然之海人者
軍布苅塩焼
無暇
髪梳乃<小>櫛
取毛不見久尓
しかのあまは
めかりしほやき
いとまなみ
くしげのをぐし
とりもみなくに
В Сига рыбачки возле берегов
То водоросли нежные срезают, то выжигают соль,
Досуга нет у них,
И даже гребешков не вынимают,
Чтобы пригладить волосы свои.
* Одна из песен М., описывающих тяжелую жизнь рыбачек в те времена.
* Эта песня в несколько измененном виде помещена в древней японской повести начала Х в. “Исэ-моногатари”, в 87 эпизоде. “…Гребешков не вынимают, чтобы пригладить волосы свои”…— обычно гребни, гребешки хранились в особых ларцах или ящиках.
* И в Синкокинсю [1588] включена та, что из Исэ-моногатари (А.С.)
あしのやの
なだのしほやき
いとまなみ
つげのをぐしも
ささずきにけり
あしのやの
なだのしほやき
いとまなみ
つげのをぐしも
ささずきにけり
Ни минуты свободной
нет у тех, кто на взморье
у Асиноя соль добывает...
И вот я пришла к тебе, милый,
не украсив себя даже гребнем
Похожая танка есть в Манъёсю, 278.

Эта танка также приведена в Синкокинсю [1588] (А.С.)
縄乃浦尓
塩焼火氣
夕去者
行過不得而
山尓棚引
なはのうらに
しほやくけぶり
ゆふされば
ゆきすぎかねて
やまにたなびく
Дым от костров, где выжигают соль,
Здесь, в дальней бухте Нава, каждый раз,
Как вечер настает,
Рассеяться не в силах
И стелется поэтому в горах.

