物乃部能
八十氏河乃
阿白木尓
不知代經浪乃
去邊白不母
もののふの
やそうぢかはの
あじろきに
いさよふなみの
ゆくへしらずも
Как та волна, что, набегая, исчезает
Вблизи шестов с ловушками для рыб
У брега Удзи, где, бывало, родам военным не было числа,—
Как та волна, мир этот покидая,
Уйду и я неведомо куда…
* В песне отражен способ рыбной ловли при помощи плетеных ловушек (адзиро), прикрепленных к шестам или кольям (адзироги) и забиваемых в дно реки. Чтобы привлечь рыбу, жгли костры. Рыба шла на огонь и попадала в ловушку. Этим способом ловили мелкую рыбу на оз. Бива и особенно на р. Удзи поздней осенью или ранней зимой.

Танка также включена в Синкокинсю [1648] (А.С.)
八隅知之
吾大王
高照
日<乃>皇子
荒妙乃
藤原我宇倍尓
食國乎
賣之賜牟登
都宮者
高所知武等
神長柄
所念奈戸二
天地毛
縁而有許曽
磐走
淡海乃國之
衣手能
田上山之
真木佐苦
桧乃嬬手乎
物乃布能
八十氏河尓
玉藻成
浮倍流礼
其乎取登
散和久御民毛
家忘
身毛多奈不知
鴨自物
水尓浮居而
吾作
日之御門尓
不知國
依巨勢道従
我國者
常世尓成牟
圖負留
神龜毛
新代登
泉乃河尓
持越流
真木乃都麻手乎
百不足
五十日太尓作
泝須<良>牟
伊蘇波久見者
神随尓有之
やすみしし
わがおほきみ
たかてらす
ひのみこ
あらたへの
ふぢはらがうへに
をすくにを
めしたまはむと
みあらかは
たかしらさむと
かむながら
おもほすなへに
あめつちも
よりてあれこそ
いはばしる
あふみのくにの
ころもでの
たなかみやまの
まきさく
ひのつまでを
もののふの
やそうぢがはに
たまもなす
うかべながせれ
そをとると
さわくみたみも
いへわすれ
みもたなしらず
かもじもの
みづにうきゐて
わがつくる
ひのみかどに
しらぬくに
よしこせぢより
わがくには
とこよにならむ
あやおへる
くすしきかめも
あらたよと
いづみのかはに
もちこせる
まきのつまでを
ももたらず
いかだにつくり
のぼすらむ
いそはくみれば
かむながらにあらし
Мирно правящая здесь,
Государыня моя!
Ты, что озаряешь высь,
Солнца дивное дитя!
Оглядев свою страну,
Где правление вершишь,
Ты решила, чтоб дворец
Возвышался ныне здесь,
В Фудзивара,
Где цветут
Вишен пышные цветы,
Где из тонких волокон фудзи
Ткется полотно.
Ты, являясь божеством,
Так решила.
Оттого
Боги неба и земли
Были заодно с тобой!
В Оми — дальней стороне,
Где со скал бегут ручьи,
Есть деревья хиноки,
Что приносят счастье всем,
На горах Танаками
Расстилаются леса,
С двух сторон спускаясь вниз,
Как у платья рукава.
Вот, с горы сплавляют лес
По течению реки
— Удзигава,
Где живет
Воинов несметный род.
Будто бы плывут в воде
Водоросли-жемчуга,
По течению плывет
Лес, что велено сплавлять.
И, сплавляя этот лес,
Там шумит рабочий люд.
Дом родной свой позабыв,
Не щадя последних сил,
Словно утки, целый день
Не выходят из воды.
И к светлейшему дворцу,
Что теперь мы строим здесь,
Из неведомых нам стран
По дорогам из Косэ
Будут люди прибывать,
И родимая страна,
Превратится в вечный рай!
Знаки вещие храня,
Черепаха нам сулит
Новый, благодатный век!
И деревья хиноки
По течению плывут
Быстрой Идзуми-реки.
Сбив плоты,
Сплавляют лес
Волоком и по реке
На постройку гонят лес.
И когда посмотришь ты,
Как старается народ,
То увидишь, что и впрямь
Волю он вершит богов!
* Автор неизвестен. Одни исследователи считают, что это песня рабочего люда, отбывавшего трудовую повинность (“экимин”, или “эдати-но-тами” — “народ, выполняющий подневольный труд” от “эки”, “эдати” — “подневольный труд”, “мин”, “тами” — “народ” — МС), другие же полагают, что песня сочинена посторонним человеком, наблюдавшим, как работают на постройке дворца крестьяне. Многие считают, что эта песня принадлежит Хитомаро, так как некоторые строки схожи с его песнями.
* В песне восхваляется правление императрицы Дзито и говорится о строительстве дворца в Фудзивара, куда в 694 г. была перенесена столица из Асука. О переезде императрицы в этот дворец 6-го дня 12-го месяца того же года имеется запись в “Нихонги” (прим. к тексту).
