梓弓
手取持而
大夫之
得物<矢>手<挾>
立向
高圓山尓
春野焼
野火登見左右
燎火乎
何如問者
玉桙之
道来人乃
泣涙
<W>霂尓落者
白妙之
衣埿漬而
立留
吾尓語久
何鴨
本名言
聞者
泣耳師所哭
語者
心曽痛
天皇之
神之御子之
御駕之
手火之光曽
幾許照而有
あづさゆみ
てにとりもちて
ますらをの
さつやたばさみ
たちむかふ
たかまとやまに
はるのやく
のびとみるまで
もゆるひを
なにかととへば
たまほこの
みちくるひとの
なくなみた
こさめにふれば
しろたへの
ころもひづちて
たちとまり
われにかたらく
なにしかも
もとなとぶらふ
きけば
ねのみしなかゆ
かたれば
こころぞいたき
すめろきの
かみのみこの
いでましの
たひのひかりぞ
ここだてりたる
Там, где ясеневый лук
Держат рыцари в руке
И сжимают стрелы счастья,
Попадать стараясь в цель,
Там, на склонах Такамато,
Я спросил: “Что за огни
Вдалеке сверкают ярко,
Как зажженные костры,
Что в полях горят весною,
Чтобы выжигать траву?”
На пути, что был отмечен
Яшмовым копьем,
Проходя остановился
Человек передо мной,
И когда он плакал, слезы
Мелким падали дождем.
Белотканые одежды
Стали влажными от слез.
Обо всем он мне поведал,
Но поверить я не мог.
Лишь рассказ его услышал,
Горько в голос зарыдал.
Лишь сказал он —
Стало сразу больно сердцу моему:
“В путь далекий провожают
Сына славного богов,
Что вселенной управляют,
Это факелы сверкают
Блеском ярким на горах…”

高圓之
野邊乃秋芽子

開香将散
見人無尓
たかまとの
のへのあきはぎ
いたづらに
さきかちるらむ
みるひとなしに
Осенний хаги, что растешь в полях
У Такамато — гор, сверкая красотою,
Напрасно будешь ты
Цвести и опадать —
Ведь некому тобою любоваться!
* “Любоваться некому тобою”— речь идет о принце, который любил любоваться хаги.
高圓之
野邊乃秋芽子
勿散祢
君之形見尓
見管思奴播武
たかまとの
のへのあきはぎ
なちりそね
きみがかたみに
みつつしぬはむ
Осенний хаги, что расцвел в полях
У горных склонов Такамато,
Не опадай!
Любуясь на цветы,
Я буду вспоминать о друге дальнем!
* Варианты песен 231, 232.
真葛延
春日之山者
打靡
春去徃跡
山上丹
霞田名引
高圓尓
鴬鳴沼
物部乃
八十友能<壮>者
折<木>四哭之
来継<比日
如>此續
常丹有脊者
友名目而
遊物尾
馬名目而
徃益里乎
待難丹
吾為春乎
决巻毛
綾尓恐
言巻毛
湯々敷有跡

