佐保河乃
涯之官能
<少>歴木莫苅焉
在乍毛
張之来者
立隠金
さほがはの
きしのつかさの
しばなかりそね
ありつつも
はるしきたらば
たちかくるがね
У реки Сахо, прошу,
Высоко на берегу
Не косите вы засохшую траву!
Пусть останется нетронутой она,
Чтобы в ней я спрятаться могла,
Лишь пора весенняя придет!
* Комментаторы отмечают, что песня сложена в народном стиле, не свойственном изысканной поэтессе (МС и др.). Возможно, это запись или обработка народной песни, сделанная Отомо Саканоэ.
白珠者
人尓不所知
不知友縦
雖不知
吾之知有者
不知友任意
しらたまは
ひとにしらえず
しらずともよし
しらずとも
われししれらば
しらずともよし
Вот она — сиратама,
Неизвестна она людям,
Пусть не знают, не беда,
Пусть не знают,—
Лишь бы я знал об этом,
А другие — пусть не знают, не беда!
* Сиратама — белый жемчуг, белая яшма — символ красоты и добродетели, встречается в песнях М. как пояснительный эпитет, олицетворяя собой прекрасное, чистое, и как метафора красавицы, возлюбленной.
百師木乃
大宮人之
踏跡所
奥浪
来不依有勢婆
不失有麻思乎
ももしきの
おほみやひとの
ふみしあとところ
おきつなみ
きよらずありせば
うせずあらましを
Руины столицы, по которой когда-то
Ходили не раз
Сто почтенных вельмож!
Если б с дальнего моря
Не нахлынули волны,
Быть может, еще уцелела б она!

劔<後>
鞘納野
葛引吾妹
真袖以
著點等鴨
夏草苅母
たちのしり
さやにいりのに
くずひくわぎも
まそでもち
きせてむとかも
なつくさかるも
Лезвие меча в ножны вложено…
Вот Вложено-поля, и. на тех полях, на “Ирину”,
Милая моя, что рвет кудзу-траву,
Подвязав тесемкой рукава,
Верно, чтоб одеть меня,
Обрезает стебли собранной травы!
* Волокна стеблей травы кудзу (Pueraria Thunbergiana) шли на пряжу, а корни употреблялись в пищу. В древней Японии одежду обычно ткали из волокон летних трав.
* Возможно, что эту песню распевала во время сбора травы мужская часть хора.
住吉
波豆麻<公>之
馬乗衣
雜豆臈
漢女乎座而
縫衣叙
すみのえの
はづまのきみが
うまのりころも
さひづらふ
あやめをすゑて
ぬへるころもぞ
В Суминоэ хаги есть.
Цветом хаги красят здесь
Платья в пестрые цвета.
Пригласив китайских швей
С птичьим щебетом речей,
Платье сшила для тебя!
* В комментариях высказывается предположение (МС), что песня исполнялась при поднесении подарка. Обычай обмениваться одеждой носил как бы характер взаимной клятвы верности и любви, так как считалось, что в одежде остается часть души дарящего (см. п. 514, 636).
* “Пригласив китайских швей” — китаянки считались наиболее искусными швеями.
住吉
出見濱
柴莫苅曽尼
未通女等
赤裳下
閏将徃見
すみのえの
いでみのはまの
しばなかりそね
をとめらが
あかものすその
ぬれてゆかむみむ
В Суминоэ,
В Идэми на берегу,
Не срезайте вы зеленую траву,
Чтоб видеть мне,
Как девы там идут,
Намочив подолы красные в росе!
* Сложена юношей, который, спрятавшись в траве, наблюдал за деревенскими красавицами (СН). Интересно отметить, что женская одежда красного цвета встречается обычно в обрядовых и земледельческих представлениях в Японии. Девушки (саотомэ), одетые в белые и красные цвета (верхняя часть одежды — белая, юбка — красная), сажали на залитых водой полях рис. Возможно, в этой песне речь идет как раз об этих девушках. Представления часто принимали форму торжественных процессий, на которые приходили любоваться.
住吉
小田苅為子
賎鴨無
奴雖在
妹御為
私田苅
すみのえの
をだをからすこ
やつこかもなき
やつこあれど
いもがみためと
わたくしだかる
— В Суминоэ
Жнец, что жнешь поля,
Разве нету у тебя раба? —
— Раб-то есть, но это ни к чему,—
Поле собственное
Я для милой жну!
* По-видимому, это цикл народных песен, записанный Хитомаро. Песня, состоящая из вопроса и ответа, вероятно, распевалась двумя половинами хора.
* “…нету у тебя раба?”—в те времена рабов (яцуко) продавали и покупали за снопы риса (СН) и использовали для разных работ, в частности для обработки полей.
* “Поле собственное я для милой жну” — “поле собственное” или точнее “частное поле” (ватакусида) в отличие от полей, которыми официально наделяли правительственные власти либо покупалось, либо это была пустошь или целина, которая становилась собственностью обработавшего ее (ТЮ).
池邊
小槻下
細竹苅嫌
其谷
<公>形見尓
監乍将偲
いけのへの
をつきのしたの
しのなかりそね
それをだに
きみがかたみに
みつつしのはむ
Там, у берега, где пруд,
Не срезайте вы бамбук
Под деревьями цуки.
Ах, хотя бы на него
В память друга моего
Буду я глядеть с тоски!

