水傳
礒乃浦廻乃
石<上>乍自
木丘開道乎
又将見鴨
みなつたふ
いそのうらみの
いはつつじ
もくさくみちを
またもみむかも
Дорогу в пышных
Горных цуцудзи
Средь скал у берега, где воды
Текут, сбегая по камням,
Придется ль мне увидеть снова?
* Цуцудзи (Rhododendron indicum) — японские азалии, растут в горной местности, в старину их разводили и в садах; цветут начиная с весны все лето; бывают белого, желтого, лилового, чаще всего алого цвета.
加<座>皤夜能
美保乃浦廻之
白管仕
見十方不怜
無人念者
(或云
見者悲霜
無人思丹)
かざはやの
みほのうらみの
しらつつじ
みれどもさぶし
なきひとおもへば
(みればかなしも
なきひとおもふに)
Хоть и любуюсь я цветами
Прекрасных цуцудзи на берегах Михо в Кадзахая,
Но грустно мне —
И думаю невольно
О человеке том, что гибель здесь нашел…
* Есть мнение (К. и др.), что в этой песне, и в п. 307 и 435, имеется в виду Кумэновакуго. Название местности подтверждает это.
* Цуцудзи — японская азалия, цветет алыми цветами (см. п. 185).
天雲之
向伏國
武士登
所云人者
皇祖
神之御門尓
外重尓
立候
内重尓
仕奉
玉葛
弥遠長
祖名文
継徃物与
母父尓
妻尓子等尓
語而
立西日従
帶乳根乃
母命者
齊忌戸乎
前坐置而
一手者
木綿取持
一手者
和細布奉
<平>
間幸座与
天地乃
神祇乞祷
何在
歳月日香
茵花
香君之
牛留鳥
名津匝来与
立居而
待監人者
王之
命恐
押光
難波國尓
荒玉之
年經左右二
白栲
衣不干
朝夕
在鶴公者
何方尓
念座可
欝蝉乃
惜此世乎
露霜
置而徃監
時尓不在之天
あまくもの
むかぶすくにの
ますらをと
いはれしひとは
すめろきの
かみのみかどに
とのへに
たちさもらひ
うちのへに
つかへまつりて
たまかづら
いやとほながく
おやのなも
つぎゆくものと
おもちちに
つまにこどもに
かたらひて
たちにしひより
たらちねの
ははのみことは
いはひへを
まへにすゑおきて
かたてには
ゆふとりもち
かたてには
にきたへまつり
たひらけく
まさきくいませと
あめつちの
かみをこひのみ
いかにあらむ
としつきひにか
つつじはな
にほへるきみが
にほとりの
なづさひこむと
たちてゐて
まちけむひとは
おほきみの
みことかしこみ
おしてる
なにはのくにに
あらたまの
としふるまでに
しろたへの
ころももほさず
あさよひに
ありつるきみは
いかさまに
おもひいませか
うつせみの
をしきこのよを
つゆしもの
おきていにけむ
ときにあらずして
В дальней, чуждой стороне
Там, где облака небес стелятся внизу,
Храбрым воином
Он слыл,
И родителям своим,
Детям и жене своей
Говорил он, уходя:
“При дворе богов земли,
Что правление вершат,
Стоя стражем
У дворца,
Службу во дворце неся,
Как жемчужный длинный плющ
Простирается меж скал,
Так же долго буду я
Славу предков продолжать
И хранить ее всегда!”
И со дня, когда ушел
От родных он в дальний путь,
Мать, вскормившая его,
Ставит пред собой всегда
Со святым вином сосуд,
И в одной руке она
Держит волокна пучки,
И в другой руке она
Ткани на алтарь несет.
“Пусть спокойно будет все,
И счастливым будет он!” —
С жаркою мольбой она
Обращается к богам
Неба и земли.
О, когда наступит год,
Месяц, тот желанный день,
И любимый ею сын,
Сын, сверкающий красой
Цуцудзи цветов,
Птицей ниодори вдруг
Из воды всплывет? —
— Думу думает она…
А ее любимый сын,
Тот, которого она,
И вставая, и ложась,
Тщетно ждет к себе домой,
Государя волю чтя
И приказу покорясь,
В дальней Нанива- стране,
Что сверкает блеском волн,
Годы целые провел
Новояшмовые он.
Белотканых рукавов
Он от слез не просушил,
Поутру и ввечеру
Занят службою он был.
Как же все случилось так,
Как задумал это он?
Бренный мир, что человек
Так жалеет оставлять,
Он оставил и исчез,
Словно иней иль роса,
Не дождавшись до конца срока своего…
* В песне поется о тяжелой жизни людей, которых в эпоху Нара в порядке трудовой повинности мобилизовывали и заставляли жить годы в разлуке с родными.
* Жемчужный длинный плющ… (тамакадзура) — постоянный образ в М. для выражения чего-нибудь долго длящегося или тянущегося.
* Со святым вином сосуд и т. д. — описание обычных жертвоприношений при совершении молитвенных обрядов, когда испрашивают у богов благополучия для близких, счастливого возвращения или встречи с любимым человеком.
* Цуцудзи — см. п. 185.
* “Птицей ниодори вдруг из воды всплывет”…— эти птицы глубоко ныряют, долго находятся под водой и внезапно всплывают на воде, отсюда “всплывать” стало постоянным эпитетом к ниодори, а птица ниодори — образ и сравнение для человека, неожиданно появившегося после долгого отсутствия.
* Новояшмовые (аратама-но) — “мк” к слову годы (яшма, исходя из содержания ряда песен М., — поэтический образ священного зерна риса. Представление о годе, связанное у японского земледельца с новым посевом, с новым урожаем, новым рисом, способствовало возникновению этого постоянного эпитета к годам).
白雲乃
龍田山乃
露霜尓
色附時丹
打超而
客行<公>者
五百隔山
伊去割見
賊守
筑紫尓至
山乃曽伎
野之衣寸見世常
伴部乎
班遣之
山彦乃
将應極
谷潜乃
狭渡極
國方乎
見之賜而
冬<木>成
春去行者
飛鳥乃
早御来
龍田道之
岳邊乃路尓
丹管土乃
将薫時能
櫻花
将開時尓
山多頭能
迎参出六
<公>之来益者
しらくもの
たつたのやまの
つゆしもに
いろづくときに
うちこえて
たびゆくきみは
いほへやま
いゆきさくみ
あたまもる
つくしにいたり
やまのそき
ののそきみよと
とものへを
あかちつかはし
やまびこの
こたへむきはみ
たにぐくの
さわたるきはみ
くにかたを
めしたまひて
ふゆこもり
はるさりゆかば
とぶとりの
はやくきまさね
たつたぢの
をかへのみちに
につつじの
にほはむときの
さくらばな
さきなむときに
やまたづの
むかへまゐでむ
きみがきまさば
В эти дни, когда кругом
Стала алой от росы
Нежная листва,
И над Тацута-горой
Тучи белые встают,
Ты, что в дальний путь идешь
Через горы и холмы,
Через цепи сотен гор
Будешь ты держать свой путь,
И в Цукуси стороне,
Нас хранящей от врагов,
Завершив свой славный путь,
Подели ты слуг своих,
В разные пошли концы
И вели им оглядеть
Все границы дальних гор
И границы всех полей
До пределов, где звучит
Эхо между горных скал,
До пределов, где ползет
По земле живая тварь,
Разузнай дела страны!
Ныне — скрыто все зимой,
А когда придет весна,
Птицею летящей ты
Возвращайся поскорей!
И когда начнут сверкать
Алых цуцудзи цветы
На дорогах, у холмов,
Возле Тацута-горы,
И когда начнут цвести
Вишен нежные цветы,—
Как у яматадзу, здесь,
В яркой зелени листвы
Тянется навстречу лист
К каждому листу,—
Я навстречу поспешу,
Чтоб приветствовать тебя!
Только бы вернулся ты!
* Хранящая от врагов (ата мамору) (мк) — постоянный эпитет к стране Цукуси, которая в старину служила крепостью, защищающей от нашествия врагов.
* Цуцудзи — цветы алого цвета, японская азалия.
* Яматадзу — растение, у которого листья расположены друг против друга, как бы тянутся навстречу друг другу, почему оно и служит постоянным сравнением (мк) для людей, стремящихся друг к другу, или образом человека, стремящегося идти навстречу другому.
山超而
遠津之濱之
石管自
迄吾来
含而有待
やまこえて
とほつのはまの
いはつつじ
わがくるまでに
ふふみてありまて
Азалия
На побережье Тоцу,
Куда, минуя горы, путь лежит,
До той поры, как я приду обратно,
Не расцветая, жди меня!
* Азалия (Rhododendron indicum) — цуцудзи, горная азалия — ивацуцудзи.
玉田・よこ野・つゝじが岡はあせび咲ころ也。
玉田たまだ・よこ・つゝじが岡はあせびさくころなり
В Тамата, Ёконо и на Холме Азалий — Цуцудзигаока как раз цвел подбел — асэби.

