おきもせず
ねもせでよるを
あかしては
春の物とて
ながめくらしつ
おきもせず
ねもせでよるを
あかしては
はるのものとて
ながめくらしつ
Ни бодрствую, ни сплю, —
и так проходит ночь...
настанет же рассвет —
весенний долгий дождь
и думы о тебе
Весенний дождь — унылый и долгий; так же тянутся и так же нерадостны и мысли кавалера о любви к нему дамы.
をしめども
春のかぎりの
けふの日の
ゆふぐれにさへ
なりにけるかな
をしめども
はるのかぎりの
けふのひの
ゆふぐれにさへ
なりにけるかな
Как то ни жалко,
но сегодняшний день,
день последний весны, —
увы, превратился
уже в вечернюю тень!

君がため
春の野に出でて
若菜つむ
わが衣手に
雪はふりつつ
きみがため
はるののにいでて
わかなつむ
わがころもでに
ゆきはふりつつ
В поле весеннем
Молодые травы сбираю
Тебе в подношенье.
А на рукава неустанно
Падает-сыплется снег.
Согласно «Кокинсю», 21 («Песни весны», книга первая) стихотворение написано им еще в бытность принцем и обращено к Мотоцунэ
久方の
光のどけき
春の日に
しづ心なく
花のちるらむ
ひさかたの
ひかりのどけき
はるのひに
しづこころなく
はなのちるらむ
Вешним днём,
Когда безмятежно лучится
Извечный свет,
Вишни в сердечной тревоге
Свои лепестки роняют.
Данное стихотворение взято из ант. «Кокинсю», 84 («Песни весны», книга вторая).
いにしへの
奈良の都の
八重桜
今日九重に
匂ひぬるかな
いにしへの
ならのみやこの
やへざくら
けふここのへに
にほひぬるかな
Старинной столицы,
Нары весенней дары,
Вишни об осьми лепестках
В чертоге Девятого неба
Ныне блещут благоуханьем.
Данное стихотворение взято из ант. «Сикасю» («Песни весны»).
В предисловии к нему говорится, что оно было сложено по повелению государя Итидзё, когда в дар ему доставили из Нара махровые вишни.
Чертог Девятого неба (Девятивратный чертог) — пришедшее из Китая обозначение императорского дворца.
Эта строка связывает стихотворение — с последней строкой предыдущего, а также со стихотворением Онакатоми-но Ёсинобу.
高砂の
尾の上の桜
咲きにけり
外山の霞
たたずもあらなん
たかさごの
おのへのさくら
さきにけり
とやまのかすみ
たたずもあらなむ
На горе Такасаго,
Возле самой вершины,
Цветы весенние вишни.
О дымка окружных холмов,
Не подымайся высоко!
Данное стихотворение взято из ант. «Госюисю» («Песни весны», книга первая, 120).
Такасаго — здесь не географическое
название, но обозначение некой «высокой горы».
Не подымайся высоко! — Тогда можно будет любоваться и весенней дымкой и цветением вишен.
春の野は
はるけながらも
忘れ草
生ふるは見ゆる
ものにぞありける
はるののは
はるけながらも
わすれぐさ
おふるはみゆる
ものにぞありける
Весенних полей
Беспредельна ширь.
Но «забудь-трава»,
Что на них растет,
Мне все же видна.

春の野に
生ひじとぞ思ふ
忘れ草
つらき心の
種しなければ
はるののに
おひじとぞおもふ
わすれぐさ
つらきこころの
たねしなければ
В весенних полях,
Думаю, и вовсе не растет
«Забудь-трава».
Ведь нету в сердце
И семян равнодушия[62].
62. Фрейлина укоряет сёсё за то, что тот позабыл ее. «Забудь-трава» – растение, которое, по старинному народному поверью, обладает силой изгонять из сердца память о любимой.
かく咲ける
花もこそあれ
わがために
おなじ春とや
いふべかりける
かくさける
はなもこそあれ
わがために
おなじはるとや
いふべかりける
Бывают же цветы,
Что так пышно цветут.
А вот про меня
«Такая же весна»
Разве можно сказать?
Ссылка?
曳く舟の
綱手のながき
春の日を
四十日五十日まで
われは経にけり
ひくふねの
つなでのながき
はるのひを
よそかいかまで
われはへにけり
Мы провели здесь
Сорок или пятьдесят
Весенних дней,
Таких же длинных,
Как бечева, влекущая корабль.

世の中に
たえて桜の
なかりせば
春の心は
のどけからまし
よのなかに
たえてさくらの
なかりせば
はるのこころは
のどけからまし
Если б вишни
Совсем не цвели
В этом мире,
Было б сердцу спокойно
С приходом весны".
Стих также имеется в "Исэ Моногатари", 82 и Кокинсю, 53
忘らるな
忘れやしぬる
春がすみ
今朝たちながら
契りつること
わすらるな
わすれやしぬる
はるがすみ
けさたちながら
ちぎりつること
«Не забудь!»
И не забудет
Весенняя дымка,
Что сегодня поутру встала,
Свою клятву[166].
166. Танка использует омонимы: тацу – «вставать» (о тумане, дымке) и «покидать», «уходить».
Харугасуми – «весенняя дымка», видимо, метафорическое обозначение самой дамы.
咲きにほひ
風待つほどの
山ざくら
人の世よりは
久しかりけり
さきにほひ
かぜまつほどの
やまざくら
ひとのよよりは
ひさしかりけり
Цветущая и полная аромата
Горная вишня,
Что живет, пока не подул ветер,
И та оказалась долговечнее,
Чем век людской[188].
188. Танка помещена в Синтёкусэнсю, 17, где указано, что она написана Сандзё-удайдзину, правому министру, от Канэскэ.
春々の
花は散るとも
咲きぬべし
またあひがたき
人の世ぞ憂き
はるばるの
はなはちるとも
さきぬべし
またあひがたき
ひとのよぞうき
Хоть и опадут цветы,
Но каждую весну
Они будут зацветать вновь.
Но до чего печальна жизнь человеческая,
[Отлетела она] – и не встретиться вновь.

河上乃
列々椿
都良々々尓
雖見安可受
巨勢能春野者
かはかみの
つらつらつばき
つらつらに
みれどもあかず
こせのはるのは
Возле этой реки
Ряд за рядом камелии цветут,
Долго, долго смотрю,
Но никак не могу наглядеться
Я на поле весною в Косэ!

今日よりは
荻のやけ原
かき分けて
若菜つみにと
たれをさそはむ
けふよりは
はぎのやけはら
かきわけて
わかなつみにと
たれをさそはむ
Кого же, [как не тебя], позвать мне с собой,
С кем отныне,
Пробираясь
По полю с выжженным папоротником,
Буду срывать молодые травы?

片岡に
わらびもえずは
たづねつつ
心やりにや
若菜つままし
かたをかに
わらびもえずは
たづねつつ
こころやりにや
わかなつままし
Даже если еще не вырос
Папоротник на крутых холмах,
Все равно пойду с тобой
Собирать молодые травы,
Чтоб душе обрести отраду.

花ざかり
春は見に来む
年きりも
せずといふ種は
生ひぬとか聞く
はなざかり
はるはみにこむ
としきりも
せずといふたねは
おひぬとかきく
Пышно цветущую
Весну смотреть прибуду.
Времени неподвластные
Семена, о которых вы говорили,
Уже проросли, слышала я[326].
326. Танка приводится в Госэнсю, 15 (с изменениями).
春の野に
みどりにはへる
さねかづら
わが君ざねと
頼むいかにぞ
はるののに
みどりにはへる
さねかづら
わがきみざねと
たのむいかにぞ
В весенних полях,
Зеленея, растет
Плющ санэкадзура («майское ложе»),
Моей супругой тебя
Считать вовеки хочу – что ты на это?[338] —
338. Танка обыгрывает омонимы: нэ в слове кимидзанэ – «моя жена» и нэ – «спать», «лежать вместе». Третья строка – энго к морфеме дзанэ, которая является смыслоподчеркивающим суффиксом. Глагол хахэру – «расти», «тянуться» (о траве) может означать также «ошибка судьбы», «перемена в будущем».
としのうちに
春はきにけり
ひととせを
こそとやいはむ
ことしとやいはむ
としのうちに
はるはきにけり
ひととせを
こそとやいはむ
ことしとやいはむ
Год не минул ещё,
а весна уже наступила,
и не ведомо мне,
как же звать теперь эту пору —
«старым годом» иль «новым годом»!..

袖ひちて
むすひし水の
こほれるを
春立つけふの
風やとくらむ
そてひちて
むすひしみつの
こほれるを
はるたつけふの
かせやとくらむ
В день начала весны
растопит ли всё-таки ветер
тот покров ледяной
на ручье, где берём мы воду,
рукава одежд увлажняя?..

春霞
たてるやいつこ
みよしのの
よしのの山に
雪はふりつつ
はるかすみ
たてるやいつこ
みよしのの
よしののやまに
ゆきはふりつつ
Да откуда бы вдруг
взяться в Ёсино[73] дымке весенней,
если снег всё метет,
в славном Ёсино не утихает,
всё ложится на горные склоны…
73. Ёсино — горы в центральной Японии в префектуре Нара. Славятся красотой пейзажей.
雪の内に
春はきにけり
うくひすの
こほれる涙
今やとくらむ
ゆきのうちに
はるはきにけり
うくひすの
こほれるなみだ
いまやとくらむ
Ещё снег не сошёл —
так рано весна наступила.
Верно, скоро уже
под лучами солнца растают
капли-льдинки слёз соловьиных.

梅かえに
きゐるうくひす
はるかけて
なけともいまた
雪はふりつつ
うめかえに
きゐるうくひす
はるかけて
なけともいまた
ゆきはふりつつ
Сливу облюбовав,
соловей распевает на ветке
о приходе весны —
хоть весне пора уж начаться,
но не видно конца снегопаду!..

春たては
花とや見らむ
白雪の
かかれる枝に
うくひすそなく
はるたては
はなとやみらむ
しらゆきの
かかれるえたに
うくひすそなく
В пору ранней весны
с веток дерева в снежном убранстве
льется трель соловья —
прилетел, как видно, проведать,
не цветы ли в саду белеют…

心さし
ふかくそめてし
折りけれは
きえあへぬ雪の
花と見ゆらむ
こころさし
ふかくそめてし
をりけれは
きえあへぬゆきの
はなとみゆらむ
Слишком долго я ждал,
так что сердце невольно впитало
цвет и запах весны —
даже снег на ветках деревьев
представляется мне цветами…

春の日の
ひかりにあたる
我なれと
かしらの雪と
なるそわひしき
はるのひの
ひかりにあたる
われなれと
かしらのゆきと
なるそわひしき
Хоть и греюсь в лучах
весеннего яркого солнца,
горько осознавать,
что уже едва ли растает
снег, главу мою убеливший…

霞たち
このめもはるの
雪ふれは
花なきさとも
花そちりける
かすみたち
このめもはるの
ゆきふれは
はななきさとも
はなそちりける
Дымкой осенены,
на ветвях набухают бутоны.
Снегопад по весне —
будто бы, не успев распуститься,
облетают цветы с деревьев…

はるやとき
花やおそきと
ききわかむ
鶯たにも
なかすもあるかな
はるやとき
はなやおそきと
ききわかむ
うくひすたにも
なかすもあるかな
Все хочу я узнать,
что случилось: весна запоздала?
Припозднились цветы?
Но молчит соловей — сегодня
даже он не даст мне ответа…

春きぬと
人はいへとも
うくひすの
なかぬかきりは
あらしとそ思ふ
はるきぬと
ひとはいへとも
うくひすの
なかぬかきりは
あらしとそおもふ
Пусть кругом говорят,
что весна уже наступила, —
не поверю тому
до поры, пока не услышу
соловьиной знакомой трели!..

谷風に
とくるこほりの
ひまことに
うちいつる浪や
春のはつ花
たにかせに
とくるこほりの
ひまことに
うちいつるなみや
はるのはつはな
Тёплый ветер подул —
и в горной тенистой долине
тают зимние льды,
а меж них — то ли волны в пене,
то ли вешняя кипень цветенья…

花のかを
風のたよりに
たくへてそ
鶯さそふ
しるへにはやる
はなのかを
かせのたよりに
たくへてそ
うくひすさそふ
しるへにはやる
Далеко-далеко
пусть ветер весенний разносит
аромат лепестков —
чтоб к цветущей сливе близ дома
соловей отыскал дорогу!..

うくひすの
谷よりいつる
こゑなくは
春くることを
たれかしらまし
うくひすの
たによりいつる
こゑなくは
はるくることを
たれかしらまし
Если б не донеслась
из этой лощины укромной
соловьиная трель —
кто из нас сумел бы сегодня
о приходе весны догадаться?..

春たてと
花もにほはぬ
山さとは
ものうかるねに
鶯そなく
はるたてと
はなもにほはぬ
やまさとは
ものうかるねに
うくひすそなく
Наступила весна,
но цветы не струят аромата
в этом горном краю —
и тоской в душе отдаются
соловьиные звонкие трели…

野辺ちかく
いへゐしせれは
うくひすの
なくなるこゑは
あさなあさなきく
のへちかく
いへゐしせれは
うくひすの
なくなるこゑは
あさなあさなきく
Близ цветущих лугов
недаром дом я построил —
и теперь по утрам
слышу, как напев соловьиный
то взметается, то стихает…

かすかのは
けふはなやきそ
わか草の
つまもこもれり
我もこもれり
かすかのは
けふはなやきそ
わかくさの
つまもこもれり
われもこもれり
Подождите, молю!
Хоть сегодня не выжигайте
первых трав на лугу —
нынче в Касуга вместе с милой
мы по вешним долам гуляем…
Эта вака есть также в «Исэ-моногатари» № 12 с изменением топонима «Касуга» на «Мусаси».

А.С: Перевод там, наверное, более точный.
かすかのの
とふひののもり
いてて見よ
今いくかありて
わかなつみてむ
かすかのの
とふひののもり
いててみよ
いまいくかありて
わかなつみてむ
Страж огней в Тобухи,
что в Касуга,
ты нам поведай, далеко ли еще
до желанного дня,
чтобы вместе собирать молодые травы…
В 712 году на лугу Касуга в районе современного города Нара был отведен участок для зажигания сигнальных костров в случае опасности — поле Тобухи («Взлетающие огни»).
み山には
松の雪たに
きえなくに
宮こはのへの
わかなつみけり
みやまには
まつのゆきたに
きえなくに
みやこはのへの
わかなつみけり
Где-то в горной глуши
даже снег еще не растаял
на сосновых ветвях —
но пора уж в полях близ столицы
собирать молодые травы…
«Молодые травы» — вакана, семь или, в другом наборе, одиннадцать видов полевых злаков, которые употребляли в пищу зимой и ранней весной. Принято было преподносить в подарок друзьям молодые травы, собранные в седьмой день первой луны.
梓弓
おしてはるさめ
けふふりぬ
あすさへふらは
わかなつみてむ
あつさゆみ
おしてはるさめ
けふふりぬ
あすさへふらは
わかなつみてむ
Нынче струи дождя —
что стрелы из лука тугого,
по и завтра опять
даже в ливень на луг отправлюсь
собирать молодые травы!

君かため
春ののにいてて
わかなつむ
わか衣手に
雪はふりつつ
きみかため
はるののにいてて
わかなつむ
わかころもてに
ゆきはふりつつ
Для тебя, Государь,
молодые травы сбираю
на весеннем лугу —
а тем временем снег все гуще
на одежду мою ложится…
Внесён в сборник Огура хякунин иссю, 15
かすかのの
わかなつみにや
白妙の
袖ふりはへて
人のゆくらむ
かすかのの
わかなつみにや
しろたへの
そてふりはへて
ひとのゆくらむ
Верно, девы спешат
на Касуга-луг, где поспело
столько трав молодых, —
рукава одежд белотканых
колыхаются в отдаленье…

はるのきる
かすみの衣
ぬきをうすみ
山風にこそ
みたるへらなれ
はるのきる
かすみのころも
ぬきをうすみ
やまかせにこそ
みたるへらなれ
Слишком тонкая ткань
в том пологе дымки туманной,
что соткала весна, —
только ветер с вершин подует,
и порвется призрачный полог…

ときはなる
松のみとりも
春くれは
今ひとしほの
色まさりけり
ときはなる
まつのみとりも
はるくれは
いまひとしほの
いろまさりけり
С наступлением весны
даже вечнозеленые ветви
сосен на берегу
тоже будто бы изменились —
словно стали ещё зеленее!..

わかせこか
衣はるさめ
ふることに
のへのみとりそ
いろまさりける
わかせこか
ころもはるさめ
ふることに
のへのみとりそ
いろまさりける
На соседнем лугу,
где милая сушит наряды,
расстелив на траве,
с каждым вешним дождем все ярче,
все пышнее густая зелень…

あをやきの
いとよりかくる
春しもそ
みたれて花の
ほころひにける
あをやきの
いとよりかくる
はるしもそ
みたれてはなの
ほころひにける
В пору ранней весны,
только зеленью ивы покрылись,
от ночных холодов
в неизбывном смятенье никнут
обрёченные слив соцветья…

あさみとり
いとよりかけて
しらつゆを
たまにもぬける
春の柳か
あさみとり
いとよりかけて
しらつゆを
たまにもぬける
はるのやなきか
Капли светлой росы
словно жемчуг на нежно-зёленых
тонких ниточках бус —
вешним утром долу склонились
молодые побеги ивы…

ももちとり
さへつる春は
物ことに
あらたまれとも
我そふり行く
ももちとり
さへつるはるは
ものことに
あらたまれとも
われそふりゆく
Каждый год по весне
вновь птицы щебечут беспечно,
и, меняя наряд,
обновляется все под небом —
только я все больше старею…

をちこちの
たつきもしらぬ
山なかに
おほつかなくも
よふことりかな
をちこちの
たつきもしらぬ
やまなかに
おほつかなくも
よふことりかな
Нет пристанища ей —
вотще меж деревьев порхает,
и над склонами гор,
еле слышен, звучит порою
безнадежный призыв кукушки…

春はただ
昨日ばかりを
うぐひすの
かぎれるごとも
鳴かぬ今日かな
はるはただ
きのふばかりを
うぐひすの
かぎれるごとも
なかぬけふかな
Весна лишь
Вчера [кончилась],
Но соловей,
[Видно, решив], что только весной надо петь,
Сегодня не поет![350] —
350. Танка помещена в Кимутадасю.
青柳の
糸ならねども
春風の
吹けばかたよる
わが身なりけり
あをやぎの
いとならねども
はるかぜの
ふけばかたよる
わがみなりけり
Хоть и не зеленой ивы
Ветвь,
Но весенний ветер
Подул, и уж перед ним клонюсь —
Таков я[470] —
470. Корэхира намекает даме, что нет у него опоры в жизни. В тексте, предшествующем танка, есть слово ямахимо – «и болезнь», имеющее омофон химо – «тесемки». Химо в качестве энго, по мнению комментаторов, мотивирует появление слов ито («нить» и «очень») и ёру («скручивать нить» и «отклоняться в сторону») (катаёру).
君がため
衣の裾を
ぬらしつつ
春の野に出でて
つめる若菜ぞ
きみがため
ころものすそを
ぬらしつつ
はるののにいでて
つめるわかなぞ
Вот молодые побеги, что я собрала
Для тебя,
Выйдя в весенние поля
И полы одежды
Промочив[482].
482. Танка приводится в Кокинсю, 1 (?), где приписана императору Нинна, и в Сёкугосюисю, 1.

[В кокинсю не совсем такая танка]
冬<木>成
春去来者
朝尓波
白露置
夕尓波
霞多奈妣久
汗瑞能振
樹奴礼我之多尓
鴬鳴母
ふゆこもり
はるさりくれば
あしたには
しらつゆおき
ゆふへには
かすみたなびく
****
こぬれがしたに
うぐひすなくも
Скрыто все зимой…
А когда придет весна,
Рано поутру —
Ляжет белая роса,
А по вечерам —
Всюду стелется туман,
И в тени густых ветвей
На горе Косэяма
Соловей поет!

天降就
神乃香山
打靡
春去来者
櫻花
木暗茂
松風丹
池浪飆
邊都遍者
阿遅村動
奥邊者
鴨妻喚
百式乃
大宮人乃
去出
榜来舟者
竿梶母
無而佐夫之毛
榜与雖思
あもりつく
かみのかぐやま
うちなびく
はるさりくれば
さくらばな
このくれしげに
まつかぜに
いけなみたち
へつへには
あぢむらさわき
おきへには
かもつまよばひ
ももしきの
おほみやひとの
まかりでて
こぎけるふねは
さをかぢも
なくてさぶしも
こがむとおもへど
К нам сошедшая с небес —
Вот она гора богов,
О гора Кагуяма!
Лишь придет туда весна,
Стелется туман кругом,
От вишневых лепестков
У деревьев тень густа.
От порыва ветерка
В соснах молодых
Подымаются, встают
Волны на пруду.
А на отмели морской
Адзи стаями шумят,
А на взморье вдалеке
Селезень зовет жену.
И печально, что уж нет
Больше весел на ладьях,
На которых плыли здесь
Раньше люди из дворца —
Сто почтеннейших вельмож!
А ведь я еще мечтал
На ладьях на этих плыть…
* Вариант п. 257.
懐風藻 > 正四位下治部卿犬上王 (Принц Инуками)
蹔以三餘暇
遊息瑤池濱
吹臺哢鶯始
桂庭舞蝶新
浴鳬雙迴岸
窺鷺獨銜鱗
雲罍酌煙霞
花藻誦英俊
留連仁智間
縱賞如談倫
雖盡林池樂
未翫此芳春

Воспользовался я тремя порами досуга.
Отправился дух перевести на берегу яшмового пруда.
На башне высокой начинают игры камышёвки.
В саду средь багряников танцуют вновь бабочки!
Утки, умываясь, парами кружат у берега.
Цапля охотится – поймала одну рыбёшку.
Облачная чаша наполнена дымкой зари.
Изящные стихи звучат в воздухе.
Не могу никак покинуть край гор и вод!
Вволю бы насладиться ими, как и учёными спорами!
Хоть и не слышны голоса больше у пруда в роще,
Не налюбоваться этой цветущей весной!
21
懐風藻 > 吳學生釋智藏 (Moнах Тидзо)
桑門寡言晤
策杖事迎逢
以此芳春節
忽值竹林風
求友鶯嫣樹
含香花笑叢
雖喜遨遊志
還媿乏雕蟲

Не с кем поговорить одинокому монаху.
Оперся я на посох и в путь отправился.
В эту цветущую пору весеннюю
С ветром из рощи бамбуковой встретился.
Камышовка в деревьях зовёт друга песней.
Сквозь листву цветов ароматы доносятся.
Радостны думы во время прогулки.
Но вернулся — и стыдно, что жалкие строки сложились
8
情八十一
所念可聞
春霞
軽引時二
事之通者
こころぐく
おもほゆるかも
はるかすみ
たなびくときに
ことのかよへば
С какой тоской
Мечтаю я теперь,
О, если б в час, когда туман весенний
Легчайшей дымкой стелется вокруг,
Пришли бы вести от тебя, мой друг!

武都紀多知
波流能吉多良婆
可久斯許曽
烏梅乎乎<岐>都々
多努之岐乎倍米
むつきたち
はるのきたらば
かくしこそ
うめををきつつ
たのしきをへめ
Когда настанет первый месяц
И снова к нам придёт весна,
Всё будет так же, как и ныне:
Срывая белых слив цветы,
Мы будем наслаждаться ими!

波流佐礼婆
麻豆佐久耶登能
烏梅能波奈
比等利美都々夜
波流比久良佐武
はるされば
まづさくやどの
うめのはな
ひとりみつつや
はるひくらさむ
Придёт весна,
И первыми цветут у дома моего
Цветы душистой сливы…
Ужель совсем один, любуясь ими,
Я буду проводить весною дни?