越海之
角鹿乃濱従
大舟尓
真梶貫下
勇魚取
海路尓出而
阿倍寸管
我榜行者
大夫乃
手結我浦尓
海未通女
塩焼炎
草枕
客之有者
獨為而
見知師無美
綿津海乃
手二巻四而有
珠手次
懸而之努櫃
日本嶋根乎
こしのうみの
つのがのはまゆ
おほぶねに
まかぢぬきおろし
いさなとり
うみぢにいでて
あへきつつ
わがこぎゆけば
ますらをの
たゆひがうらに
あまをとめ
しほやくけぶり
くさまくら
たびにしあれば
ひとりして
みるしるしなみ
わたつみの
てにまかしたる
たまたすき
かけてしのひつ
やまとしまねを
От Цунуга-берегов
Я отплыл
В страну Коси.
На огромном корабле,
Много весел закрепив,
Вышли на простор морской.
И когда, спеша вперед,
По морю мы стали плыть,
В бухте дальней Таюи
Показался легкий дым…
То рыбачки над костром
Выжигали соль вдали.
Но в пути скитаюсь я,
Где подушкой на земле
Служит страннику трава,
И печально мне смотреть.
Одному на этот дым…
Перевязь из жемчугов,
Что сверкали на руках
У владыки вод морских,
На себя теперь надев,
Полон я тоски и дум
О далеких островах,
О Ямато-стороне!
* Перевязь из жемчугов, или жемчужная перевязь — см. п. 5.
須麻乃海人之
塩焼衣乃
藤服
間遠之有者
未著穢
すまのあまの
しほやききぬの
ふぢころも
まどほにしあれば
いまだきなれず
У рыбаков в Сума одежда,
В которой выжигают соль,
Из ткани фудзи,
Очень редкой,
И потому никак я не привыкну к ней!
* В песне игра слов. Редкая ткань (мадои) значит также и “редко вижу”: “редко вижу тебя, и потому никак не можем стать ближе друг другу.”.
霞立
長春日乃
晩家流
和豆肝之良受
村肝乃
心乎痛見
奴要子鳥
卜歎居者
珠手次
懸乃宜久
遠神
吾大王乃
行幸能
山越風乃
獨<座>
吾衣手尓
朝夕尓
還比奴礼婆
大夫登
念有我母
草枕
客尓之有者
思遣
鶴寸乎白土
網能浦之
海處女等之
焼塩乃
念曽所焼
吾下情
かすみたつ
ながきはるひの
くれにける
わづきもしらず
むらきもの
こころをいたみ
ぬえこどり
うらなけをれば
たまたすき
かけのよろしく
とほつかみ
わがおほきみの
いでましの
やまこすかぜの
ひとりをる
わがころもでに
あさよひに
かへらひぬれば
ますらをと
おもへるわれも
くさまくら
たびにしあれば
おもひやる
たづきをしらに
あみのうらの
あまをとめらが
やくしほの
おもひぞやくる
わがしたごころ
Поднимается туман.
Долгий день весны
Клонится уже к концу —
Незаметна эта грань…
Словно на куски
Печень вся разбита —
Сердце у меня
Горестно болит.
Птицей нуэко
Громко плачу
В тайниках сердца своего.
В те минуты хорошо
Перевязь жемчужную
На себя надеть,
Помолиться бы о том,
Чтоб вернуться нам домой!
Но в полях, где путь вершит
Наш великий государь —
Бог, что так далек от нас, —
Ветер злой, что дует с гор,
Поутру и ввечеру
Треплет рукава мои
Здесь, где я томлюсь один…
Оттого затосковал
Даже я, который мнил
Храбрым рыцарем себя.
Находясь сейчас в пути,
Где зелёная трава
Изголовьем служит мне,
Я не знаю, как мне быть,
Как тоску мне разогнать?
Так же, как из трав морских
В бухте Ами в тишине
Выжигают на кострах
Соль рыбачки,
Так тоска,
О, как жжёт она меня
В сердца тайной глубине!
* “Словно на куски печень вся разбита” — в старину верили, что в печени находится душа человека (ТЮ).
* Нуэко (нуэкодори, нуэдори, совр. торацугуми, Turdusaurens aurens) — птица с громким пронзительным криком. Обычно служит сравнением с громко плачущим или стонущим человеком.
* Перевязь жемчужную — макура-котоба (далее — мк) к слову “надевать”, “надевают”, когда обращаются с молитвой к богам о благополучном возвращении и т. п.