細比礼乃
鷺坂山
白管自
吾尓尼保波<尼>
妹尓示
たくひれの
さぎさかやまの
しらつつじ
われににほはに
いもにしめさむ
Словно с белыми шарфами цапли,
На горе Круча Цапли
Цуцудзи белоснежных раскрылись цветы.
Я прошу, лепестками своими окрасьте мне платье,
Я любимой его покажу!
* Автор неизвестен.
* Цуцудзи (Rhododendron indicum) — японские азалии.
姫部思
咲野尓生
白管自
不知事以
所言之吾背
をみなへし
さきのにおふる
しらつつじ
しらぬこともち
いはえしわがせ
Там, где оминаэси цветут
На полях зеленых Сакину,
Все собой покрыли цуцудзи цветы…
И не знал никто, хранила я любовь,
Ты же людям рассказал, любимый мой!
* Оминаэси — см. п. 1538.
* Цуцудзи — японская азалия (см. п. 434, 1188).
思ひいつる
ときはの山の
いはつつし
いはねはこそあれ
こひしきものを
おもひいつる
ときはのやまの
いはつつし
いはねはこそあれ
こひしきものを
На горе Токива
азалии алой соцветья
распустились меж скал —
оттого, что храню ее в тайне,
все пышней любовь расцветает…