烏梅能波奈
佐吉多流僧能々
阿遠也疑波
可豆良尓須倍久
奈利尓家良受夜
うめのはな
さきたるそのの
あをやぎは
かづらにすべく
なりにけらずや
А из ветвей зелёной ивы
В саду, где расцветают
Сливы,
Нельзя сплести венок красивый,
Чтоб им украситься могли?

烏梅能波奈
伊麻佐可利奈理
意母布度知
加射之尓斯弖奈
伊麻佐可利奈理
うめのはな
いまさかりなり
おもふどち
かざしにしてな
いまさかりなり
У сливовых цветов теперь расцвет!
Любимые друзья, украсимся же ими,
Цветами нежными и молодыми.
У сливовых цветов
Теперь расцвет!

烏梅乃波奈
知良麻久怨之美
和我曽乃々
多氣乃波也之尓
<于>具比須奈久母
うめのはな
ちらまくをしみ
わがそのの
たけのはやしに
うぐひすなくも
Жалея цветы распустившейся сливы,
Что наземь потом, отцветя, опадут,
Средь бамбуковой чащи
В саду моем ныне
Соловей свои песни поет!
Песня А[бэ] Окисима, младшего инспектора Дадзайфу
* А[бэ] Окисима—в тексте фамилия дана сокращенно; большинство предполагает, что это фамилия Абэ.
烏梅能波奈
佐岐多流曽能々
阿遠夜疑遠
加豆良尓志都々
阿素毗久良佐奈
うめのはな
さきたるそのの
あをやぎを
かづらにしつつ
あそびくらさな
Из веток молодых зеленой ивы
В саду, где расцветали
Слив цветы,
Мы сделаем венки и веселиться будем,
Хочу в веселье время проводить!

有知奈毗久
波流能也奈宜等
和我夜度能
烏梅能波奈等遠
伊可尓可和可武
うちなびく
はるのやなぎと
わがやどの
うめのはなとを
いかにかわかむ
То ива ль, что цветет весной,
Окутанной всегда туманной дымкой,
Иль слив цветы у дома моего?
Как мне понять,
Что здесь красивее всего?

波流佐礼婆
許奴礼我久利弖
宇具比須曽
奈岐弖伊奴奈流
烏梅我志豆延尓
はるされば
こぬれがくりて
うぐひすぞ
なきていぬなる
うめがしづえに
Пришла весна, — и вот в тени ветвей
Листвой зеленою от взоров скрытый,
Смотрите, соловей
Пел песни и уснул
На нижних ветках белой сливы!

比等期等尓
乎理加射之都々
阿蘇倍等母
伊夜米豆良之岐
烏梅能波奈加母
ひとごとに
をりかざしつつ
あそべども
いやめづらしき
うめのはなかも
Каждый человек
Цветы срывает сливы
И венки сплетает, веселясь.
Все же всякий раз цветы душистой сливы
Кажутся прекрасней и милей!

烏梅能波奈
佐企弖知理奈波
佐久良<婆那>
都伎弖佐久倍久
奈利尓弖阿良受也
うめのはな
さきてちりなば
さくらばな
つぎてさくべく
なりにてあらずや
Когда бы, отцветя,
Цветы у слив опали,
То разве в свой черед не зацвели
Цветы вишневые,
Что зацвести должны?
* Песня Тё Сакико, лекаря Дадзайфу
* Те Сакико — полагают, что фамилия дана полностью (МС, СН), так как в “Сёку-Нихонги” встречается такая фамилия (СН). Сакико — здесь мужское имя, в старину мужские имена имели иногда окончание на “ко”. Те Сакико занимал должность лекаря Дадзайфу (якуси или кусиси). В М. — одна его песня.
波流奈例婆
宇倍母佐枳多流
烏梅能波奈
岐美乎於母布得
用伊母祢奈久尓
はるなれば
うべもさきたる
うめのはな
きみをおもふと
よいもねなくに
Когда приходит время быть весне,
Ты должен расцвести, цветок душистой сливы,
И только стану думать о тебе:
Когда ты расцветешь? —
Уснуть уже не в силах…

烏梅能波奈
乎利弖加射世留
母呂比得波
家布能阿比太波
多努斯久阿流倍斯
うめのはな
をりてかざせる
もろひとは
けふのあひだは
たのしくあるべし
Все люди, что себя венками украшают,
Срывая сливы белоснежные цветы,
Сегодня,
Веселясь и забавляясь,
Цветами будут наслаждаться целый день!
* Песня Инафу, главного жреца — хранителя культа в Дадзайфу
* Ара… Инафу — фамилия дана сокращенно, точной расшифровки нет; занимал должность священнослужителя в синтоистском храме в Дадзайфу (камудзукаса). В М. — одна его песня.
得志能波尓
波流能伎多良婆
可久斯己曽
烏梅乎加射之弖
多<努>志久能麻米
としのはに
はるのきたらば
かくしこそ
うめをかざして
たのしくのまめ
О, каждый год,
Когда придет весна,
Мы будем также собираться,
Венками белой сливы украшаться
И, наслаждаясь, пить вино!
* Песня Сукунамаро, старшего секретаря Дадзайфу
* Фамилия автора в тексте заголовка дана сокращенно (Ну), расшифровки нет, поэтому в переводе приведено только имя; занимал должность старшего секретаря Дадзайфу (дайрэйси или оки-фумихито—старший секретарь судьи). В М. — одна его песня.
烏梅能波奈
伊麻佐加利奈利
毛々等利能
己恵能古保志枳
波流岐多流良斯
うめのはな
いまさかりなり
ももとりの
こゑのこほしき
はるきたるらし
У сливовых цветов
Теперь расцвет.
Пора весенняя, как видно, наступила,
Когда повсюду сотни птиц поют,
И слышится их щебет, милый сердцу!

波流佐良婆
阿波武等母比之
烏梅能波奈
家布能阿素毗尓
阿比美都流可母
はるさらば
あはむともひし
うめのはな
けふのあそびに
あひみつるかも
Цветы прекрасных слив,
Что я мечтал увидеть,
Когда настанет вешняя пора,
Сегодня на пиру
Я наконец увидел!

烏梅能波奈
多乎利加射志弖
阿蘇倍等母
阿岐太良奴比波
家布尓志阿利家利
うめのはな
たをりかざして
あそべども
あきだらぬひは
けふにしありけり
Сорвав цветы душистой сливы,
Украсив голову венком,
Я веселюсь,
Но все мне мало,—
Такой сегодня ненасытный день!
* Песня Исо Норимаро, прорицателя Дадзайфу
* Исо Норимаро — фамилия дана по МС. Полагают, что полная фамилия Исобэ (СН). Занимал должность прорицателя (или гадателя) в Дадзайфу (онъёси или омуёдзи, а также ураноси); являлся служащим управления, ведающего гаданиями (онъёре), предсказывал судьбу по звездам, определял при помощи гадания подходящие участки для построек, посевов и т. п. В М. — одна его песня.
波流能努尓
奈久夜汙隅比須
奈都氣牟得
和何弊能曽能尓
汙米何波奈佐久
はるののに
なくやうぐひす
なつけむと
わがへのそのに
うめがはなさく
Стараясь не отстать от соловья,
Поющего в полях весенних песни,
В саду моем
Цветы душистых слив
Раскрылись вместе с соловьиной песней!

烏梅能波奈
知利麻我比多流
乎加肥尓波
宇具比須奈久母
波流加多麻氣弖
うめのはな
ちりまがひたる
をかびには
うぐひすなくも
はるかたまけて
На том холме,
Где опадают наземь,
Смешавшись с снегом, сливы лепестки,
Запели песни соловьи:
Весенняя пора все ближе…

懐風藻 > 從三位中納言大神朝臣高市麻呂 (Омива-но Такэтимаро)
臥病已白鬢
意謂入黃塵
不期逐恩詔
從駕上林春
松巖鳴泉落
竹浦笑花新
臣是先進輩
濫陪後車賓

Скрутила болезнь, и уже побелели виски.
Уж думал, смешаюсь с источника жёлтого пылью!
Не ждал уж государя благого веленья
За паланкином проследовать в рощу весеннюю!
С утёса, где сосны, ревёт ручей, срываясь.
В заливе, поросшем бамбуком, цветы новизной заиграли.
А я, ничтожный, средь всех самый старый
Пригрелся – будто гость почётный! – за государем.
18
玉管吐陽氣
春色啟禁園
望山智趣廣
臨水仁懷敦
松風催雅曲
鶯哢添談論
今日良醉德
誰言湛露恩

Яшмовая флейта исторгает светлую ки-энергию.
Цвета весны заполняют Запретный сад.
Засмотришься на горы – мудрые деяния ширятся.
В воду заглянешь – гуманность, в сердце сокрытая, разгорается.
Ветер, что в соснах, доносит изящную мелодию.
Пение камышёвки сливается с речами учёными.
Как же сегодня я пьян добродетелью!
И стоит ли уж поминать милости, как роса, обильные?
19
姑射遁太賓
崆巖索神仙
豈若聽覽鄛
仁智寓山川
神衿弄春色
清蹕歷林泉
登望繡翼徑
降臨錦鱗淵
絃竹時盤桓
文酒乍留連
薰風入琴臺
蓂日照歌筵
岫室開明鏡
松殿浮翠煙
幸陪瀛洲趣
誰論上林篇

На Мяогусе собрались почётные гости!
На высокую гору поднялись божества, небожители!
Не лучше ли досуг посвятить наблюдениям?
Гуманность и мудрость обитают в горах и реках.
Божественные мысли услаждаются весенним пейзажем.
Следую за чистым кортежем к источнику в чаще.
Наверх посмотрю - слежу за полётом узорчатых крыльев.
А вниз посмотрю – резвится парча чешуи в глубине.
Струны и флейты слышны тут и там!
Со стихами и вином не в силах расстаться!
Ароматный ветер достиг подставки для циня.
Свет первого дня озаряет пир с песнями!
Горная пещера отворилась блеску зеркала.
В сосновых покоях плывёт изумрудная дымка.
Счастлив, сопровождая в Инчжоу государя!
Станет кто спорить с поэмой «Верхняя роща»?
20
懐風藻 > 大學博士從五位下刀利康嗣 (Тори-но Ясуцугу)
嘉辰光華節
淑氣風自春
金堤拂弱柳
玉沼泛輕鱗
爰降豐宮宴
廣垂栢梁仁
八音寥亮奏
百味馨香陳
日落松影闇
風和花氣新
俯仰一人德
唯壽萬歲真

Благое время, пора сиянья и цветенья!
Тёплый воздух-ки повеял днём весенним.
По золотому рву стелятся ветви ивы
А в яшмовом пруду играючи мелькает чешуя.
Призвали и меня на пир в дворец богатый!
Широко простёрлись дубовые перила гуманности!
Восемь звуков наполняют всё чистотой и сияньем.
Сто вкусов изящных друг друга сменяют!
Тень закатного Солнца ложится на сосны.
Нежный ветерок освежает ароматом цветов.
Склонился, уповая на одного человека лишь добродетель!
Да длятся пусть годы его до десяти тысяч!
35
懐風藻 > 從三位左大辨石川朝臣石足 (Исикава-но Иситари)
聖衿愛良節
仁趣動芳春
素庭滿英才
紫閣引雅人
水清瑤池深
花開禁苑新
戲鳥隨波散
仙舟逐石巡
舞袖留翔鶴
歌聲落梁塵
今日足忘德
勿言唐帝民

Священные мысли любят добрый сезон.
Гуманные деяния движутся навстречу ароматам весны.
Чистый сад полнится выдающимися талантами!
Фиолетовый павильон притягивает изящных людей
Вода чиста, яшмовый пруд глубок.
Цветы распускаются, Запретный сад обновляя.
Птицы играют, вслед за волнами разлетаются.
Лодка Бессмертного плывёт вдоль каменистого берега.
Танцующие рукава останавливают полёт журавлей!
Поющие голоса сметают пыль с балок!
Сегодня тот день, когда позабыли о добродетели-току!
Уж не говорю, что как и народ при Тан-государе!
40
論道與唐儕
語德共虞鄰
冠周埋尸愛
駕殷解網仁
淑景蒼天麗
嘉氣碧空陳
葉綠園柳月
花紅山櫻春
雲間頌皇澤
日下沐芳塵
宜獻南山壽
千秋衛北辰

Коль о Пути рассуждать – равен Тану!
Про добродетель-току сказать – стоит рядом с Ю!
Чиновники в Чжоу закапывали мёртвых с любовью!
Превосходит Инь в гуманности, силки распуская!
Прекрасен пейзаж, а яркое небо светлеет!
Благостный воздух-ки плывёт в небесах!
Листва зеленеет на ивах в саду при луне!
Краснеют цветы горной вишни весенней!
Сквозь облака воспою государевы милости!
Под Солнцем тону в ароматной пыли!
Осмелюсь желать южных гор долголетия!
Тысячу осеней да сохранится Северный Дракон!
42
世頌隆平德
時謠交泰春
舞衣搖樹影
歌扇動梁塵
湛露重仁智
流霞輕松筠
凝麾賞無倦
花將月共新

Мир славит великую-обширную добродетель-току!
Время поёт о приходе мирной весны!
Танцуют одежды, качаясь в тени деревьев!
Поющие веера сметают пыль с балок!
Роса полнится, тяжела гуманностью и мудростью!
Льётся дымок, лёгок в ветвях сосны!
Не перестал восхищаться застывшими стягами!
Цветы, как и луны, все сменятся вновь!
43
景麗金谷室
年開積草春
松煙雙吐翠
櫻柳分含新
嶺高闇雲路
魚驚亂藻濱
激泉移舞袖
流聲韵松筠

Прекрасен пейзаж из кабинета в золотой долине!
Год начинается пучками трав весенних.
Сосны и дымка изумрудам подобны!
А вишня и ива затаились, ждут обновленья!
В высоких горах сокрыт облачный путь.
Рыбёшек игра будоражит водоросли у берега.
У бурного источника мелькают танцующие рукава.
Голоса струятся, сливаясь с шумом сосен и флейт.
69
聖衿感淑氣
高會啟芳春
樽五齊濁盈
樂萬國風陳
花舒桃苑香
草秀蘭筵新
堤上飄絲柳
波中浮錦鱗
濫吹陪恩席
含毫愧才貧

Высочайшие помыслы почувствовали благостный воздух-ки!
Высокое собрание наполняется ароматами весны.
В чашах темнеет пятикратно чистое вино!
Музыка выстраивает нравы десяти тысяч стран!
Цветы распускаются, персиковый сад ароматами полон.
Трава густая обновляет пир орхидеевый!
Над дамбой струятся ивовые нити!
По волнам плывёт парча чешуи!
Я, хоть хвастлив, на пиру милостями обласкан
Хоть есть кисть у меня да таланта нехватка
70
懐風藻 > 正六位上但馬守百濟公和麻呂 (Кудара-но Яматомаро)
帝里浮春色
上林開景華
芳梅含雪散
嫩柳帶風斜
庭煥將滋草
林寒未笑花
鶉衣追野坐
鶴蓋入山家
芳舍塵思寂
拙場風響譁
琴樽興未已
誰載習池車

По императорскому городу плывут весенние краски.
В высокой роще открываются цветущие пейзажи.
Благоуханная слива покрыта снега порошей.
Молодая ива, подпоясавшись ветром, склонилась.
Жарко в саду, буйно множатся травы!
Холодно в роще, всё не улыбнутся цветы!
В перепелиных одеждах проследуем в поле.
Журавлиные покровы в горную хижину входят.
В благоуханной обители пыль мирских дум утихает.
На мне, неумелом, прекрасные звуки смолкают.
Нет конца веселью с цинем и чашей!
И разве есть те, кто домой отплывают?
75
日華臨水動
風景麗春墀
庭梅已含笑
門柳未成眉
琴樽宜此處
賓客有相追
飽德良為醉
傳盞莫遲遲

Солнца цветок приближается к водным потокам.
Прекрасны пейзажи весеннего сада!
Слива в саду ещё не раскрылась в улыбке.
А брови ивовые у ворот ещё не густы.
Цинь и вино хороши в этом месте!
Почётные гости друг за другом приходят!
Я сыт добродетелью-току, захорошел-захмелел от вина.
И возлияниям удержу нет!
84
懐風藻 > 釋道慈 (Монах Додзи)
緇素杳然別
金漆諒難同
衲衣蔽寒體
綴鉢足飢嚨
結蘿為垂幕
枕石臥巖中
抽身離俗累
滌心守真空
策杖登峻嶺
披襟稟和風
桃花雪冷冷
竹溪山沖沖
驚春柳雖變
餘寒在單躬
僧既方外士
何煩入宴宮

Чёрные и белые одежды разделились в далёкие годы.
Золото с лаком трудно единым считать.
Рясой лоскутной укрою замёрзшее тело.
Патру сплету, пусть хватает лишь голод унять.
Посох возьму, поднимусь на высокие скалы.
Полы халата пусть ласковый ветер колышет.
Персика цвет средь снегов замерзает.
Здесь, в горах Цугэ, бамбук на ручье зацветает.
К удивленьям весны добавляется ивы цветенье.
Слишком холодно здесь для меня одного.
Но монах – за пределами этого мира!
Так зачем докучать на пиру благородном?
104
卜居傍城闕
乘興引朝冠
繁絃辨山水
妙舞舒齊紈
柳條風未煖
梅花雪猶寒
放情良得所
願言若金蘭

Выбрал место для дома рядом с дворцом государевым!
Настроение было, и призвал он придворных, все в шапках!
О, как много здесь струнных воспевают горы и воды!
В чудном танце пархает парча из Ци!
В ивовых лозах гуляет ветер, не тёплый ещё.
Сливы цветы ещё снегом покрыты.
Чувствам дам волю в этом месте хорошем.
Непрестанно твержу – здесь Золотой павильон!
106
波流能努尓
紀理多知和多利
布流由岐得
比得能美流麻提
烏梅能波奈知流
はるののに
きりたちわたり
ふるゆきと
ひとのみるまで
うめのはなちる
В полях весенних встал туман повсюду,
И вот, как будто падающий снег
Несется в воздухе…
Так кажется всем людям,—
А это сливы опадает цвет…

和我夜度能
烏梅能之豆延尓
阿蘇毗都々
宇具比須奈久毛
知良麻久乎之美
わがやどの
うめのしづえに
あそびつつ
うぐひすなくも
ちらまくをしみ
У дома моего
На нижних ветках сливы,
Играя,
Песни распевает соловей,—
Жалеет, что цветы осыплются на землю…

于遇比須能
於登企久奈倍尓
烏梅能波奈
和企弊能曽能尓
佐伎弖知流美由
うぐひすの
おときくなへに
うめのはな
わぎへのそのに
さきてちるみゆ
Услышав звуки песни соловьиной,
Здесь вместе с ней
Цветы прекрасных слив
В саду у дома моего цветут
И, отцветая, падают на землю…

<波流>楊那宜
可豆良尓乎利志
烏梅能波奈
多礼可有可倍志
佐加豆岐能倍尓
はるやなぎ
かづらにをりし
うめのはな
たれかうかべし
さかづきのへに
Для венка
Из веток вешней ивы
Я сорвал душистых слив цветы.
Кто же лепестки заставил плавать
В чарках этих с налитым вином?
* Песня писца провинции Ики по имени Отиката
* Фамилия автора в тексте заголовка дана сокращенно (Мура), расшифровки нет, поэтому в переводе приведено только имя; занимал должность писца. В М. — одна его песня.
宇梅能波奈
乎理加射之都々
毛呂比登能
阿蘇夫遠美礼婆
弥夜古之叙毛布
うめのはな
をりかざしつつ
もろひとの
あそぶをみれば
みやこしぞもふ
Когда смотрю, как здесь,
Цветы срывая слив
И украшая головы венками,
Все веселятся, радости полны,
Столицу я с тоскою вспоминаю….

伊母我陛邇
由岐可母不流登
弥流麻提尓
許々陀母麻我不
烏梅能波奈可毛
いもがへに
ゆきかもふると
みるまでに
ここだもまがふ
うめのはなかも
У дома, где живет любимая моя,
Не снег ли падает, по воздуху летая? —
Так взору кажется…
А это опадают,
Кружась по ветру, белых слив цветы…

可須美多都
那我岐波流卑乎
可謝勢例杼
伊野那都可子岐
烏梅能波那可毛
かすみたつ
ながきはるひを
かざせれど
いやなつかしき
うめのはなかも
Пусть в долгий день весны,
Окутанной туманом,
Мы надеваем на себя венки,
Расцветшей сливы белые цветы
Становятся для нас еще милее!

宇具比須能
麻知迦弖尓勢斯
宇米我波奈
知良須阿利許曽
意母布故我多米
うぐひすの
まちかてにせし
うめがはな
ちらずありこそ
おもふこがため
Душистых слив цветы,
Что в нетерпенье
Ждал соловей средь молодой листвы,
Пускай всегда цветут, не падая на землю,
Для той, которую люблю!

春日尚
田立羸
公哀
若草
孋無公
田立羸
はるひすら
たにたちつかる
きみはかなしも
わかくさの
つまなききみが
たにたちつかる
Даже в день весны
На поле стоишь усталый ты,
Милый, жаль тебя!
Нету у тебя жены,
Нежной, как весенняя трава,
На поле стоишь усталый ты.
* Возможно, что эта песня распевалась женской половиной хора во время обрядовых хороводов. Образ “жены нежной, как весенняя трава” (вакагуса-но цума), представляется нам позднейшим толкованием. Принимая во внимание, что в древней Японии весной происходили брачные игры на полях, возможно, что первоначально речь шла именно о жене этих брачных игр.
冬隠
春乃大野乎
焼人者
焼不足香文
吾情熾
ふゆこもり
はるのおほのを
やくひとは
やきたらねかも
わがこころやく
Скрытое зимой
Расцветает в день весны.
Люди, жгущие траву на полях весной,
Не довольно ли вам жечь?
Сердце жжете вы мое!

春苑
紅尓保布
桃花
下<照>道尓
出立𡢳嬬
はるのその
くれなゐにほふ
もものはな
したでるみちに
いでたつをとめ
Персиков цветы сверкают, блеском алым
Наполняя вешние сады,
И под алыми цветами на дороге,
Их сверканьем ярким озарённой,
Дева юная стоит…
D: $#137395; (𡢳)
吾園之
李花可
庭尓落
波太礼能未
遣在可母
わがそのの
すもものはなか
にはにちる
はだれのいまだ
のこりたるかも
То не цветы ли белых слив,
Взращенных мною,
В саду на землю опадают ныне
Иль это хлопья снега, что весною
Остались и растаять не успели?