* “Знаки вещие храня, черепаха нам сулит новый, благодатный век…” — постройке нового дворца и перенесению столицы предшествовали различные гадания, при помощи которых определяли счастливое место для новой столицы (см. п. 1). Панцирь черепахи калили на огне и по трещинам определяли будущее.
物部乃
臣之壮士者
大王<之>
任乃随意
聞跡云物曽
もののふの
おみのをとこは
おほきみの
まけのまにまに
きくといふものぞ
Недаром говорят,
Что славные мужи,
Придворные из воинского рода,
У государя нашего служа,
Во всем ему покорствовать готовы,

<挂>巻毛
文尓恐之
吾王
皇子之命
物乃負能
八十伴男乎
召集聚
率比賜比
朝猟尓
鹿猪踐<起>
暮猟尓
鶉雉履立
大御馬之
口抑駐
御心乎
見為明米之
活道山
木立之繁尓
咲花毛
移尓家里
世間者
如此耳奈良之
大夫之
心振起
劔刀
腰尓取佩
梓弓
靭取負而
天地与
弥遠長尓
万代尓
如此毛欲得跡
憑有之
皇子乃御門乃
五月蝿成
驟驂舎人者
白栲尓
<服>取著而
常有之
咲比振麻比
弥日異
更經<見>者
悲<呂>可聞
かけまくも
あやにかしこし
わがおほきみ
みこのみことの
もののふの
やそとものをを
めしつどへ
あどもひたまひ
あさがりに
ししふみおこし
ゆふがりに
とりふみたて
おほみまの
くちおさへとめ
みこころを
めしあきらめし
いくぢやま
こだちのしげに
さくはなも
うつろひにけり
よのなかは
かくのみならし
ますらをの
こころふりおこし
つるぎたち
こしにとりはき
あづさゆみ
ゆきとりおひて
あめつちと
いやとほながに
よろづよに
かくしもがもと
たのめりし
みこのみかどの
さばへなす
さわくとねりは
しろたへに
ころもとりきて
つねなりし
ゑまひふるまひ
いやひけに
かはらふみれば
かなしきろかも
И поведать это вам
Я смущаюсь и боюсь…
Наш великий государь,
Принц светлейший
Как-то раз
Вдруг, призвав к себе, собрал
Множество людей
Славных воинских родов
И повел их за собой.
На охоте поутру
Диких он ловил зверей;
На охоте ввечеру
Он ловил пугливых птиц.
И прекрасного коня
За узду остановив,
Он, любуясь на цветы,
Сердце веселил.
О расцветшие цветы,
В темных зарослях лесных
Горных склонов Икудзи,
Вы увяли навсегда!
В мире бренном и пустом
Все бывает только так!
Словно мухи в майский день
Слуги верные шумят!
Слуги верные его,
Принца нашего, что был
Сердцем доблестный герой,
Что, бывало, славный меч
Крепко привязав к бедру,
Славный ясеневый лук
И колчан нес за спиной.
Уповая на него,
Мы мечтали,
Чтобы он
Вместе с небом и землей
В мире долго, долго жил,
Чтобы тысячи веков
Оставалось все, как есть!
Словно мухи в майский день,
Слуги верные шумят,
Платья яркой белизны
Нынче на себя надев…
И когда мой видит взор,
Как меняется вокруг
С каждым днем
Веселый вид
Слуг его,
Что здесь всегда
Улыбались, веселясь,—
О, как полон скорби я!

天皇之
行幸乃随意
物部乃
八十伴雄与
出去之
愛夫者
天翔哉
軽路従
玉田次
畝火乎見管
麻裳吉
木道尓入立
真土山
越良武公者
黄葉乃
散飛見乍

吾者不念
草枕
客乎便宜常
思乍
公将有跡
安蘇々二破
且者雖知
之加須我仁
黙然得不在者
吾背子之
徃乃萬々
将追跡者
千遍雖念
手<弱>女
吾身之有者
道守之
将問答乎
言将遣
為便乎不知跡
立而爪衝
おほきみの
みゆきのまにま
もののふの
やそとものをと
いでゆきし
うるはしづまは
あまとぶや
かるのみちより
たまたすき
うねびをみつつ
あさもよし
きぢにいりたち
まつちやま
こゆらむきみは
もみちばの
ちりとぶみつつ
にきびにし
われはおもはず
くさまくら
たびをよろしと
おもひつつ
きみはあらむと
あそそには
かつはしれども
しかすがに
もだもえあらねば
わがせこが
ゆきのまにまに
おはむとは
ちたびおもへど
たわやめの
わがみにしあれば
みちもりの
とはむこたへを
いひやらむ
すべをしらにと
たちてつまづく
О прекрасный мой супруг,
Ты, что следуешь в пути,
Где изволит проходить
Наш великий государь
Вместе с свитою его,
Вместе с теми, кто стоит
Во главе несметных войск,
Славных воинских родов!