かれは十六と云けん里の童子よりは、四つばかりもおとうとなるべきを、数百丈の先達として、羊腸険岨の岩根をはひのぼれば、すべり落ぬべき事あまたゝびなりけるを、つゝじ・根ざゝにとりつき、息をきらし、汗をひたして、漸雲門に入こそ、心もとなき導師のちからなりけらし。
かれは十六といひけん里の童子わらべよりは、四つばかりもおとうとなるべきを、数百丈の先達せんだつとして、羊腸険岨やうちやうけんそ岩根いはねをはひのぼれば、すべりおちぬべき事あまたゝびなりけるを、つゝじ・根ざゝにとりつき、息をきらし、汗をひたして、やう〳〵雲門うんもんいるこそ、心もとなき導師のちからなりけらし。
Моему провожатому было, очевидно, года на четыре меньше, чем тому деревенскому молодцу, которому, как известно, исполнилось шестнадцать, тем не менее он вынужден был сопровождать меня на пути в несколько сотен дзё, вдвоем мы карабкались на крутые и извилистые, как бараньи кишки, утесы, не раз готовы были сорваться вниз и чудом удерживались, цепляясь за ветки азалий, за стебли низкорослого бамбука, задыхались, обливались потом, словом, прошло немало времени, прежде чем мы оказались наконец у Облачных врат, — и, разумеется, этим я обязан стараниям моего ненадёжного вожатого.
...тому деревенскому молодцу, которому... — намек на эпизод из «Повести о доме Тайра» (свиток 9), в котором говорится о том, как юноша по имени Васио Кумао вызвался сопровождать Ёсицунэ на пути через перевал Хиёдори. Правда, на самом деле юноше было не шестнадцать, а восемнадцать лет. См. рус. пер. И. Л. Львовой.: Повесть о Тайра; М.: Худ. лит., 1982. С. 410-412.
物不念
道行去毛
青山乎
振放見者
茵花
香<未>通女
櫻花
盛未通女
汝乎曽母
吾丹依云
吾𠮧毛曽
汝丹依云
荒山毛
人師依者
余所留跡序云
汝心勤
ものもはず
みちゆくゆくも
あをやまを
ふりさけみれば
つつじばな
にほえをとめ
さくらばな
さかえをとめ
なれをぞも
われによすといふ
われをもぞ
なれによすといふ
あらやまも
ひとしよすれば
よそるとぞいふ
ながこころゆめ
Не печалясь ни о чём,
Я хотел свой путь пройти,
Но когда взглянул кругом,
На покров весенних гор,
Словно цуцудзи цветы,
Ароматами полна
Дева вспомнилася мне.
Словно сакуры цветы,
Блеска вешнего полна
Дева вспомнилася мне,
Говорят, ведь это ты
Мне принадлежать должна,
Говорят, ведь это я
Предназначен для тебя.
“И суровая гора
Станет ближе,
Если к ней
Человеку подойти”,—
Говорит народ.
Так и сердце непременно
Полюбить твоё должно!
* Старинная песня юноши, обращенная к неприступной красавице.
* Песня похожа на народный любовный заговор, подвергшийся литературной обработке и утративший первоначальное назначение; выступает в паре с песней-ответом (3307). Возможно, они исполнялись женской и мужской половинами хора при обрядовых хороводах “утагаки”.
物不念
路行去裳
青山乎
振酒見者
都追慈花
尓太遥越賣
作樂花
佐可遥越賣
汝乎叙母
吾尓依云
吾乎叙物
汝尓依云
汝者如何念也
念社
歳八<年>乎
斬髪
与知子乎過
橘之
末枝乎須具里
此川之
下母長久
汝心待
ものもはず
みちゆくゆくも
あをやまを
ふりさけみれば
つつじばな
にほえをとめ
さくらばな
さかえをとめ
なれをぞも
われによすといふ
われをぞも
なれによすといふ
なはいかにおもふや
おもへこそ
としのやとせを
きりかみの
よちこをすぎ
たちばなの
ほつえをすぐり
このかはの
したにもながく
ながこころまて
Не печалясь ни о чем,
Я хотел свой путь пройти,
Но когда взглянул кругом
На покров весенних гор,
Словно цуцудзи цветы,
Ароматами полна
Дева вспомнилася мне.
Словно сакура цветы,
Блеска вешнего полна
Дева вспомнилася мне.
Говорят, ведь это ты
Мне принадлежать должна?
Говорят, ведь это я
Предназначен для тебя?
Что ты думаешь, скажи!
Думаю я так:
Я давно тебя люблю,
Уже долгих восемь лет,
С детства, с той поры,
Когда
Стригли волосы мои
И ребенком я была.
С той поры, как поднялась
Я, как померанца ветвь
У верхушки молодой,
Долго так и глубоко,
Скрыто,
Как на дне реки,
В сердца глубине всегда
Я ждала твою любовь!
* Наиболее древний вариант песен 3305 и 3307, объединенных в одной нагаута, где одна половина сложена от лица мужчины, а вторая — от лица женщины (см. п. 3305).
夕べにつゝじを見るといふ心をよめる