打蝉等
念之時尓
(一云
宇都曽臣等
念之)
取持而
吾二人見之
趍出之
堤尓立有
槻木之
己知碁<知>乃枝之
春葉之
茂之如久
念有之
妹者雖有
<憑有>之
兒等尓者雖有
世間乎
背之不得者
蜻火之
燎流荒野尓
白妙之
天領巾隠
鳥自物
朝立伊麻之弖
入日成
隠去之鹿齒
吾妹子之
形見尓置有
若兒<乃>
乞泣毎
取與
物之無者
<烏徳>自物
腋挟持
吾妹子与
二人吾宿之
枕付
嬬屋之内尓
晝羽裳
浦不樂晩之
夜者裳
氣衝明之
嘆友
世武為便不知尓
戀友
相因乎無見
大鳥<乃>
羽易乃山尓
吾戀流
妹者伊座等
人云者
石根左久見<手>
名積来之
吉雲曽無寸
打蝉等
念之妹之
珠蜻
髣髴谷裳
不見思者
うつせみと
おもひしときに
(うつそみと
おもひし)
とりもちて
わがふたりみし
はしりでの
つつみにたてる
つきのきの
こちごちのえの
はるのはの
しげきがごとく
おもへりし
いもにはあれど
たのめりし
こらにはあれど
よのなかを
そむきしえねば
かぎるひの
もゆるあらのに
しろたへの
あまひれがくり
とりじもの
あさだちいまして
いりひなす
かくりにしかば
わぎもこが
かたみにおける
みどりこの
こひなくごとに
とりあたふ
ものしなければ
をとこじもの
わきばさみもち
わぎもこと
ふたりわがねし
まくらづく
つまやのうちに
ひるはも
うらさびくらし
よるはも
いきづきあかし
なげけども
せむすべしらに
こふれども
あふよしをなみ
おほとりの
はがひのやまに
あがこふる
いもはいますと
ひとのいへば
いはねさくみて
なづみこし
よけくもぞなき
うつせみと
おもひしいもが
たまかぎる
ほのかにだにも
みえなくおもへば
В дни, когда еще жила
Ты со мною на земле,
Ты была моей женой,
Той, кого я так любил,
Так же сильно,
Как весной
Эта пышная листва
Среди множества ветвей,
Что повсюду разрослись
На деревьях, на цуки,
В силу полную растет,
Здесь, близ дома,
У ворот,
Где с тобой — рука в руке —
Любовались на нее.
Ты была моей женой,
На которую всегда
Уповал всем сердцем я!
Но жесток закон земной,
Ничего не сделать с ним!
На заброшенных полях,
Где, сверкая и горя,
Поднималось пламя вверх,
В белой ткани облаков
Скрылась ты от нас вдали,
Будто птица,
Улетев рано поутру,
Будто солнце ввечеру,
Спряталась от нас.
И поэтому теперь,
Каждый раз, как молока,
Плача, просит у меня
Малое дитя,
Что оставила ты нам
В память о себе,—
Нечего ему мне дать.
Но, как бережно несет
Птица в клюве колосок,
Я малютку подниму,
Ласково обняв рукой…
И в опочивальне здесь,
Где стелила ты постель,
Где с тобой, моя жена,
Спали мы вдвоем,—
Дни я провожу в тоске,
Ночи напролет не сплю
И вздыхаю до зари.
Сколько ни горюй —
Сделать ничего нельзя.
Сколько ни тоскуй —
Встрече больше не бывать!
И когда сказали мне,
Что вдали в горах Хагай,
Там, где лишь орлы живут,
Может быть, найду тебя,
Стал по скалам я шагать,
Разбивал их и ломал,
Тяжкий путь прошел в горах,
Но любимой не нашел.
Счастья нету на земле,—
Как подумаю о том,
Что ее, мою жену,
Неразлучную со мной,
Даже и на краткий миг,
Миг, что яшмою блеснет,
Больше не увидеть мне!
* “Поднималось пламя вверх” — говорится о погребальном обряде сожжения.
* Горы Хагай — представление о них связано с древней верой в загробное царство, в то, что души людей после смерти уходят в прекрасный мир, связанный с горой Хагай — горой вечности и счастья, недоступной живущим на земле.
君がため
たをれる枝は
春ながら
かくこそ秋の
もみぢしにけれ
きみがため
たをれるえだは
はるながら
かくこそあきの
もみぢしにけれ
Для тебя, о друг милый,
рукой моей сломленная ветка
и весною даже
такою красной стала,
как в осень должно ей

ぬれつつぞ
しひてをりつる
年の内に
はるはいくかも
あらじとおもへば
ぬれつつぞ
しひてをりつる
としのうちに
はるはいくかも
あらじとおもへば
Промок я насквозь,
но все ж, невзирая,
нарвал я глициний!
Подумал — не много весенних
осталось уж дней...

石激
垂見之上乃
左和良妣乃
毛要出春尓
成来鴨
いはばしる
たるみのうへの
さわらびの
もえいづるはるに
なりにけるかも
Настала весна,
Когда расцветать начинают
Вараби
У стремительных горных потоков,
Бегущих, сверкая, со скал…
* Вараби — род папоротника, в тексте савараби; поясняется, что “са” — префикс, лишенный значения, речь идет о вараби. Однако, возможно, что в данном случае “са” сокр. от “сацуки” (месяц май), как и в слове “саотомэ” “майские девушки”, значит “майский” и что вараби, использовавшийся в каких-то обрядах в этом месяце, назывался савараби (см. также пп. 94, 207).

Также включено в Синкокинсю, 32
沫雪香
薄太礼尓零登
見左右二
流倍散波
何物之花其毛
あわゆきか
はだれにふると
みるまでに
ながらへちるは
なにのはなぞも
Не снег ли, пену волн напоминая,
Несется хлопьями с небесной высоты,—
Так взору кажется…
Ах, лепестки роняя,
Какие опадают здесь цветы?
* Унэмэ из Суруга. Унэмэ — придворные красавицы, наперсницы императриц, которых отбирали из среды деревенских девушек-красавиц, позднее—из домов провинциальных чиновников. Здесь речь идет об унэмэ из Суруга, восточной провинции о-ва Хонсю. Унэмэ обычно звали по имени местности, из которой они происходили (см. п. 51).
神奈備乃
伊波瀬乃社之
喚子鳥
痛莫鳴
吾戀益
かむなびの
いはせのもりの
よぶこどり
いたくななきそ
あがこひまさる
Птица ёбукодори,
В этой роще Ивасэ
На горах Каминаби
Ты не пой так печально,
Я от песен твоих еще больше тоскую…
* Ёбукодори (какко-дори, каодори) — “зовущая птица”. Японские комментаторы полагают, что это не название вида пернатых, а нарицательное обозначение ряда птиц, крики которых похожи на зов. Иногда под ёбукодори подразумевается кукушка.
春山之
開乃乎為<里>尓
春菜採
妹之白紐
見九四与四門
はるやまの
さきのををりに
はるなつむ
いもがしらひも
みらくしよしも
Когда под тяжестью цветов расцветших
В горах весенних клонится листва,
Так хорошо смотреть
На белые повязки
Дев, собирающих весенние плоды…
* Весенние плоды (харуна) — в данном случае — съедобные травы: петрушка — сэри, пастушья сумка — надзуна и др.
打<靡>
春来良之
山際
遠木末乃
開徃見者
うちなびく
はるきたるらし
やまのまの
とほきこぬれの
さきゆくみれば
Похоже, что пришла весна
Со стелющимся по земле туманом,
Когда посмотришь, как вдали в горах,
Там, где видны деревьев дальние верхушки,
Все постепенно начинает расцветать…

去年春
伊許自而殖之
吾屋外之
若樹梅者
花咲尓家里
こぞのはる
いこじてうゑし
わがやどの
わかきのうめは
はなさきにけり
У дома моего,
На сливе молодой,
Которую я прошлою весною
Пересадил сюда,
Уже цветут цветы…

春野尓
須美礼採尓等
来師吾曽
野乎奈都可之美
一夜宿二来
はるののに
すみれつみにと
こしわれぞ
のをなつかしみ
ひとよねにける
Я в весеннее поле пошел за цветами,
Мне хотелось собрать там фиалок душистых,
И поля
Показались так дороги сердцу,
Что всю ночь там провел средь цветов до рассвета!
* Песня 1424 считается одной из лучших песен Ямабэ Акахито.
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
足比奇乃
山櫻花
日並而
如是開有者
甚戀目夜裳
あしひきの
やまさくらばな
ひならべて
かくさきたらば
いたくこひめやも
Когда бы вишен дивные цветы
Средь распростертых гор всегда благоухали
День изо дня,
Такой большой любви,
Такой тоски, наверно, мы не знали!
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
吾勢子尓
令見常念之
梅花
其十方不所見
雪乃零有者
わがせこに
みせむとおもひし
うめのはな
それともみえず
ゆきのふれれば
Я не могу найти цветов расцветшей сливы,
Что другу показать хотела я:
Здесь выпал снег,—
И я узнать не в силах,
Где сливы цвет, где снега белизна?
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
従明日者
春菜将採跡
標之野尓
昨日毛今日<母>
雪波布利管
あすよりは
はるなつまむと
しめしのに
きのふもけふも
ゆきはふりつつ
Ах, завтра хотелось пойти мне в поля,
Чтобы свежие, вешние травы собрать,
Но в полях огороженных быть мне нельзя;
И вчера, и сегодня
Там падает снег…
* Дата написания и обстоятельства, при которых сложены песни, не указаны. Полагаем, что они сложены на поэтическом турнире на тему о весне. Некоторые комментаторы (ТЮ) считают их песнями-аллегориями, где речь идет о возлюбленной и о любви к ней. Однако это надуманное толкование, для Акахито характерно именно воспевание самой природы, любование цветами, снегом, сбор весенних трав, цветов и т. д., и все четыре песни следует воспринимать в их прямом значении. То, что п. 1426 написана от лица девушки, подтверждает предположение, что она была сложена на поэтическом турнире, где обычно слагали песни от любого лица (см. п. 1425).
𡢳嬬等之
頭挿乃多米尓
遊士之
蘰之多米等
敷座流
國乃波多弖尓
開尓鶏類
櫻花能
丹穂日波母安奈<尓>
をとめらが
かざしのために
みやびをの
かづらのためと
しきませる
くにのはたてに
さきにける
さくらのはなの
にほひはもあなに
Для того, чтобы могли
Девы свой украсить лик,
Для того, чтобы могли
Рыцари сплести венок,
Расцвели по всей земле,
До конца родной страны,
Управляемой тобой,
Вишен чудные цветы,
Чьей красы чудесней нет!
* В песне отражен обычай украшаться цветами, плести венки. В некоторых песнях М. говорится о подношении рыцарями венков своим возлюбленным, возможно, это подразумевается и здесь.
忍照
難波乎過而
打靡
草香乃山乎
暮晩尓
吾越来者
山毛世尓
咲有馬酔木乃
不悪
君乎何時
徃而早将見
おしてる
なにはをすぎて
うちなびく
くさかのやまを
ゆふぐれに
わがこえくれば
やまもせに
さけるあしびの
あしからぬ
きみをいつしか
ゆきてはやみむ
Блеском озаренную
Нанива я миновал,
И когда я проходил
В час вечерний
Горный склон Кусака,
Где плыл туман,
От асиби молодых,
Что повсюду расцвели,
Не видать было горы
Из-за белых лепестков.
Ядовиты те цветы,
Непохожа ты на них…
Ах, когда же я смогу
В путь отправиться к тебе,
На тебя скорей взглянуть?
* Асиби — вечнозеленое растение из семейства азалий (см. п. 166), цветы ядовитые. “Асиби” сокр. от “аси-сиби” “паралич ног” (СНмд.), кроме того аси значит “плохой”, “скверный”, здесь: “ядовитый”, поэтому название цветка используется для игры слов, непередаваемой в переводе.
去年之春
相有之君尓
戀尓手師
櫻花者
迎来良之母
こぞのはる
あへりしきみに
こひにてし
さくらのはなは
むかへけらしも
Пышной вишни цветы,
При расцвете которых
Я любил тебя, друг мой,
Прошедшей весной,
Верно, это тебя здесь приветствуют ныне!

百濟野乃
芽古枝尓
待春跡
居之鴬
鳴尓鶏鵡鴨
くだらのの
はぎのふるえに
はるまつと
をりしうぐひす
なきにけむかも
В поле Кудара
На старых ветках хаги
Приют себе нашедший соловей,
Весны прихода ожидая,
Наверное, давно уже запел!
* Хаги — название дерева, цветов (см. п. 19).
吾背兒我
見良牟佐保道乃
青柳乎
手折而谷裳
見<縁>欲得
わがせこが
みらむさほぢの
あをやぎを
たをりてだにも
みむよしもがも
Любимый мой,
Наверно, будет любоваться
Зеленой ивой на пути в Сахо…
Хотя бы веточку он мне сорвал в дороге!
О, если б на нее могла и я взглянуть!
* Предполагают, что песни были сложены Отомо Саканоэ во время ее пребывания на о-ве Кюсю у своего старшего брата поэта Отомо Табито, генерал-губернатора округа Дадзайфу (МС). Обе песни сложены в тоске по родным местам.
打上
佐保能河原之
青柳者
今者春部登
成尓鶏類鴨
うちのぼる
さほのかはらの
あをやぎは
いまははるへと
なりにけるかも
В долинах речных в дальнем крае Сахо,
Куда добираются вверх по теченью,
Зелёные ивы,—
Должно быть, теперь
Весеннее время настало!
* Предполагают, что песни были сложены Отомо Саканоэ во время ее пребывания на о-ве Кюсю у своего старшего брата поэта Отомо Табито, генерал-губернатора округа Дадзайфу (МС). Обе песни сложены в тоске по родным местам.
霜雪毛
未過者
不思尓
春日里尓
梅花見都
しもゆきも
いまだすぎねば
おもはぬに
かすがのさとに
うめのはなみつ
И снег, и иней
Стаять не успели,
И вдруг, нежданно
В Касуга-селе
Цветы душистой сливы я увидел!

河津鳴
甘南備河尓
陰所見<而>
今香開良武
山振乃花
かはづなく
かむなびかはに
かげみえて
いまかさくらむ
やまぶきのはな
Отражаясь в реке
Возле гор Камунаби,
Где плачут лягушки весенней порой,
Не теперь ли цвести цветом золота будут
Ямабуки первых цветы?
Песня принца Ацуми
* “Отражаясь в реке” — речь идет о р. Камунаби, которая течет у подножия горы Камиока в провинции Ямато. Горы Камунаби — собирательное название для ряда священных гор, здесь имеется в виду священная гора Камиока (см. п. 1466).
* Ямабуки — золотистые цветы (Kerria japonica).
霞立
春日之里
梅花
山下風尓
落許須莫湯目
かすみたつ
かすがのさとの
うめのはな
やまのあらしに
ちりこすなゆめ
В селенье Касуга,
Где поднялся туман,
Цветы душистой белой сливы,
От бури, что шумит в горах,
Не опадайте наземь ныне!

霞立
春日里之
梅花
波奈尓将問常
吾念奈久尓
かすみたつ
かすがのさとの
うめのはな
はなにとはむと
わがおもはなくに
Цветы душистой сливы, что цветут
В селенье Касуга,
Покрытом легкой дымкой,
Изменчивы, но я ведь не такой,—
Я не приду к тебе с неверным сердцем.
Песня Отомо Суругамаро
* Песня Отомо Суругамаро (см. п. 400) обращена к будущей жене, второй дочери Отомо Саканоэ (из Тамура) (см. п. 401).
時者今者
春尓成跡
三雪零
遠山邊尓
霞多奈婢久
ときはいまは
はるになりぬと
みゆきふる
とほやまのへに
かすみたなびく
Все говорят: весна настала,
Теперь пришёл её черед.
И стелется тумана дымка
Среди далёких гор,
Где белый снег идет…

春雨乃
敷布零尓
高圓
山能櫻者
何如有良武
はるさめの
しくしくふるに
たかまとの
やまのさくらは
いかにかあるらむ
Весенний дождь
Все льет и льет…
Что с вишней горною
На склонах Такамато,
Как под дождем она цветет?

打霧之
雪者零乍
然為我二
吾宅乃苑尓
鴬鳴裳
うちきらし
ゆきはふりつつ
しかすがに
わぎへのそのに
うぐひすなくも
Туман кругом
И белый снег идёт…
И всё-таки в саду у дома
Средь снега выпавшего
Соловей поёт!

難波邊尓
人之行礼波
後居而
春菜採兒乎
見之悲也
なにはへに
ひとのゆければ
おくれゐて
はるなつむこを
みるがかなしさ
Вот ты ушел
В край дальний Нанива,
И я, оставшись здесь совсем один,
С тоской смотрю теперь на юных дев,
Что собирают в поле вешнюю траву…

霞立
野上乃方尓
行之可波
鴬鳴都
春尓成良思
かすみたつ
ののへのかたに
ゆきしかば
うぐひすなきつ
はるになるらし
Когда отправился
В далекие поля,
Где встала дымка легкая тумана,
Я вдруг услышал трели соловья…
Наверное, весна уже настала!

山振之
咲有野邊乃
都保須美礼
此春之雨尓
盛奈里鶏利
やまぶきの
さきたるのへの
つほすみれ
このはるのあめに
さかりなりけり
Фиалки,
Покрывавшие долину,
Где цветом золота ямабуки цвели,
От теплого дождя весны
Цветы лиловые раскрыли…
* Фиалки — здесь цубосумирэ (с цветками в форме горшочка) в отличие от обычных — сумирэ. Ямабуки — см. п. 1435.
春野尓
安佐留雉乃
妻戀尓
己我當乎
人尓令知管
はるののに
あさるきぎしの
つまごひに
おのがあたりを
ひとにしれつつ
Оттого что в тоске по жене
Громко стонет фазан,
Что еду себе ищет на поле весеннем,
Известны становятся людям места,
Где бедный фазан приютился на время…
* Эту песню при всех ее отличиях сравнивают с п. 267 и с п. 2149. Учитывая, что Якамоти был замешан в заговоре против правящего дома, можно предположить, что он скрывался, и, сравнивая себя с фазаном, тоскующим о жене, намекает на то, что, подавая вести жене, он рискует жизнью. Во всяком случае эти песни не случайно помещены вместе и, по-видимому, имеют аллегорический смысл.
風交
雪者雖零
實尓不成
吾宅之梅乎
花尓令落莫
かぜまじり
ゆきはふるとも
みにならぬ
わぎへのうめを
はなにちらすな
Пусть снег идет
И дует резкий ветер,
Но возле дома моего
Плодов еще не давшей сливе белой
Не дайте облететь, пока она цветет!
* Некоторые комментаторы считают, что песня сложена в аллегорическом плане (МС). Судя по другим песням М., все эти образы встречаются в песнях-аллегориях и такая трактовка правомерна, в этом убеждает и последующая песня Отомо Якамоти. Под ветром всегда подразумеваются помехи, преграды, беды. КМ считает, что здесь речь идет о людской молве.
* “Плодов еще не давшей сливе белой” — толкуется, как любовь возлюбленных, еще не ставших мужем и женой.
* “Не дайте облететь” — т. е. не спугните чувства. Дата песни не помечена, судьба же Якамоти, его взаимоотношения с теткой и ее дочерью в свете последующей его песни подсказывают несколько иную трактовку. Он был сослан, и может быть Саканоэ намекает на эту беду и боится за свою дочь (сливу).
烏梅能波奈
伊麻佐家留期等
知利須義受
和我覇能曽能尓
阿利己世奴加毛
うめのはな
いまさけるごと
ちりすぎず
わがへのそのに
ありこせぬかも
Душистых слив прекрасные цветы,
Ах, так же пышно, как цветёте ныне,
Не опадая,
Вы красуйтесь вечно
У дома моего в моём саду!

余能奈可波
古飛斯宜志恵夜
加久之阿良婆
烏梅能波奈尓母
奈良麻之勿能怨
よのなかは
こひしげしゑや
かくしあらば
うめのはなにも
ならましものを
О бренный мир!
Как много в нем тоски!
И чем томиться мне, влача удел печальный,
Хотел бы лучше стать простым цветком
Душистой белоснежной сливы!
* Песня Отомо [Миёри], губернатора провинции Бунго
* Отомо [Миёри] — в тексте лишь фамилия (расшифровка по К.).
烏梅能波奈
知良久波伊豆久
志可須我尓
許能紀能夜麻尓
由企波布理都々
うめのはな
ちらくはいづく
しかすがに
このきのやまに
ゆきはふりつつ
Где это сливы белоснежные цветы
На землю ныне опадают?
Но нет, не то:
На склоне гор Кинояма
Снежинки белые по воздуху летают…

能許利多留
由棄仁末自例留
宇梅能半奈
半也久奈知利曽
由吉波氣奴等勿
のこりたる
ゆきにまじれる
うめのはな
はやくなちりそ
ゆきはけぬとも
С оставшимся на листьях белым снегом
Смешался сливы белоснежный цвет.
О сливы лепестки!
Не падайте на землю,
Пусть даже и растает белый снег!
* См. п. 847. га. 851 Сходная по содержанию песня есть у Табито, см. п. 1542.
由吉能伊呂遠
有<婆>比弖佐家流
有米能波奈
伊麻<左>加利奈利
弥牟必登母我聞
ゆきのいろを
うばひてさける
うめのはな
いまさかりなり
みむひともがも
Похитив белый цвет у снега,
На сливах нынче расцвели цветы.
Как раз теперь
Пришла пора расцвета.
О, если бы его могла увидеть ты!

和我夜度尓
左加里尓散家留
宇梅能波奈
知流倍久奈里奴
美牟必登聞我母
わがやどに
さかりにさける
うめのはな
ちるべくなりぬ
みむひともがも
У дома моего душистых слив цветы,
Достигнувшие своего расцвета,
Должны опасть…
Ах, если б, зная это,
Явилась ты ко мне взглянуть на них!

尋常
聞者苦寸
喚子鳥
音奈都炊
時庭成奴
よのつねに
きけばくるしき
よぶこどり
こゑなつかしき
ときにはなりぬ
Было тяжко слушать этот голос
Мне в обычные простые дни…
Но весна настала,—
Дорог нынче сердцу
Голос вдаль зовущий — ёбукодори.
* Ёбукодори — “зовущая птица”, возможно, здесь кулики, так как речь идет о местности и р. Сахо, в песнях о которых всегда воспеваются эти птицы (см. п. 1419).
茅花抜
淺茅之原乃
都保須美礼
今盛有
吾戀苦波
つばなぬく
あさぢがはらの
つほすみれ
いまさかりなり
あがこふらくは
В весеннем поле с мелкою травою,
Где забавляются разбухшей цубана,
Фиалки дивные в расцвете ныне,
В расцвете ныне
И любовь моя!
* “Где забавляются разбухшей цубана” — переведено согласно толкованию СП, НКБТ, МС, где говорится, что ранней весной, когда набухают почки цубана, детвора ест их. Это распространенная забава деревенской детворы и сейчас (СН). Возможно, упоминая об этом, автор песни хочет напомнить сестре их совместные забавы в дни детства.
* Фиалки — см. п. 1444.
情具伎
物尓曽有鶏類
春霞
多奈引時尓
戀乃繁者
こころぐき
ものにぞありける
はるかすみ
たなびくときに
こひのしげきは
Бывают вещи, от которых в сердце,
Как будто наплывают облака,
Так в час, когда туманов вешних дымка
Повсюду стелется,—
Сильна любви тоска!
* Вариант песни в кн. IV (п. 789).
水鳥之
鴨乃羽色乃
春山乃
於保束無毛
所念可聞
みづどりの
かものはいろの
はるやまの
おほつかなくも
おもほゆるかも
Как будто бы среди весенних гор,
Что отливают нежною голубизной крыла
Птиц водяных — камо,
О, как туманно всё
В моих печальных думах о тебе!
* Камо — вид диких уток.
あくといへば
しづ心なき
春の夜の
夢とや君を
よるのみは見む
あくといへば
しづごころなき
はるのよの
ゆめとやきみを
よるのみはみむ
Когда говорят мне, что рассветает, [кажется мне],
Что ты сон
Беспокойного сердца
В весеннюю ночь.
Ведь только ночью я вижу тебя[51].
51. Танка помещена в Синкокинсю, 13, приписывается дайнагону Киёкагэ.
闇夜有者
宇倍毛不来座
梅花
開月夜尓
伊而麻左自常屋
やみならば
うべもきまさじ
うめのはな
さけるつくよに
いでまさじとや
Ах, если бы темно и мрачно было,
Тогда понятно, что напрасно ждешь,
Но в эту ночь,
Когда цветы раскрыла слива,
Когда взошла луна, — ужель ты не придешь?

戯奴
(變云
和氣)
之為
吾手母須麻尓
春野尓
抜流茅花曽
御食而肥座
わけ(わけ)がため
わがてもすまに
はるののに
ぬけるつばなぞ
めしてこえませ
Ведь это только для тебя, негодный, старалась я,
Не покладая рук своих!
Вот из полей весенних
Сорванные цубана,
Изволь же кушать и полнеть от них!
* Цубана (Imperata cylindrica) — съедобные травы (см. п. 1449).
春霞
軽引山乃
隔者
妹尓不相而
月曽經去来
はるかすみ
たなびくやまの
へなれれば
いもにあはずて
つきぞへにける
Те горы дальние, где стелется повсюду
Весенней легкой дымкою туман,
Нас разделили.
Не встречаюсь с милой,
Ведь целый месяц я живу один…
* Одна из ранних песен Якамоти, сложенная весной 741 г. во время его пребывания в новой столице, в то время как молодая жена оставалась еще в старой.
吾岳尓
盛開有
梅花
遺有雪乎
乱鶴鴨
わがをかに
さかりにさける
うめのはな
のこれるゆきを
まがへつるかも
Не сливы ли белой цветы
У холма моего расцветали
И кругом все теперь в белоснежном цвету?
Или это оставшийся снег
Показался мне нынче цветами?