天在
日賣菅原
草<莫>苅嫌
弥<那>綿
香烏髪
飽田志付勿
あめにます
ひめすがはらの
くさなかりそね
みなのわた
かぐろきかみに
あくたしつくも
У принцессы, что живет на небесах,
У принцессы на святых полях
Не коси, смотри, зеленую траву!
Черных раковин черней
К черным волосам твоим
Скверна всякая прильнет!
* Песня, по-видимому, связана с определенными хозяйственными запретами. Сопоставление этой песни с обрядовыми песнями кагура позволяет нам комментировать ее иначе, чем японские исследователи, и внести некоторые поправки в чтение текста. Первая строка “амэнару” (МС, СН) прочтена неверно, в обычном зачине для первой строки должно быть пять слогов. Такой зачин в песнях кагура читается амэ-ни масу, что значит “быть, пребывать на небесах”; чтение, предложенное НКБТ (изд. 1959 г.) — амэ-ни ару, стилистически неточно, так как, говоря о богах, принято употреблять глагол масу в значении ару. Далее следует слово химэ “принцесса”, которое японские комментаторы присоединяют к последующему слову сугавара “поле, покрытое травами суга”, и все это рассматривают как географическое название, местонахождение которого точно неизвестно. Между тем как в обрядовых песнях натура зачин амэ-ни масу служит определением к принцессе Тоёока (Тоёока-химэ), божеству, распоряжающемуся съестными припасами, хлебами и т. п. По-видимому, и здесь привычный зачин амэни масу (состоящий как раз из пяти слогов), присоединяющийся к слову химэ, как и в песнях кагура, имеет в виду принцессу Тоёока—хранительницу хлебных запасов и всякой пищи, т. е. трав и пр.
* Сугавара — “поля, покрытые суга”, мы переводим, как “святые поля”, так как растение суга играет определенную роль в обрядах гадания, в частности и об урожае. Мы рассматриваем песню в плане определенного хозяйственного запрета. Речь идет, по-видимому, о святых полях, находившихся якобы под покровительством принцессы Тоёока, и каждый, кто осмеливался нарушить запрет и косить там травы, навлекал на себя небесную кару. При возделывании риса на особых священных или божественных полях (мита) происходили обряды посадки риса, и эти поля огораживались священной рисовой веревкой в знак запрета входить на них посторонним. Такие поля до сих пор сохранились в некоторых деревнях и фигурируют при исполнении старинных земледельческих обрядов. Возможно, и здесь речь идет о полях, подлежащих запрету.
* “Черных раковин черней” — имеются в виду раковины, внутренняя поверхность которых абсолютно черная.
* Скверна — в тексте акута — “грязь”, “сор”, “мусор”, но в данном тексте мы считаем возможным перевести его словом “скверна”, тем более что в состав слова входит аку “дурной”, “скверный”.
夏影
房之下<邇>
衣裁吾妹
裏儲
吾為裁者
差大裁
なつかげの
つまやのしたに
きぬたつわぎも
うらまけて
あがためたたば
ややおほにたて
В пору летнюю в тени,
В спаленке своей, внутри,
Милая, что шьешь теперь наряд,
Для него подкладку мастеря,
Если шьешь ты платье для меня,
Больше шей, чем шила год назад!
* Песня рассматривается как обращение молодого мужа к своей жене (браки в старину были очень ранние).
梓弓
引津邊在
莫謂花
及採
不相有目八方
勿謂花
あづさゆみ
ひきつのへなる
なのりそのはな
つむまでに
あはずあらめやも
なのりそのはな
Ясеневый лук — лук Адзуса натянут…
В стороне Натянут, или Хикицу,
Есть зеленая не-говори-трава.
И пока цвести придет ее пора,
Будем вместе мы с любимой иль не будем,
Никому не говори, трава!
* Вариант п. 1930, сложенной в форме танка (СН, МС).
* “Не говори-трава” (нанорисо) — один из видов морских водорослей, растущих глубоко на дне моря. Песня похожа на заговор. Травы с подобными названиями (“имя-назови”, “позабудь-трава” и т. п.) отражают древние японские народные поверья, веру в магию слов.
撃日刺
宮路行丹
吾裳破
玉緒
念<妄>
家在矣
うちひさす
みやぢをゆくに
わがもはやれぬ
たまのをの
おもひみだれて
いへにあらましを
Дни работ указывает храм…
По дороге, в храм святой идя,
Только платье разорвала я!
Словно яшмы порванная нить,
Думы все в смятенье у меня,
Лучше бы уж дома оставалась я!
* Песня девушки, не встретившей возлюбленного среди толпы, идущей в храм.
<公>為
手力勞
織在衣服<叙>
春去
何<色>
揩者吉
きみがため
たぢからつかれ
おれるころもぞ
はるさらば
いかなるいろに
すりてばよけむ
Ту одежду, что я соткала,
Силу рук молодых не щадя,
Для тебя, мой любимый,
Мне какими цветами
С приходом весны
Окрасить на память тебе?