Гуси по небу летят…
Там, в Кару,
Минуя путь,
И любуясь Унэби —
Той горой, что все зовут
Девой чудной красоты
В перевязях жемчугов,
И в страну направясь Ки,
Там, где платья хороши
Из простого полотна,
Ты, наверное, идешь
Возле склонов Мацути…
О любимый! Там идя
И любуясь, как летит,
С веток осыпаясь вниз,
Клена алая листва,
Не тоскуешь, верно, ты
С нежной думой обо мне,
А о странствии своем,
Где подушкою в пути
Служит страннику трава,
На ночлег остановясь,
Думаешь с восторгом ты!
И хотя могу понять
Думы тайные твои,
Но не в силах больше я
Молча оставаться здесь.
Много, много тысяч раз
Думала пойти я в путь
За тобою, милый мой,
Но ведь тело у меня
Слабой женщины, увы!
Потому бессильна я…
Спросят стражи на пути,
Будут мне чинить допрос,
Я не знаю, что сказать
И какой держать ответ.
Оттого, собравшись в путь,
Медлю я идти к тебе…

大夫之
鞆乃音為奈利
物部乃
大臣
楯立良思母
ますらをの
とものおとすなり
もののふの
おほまへつきみ
たてたつらしも
Слышны звуки стрел, разящих панцирь
Храбрых и отважных рыцарей моих.
Славных воинских родов лихие полководцы,
Верно, в бой стремятся,
Выставив щиты!
* В песне говорится о подготовке к бою с племенами эбису, которые восстали как раз в период вступления на престол императрицы Гэммё.
* Панцирь (томо) — защищал воина от стрел, делался из кожи наподобие мешка, выложенного мехом. Панцирь с помощью кожаного шнура прикреплялся к левой руке и левому боку воина.
忍照
難波乃國者
葦垣乃
古郷跡
人皆之
念息而
都礼母無
有之間尓
續麻成
長柄之宮尓
真木柱
太高敷而
食國乎
治賜者
奥鳥
味經乃原尓
物部乃
八十伴雄者
廬為而
都成有
旅者安礼十方
おしてる
なにはのくには
あしかきの
ふりにしさとと
ひとみなの
おもひやすみて
つれもなく
ありしあひだに
うみをなす
ながらのみやに
まきはしら
ふとたかしきて
をすくにを
をさめたまへば
おきつとり
あぢふのはらに
もののふの
やそとものをは
いほりして
みやこなしたり
たびにはあれども
Блеском озаренная Нанива-страна!
“Это старое село,
Где плетни из тростника”,—
Говорил о ней народ,
Думать бросили о ней.
Равнодушными с тех пор
Были люди к той стране.
А за это время там
Вбили крепкие столбы,
Вбили славные столбы
Из деревьев хиноки
И построили дворец,
Что назвали Нагара,
Длинный, словно волокно
В пряже конопли.
И когда страною ты
Начал править во дворце,
Множество придворных слуг
Славных воинских родов
Там раскинули шатры,
На долине Адзифу
(Адзи — птиц морских зовут),
И столицею теперь
Стало старое село,
Хоть и было это все
Остановкою в пути…
* Деревья хиноки “солнечные деревья”, японский кипарис, считался священным деревом, из него делали ритуальную утварь.
* “Хоть и было это все остановкою в пути” — в старину императоры, часто путешествуя по стране и останавливаясь в пути, строили временные постройки, которые назывались дворцами (кари-мия), потому что в них жил император, а местность, где он останавливался на долгое время, называлась столицей. В Нанива для путешествующего императора Сёму был построен дворец, который он сделал своей резиденцией.
真葛延
春日之山者
打靡
春去徃跡
山上丹
霞田名引
高圓尓
鴬鳴沼
物部乃
八十友能<壮>者
折<木>四哭之
来継<比日
如>此續
常丹有脊者
友名目而
遊物尾
馬名目而
徃益里乎
待難丹
吾為春乎
决巻毛
綾尓恐
言巻毛
湯々敷有跡

兼而知者
千鳥鳴
其佐保川丹
石二生
菅根取而
之努布草
解除而益乎
徃水丹
潔而益乎
天皇之
御命恐
百礒城之
大宮人之
玉桙之
道毛不出
戀比日
まくずはふ
かすがのやまは
うちなびく
はるさりゆくと
やまのへに
かすみたなびく
たかまとに
うぐひすなきぬ
もののふの
やそとものをは
かりがねの
きつぐこのころ
かくつぎて
つねにありせば
ともなめて
あそばむものを
うまなめて
ゆかましさとを
まちかてに
わがせしはるを
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしくあらむと
あらかじめ
かねてしりせば
ちどりなく
そのさほがはに
いはにおふる
すがのねとりて
しのふくさ
はらへてましを
ゆくみづに
みそぎてましを
おほきみの
みことかしこみ
ももしきの
おほみやひとの
たまほこの
みちにもいでず
こふるこのころ
В зелени густых лиан
Склоны Касуга-горы…
И в туманах голубых
Лишь наступит там весна,
Над горою вдалеке
Дымка легкая встает,
Сразу песни запоет
В Такамато соловей.