春山者
散過去鞆
三和山者
未含
君持勝尓
はるやまは
ちりすぎぬとも
みわやまは
いまだふふめり
きみまちかてに
Хотя на горах, на весенних
Опадают цветы, увядая,
Но на склонах божественных Мива
Еще не раскрылись бутоны,
С нетерпеньем тебя ожидая…

家人
使在之
春雨乃
与久列杼吾<等>乎
沾念者
いへびとの
つかひにあらし
はるさめの
よくれどわれを
ぬらさくおもへば
Наверно, дождь весенний послан мне гонцом
Родными, что остались дома,
Когда подумаю: ведь как ни прячусь я
От этого весеннего дождя,
Меня он догоняет снова!

衣手乃
名木之川邊乎
春雨
吾立沾等
家念良武可
ころもでの
なきのかはへを
はるさめに
われたちぬると
いへおもふらむか
Верно, дома думают в тревоге,
Как промок я
От весеннего дождя,
Как мои промокли рукава
На реке, что называют Плачем?
* Река Плач— см. Наки.
* “Как мои промокли рукава на реке, что называют Плачем” — автор намекает на свои слезы, проливаемые в тоске по дому.
焱干
人母在八方
家人
春雨須良乎
間使尓為
あぶりほす
ひともあれやも
いへびとの
はるさめすらを
まつかひにする
Навряд ли встречу я такого человека,
Что высушил бы платье над огнем,
Мои родные, что остались дома,
Весенний дождь
Послали вслед гонцом!
* Вариант п. 1688 и 1697.
春草
馬咋山自
越来奈流
鴈使者
宿過奈利
はるくさを
うまくひやまゆ
こえくなる
かりのつかひは
やどりすぐなり
Там, где вешнюю траву
Кони щиплют на зеленых склонах,
Гору Кони-Щиплют миновав,
Дикий гусь-гонец, посланник дома,
Мимо кровли пролетел моей!
* Автор неизвестен.
* Гора Кони-Щиплют — см. Умакуияма.
* Дикий гусь — гонец (см. п. 1614).
吾妹兒之
赤裳<埿>塗而
殖之田乎
苅将蔵
倉無之濱
わぎもこが
あかもひづちて
うゑしたを
かりてをさめむ
くらなしのはま
“Берег, где амбара нет”.
Нет амбара, где бы рис сложить,
Жатву с поля сняв, где милая моя
Красный свой подол водой полей смочив,
Бережно сажала первый рис.
Песня Какиномото Хитомаро
* К. Mac. считает, что необычное название берега послужило поводом для состязания в искусной песне, но заголовок не сохранился. Речь, как видно, идет об обряде посадки риса, когда саотомэ — “майские девушки” в праздничных одеждах — красных юбках сажают ростки риса (см. п. 1672).
* Куранасинохама — Берег, Где-Амбаров-Нет — полагают, находится в провинции Будзэн (К). Автором этой песни считают Хитомаро.
* В одной из книг сказано, что две песни (1710 и 1711) являются произведениями Какиномото Хитомаро (прим. к тексту).
春日之
霞時尓
墨吉之
岸尓出居而
釣船之
得<乎>良布見者
<古>之
事曽所念
水江之
浦嶋兒之
堅魚釣
鯛釣矜
及七日
家尓毛不来而
海界乎
過而榜行尓
海若
神之女尓
邂尓
伊許藝趍
相誂良比
言成之賀婆
加吉結
常代尓至
海若
神之宮乃
内隔之
細有殿尓

二人入居而
耆不為
死不為而
永世尓
有家留物乎
世間之
愚人<乃>
吾妹兒尓
告而語久
須臾者
家歸而
父母尓
事毛告良比
如明日
吾者来南登
言家礼婆
妹之答久
常世邊
復變来而
如今
将相跡奈良婆
此篋
開勿勤常
曽己良久尓
堅目師事乎
墨吉尓
還来而
家見跡
<宅>毛見金手
里見跡
里毛見金手
恠常
所許尓念久
従家出而
三歳之間尓
<垣>毛無
家滅目八跡
此筥乎
開而見手歯
<如>本
家者将有登
玉篋
小披尓
白雲之
自箱出而
常世邊
棚引去者
立走
𠮧袖振
反側
足受利四管

情消失奴
若有之
皮毛皺奴
黒有之
髪毛白斑奴
<由>奈由奈波
氣左倍絶而
後遂
壽死祁流
水江之
浦嶋子之
家地見
はるのひの
かすめるときに
すみのえの
きしにいでゐて
つりぶねの
とをらふみれば
いにしへの
ことぞおもほゆる
みづのえの
うらしまのこが
かつをつり
たひつりほこり
なぬかまで
いへにもこずて
うなさかを
すぎてこぎゆくに
わたつみの
かみのをとめに
たまさかに
いこぎむかひ
あひとぶらひ
ことなりしかば
かきむすび
とこよにいたり
わたつみの
かみのみやの
うちのへの
たへなるとのに
たづさはり
ふたりいりゐて
おいもせず
しにもせずして
ながきよに
ありけるものを
よのなかの
おろかひとの
わぎもこに
のりてかたらく
しましくは
いへにかへりて
ちちははに
こともかたらひ
あすのごと
われはきなむと
いひければ
いもがいへらく
とこよへに
またかへりきて
いまのごと
あはむとならば
このくしげ
ひらくなゆめと
そこらくに
かためしことを
すみのえに
かへりきたりて
いへみれど
いへもみかねて
さとみれど
さともみかねて
あやしみと
そこにおもはく
いへゆいでて
みとせのあひだに
かきもなく
いへうせめやと
このはこを
ひらきてみてば
もとのごと
いへはあらむと
たまくしげ
すこしひらくに
しらくもの
はこよりいでて
とこよへに
たなびきぬれば
たちはしり
さけびそでふり
こいまろび
あしずりしつつ
たちまちに
こころけうせぬ
わかくありし
はだもしわみぬ
くろくありし
かみもしらけぬ
ゆなゆなは
いきさへたえて
のちつひに
いのちしにける
みづのえの
うらしまのこが
いへところみゆ
В час, когда туман затмит
Солнца лик весною,
Только выйду я на берег
В бухте Суминоэ,
Посмотрю, как челн рыбачий
По волнам плывет,—
Древнее сказание
В памяти встает.
В старину в Мидзуноэ
Раз Урасима-рыбак,
Ловлей рыбы увлечен —
Кацуо и тай,—
Семь ночей не возвращался
На село домой,
Переплыв границу моря
На челне своем.
Дочь морского божества
Водяных долин
Неожиданно он вдруг
Встретил на пути.
Все поведали друг другу
И судьбу свою
Клятвой навсегда скрепили,
В вечную страну уйдя…
Во дворец владыки дна
Водяных долин,
В ослепительный чертог,
В глубину глубин
Парой юною вошли,
За руки держась,
И остались жить, забыв
Горе, старость, смерть.
И могли бы вечно жить
В светлой стороне,
Но из мира суеты
Странен человек!
Раз, беседуя с любимой,
Так промолвил он:
“Ненадолго бы вернуться
Мне в мой дом родной!
Матери, отцу поведать
О своей судьбе,
А назавтра я пришел бы
Вновь к тебе сюда”.
Слыша эту речь его,
Молвила в ответ она:
“Только в вечную страну
Ты вернись ко мне!
Если хочешь, как теперь,
Вечно жить со мной,
Этот ларчик мой возьми,
Но не открывай”.
Так внушала рыбаку,
Поглядела вслед…
И вот прибыл в край родной
Юноша-рыбак.
Он взглянул на дом, а дома —
Смотрит, — нет как нет,
Поглядел он на селенье —
И селенья нет.
И так странно показалось
Все это ему,—
Ведь всего назад три года
Он покинул дом!
Нет ни кровли, ни ограды,
Нету ничего,—
Не открыть ли этот ларчик,
Может, в нем секрет?
Может, все еще вернется,
Дом увидит он?
И свой ларчик драгоценный
Приоткрыл слегка.
Струйкой облачко тотчас же
Вышло из него
И поплыло белой дымкой
В вечную страну.
Он бежал и звал обратно,
Рукавом махал…
Повалился, застонал он,
Корчась на земле!
И внезапно стала гаснуть
Юная душа,
И легли морщины вдруг
На его чело,
Черный волос вдруг покрыла
Сразу седина,
Все движенья постепенно
Стали замирать…
Наконец и эту жизнь
Смерть взяла себе!
Так погиб Урасима
Из Мидзуноэ,
И лишь место,
Где родился,
Видно вдалеке…
* Легенда о рыбаке Урасима в разных вариантах встречается в японском фольклоре в различных японских памятниках и книгах:
* “Юряку-ки”, “Танго-фудоки” и др. Данный вариант считается наиболее древним.
* Кацуо — японская макрель.
* Тай — вид морского окуня.
白雲之
龍田山之
瀧上之
小鞍嶺尓
開乎為流
櫻花者
山高
風之不息者
春雨之
継而零者
最末枝者
落過去祁利
下枝尓
遺有花者
須臾者
落莫乱
草枕
客去君之
及還来
しらくもの
たつたのやまの
たきのうへの
をぐらのみねに
さきををる
さくらのはなは
やまたかみ
かぜしやまねば
はるさめの
つぎてしふれば
ほつえは
ちりすぎにけり
しづえに
のこれるはなは
しましくは
ちりなまがひそ
くさまくら
たびゆくきみが
かへりくるまで
Там, где облака
Белоснежные встают,
Там, на Тацута-горе,
На вершине Огура,
Выше водопада струй,
Распустились на ветвях
Вишен пышные цветы,
Нагибая ветви вниз…
Так как горы высоки,
Ветер дует без конца,
И весенний светлый дождь
Беспрестанно льет и льет.
И от этого дождя
Ветви верхние, склонясь,
Уронили лепестки…
О прекрасные цветы,
Что остались на ветвях,
Расположенных внизу,
Вас прошу,
Хоть краткий срок
Не роняйте лепестки…
До тех пор, покамест он,
Мой возлюбленный супруг,
Что уходит ныне в путь,
Где зеленая трава изголовьем служит всем
Не вернется к вам сюда!
* Песня жены, провожающей мужа, и песня мужа. Предполагают, что эти песни записал Такахаси Мусимаро, когда служил под начальством Фудзивара Умакая, строившего дворец в Нанива (706 г.).
* Принц Тацута — бог, повелитель ветра, ему посвящен храм на горе Тацута.
* Нагаута и каэси-ута сложены разными лицами. По-видимому, это наиболее древняя форма нагаута, в которой отражены переклички женского и мужского хоров, характерные для древних —.народных хороводов.
於久礼居而
吾波也将戀
春霞
多奈妣久山乎
君之越去者
おくれゐて
あれはやこひむ
はるかすみ
たなびくやまを
きみがこえいなば
О, проводив тебя, оставшись здесь один,
Как буду я, наверно, тосковать,
Когда вдали исчезнешь, горы перейдя,
Где дымкой стелется
Туман весны…

絶等寸笶
山之<峯>上乃
櫻花
将開春部者
君<之>将思
たゆらきの
やまのをのへの
さくらばな
さかむはるへは
きみをしのはむ
Когда на горных пиках Таюраки
Вновь расцветут
Весеннею порой
Цветы прекрасных нежных вишен,
Тебя, любимый, буду вспоминать!

雪己曽波
春日消良米
心佐閇
消失多列夜
言母不徃来
ゆきこそば
はるひきゆらめ
こころさへ
きえうせたれや
こともかよはぬ
И белый снег
В весенний день растает,
И даже чувства верные мои
Не могут разве, словно снег, растаять,—
Ведь нет давно привета от тебя!

久方之
天芳山
此夕
霞霏霺
春立下
ひさかたの
あめのかぐやま
このゆふへ
かすみたなびく
はるたつらしも
Гора, сошедшая с небес извечных,
Небесная гора Кагуяма
Сегодня вечером
Покрылась легкой дымкой:
Как видно, на земле уже весна!

巻向之
桧原丹立流
春霞
欝之思者
名積米八方
まきむくの
ひはらにたてる
はるかすみ
おほにしおもはば
なづみこめやも
В роще солнечных деревьев хиноки,
В Макимуку вставший легкой дымкой
Все от взора заслонил туман весны.
Если б я считал тебя далекой,
Разве б мучился и приходил к тебе?
* Хиноки — см. п. 928.
* Макимуку — см. Макимоку.

人之殖兼
杉枝
霞<霏>霺
春者来良之
いにしへの
ひとのうゑけむ
すぎがえに
かすみたなびく
はるはきぬらし
Средь веток молодых деревьев суги,
Посаженных людьми
В былые времена,
Тумана дымка протянулась
И, кажется, пришла уже весна!
* Суги — японская криптомерия.
子等我手乎
巻向山丹
春去者
木葉凌而
霞霏霺
こらがてを
まきむくやまに
はるされば
このはしのぎて
かすみたなびく
На склонах Макимуку, там,
Где руки юных дев сплетались изголовьем,
Настала вешняя пора:
Листву деревьев до земли сгибая,
Повсюду стелется туман…
* “На склонах Макимуку, там, где руки юных дев сплетались изголовьем…” — этот образ связан, по-видимому, с народными брачными играми, которые происходили обычно на горах.
玉蜻
夕去来者
佐豆人之
弓月我高荷
霞霏霺
たまかぎる
ゆふさりくれば
さつひとの
ゆつきがたけに
かすみたなびく
Сверкающая жемчугами спускается вечерняя пора…
Там, где бродил в былые времена
Счастливый человек — охотник с луком,—
На пике Юдзукигатакэ
Прозрачной дымкой стелется туман…
* Счастливый человек — охотник с луком (сацубито-но юдзуки… “при луке — счастливый человек” (мк), так называли охотника, стрелы называли сацуя—“счастливая стрела”, “стрела счастья”). По-видимому, эти наименования связаны с древней верой в магию слов (котодама).
今朝去而
明日者来牟等
云子鹿丹
旦妻山丹
霞霏霺
けさゆきて
あすにはきなむと
****
あさづまやまに
かすみたなびく
Вблизи горы Асадзума,
Что Утренней женой зовется,
Где ныне утром, уходя,
Все говорят, что завтра вновь вернутся,—
Прозрачной дымкой стелется туман…
* Асадзума — гора Утренняя Жена. Судя по песням М… так называли жену, с которой проводили ночь до утра и утром расставались. Характерно, что асадзума-бунэ назывались лодки, на которых катались веселые женщины (см. “Кодзиэн”). Но это, по-видимому, более позднее толкование. Образ утренней жены во времена М. связан скорее с брачными народными игрищами, когда утром расставались со своими избранницами.
子等名丹
關之宜
朝妻之
片山木之尓
霞多奈引
こらがなに
かけのよろしき
あさづまの
かたやまきしに
かすみたなびく
Над кручами отвесных скал
Горы, что Утренней женой зовется,
Чьим именем так было б хорошо назвать тебя,
Со стороны долин
Туманы стелятся прозрачной дымкой…

打霏
春立奴良志
吾門之
柳乃宇礼尓
鴬鳴都
うちなびく
はるたちぬらし
わがかどの
やなぎのうれに
うぐひすなきつ
С туманом, стелющимся по долинам,
Пришла, как видно, вешняя пора:
Вблизи моих ворот,
Вверху, на ветках ивы,
Запел сегодня соловей!
* См. п. 1443.

* Включено также в Гёкуёсю, 35
梅花
開有岳邊尓
家居者
乏毛不有
鴬之音
うめのはな
さけるをかへに
いへをれば
ともしくもあらず
うぐひすのこゑ
Оттого, что дом мой у холма,
Где цветут теперь
Цветы душистой сливы,
Для меня не редкость слышать ныне
Пенье соловья!

春霞
流共尓
青柳之
枝喙持而
鴬鳴毛
はるかすみ
ながるるなへに
あをやぎの
えだくひもちて
うぐひすなくも
Лишь над землею медленно поплыли
Весны туманы дымкой голубой,
Как сразу на зеленой иве
Уже поет, порхая, соловей
И в клюве держит ветку молодую!

春なれや
名もなき山の
薄霞
はるなれや
なもなきやまの
うすがすみ
Вот и весна!
Безызвестные горы, и те
В утренней дымке.

冬隠
春去来之
足比木乃
山二文野二文
鴬鳴裳
ふゆこもり
はるさりくれば
あしひきの
やまにものにも
うぐひすなくも
Скрытое зимой дает ростки весною…
Кажется, пришла весенняя пора,
И на горных склонах распростертых,
И в долинах
Соловей поет!

春之<在>者
妻乎求等
鴬之
木末乎傳
鳴乍本名
はるされば
つまをもとむと
うぐひすの
こぬれをつたひ
なきつつもとな
Когда приходит вешняя пора,
Среди верхушек молодых деревьев,
От ветки к ветке соловей летит,
Жену там ищет он и плачет он все время,
Никак себе покоя не найдет…

春去者
水草之上尓
置霜乃
消乍毛我者
戀度鴨
はるされば
みくさのうへに
おくしもの
けにつつもあれは
こひわたるかも
Как тает иней на траве морской
У светлых вод, когда весна здесь наступает,
Так таю я
И все же продолжаю
По-прежнему любить тебя!

梓弓
春山近
家居之
續而聞良牟
鴬之音
あづさゆみ
はるやまちかく
いへをれば
つぎてきくらむ
うぐひすのこゑ
От гор весенних, там, где ясеневый лук
Натягивают вешнею порою,
Мой дом недалеко,
И, верно, оттого
Все время песни соловьиные я слышу…

打靡
春去来者
小竹之末丹
尾羽打觸而
鴬鳴毛
うちなびく
はるさりくれば
しののうれに
をはうちふれて
うぐひすなくも
Ах, оттого что наступила
Туманная весенняя пора,
Верхушек мелкого бамбука
Хвостом и крыльями касаясь,
Не умолкая, соловей поет!

打靡
春去来者
然為蟹
天雲霧相
雪者零管
うちなびく
はるさりくれば
しかすがに
あまくもきらひ
ゆきはふりつつ
Со стелющимся по земле туманом
Пришла весенняя пора,
И все же
Небо затянуло облаками,
И беспрестанно белый снег идет…

梅花
零覆雪乎
L持
君令見跡
取者消管
うめのはな
ふりおほふゆきを
つつみもち
きみにみせむと
とればけにつつ
Снежинки, что упали на цветок,
На лепестки душистой нежной сливы,
Хотела унести
И показать тебе,
Но лишь дотронулась — они исчезли…

梅花
咲落過奴
然為蟹
白雪庭尓
零重管
うめのはな
さきちりすぎぬ
しかすがに
しらゆきにはに
ふりしきりつつ
Цветы на сливе отцвели
И лепестки осыпаться успели,
И все же
Белый снег в саду
Густым покровом падает на землю…

今更
雪零目八方
蜻火之
燎留春部常
成西物乎
いまさらに
ゆきふらめやも
かぎろひの
もゆるはるへと
なりにしものを
Отныне
Вряд ли будет падать снег;
Сверкающая ярким блеском,
Весенняя пора
Уже пришла!

風交
雪者零乍
然為蟹
霞田菜引
春去尓来
かぜまじり
ゆきはふりつつ
しかすがに
かすみたなびき
はるさりにけり
Ветер дует и, конца не зная,
Падает на землю снег,
И все ж вдали
Протянулась дымка легкая тумана,
Значит, наступила вешняя пора!

山際尓
鴬喧而
打靡
春跡雖念
雪落布沼
やまのまに
うぐひすなきて
うちなびく
はるとおもへど
ゆきふりしきぬ
“Коль соловей поет
В горах окрестных,
То значит, вновь пришла с туманами весна”,—
Так думал я, но думал я напрасно:
Все вновь покрыто снежной пеленой…

峯上尓
零置雪師
風之共
此聞散良思
春者雖有
をのうへに
ふりおけるゆきし
かぜのむた
ここにちるらし
はるにはあれども
Наверно, это снег, что покрывал
Вершины горные,
Из-за порывов ветра,
На землю падает с далекой высоты,
Хотя весна уже настала…

為君
山田之澤
恵具採跡
雪消之水尓
裳裾所沾
きみがため
やまたのさはに
ゑぐつむと
ゆきげのみづに
ものすそぬれぬ
Когда для друга собирала
Я травы эгу средь болот,
Средь гор и средь полей,
Промок подол у платья
В воде растаявших снегов…
* Эгу (совр. курогай, Eleocharis) — трава болотница растет на болотах, у канав, пруда, где мелкая вода; многолетнее растение с узкими длинными листьями, как у камыша, цветет осенью небольшими метелками; употребляется в пищу.
梅枝尓
鳴而移<徙>
鴬之
翼白妙尓
沫雪曽落
うめがえに
なきてうつろふ
うぐひすの
はねしろたへに
あわゆきぞふる
На крылья соловья, что с песнею порхает
Среди ветвей, где сливы белый цвет,
На крылья эти,
Белизной сверкая,
Как пена легкая, ложится вешний снег.

昨日社
年者極之賀
春霞
春日山尓
速立尓来
きのふこそ
としははてしか
はるかすみ
かすがのやまに
はやたちにけり
Скажи, вчера
Не кончился ли год? —
Туман весенней легкой дымкой
Всю гору Касуга
Так быстро заволок…

寒過
暖来良思
朝烏指
滓鹿能山尓
霞軽引
ふゆすぎて
はるきたるらし
あさひさす
かすがのやまに
かすみたなびく
Зима прошла, и наступила,
Как видно, на земле весна:
У Касуга-горы,
Где утром всходит солнце,
Тумана протянулась пелена!

鴬之
春成良思
春日山
霞棚引
夜目見侶
うぐひすの
はるになるらし
かすがやま
かすみたなびく
よめにみれども
Наполненная соловьиной песней,
Пришла, как видно, вешняя пора —
И Касуга-гора
Покрылась легкой дымкой,
И даже ночью дымка мне видна…

霜干
冬柳者
見人之
蘰可為
目生来鴨
しもがれの
ふゆのやなぎは
みるひとの
かづらにすべく
もえにけるかも
Увядшая от инея зимою
Пустила ива
Свежие ростки.
И те, что будут любоваться ею,
Из веток могут свить себе венки!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
淺緑
染懸有跡
見左右二
春楊者
目生来鴨
あさみどり
そめかけたりと
みるまでに
はるのやなぎは
もえにけるかも
Весенние склонившиеся ивы
Пустили свежие ростки теперь,
И кажется глазам,
Что нити их ветвей
Окрашены светло-зелёным цветом…
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
山際尓
雪者零管
然為我二
此河楊波
毛延尓家留可聞
やまのまに
ゆきはふりつつ
しかすがに
このかはやぎは
もえにけるかも
Средь ближних гор
Снег без конца идет,
И все-таки под этим белым снегом
На ивах, что склонились над рекой,
Зазеленели свежие побеги!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
山際之
雪<者>不消有乎
水飯合
川之副者
目生来鴨
やまのまの
ゆきはけずあるを
みなぎらふ
かはのそひには
もえにけるかも
В горах
И снег еще не стаял,
А ива, что растет на берегу реки,
Куда стремительно стекаются потоки,
Пустила ныне свежие ростки!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
青柳之
絲乃細紗
春風尓
不乱伊間尓
令視子裳欲得
あをやぎの
いとのくはしさ
はるかぜに
みだれぬいまに
みせむこもがも
О, если б ты пришла, чтоб показать тебе
Зеленых ив тончайшее сплетенье,
Как раз теперь,
Когда в ветрах весенних
Смешались нити зеленеющих ветвей!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
百礒城
大宮人之
蘰有
垂柳者
雖見不飽鴨
ももしきの
おほみやひとの
かづらける
しだりやなぎは
みれどあかぬかも
На склонившуюся иву, из ветвей которой
Сто вельмож
Из государева дворца
Вьют венки,
Ах, сколько ни любуйся, можешь любоваться без конца!
* Цикл песен об иве. В некоторых из песен цикла отражена древняя весенняя земледельческая обрядность, когда украшались ивовыми венками, что перешло впоследствии в обычай, сопутствующий пирам и увеселениям.
鴬之
木傳梅乃
移者
櫻花之
時片設奴
うぐひすの
こづたふうめの
うつろへば
さくらのはなの
ときかたまけぬ
Коль отцвели цветы душистой сливы,
Где соловей порхает меж ветвей,
То значит
Время подоспело,
Когда цвести должны вишневые цветы!