橋立
倉椅山
立白雲
見欲
我為苗
立白雲
はしたての
くらはしやまに
たてるしらくも
みまくほり
わがするなへに
たてるしらくも
Лестница ведет в амбар — кура…
На горе Курахасияма
Встанут тучи белые сейчас.
Только их я видеть захочу,
Только думу я задумаю свою,
Встанут тучи белые сейчас!
* Обычное толкование этой песни дается в плане эстетическом, автор якобы сожалеет, что встают белые облака в то время, когда он хочет любоваться горой Курахасияма. Однако это скорее песня-заговор из цикла песен вызывания дождя. Кумо — не только облако, но и тучи, а выражение мимаку хори “хочу видеть”, “хочу любоваться” не соотносится с горой Курахасияма; комментаторы подставляют этот образ в переводе, считая его подразумевающимся. Между тем речь идет не о горе, а об облаках, вернее о тучах, предвестниках дождя. Кроме того, окаменевший зачин, говорящий об амбаре для риса, позволяет думать, что весь круг последующих образов связан с бытом земледельца, и подкрепляет наше толкование.
* “Лестница ведет в амбар” — мк. В старину в Японии амбары были высокие и, чтобы войти в них, подставляли лестницу.
橋立
倉椅川
石走者裳
壮子時
我度為
石走者裳
はしたての
くらはしがはの
いしのはしはも
をざかりに
わがわたりてし
いしのはしはも
Лестница ведет в амбар — кура…
На реке Курахасигава
Где ж из камешков мосток,
Тот, где в юные года
Проходили мы с тобой?
Где ж из камешков мосток?
* Возможно, что и эта песня связана со старинными земледельческими обрядами (здесь тот же зачин, что и в предыдущей песне).
橋立
倉椅川
河静菅
余苅
笠裳不編
川静菅
はしたての
くらはしがはの
かはのしづすげ
わがかりて
かさにもあまぬ
かはのしづすげ
Лестница ведет в амбар — кура…
Близ реки Курахасигава
Есть камыш — сидзусугэ.
Срезал я,
А шляпу-то не сплел…
Есть речной камыш — сидзусугэ…
* “Я на западный базар в столице”—в Нара в те времена было два базара: восточный и западный. Некоторые комментаторы считают, что песня сложена в аллегорическом плане.
* “Не осмотревшись, шелк купил” — т. е. женился поспешно и неудачно (СН).
* Речной камыш — метафора девушки.
* “А шляпу-то не сплел” — т. е. не сделал своей женой. Сидзусугэ (Carex dispalata) — полагают, что это одна из пород сугэ.
春日尚
田立羸
公哀
若草
孋無公
田立羸
はるひすら
たにたちつかる
きみはかなしも
わかくさの
つまなききみが
たにたちつかる
Даже в день весны
На поле стоишь усталый ты,
Милый, жаль тебя!
Нету у тебя жены,
Нежной, как весенняя трава,
На поле стоишь усталый ты.
* Возможно, что эта песня распевалась женской половиной хора во время обрядовых хороводов. Образ “жены нежной, как весенняя трава” (вакагуса-но цума), представляется нам позднейшим толкованием. Принимая во внимание, что в древней Японии весной происходили брачные игры на полях, возможно, что первоначально речь шла именно о жене этих брачных игр.
開木代
来背社
草勿手折
己時
立雖榮
草勿手折
やましろの
くせのやしろの
くさなたをりそ
わがときと
たちさかゆとも
くさなたをりそ
Здесь, в Ямасиро,
У храма у Кусэ,
Ты не рви зеленую траву!
В лучший час расцвета своего
Пусть сверкает красотой она,
Ты не рви зеленую траву!
* Храм Кусэ — находится в уезде Кусэ провинции Ямасиро. Все, что находится около храма, считается священным и принадлежащим богам, ко всему этому нельзя прикасаться руками. Неприкосновенное часто служит в песнях М. сравнением с чужой женой, поэтому полагают, что в данной песне говорится о чужой жене и трава у храма — метафора чужой жены.
青角髪
依網原
人相鴨
石走
淡海縣
物語為
あをみづら
よさみのはらに
ひともあはぬかも
いはばしる
あふみあがたの
ものがたりせむ
Хороши из зелени венки…
На равнине дальней Ёсами
Как хотел бы встретить я людей.
Рассказал бы им рассказы я
О стране далекой Оми, где я был,
Где со скал бежит прозрачная струя…
* Песня, сложенная Хитомаро по возвращении из провинции Оми домой, в Ёсами.
水門
葦末葉
誰手折
吾背子
振手見
我手折
みなとの
あしのうらばを
たれかたをりし
わがせこが
ふるてをみむと
われぞたをりし
В гавани для кораблей
Все верхушки камышей
Кто сегодня поломал? —
Чтоб смотреть, как милый мой
Машет, машет рукавом,
Камыши сломала я!
* Песня состоит из вопроса и ответа, которые, по-видимому, распевались разными сторонами хора — мужской и женской.
垣越
犬召越
鳥猟為公
青山
<葉>茂山邊
馬安<公>
かきごしに
いぬよびこして
とがりするきみ
あをやまの
しげきやまへに
うまやすめきみ
Кличешь ты теперь собак,
Скачущих через плетень,
И охотой занят, друг,
Где заросших гор простор.
Средь лазоревых тех гор,
Отдых дай коню, мой друг!
* Песня жены, обращенная к мужу, выехавшему летом на охоту за птицами тогари (СН). Некоторые комментаторы считают, что эта песня обращена к важному лицу, выехавшему на охоту (МС).
海底
奥玉藻之
名乗曽花
妹与吾
此何有跡
莫語之花
わたのそこ
おきつたまもの
なのりそのはな
いもとあれと
ここにしありと
なのりそのはな
Там, на дне, глубоко под водой,
Жемчуг-водоросли в глубине,
Там растет не-говори-трава.
С милою моей вдвоем
Мы пришли сюда тайком от всех,
Никому не говори, трава!
* Не-говори-трава (см. п. 1279) — древняя вера в магию слов отражена в М. и в названиях растений, и в названиях раковин, местностей, гор и т. д.
此岡
<草>苅小子
<勿>然苅
有乍
<公>来座
御馬草為
このをかに
くさかるわらは
なしかかりそね
ありつつも
きみがきまさむ
みまくさにせむ
Дети, вы, что косите траву
На холме зеленом около меня,
Не годится там ее срезать.
Пусть останется нескошенной она,—
Ведь сюда придет любимый мой ко мне,
Накормлю травой его коня.

江林
次完也物
求吉
白栲
袖纒上
完待我背
えはやしに
ふせるししやも
もとむるによき
しろたへの
そでまきあげて
ししまつわがせ
Возле бухты
В небольших лесах
Разве звери ловятся легко?
Засучив
Рукав свой белотканый,
Поджидает зверя милый мой!
* Песня жены охотника.
丸雪降
遠江
吾跡川楊
雖苅
亦生云
余跡川楊
あられふり
とほつあふみの
あとかはやなぎ
かれども
またもおふといふ
あとかはやなぎ
Падает на землю град…
В Оми, дальней стороне,—
Ива у реки Адо.
Нож ту иву не берет,
Срежут — вновь она растет,
Ива у реки Адо.
* В песне иносказательно говорится о любви, которая, несмотря на все преграды и препятствия, продолжает расти. Однако по форме она напоминает песни-заговоры. Нам представляется, что существующее понимание этой песни — уже позднейшее толкование.
朝月
日向山
月立所見
遠妻
持在人
看乍偲
あさづきの
ひむかのやまに
つきたてりみゆ
とほづまを
もちたるひとし
みつつしのはむ
К солнцу, что восходит поутру,
Обращается народ с мольбой…
На горе Мольбы — Мукаинояма
Видно, как взошла теперь луна.
Те, кто жен имеют в дальней стороне,
Верно, глядя на нее, тоскуют о жене.
* Появление луны считается временем любовных встреч.
春日在
三笠乃山二
月船出
遊士之
飲酒坏尓
陰尓所見管
かすがなる
みかさのやまに
つきのふねいづ
みやびをの
のむさかづきに
かげにみえつつ
Из-за гор Микаса голубых,
Что в долине Касуга видны,
Выплывает в небеса ладья луны.
У людей столицы
В чарках для вина
Отражается лучистая луна.