兼而知者
千鳥鳴
其佐保川丹
石二生
菅根取而
之努布草
解除而益乎
徃水丹
潔而益乎
天皇之
御命恐
百礒城之
大宮人之
玉桙之
道毛不出
戀比日
まくずはふ
かすがのやまは
うちなびく
はるさりゆくと
やまのへに
かすみたなびく
たかまとに
うぐひすなきぬ
もののふの
やそとものをは
かりがねの
きつぐこのころ
かくつぎて
つねにありせば
ともなめて
あそばむものを
うまなめて
ゆかましさとを
まちかてに
わがせしはるを
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしくあらむと
あらかじめ
かねてしりせば
ちどりなく
そのさほがはに
いはにおふる
すがのねとりて
しのふくさ
はらへてましを
ゆくみづに
みそぎてましを
おほきみの
みことかしこみ
ももしきの
おほみやひとの
たまほこの
みちにもいでず
こふるこのころ
В зелени густых лиан
Склоны Касуга-горы…
И в туманах голубых
Лишь наступит там весна,
Над горою вдалеке
Дымка легкая встает,
Сразу песни запоет
В Такамато соловей.
Множество придворных слуг
Славных воинских родов,
Как мы ждем весенних дней
С нетерпеньем и тоской,
Ту желанную пору,
Когда день летит за днем,
Как за гусем дикий гусь
Вереницей в небесах!
Как мечтаем мы всегда,
Если б вечно было так:
Чтоб с толпой своих друзей
Веселиться и шуметь,
Чтоб, построив в ряд коней,
Мчаться вихрем по селу!
Даже говорить о том —
Страшно и подумать нам!
Если б знать нам наперед,
Если б раньше нам узнать,
У прозрачных вод Сахо,
Там, где плачут кулики,
Взяли б корни сугэ мы,
Что растут среди камней,
Травы синобугуса
Сняли б страшную вину!
Ах, в текущих струях вод
Очищенье от грехов
Мы бы приняли тогда!
Оттого, что страшен нам
Тот приказ, что отдал здесь
Наш великий государь,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги царские, теперь
Не выходят из дворца
На дорогу,
Что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем.
Взаперти они сидят
И тоскуют эти дни…
* Сугэ — некоторые считают, что это осока, другие полагают, что это растение из семейства лилий. В песнях глубокие крепкие корни сугэ служат образом глубокой сильной любви. Судя по этой песне, корни имели очистительное назначение и обладали магической силой (см. п. 564).
* Синобугуса — “трава забвения” — народное название; судя по песне, употреблялась для очищения от грехов (СН). В некоторых словарях указывается, что это папоротник Davallia bullata или Polypodiuin lincare, растущий на скалах, каменных стенах и т. п.
* “Ах, в текущих струях вод очищенье от грехов мы бы приняли тогда” — речь идет об обряде очищенья (мисоги) в водах реки.
猟高乃
高圓山乎
高弥鴨
出来月乃
遅将光
かりたかの
たかまとやまを
たかみかも
いでくるつきの
おそくてるらむ
Верно, оттого что так высоки
Горы Такамато,
Здесь, в Каритака,
Очень что-то поздно засветила
Выходящая из-за горы луна.

十一年己卯
天皇遊猟高圓野之時小獣<泄>走<都>里之中
於是適値勇士生而見獲即以此獣獻上御在所<副>歌一首
獣名俗曰牟射佐妣

В 11-м г. Тэмпё [739], когда император [Сёму] забавлялся охотой в полях Такамато, зверек мусасаби забежал в селение, и рыцари поймали его. Зверька поднесли императору вместе с этой песней.
* Мусасаби — см. п. 267.
大夫之
高圓山尓
迫有者
里尓下来流
牟射佐毗曽此
ますらをの
たかまとやまに
せめたれば
さとにおりける
むざさびぞこれ
Оттого что рыцари напали
В Такамато среди гор на след его,
Он спустился с гор сюда, в село.
Вот он — пойманный зверек,
Забавный мусасаби!

春雨乃
敷布零尓
高圓
山能櫻者
何如有良武
はるさめの
しくしくふるに
たかまとの
やまのさくらは
いかにかあるらむ
Весенний дождь
Все льет и льет…
Что с вишней горною
На склонах Такамато,
Как под дождем она цветет?

春日野尓
<鍾>礼零所見
明日従者
黄葉頭刺牟
高圓乃山
かすがのに
しぐれふるみゆ
あすよりは
もみちかざさむ
たかまとのやま
Я вижу там, над Касуга-долиной,
Все мелкий дождь идёт,
И с завтрашнего дня,
Наверно, в Такамато вся гора
Украсится листвою алой!