Множество придворных слуг
Славных воинских родов,
Как мы ждем весенних дней
С нетерпеньем и тоской,
Ту желанную пору,
Когда день летит за днем,
Как за гусем дикий гусь
Вереницей в небесах!
Как мечтаем мы всегда,
Если б вечно было так:
Чтоб с толпой своих друзей
Веселиться и шуметь,
Чтоб, построив в ряд коней,
Мчаться вихрем по селу!
Даже говорить о том —
Страшно и подумать нам!
Если б знать нам наперед,
Если б раньше нам узнать,
У прозрачных вод Сахо,
Там, где плачут кулики,
Взяли б корни сугэ мы,
Что растут среди камней,
Травы синобугуса
Сняли б страшную вину!
Ах, в текущих струях вод
Очищенье от грехов
Мы бы приняли тогда!
Оттого, что страшен нам
Тот приказ, что отдал здесь
Наш великий государь,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги царские, теперь
Не выходят из дворца
На дорогу,
Что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем.
Взаперти они сидят
И тоскуют эти дни…
* Сугэ — некоторые считают, что это осока, другие полагают, что это растение из семейства лилий. В песнях глубокие крепкие корни сугэ служат образом глубокой сильной любви. Судя по этой песне, корни имели очистительное назначение и обладали магической силой (см. п. 564).
* Синобугуса — “трава забвения” — народное название; судя по песне, употреблялась для очищения от грехов (СН). В некоторых словарях указывается, что это папоротник Davallia bullata или Polypodiuin lincare, растущий на скалах, каменных стенах и т. п.
* “Ах, в текущих струях вод очищенье от грехов мы бы приняли тогда” — речь идет об обряде очищенья (мисоги) в водах реки.
八隅知之
吾大王乃
高敷為
日本國者
皇祖乃
神之御代自
敷座流
國尓之有者
阿礼将座
御子之嗣継
天下
所知座跡
八百萬
千年矣兼而
定家牟
平城京師者
炎乃
春尓之成者
春日山
御笠之野邊尓
櫻花
木晩牢
皃鳥者
間無數鳴
露霜乃
秋去来者
射駒山
飛火賀<㟴>丹
芽乃枝乎
石辛見散之
狭男<壮>鹿者
妻呼令動
山見者
山裳見皃石
里見者
里裳住吉
物負之
八十伴緒乃
打經而
思<煎>敷者
天地乃
依會限
萬世丹
榮将徃迹
思煎石
大宮尚矣
恃有之
名良乃京矣
新世乃
事尓之有者
皇之
引乃真尓真荷
春花乃
遷日易
村鳥乃
旦立徃者
刺竹之
大宮人能
踏平之
通之道者
馬裳不行
人裳徃莫者
荒尓異類香聞
やすみしし
わがおほきみの
たかしかす
やまとのくには
すめろきの
かみのみよより
しきませる
くににしあれば
あれまさむ
みこのつぎつぎ
あめのした
しらしまさむと
やほよろづ
ちとせをかねて
さだめけむ
ならのみやこは
かぎろひの
はるにしなれば
かすがやま
みかさののへに
さくらばな
このくれがくり
かほどりは
まなくしばなく
つゆしもの
あきさりくれば
いこまやま
とぶひがたけに
はぎのえを
しがらみちらし
さをしかは
つまよびとよむ
やまみれば
やまもみがほし
さとみれば
さともすみよし
もののふの
やそとものをの
うちはへて
おもへりしくは
あめつちの
よりあひのきはみ
よろづよに
さかえゆかむと
おもへりし
おほみやすらを
たのめりし
ならのみやこを
あらたよの
ことにしあれば
おほきみの
ひきのまにまに
はるはなの
うつろひかはり
むらとりの
あさだちゆけば
さすたけの
おほみやひとの
ふみならし
かよひしみちは
うまもゆかず
ひともゆかねば
あれにけるかも
О Ямато-сторона,
Где правление вершит
Мирно правящий страной
Наш великий государь!
Это дивная страна,
Правили которой здесь
Вечно, со времен богов,
Внуки славные небес.
О столица Нара, ты,
Что заложена была,
Для того чтобы всегда
Принцы здешней стороны,
Что рождались во дворце,
Правили б из века в век
Поднебесной в той стране
Тысячи спокойных лет,
Бесконечные века…
О столица Нара,
Где
Лишь наступят дни весны
В свете солнечных лучей,
Как на Касуга-горе,
На Микаса на полях,
Среди зарослей ветвей
Вишен прячутся цветы,
Птицы каодори там
Распевают без конца.
А лишь осень настает
С белым инеем, росой,
Как у склонов Икома,
У Тобухигаока,
Ветви хаги наклонив, осыпая лепестки,
Бродит по полям олень
И кричит, зовя жену…
Взглянешь ты на горы ввысь —
Любо взору твоему,
Взглянешь на селенье ты —
И в селе чудесно жить!
Множество придворных слуг
Славных воинских родов
Выстроили в ряд дома
И застроили село.