櫻花
時者雖不過
見人之
戀盛常
今之将落
さくらばな
ときはすぎねど
みるひとの
こふるさかりと
いましちるらむ
Цветов вишневых срок не миновал,
Но, верно, думая, что наслаждаясь ими,
В своей любви к цветам
Постигли мы предел,
Они опасть решили ныне!

我刺
柳絲乎
吹乱
風尓加妹之
梅乃散覧
わがかざす
やなぎのいとを
ふきみだる
かぜにかいもが
うめのちるらむ
Не от того ли ветра, что смешал
Все нити ивы, украшавшей
Мое чело,
И сливы цвет опал,
Растущей возле дома милой!

毎年
梅者開友
空蝉之
<世>人君羊蹄
春無有来
としのはに
うめはさけども
うつせみの
よのひとわれし
はるなかりけり
Ах, каждый год прекрасные цветы
На белоснежной сливе расцветают,
Но для тебя в непрочном мире суеты
Весна, что раз прошла,
Не наступает снова…
* В песне отражено влияние буддийских учений о бренности человеческой жизни, уже сказавшееся, хотя и в малой мере, в песнях М.
見雪者
未冬有
然為蟹
春霞立
梅者散乍
ゆきみれば
いまだふゆなり
しかすがに
はるかすみたち
うめはちりつつ
Когда, взглянув, еще увидишь снег,
То, кажется, зима стоит поныне,
А вместе с тем
Туманы вешние встают
И лепестки роняет наземь слива…

足日木之
山間照
櫻花
是春雨尓
散去鴨
あしひきの
やまのまてらす
さくらばな
このはるさめに
ちりゆかむかも
Вишневые цветы,
Что блеском озаряли
Все склоны распростертых гор,
От этого дождя, что моросит весной,
Наверное, уже опали…

阿保山之
佐宿木花者
今日毛鴨
散乱
見人無二
あほやまの
さくらのはなは
けふもかも
ちりまがふらむ
みるひとなしに
Вишнёвые цветы
Средь гор Ахояма,
Ужель случится это ныне?
Смешавшись, наземь опадёте вы,
Не подождав того, кто любовался вами?
* Ахояма — горы; считают, что это ошибочно записанное название Сахояма в провинции Ямато, о которой поется во всех предыдущих и ближайших последующих песнях.
川津鳴
吉野河之
瀧上乃
馬酔之花會
置末勿動
かはづなく
よしののかはの
たきのうへの
あしびのはなぞ
はしにおくなゆめ
Цветы асиби, что цветёте
На берегах у светлых вод,
Что в Ёсину текут,
Где квакают лягушки,
Не надо наземь опадать!
* Асиби — мелкие цветы белого цвета из семейства азалий, цветут пышными соцветиями (см. п. 1428).
* Ёсину — красивейшая местность провинции Ямато, славящаяся необыкновенной красотой природы.
春雨尓
相争不勝而
吾屋前之
櫻花者
開始尓家里
はるさめに
あらそひかねて
わがやどの
さくらのはなは
さきそめにけり
Весеннему дождю
С трудом сопротивляясь,
У дома моего
Вишневые цветы
Раскрыли лепестки сегодня…

春雨者
甚勿零
櫻花
未見尓
散巻惜裳
はるさめは
いたくなふりそ
さくらばな
いまだみなくに
ちらまくをしも
Весенний дождь,
Не лей с такою силой! —
Ведь если опадут
Вишневые цветы,
Так будет жаль, что я не любовался ими!

春去者
散巻惜
梅花
片時者不咲
含而毛欲得
はるされば
ちらまくをしき
うめのはな
しましはさかず
ふふみてもがも
Когда весна приходит молодая,
Мне жаль, что белые цветы душистых слив
На землю падают…
О, пусть, не расцветая,
Еще красуются бутоны на ветвях!

見渡者
春日之野邊尓
霞立
開艶者
櫻花鴨
みわたせば
かすがののへに
かすみたち
さきにほへるは
さくらばなかも
Когда окинешь взглядом все кругом,
Увидишь сразу: в Касуга- долине
Встает туман,
И блеска яркого полны
Не вишни ли цветы раскрылись?

何時鴨
此夜乃将明
鴬之
木傳落
<梅>花将見
いつしかも
このよのあけむ
うぐひすの
こづたひちらす
うめのはなみむ
О, скоро ль ночь
Здесь сменится рассветом
И сливы белые смогу я увидать,
Где соловей, летая между веток,
На землю падать заставляет лепестки…

春霞
田菜引今日之
暮三伏一向夜
不穢照良武
高松之野尓
はるかすみ
たなびくけふの
ゆふづくよ
きよくてるらむ
たかまつののに
Раннею весной,
Когда прозрачной дымкой
Стелется тумана пелена,
Верно, ночью светлая луна
Засияет ярко в поле Такамато!
* Среди песен весны луне посвящены всего три песни, потому что обычно воспевается осенняя, самая красивая, луна.
春去者
紀之許能暮之
夕月夜
欝束無裳
山陰尓指天
(一云
春去者
木陰多
暮月夜)
はるされば
このくれおほみ
ゆふづくよ
おほつかなしも
やまかげにして
(はるされば
こかげをおほみ
ゆふづくよ)
Когда повсюду настает весна,
Сквозь тьму листвы разросшихся деревьев
Луна полночная
Едва-едва видна
В тени глубокой склонов горных…

朝霞
春日之晩者
従木間
移歴月乎
何時可将待
あさかすみ
はるひのくれは
このまより
うつろふつきを
いつとかまたむ
В тумане утреннем весенний день…
И в сумерках ждать буду с нетерпеньем,
Когда появится
Неясный свет луны
Сквозь ветви молодых деревьев…

春之雨尓
有来物乎
立隠
妹之家道尓
此日晩都
はるのあめに
ありけるものを
たちかくり
いもがいへぢに
このひくらしつ
Ведь это был Весенний дождь!
Я спрятался, его пережидая,
И на пути, который к милой вел,
На целый день я задержался!

今徃而
聞物尓毛我
明日香川
春雨零而
瀧津湍音乎
いまゆきて
きくものにもが
あすかがは
はるさめふりて
たぎつせのおとを
Теперь, отправясь в путь,
Хочу услышать
Я дальний рокот Асука- реки,
Где нынче от дождей весенних
Несется в пене бурная вода!

春日野尓
煙立所見
𡢳嬬等四
春野之菟芽子
採而煮良思文
かすがのに
けぶりたつみゆ
をとめらし
はるののうはぎ
つみてにらしも
Мне видно, как над Касуга- долиной
Дым поднимается высоко над землей,
То, верно, девы молодые,
В полях весной ухаги нежные собрав,
Их варят на кострах сегодня…
* Ухаги (совр. ёмэна, ногику Asteromaca indica или Aster indicus) — полевая хризантема, астра. Емэна “овощи невесты”, их собирают во время полевых игр (СН); возможно, происхождение этого названия связано с народными брачными играми. Это многолетнее растение, цветет осенью бледно-лиловыми цветами, листья его употребляются в пищу.
春霞
立春日野乎
徃還
吾者相見
弥年之黄土
はるかすみ
たつかすがのを
ゆきかへり
われはあひみむ
いやとしのはに
В долине Касуга, где над землей встает
Весеннего тумана дымка,
И уходя, и возвращаясь вновь,
Мы будем вместе любоваться
Ее красою каждый год!

春野尓
意将述跡
<念>共
来之今日者
不晩毛荒粳
はるののに
こころのべむと
おもふどち
こしけふのひは
くれずもあらぬか
В полях весенних этот день,
Когда друзья пришли, чтоб забавляться
И сердце веселить,
О, если б этот день
Мог, не кончаясь, продолжаться вечно!

百礒城之
大宮人者
暇有也
梅乎挿頭而
此間集有
ももしきの
おほみやひとは
いとまあれや
うめをかざして
ここにつどへる
Сто почтенных вельмож,
Что живут во дворце,
Оттого ли, что отдых сегодня у них,
Все украсились белыми ветками слив
И толпою веселою здесь собрались.

寒過
暖来者
年月者
雖新有
人者舊去
ふゆすぎて
はるしきたれば
としつきは
あらたなれども
ひとはふりゆく
Когда проходит зимняя пора
И дни весенние повсюду наступают,
Года и месяцы
Вновь круг свой начинают,
И только человек все к старости идет…
* Полагают, что мотив бренности человеческой жизни навеян буддийскими учениями.
白雪之
常敷冬者
過去家良霜
春霞
田菜引野邊之
鴬鳴焉
しらゆきの
つねしくふゆは
すぎにけらしも
はるかすみ
たなびくのへの
うぐひすなくも
Дни зимние, когда покрыто было
Все белым снегом,
Видимо, прошли:
В полях, где стелются весенние туманы,
Запел сегодня соловей!

春<山>
<友>鴬
鳴別
<眷>益間
思御吾
はるやまの
ともうぐひすの
なきわかれ
かへりますまも
おもほせわれを
Как соловьи, что плача расстаются
В долинах Касуга, когда приходит день,
Вот так и мы…
Но на пути обратном,
Идя домой, подумай обо мне!

冬隠
春開花
手折以
千遍限
戀渡鴨
ふゆこもり
はるさくはなを
たをりもち
ちたびのかぎり
こひわたるかも
Скрыто все зимой…
А весной цветут цветы,
Будем их срывать с тобой
Много, много тысяч раз,—
Много, много долгих лет буду я любить тебя!

春山
霧惑在

我益
物念哉
はるやまの
きりにまとへる
うぐひすも
われにまさりて
ものもはめやも
И даже соловей, блуждающий в тумане
Среди весенних гор,—
Ведь даже соловей
Не может тосковать с такою силой,
Как я тоскую о тебе!

霞發
春永日
戀暮
夜深去
妹相鴨
かすみたつ
はるのながひを
こひくらし
よもふけゆくに
いももあはぬかも
В долгий, долгий день весны,
В день, когда встает туман,
Истомился я в тоске.
Ночь становится темнее и темней,
Наконец с тобою встретиться я смог!

春去
為垂柳
十緒
妹心
乗在鴨
はるされば
しだりやなぎの
とををにも
いもはこころに
のりにけるかも
Когда придет весна,
Склонившаяся ива
Склоняется к земле еще сильней,
И сердце нежное возлюбленной моей,
Я подчиняю все сильнее своей воле!

春之在者
伯勞鳥之草具吉
雖不所見
吾者見<将遣>
君之當<乎>婆
はるされば
もずのくさぐき
みえずとも
われはみやらむ
きみがあたりをば
Когда придет весна,
То птицы модзу скрываются в густой траве…
Не видно пусть тебя,
Но я смотреть все буду
Туда, где ты живешь, любимый мой!
* Птицы модзу — небольшие птицы с тонкой шеей, удлиненным хвостом и резким криком; осенью они живут на верхушках деревьев; ловят насекомых, лягушек.
容鳥之
間無數鳴
春野之
草根乃繁
戀毛為鴨
かほどりの
まなくしばなく
はるののの
くさねのしげき
こひもするかも
Густо весною
Трава покрывает поля,
Где все время поют без конца каодори,
О, вот так же любовь наполняет меня,
И ни отдыха нет ей, ни срока…
* Каодори — см. п. 1823.
春去者
宇乃花具多思
吾越之
妹我垣間者
荒来鴨
はるされば
うのはなぐたし
わがこえし
いもがかきまは
あれにけるかも
Как придет весенняя пора,
Вянут от дождя цветы унохана,
И заброшенным стоит плетень
Возле дома милой, где не раз
Я перебирался к ней тайком!

梅花
咲散苑尓
吾将去
君之使乎
片待香花光
うめのはな
さきちるそのに
われゆかむ
きみがつかひを
かたまちがてり
В сад, где белоснежных слив цветы
Расцвели и стали опадать,
Выйду я:
Ах, твоего гонца
Трудно мне одной здесь ожидать!
* Песня сходна с песней Танабэ Сакимаро (см. п. 4041). Считают, что здесь автор исполнил старинную песню; а п. 4041 исполнена от лица мужчины и обращена к другу (СН).
春野尓
霞棚引
咲花乃
如是成二手尓
不逢君可母
はるののに
かすみたなびき
さくはなの
かくなるまでに
あはぬきみかも
Даже и теперь,
Когда в полях весенних
Легкой дымкой стелется туман
И цветы полны благоуханья,
Не приходит милый встретиться со мной!

春霞
山棚引

妹乎相見
後戀毳
はるかすみ
やまにたなびき
おほほしく
いもをあひみて
のちこひむかも
Туман весенний
Среди гор стоит,
И все неясно взору моему…
Как сквозь туман, тебя едва я видел,
И, верно, буду после тосковать!

春霞
立尓之日従
至今日
吾戀不止
本之繁家波
(一云
片念尓指天)
はるかすみ
たちにしひより
けふまでに
あがこひやまず
もとのしげけば
(かたもひにして)
Со дня, как легкой дымкой встал
Туман весенний,
И до нынешнего дня
Не прекращается любовь моя к тебе.—
Ведь корни в сердце глубоко ушли…

左丹頬經
妹乎念登
霞立
春日毛晩尓
戀度可母
さにつらふ
いもをおもふと
かすみたつ
はるひもくれに
こひわたるかも
Когда подумаю о милой —
Красноликой,—
Всегда на сердце любящем моем,
Как в сумерки весеннею порою,
Когда тумана дымка легкая встает…

戀乍毛
今日者暮都
霞立
明日之春日乎
如何将晩
こひつつも
けふはくらしつ
かすみたつ
あすのはるひを
いかにくらさむ
Тоскуя о тебе,
Сегодня прожил день,
А как смогу прожить я завтра
Весенний день,
Когда встает туман?

吾背子尓
戀而為便莫
春雨之
零別不知
出而来可聞
わがせこに
こひてすべなみ
はるさめの
ふるわきしらず
いでてこしかも
Мой милый, без тебя
Тоске — предела нет!
И вот, совсем не замечая
Весенний дождь, — идет он, или нет,—
Покинув дом, пришла к тебе сегодня!

今更
君者伊不徃
春雨之
情乎人之
不知有名國
いまさらに
きみはいゆかじ
はるさめの
こころをひとの
しらずあらなくに
Теперь уже
Ты, милый, не уйдешь!
Не можешь ты не знать,
Намерения какие таит в себе
Весенний этот дождь!

春雨尓
衣甚
将通哉
七日四零者
七<日>不来哉
はるさめに
ころもはいたく
とほらめや
なぬかしふらば
なぬかこじとや
Не может быть, что промочил бы сильно
Весенний дождь
Одежду на тебе.
А если б продолжался он семь суток,
Сказал бы ты, что семь ночей ты не придешь?

梅花
令散春雨
多零
客尓也君之
廬入西留良武
うめのはな
ちらすはるさめ
いたくふる
たびにやきみが
いほりせるらむ
Весенний дождь, что облететь заставил
Цветы душистых слив,
Без устали идет…
И, верно, милый мой в пути далеком
Скрывается теперь в дорожном шалаше.

國栖等之
春菜将採
司馬乃野之
數君麻
思比日
くにすらが
はるなつむらむ
しまののの
しばしばきみを
おもふこのころ
Верно, люди из селенья Кунису
Часто, часто на поле Сима
Собирают вешнюю траву…
Часто, часто о тебе, любимый друг,
Я тоскою полон эти дни!

春草之
繁吾戀
大海
方徃浪之
千重積
はるくさの
しげきあがこひ
おほうみの
へにゆくなみの
ちへにつもりぬ
Как густа весенняя трава,
Так сильна любовь моя к тебе,
И как волны к берегам морей
Набегают в тысячи рядов,—
В тысячи слоев на сердце залегла!

不明
公乎相見而
菅根乃
長春日乎
孤<悲>渡鴨
おほほしく
きみをあひみて
すがのねの
ながきはるひを
こひわたるかも
Лишь недолгий миг
Я виделась с тобой
И живу, тоскуя по тебе,
Эти дни весеннею порой,
Длинные, как корни трав суга…

梅花
咲而落去者
吾妹乎
将来香不来香跡
吾待乃木曽
うめのはな
さきてちりなば
わぎもこを
こむかこじかと
わがまつのきぞ
Когда опали бы
Цветы расцветшей сливы,
Тогда моя сосна и я
Все думали бы в ожиданье милой:
Придет она иль не придет она?

白檀弓
今春山尓
去雲之
逝哉将別
戀敷物乎
しらまゆみ
いまはるやまに
ゆくくもの
ゆきやわかれむ
こほしきものを
Белый дивный лук теперь натянут…
Средь весенних гор,
Как облако вдали,
Неужель уйдешь, меня оставив,—
Ведь еще друг друга любим мы…

朝戸出乃
君之儀乎
曲不見而
長春日乎
戀八九良三
あさとでの
きみがすがたを
よくみずて
ながきはるひを
こひやくらさむ
Не разглядев
Твой облик, друг любимый,
Когда ты уходил из дома поутру,
Ужели нынче долгий день весенний
Я проведу одна в тоске?

狭野方波
實尓成西乎
今更
春雨零而
花将咲八方
さのかたは
みになりにしを
いまさらに
はるさめふりて
はなさかめやも
В Сануката
Раньше зрели и плоды,
Но отныне —
Хоть и льет весенний дождь,
Там цветам уже не зацвести!
[Ответная песня]
春雨之
不止零々
吾戀
人之目尚矣
不令相見
はるさめの
やまずふるふる
あがこふる
ひとのめすらを
あひみせなくに
Вот весенний дождь
Без конца все льет и льет…
Тот, кого люблю я всей душой,
Мне не кажет даже глаз своих,
Не встречается совсем со мной!
[Песня девушки]
吾妹子尓
戀乍居者
春雨之
彼毛知如
不止零乍
わぎもこに
こひつつをれば
はるさめの
それもしるごと
やまずふりつつ
Потому что я тоскую беспрестанно
О тебе, любимая моя,
Дождь весенний,
Словно зная это,
Льет и льет все время без конца…
[Ответная песня]
相不念
妹哉本名
菅根乃
長春日乎
念晩牟
あひおもはぬ
いもをやもとな
すがのねの
ながきはるひを
おもひくらさむ
Из-за девы дорогой,
Что любви не дарит мне в ответ,
Лишь напрасно я
Долгий, словно корни сугэ, день весны
Буду проводить в печали и тоске!
[Песня юноши]
相不念
将有兒故
玉緒
長春日乎
念晩久
あひおもはず
あるらむこゆゑ
たまのをの
ながきはるひを
おもひくらさく
Из-за девы молодой,
Что любви не дарит мне в ответ,
Долгий, словно яшмовая нить,
День весенний провожу теперь
Я в печали и тоске!

春者毛要
夏者緑丹
紅之
綵色尓所見
秋山可聞
はるはもえ
なつはみどりに
くれなゐの
まだらにみゆる
あきのやまかも
Весна вся почками сверкает,
А лето — в зелени всегда,
И алым,
Ярко-алым цветом
Покрыта осенью гора.
* “Ярко-алым цветом покрыта осенью гора”, т. е. покрыта алой листвою кленов.
春くれは
かりかへるなり
白雲の
みちゆきふりに
ことやつてまし
はるくれは
かりかへるなり
しらくもの
みちゆきふりに
ことやつてまし
Наступила весна.
Возвращаются гуси на север —
попрошу передать
мой привет далёкому другу
в край, куда облака уплывают…

折りつれは
袖こそにほへ
梅花
有りとやここに
うくひすのなく
をりつれは
そてこそにほへ
うめのはな
ありとやここに
うくひすのなく
Ветку сливы в цвету
я сорвал, и ее ароматом
пропитался рукав —
привлеченный благоуханьем,
соловей рассыпает трели…

色よりも
かこそあはれと
おもほゆれ
たか袖ふれし
やとの梅そも
いろよりも
かこそあはれと
おもほゆれ
たかそてふれし
やとのうめそも
Навевает печаль
не столько окраска соцветий,
сколько их аромат —
вспоминаю рукав моей милой,
что касался сливы близ дома…

やとちかく
梅の花うゑし
あちきなく
まつ人のかに
あやまたれけり
やとちかく
うめのはなうゑし
あちきなく
まつひとのかに
あやまたれけり
Ни к чему и сажать
подле дома деревце сливы!
В ожиданье, увы,
спутал я аромат цветенья
с ароматами платья милой…

梅花
たちよるはかり
ありしより
人のとかむる
かにそしみぬる
うめのはな
たちよるはかり
ありしより
ひとのとかむる
かにそしみぬる
Лишь приблизился я
к цветущему деревцу сливы —
только милой, боюсь,
аромат, пропитавший платье,
повод даст для горьких попреков…

春霞
多奈引田居尓
廬付而
秋田苅左右
令思良久
はるかすみ
たなびくたゐに
いほつきて
あきたかるまで
おもはしむらく
Семена посеял я на поле,
Где туман весенний
Стлался по земле,
И до самой жатвы на полях осенних
Тосковать мне будет суждено.
* Песня была сложена, когда автор ее жил в сторожке (см. п. 2221).
玉尅春
内乃大野尓
馬數而
朝布麻須等六
其草深野
たまきはる
うちのおほのに
うまなめて
あさふますらむ
そのくさふかの
На сверкающих яшмой широких полях Утину,
В ряд построив коней,
Выезжает охотиться он поутру,
И, наверное, кони безжалостно топчут
Эти густо заросшие свежей травою поля…

霞立
長春日乃
晩家流
和豆肝之良受
村肝乃
心乎痛見
奴要子鳥
卜歎居者
珠手次
懸乃宜久
遠神
吾大王乃
行幸能
山越風乃
獨<座>
吾衣手尓
朝夕尓
還比奴礼婆
大夫登
念有我母
草枕
客尓之有者
思遣
鶴寸乎白土
網能浦之
海處女等之
焼塩乃
念曽所焼
吾下情
かすみたつ
ながきはるひの
くれにける
わづきもしらず
むらきもの
こころをいたみ
ぬえこどり
うらなけをれば
たまたすき
かけのよろしく
とほつかみ
わがおほきみの
いでましの
やまこすかぜの
ひとりをる
わがころもでに
あさよひに
かへらひぬれば
ますらをと
おもへるわれも
くさまくら
たびにしあれば
おもひやる
たづきをしらに
あみのうらの
あまをとめらが
やくしほの
おもひぞやくる
わがしたごころ
Поднимается туман.
Долгий день весны
Клонится уже к концу —
Незаметна эта грань…
Словно на куски
Печень вся разбита —
Сердце у меня
Горестно болит.
Птицей нуэко
Громко плачу
В тайниках сердца своего.
В те минуты хорошо
Перевязь жемчужную
На себя надеть,
Помолиться бы о том,
Чтоб вернуться нам домой!
Но в полях, где путь вершит
Наш великий государь —
Бог, что так далек от нас, —
Ветер злой, что дует с гор,
Поутру и ввечеру
Треплет рукава мои
Здесь, где я томлюсь один…
Оттого затосковал
Даже я, который мнил
Храбрым рыцарем себя.
Находясь сейчас в пути,
Где зелёная трава
Изголовьем служит мне,
Я не знаю, как мне быть,
Как тоску мне разогнать?
Так же, как из трав морских
В бухте Ами в тишине
Выжигают на кострах
Соль рыбачки,
Так тоска,
О, как жжёт она меня
В сердца тайной глубине!
* “Словно на куски печень вся разбита” — в старину верили, что в печени находится душа человека (ТЮ).
* Нуэко (нуэкодори, нуэдори, совр. торацугуми, Turdusaurens aurens) — птица с громким пронзительным криком. Обычно служит сравнением с громко плачущим или стонущим человеком.
* Перевязь жемчужную — макура-котоба (далее — мк) к слову “надевать”, “надевают”, когда обращаются с молитвой к богам о благополучном возвращении и т. п.