三幣帛取
神之祝我
鎮齊杉原
燎木伐
殆之國
手斧所取奴
みぬさとり
みわのはふりが
いはふすぎはら
たきぎこり
ほとほとしくに
てをのとらえぬ
Там, в долине вечных криптомерии,
Где жрецы богов могучих славят,
К алтарю неся дары святые,
Я рубил дрова,
И вот за это —
У меня едва-едва топор не отобрали…
* Долина криптомерий — тщательно оберегаемая возлюбленная (криптомерии — священные деревья). Рубить дрова — тайно встречаться (долина священная и рубить дрова можно только тайком). Едва топор не отобрали — едва не лишился возлюбленной.
棹四香能
芽二貫置有
露之白珠
相佐和仁
誰人可毛
手尓将巻知布
さをしかの
はぎにぬきおける
つゆのしらたま
あふさわに
たれのひとかも
てにまかむちふ
О белым жемчугом упавшая роса,
Что нанизал олень
На ветки хаги,
Скажи, теперь кому,
Блеснув недолгий миг,
Украсишь руки жемчугами?

射目立而
跡見乃岳邊之
瞿麦花
總手折
吾者将去
寧樂人之為
いめたてて
とみのをかへの
なでしこのはな
ふさたをり
われはもちてゆく
ならひとのため
Стрелков расставя, ловят зверя…
В селенье Томи, у холмов,
Цветы гвоздики нежной,
Их сорву я,
Охапку целую возьму с собой
Для той, что ждет меня в столице Нара!

高圓之
秋野上乃
瞿麦之花
丁<壮>香見
人之挿頭師
瞿麦之花
たかまとの
あきののうへの
なでしこのはな
うらわかみ
ひとのかざしし
なでしこのはな
На осенних полях
В Такамато росли
Гвоздики цветы…
Так как свежими были они,
Украшением служили ему —
Гвоздики цветы…
* Говоря о цветах гвоздики, принцесса подразумевает себя; в песне содержится скрытый упрек по отношению к Табито, по-видимому, любившему ее, когда она была молода. Песня сложена в форме сэдока.
前玉之
小埼乃沼尓
鴨曽翼霧
己尾尓
零置流霜乎
掃等尓有斯
さきたまの
をさきのぬまに
かもぞはねきる
おのがをに
ふりおけるしもを
はらふとにあらし
В Сакитама,
На болоте Одзаки,
Утка громко хлопает крылом,
Верно, для того, чтоб белый иней,
Что на хвост попал,
Смести долой!
* Песня сложена в форме сэдока.
春日在
三笠乃山尓
月母出奴可母
佐紀山尓
開有櫻之
花乃可見
かすがなる
みかさのやまに
つきもいでぬかも
さきやまに
さけるさくらの
はなのみゆべく
О, если б вышла на небо луна
Из-за горы Микаса
В Касуга-долине.
Цветы тех вишен, что цветут сейчас
В горах Сакияма,
Я мог бы видеть ныне!

白雪之
常敷冬者
過去家良霜
春霞
田菜引野邊之
鴬鳴焉
しらゆきの
つねしくふゆは
すぎにけらしも
はるかすみ
たなびくのへの
うぐひすなくも
Дни зимние, когда покрыто было
Все белым снегом,
Видимо, прошли:
В полях, где стелются весенние туманы,
Запел сегодня соловей!

蟋蟀之
吾床隔尓
鳴乍本名
起居管
君尓戀尓
宿不勝尓
こほろぎの
あがとこのへに
なきつつもとな
おきゐつつ
きみにこふるに
いねかてなくに
Сверчок,
Поющий всю ночь у постели,
Трещит, трещит и будит меня,
Я просыпаюсь,
О милом тоскую
И больше заснуть не могу…

皮為酢寸
穂庭開不出
戀乎吾為
玉蜻
直一目耳
視之人故尓
はだすすき
ほにはさきでぬ
こひをぞあがする
たまかぎる
ただひとめのみ
みしひとゆゑに
Камыш, на флаг похожий, не цветет,
Колосья не видны, — так и любовь моя,
Которую таю,
Хотя один лишь миг,
Что жемчугом блеснул,
Я видеть мог тебя…

万葉集 > #2351 (КНИГА ОДИННАДЦАТАЯ)
新室
壁草苅邇
御座給根
草如
依逢未通女者
公随
にひむろの
かべくさかりに
いましたまはね
くさのごと
よりあふをとめは
きみがまにまに
Ты приди сюда
Косить траву,
Чтобы новый дом оградой обнести.
Словно травы, что сгибаются к земле,
Дева юная склоняется к тебе,
Все стараясь сделать для тебя.
Из сборника Какиномото Хитомаро
* Песня связана со старинной народной обрядностью. Когда крыли крышу в новом доме, совершались обрядовые танцы, пели песни, устраивалось молебствие и пир. Здесь речь идет о новом доме, выстроенном, по-видимому, для новобрачных (см. п. 2352).
新室
踏静子之
手玉鳴裳
玉如
所照公乎
内等白世
にひむろを
ふみしづむこが
ただまならすも
たまのごと
てらせるきみを
うちにとまをせ
Дева молодая пляскою своей
Зазывает счастье в новый дом,
На браслетах жемчуга звенят…
Друга милого, что блещет красотой,
Словно белый жемчуг дорогой,
Пригласи войти с собою в дом.
* Речь идет об обрядовой пляске, совершаемой с целью упрочить землю, на которой стоит дом, и благополучие тех, кто будет жить в нем. Последние слова песни относятся, как видно, к новобрачной.
長谷
弓槻下
吾隠在妻
赤根刺
所光月夜邇
人見點鴨
はつせの
ゆつきがしたに
わがかくせるつま
あかねさし
てれるつくよに
ひとみてむかも
О жена, что я скрываю ото всех
Под священными деревьями цуки,
Здесь, в Хацусэ, средь высоких гор
Ночью ясной
С ярко рдеющей луной
Люди не увидят ли тебя?
* При каких обстоятельствах сложена песня, неизвестно. Некоторые комментаторы считают, что она связана со старинным преданием, в котором рассказывается, как возлюбленный увел свою жену и скрывает ее в горах (К. Mac.).
* Цуки — каменное дерево (Celtis japonica).
健男之
念乱而
隠在其妻
天地
通雖<光>
所顕目八方
ますらをの
おもひみだれて
かくせるそのつま
あめつちに
とほりてるとも
あらはれめやも
Ту жену, что спрятал ото всех
Рыцарь доблестный
В смятенье своих чувств,
Не найдет никто и никогда,
Даже пусть насквозь озарены
Лунным блеском небо и земля.
* Считается, что эта песня связана с предыдущей и является ответом на неё. Возможно, обе песни связаны с обрядовыми брачными хороводами, когда поет женская и мужская половина хора.
恵得
吾念妹者
早裳死耶
雖生
吾邇應依
人云名國
うつくしと
あがおもふいもは
はやもしなぬか
いけりとも
われによるべしと
ひとのいはなくに
О милая, желанная моя,
Что сердцу дорога,
Умри скорей!
Хотя и будешь жить, но все равно
Ведь — люди говорят —
Не будешь ты моей.