О дворец, что, думал я,
Будет вечно процветать —
До тех пор, пока здесь есть
Небо и земля,
О столица Нара, ты,
На которую всегда
Уповали всей душой,—
Оттого что наступил
В нашей жизни новый век,
Все покинули тебя
С государем во главе.
Как весенние цветы,
Быстро твой померкнул блеск.
И как стаи певчих птиц
Улетают поутру,
Сразу все отбыли прочь…
И на улицах твоих,
На дорогах, где, неся
За спиной своей колчан
И бамбук торчащих стрел,
Люди царского дворца
Проходили взад-вперед,
Даже конь не пробежит,
Не пройдет и человек,
Никого не видно там —
Опустело все вокруг!
* Птицы каодори — поют обычно особенно хорошо весной.
* “Неся за спиной своей колчан” — см. п. 955.
物部乃
石瀬之<社>乃
霍公鳥
今毛鳴奴<香>
山之常影尓
もののふの
いはせのもりの
ほととぎす
いまもなかぬか
やまのとかげに
Кукушка,
Что живешь в священной роще,
В Ивасэ, там, где род военный жил,
Ужели и теперь ты петь не будешь
В тени зеленых гор?
* Роща Ивасэ славилась во времена М. пением кукушек.
物部<乃>
八<十>𡢳嬬等之
挹乱
寺井之於乃
堅香子之花
もののふの
やそをとめらが
くみまがふ
てらゐのうへの
かたかごのはな
Бледно-лиловые цветы катакаго
Вблизи священного колодца храма,
Где много юных дев из царского дворца,
Которые, к колодцу подойдя, чтоб черпать воду,
С цветами нежными смешались, наклонясь…
* Цветы катакаго — род лилий, цветут весной бледно-лиловыми цветами (Lilium cordifolium).
鵜飼ひ舟
あはれとぞ見る
もののふの
八十宇治川の
夕闇の空
うかひふね
あはれとぞみる
もののふの
やそうぢかはの
ゆふやみのそら
Чарует вид ладьи рыбачьей
С бакланами,
Плывущей по реке великой Удзи.
И в сумраке вечернем
Купол неба над головой.
* Рыбачья ладья с бакланами — постоянная тема в «Песнях лета» антологии «Синкокинсю». Бакланы (кормораны) использовались для ночного лова рыбы (обычно форели) — специально прирученные птицы в клювах приносили пойманную рыбу в лодку. Великая река Удзи — берёт начало из озера Бива (японское внутреннее море) и в верхнем течении носит название Сэдагава, в среднем — протекает по территории г. Удзи в префектуре Киото и называется Удзигава (река Удзи), в нижнем же течении, протекая в районе Ёдо в г. Киото, называется Ёдогава (см. коммент. 169). В 1184 г. здесь состоялось сражение войска Кисо Ёсинака с воинами Минамото Ёсицунэ, известное в истории междуусобных войн феодальных кланов Тайра и Минамото.
もののふの
八十宇治川の
網代木に
いざよふ波の
ゆくへ知らずも
もののふの
やそうぢかはの
あじろぎに
いざよふなみの
ゆくへしらずも
О Удзи, древняя река...
Свидетель битв родов могучих!
Путь волн твоих,
Столкнувшихся с рыбацкими сетями,
Неведом...
Танка также включена в Манъёсю [264]
物部乃
八十氏川之
急瀬
立不得戀毛
吾為鴨
もののふの
やそうぢがはの
はやきせに
たちえぬこひも
あれはするかも
Быстрых струй реки прозрачной Удзи,
Близ которой войнам не было числа,
Не остановить.
Ах, я люблю любовью,
Удержать которую нельзя.

緑丹吉
平山過而
物部之
氏川渡
未通女等尓
相坂山丹
手向草
絲取置而
我妹子尓
相海之海之
奥浪
来因濱邊乎
久礼々々登
獨<曽>我来
妹之目乎欲
あをによし
ならやますぎて
もののふの
うぢかはわたり
をとめらに
あふさかやまに
たむけくさ
ぬさとりおきて
わぎもこに
あふみのうみの
おきつなみ
きよるはまへを
くれくれと
ひとりぞわがくる
いもがめをほり
В дивной зелени листвы
Горы Нара миновав,
Воды Удзи перейдя,
Где военный славный род,
У горы Застава Встреч,—
Встречи с девой молодой,—
Драгоценные дары —
Ветви сосен,
Пряжу я
Подношу богам с мольбой.
И, кружа по берегам,
Где волна с морских долин
Набегает на песок
В Оми — дальней стороне,
Чтобы встретить в тишине
Деву милую мою,
Я совсем один пришел.
И хочу увидеть я
Очи девы дорогой!
* Вариант п. 3236, которому придан характер любовного заговора.
