милый мой…
* Толкуется как песня девушки, обращающейся к возлюбленному с упреком. Здесь использован часто встречающийся в песнях М. образ травы, сгибающейся от ветра, как образ девушки, подчиняющейся воле любимого.
* В песне “общий зачин” песен этой провинции, куда входит название самой провинции.
「さるにても君はいづこにおはする御方、御名は何と申すぞ、承りてこそ重ねてよろこぴも申さめ。」といへば、「武蔵野のゆかりの草も仮初の名なれば、いかでそれと打出でむ、折節は御堂の東のつまに住むぞ、能くこそ問ひける。」と打笑み給ふ顔の光、衣のにほひ移る許りに芳しくて、堂のかたへ歩み給ひしが、立隔たる朝霧に隠れて見失ひぬ。



和我世故乎
安杼可母伊波武
牟射志野乃
宇家良我波奈乃
登吉奈伎母能乎
わがせこを
あどかもいはむ
むざしのの
うけらがはなの
ときなきものを
О возлюбленном моем
Я не знаю, как сказать.
Ах, в стране Мусаси на лугах
Нежным цветом расцветает укэра.
Никогда не вянет тот цветок!
* Цветы укэра неоднократно встречаются в песнях М., они служат символом затаенной любви, так как не раскрывают полностью своих лепестков и не имеют четкой интенсивной окраски (см. п. 3376), и символом вечного и неизменного, так как никогда не вянут (вроде бессмертника). В этих двух планах они и фигурируют обычно в песнях М.
右九首武蔵國歌

Девять песен провинции Мусаси

風化之楽万春、春日野之草悉靡、月宴之契千秋、秋津洲之塵惟静。
風化の万春を楽しみ、春日野の草悉く靡き、月宴の千秋を契ち、秋津洲の塵惟れ静かなり。
Ведь в стране нашей правитель и подданные — едины, и в стране всегда был порядок, и верные государю сановники поддерживают его, и народ подчиняется им, как никнет трава от порыва ветра в полях Мусаси.
???
然後、迄武藏‧相模等之國、新皇巡檢、皆領掌印鎰、可勤公務之由、仰留守之國掌。

после чего Синно совершил объезд всех [захваченных] провинций, включая Мусаси и Сагами. Он подчинил [эти провинции] и велел тем чиновникам, которые остались [на местах], исполнять свои обязанности.

厥後、以同年十一月五日、介良兼、掾源護、并掾平貞盛、公雅、公連、秦清文、凡常陸國敵等、可追捕將門官符、被下武藏‧安房‧上總‧常陸‧下毛也等之國也。

После этого, в 5 день 11 месяца того же года в провинции Мусаси, Ава, Кадзуса, Хитати, Симоцукэ был направлен указ, предписывающий Масакадо схватить суке Ёсиканэ, дзё Минамото-но Мамору, дзё Тайра-но Садамори, Киммаса, Кинцура и Хата-но Киёбуми.
* Садамори был дзё провинции Хитати.
* Киммаса — старший сын Тайра-но Ёсиканэ.
* Кинцура — второй сын Тайра-но Ёсиканэ.
* Род Хата был одним из самым могущественных родов эмигрантов из Китая, имел сильные позиции и в восточных провинциях. О личности Хата-но Киёбуми ничего не известно. Данное предложение приводится согласно «Ё Сюкэй кюдзо-бон». В «Симпукудзи-бон» его смысл противоположный: указом из столицы предписывается схватить Масакадо, что противоречит дальнейшей логике повествования.
然間、以去承平八年春二月中、武藏權守興世王‧介源經基、與足立郡司判官代武藏武芝、共各爭不治之由。

Тем временем, весной, в середине второго месяца 8 года Дзёхэй (938) между гон-но ками провинции Мусаси принцем Окиё, суке Минамото-но Цунэмото и Мусаси-но Такэсиба, который служил управителем уезда Адати и хогандаем в провинциальной управе, возник спор из-за злоупотреблений властью.
* Родословная принца Окиё неизвестна. Гон-но ками — временно исполняющий обязанности управителя провинции.
* Минамото-но Цунэмото (916-961), старший сын принца крови Сададзуми, внук государя Сэйва (850-876, правил 858-867).
* Родовое имя «Мусаси» в 767 г. получил Хасэцукабэ-но Фувамаро, принадлежавший к древнему роду куни-но мияцуко провинции Мусаси. Потомки Фувамаро занимали должности управителей уезда Адати. Сёмонки. Пер. и комм. Кадзихара Масааки. Указ. соч. Т. 1. С. 287-288.
* Хогандай — мелкий служащий.
「彼武芝等非我近親之中、又彼守介非我兄弟之胤、然而為鎮彼此之亂、欲向相武藏國者。」

«Этот Такэсиба мне не близкий родственник. И ками [принц Окиё] с суке [Минамото-но Цунэмото] не мои братья. Но чтобы усмирить смуту между ними, я отправлюсь в провинцию Мусаси».