狛錦
紐片<叙>
床落邇祁留
明夜志
将来得云者
取置<待>
こまにしき
ひものかたへぞ
とこにおちにける
あすのよし
きなむといはば
とりおきてまたむ
Ах, одна из половин шнура
Из корейской дорогой парчи
На постель упала у тебя.
Если скажешь:
“Завтра ночью я приду”,—
Половинку сохраню и буду ждать.
* Речь идет о шнуре, завязывающемся на груди. Он состоит из двух половинок, которые прикрепляются с левой и с правой стороны воротника верхней одежды.
朝戸出
公足結乎
閏露原
早起
出乍吾毛
裳下閏奈
あさとでの
きみがあゆひを
ぬらすつゆはら
はやくおき
いでつつわれも
もすそぬらさな
Ты, долина, что покрыта вся росой,
Когда утром шел любимый мой домой,
Промочила ты завязки на ногах.
Встану рано
И пойду по тем дорогам я,
Пусть промочишь ты подол и у меня.
* Завязки на ногах. — Широкие мужские шаровары (хакама) подвязываются ниже колен завязками.
何為
命本名
永欲為
雖生
吾念妹
安不相
なにせむに
いのちをもとな
ながくほりせむ
いけりとも
あがおもふいもに
やすくあはなくに
Для чего мне жизнь?
Напрасно я хочу,
Чтобы долгою она была,
Пусть я буду жить,
Но с той, кого люблю,
Встретиться мне будет нелегко…

息緒
吾雖念
人目多社
吹風
有數々
應相物
いきのをに
われはおもへど
ひとめおほみこそ
ふくかぜに
あらばしばしば
あふべきものを
Нити жизни не жалея для тебя,
Я люблю,
Но много глаз людских кругом.
О, когда бы стал я
Ветерком летящим,
Мы могли бы часто быть с тобой вдвоем.
* Желание стать ветерком, чтобы видеться с любимой, — мотив, перешедший и в позднейшую поэзию. Сходная песня встречается в лирической повести начала Х в. “Исэ-моногатари” (эпизод 64).
人祖
未通女兒居
守山邊柄
朝々
通公
不来哀
ひとのおや
をとめこすゑて
もるやまへから
あさなさな
かよひしきみが
こねばかなしも
У людей чужих — отец и мать
Дочерям велят быть дома, сторожат…
“Сторожат” зовутся горы в том краю,
Где живет мой друг, которого люблю.
Утро каждое ко мне он приходил,
И печалюсь я, что нынче не пришел…
* Песня сложена в форме сэдока позднейшего типа; в ней нет обычного деления песни на две части после третьей строки.
天在
一棚橋
何将行
穉草
妻所云
足<壮>嚴
あめなる
ひとつたなはし
いかにかゆかむ
わかくさの
つまがりといはば
あしかざりせむ
Тот, что в небесах,
Из досок единственный мосток,
Как, скажите, я сумею перейти?
Если скажут: “Там, за ним живет жена,
Нежная, как вешняя трава”,—
Ноги сами приготовятся к пути.
* Полагаем, что эта песня связана с танабата — легендой о любви двух звезд, разделенных Небесной Рекой.
開木代
来背若子
欲云余
相狭丸
吾欲云
開木代来背
やましろの
くせのわくごが
ほしといふわれ
あふさわに
われをほしといふ
やましろのくぜ
Из страны Ямасиро
Юный парень из села Кудзэ
Мне сказал, что хочет взять меня.
Поважнее много он, чем я,
А сказал, что хочет взять меня,
Юный парень из села Кудзэ.

岡前
多未足道乎
人莫通
在乍毛
公之来
曲道為
をかのさき
たみたるみちを
ひとなかよひそ
ありつつも
きみがきまさむ
よきみちにせむ
Не ходите, люди, взад-вперед
По дороге,
Что вокруг холма идет,
Пусть мне служит тайною тропой,
И по ней тогда любимый мой
Будет приходить всегда ко мне.

玉垂
小簾之寸鶏吉仁
入通来根
足乳根之
母我問者
風跡将申
たまだれの
をすのすけきに
いりかよひこね
たらちねの
ははがとはさば
かぜとまをさむ
Через щели занавеси той,
Где повешен жемчуг дорогой,
Постарайся проскользнуть ко мне.
Если спросит мать,
Вскормившая меня,
“Это ветер”,— я отвечу ей.
* Вариант песни встречается в “Исэ-моногатари” (эпизод 64).
内日左須
宮道尓相之
人妻<姤>
玉緒之
念乱而
宿夜四曽多寸
うちひさす
みやぢにあひし
ひとづまゆゑに
たまのをの
おもひみだれて
ぬるよしぞおほき
Из-за молодой чужой жены,
Что я встретил по дороге в храм,
Где указывают день работ,
Много я ночей лежу без сна,
И в смятенье думы тайные мои,
Словно порванная яшмовая нить…
* В М. неоднократно встречаются песни, посвященные любви к чужой жене. Полагаем, что истоки этого цикла песен связаны с обычаями брачных игрищ (см. п. 1759), во время которых разрешалось делать своей избранницей чужую жену.
* “Словно порванная яшмовая нить” — образ смятения дум, чувств, образ разлученной любви и т. п., один из постоянных образов в песнях любви.
真十鏡
見之賀登念
妹相可聞
玉緒之
絶有戀之
繁比者
まそかがみ
みしかとおもふ
いももあはぬかも
たまのをの
たえたるこひの
しげきこのころ
Не встречаюсь с милою моей,
На которую мечтаю я взглянуть,
Как на зеркало кристальной чистоты.
Словно порванная яшмовая нить,
Наша разлученная любовь,
Что сильней и крепче с каждым днем.