冬木成
春去来者
不喧有之
鳥毛来鳴奴
不開有之
花毛佐家礼抒
山乎茂
入而毛不取
草深
執手母不見
秋山乃
木葉乎見而者
黄葉乎婆
取而曽思努布
青乎者
置而曽歎久
曽許之恨之
秋山吾者
ふゆこもり
はるさりくれば
なかずありし
とりもきなきぬ
さかずありし
はなもさけれど
やまをしみ
いりてもとらず
くさふかみ
とりてもみず
あきやまの
このはをみては
もみちをば
とりてぞしのふ
あをきをば
おきてぞなげく
そこしうらめし
あきやまわれは
Все засыпает зимою.
А когда весна наступает,
Птицы, что раньше молчали,
Начинают петь свои песни.
Цветы, что невидимы были,
Цвести начинают повсюду,
Но их сорвать невозможно:
Так в горах разросся кустарник.
А сорвешь — нельзя любоваться:
Такие высокие травы.
А вот осенью — все иное:
Взглянешь на купы деревьев,
Алые клены увидишь,
Листья сорвешь, любуясь.
А весной зеленые листья,
Пожалев, оставишь на ветке.
Вот она — осени прелесть!
Мне милей осенние горы!

春過而
夏来良之
白妙能
衣乾有
天之香来山
はるすぎて
なつきたるらし
しろたへの
ころもほしたり
あめのかぐやま
Проходят быстро дни весны,
Как видно, летняя пора настала,
Там, где гора небес — Кагуяма,
Одежда белотканая видна,
Что сушится, сверкая белизною.
* Песня рисует картину быта древней Японии, где обычно в начале лета вынимали из сундуков летнюю одежду и просушивали ее на солнце. Наблюдение над природой связано здесь с деталями быта.
* Эта песня вошла впоследствии в «Синкокинсю» (XIII в.) и в антологию «Хякунин-иссю» — "Собрание ста песен ста поэтов" (XIII в.) в слегка измененной форме. Варианты имеются в Манъёсю, в книге. Х.
* Белотканая — постоянный эпитет (макура-котоба) к слову «одежда», так как в старину одежда в Японии делалась обычно из белой ткани. Впоследствии этот эпитет получил значение ярко-белого, ослепительно белого цвета.
八隅知之
和期大王
高照
日之皇子
麁妙乃
藤井我原尓
大御門
始賜而
埴安乃
堤上尓
在立之
見之賜者
日本乃
青香具山者
日經乃
大御門尓
春山<跡>
之美佐備立有
畝火乃
此美豆山者
日緯能
大御門尓
弥豆山跡
山佐備伊座
耳<為>之
青菅山者
背友乃
大御門尓
宣名倍
神佐備立有
名細
吉野乃山者
影友乃
大御門<従>
雲居尓曽
遠久有家留
高知也
天之御蔭
天知也
日<之>御影乃
水許曽婆
常尓有米
御井之清水
やすみしし
わごおほきみ
たかてらす
ひのみこ
あらたへの
ふぢゐがはらに
おほみかど
はじめたまひて
はにやすの
つつみのうへに
ありたたし
めしたまへば
やまとの
あをかぐやまは
ひのたての
おほみかどに
はるやまと
しみさびたてり
うねびの
このみづやまは
ひのよこの
おほみかどに
みづやまと
やまさびいます
みみなしの
あをすがやまは
そともの
おほみかどに
よろしなへ
かむさびたてり
なぐはし
よしののやまは
かげともの
おほみかどゆ
くもゐにぞ
とほくありける
たかしるや
あめのみかげ
あめしるや
ひのみかげの
みづこそば
とこしへにあらめ
みゐのましみづ
Мирно правящая здесь
Государыня моя!
Ты, что озаряешь высь,
Солнца светлое дитя!
Там, где ткут простую ткань,
На долинах Фудзии,
Ты впервые начала
Строить славный свой дворец.
И когда ты смотришь вдаль,
Встав на насыпи крутой,
У пруда Ханиясу,
Дивный вид
Со всех сторон
Открывается тебе:
На востоке у ворот,
Где восходит солнца свет,
Где Ямато — милый край,
Там в лазури пред тобой
В зелени густой листвы
Подымается гора,
То гора Кагуяма,
Что зовут горой весны.
А у западных ворот,
Где заходит солнца свет,
Свежей зелени полна
Встала Унэби-гора,
Величаво, гордо ввысь
Подымается она,
И зовет ее народ:
“Юной прелести гора”!
А у ближних к ней ворот,
Там, где севера страна
Миминаси поднялась.
Вся в зеленых камышах,
Красотой лаская взор,
Божеством встает средь гор!
А на юге у ворот,
Там, где солнца сторона,
Нежной прелести полна Встала Ёсину — гора!
Ах, в колодце облаков
Далека от нас она.
А в тени дворца царей,
Что поднялся высоко,
Заслоняя небеса,
А в тени дворца царей,
Что уходит в даль небес,
Заслоняя солнца свет,
Дивная течет вода!
Вечно будет жить она,
Здесь в источниках священных
Чистая вода!
* Песня обращена к императрице Дзито (см. п. 28, 50, 51).

巨勢山乃
列々椿
都良々々尓
見乍思奈
許湍乃春野乎
こせやまの
つらつらつばき
つらつらに
みつつしのはな
こせのはるのを
На горах здесь, в Косэ,
Много, много камелий везде!
Долго, долго
Смотрю я на них, и все думаю я:
“А какие весною поля здесь, в Косэ?”

飛鳥
明日香乃河之
上瀬
石橋渡
(一云
石浪)
下瀬
打橋渡
石橋
(一云
石浪)
生靡留
玉藻毛叙
絶者生流
打橋
生乎為礼流
川藻毛叙
干者波由流
何然毛
吾<王><能>
立者
玉藻之<母>許呂
臥者
川藻之如久
靡相之
宣君之
朝宮乎
忘賜哉
夕宮乎
背賜哉
宇都曽臣跡
念之時
春都者
花折挿頭
秋立者
黄葉挿頭
敷妙之
袖携
鏡成
雖見不猒
三五月之
益目頬染
所念之
君与時々
幸而
遊賜之
御食向
木P之宮乎
常宮跡
定賜
味澤相
目辞毛絶奴
然有鴨
(一云
所己乎之毛)
綾尓憐
宿兄鳥之
片戀嬬
(一云
為乍)
朝鳥
(一云
朝霧)
徃来為君之
夏草乃
念之萎而
夕星之
彼徃此去
大船
猶預不定見者
遣<悶>流
情毛不在
其故
為便知之也
音耳母
名耳毛不絶
天地之
弥遠長久
思将徃
御名尓懸世流
明日香河
及万代
早布屋師
吾王乃
形見何此焉
とぶとり
あすかのかはの
かみつせに
いしはしわたし
(いしなみ)
しもつせに
うちはしわたす
いしはしに
(いしなみに)
おひなびける
たまももぞ
たゆればおふる
うちはしに
おひををれる
かはももぞ
かるればはゆる
なにしかも
わがおほきみの
たたせば
たまものもころ
こやせば
かはものごとく
なびかひし
よろしききみが
あさみやを
わすれたまふや
ゆふみやを
そむきたまふや
うつそみと
おもひしときに
はるへは
はなをりかざし
あきたてば
もみちばかざし
しきたへの
そでたづさはり
かがみなす
みれどもあかず
もちづきの
いやめづらしみ
おもほしし
きみとときとき
いでまして
あそびたまひし
みけむかふ
きのへのみやを
とこみやと
さだめたまひて
あぢさはふ
めこともたえぬ
しかれかも
(そこをしも)
あやにかなしみ
ぬえどりの
かたこひづま
(しつつ)
あさとりの
(あさぎりの)
かよはすきみが
なつくさの
おもひしなえて
ゆふつづの
かゆきかくゆき
おほぶねの
たゆたふみれば
なぐさもる
こころもあらず
そこゆゑに
せむすべしれや
おとのみも
なのみもたえず
あめつちの
いやとほながく
しのひゆかむ
みなにかかせる
あすかがは
よろづよまでに
はしきやし
わがおほきみの
かたみかここを
Птицы по небу летят…
А на Асука-реке,
У истоков, там, где мель,
Камни в ряд мостком лежат,
А близ устья, там, где мель,
Доски в ряд мостком лежат.
Даже жемчуг-водоросли,
Что склоняются к воде
Возле каменных мостков,
Лишь сорвешь — опять растут!
И речные водоросли,
Что сгибаются к воде
Возле дощатых мостков,
Лишь засохнут — вновь растут!
Что ж могло случиться с ней?
Ведь, бывало, лишь встает,
Словно жемчуг-водоросли!
А ложится — так гибка,
Как речные водоросли…
Лучше не было ее!
Позабыла, что ль, она
Утром посетить дворец?
Иль нарушила она
Ночью правила дворца?
В дни, когда она была
Гостьей этой стороны,
Ты весною вместе с ней
Собирал в полях цветы,
Украшал себя венком,
А осеннею порой
Украшался вместе с ней
Клена алою листвой.
И одежды рукава,
Что стелили в головах,
Вы соединяли с ней.
Словно в зеркало глядя,
Любоваться на себя
Не надоедало вам.
Словно полная луна,
Дивной красоты была
Та, что нежно ты любил,
Та, с которой иногда
Выходил из дома ты
И изволил здесь гулять.
И Киноэ — тот дворец,
Где приносят рисом дань,
Вечным стал ее дворцом —
Так судьбою решено.
Шумны стаи адзи птиц…
А она теперь молчит
И не видит ничего.
И поэтому тебе
Все печально на земле.
Птицей нуэдори ты
Громко стонешь целый день,
Обездоленный супруг!
И, как птицы поутру,
Кружишь около нее;
Словно летняя трава,
Сохнешь без нее в тоске;
Как вечерняя звезда,
То ты здесь, то снова там;
Как большой корабль
Средь волн,
Ты покоя не найдешь…
Глядя на тебя, скорбим,—
Не утешить сердца нам,
Горю этому нельзя
Утешения найти…
Лишь останется молва,
Только имя будет жить,
Вместе с небом и землей!
Долго, долго будут все
Помнить и любить ее!
Пусть же Асука-река,
С именем которой здесь
Имя связано ее,
Будет тысячи веков
Вечно воды свои лить,
И пускай эти места
Будут памятью о ней,
О принцессе дорогой,
Что была прекрасней всех!
* Адзи — вид диких уток с пестрым оперением (желтое с черным); очень распространенный в Японии; всегда летают стаями и громко кричат.
* Нуэдори — см. комм. к п. 5.
<挂>文
忌之伎鴨
(一云
由遊志計礼抒母)
言久母
綾尓畏伎
明日香乃
真神之原尓
久堅能
天都御門乎
懼母
定賜而
神佐扶跡
磐隠座
八隅知之
吾大王乃
所聞見為
背友乃國之
真木立
不破山越而
狛劔
和射見我原乃
行宮尓
安母理座而
天下
治賜
(一云
<掃>賜而)
食國乎
定賜等
鶏之鳴
吾妻乃國之
御軍士乎
喚賜而
千磐破
人乎和為跡
不奉仕
國乎治跡
(一云
掃部等)
皇子随
任賜者
大御身尓
大刀取帶之
大御手尓
弓取持之
御軍士乎
安騰毛比賜
齊流
鼓之音者
雷之
聲登聞麻R
吹響流
小角乃音母
(一云
笛之音波)
敵見有
虎可𠮧吼登
諸人之
恊流麻R尓
(一云
聞<或>麻R)
指擧有
幡之靡者
冬木成
春去来者
野毎
著而有火之
(一云
冬木成
春野焼火乃)
風之共
靡如久
取持流
弓波受乃驟
三雪落
冬乃林尓
(一云
由布乃林)
飃可毛
伊巻渡等
念麻R
聞之恐久
(一云
諸人
見<或>麻R尓)
引放
箭<之>繁計久
大雪乃
乱而来礼
(一云
霰成
曽知余里久礼婆)
不奉仕
立向之毛
露霜之
消者消倍久
去鳥乃
相<競>端尓
(一云
朝霜之
消者消言尓
打蝉等
安良蘇布波之尓)
渡會乃
齊宮従
神風尓
伊吹<或>之
天雲乎
日之目毛不<令>見
常闇尓
覆賜而
定之
水穂之國乎
神随
太敷座而
八隅知之
吾大王之
天下
申賜者
萬代<尓>
然之毛将有登
(一云
如是毛安良無等)
木綿花乃
榮時尓
吾大王
皇子之御門乎
(一云
刺竹
皇子御門乎)
神宮尓
装束奉而
遣使
御門之人毛
白妙乃
麻衣著
<埴>安乃
門之原尓
赤根刺
日之盡
鹿自物
伊波比伏管
烏玉能
暮尓至者
大殿乎
振放見乍
鶉成
伊波比廻
雖侍候
佐母良比不得者
春鳥之
佐麻欲比奴礼者
嘆毛
未過尓
憶毛
未<不>盡者
言<左>敝久
百濟之原従
神葬
々伊座而
朝毛吉
木上宮乎
常宮等
高之奉而
神随
安定座奴
雖然
吾大王之
萬代跡
所念食而
作良志之
香<来>山之宮
萬代尓
過牟登念哉
天之如
振放見乍
玉手次
懸而将偲
恐有騰文
かけまくも
ゆゆしきかも
(ゆゆしけれども)
いはまくも
あやにかしこき
あすかの
まかみのはらに
ひさかたの
あまつみかどを
かしこくも
さだめたまひて
かむさぶと
いはがくります
やすみしし
わがおほきみの
きこしめす
そとものくにの
まきたつ
ふはやまこえて
こまつるぎ
わざみがはらの
かりみやに
あもりいまして
あめのした
をさめたまひ
(はらひたまひて)
をすくにを
さだめたまふと
とりがなく
あづまのくにの
みいくさを
めしたまひて
ちはやぶる
ひとをやはせと
まつろはぬ
くにををさめと
(はらへと)
みこながら
よさしたまへば
おほみみに
たちとりはかし
おほみてに
ゆみとりもたし
みいくさを
あどもひたまひ
ととのふる
つづみのおとは
いかづちの
こゑときくまで
ふきなせる
くだのおとも
(ふえのおとは)
あたみたる
とらかほゆると
もろひとの
おびゆるまでに
(ききまどふまで)
ささげたる
はたのなびきは
ふゆこもり
はるさりくれば
のごとに
つきてあるひの
(ふゆこもり
はるのやくひの)
かぜのむた
なびくがごとく
とりもてる
ゆはずのさわき
みゆきふる
ふゆのはやしに
(ゆふのはやし)
つむじかも
いまきわたると
おもふまで
ききのかしこく
(もろひとの
みまどふまでに)
ひきはなつ
やのしげけく
おほゆきの
みだれてきたれ
(あられなす
そちよりくれば)
まつろはず
たちむかひしも
つゆしもの
けなばけぬべく
ゆくとりの
あらそふはしに
(あさしもの
けなばけとふに
うつせみと
あらそふはしに)
わたらひの
いつきのみやゆ
かむかぜに
いふきまとはし
あまくもを
ひのめもみせず
とこやみに
おほひたまひて
さだめてし
みづほのくにを
かむながら
ふとしきまして
やすみしし
わがおほきみの
あめのした
まをしたまへば
よろづよに
しかしもあらむと
(かくしもあらむと)
ゆふばなの
さかゆるときに
わがおほきみ
みこのみかどを
(さすたけの
みこのみかどを)
かむみやに
よそひまつりて
つかはしし
みかどのひとも
しろたへの
あさごろもきて
はにやすの
みかどのはらに
あかねさす
ひのことごと
ししじもの
いはひふしつつ
ぬばたまの
ゆふへになれば
おほとのを
ふりさけみつつ
うづらなす
いはひもとほり
さもらへど
さもらひえねば
はるとりの
さまよひぬれば
なげきも
いまだすぎぬに
おもひも
いまだつきねば
ことさへく
くだらのはらゆ
かみはぶり
はぶりいまして
あさもよし
きのへのみやを
とこみやと
たかくまつりて
かむながら
しづまりましぬ
しかれども
わがおほきみの
よろづよと
おもほしめして
つくらしし
かぐやまのみや
よろづよに
すぎむとおもへや
あめのごと
ふりさけみつつ
たまたすき
かけてしのはむ
かしこかれども
И поведать вам о том
Я осмелиться боюсь,
И сказать об этом вам
Страх большой внушает мне…
Там, где Асука-страна,
Там, в долине Магами,
Он возвел себе чертог
На извечных небесах.
Божеством являясь, он
Скрылся навсегда средь скал
Мирно правящий страной
Наш великий государь!
Горы Фува перейдя,
Где стоит дремучий лес,
В дальней северной стране,
Управлял которой он,—
Меч корейский в кольцах был…
И в Вадзамигахара,
Он во временный дворец
К нам сошел тогда с небес
Поднебесной управлять.
И задумал он тогда
Укрепить свою страну,
Где правление вершил,
Ту, которой управлял.
Из восточной стороны,
Той, где много певчих птиц,
Он призвать изволил все
Свои лучшие войска.
И сказал: “Уймите вы
Мир нарушивших людей!”
И сказал: “Смирите вы
Страны, где не чтят меня!”
И когда доверил он
Принцу повести войска,
То немедля славный принц
Опоясался мечом,
В руки славные он взял
Боевой прекрасный лук,
И повел он за собой
Лучшие его войска.
Призывающий в поход
Барабана громкий бой
Был таков,
Как будто гром
Разразился на земле,
Зазвучали звуки флейт,
Так, как будто зарычал
Тигр, увидевший врага,
Так, что ужас обуял
Всех людей, кто слышал их.
Флаги, поднятые вверх,
Вниз склонились до земли.
Все скрывается зимой,
А когда придет весна,
В каждом поле жгут траву,
Поднеся к траве огонь,
Словно пламя по земле
Низко стелется в полях
От порывов ветра, — так
Флаги все склонились вниз,
Шум от луков, что в руках
Воины держали там,
Страшен был,
Казалось всем,
Будто в зимний лес, где снег
Падал хлопьями,
Проник
Страшный вихрь —
И сразу, вмиг,
Завертелось все кругом,
И летящих всюду стрел
Было множество.
Они,
Как огромный снегопад,
Падали,
Смешалось все,
Но смириться не желая,
Враг стоял против врага,
Коли инею-росе
Исчезать — пускай умру! —
И летящей стаей птиц
Бросились отряды в бой.
И в тот миг из Ватараи,
Где святой великий храм,
Вихрь священный — гнев богов —
Налетел и закружил
В небе облака,
И не виден больше стал
Людям яркий солнца глаз,
Тьма великая сошла
И покрыла все кругом…
И окрепшую в бою
Нашу славную страну, где колосья счастья есть,
Пребывая божеством,
Возвеличил, укрепил
Мирно правящий страной,
Наш великий государь!
Думалось: коль станешь ты
Поднебесной управлять,
Будет тысячи веков
Все здесь так,
Как сделал ты.
И когда сверкало все
Славой на твоей земле,
Словно белые цветы
На священных алтарях,
Наш великий государь,
Принц светлейший,
Твой чертог
Украшать нам довелось
И почтить, как храм богов.
Слуги при твоем дворе
В платья яркой белизны
Из простого полотна
Нарядились в этот день,
И в долине Ханиясу,
Где твой высится дворец,
С ярко рдеющей зарею
Долгий и печальный день,
Уподобясь жалким тварям,
Приникали мы к земле.
А когда настали ночи
Ягод тутовых черней,
Мы, взирая вверх, смотрели
На дворец великий твой.
И перепелам подобно,
Мы кружились близ него.
И хотя служить хотели,
Трудно нам служить теперь!
И подобно вешним птицам,
Громко лишь рыдаем мы.
И еще печаль разлуки
Не покинула сердца,
И еще тоска и горе
Не иссякли до конца,
А тебя уже несли мы
Из долины Кудара,
Где звучат чужие речи…
Божество мы хоронили —
Хоронили мы тебя.
…Полотняные одежды
Хороши в селенье Ки!..
И в Киноэ храм великий
Вечным храмом стал твоим.
В этом храме стал ты богом,
Там нашел себе покой…
И хотя ты нас покинул,
Но дворец Кагуяма,
Что воздвигнуть ты задумал,
Наш великий государь,
Чтобы он стоял веками,—
Будет вечно с нами он!
Как на небо, вечно будем
На него взирать мы ввысь!
И жемчужные повязки
Мы наденем в эти дни,
И в печали безутешной
Будем вспоминать тебя,
Преисполненные горем,
В трепете святом души…
* Первые четыре строки — традиционный зачин плачей.
* “Он возвел себе чертог…”,— говорится о Тэмму, отце Такэти, усыпальница которого находится в долине Магами. Некоторые комментаторы считают, что речь идет не об усыпальнице, а о дворце Киёми императора Тэмму, однако, исходя из контекста, ясно, что имеется в виду усыпальница. Во время мятежа годов Дзинсин войска Тэмму, пройдя через горы Фува, напали на провинцию Оми — место пребывания императора Тэндзи, где в то время находился его сын — Кобун.
* “Меч корейский в кольцах был” (мк) — зачин; у корейских мечей к рукоятке были прикреплены кольца.
* “Он призвать изволил” — говорится о Тэмму. “И когда доверил он принцу…” — говорится о Такэти. “Призывающий в поход барабана громкий бой…” — здесь и дальше описывается мятеж Дзинсин, когда младший брат умершего императора Тэндзи — принц О-ама, будущий император Тэмму, поднял мятеж в Ёсину (пров. Ямато) пошел войной на сына своего старшего брата — Кобуна, царствовавшего в провинции Оми, во дворце Оцу. В результате похода Тэмму оказался победителем, а император Кобун, его племянник, после 8 месяцев правления был побежден и покончил жизнь самоубийством в Ямадзаки, в провинции Оми.
* “Белые цветы на священных алтарях” — искусственные цветы из ослепительно белой материи, которые приносились на алтарь; постоянное сравнение (мк) для всего сверкающего.
* “Платья яркой белизны” — белые траурные одежды. “Из долины Кудара, где звучат чужие речи”.— Кудара — название одной из древних областей Кореи. Это же название дали местности в Японии между Киноэ и Асука в северной части уезда Кацураги, где жили корейские и китайские переселенцы, поэтому “мк” к Кудара (как постоянная характеристика этой местности) стало выражение “где звучат чужие речи”.
* “И жемчужные повязки мы наденем, в эти дни” — т. е. будем совершать молебствия.
宇都曽臣等
念之時
携手
吾二見之
出立
百兄槻木
虚知期知尓
枝刺有如
春葉
茂如
念有之
妹庭雖在
恃有之
妹庭雖在
世中
背不得者
香切火之
燎流荒野尓
白栲
天領巾隠
鳥自物
朝立伊行而
入日成
隠西加婆
吾妹子之
形見尓置有
緑兒之
乞哭別
取委
物之無者
男自物
腋挾持
吾妹子與
二吾宿之
枕附
嬬屋内尓
<日>者
浦不怜晩之
夜者
息<衝>明之
雖嘆
為便不知
雖戀
相縁無
大鳥
羽易山尓
汝戀
妹座等
人云者
石根割見而
奈積来之
好雲叙無
宇都曽臣
念之妹我
灰而座者
うつそみと
おもひしときに
たづさはり
わがふたりみし
いでたちの
ももえつきのき
こちごちに
えださせるごと
はるのはの
しげきがごとく
おもへりし
いもにはあれど
たのめりし
いもにはあれど
よのなかを
そむきしえねば
かぎるひの
もゆるあらのに
しろたへの
あまひれがくり
とりじもの
あさだちいゆきて
いりひなす
かくりにしかば
わぎもこが
かたみにおける
みどりこの
こひなくごとに
とりあたふ
ものしなければ
をとこじもの
わきばさみもち
わぎもこと
ふたりわがねし
まくらづく
つまやのうちに
ひるは
うらさびくらし
よるは
いきづきあかし
なげけども
せむすべしらに
こふれども
あふよしをなみ
おほとりの
はがひのやまに
ながこふる
いもはいますと
ひとのいへば
いはねさくみて
なづみこし
よけくもぞなき
うつそみと
おもひしいもが
はひにてませば
В дни, когда еще жила
Ты со мною на земле,
Ты была моей женой,
Той, кого я так любил,
Так же сильно,
Как весной
Эта пышная листва
Среди множества ветвей,
Что повсюду разрослись
На деревьях, на цуки,
В силу полную растет,
Здесь, близ дома,
У ворот,
Где с тобой — рука в руке —
Любовались на нее.
Ты была моей женой,
На которую всегда
Уповал всем сердцем я!
Но жесток закон земной,
Ничего не сделать с ним!
На заброшенных полях,
Где, сверкая и горя,
Поднималось пламя вверх,
В белой ткани облаков
Скрылась ты от нас вдали,
Будто птица,
Улетев рано поутру,
Будто солнце ввечеру,
Спряталась от нас.
И поэтому теперь,
Каждый раз, как молока,
Плача, просит у меня
Малое дитя,
Что оставила ты нам
В память о себе,—
Нечего ему мне дать.
Но, как бережно несет
Птица в клюве колосок,
Я малютку подниму,
Ласково обняв рукой…
И в опочивальне здесь,
Где стелила ты постель,
Где с тобой, моя жена,
Спали мы вдвоем,—
Дни я провожу в тоске,
Ночи напролет не сплю
И вздыхаю до зари.
Сколько ни горюй —
Сделать ничего нельзя.
Сколько ни тоскуй —
Встрече больше не бывать!
И когда сказали мне,
Что вдали в горах Хагай,
Там, где лишь орлы живут,
Может быть, найду тебя,
Стал по скалам я шагать,
Разбивал их и ломал,
Тяжкий путь прошел в горах,
Но любимой не нашел.
Счастья нету на земле,
Раз она, моя жена,
Что была любимым мной человеком на земле,
Стала пеплом навсегда…
* “Стала пеплом навсегда” — говорится о погребальном обряде сожжения.
梓弓
手取持而
大夫之
得物<矢>手<挾>
立向
高圓山尓
春野焼
野火登見左右
燎火乎
何如問者
玉桙之
道来人乃
泣涙
<W>霂尓落者
白妙之
衣埿漬而
立留
吾尓語久
何鴨
本名言
聞者
泣耳師所哭
語者
心曽痛
天皇之
神之御子之
御駕之
手火之光曽
幾許照而有
あづさゆみ
てにとりもちて
ますらをの
さつやたばさみ
たちむかふ
たかまとやまに
はるのやく
のびとみるまで
もゆるひを
なにかととへば
たまほこの
みちくるひとの
なくなみた
こさめにふれば
しろたへの
ころもひづちて
たちとまり
われにかたらく
なにしかも
もとなとぶらふ
きけば
ねのみしなかゆ
かたれば
こころぞいたき
すめろきの
かみのみこの
いでましの
たひのひかりぞ
ここだてりたる
Там, где ясеневый лук
Держат рыцари в руке
И сжимают стрелы счастья,
Попадать стараясь в цель,
Там, на склонах Такамато,
Я спросил: “Что за огни
Вдалеке сверкают ярко,
Как зажженные костры,
Что в полях горят весною,
Чтобы выжигать траву?”
На пути, что был отмечен
Яшмовым копьем,
Проходя остановился
Человек передо мной,
И когда он плакал, слезы
Мелким падали дождем.
Белотканые одежды
Стали влажными от слез.
Обо всем он мне поведал,
Но поверить я не мог.
Лишь рассказ его услышал,
Горько в голос зарыдал.
Лишь сказал он —
Стало сразу больно сердцу моему:
“В путь далекий провожают
Сына славного богов,
Что вселенной управляют,
Это факелы сверкают
Блеском ярким на горах…”