百不足
山田道乎
浪雲乃
愛妻跡
不語
別之来者
速川之
徃<文>不知
衣袂笶
反裳不知
馬自物
立而爪衝
為須部乃
田付乎白粉
物部乃
八十乃心𠮧
天地二
念足橋
玉相者
君来益八跡
吾嗟
八尺之嗟
玉<桙>乃
道来人乃
立留
何常問者
答遣
田付乎不知
散釣相
君名日者
色出
人<可>知
足日木能
山従出
月待跡
人者云而
君待吾乎
ももたらず
やまたのみちを
なみくもの
うつくしづまと
かたらはず
わかれしくれば
はやかはの
ゆきもしらず
ころもでの
かへりもしらず
うまじもの
たちてつまづき
せむすべの
たづきをしらに
もののふの
やそのこころを
あめつちに
おもひたらはし
たまあはば
きみきますやと
わがなげく
やさかのなげき
たまほこの
みちくるひとの
たちとまり
いかにととはば
こたへやる
たづきをしらに
さにつらふ
きみがないはば
いろにいでて
ひとしりぬべみ
あしひきの
やまよりいづる
つきまつと
ひとにはいひて
きみまつわれを
Не дошло до ста…
На дороге в Ямата
С милою моей женой,
Что прекраснее была
Белых облаков,
Вставших легкою волной
В дальних небесах,
Мне расстаться довелось,
Не сказав ни слова ей…
Быстрых рек неведом путь,
Я не знал, идти ли мне?
И неведомо куда ветер рукава взметнет.
Я не знал, вернуться ль мне?
И как быстроногий конь,
Оступившись на бегу,
Я не ведал, как мне быть?
Я не знал, что делать мне?
Нету воинам числа,
Нет числа и думам тем,
Что терзают сердце нам,
Заполняя все кругом
На земле и в небесах…
Если бы душою мы
Были вместе, милый друг,
Верно, ты б пришел ко мне,
Думала, печалясь, я
И вздыхала глубоко…
И прохожие в пути,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем,
Предо мной остановясь,
Спрашивали:
“Что с тобой?”
Но молчала я в ответ,
Я не знала, что сказать…
Если имя назову я твое,
Любимый мой,
Что пригож и краснолиц,—
Выдаст краска на лице,
Смогут люди все узнать,
И сказала я в ответ:
“Жду луну, что здесь взойдет
Из-за распростертых гор”.
Так сказала людям я,
Я, что жду тебя, мой друг!
* Нагаута — в виде переклички мужской и женской стороны. Первая половина сложена от лица мужчины, расстающегося с возлюбленной, вторая — от лица женщины, ожидающей возлюбленного. Конец нагаута с незначительным изменением представлен в виде танка в М. в кн. XII п. 3002 (танка сложена от лица мужчины). По-видимому, это одна из древнейших форм нагаута, сохранившая перекличку женских и мужских сторон хороводов.
物能乃敷能
夜蘇等母乃乎能
於毛布度知
許己呂也良武等
宇麻奈米氐
宇知久知夫利乃
之良奈美能
安里蘇尓与須流
之夫多尓能
佐吉多母登保理
麻都太要能
奈我波麻須義氐
宇奈比河波
伎欲吉勢其等尓
宇加波多知
可由吉加久遊岐
見都礼騰母
曽許母安加尓等
布勢能宇弥尓
布祢宇氣須恵氐
於伎敝許藝
邊尓己伎見礼婆
奈藝左尓波
安遅牟良佐和伎
之麻<未>尓波
許奴礼波奈左吉
許己婆久毛
見乃佐夜氣吉加
多麻久之氣
布多我弥夜麻尓
波布都多能
由伎波和可礼受
安里我欲比
伊夜登之能波尓
於母布度知
可久思安蘇婆牟
異麻母見流其等
もののふの
やそとものをの
おもふどち
こころやらむと
うまなめて
うちくちぶりの
しらなみの
ありそによする
しぶたにの
さきたもとほり
まつだえの
ながはますぎて
うなひがは
きよきせごとに
うかはたち
かゆきかくゆき
みつれども
そこもあかにと
ふせのうみに
ふねうけすゑて
おきへこぎ
へにこぎみれば
なぎさには
あぢむらさわき
しまみには
こぬれはなさき
ここばくも
みのさやけきか
たまくしげ
ふたがみやまに
はふつたの
ゆきはわかれず
ありがよひ
いやとしのはに
おもふどち
かくしあそばむ
いまもみるごと
Сердцу милые друзья,
Многочисленный отряд
Воинов моих лихих,
Чтобы сердце усладить,
Лошадей становят в ряд,
Огибают на пути
В Сибутани славный мыс,
Где у диких берегов
То вперед, то вновь назад
Волны белые бегут.
Побережья длинный путь
Миновав в Мацудаэ,
На реке на Унэби,
Опустив бакланов вдруг
В струи чистые воды,
Там стоят, глядят на них,
То налево повернув,
То направо уходя,
Не надоедает им
Забавляться на реке.
А потом они спешат
На ладьях своих в Фусэ,
На просторах светлых вод
Приплывают к берегам,
Смотрят:
А на берегах
Шумной стаей у воды
Птицы адзи собрались,
И кругом на островах
На деревьях в вышине
Всюду расцвели цветы.