風雜
雨布流欲乃
雨雜
雪布流欲波
為部母奈久
寒之安礼婆
堅塩乎
取都豆之呂比
糟湯酒
宇知須々呂比弖
之<叵>夫可比
鼻毗之毗之尓
志可登阿良農
比宜可伎撫而
安礼乎於伎弖
人者安良自等
富己呂倍騰
寒之安礼婆
麻被
引可賀布利
布可多衣
安里能許等其等
伎曽倍騰毛
寒夜須良乎
和礼欲利母
貧人乃
父母波
飢寒良牟
妻子等波
乞々泣良牟
此時者
伊可尓之都々可
汝代者和多流
天地者
比呂之等伊倍杼
安我多米波
狭也奈里奴流
日月波
安可之等伊倍騰
安我多米波
照哉多麻波奴
人皆可
吾耳也之可流
和久良婆尓
比等々波安流乎
比等奈美尓
安礼母作乎
綿毛奈伎
布可多衣乃
美留乃其等
和々氣佐我礼流
可々布能尾
肩尓打懸
布勢伊保能
麻宜伊保乃内尓
直土尓
藁解敷而
父母波
枕乃可多尓
妻子等母波
足乃方尓
圍居而
憂吟
可麻度柔播
火氣布伎多弖受
許之伎尓波
久毛能須可伎弖
飯炊
事毛和須礼提
奴延鳥乃
能杼与比居尓
伊等乃伎提
短物乎
端伎流等
云之如
楚取
五十戸良我許恵波
寝屋度麻R
来立呼比奴
可久<婆>可里
須部奈伎物能可
世間乃道
かぜまじり
あめふるよの
あめまじり
ゆきふるよは
すべもなく
さむくしあれば
かたしほを
とりつづしろひ
かすゆざけ
うちすすろひて
しはぶかひ
はなびしびしに
しかとあらぬ
ひげかきなでて
あれをおきて
ひとはあらじと
ほころへど
さむくしあれば
あさぶすま
ひきかがふり
ぬのかたきぬ
ありのことごと
きそへども
さむきよすらを
われよりも
まづしきひとの
ちちははは
うゑこゆらむ
めこどもは
こふこふなくらむ
このときは
いかにしつつか
ながよはわたる
あめつちは
ひろしといへど
あがためは
さくやなりぬる
ひつきは
あかしといへど
あがためは
てりやたまはぬ
ひとみなか
あのみやしかる
わくらばに
ひととはあるを
ひとなみに
あれもつくるを
わたもなき
ぬのかたぎぬの
みるのごと
わわけさがれる
かかふのみ
かたにうちかけ
ふせいほの
まげいほのうちに
ひたつちに
わらときしきて
ちちははは
まくらのかたに
めこどもは
あとのかたに
かくみゐて
うれへさまよひ
かまどには
ほけふきたてず
こしきには
くものすかきて
いひかしく
こともわすれて
ぬえどりの
のどよひをるに
いとのきて
みじかきものを
はしきると
いへるがごとく
しもととる
さとをさがこゑは
ねやどまで
きたちよばひぬ
かくばかり
すべなきものか
よのなかのみち
Когда ночами
Льют дожди
И воет ветер,
Когда ночами
Дождь
И мокрый снег,—
Как беспросветно
Беднякам на свете,
Как зябну я
В лачуге у себя!
Чтобы согреться,
Мутное сакэ
Тяну в себя,
Жую
Комочки соли,
Посапываю,
Кашляю до боли,
Сморкаюсь и хриплю…
Как зябну я!
Но как я горд зато
В минуты эти,
Поглаживаю бороденку:
“Эх!
Нет, не найдется
Никого на свете
Мне равного —
Отличен я от всех!”
Я горд, но я озяб,
Холщовым одеялом
Стараюсь я
Укрыться с головой.
Все полотняные
Лохмотья надеваю,
Тряпье наваливаю
На себя горой,—
Но сколько
Я себя ни согреваю,
Как этими ночами
Зябну я!
Но думаю:
“А кто бедней меня,
Того отец и мать
Не спят в тоске голодной
И мерзнут в эту ночь
Еще сильней…
Сейчас он слышит плач
Жены, детей:
О пище молят,—
И в минуты эти
Ему должно быть тяжелей, чем мне.
Скажи, как ты живешь еще на свете?”
Ответ
Земли и неба
Широки просторы, А для меня
Всегда они тесны,
Всем солнце и луна
Сияют без разбора,
И только мне
Их света не видать.
Скажи мне,
Все ли в мире так несчастны,
Иль я один
Страдаю понапрасну?
Сравню себя с людьми —
Таков же, как и все:
Люблю свой труд простой,
Копаюсь в поле,
Но платья теплого
Нет у меня к зиме,
Одежда рваная
Морской траве подобна,
Лохмотьями
Она свисает с плеч,
Лишь клочьями
Я тело прикрываю,
В кривой лачуге
Негде даже лечь,
На голый пол
Стелю одну солому.
У изголовья моего
Отец и мать,
Жена и дети
Возле ног ютятся,
И все в слезах
От горя и нужды.
Не видно больше
Дыма в очаге,
В котле давно
Повисла паутина,
Мы позабыли думать о еде,
И каждый день —
Один и тот же голод…
Нам тяжело,
И вечно стонем мы,
Как птицы нуэдори,
Громким стоном…
Недаром говорят:
Где тонко — рвется,
Где коротко —
Еще надрежут край!
И вот я слышу
Голос за стеной,
То староста
Явился за оброком…
Я слышу, он кричит,
Зовет меня…
Так мучимся,
Презренные людьми.
Не безнадежна ли,
Скажи ты сам,
Дорога жизни
В горьком мире этом?
* Мутное сакэ — неочищенная рисовая водка.
* “Где тонко — рвется, где коротко — ещё надрежут край” — народная пословица.