八隅知之
吾大王
高光
吾日乃皇子乃
馬並而
三猟立流
弱薦乎
猟路乃小野尓
十六社者
伊波比拝目
鶉己曽
伊波比廻礼
四時自物
伊波比拝
鶉成
伊波比毛等保理
恐等
仕奉而
久堅乃
天見如久
真十鏡
仰而雖見
春草之
益目頬四寸
吾於富吉美可聞
やすみしし
わがおほきみ
たかてらす
わがひのみこの
うまなめて
みかりたたせる
わかこもを
かりぢのをのに
ししこそば
いはひをろがめ
うづらこそ
いはひもとほれ
ししじもの
いはひをろがみ
うづらなす
いはひもとほり
かしこみと
つかへまつりて
ひさかたの
あめみるごとく
まそかがみ
あふぎてみれど
はるくさの
いやめづらしき
わがおほきみかも
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
Ты, что озаряешь высь,
Солнца лучезарный сын!
Режут свежую траву
Здесь, в Каридзи, на полях,
И коней построив в ряд,
На охоту едешь ты.
А олени, чтя тебя,
Пред тобой простерлись ниц,
Даже птицы удзура
Ползают у ног твоих,
Словно те олени, мы,
Чтя тебя, простерлись ниц.
Словно птицы удзура,
Ползаем у ног твоих.
Трепеща перед тобой,
Служим преданно тебе.
Как глядят, поднявши взор,
На извечный свод небес,
Как взирают, глядя вверх
На святые зеркала,
Мы взираем на тебя.
Но ведь сколько ни гляди,
Как весенняя трава,
Все милее сердцу ты,
Наш великий государь!
* Четыре первые строки — постоянный зачин.
* Удзура — японский перепел, обычно прячется в траве и летает лишь ночью.
天降付
天之芳来山
霞立
春尓至婆
松風尓
池浪立而
櫻花
木乃晩茂尓
奥邊波
鴨妻喚
邊津方尓
味村左和伎
百礒城之
大宮人乃
退出而
遊船尓波
梶棹毛
無而不樂毛
己具人奈四二
あもりつく
あめのかぐやま
かすみたつ
はるにいたれば
まつかぜに
いけなみたちて
さくらばな
このくれしげに
おきへには
かもつまよばひ
へつへに
あぢむらさわき
ももしきの
おほみやひとの
まかりでて
あそぶふねには
かぢさをも
なくてさぶしも
こぐひとなしに
К нам сошедшая с небес,
О небесная гора,
О гора Кагуяма!
Лишь придёт туда весна,
Дымка вешняя встаёт.
От порыва ветерка
В соснах молодых
Поднимаются, шумят
Волны на пруду.
От вишнёвых лепестков
У деревьев тень густа.
И на взморье вдалеке
Селезень зовёт жену,
А на отмели морской
Адзи стаями шумят.
И печально, что уж нет
Больше вёсел на ладьях,
На которых, веселясь,
Отплывали из дворца
Сто почтеннейших вельмож.
Грустно, что никто теперь
Не плывёт на тех ладьях…
* Оси, или осидори (Aix gabriculata), и такабэ (Mergus serrator) — род диких уток.
* “За незаметный срок” — т. е. со времени смерти Такэти. Суги (Crypiorneria japonica) — японская криптомерия.
三諸乃
神名備山尓
五百枝刺
繁生有
都賀乃樹乃
弥継<嗣>尓
玉葛
絶事無
在管裳
不止将通
明日香能
舊京師者
山高三
河登保志呂之
春日者
山四見容之
秋夜者
河四清之
<旦>雲二
多頭羽乱
夕霧丹
河津者驟
毎見
哭耳所泣
古思者
みもろの
かむなびやまに
いほえさし
しじにおひたる
つがのきの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまずかよはむ
あすかの
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほしろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさくもに
たづはみだれ
ゆふぎりに
かはづはさわく
みるごとに
ねのみしなかゆ
いにしへおもへば
Словно дерево цуга
Средь священных славных гор
Каминаби в Миморо,
Что растет из века в век,
Умножая сень ветвей,
Потерявших счет в веках,
Словно тот жемчужный плющ,
Что растет меж горных скал,
Простираясь без конца,
Вновь и вновь хочу сюда
Без конца я приходить,
Чтоб на Асука взглянуть,
На столицу прежних лет!
Там и горы высоки,
Там и реки хороши,
И в весенний яркий день
Все б смотрел на склоны гор!
И осенней ночью я
Слушал бы журчанье струй!
Утром в белых облаках
Пролетают журавли,
А в тумане ввечеру
Там кричит речной олень.
Каждый раз, когда приду
И любуюсь на нее,
В голос горько плачу я,
Вспоминая старину…
* Речной олень — так в песнях М. называют лягушку, кваканьем которой японцы наслаждаются наравне с пением соловья.
春日乎
春日山乃
高座之
御笠乃山尓
朝不離
雲居多奈引
容鳥能
間無數鳴
雲居奈須
心射左欲比
其鳥乃
片戀耳二
晝者毛
日之盡
夜者毛
夜之盡
立而居而
念曽吾為流
不相兒故荷
はるひを
かすがのやまの
たかくらの
みかさのやまに
あささらず
くもゐたなびき
かほどりの
まなくしばなく
くもゐなす
こころいさよひ
そのとりの
かたこひのみに
ひるはも
ひのことごと
よるはも
よのことごと
たちてゐて
おもひぞわがする
あはぬこゆゑに
О весенний яркий день!
В Касуга — долине гор,
Гор Микаса, что взнесли
Гордую корону ввысь,
Как над троном у царей!
По утрам среди вершин
Там клубятся облака,
Птицы каодори там
Распевают без конца.
И как эти облака,
Мечется моя душа,
И как птицы те, поет
Одинокая любовь.
В час дневной —
За днями дни,
В час ночной —
За ночью ночь,
Встану я или ложусь —
Все томит меня тоска
Из-за той, что никогда
Не встречается со мной!

春霞
春日里之
殖子水葱
苗有跡云師
柄者指尓家牟
はるかすみ
かすがのさとの
うゑこなぎ
なへなりといひし
えはさしにけむ
Трава канаги, что посажена была
В селенье Касуга,
Где встал туман весенний,
По слухам, маленьким ростком была,
А ныне, кажется, пустила ввысь побеги!
* Суругамаро иносказательно говорит о младшей дочери Отомо Саканоэ, сравнивая ее с молодой травой.
* Канаги (Monochoric vaginalis) — трава, часто растет на затопляемых рисовых полях, в старину ее употребляли в пищу.
<挂>巻母
綾尓恐之
言巻毛
齊忌志伎可物
吾王
御子乃命
萬代尓
食賜麻思
大日本
久邇乃京者
打靡
春去奴礼婆
山邊尓波
花咲乎為里
河湍尓波
年魚小狭走
弥日異
榮時尓
逆言之
狂言登加聞
白細尓
舎人装束而
和豆香山
御輿立之而
久堅乃
天所知奴礼
展轉
埿打雖泣
将為須便毛奈思
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしきかも
わがおほきみ
みこのみこと
よろづよに
めしたまはまし
おほやまと
くにのみやこは
うちなびく
はるさりぬれば
やまへには
はなさきををり
かはせには
あゆこさばしり
いやひけに
さかゆるときに
およづれの
たはこととかも
しろたへに
とねりよそひて
わづかやま
みこしたたして
ひさかたの
あめしらしぬれ
こいまろび
ひづちなけども
せむすべもなし
И поведать это вам
Я смущаюсь и боюсь,
И сказать об этом вам
Для меня великий страх…
Ах, столица есть Куни
В нашей славной стороне,
Что Ямато названа,
Там, где тысячи веков
Должен был бы
Править принц,
Наш великий государь,
И в столице той всегда,
Лишь придет из-за морей
В дымке розовой весна,
Как повсюду на горах
Распускаются цветы,
И в прозрачных струях рек
Мчится резвая форель…
И как раз, когда в стране
С каждым днем сильнее был
Пышной славы его блеск,
То не ложь или обман,
То не вымысел иль бред,—
В платьях яркой белизны
Слуги верные его,
Встал на Вадзука-горе
Погребальный паланкин!
Ах, отныне править будет
Принц наш в вечных небесах,—
И упал я в страшном горе,
И катался по земле…
Я рыдал, и были влажны
Рукава мои от слез,
Но напрасно горевал я,—
Ведь помочь ничем нельзя…
* Править в небесах — умереть (об императоре); считалось, что после смерти император переселяется на небо и правит там.
* Гора Вадзука — место погребения принца.
* В примечании к тексту М. указано, что приведенные выше песни (475–477) были сложены 3-го дня 2-го месяца 16-го года Тэмпё (744).
春之雨者
弥布落尓
梅花
未咲久
伊等若美可聞
はるのあめは
いやしきふるに
うめのはな
いまださかなく
いとわかみかも
Весенние дожди
Все льют и льют…
А вот цветы на белой сливе
Еще до сей поры никак не расцветут,—
Не оттого ль, что слишком молодая?
* По поводу этой песни есть много толкований. Чаще придерживаются толкования К., считающего, что здесь речь идет о молодой девушке из семьи Фудзивара Кусумаро. Слива — метафора девушки, “цветы… никак не расцветут” — т. е. она не отвечает на любовь.
春風之
聲尓四出名者
有去而
不有今友
君之随意
はるかぜの
おとにしいでなば
ありさりて
いまならずとも
きみがまにまに
О, были б только сказаны слова,
Что прошумели бы, как шум весенних ветров,
А время пусть идет…
Пусть нынче не судьба…
Но будет все лишь так, как ты желаешь…
* Речь идет об обещании, данном Фудзивара Кусумаро.
春雨乎
待<常>二師有四
吾屋戸之
若木乃梅毛
未含有
はるさめを
まつとにしあらし
わがやどの
わかきのうめも
いまだふふめり
Ведь, говорят, дождей весенних ждут,
Как видно, в этом нынче дело.
Ах, слива юная
У дома моего
Еще раскрыть бутоны не успела!

春去者
乎呼理尓乎呼里
鴬<之
鳴>吾嶋曽
不息通為
はるされば
ををりにををり
うぐひすの
なくわがしまぞ
やまずかよはせ
Мой сад игрушечный,
Где вешнею порой
Поет, не умолкая, соловей
И ветви гнутся вниз под тяжестью цветов,
Ты постоянно посещай, мой друг!
[Неизвестный автор]
* Сад игрушечный (сима) — в саду у дома принято было устраивать искусственные горы, водопады, ручьи (см. п. 178).
八隅知之
和期大王乃
高知為
芳野宮者
立名附
青垣隠
河次乃
清河内曽
春部者
花咲乎遠里
秋去者
霧立渡
其山之
弥益々尓
此河之
絶事無
百石木能
大宮人者
常将通
やすみしし
わごおほきみの
たかしらす
よしののみやは
たたなづく
あをかきごもり
かはなみの
きよきかふちぞ
はるへは
はなさきををり
あきされば
きりたちわたる
そのやまの
いやしくしくに
このかはの
たゆることなく
ももしきの
おほみやひとは
つねにかよはむ
Дивный Ёсину-дворец,
Где правление вершит
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
За зеленою стеной
Громоздящейся листвы
Он укрыт от глаз людских;
Посреди кристальных рек,
Что струятся без конца,
Подымается он ввысь,
И весной кругом цветут
Вишен пышные цветы,
А лишь осень настает,
Расстилается туман.
Словно горы в вышине,
Много выше, чем они,
Будет славы блеск расти.
Словно воды этих рек,
Что струятся без конца,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги славные твои,
Будут вечно вновь и вновь
Приходить к тебе сюда!

安見知之
和期大王波
見吉野乃
飽津之小野笶
野上者
跡見居置而
御山者
射目立渡
朝猟尓
十六履起之
夕狩尓
十里さ立
馬並而
御<猟>曽立為
春之茂野尓
やすみしし
わごおほきみは
みよしのの
あきづのをのの
ののへには
とみすゑおきて
みやまには
いめたてわたし
あさがりに
ししふみおこし
ゆふがりに
とりふみたて
うまなめて
みかりぞたたす
はるのしげのに
Мирно правящий страной
Наш великий государь,
В дивной Ёсину-стране,
На просторах Акицу
Ставит на полях ловцов
Караулить след зверей.
А среди прекрасных гор
Им расставлены стрелки.
На охоте поутру —
Ловит вепрей он в горах,
На охоте ввечеру —
Он выслеживает птиц,
И, построив в ряд коней,
На охоту едет он
На весенние поля
В яркой зелени густой!
* Песня, сложенная Ямабэ Акахито
真葛延
春日之山者
打靡
春去徃跡
山上丹
霞田名引
高圓尓
鴬鳴沼
物部乃
八十友能<壮>者
折<木>四哭之
来継<比日
如>此續
常丹有脊者
友名目而
遊物尾
馬名目而
徃益里乎
待難丹
吾為春乎
决巻毛
綾尓恐
言巻毛
湯々敷有跡

兼而知者
千鳥鳴
其佐保川丹
石二生
菅根取而
之努布草
解除而益乎
徃水丹
潔而益乎
天皇之
御命恐
百礒城之
大宮人之
玉桙之
道毛不出
戀比日
まくずはふ
かすがのやまは
うちなびく
はるさりゆくと
やまのへに
かすみたなびく
たかまとに
うぐひすなきぬ
もののふの
やそとものをは
かりがねの
きつぐこのころ
かくつぎて
つねにありせば
ともなめて
あそばむものを
うまなめて
ゆかましさとを
まちかてに
わがせしはるを
かけまくも
あやにかしこし
いはまくも
ゆゆしくあらむと
あらかじめ
かねてしりせば
ちどりなく
そのさほがはに
いはにおふる
すがのねとりて
しのふくさ
はらへてましを
ゆくみづに
みそぎてましを
おほきみの
みことかしこみ
ももしきの
おほみやひとの
たまほこの
みちにもいでず
こふるこのころ
В зелени густых лиан
Склоны Касуга-горы…
И в туманах голубых
Лишь наступит там весна,
Над горою вдалеке
Дымка легкая встает,
Сразу песни запоет
В Такамато соловей.
Множество придворных слуг
Славных воинских родов,
Как мы ждем весенних дней
С нетерпеньем и тоской,
Ту желанную пору,
Когда день летит за днем,
Как за гусем дикий гусь
Вереницей в небесах!
Как мечтаем мы всегда,
Если б вечно было так:
Чтоб с толпой своих друзей
Веселиться и шуметь,
Чтоб, построив в ряд коней,
Мчаться вихрем по селу!
Даже говорить о том —
Страшно и подумать нам!
Если б знать нам наперед,
Если б раньше нам узнать,
У прозрачных вод Сахо,
Там, где плачут кулики,
Взяли б корни сугэ мы,
Что растут среди камней,
Травы синобугуса
Сняли б страшную вину!
Ах, в текущих струях вод
Очищенье от грехов
Мы бы приняли тогда!
Оттого, что страшен нам
Тот приказ, что отдал здесь
Наш великий государь,
Сто почтеннейших вельмож,
Слуги царские, теперь
Не выходят из дворца
На дорогу,
Что давно
Здесь отмечена была
Яшмовым копьем.
Взаперти они сидят
И тоскуют эти дни…
* Сугэ — некоторые считают, что это осока, другие полагают, что это растение из семейства лилий. В песнях глубокие крепкие корни сугэ служат образом глубокой сильной любви. Судя по этой песне, корни имели очистительное назначение и обладали магической силой (см. п. 564).
* Синобугуса — “трава забвения” — народное название; судя по песне, употреблялась для очищения от грехов (СН). В некоторых словарях указывается, что это папоротник Davallia bullata или Polypodiuin lincare, растущий на скалах, каменных стенах и т. п.
* “Ах, в текущих струях вод очищенье от грехов мы бы приняли тогда” — речь идет об обряде очищенья (мисоги) в водах реки.
白雲乃
龍田山乃
露霜尓
色附時丹
打超而
客行<公>者
五百隔山
伊去割見
賊守
筑紫尓至
山乃曽伎
野之衣寸見世常
伴部乎
班遣之
山彦乃
将應極
谷潜乃
狭渡極
國方乎
見之賜而
冬<木>成
春去行者
飛鳥乃
早御来
龍田道之
岳邊乃路尓
丹管土乃
将薫時能
櫻花
将開時尓
山多頭能
迎参出六
<公>之来益者
しらくもの
たつたのやまの
つゆしもに
いろづくときに
うちこえて
たびゆくきみは
いほへやま
いゆきさくみ
あたまもる
つくしにいたり
やまのそき
ののそきみよと
とものへを
あかちつかはし
やまびこの
こたへむきはみ
たにぐくの
さわたるきはみ
くにかたを
めしたまひて
ふゆこもり
はるさりゆかば
とぶとりの
はやくきまさね
たつたぢの
をかへのみちに
につつじの
にほはむときの
さくらばな
さきなむときに
やまたづの
むかへまゐでむ
きみがきまさば
В эти дни, когда кругом
Стала алой от росы
Нежная листва,
И над Тацута-горой
Тучи белые встают,
Ты, что в дальний путь идешь
Через горы и холмы,
Через цепи сотен гор
Будешь ты держать свой путь,
И в Цукуси стороне,
Нас хранящей от врагов,
Завершив свой славный путь,
Подели ты слуг своих,
В разные пошли концы
И вели им оглядеть
Все границы дальних гор
И границы всех полей
До пределов, где звучит
Эхо между горных скал,
До пределов, где ползет
По земле живая тварь,
Разузнай дела страны!
Ныне — скрыто все зимой,
А когда придет весна,
Птицею летящей ты
Возвращайся поскорей!
И когда начнут сверкать
Алых цуцудзи цветы
На дорогах, у холмов,
Возле Тацута-горы,
И когда начнут цвести
Вишен нежные цветы,—
Как у яматадзу, здесь,
В яркой зелени листвы
Тянется навстречу лист
К каждому листу,—
Я навстречу поспешу,
Чтоб приветствовать тебя!
Только бы вернулся ты!
* Хранящая от врагов (ата мамору) (мк) — постоянный эпитет к стране Цукуси, которая в старину служила крепостью, защищающей от нашествия врагов.
* Цуцудзи — цветы алого цвета, японская азалия.
* Яматадзу — растение, у которого листья расположены друг против друга, как бы тянутся навстречу друг другу, почему оно и служит постоянным сравнением (мк) для людей, стремящихся друг к другу, или образом человека, стремящегося идти навстречу другому.
春草者
後<波>落易
巌成
常磐尓座
貴吾君
はるくさは
のちはうつろふ
いはほなす
ときはにいませ
たふときあがきみ
Цветы, расцветшие весною,
Когда пройдет пора, цвет изменяют свой…
Так будь же вечен ты,
Как вечны скалы,
Мой друг — отец глубокочтимый мной!

如是為乍
遊飲與
草木尚
春者生管
秋者落去
かくしつつ
あそびのみこそ
くさきすら
はるはさきつつ
あきはちりゆく
Беспечно веселясь,
Давайте пить вино!
Ведь даже травам и деревьям
Весною суждено цвести,
А осенью — опасть на землю!