Дивно хорошо кругом!
Словно дорогой ларец
С крышкою,
Стоит гора,
То гора Футагами.
Как ползучий плющ на ней,
Что растет, стремясь вперед,
Расходясь по сторонам,
Мы не разойдемся, нет,
Будем вместе много раз
Приходить опять сюда,
Будем вместе много раз
Веселиться всей душой,
Точно так же, как теперь,
Сердцу милые друзья!
24-й день 4-й луны
Отомо Якамоти
* “Опустив бакланов вдруг…” — ловля рыбы с помощью бакланов была одним из любимых развлечений в чиновничьей и придворной среде.
* Птицы адзи — особая порода уток, очень распространенная в Японии.
多可美久良
安麻<乃>日嗣等
天下
志良之賣師家類
須賣呂伎乃
可未能美許等能
可之古久母
波自米多麻比弖
多不刀久母
左太米多麻敝流
美与之努能
許乃於保美夜尓
安里我欲比
賣之多麻布良之
毛能乃敷能
夜蘇等母能乎毛
於能我於弊流
於能我名負<弖>
大王乃
麻氣能麻<尓>々々
此河能
多由流許等奈久
此山能
伊夜都藝都藝尓
可久之許曽
都可倍麻都良米
伊夜等保奈我尓
たかみくら
あまのひつぎと
あめのした
しらしめしける
すめろきの
かみのみことの
かしこくも
はじめたまひて
たふとくも
さだめたまへる
みよしのの
このおほみやに
ありがよひ
めしたまふらし
もののふの
やそとものをも
おのがおへる
おのがなおひて
おほきみの
まけのまにまに
このかはの
たゆることなく
このやまの
いやつぎつぎに
かくしこそ
つかへまつらめ
いやとほながに
Свой высокий трон
Он от солнца получил,
Что сверкает в небесах,
Поднебесной правил здесь
Внук богов —
Святой наш бог.
Не без трепета тогда
Начал строить он дворец,
И достойно он решил
В нем правление вершить
В дивной Ёсину- стране,
В этом царственном дворце.
И теперь всегда цари
Направляются туда,
И, наверно, на него
Там любуются они.
Множество придворных слуг
Славных воинских родов,
Принимая на себя
Славу громкую отцов,
Службу верную несут,
Подчиняются во всем
Государю своему.
И как реки, что текут,
Пусть, не ведая конца,
И как горы, что стоят,
Пусть незыблемо века
Будет все, как нынче, впредь,
Будем верно мы служить
Веки вечные ему.
* В начале песни говорится об императоре Одзине (201–310). В записях о нем написано, что на 19-м г. своего правления, зимой, в 10-м месяце он отправился во дворец Ёсину и это считается началом путешествия и отдыха императоров во дворце Тоцу-но мия.
物能乃布能
夜蘇氏人毛
与之努河波
多由流許等奈久
都可倍追通見牟
もののふの
やそうぢひとも
よしのがは
たゆることなく
つかへつつみむ
И тысячи людей стариннейшего рода
Военных доблестных домов,
Как реки Ёсину
Текут, конца не зная,
Любуясь красотой, хотят здесь век служить.

蜻嶋
山跡國乎
天雲尓
磐船浮
等母尓倍尓
真可伊繁貫
伊許藝都遣
國看之勢志氐
安母里麻之
掃平
千代累
弥嗣継尓
所知来流
天之日継等
神奈我良
吾皇乃
天下
治賜者
物乃布能
八十友之雄乎
撫賜
等登能倍賜
食國毛
四方之人乎母
安<夫>左波受
怋賜者
従古昔
無利之瑞
多婢<末>祢久
申多麻比奴
手拱而
事無御代等
天地
日月等登聞仁
万世尓
記續牟曽
八隅知之
吾大皇
秋花
之我色々尓
見賜
明米多麻比
酒見附
榮流今日之
安夜尓貴左
あきづしま
やまとのくにを
あまくもに
いはふねうかべ
ともにへに
まかいしじぬき
いこぎつつ
くにみしせして
あもりまし
はらひたひらげ
ちよかさね
いやつぎつぎに
しらしくる
あまのひつぎと
かむながら
わがおほきみの
あめのした
をさめたまへば
もののふの
やそとものをを
なでたまひ
ととのへたまひ
をすくにも
よものひとをも
あぶさはず
めぐみたまへば
いにしへゆ
なかりししるし
たびまねく
まをしたまひぬ
たむだきて
ことなきみよと
あめつち
ひつきとともに
よろづよに
しるしつがむぞ
やすみしし
わがおほきみ
あきのはな
しがいろいろに
めしたまひ
あきらめたまひ
さかみづき
さかゆるけふの
あやにたふとさ
На чудесном корабле,
Что был высечен из скал,
На борту и на носу
Много весел закрепив
И плывя средь облаков,
Вниз смотрел Ниниги-бог
С дальней высоты небес
На Ямато, на страну —
Остров Акицусима.