名寸隅乃
船瀬従所見
淡路嶋
松<帆>乃浦尓
朝名藝尓
玉藻苅管
暮菜寸二
藻塩焼乍
海末通女
有跡者雖聞
見尓将去
餘四能無者
大夫之
情者梨荷
手弱女乃
念多和美手
俳徊
吾者衣戀流
船梶雄名三
なきすみの
ふなせゆみゆる
あはぢしま
まつほのうらに
あさなぎに
たまもかりつつ
ゆふなぎに
もしほやきつつ
あまをとめ
ありとはきけど
みにゆかむ
よしのなければ
ますらをの
こころはなしに
たわやめの
おもひたわみて
たもとほり
あれはぞこふる
ふなかぢをなみ
В Накидзуми,
В Фунасэ
Виден остров, что зовут
Авадзисима.
Слышал я, что в бухте там Мацухо
Рыбачки есть,
Что в затишье поутру
Собирают на ладьях
Водоросли-жемчуга,
А в затишье ввечеру
Жгут из водорослей соль.
Но надежды нет уплыть
Мне туда,
Чтоб видеть их,
Словно нет уже во мне
Сердца рыцаря теперь,
Словно слабая жена,
Подчинился я тоске
И хожу, блуждаю здесь…
О, как полон я тоски!
Оттого, что нет весла,
Оттого, что нет ладьи…

八隅知之
吾大王乃
神随
高所知流
稲見野能
大海乃原笶
荒妙
藤井乃浦尓
鮪釣等
海人船散動
塩焼等
人曽左波尓有
浦乎吉美
宇倍毛釣者為
濱乎吉美
諾毛塩焼
蟻徃来
御覧母知師
清白濱
やすみしし
わがおほきみの
かむながら
たかしらせる
いなみのの
おふみのはらの
あらたへの
ふぢゐのうらに
しびつると
あまぶねさわき
しほやくと
ひとぞさはにある
うらをよみ
うべもつりはす
はまをよみ
うべもしほやく
ありがよひ
みさくもしるし
きよきしらはま
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Словно в небе божество
Ведает с высот своих,
Управляет он страной
Здесь, в Инами,
Средь равнин
Оминохара.
В бухте славной Фудзии,
Где из фудзи-волокон
Грубую готовят ткань,
Если ловят в море рыб —
Шум от лодок рыбаков,
Если выжигают соль —
Люди сходятся толпой.
Дивно бухта хороша!
Ведь недаром ловят рыб
И прекрасны берега!
Ведь недаром жгут там соль
И как знак, что вновь и вновь
Будут приходить сюда
Любоваться на нее,
Отмель чистого песка
Блещет яркой белизной!
* Песни Акахито, сложенные во время пребывания в уезде Инами, в стране Харима, осенью, в 3-м г. Дзинки (726 г.), в 5-й день 9-го месяца, когда он путешествовал, сопровождая императора Сёму.
* Сиби (магуро, Thynnus sibi) — тунец из семейства скумбриевых.
之加乃白水郎之
燒塩煙
風乎疾
立者不上
山尓軽引
しかのあまの
しほやくけぶり
かぜをいたみ
たちはのぼらず
やまにたなびく
Там, где рыбаки на берегах Сига
Выжигают соль над яркими кострами,
Из-за ветра
Дым не вьется ввысь,
Стелется туманом меж горами…
Танка также включена в антологию Синкокинсю [1590] (А.С.)
すまのあまの
しほやく煙
風をいたみ
おもはぬ方に
たなびきにけり
すまのあまの
しほやくけぶり
かぜをいたみ
おもはぬかたに
たなびきにけり
Дым, что разводит,
соль в Сума добывая, рыбак —
под ветра напором
склонился туда,
куда вовсе не думал!
*А.С. Есть много аналогичных по композиции и образам стихов, правда, с местностью Сига.