仍將門取常陸‧下總‧下毛野‧武藏‧上毛野五箇國之解文、謀叛無實之由、以同年五月二日言上。

Во 2 день 5 месяца того же года Масакадо ответил, что обвинения в измене лживы, и [в доказательство этого] представил докладные записки из пяти провинций — Хитати, Симоса, Симоцукэ, Мусаси и Кодзукэ.
* Согласно дневнику Фудзивара-но Тадахира «Тэйсинко ки» (貞信公記), в результате этого в 9-й день 6-го лунного месяца 2-го года Тэнгё Минамото-но Цунэмото был взят под стражу. Сёмонки. Сост. Хаяси Рикуро. Указ. соч. С. 155.
而比、武藏權守興世王與新司百濟貞連彼此不合。

В то время гон-но ками провинции Мусаси принц Окиё были в плохих отношениях с новым управителем [провинции Мусаси] Кудара-но Садацура.
* Кудара-но Садацура, имевший младший пятый ранг низшей ступени, был назначен управителем провинции Мусаси в 17-й день 5-го лунного месяца 2-го года Тэнгё (939), до этого он был управителем провинции Кадзуса. Садацура принадлежал к роду потомков правящей династии древнего государства Пэкче. Род этот имел сильные позиции в восточных провинциях.
于時、武藏權守興世王、竊議於將門云

Тогда гон-но ками провинции Мусаси принц Окиё тайно обратился к Масакадо с предложением, [сказав]:

又武藏權守并常陸掾藤原玄茂等、為其時宰人、喜悅譬若貧人之得富、美咲宛如蓮華之開敷。

Гон-но ками [провинции] Мусаси [принц Окиё] и дзё [провинции] Хитати Фудзивара-но Харумоти, организовавшие это, радовались так, как вдруг разбогатевшие бедняки. Их улыбки были подобны распускающимся цветам лотоса.
* Фудзивара-но Харумоти — биография неизвестна. Возможно, Фудзивара-но Харумоти был родственником Фудзивара-но Харуаки.
「依武藏介經基之告狀、定可推問將門之後符已了者。」

«На основании жалобы суке провинции Мусаси [Минамото-но] Цунэмото решено издать еще один указ о допросе Масакадо».

唯、武藏權守興世王時為宰人。

В то время всем руководил гон-но ками [провинции] Мусаси принц Окиё,

上總介敘武藏權守興世王。

Сукэ [провинции] Кадзуса был провозглашен гон-но ками [провинции] Мусаси принц Окиё.

凡新皇失名滅身、允斯武藏權守興世王‧常陸介藤原玄明等謀之所為也。

То, что Синно потерял имя и погиб, на самом деле произошло по вине гон-но ками провинции Мусаси принца Окиё и суке провинции Хитати Фудзивара-но Харумоти, вынашивавших [преступные] замыслы.

然間、武藏介源經基‧常陸大掾平貞盛‧下野押領使藤原秀鄉等、非無勳功之勇、有褒章驗。

Тем временем суке провинции Мусаси Минамото-но Цунэмото, дайдзё провинции Хитати Тайра-но Садамори и ороси провинции Симоцукэ Фудзивара-но Хидэсато были вознаграждены за храбрую службу.

冬の日むさしに遣はしける

Зимним днём отправила в Мусаси:

武藏野は
袖ひづばかり
分けしかど
わか紫は
尋ねわびにき
むさしのは
そでひづばかり
わけしかど
わかむらさきは
たづねわびにき


二月廿<九>日武蔵國部領防人使掾正六位上安曇宿祢三國進歌數廿首

Вербовщик пограничных стражей из провинции Мусаси Адзуми Микуни в звании сукунэ представил двору 20 песен.

露霜の
上とも志らじ
武蔵野の
我はゆかりの
草葉ならねば
つゆしもの
うへともしらじ
むさしのの
われはゆかりの
くさはならねば


女郎花
匂へる秋の
武藏野は
つねよりも猶
むつまじきかな
をみなへし
にほへるあきの
むさしのは
つねよりもなほ
むつまじきかな
Осеннее поле
Мусаси, где цветут
Оминаэси,
Насколько более близкое мне,
Чем это было обычно...

むさしのの
ほりかねの井も
あるものを
うれしく水の
ちかつきにける
むさしのの
ほりかねのゐも
あるものを
うれしくみつの
ちかつきにける


紫の
色にはさくな
むさしのの
草のゆかりと
人もこそ見れ
むらさきの
いろにはさくな
むさしのの
くさのゆかりと
ひともこそみれ


むさし野を
霧の晴間に
見わたせば
行末遠き
心地こそすれ
むさしのを
きりのはれまに
みわたせば
ゆくすゑとほき
ここちこそすれ


玉にぬく
露はこぼれて
むさしのゝ
草の葉むすぶ
秋の初風
たまにぬく
つゆはこぼれて
むさしのゝ
くさのはむすぶ
あきのはつかぜ
На поле Мусаси,
Где роса рассыпалась
Жемчугом,
Травы и листья замерзают
Под первым осенним ветром.