海原乃
路尓乗哉
吾戀居
大舟之
由多尓将有
人兒由恵尓
うなはらの
みちにのりてや
あがこひをらむ
おほぶねの
ゆたにあるらむ
ひとのこゆゑに
Словно еду я дорогой дальней,
Что лежит среди морских долин.
Постоянно полон я тоскою,
Как большой корабль на волнах,
Мое сердце нынче неспокойно
Из-за молодой чужой жены…
* “Большой корабль на волнах” — постоянный образ для выражения смятения, душевного беспокойства.
芽之花
乎花葛花
瞿麦之花
姫部志
又藤袴
朝皃之花
はぎのはな
をばなくずはな
なでしこのはな
をみなへし
またふぢはかま
あさがほのはな
Хаги-но хана,
Обана, кудзубана,
Надэсико-но хана,
Оминаэси,
Дальше фудзибакама,
Асагао-но хана.
* Известные песни Окура, посвященные семи осенним травам или семи осенним цветам, воспеваемым в песнях осени М.
* Хаги или хаги-но хана — самый характерный образ осени, обычно связанный с образом оленя; хаги часто называют женой оленя.
* Обана (Miscanthus einensis) — цветок в виде веерообразного колоса с тонкими узкими длинными листьями.
* Кудзубана (Puoraria Thunbergiana) — цветы, по форме похожие на бабочку, небольшие, лилово-красного цвета.
* Надэсико-но хана или надэсико (Dianthus superbus) — японская гвоздика алого цвета.
* Оминаэси (Patrinia scabiosaefolia) — мелкие цветы желтого цвета, растут пышными соцветиями, японская валериана.
* Фудзибакама (Eupatorium stoechadosmum) — долголетнее растение, цветы мелкие, пурпурного цвета, с лиловатым оттенком, растут пышными соцветиями.
* Асагао-но хана или асагао (Pharbitis) — японская петунья (букв. “лик утра”), цветок, что раскрывается утром, а вечером закрывается.
うちわたす
をち方人に
物まうすわれ
そのそこに
しろくさけるは
なにの花そも
うちわたす
をちかたひとに
ものまうすわれ
そのそこに
しろくさけるは
なにのはなそも
Все хочу я спросить,
да нету тебя со мною,
я спросить давно собираюсь —
это что за цветы
распустились там в отдаленье,
на полях так ярко белеют?..

君されは
のへにまつさく
見れとあかぬ花
まひなしに
たたなのるへき
花のななれや
はるされは
のへにまつさく
みれとあかぬはな
まひなしに
たたなのるへき
はなのななれや
Как приходит весна,
цветы зацветают в поле,
раньше всех они зацветают.
Сколько я ни гляжу,
все цветами не налюбуюсь,
а зовут их именем нежным…

はつせ河
ふるかはのへに
ふたもとあるすき
年をへて
又もあひ見む
ふたもとあるすき
はつせかは
ふるかはのへに
ふたもとあるすき
としをへて
またもあひみむ
ふたもとあるすき
Криптомерии ствол
раздвоился у речки Хацусэ,
там, у древней реки Хацусэ.
Вот минуют года —
и с тобою мы будем вместе,
как деревья с корнем единым!..
380. Река Хацусэ протекает в префектуре Нара.
きみかさす
みかさの山の
もみちはのいろ
神な月
しくれのあめの
そめるなりけり
きみかさす
みかさのやまの
もみちはのいろ
かみなつき
しくれのあめの
そめるなりけり
На Микаса-горе,
что похожа на зонт раскрытый,
подтверждая свое названье,
от холодных дождей,
что идут порою осенней,
листья кленов пошли багрянцем…

三芳野
瀧動々
落白浪
留西
妹見<西>巻
欲白浪
みよしのの
たきもとどろに
おつるしらなみ
とまりにし
いもにみせまく
ほしきしらなみ
В дивной Ёсину-стране,
Где грохочет водопад,
Вниз несется с высоты белопенная волна.
Как хотел бы показать
Белопенную волну
Милой, что в столице ждет возвращенья моего!
* Каэси-ута к п. 3232 сложена в форме сэдока; стк. 1–3 повторяют конец песни 3232.
安乎尓与之
奈良能美也故尓
由久比等毛我母
久左麻久良
多妣由久布祢能
登麻利都ん武仁
あをによし
ならのみやこに
ゆくひともがも
くさまくら
たびゆくふねの
とまりつげむに
Человека бы встретить хотел я,
Что в Нара — в столицу идет,
Украшает которую зеленью дивной листва,
Чтобы милой он мог передать,
Где причалил плывущий корабль
В пути, где взамен изголовья кладется простая трава…

奴波多麻能
欲和多流月者
波夜毛伊弖奴香文
宇奈波良能
夜蘇之麻能宇倍由
伊毛我安多里見牟
ぬばたまの
よわたるつきは
はやもいでぬかも
うなはらの
やそしまのうへゆ
いもがあたりみむ
Месяц, плывущий ночами,
Что черны, словно ягоды тута,
Пусть скорее покажется в небе вечернем,
Чтоб за множеством дальних морских островов
Среди моря равнины широкой
Я увидел места, где живет дорогая жена!
[Неизвестный автор]
Сэдока