Включено в Кокинсю, 708
すまのあまの
しほやく煙
風をいたみ
おもはぬ方に
たなひきにけり
すまのあまの
しほやくけふり
かせをいたみ
おもはぬかたに
たなひきにけり
Струйка дыма вилась
над мирным костром солеваров
в дальней бухте Сума —
но порыв нежданного ветра
увлекает ее куда-то…
276. Бухта Сума находится близ Харима, в городе Кобэ.

Включено в Исэ-моногатари, 112
すまのあまの
しほやき衣
をさをあらみ
まとほにあれや
君かきまさぬ
すまのあまの
しほやきころも
をさをあらみ
まとほにあれや
きみかきまさぬ
Посещенья твои
стали редки, как грубые нити
в той одежде простой,
что на ветхом стане соткали
солевары из бухты Сума…
286. Сума — см. коммент. к № 708.
おしてるや
なにはのみつに
やくしほの
からくも我は
おいにけるかな
おしてるや
なにはのみつに
やくしほの
からくもわれは
おいにけるかな
Словно горькая соль,
что из водорослей добывают
в бухте Нанива, в Цу, —
солоны, горьки мои слезы
оттого, что тягостна старость…

志賀乃白水<郎>之
塩焼衣
雖穢
戀云物者
忘金津毛
しかのあまの
しほやきころも
なれぬれど
こひといふものは
わすれかねつも
Как рыбаки селения Сика
Обычно привыкают к платью,
В котором выжигают соль,—
Так я привык к тебе, но все равно
То, что зовут любовью, — не проходит…

<壮>鹿海部乃
火氣焼立而
燎塩乃
辛戀毛
吾為鴨
しかのあまの
けぶりやきたて
やくしほの
からきこひをも
あれはするかも
Как соль,
Что рыбаки селения Сика
Над разожженными кострами
Выжигают,
Ах, так же и любовь моя горька…

松島や
潮くむ海人の
秋の袖
月はもの思ふ
ならひのみかは
まつしまや
しほくむあまの
あきのそで
つきはものおもふ
ならひのみかは
Даже на рукавах рыбачек,
Что добывают соль
В заливе Мацусима —
На Острове сосновом,
Луны осенней отразилась тень.
* Автор решил несколько отступить от привычного мотива — лик луны отражается на рукаве, увлажнённом слезами. Однако японская лирика того времени, как и всякая средневековая поэзия, была ограничена рамками традиции, канона, и новый мотив мог возникнуть, как правило, лишь на основе или по образцу старого. Последнее и имеет место в данном случае: луна отражается на рукавах рыбачек, что добывают соль, — т.е. влажных от морской воды. Сосновый остров — перевод названия Мацусима (префектура Мияги).
降る雪に
たく藻のけぶり
かき絶えて
さびしくもあるか
塩釜の浦
ふるゆきに
たくものけぶり
かきたえて
さびしくもあるか
しほがまのうら
Пошел снег,
И рассеялся дым над кострами,
Где водоросли жгли рыбаки,
Опустела
Бухта Сиогама...
* ...дым над кострами, где водоросли жгли рыбаки... из морских водорослей добывали (выпаривали) соль (см. коммент. 390). Слово сио, имеющее значение «соль», входит составной частью в слово Сиогама — название неоднократно воспетого в поэзии побережья залива Мацусима (ныне это территория г. Сиогама в префектуре Мияги). Прототип — танка Михару-но Арисукэ из антологии «Кокинсю» (свиток «Песни скорби»):
Не стало тебя,
И рассеялся
Дым от костра...
Пустынной кажется сегодня
Бухта Сиогама.