高圓之
野邊乃秋芽子
此日之
暁露尓
開兼可聞
たかまとの
のへのあきはぎ
このころの
あかときつゆに
さきにけむかも
Цветы прекрасных хаги в Такамато
На золотых полях
Осеннею порой,
В рассвета алый час покрытые росой,
Как нынче, верно, пышно расцвели!
* Отомо Якамоти сложил эту песню, живя в новой столице Куни в тоске о старой и ее окрестностях Такамато.
高圓之
秋野上乃
瞿麦之花
丁<壮>香見
人之挿頭師
瞿麦之花
たかまとの
あきののうへの
なでしこのはな
うらわかみ
ひとのかざしし
なでしこのはな
На осенних полях
В Такамато росли
Гвоздики цветы…
Так как свежими были они,
Украшением служили ему —
Гвоздики цветы…
* Говоря о цветах гвоздики, принцесса подразумевает себя; в песне содержится скрытый упрек по отношению к Табито, по-видимому, любившему ее, когда она была молода. Песня сложена в форме сэдока.
叩々
物乎念者
将言為便
将為々便毛奈之
妹与吾
手携而
旦者
庭尓出立
夕者
床打拂
白細乃
袖指代而
佐寐之夜也
常尓有家類
足日木能
山鳥許曽婆
峯向尓
嬬問為云
打蝉乃
人有我哉
如何為跡可
一日一夜毛
離居而
嘆戀良武
許己念者
胸許曽痛
其故尓
情奈具夜登
高圓乃
山尓毛野尓母
打行而
遊徃杼
花耳
丹穂日手有者
毎見
益而所思
奈何為而
忘物曽
戀云物呼
ねもころに
ものをおもへば
いはむすべ
せむすべもなし
いもとあれと
てたづさはりて
あしたには
にはにいでたち
ゆふへには
とこうちはらひ
しろたへの
そでさしかへて
さねしよや
つねにありける
あしひきの
やまどりこそば
をむかひに
つまどひすといへ
うつせみの
ひとなるわれや
なにすとか
ひとひひとよも
さかりゐて
なげきこふらむ
ここおもへば
むねこそいたき
そこゆゑに
こころなぐやと
たかまとの
やまにものにも
うちゆきて
あそびあるけど
はなのみ
にほひてあれば
みるごとに
ましてしのはゆ
いかにして
わすれむものぞ
こひといふものを
Если в сердце глубоко
Поразмыслить обо всем,
Что сказать, что делать мне? —
Выхода не знаю я…
Милая жена и я,
Взявшись за руки,
Вдвоем
По утрам
Спускались в сад,
Вечерами, освятив
Ложе,
Белые свои
Рукава переплетя,
Спали вместе.
Ночи те
Не навеки ли прошли?
Даже, слышал я, фазан,—
Житель распростертых гор,
Говорят, свою жену
Ищет и находит там,
На другой вершине гор,
Я же в мире суеты
Бренный, жалкий человек,
Почему же только я
Даже ночи, даже дня
Не могу с ней провести,
Верно, быть в разлуке нам,
Верно, плакать мне в тоске!
Как подумаю о том,
Горестно душа болит!
И поэтому решил —
Не утешу ль сердце я?
По горам и по полям
В Такамато
Я бродил,
Все бродил, гуляя там,
Но кругом одни цветы
Мне сверкали на полях.
Каждый раз, как видел их,
Тосковал еще сильней!
Что же делать,
Как забыть,
То, что все зовут — любовь?
* Песня посвящена тоске в разлуке с женой, несет на себе следы влияния песен Хитомаро (207) и Окура (804). Однако аналогичные образы можно встретить и в анонимных песнях; возможно. это следы неизжитой народно-песенной традиции.
* “Говорят, свою жену ищет и находит там, на другой вершине гор” — фазаны днем бывают вместе со своей самкой, но ночи проводят отдельно на разных вершинах гор.
高圓之
野邊乃容花
面影尓
所見乍妹者
忘不勝裳
たかまとの
のへのかほばな
おもかげに
みえつついもは
わすれかねつも
Смотрю я на цветок каобана,
Что в Такамато на полях растет,
И облик твой
Передо мной встает,
И не могу я позабыть тебя!
* Каобана — японская петунья, бледно-алого цвета с сердечкообразными продолговатыми листьями, чашечка в виде перевернутого колокола, обращенного широкой стороной вверх, растет в полях и на лугах, многолетнее растение, цветет все лето начиная с 5—6-го месяца.
春雉鳴
高圓邊丹
櫻花
散流歴
見人毛我<母>
きぎしなく
たかまとのへに
さくらばな
ちりてながらふ
みむひともがも
Там, у гор Такамато,
Где поют свои песни кигиси,
Лепестки у вишневых деревьев осыпаются ныне…
Как хотел бы, чтоб ты здесь была в это время
И со мною могла б любоваться цветами!
* Кигиси (совр. кидзи) — фазан с красной головкой и длинным пестрым хвостом.
春霞
田菜引今日之
暮三伏一向夜
不穢照良武
高松之野尓
はるかすみ
たなびくけふの
ゆふづくよ
きよくてるらむ
たかまつののに
Раннею весной,
Когда прозрачной дымкой
Стелется тумана пелена,
Верно, ночью светлая луна
Засияет ярко в поле Такамато!
* Среди песен весны луне посвящены всего три песни, потому что обычно воспевается осенняя, самая красивая, луна.
吾衣
<揩>有者不在
高松之
野邊行之者
芽子之<揩>類曽
あがころも
すれるにはあらず
たかまつの
のへゆきしかば
はぎのすれるぞ
Ведь платье я свое
Не красил никогда.
И лишь когда я приходил полями
Там, в Такамато, то осенний хаги
Его окрасил в яркий цвет.
* Поля Такамато славились красотой осенних хаги. В старину было принято окрашивать этими цветами одежду (см. п. 1273). В Такамато так много хаги, что стоит пройти этими полями и окрасишь платье.
秋風者
日異吹奴
高圓之
野邊之秋芽子
散巻惜裳
あきかぜは
ひにけにふきぬ
たかまとの
のへのあきはぎ
ちらまくをしも
Осенний ветер с каждым днем сильней…
Суровыми его порывы стали.
И будет жаль, коль в Такамато вдруг
В полях осыплются
Цветы осенних хаги.