攝政左大臣家參川

Глядя вечером на азалии

入日さす
ゆふ紅の
色はえて
山したてらす
いはつゝじかな
いりひさす
ゆふくれなゐの
いろはえて
やましたてらす
いはつつじかな
Заходящего солнца лучи
В вечерний алый цвет
Окрашивают
Освещающие подножья гор
Горные азалии!

山路躑躅



にはつたひ
をらでつつじを
てにぞとる
さかしきやまの
とりどころには
にはつたひ
をらでつつじを
てにぞとる
さかしきやまの
とりどころには


つつじ山のひかりたり



つつじさく
山のいはかげ
ゆふばえて
をぐらはよその
なのみなりけり
つつじさく
やまのいはかげ
ゆふばえて
をぐらはよその
なのみなりけり


岩躑躅
をりもてぞ見る
せこが着し
紅ぞめの
色に似たれば
いはつつじ
をりもてぞみる
せこがきし
くれなゐぞめの
いろににたれば


思出る
常磐山の
躑躅
ねばこそあれ
戀しき物を
おもひいづる
ときはのやまの
いはつつじ
ねばこそあれ
こひしきものを


躑躅咲く
片山蔭の
春の暮
それとはなしに
とまるながめを
つつじさく
かたやまかげの
はるのくれ
それとはなしに
とまるながめを


散りうける
山の岩根の
藤つゝじ
色に流るゝ
たに川のみづ
ちりうける
やまのいはねの
ふぢつつじ
いろにながるる
たにかはのみづ


山人の
つま木にさせる
岩躑躅
心ありてや
手折りくしつる
やまひとの
つまきにさせる
いはつつじ
こころありてや
てをりくしつる


わぎもこが
紅ぞめの
色と見て
なづさはれぬる
岩躑躅かな
わぎもこが
くれなゐぞめの
いろとみて
なづさはれぬる
いはつつじかな


暗部山
木の下かげの
岩つゝじ
たゞこれのみや
光なるらむ
くらべやま
このしたかげの
いはつつじ
ただこれのみや
ひかりなるらむ


岩つゝじ
云はでや染むる
志のぶ山
心のおくの
色を尋ねて
いはつつじ
いはでやそむる
しのぶやま
こころのおくの
いろをたづねて


光なき
谷にも春の
岩つゝじ
いはで入日の
いろに咲くらむ
ひかりなき
たににもはるの
いはつつじ
いはでいりひの
いろにさくらむ


戀しさの
例もいかゞ
岩躑躅
染めてなみだは
色に見ゆとも
こひしさの
ためしもいかが
いはつつじ
そめてなみだは
いろにみゆとも


水鳥の
羽がひの山の
春のいろに
ひとりまじらぬ
岩棡かな
みづとりの
はがひのやまの
はるのいろに
ひとりまじらぬ
いは棡かな