(Здесь имеется в виду другой костёр — погребальный. Поэт сложил песню на смерть своего начальника. Опустевшую усадьбу его он сравнивает с опустевшим берегом Сиогама после окончания сезона добычи соли.)
大王之
塩焼海部乃
藤衣
穢者雖為
弥希将見毛
おほきみの
しほやくあまの
ふぢころも
なれはすれども
いやめづらしも
Как рыбаки, что выжигают соль для государя,
Привыкли платье грубое носить
Из ткани фудзи,
Я к тебе привык,
Но каждый раз вновь восхищен тобою!

もろともに
めかり塩焼く
浦ならば
なかなか袖の
波もかけじな
もろともに
めかりしほやく
うらならば
なかなかそでの
なみもかけじな


之賀能安麻能
一日毛於知受
也久之保能
可良伎孤悲乎母
安礼波須流香母
しかのあまの
ひとひもおちず
やくしほの
からきこひをも
あれはするかも
Словно горькая соль, что всегда выжигают,
Даже дня одного не оставив на отдых себе,
Рыбаки из селенья Сика,—
О, такою же горькой тоскою
Я полон о доме далеком в пути!
* Автор не указан.
須麻比等乃
海邊都祢佐良受
夜久之保能
可良吉戀乎母
安礼波須流香物
すまひとの
うみへつねさらず
やくしほの
からきこひをも
あれはするかも
Как соль, что выжигают люди,
Не расставаясь с берегом
В Сума,
Как эта соль,
Любовь моя горька.

須磨の浦に
海人のこりつむ
藻塩木の
からくも下に
燃えわたるかな
すまのうらに
あまのこりつむ
もしほぎの
からくもしたに
もえわたるかな
Печаль на сердце
Горше соли,
Что добывают в Сума рыбаки,
В огне любви, — как на костре,
Вот-вот сгорю я сам!

浦にたく
藻塩の煙
なびかめや
よもの方より
風は吹くとも
うらにたく
もしほのけぶり
なびかめや
よものかたより
かぜはふくとも
Разве к другим
Склонится моё сердце?
Ведь в бухте, где жгут водоросли рыбаки,
В одну лишь сторону относит ветер дым,
Хоть дует с разных он сторон.

藻塩ほくむ
袖の月影
をのづから
よそにあかさぬ
すまのうら人
もしほほくむ
そでのつきかげ
をのづから
よそにあかさぬ
すまのうらひと
Рыбак, что добывает соль
В заливе Сума,
Любуется лишь отраженьем
Луны рассветной
На промокшем рукаве.

蘆の屋の
灘の塩焼き
いとまなみ
つげの小櫛も
刺さず来にけり
あしのやの
なだのしほやき
いとまなみ
つげのをぐしも
ささずきにけり
Рыбачка, добывающая соль у берега Асия.
Свободной нет минутки у нее,
Вот так и я: пришла к тебе,
Украсить не успев и головы своей,
Хотя бы гребнем.
Эта танка включена также в Исэ-моногатари, 87

Похожая танка есть в Манъёсю, 278.
志加の海人の
塩焼くけぶり
風をいたみ
立ちはのぼらで
山にたなびく
しがのあまの
しほやくけぶり
かぜをいたみ
たちはのぼらで
やまにたなびく
На острове Сига,
Где соль рыбаки добывают,
Ветер силен, и дым от костров,
Не успев и подняться,
Стелется по горам.
Эта танка также включена в Манъёсю [1246]
沖つ風
夜寒になれや
田子の浦の
海人の藻塩火
焚きまさるらむ
おきつかぜ
よさむになれや
たごのうらの
あまのもしほび
たきまさるらむ
Близится полночь,
И ветер холодный с моря подул:
Недаром в бухте Тага
Ярче стало гореть
Пламя рыбацких костров.
Таго?
流れ木と
たつ白浪と
焼く塩と
いづれかからき
わたつみの底
ながれきと
たつしらなみと
やくしほと
いづれかからき
わたつみのそこ
Горька ты, соль,
Что добывают рыбаки,
Но участь дерева,
Плывущего в волнах,
Едва ль не горше!