鴈之鳴乎
聞鶴奈倍尓
高松之
野上<乃>草曽
色付尓家留
かりがねを
ききつるなへに
たかまつの
ののうへのくさぞ
いろづきにける
Как только стало слышно где-то,
Что гуси дикие кричат,
Как в Такамато
Травы на полях
Покрылись сразу ярко-алым цветом.
* Крики диких гусей — примета осени, поэтому прилет их всегда связывают с появлением алой листвы.
多可麻刀能
乎婆奈布伎故酒
秋風尓
比毛等伎安氣奈
多太奈良受等母
たかまとの
をばなふきこす
あきかぜに
ひもときあけな
ただならずとも
Хочу, чтобы осенний ветерок,
Что прошумел средь трав прекрасных обана
У Такамато гор,
На мне ослабил шнур,
Хотя б и не коснулся он меня.
* Обана—одна из семи осенних трав (см. п. 1538).
安麻久母尓
可里曽奈久奈流
多加麻刀能
波疑乃之多婆波
毛美知安倍牟可聞
あまくもに
かりぞなくなる
たかまとの
はぎのしたばは
もみちあへむかも
Вот и гусей далеких слышны крики
Средь облаков небесных в вышине,
И в Такамато вмиг
На нижних ветках хаги,
Наверно, алой станет вся листва.
* Крики гусей, алая листва хаги — приметы осени. Эти образы часто выступают “парными” в осенних песнях.
乎美奈<弊>之
安伎波疑之努藝
左乎之可能
都由和氣奈加牟
多加麻刀能野曽
をみなへし
あきはぎしのぎ
さをしかの
つゆわけなかむ
たかまとののぞ
Там, где, раздвинув в стороны кусты
Осенних хаги, оминаэси-цветы,
Олень, с листвы росу блестящую роняя,
Сквозь ветви пробирается, крича,—
Там Такамато — дивные поля.
* Хаги, оминаэси — цветы осени (см. п. 1538, 2145).
宮人乃
蘇泥都氣其呂母
安伎波疑尓
仁保比与呂之伎
多加麻刀能美夜
みやひとの
そでつけごろも
あきはぎに
にほひよろしき
たかまとのみや
Дворец прекрасен
В Такамато,
Где средь цветов осенних нежных хаги
Сверкают платья яркие придворных
И рукава с большими обшлагами.
* Хаги — см. п. 1538.
多可麻刀能
宮乃須蘇未乃
努都可佐尓
伊麻左家流良武
乎美奈弊之波母
たかまとの
みやのすそみの
のづかさに
いまさけるらむ
をみなへしはも
В Такамато, внизу,
У подножья дворца,
На холмах небольших средь зеленых полей,
Верно, ныне раскрылись и пышно цветут
Оминаэси нежных цветы.
* Оминаэси — см. п. 1538.
多可麻刀能
秋野乃宇倍能
安佐疑里尓
都麻欲夫乎之可
伊泥多都良牟可
たかまとの
あきののうへの
あさぎりに
つまよぶをしか
いでたつらむか
Верно, вышел олень на поля
И жену призывает с тоской, —
Слышен голос его из густого тумана,
Что завесою плотною встал поутру
Над полями осенними там, в Такамато.