Добавить в конец: 旋頭歌也 (сэдока)
安麻能波良
布里佐氣見礼婆
欲曽布氣尓家流
与之恵也之
比<等>里奴流欲波
安氣婆安氣奴等母
あまのはら
ふりさけみれば
よぞふけにける
よしゑやし
ひとりぬるよは
あけばあけぬとも
Когда взглянул я
На небесную равнину,
Уж проходила ночь,—
Что ж, не беда!
Пускай светлеет, коль светлеть должна
Ночь одинокая в дороге!
[Неизвестный автор]
鯨魚取
海哉死為流
山哉死為流
死許曽
海者潮干而
山者枯為礼
いさなとり
うみやしにする
やまやしにする
しぬれこそ
うみはしほひて
やまはかれすれ
Там, где ловят чудище-кита, — Море. Разве знает смерть оно?
Горы, разве знают смерть они?
Но придется умереть и им.
У морей с отливом убежит вода,
На горах завянут листья и трава…
* Песня в форме вопроса и ответа передает буддийское представление о недолговечности всего земного. Ничего нет вечного в этом мире — вот основная идея песни, даже моря и горы подвержены закону неизбежных перемен.
澁谿乃
二上山尓
鷲曽子産跡云
指羽尓毛
君之御為尓
鷲曽子生跡云
しぶたにの
ふたがみやまに
わしぞこむといふ
さしはにも
きみのみために
わしぞこむといふ
В Сибутани,
Где гора Футагами,
У орла родился сын, говорят.
Чтобы выйти для тебя могла
Сасиба из перьев орла,
У орла родился сын, говорят.
* Сасиба — в старину обычная принадлежность знатных людей, имевшая форму веера с длинной ручкой; делалась из перьев птиц. Употреблялась в качестве опахала, которое слуги держали или несли справа и слева над знатной особой во время торжественного шествия, церемоний и т. д.
伊夜彦
神乃布本
今日良毛加
鹿乃伏<良>武
皮服著而
角附奈我良
いやひこ
かみのふもとに
けふらもか
しかのふすらむ
かはころもきて
つのつきながら
Ияхико есть гора.
И у бога той горы
У подножья, верно, в эти дни
На траве лежат теперь олени,
Кожаное платье на себя надев,
Прицепив себе рога.
* Одна из 4-х песен провинции Эттю — типа “буссокусэки-но ута” (буссокусэки-но ута — песни, вырезанные на стелах в буддийском храме Якусидэра в Нара; состоят из 6 строк и 38 слогов: 5–7—5— 7–7—7). Некоторые считают ее детской народной песней. Однако есть предположения (тем более что у подножия горы находится храм Ияхико-дзиндзя), что здесь речь идет о каком-то священнодействии и люди, надев кожу оленя и прицепив рога, изображают оленей. Полагаем, что последнее толкование не лишено основания. До сих пор в быту японских деревень сохранились стариннейшие обрядовые танцы — “сикаодори” — “танец оленей”, когда к голове прицепляют оленьи рога и изображают, танцуя, оленей. Вполне возможно, что здесь имеется в виду такой обрядовый танец, совершаемый в определенные дни.

故之能宇美能
信濃濱名也乃波麻乎
由伎久良之
奈我伎波流比毛
和須礼弖於毛倍也
こしのうみの
しなぬのはまを
ゆきくらし
ながきはるひも
わすれておもへや
Бродя по берегам в Синану
У моря дальнего в Коси,
Я провожу все эти дни,
И даже в долгий день весны
Я не могу забыть о доме…

登夫佐多氐
船木伎流等伊<布>
能登乃嶋山
今日見者
許太知之氣思物
伊久代神備曽
とぶさたて
ふなききるといふ
のとのしまやま
けふみれば
こだちしげしも
いくよかむびぞ
Есть остров на море — Симаяма в Ното,
Где, говорят, втыкая в землю тобуса,
Деревья рубят, что идут на корабли.
Когда я нынче увидал его,
Густые рощи встали предо мной.
О, сколько же веков, как боги, чтитесь вы?
[Сэдока]
* Тобуса — объясняют по-разному: 1) сломанная верхушка дерева, которую втыкают в землю, испрашивая благословения у богов гор, перед тем как рубить деревья (СН); 2) ручной топор (Сэн.), который втыкают у корня дерева и испрашивают благословения у богов гор, прежде чем срубить дерево.
* Полагаем, что оба толкования верны, только первоначально это была верхушка дерева, а впоследствии для этого обряда стали использовать топор.
* В песне отражены древние верования народа — обожествление деревьев, гор, о чем неоднократно поется в песнях М.
白雪能
布里之久山乎
越由加牟
君乎曽母等奈
伊吉能乎尓念
しらゆきの
ふりしくやまを
こえゆかむ
きみをぞもとな
いきのをにおもふ
О тебе, что горы будешь проходить,
Где ложится наземь белый снег,
Думаю с тоской:
Напрасно ты спешишь
Оборвать нить жизни, милый друг.
* Друг выражает тревогу за судьбу отъезжающего, за его смелость отправиться в трудное для путешествий время, когда возможны снежные заносы и обвалы.
あつまちの
やへの霞を
わけきても
きみにあはねは
なほへたてたる
心ちこそすれ
あつまちの
やへのかすみを
わけきても
きみにあはねは
なほへたてたる
ここちこそすれ


かきたえし
ままのつきはし
ふみみれは
へたてたる
かすみもはれて
むかへるかこと
かきたえし
ままのつきはし
ふみみれは
へたてたる
かすみもはれて
むかへるかこと


あつまちの
のしまかさきの
はまかせに
我かひもゆひし
いもかかほのみ
おもかけにみゆ
あつまちの
のしまかさきの
はまかせに
わかひもゆひし
いもかかほのみ
おもかけにみゆ
На путях на восток
У мыса Нудзима
В прибрежном ветре
В воспоминаниях вижу
Лишь лицо моей любимой,
Что завязала мне шнур...

紀伊國之
濱尓縁云
鰒珠
拾尓登謂而
徃之君
何時到来
きのくにの
はまによるとふ
あはびたま
ひりひにといひて
ゆきしきみ
いつきまさむ

когда придет любимый, что отправился к берегам страны Кии искать белый жемчуг.
己母理久乃
波都世乃加波乃
乎知可多尓
伊母良波多々志
己乃加多尓
和礼波多知弖
こもりくの
はつせのかはの
をちかたに
いもらはたたし
このかたに
われはたちて
Лишь взгляну
На реку Хацусэ я,
Запертую среди гор,
Вижу — милая стоит,
Там, на дальнем берегу.
А на этой стороне —
Я стою,

ますかかみ
そこなるかけに
むかひゐて
見る時にこそ
しらぬおきなに
あふ心地すれ
ますかかみ
そこなるかけに
むかひゐて
みるときにこそ
しらぬおきなに
あふここちすれ


ますかかみ
みしかと思ふ
いもにあはむかも
たまのをの
たえたるこひの
しけきこのころ
ますかかみ
みしかとおもふ
いもにあはむかも
たまのをの
たえたるこひの
しけきこのころ