日本霊異記 > 卷下 > 卷下 廿五 漂流大海敬稱尺迦佛名得全命緣 (Слово о спасении в море благодаря благоговейному повторению имени Будды Шакьямуни)
淡路國南西田町野浦、燒鹽之人住處、僅依泊也。

в юго-западной части провинции Авадзи, в бухте Таматино, где люди выпаривают соль.

須磨の浦に
やく鹽がまの
烟こそ
春に志られぬ
霞なりけれ
すまのうらに
やくしほがまの
けぶりこそ
はるにしられぬ
かすみなりけれ
В бухте Сума
На побережье, где жгут соль,
Дым от костров, —
Весне неведомая
Весенняя дымка.

藻鹽やく
煙な立てそ
須磨の蜑の
ぬるゝ袖にも
月は見る覽
もしほやく
けぶりなたてそ
すまのあまの
ぬるるそでにも
つきはみるらん
Дым от костров,
Где жгут из водорослей соль,
Не поднимайся!
У рыбаков из Сума в рукавах
Промокших видится луна...

あづま路の
湯坂を越えて
見渡せば
塩木流るる
早川の水
あづまぢの
ゆさかをこえて
みわたせば
しほきながるる
はやかはのみづ
На Восточном пути
Юсака позади себя оставив,
смотрю вокруг:
плывут «соляные» дрова
в быстром течении Хаякава.

もしほやく
うらのあたりは
立ちのかで
けぶりたちそふ
はるがすみかな
もしほやく
うらのあたりは
たちのかで
けぶりたちそふ
はるがすみかな
На морском берегу,
Где солеварни курятся,
Потемнела даль,
Будто схватился в борьбе
Дым с весенним туманом.

藻鹽やく
煙もきりに
埋もれぬ
すまのせきやの
秋の夕ぐれ
もしほやく
けぶりもきりに
うづもれぬ
すまのせきやの
あきのゆふぐれ
Не в дыме ль от костров
Где выжигают из водорослей соль,
Утонула совсем
Застава Сума
Этим осенним вечером.

石見潟
なみ路隔てゝ
行く船の
よそにこがるゝ
蜑の藻鹽火
いはみかた
なみぢへだてて
ゆくふねの
よそにこがるる
あまのもしほひ


志賀の蜑の
煙やきたて
やく鹽の
からき戀をも
我はする哉
しがのあまの
けぶりやきたて
やくしほの
からきこひをも
われはするかな
Как соль, что выжигают
В кострах дымных
Рыбаки из Сига,
Горька настолько ж
Любовь моя!

海士のたく
浦の志ほ屋の
夕烟
思ひきゆとも
人に志らるな
あまのたく
うらのしほやの
ゆふけぶり
おもひきゆとも
ひとにしらるな


志賀の蜑の
めかり鹽やき
暇なみ
櫛笥の小櫛
とりもみなくに
しがのあまの
めかりしほやき
いとまなみ
くしげのをぐし
とりもみなくに


伊勢のあまの
鹽やき衣
此の程や
すつとは云はむ
梅雨の頃
いせのあまの
しほやきころも
このほどや
すつとはいはむ
さみだれのころ


わくらはに
とふ人あらは
すまの浦に
もしほたれつつ
わふとこたへよ
わくらはに
とふひとあらは
すまのうらに
もしほたれつつ
わふとこたへよ
Если спросят тебя,
что делаю я в этом мире, —
отвечай, что в Сума,
орошая рукав слезами
соль из водорослей добываю…

思ふとも
知らじなよそに
海士の燒く
藻鹽の烟
下に焦れて
おもふとも
しらじなよそに
あまのやく
もしほのけぶり
したにこかれて