多加麻刀能
努乃宇倍能美也<波>
安礼尓家里
多々志々伎美能
美与等保曽氣婆
たかまとの
ののうへのみやは
あれにけり
たたししきみの
みよとほそけば
Дворец
В долине Такамато
Совсем заброшенным и диким стал,
Все оттого что время то далеко,
Когда наш государь мог посещать его.

多加麻刀能
乎能宇倍乃美也<波>
安礼奴等母
多々志々伎美能
美奈和須礼米也
たかまとの
をのうへのみやは
あれぬとも
たたししきみの
みなわすれめや
Пускай дворец
На склонах Такамато
Теперь заброшенным и диким стал,
Но будут помнить все былые дни расцвета,
Когда туда спешил великий государь.

多可麻刀能
努敝波布久受乃
須恵都比尓
知与尓和須礼牟
和我於保伎美加母
たかまとの
のへはふくずの
すゑつひに
ちよにわすれむ
わがおほきみかも
Как нежные лианы, что растут
В полях чудесных Такамато,
Не ведая конца,
Тысячелетья будем
Мы помнить о тебе, великий государь!

於保吉美乃
都藝弖賣須良之
多加麻刀能
努敝美流其等尓
祢能未之奈加由
おほきみの
つぎてめすらし
たかまとの
のへみるごとに
ねのみしなかゆ
Ах, каждый раз, как вижу я поля
Здесь, в Такамато, где, наверно, часто
Гулял, смотря на них,
Великий государь,
Я только в голос громко плачу.

萩が花
真袖にかけて
高円の
尾上の宮に
ひれ振るやたれ
はぎがはな
まそでにかけて
たかまとの
をのへのみやに
ひれふるやたれ
Кто эти девы из дворца,
Что, рукава украсивши
Цветами хаги,
Приветно машут нам платками
С горы Такамадо?
* На горе Такамадо в одноимённом квартале г. Нара находился дворец-усадьба императора Сёму. ...машут нам платками — белые платки-шарфы, надеваемые на шею и спускавшиеся на плечи, были принадлежностью женского туалета. Как прототип автор использовал танка Отомо Якамоти из «Манъёсю»:
Дворец Такамадо...
Служители его
Длинные рукава украсили
Цветами хаги.
Что за прекрасные цветы!