И сошел на землю он,
Покорив, изгнал врагов.
Тысячи веков прошли
С той поры.
Из века в век
Боги правили страной,
И, от солнца в небесах
Получив святую власть,
Божеством являясь, ты,
Государыня моя,
Правишь на земле страной!
Много воинов лихих
Славных воинских родов
Греешь милостью своей,
И порядок ты ведешь,
И людей во всех концах
Четырех сторон земли
В той стране, где правишь ты,
Даришь милостью своей.
И поэтому тебе много раз
Был знак небес,
Что не видели еще
Никогда
С древнейших пор,
И правление твое
Не знавало тяжких бед.
Мирно правишь ты страной!
Вместе с небом и землей,
Вместе с солнцем и луной
Много, много тысяч лет
Славить будут все тебя,
О тебе писать в веках,
Мирно правящая здесь
Государыня моя!
Сердце радуешь свое
Ты, любуясь на цветы,
На красу и свежий блеск,
Прелесть каждого цветка,
Что осеннею порой
Расцвели в твоих садах.
И сегодня, в день, когда
Ты даешь блестящий пир,
Удивительно полно
Все величия вокруг!
* В начале песни говорится о Ниниги-но Микото, спустившемся, согласно древнему мифу, с неба на землю. Под знаком небесной милости подразумевается открытие золотых россыпей в провинции Митиноку, чему посвящена особая песня в М. (см. п. 4094).
安之比奇能
八峯能宇倍能
都我能木能
伊也継々尓
松根能
絶事奈久
青丹余志
奈良能京師尓
万代尓
國所知等
安美知之
吾大皇乃
神奈我良
於母保之賣志弖
豊宴
見為今日者
毛能乃布能
八十伴雄能
嶋山尓
安可流橘
宇受尓指
紐解放而
千年保伎
<保>吉等餘毛之
恵良々々尓
仕奉乎
見之貴者
あしひきの
やつをのうへの
つがのきの
いやつぎつぎに
まつがねの
たゆることなく
あをによし
ならのみやこに
よろづよに
くにしらさむと
やすみしし
わがおほきみの
かむながら
おもほしめして
とよのあかり
めすけふのひは
もののふの
やそとものをの
しまやまに
あかるたちばな
うずにさし
ひもときさけて
ちとせほき
ほきとよもし
ゑらゑらに
つかへまつるを
みるがたふとさ
Словно дерево цуга,
Что растет на пиках гор
Распростертых,
Множась там
Сотнями густых ветвей,—
Так пускай из века в век,
Не кончаясь никогда,
Вечно,
Словно у сосны корни,
Будешь продолжать
Ты правление свое
Сотни, тысячи веков,
В Нара —
Городе царей,
Дивном зеленью листвы!
Мирно правящая здесь
Государыня моя!
Божеством являясь нам,
Управляешь ты страной.
И сегодня, в этот день,
Когда пир идет у нас,
Когда славим урожай,
Много воинов лихих
Славных воинских родов
Из цветов татибана,
Что сверкают среди гор
В государевом саду,
Делают себе венки
И, украсивши чело,
Распустив у платья шнур,
Славят и желают все,
Чтобы много тысяч лет
Процветало все вокруг!
И, смотря на этот пир,
Где все люди, веселясь,
Шумно славят всей душой
Государыню свою,
Чтя ее и ей служа,
Преклоняюсь я душой.
* В песне описывается пир в честь урожая (тоё-но акари), который устраивался после подношения богам первого риса во дворце.
秋野尓波
伊麻己曽由可米
母能乃布能
乎等古乎美奈能
波奈尓保比見尓
あきのには
いまこそゆかめ
もののふの
をとこをみなの
はなにほひみに
Теперь в поля осенние пойдем,
Чтоб любоваться блеском
Женщин и мужчин
Из древних славных воинских родов,
Напоминающих цветов осенних блеск.

東野の
東屋に住む
武士や
わかなを萱に
かり渡るらむ
あづまのの
あづまやにすん
もののふや
わかなをかやに
かりわたるらむ
Не бравый ли войн я,
Что живёт в восточного типа жилище
На поле в Восточных краях,
Раз молодые траву
Срезаю для кровли?

もののふの
ならすすさみは
おもだたし
あちそのしさり
かものいれくび
もののふの
ならすすさみは
おもだたし
あちそのしさり
かものいれくび


ものゝふの
八十氏川を
行く水の
流れてはやき
年の暮かな
もののふの
やそうじかはを
ゆくみづの
ながれてはやき
としのくれかな
И года уж конец,
Что пролетел стремительно, как течение
Бегущей воды
Реки Удзи, где жили
Сотни воинских родов...

梓弓
はるたつらしも
ものゝふの
屋のゝかみ山
霞たなひく
あつさゆみ
はるたつらしも
もののふの
やののかみやま
かすみたなひく
Стремительно,
Стрелою с ясеневого лука,
Пришла весна!
И на горе священной Яну
Потянулась дымка тумана!