むさし野や
人の心の
あさ露に
つらぬきとめぬ
袖のしら玉
むさしのや
ひとのこころの
あさつゆに
つらぬきとめぬ
そでのしらたま


むさし野の
野中をわけて
摘みそめし
若紫の
色はかぎりか
むさしのの
のなかをわけて
つみそめし
わかむらさきの
いろはかぎりか


武藏野の
むかひの岡の
草なれば
ねを尋ねても
哀とぞ思ふ
むさしのの
むかひのをかの
くさなれば
ねをたづねても
あはれとぞおもふ


あこがれて
行末遠き
限をも
月にみつべき
むさし野のはら
あこがれて
ゆくすゑとほき
かぎりをも
つきにみつべき
むさしののはら


たまにぬく
露はこぼれて
むさしのの
くさのはむすぶ
秋のはつかぜ
たまにぬく
つゆはこぼれて
むさしのの
くさのはむすぶ
あきのはつかぜ


武藏國より上り侍りけるに三河國二むら山の紅葉を見てよめる

橘能元

Когда отправился из Мусаси в столицу и увидел осеннюю листву на горе Футамура в провинции Микава

Татибана Ёсимото?

冬の日の
行く程もなき
ゆふぐれに
猶里遠き
むさしのゝ原
ふゆのひの
ゆくほどもなき
ゆふぐれに
なほさととほき
むさしののはら
В этот зимний день
В пору, когда никто не выходит,
И темнеет уже,
Но деревня далеко
От поля Мусаси.

武藏野の
春の景色も
知られけり
垣根にめぐむ
草の縁りに
むさしのの
はるのけしきも
しられけり
かきねにめぐむ
くさのみどりに


春のきる
霞のつまや
籠るらむ
またわか草の
むさしのゝ原
はるのきる
かすみのつまや
かごるらむ
またわかくさの
むさしののはら


武藏野は
猶行く末も
秋はぎの
花ずりごろも
限りしられず
むさしのは
なほゆくすゑも
あきはぎの
はなずりごろも
かぎりしられず


武藤野や
入るべき峰の
遠ければ
空にひさしき
秋の夜の月
むさしのや
いるべきみねの
とほければ
そらにひさしき
あきのよのつき


武藏野は
皆冬草の
萎れ葉に
霜は置くとも
根さへ枯れめや
むさしのは
みなふゆくさの
しほれはに
しもはおくとも
ねさへかれめや


小男鹿の
夜はの草ぶし
明けぬれど
歸る山なき
武藏野の原
さをしかの
よはのくさぶし
あけぬれど
かへるやまなき
むさしののはら


いとゞまた
限も見えず
武藏野や
天ぎる雪の
あけぼのゝ空
いとどまた
かぎりもみえず
むさしのや
あめぎるゆきの
あけぼののそら


分け行けど
花の千ぐさの
はてもなし
秋を限の
武藏野の原
わけゆけど
はなのちぐさの
はてもなし
あきをかぎりの
むさしののはら


武藏野の
わか紫の
衣手は
ゆかりまでこそ
うれしかりけれ
むさしのの
わかむらさきの
ころもでは
ゆかりまでこそ
うれしかりけれ


誰が方に
よる鳴く鹿の音
に立てゝ
涙移ろふ
武藏野のはら
たがかたに
よるなくしかの
ねにたてて
なみだうつろふ
むさしののはら


月かげも
露のやどりや
尋ぬらむ
草に果てなむ
武藏野の原
つきかげも
つゆのやどりや
たづぬらむ
くさにはてなむ
むさしののはら


夕烟
訪ふべき里の
知るべだに
まだはるかなる
武藏野の原
ゆふけぶり
とふべきさとの
しるべだに
まだはるかなる
むさしののはら


東路は
古郷ながら
武藏野の
とほきに末を
なほやまよはむ
あづまぢは
ふるさとながら
むさしのの
とほきにすゑを
なほやまよはむ


草枕
あまた旅寢を
かぞへても
まだ武藏野は
末ぞのこれる
くさまくら
あまたたびねを
かぞへても
まだむさしのは
すゑぞのこれる


武藏野も
流石果ある
日數にや
富士の嶺ならぬ
山も見ゆ覽
むさしのも
さすがはてある
ひかずにや
ふじのねならぬ
やまもみゆらん


富士の嶺を
ふりさけ見れば
白雪の
尾花に續く
武藏野の原
ふじのみねを
ふりさけみれば
しらゆきの
をはなにつづく
むさしののはら


草の原
みどりをこめて
むさし野や
限もしらず
霞む春哉
くさのはら
みどりをこめて
むさしのや
かぎりもしらず
かすむはるかな


むらさきの
ゆかりの草を
問わびて
露分そむる
むさしのゝ原
むらさきの
ゆかりのくさを
とひわびて
つゆわけそむる
むさしののはら