(В те времена по праздникам и в некоторых других случаях надевали кимоно с удлинёнными вдвое рукавами.)
高円の
野路の篠原
末さわぎ
そそやこがらし
けふ吹きぬなり
たかまとの
のぢのしのはら
すゑさわぎ
そそやこがらし
けふふきぬなり
Слышу:
В полях Такамадо
Шелестят тростники,
Неужели
Зимний ветер подул?
* Такамадо — местность в провинции Нара, у подножья одноименной горы.
* Намёк на песню Оэ Ёситоки (см. коммент. 286).

敷島や
高円山の
雲間より
光さしそふ
ゆみはりの月
しきしまや
たかまとやまの
くもまより
ひかりさしそふ
ゆみはりのつき
Из-за гор Такамадо
Выплывает
Серп луны
И сияет все ярче и ярче,
Пробиваясь сквозь облака.
* Гора Такамадо — см. коммент. 373.
天平勝寶五年八月十二日二三大夫等各提壷酒
登高圓野聊述所心作歌三首

5-й год Тэмпё-сёхо [753], 12-й день 8-й луны
Три песни, сложенные, когда несколько придворных чиновников, пришедших в горную долину Такамато, подняли чарки с вином и выразили в песнях, как могли, то, что было у них на сердце.

依興各思高圓離宮處作歌五首

Пять песен, сложенных каждым при воспоминании о дворце Тоцумия в Такамато.
* Все присутствующие на встрече в доме Накатоми Киёмаро, о котором говорилось выше (см. песню 4496), вспоминали О прошлом, когда император Сёму часто посещал дворец Тоцумия в Такамато.
* Тоцумия — дворец для отдыха и увеселении императорского дома.
高圓の
をのへの雪に
跡たえて
ふりにし宮は
人もかよはず
たかまとの
をのへのゆきに
あとたえて
ふりにしみやは
ひともかよはず
На снегу поля
В Такамато
Следы пропали, —
В постаревший дворец
И люди уж не ходят...

ゆふぐれは
衣手すゞし
高圓の
をのへの宮の
秋のはつかぜ
ゆふぐれは
ころもですずし
たかまとの
をのへのみやの
あきのはつかぜ


高圓の
をのへの宮の
月の影
たれ忍べとて
かはらざるらむ
たかまとの
をのへのみやの
つきのかげ
たれしのべとて
かはらざるらむ


眺めても
幾とせふりぬ
高圓の
野上の雪の
あけぼのゝそら
ながめても
いくとせふりぬ
たかまとの
のうへのゆきの
あけぼののそら


高圓の
萩さきぬらし
宮人の
袖つきごろも
つゆぞうつろふ
たかまとの
はぎさきぬらし
みやひとの
そでつきごろも
つゆぞうつろふ


衣うつ
きぬたの音も
高圓の
山の木の葉に
あきかぜぞ吹く
ころもうつ
きぬたのおとも
たかまとの
やまのこのはに
あきかぜぞふく


高圓の
尾上もさむき
秋風に
袖つきごろも
たれかうつらむ
たかまとの
おのえもさむき
あきかぜに
そでつきごろも
たれかうつらむ


野も山も
うづもれにけり
高圓の
尾上の宮の
雪のあけぼの
のもやまも
うづもれにけり
たかまとの
おのえのみやの
ゆきのあけぼの


春がすみ
たなびくかたの
夕月夜
きよくてるらむ
高圓の山
はるがすみ
たなびくかたの
ゆふつきよ
きよくてるらむ
たかまとのやま


磯のかみ
ふるのやしろの
春の色に
霞たなびく
高圓のやま
いそのかみ
ふるのやしろの
はるのいろに
かすみたなびく
たかまとのやま


月影の
さびしくも有るか
高圓の
尾上の宮の
ありあけの空
つきかげの
さびしくもあるか
たかまとの
おのえのみやの
ありあけのそら