かのをかに
草かるをのこ
しかなかりそ
ありつつも
きみかきまさむ
みまくさにせん
かのをかに
くさかるをのこ
しかなかりそ
ありつつも
きみかきまさむ
みまくさにせむ
Эй, там, на холме,
Отрок! Косишь ты траву,
Лучше не коси,
Так оставь:
Государь пожалует —
Будет для коня его славный корм!
* Перевод: Девять ступеней вака. Японские поэты об искусстве поэзии., М.:Наука, серия “Литературные памятники”, 2006
* Хонкадори на песню “Манъёсю” (№ 1291).
あつさゆみ
おもはすにして
いりにしを
さもねたく
ひきととめてそ
ふすへかりける
あつさゆみ
おもはすにして
いりにしを
さもねたく
ひきととめてそ
ふすへかりける


ます鏡
そこなる影に
向ひゐて
見る時にこそ
知らぬ翁に
あふ心地すれ
ますかがみ
そこなるかげに
むかひゐて
みるときにこそ
しらぬあふぎに
あふここちすれ
В ясно зеркало
Взглянув
И на дне его увидев
Отражение, —
С незнакомым стариком
Будто встретился.
* В ясно зеркало... - Песня сэдока из “Сюивакасю” (№ 565). Изначальная строфическая форма сэдока: 5-7-7-5—7-7 (38 знаков-слогов, сдвоенное трехстишие). Однако в хэйанский период появились разновидности: 5—7-5-7-7-7 и 5-7-5-5-7-7. Первая из этих разновидностей имеет свое название: “буссоку сэкитай” (букв. “след стопы Будды”). Она использовалась в буддийских гимнах.
Исправлен номер с 9 на 565.
かのをかに
草刈るをのこ
しかな刈りそ
ありつゝも
君が來まさむ
み馬草にせむ
かのをかに
くさかるをのこ
しかなかりそ
ありつつも
きみがこまさむ
みうまくさにせむ
Эй, там, на холме,
Отрок! Косишь ты траву,
Лучше не коси,
Так оставь:
Государь пожалует —
Будет для коня его славный корм!
* Эй, там, на холме... — Песня из “Сюивакасю” (№ 567), сэдока. Автор не известен (есть, однако, версия о принадлежности ее Хитомаро). Песня представляет собой хонкадори на песню “Манъёсю” (№ 1291).
Исправлен номер с 70 на 567.
うちわたす
をち方人に
もの申す
われそのそこに
白く咲けるは
何の花ぞも
うちわたす
をちかたひとに
ものまをす
われぞのそこに
しろくさけるは
なにのはなぞも
Оглянусь вокруг
У того, кто там,
Спрошу:
Что за белые цветы
В стороне той
Расцвели.
* Ути ватасу... - Песня из “Кокинвакасю” (№ 1007). Автор не известен.
* Сэдока — шестистишие, одна из древних форм японской поэзии. Название произошло от сэндо-но ка (сэндо-но ута) — “песня лодочника”. В “Кокинвакасю” представлена в рубрике “Дзаттай” (“Песни различной формы”). Сэдока здесь приведена как пример стиля “Манъёсю”, в отличие от стиля “Кокинвакасю”.

歌経標式 > 和歌三種體 (Три формы вака)
志良具母能
他奈比其夜麻波
表礼止阿可奴加母
他豆奈良婆
阿佐止比己衣天
由不倍己麻之乎
しらぐもの
たなびくやまは
みれどあかぬかも
たつならば
あさとびこえて
ゆふべこましを
つれなきを
思ひ明石の
怨みつゝ
蜑のいさりに
たく藻の煙
おもかげにたつ
つれなきを
おもひあかしの
うらみつつ
あまのいさりに
たくものけぶり
おもかげにたつ


草枕
ゆふ露はらふ
旅ごろも
袖もしをゝに
おきあかす夜の
數ぞかさなる
くさまくら
ゆふつゆはらふ
たびごろも
そでもしををに
おきあかすよの
かずぞかさなる


松が根の
しもうちはらひ
めもあはで
思ひやる
心やいもが
夢にみゆらむ
まつがねの
しもうちはらひ
めもあはで
おもひやる
こころやいもが
ゆめにみゆらむ


白雪の
ふりしく冬は
すぎにけら
しも春霞
たなびく野べに
うぐひす鳴くも
しらゆきの
ふりしくふゆは
すぎにけら
しもはるかすみ
たなびくのべに
うぐひすなくも


池のべの
をつきが下に
笹なかりそ
其れをだに
君が形見に
見つゝ志のばむ
いけのべの
をつきがしたに
ささなかりそ
それをだに
きみがかたみに
みつつしのばむ


泊瀬のや
弓槻が下に
我が隱したる妻
茜さし
照れる月夜に
ひと見けむかも
はつせのや
ゆつきがしたに
わがかくしたるつま
あかねさし
てれるつきよに
ひとみけむかも


みどり子と
思ひし人も
老いぬとて
背く世を
みる悲しさは
ゆめかうつゝか
みどりねと
おもひしひとも
をいぬとて
そむくよを
みるかなしさは
ゆめかうつつか

俊成
ありてなき
夢も現も
誰れにかく
とはれまし
君が見る世に
そむかざりせば
ありてなき
ゆめもうつつも
たれにかく
とはれまし
きみがみるよに
そむかざりせば


彼岡に
草苅る男子
然莫苅ぞ
在つゝも
君が來まさむ
御秣に為む
かのをかに
くさかるをのこ
しかなかりぞ
ありつゝも
きみがきまさむ
みまくさにせむ


東平蒼之雅量
寧非漢皇褒貴
無雙之弟哉
桂陽鑠之文辭
亦是齊帝寵愛
第八之子也



真澄鏡
底なる影に
向居て
見時にこそ
知らぬ翁に
逢心地すれ
ますかゞみ
そこなるかげに
むかひゐて
みるときにこそ
しらぬおきなに
あふここちすれ


はかなくて
世を徒に
經し程に
我が身は早く
六十ぢも近く
なりにけるかな
はかなくて
よをいたづらに
へしほどに
わがみははやく
むそぢもちかく
なりにけるかな


墨染の
そでの千しほに
まどはるゝ
我が身もて
心のはなの
いろやなにぞも
すみぞめの
そでのちしほに
まどはるる
わがみもて
こころのはなの
いろやなにぞも


悟ある
人の世にふる
つみなれや
わたつ海に
積らで消ゆる
なみのうへの雪
さとりある
ひとのよにふる
つみなれや
わたつうみに
つもらできゆる
なみのうへのゆき