八隅知之
吾大王乃
高敷為
日本國者
皇祖乃
神之御代自
敷座流
國尓之有者
阿礼将座
御子之嗣継
天下
所知座跡
八百萬
千年矣兼而
定家牟
平城京師者
炎乃
春尓之成者
春日山
御笠之野邊尓
櫻花
木晩牢
皃鳥者
間無數鳴
露霜乃
秋去来者
射駒山
飛火賀<㟴>丹
芽乃枝乎
石辛見散之
狭男<壮>鹿者
妻呼令動
山見者
山裳見皃石
里見者
里裳住吉
物負之
八十伴緒乃
打經而
思<煎>敷者
天地乃
依會限
萬世丹
榮将徃迹
思煎石
大宮尚矣
恃有之
名良乃京矣
新世乃
事尓之有者
皇之
引乃真尓真荷
春花乃
遷日易
村鳥乃
旦立徃者
刺竹之
大宮人能
踏平之
通之道者
馬裳不行
人裳徃莫者
荒尓異類香聞
やすみしし
わがおほきみの
たかしかす
やまとのくには
すめろきの
かみのみよより
しきませる
くににしあれば
あれまさむ
みこのつぎつぎ
あめのした
しらしまさむと
やほよろづ
ちとせをかねて
さだめけむ
ならのみやこは
かぎろひの
はるにしなれば
かすがやま
みかさののへに
さくらばな
このくれがくり
かほどりは
まなくしばなく
つゆしもの
あきさりくれば
いこまやま
とぶひがたけに
はぎのえを
しがらみちらし
さをしかは
つまよびとよむ
やまみれば
やまもみがほし
さとみれば
さともすみよし
もののふの
やそとものをの
うちはへて
おもへりしくは
あめつちの
よりあひのきはみ
よろづよに
さかえゆかむと
おもへりし
おほみやすらを
たのめりし
ならのみやこを
あらたよの
ことにしあれば
おほきみの
ひきのまにまに
はるはなの
うつろひかはり
むらとりの
あさだちゆけば
さすたけの
おほみやひとの
ふみならし
かよひしみちは
うまもゆかず
ひともゆかねば
あれにけるかも
О Ямато-сторона,
Где правление вершит
Мирно правящий страной
Наш великий государь!
Это дивная страна,
Правили которой здесь
Вечно, со времен богов,
Внуки славные небес.
О столица Нара, ты,
Что заложена была,
Для того чтобы всегда
Принцы здешней стороны,
Что рождались во дворце,
Правили б из века в век
Поднебесной в той стране
Тысячи спокойных лет,
Бесконечные века…
О столица Нара,
Где
Лишь наступят дни весны
В свете солнечных лучей,
Как на Касуга-горе,
На Микаса на полях,
Среди зарослей ветвей
Вишен прячутся цветы,
Птицы каодори там
Распевают без конца.
А лишь осень настает
С белым инеем, росой,
Как у склонов Икома,
У Тобухигаока,
Ветви хаги наклонив, осыпая лепестки,
Бродит по полям олень
И кричит, зовя жену…
Взглянешь ты на горы ввысь —
Любо взору твоему,
Взглянешь на селенье ты —
И в селе чудесно жить!
Множество придворных слуг
Славных воинских родов
Выстроили в ряд дома
И застроили село.
О дворец, что, думал я,
Будет вечно процветать —
До тех пор, пока здесь есть
Небо и земля,
О столица Нара, ты,
На которую всегда
Уповали всей душой,—
Оттого что наступил
В нашей жизни новый век,
Все покинули тебя
С государем во главе.
Как весенние цветы,
Быстро твой померкнул блеск.
И как стаи певчих птиц
Улетают поутру,
Сразу все отбыли прочь…
И на улицах твоих,
На дорогах, где, неся
За спиной своей колчан
И бамбук торчащих стрел,
Люди царского дворца
Проходили взад-вперед,
Даже конь не пробежит,
Не пройдет и человек,
Никого не видно там —
Опустело все вокруг!
* Птицы каодори — поют обычно особенно хорошо весной.
* “Неся за спиной своей колчан” — см. п. 955.
明津神
吾皇之
天下
八嶋之中尓
國者霜
多雖有
里者霜
澤尓雖有
山並之
宜國跡
川次之
立合郷跡
山代乃
鹿脊山際尓
宮柱
太敷奉
高知為
布當乃宮者
河近見
湍音叙清
山近見
鳥賀鳴慟
秋去者
山裳動響尓
左男鹿者
妻呼令響
春去者
岡邊裳繁尓
巌者
花開乎呼理
痛𪫧怜
布當乃原
甚貴
大宮處
諾己曽
吾大王者
君之随
所聞賜而
刺竹乃
大宮此跡
定異等霜
あきつかみ
わがおほきみの
あめのした
やしまのうちに
くにはしも
さはにあれども
さとはしも
さはにあれども
やまなみの
よろしきくにと
かはなみの
たちあふさとと
やましろの
かせやまのまに
みやばしら
ふとしきまつり
たかしらす
ふたぎのみやは
かはちかみ
せのおとぞきよき
やまちかみ
とりがねとよむ
あきされば
やまもとどろに
さをしかは
つまよびとよめ
はるされば
をかへもしじに
いはほには
はなさきををり
あなあはれ
ふたぎのはら
いとたふと
おほみやところ
うべしこそ
わがおほきみは
きみながら
きかしたまひて
さすたけの
おほみやここと
さだめけらしも
Бог, живущий на земле —
Наш великий государь!
В Поднебесной, на земле,
Где правление вершишь
На восьми на островах,
Хоть и много разных стран,
Но страна, где хороши
Цепи величавых гор,
Но село,
Где с двух сторон
Реки сходятся, струясь,—
То Ямасиро-страна
Среди славных гор Касэ,
То селенье Футаги,
Где поставили столбы
И воздвигнули дворец,
Где отныне правишь ты!
Оттого что близки там
Реки —
Чисты звуки струй,
Оттого что близки там
Горы —
Громко пенье птиц.
А лишь осень настает,
Громко слышно среди гор,
Как олень зовет жену.
А когда придет весна,
На холмах, на склонах гор
Густо травы зацветут
И в ущельях горных скал
Раскрываются цветы,
Заставляя гнуться вниз
Ветви тяжестью своей.
О, как дивно хороша
Та долина Футаги!
И величия полно
Место, где стоит дворец!
И, наверно, услыхав,
Что прекрасен этот край,
Наш великий государь
По желанью своему
Порешил, что будет здесь
Императорский дворец,
Где бамбуком на земле
Место обозначил он!
* “Где бамбуком на земле место обозначил он” — когда строили храм или дворец, то в землю с четырех сторон втыкали бамбук и протягивали веревку из священной рисовой соломы (симэнава), что означало знак запрета — табу. Поэтому сасутакэ “воткнутый бамбук” стал впоследствии мк для храма и для дворца (ТЯ).

?? Горы Касэ?
吾皇
神乃命乃
高所知
布當乃宮者
百樹成
山者木高之
落多藝都
湍音毛清之
鴬乃
来鳴春部者
巌者
山下耀
錦成
花咲乎呼里
左<壮>鹿乃
妻呼秋者
天霧合
之具礼乎疾
狭丹頬歴
黄葉散乍
八千年尓
安礼衝之乍
天下
所知食跡
百代尓母
不可易
大宮處
わがおほきみ
かみのみことの
たかしらす
ふたぎのみやは
ももきもり
やまはこだかし
おちたぎつ
せのおともきよし
うぐひすの
きなくはるへは
いはほには
やましたひかり
にしきなす
はなさきををり
さをしかの
つまよぶあきは
あまぎらふ
しぐれをいたみ
さにつらふ
もみちちりつつ
やちとせに
あれつかしつつ
あめのした
しらしめさむと
ももよにも
かはるましじき
おほみやところ
У дворца у Футаги,
Где правленье ты вершишь,
Наш великий государь,
Наш светлейший, славный бог,
В чащах зелени густой
Горы поднялися ввысь
И, стремящиеся вниз,
Чисты струи светлых рек,
А весной, когда в лесах
Песни соловей поет,
Здесь, на скалах среди гор,
Все сверкает и блестит,
Как богатая парча:
Раскрываются цветы,
Наклоняя ветви вниз
Пышной тяжестью своей.
Осенью, когда олень
Среди гор зовет жену,
Омрачающий лазурь
Льет с небес осенний дождь,
И от этого в горах
Крашеная в алый цвет
С кленов падает листва…
Чтобы множество годов,
Пребывая на земле,
Правил Поднебесной ты,
Будет множество веков
Неизменно процветать
Место, где стоит дворец!
[Снова песня, восхваляющая столицу в Куни]
春霞
井上<従>直尓
道者雖有
君尓将相登
他廻来毛
はるかすみ
ゐのうへゆただに
みちはあれど
きみにあはむと
たもとほりくも
Дымка вешняя покрыла поле,
С поля к дому
Путь прямой ведет,
Но чтоб встретиться с тобою, милый,
Я кружила без конца, пока пришла.

<公>為
手力勞
織在衣服<叙>
春去
何<色>
揩者吉
きみがため
たぢからつかれ
おれるころもぞ
はるさらば
いかなるいろに
すりてばよけむ
Ту одежду, что я соткала,
Силу рук молодых не щадя,
Для тебя, мой любимый,
Мне какими цветами
С приходом весны
Окрасить на память тебе?

冬木成
春部戀而
殖木
實成時
片待吾等叙
ふゆこもり
はるへをこひて
うゑしきの
みになるときを
かたまつわれぞ
Скрыто все зимой…
Тоскуя о весне,
Посадил я дерево, и ныне
Срок, когда созреть должны плоды,
Я нетерпеливо ожидаю…
* Автор неизвестен.
* Песни имеют аллегорический смысл. Обстоятельства, при которых была сложена песня, неизвестны. Возможно, здесь намек на то, что принц перестал жаловать милостями, как раньше.
* Автор п. 1705 с нетерпением ждет, когда его юная возлюбленная станет взрослой. Считают, что песня имеет тот же подтекст, что песни Фудзивара Яцука (п. 398, 399 — МС).
山代
久世乃鷺坂
自神代
春者張乍
秋者散来
やましろの
くぜのさぎさか
かむよより
はるははりつつ
あきはちりけり
В стороне Ямасиро, в Кудзэ,
На горе Сагисака,
С незапамятных времен богов
Почки набухают на ветвях весной,
Осенью — летит увядшая листва…
* Автор неизвестен.
* Вторая половина песни сходна с песней Отомо Саканоэ.
* (п. 995), что указывает на неизжитые традиции народной песни и на связь литературной поэзии с фольклором.
衣手
常陸國
二並
筑波乃山乎
欲見
君来座登
熱尓
汗可伎奈氣
木根取
嘯鳴登
<峯>上乎
<公>尓令見者
男神毛
許賜
女神毛
千羽日給而
時登無
雲居雨零
筑波嶺乎
清照
言借石
國之真保良乎
委曲尓
示賜者
歡登
紐之緒解而
家如
解而曽遊
打靡
春見麻之従者
夏草之
茂者雖在
今日之樂者
ころもで
ひたちのくにの
ふたならぶ
つくはのやまを
みまくほり
きみきませりと
あつけくに
あせかきなげ
このねとり
うそぶきのぼり
をのうへを
きみにみすれば
をかみも
ゆるしたまひ
めかみも
ちはひたまひて
ときとなく
くもゐあめふる
つくはねを
さやにてらして
いふかりし
くにのまほらを
つばらかに
しめしたまへば
うれしみと
ひものをときて
いへのごと
とけてぞあそぶ
うちなびく
はるみましゆは
なつくさの
しげくはあれど
けふのたのしさ
Замочил здесь принц в колодце рукава…
И страна была Хитати названа.
В той стране Хитати
Ты мечтал
На гору Цукуба посмотреть,
Где стоят красиво
Две вершины в ряд —
И явился, наконец, сюда.
Хоть и жарко было нам с тобой,
Лился пот и, уставая, ты вздыхал,
Шел, цепляясь каждый раз с трудом
За деревьев корни на ходу,
Но к вершинам приближаясь,
Песни пел.
И когда тебя привел я, наконец,
На вершины дивные взглянуть,
Бог мужей нам разрешение послал,
И богиня жен добра была.
Ярким солнечным лучом они
Осветили те вершины, что всегда
Были раньше в белых облаках,
Где без времени всегда на них
С облаков небес лил сильный дождь…
И когда узрели мы в тот миг
Ясно ширь родной своей страны,
Что неведома была досель,
Стали радоваться мы с тобой!
Развязав шнуры одежд,
Словно дома у себя,
Не стесняясь,
Всей душой,
Вольно веселились мы!
Хоть и густо разрослась
Эта летняя трава,
Но насколько лучше нам
И приятней нынче здесь,
Нежли вешнею порой
В дни туманные весны…
* Зачин этой песни хранит в себе легенду, запись которой помещена в “Хитати-фудоки”. Легенда о происхождении названия провинции рассказывает о том, как легендарный герой японского народа Ямато Такэру, явившийся навести порядок в восточных провинциях, прибыл в местность Ниихари. Там он велел вырыть колодец. Вода в нем оказалась изумительно чистой. Когда же он погрузил руки в воду, то намочил рукава, потому эту провинцию стали называть Хитати (от хитасу “замочить”, “пропитать водой”).
TODO:LINK:HITATIFUDOKI
藤浪
咲春野尓
蔓葛
下夜之戀者
久雲在
ふぢなみの
さくはるののに
はふくずの
したよしこひば
ひさしくもあらむ
Скрывается внизу ползучий плющ,
Растущий средь полей весенних,
Где фудзи лепестки струятся вниз волной,
И если мы должны любовь скрывать с тобой,
Нам долго ожидать придется счастья!
* Волны фудзи (фудзинами) — так говорят о цветах фудзи — японской глицинии; цветы ее длинными гирляндами, подобно волнам, спускаются вниз с ветвей.
父母賀
成乃任尓
箸向
弟乃命者
朝露乃
銷易杵壽
神之共
荒競不勝而
葦原乃
水穂之國尓
家無哉
又還不来
遠津國
黄泉乃界丹
蔓都多乃
各<々>向々
天雲乃
別石徃者
闇夜成
思迷匍匐
所射十六乃
意矣痛
葦垣之
思乱而
春鳥能
啼耳鳴乍
味澤相
宵晝不<知>
蜻蜒火之
心所燎管
悲悽別焉
ちちははが
なしのまにまに
はしむかふ
おとのみことは
あさつゆの
けやすきいのち
かみのむた
あらそひかねて
あしはらの
みづほのくにに
いへなみか
またかへりこぬ
とほつくに
よみのさかひに
はふつたの
おのがむきむき
あまくもの
わかれしゆけば
やみよなす
おもひまとはひ
いゆししの
こころをいたみ
あしかきの
おもひみだれて
はるとりの
ねのみなきつつ
あぢさはふ
よるひるしらず
かぎろひの
こころもえつつ
なげくわかれを
Свято чтимый милый брат,
И отец, и мать тебя
Здесь растили…
Ведь со мной
Вместе хаси для еды
Ты со мною здесь держал…
Словно поутру роса,
Быстро тающая жизнь…
Повелению богов
Ты противиться не смог.
Разве нету у тебя
Дома, здесь, в родной стране,
Где колосья счастья,
Где тростниковые поля?..
Не вернулся ты сюда!
У границы той страны,
Дальней, где царит покой,
Как ползучая цута —
Каждый путь имеет свой.
Словно в небе облака,
Ты уплыл, покинув нас.
И теперь во мраке я,
Все блуждаю я в тоске…
Словно раненый олень,
В сердце я почуял боль,
Как плетень из тростника,
Думы, полные тревог…
Словно плач весенних птиц,
Мой не молкнет нынче плач,
Днем и ночью слышен он,
Словно шум от адзи-птиц…
Будто пламенем огонь,
Сердце жжет мое тоска…
О, как тяжко я скорблю!
* Ползучая цута (Parthenocissus tricuspidata) — растение, похожее на виноград, ветви которого расходятся в разные стороны и служат образом разлуки.
紫之
根延横野之
春野庭
君乎懸管
鴬名雲
むらさきの
ねばふよこのの
はるのには
きみをかけつつ
うぐひすなくも
В Ёкону, на полях весенних,
Где мурасаки — нежная трава пустила корни,
Без конца,
О друге дорогом тоскуя,
Поет, не умолкая соловей!
* Мурасаки — название травы и цветов белого цвета, корни которых служат красителем (см. п. 569).
* Ёбукодори — см. п.1822.
霊寸春
吾山之於尓
立霞
雖立雖座
君之随意
たまきはる
わがやまのうへに
たつかすみ
たつともうとも
きみがまにまに
Словно дымка легкая тумана,
Что встает над склоном гор, где я живу,
Где проходят дни, сверкая яшмой белой,
То встаю, то снова остаюсь,
Прихотям твоим покорствуя всецело…

打靡
春避来之
山際
最木末乃
咲徃見者
うちなびく
はるさりくらし
やまのまの
とほきこぬれの
さきゆくみれば
Наверно, уже наступила весна,
Когда расстилаются всюду туманы,
Раз видишь в горах,
Как цветы расцветают кругом
На далеких верхушках зеленых деревьев…

春山之
馬酔花之
不悪
公尓波思恵也
所因友好
はるやまの
あしびのはなの
あしからぬ
きみにはしゑや
よそるともよし
На горах весной
Цветы асиби
Не плохи.
Ты также не плохой.
Будь что будет!
Все равно, мой милый.
Стану я покорствовать тебе!
[Песня девушки]
* Асиби — белые цветы, растущие пышными соцветиями (см. п. 1428), растение ядовитое; в песне игра слов, связанная с названием цветка: “аси” — “плохо”, “плохой”.
佐吉之
里<行>之鹿歯
春花乃
益希見
君相有香開
すみのえの
さとゆきしかば
はるはなの
いやめづらしき
きみにあへるかも
Когда я проходил селенье
В Суминоэ,
Я встретился, любимая, с тобой,
Которая была чудесней, чем весной
Цветок раскрывшийся весенний…

春去者
先鳴鳥乃
鴬之
事先立之
君乎之将待
はるされば
まづなくとりの
うぐひすの
ことさきだちし
きみをしまたむ
Подобно соловью, что раньше всех поет
В тени ветвей,
Когда придет весна,
Ты раньше всех мне о любви сказал,
Любимый мой, я буду ждать тебя!
[Ответная песня]
春去
先三枝
幸命在
後相
莫戀吾妹
はるされば
まづさきくさの
さきくあらば
のちにもあはむ
なこひそわぎも
Как придет весна, сначала расцветают
“Травы счастья” — раньше трав других.
Если счастье будет,
Встретимся с тобою,
Не тоскуй, любимая моя!
* Травы счастья (сакикуса) — старинное народное название. Некоторые считают, что это горные лилии (Mazus rugosus). Несомненно, что они связаны с народными поверьями, существует даже “праздник травы счастья” (сакикуса-но мацури) в апреле. По-видимому, это что-то вроде цветения папоротника в русском фольклоре, когда найденный цветок, по поверью, приносит счастье.
万葉集 > #1979 (ЛЕТНИЕ ПЕСНИ-ПЕРЕКЛИЧКИ (ПЕСНИ ЛЮБВИ))
春之在者
酢軽成野之
霍公鳥
保等穂跡妹尓
不相来尓家里
はるされば
すがるなすのの
ほととぎす
ほとほといもに
あはずきにけり
Когда весна придет, кукушка полевая
Едва-едва средь зелени видна,
Как будто не кукушка, а пчела…
Едва-едва с тобой не повстречавшись,
Явился я, любимая, сюда!
* В комментариях отмечается, что смысл песни не совсем ясен; толкование и перевод предположительный.
春去者
霞隠
不所見有師
秋芽子咲
折而将挿頭
はるされば
かすみがくりて
みえずありし
あきはぎさきぬ
をりてかざさむ
Раскрылись лепестки осенних хаги,
Что я не замечал,
Когда была весна,
И хаги спрятались за дымкою тумана,—
Теперь сорву цветы, венком украшусь я.

青柳の
絲うちはへて
長閑なる
春日しもこそ
思ひ出でけれ
あをやぎの
いとうちはへて
のどかなる
はるびしもこそ
おもひいでけれ
Когда зеленая ива
Длинные ветви-нити распускает,
В тихие
Весенние дни особенно
О тебе вспоминаю[21] —
21. Танка содержит прием омонимической метафоры (какэкотоба), обыгрывая омонимы ито – «нить» и «очень», «весьма». Автор стихотворения выражает мысль, что помнит о Тосико не только в тревожное время, но и в благополучные дни.
大空を
わたる春日の
影なれや
よそにのみして
のどけかるらむ
おほぞらを
わたるはるひの
かげなれや
よそにのみして
のどけかるらむ
Разве ты тень
От весеннего солнца,
Плывущего в огромном небе?
И только в дальних краях
Тебе покойно?[134]
134. Стихотворение помещено в Канэхирагосю, а также в Синкокинсю, 11.
月やあらぬ
春や昔の
はるならぬ
わが身ひとつは
もとの身にして
つきやあらぬ
はるやむかしの
はるならぬ
わがみひとつは
もとのみにして
Луна... Иль нет её?
Весна... Иль это всё не та же,
не прежняя весна?
Лишь я один
всё тот же, что и раньше, но...
Включено в Кокинсю, 747
かかる香の
秋もはからず
にほひせば
春恋してふ
ながめせましや
かかるかの
あきもはからず
にほひせば
はるこひしてふ
ながめせましや
Если бы этот аромат
И осенью неизменно
Источался,
Не так мучительно было б
О весне с любовью вспоминать[371] —
371. Видимо, под осенью имеется в виду мачеха, под весною – покойная мать.
あさみどり
かひある春に
あひぬれば
霞ならねど
立ちのぼりけり
あさみどり
かひあるはるに
あひぬれば
かすみならねど
たちのぼりけり
Нежно-зелёной весной,
Когда жить так прекрасно,
Мы встретились с вами.
Поднялась я сюда,
Хоть я и не дымка тумана[387] —
387. Помимо того что название дворца «Кормление птиц» – торикахи (торикаи) в других значениях входит в текст стихотворения (аса ми дори кахи), в нем есть еще одна игра слов: касуми – «легкая дымка», но резиденция императора часто называлась метафорически «вместилище тумана» – касуми-ана. Танка приводится в Окагами фурумоногатари.
君がため
たをれる枝は
春ながら
かくこそ秋の
もみぢしにけれ
いつのまに
うつろふいろの
つきぬらん
きみがさとには
はるなかるらし
Когда же успел
бывший пышным цветок
так отцвести?
В твоей стороне, видно, милый,
уже не весна...
Дама в своем стихотворении дает совершенно противоположное толкование символу, посланному ей с дороги кавалером, и его словам о нем: тот хотел сказать, что страсть его всегда алеет ярким цветом, как этот клен, несмотря на все неблагоприятные обстоятельства - весеннее время, неурочное для покраснения листвы дерев, - т. е. несмотря на необходимость разлуки, она же берет образ той же ветки уже в связи с осенью: красный клен - символ осени, угасающей любви.
雁なきて
菊の花さく
秋はあれど
春のうみべに
すみよしのはま
かりなきて
きくのはなさく
あきはあれど
はるのうみべに
すみよしのはま
Дикие гуси кричат,
Цветут хризантемы...
То — осень, и все же
весной среди всех берегов
Сумиёси прибрежье!
Т.е. лучше всего — лучше даже осенних красот, когда пролетают караваны диких гусей, когда цветут хризантемы, — побережье Сумиёси весною.
秋の夜は
春ひわするる
物なれや
かすみにきりや
ちへまさるらん
あきのよは
はるひわするる
ものなれや
かすみにきりや
ちへまさるらん
Осенней ночью забываешь
день весенний...
Видно, дымки, что весною, —
роса, что осенью встаёт, —
сильней гораздо!

千々の秋
ひとつの春に
むかはめや
もみぢも花も
ともにこそちれ
ちぢのあき
ひとつのはるに
むかはめや
もみぢもはなも
ともにこそちれ
Осеней тысячи
можно ль сравнить
с весной хоть одною?
Однако и клён, и цветы
осыпаются равно...

風による
波の磯には
鴬も
春もえ知らぬ
花のみぞ咲く
かぜによる
なみのいそには
うぐひすも
はるもえしらぬ
はなのみぞさく
На берегу морском,
Где ветер гонит волны,
Белеют лишь одни цветы.
Но в них и соловей
Весны не распознает.

春過ぎて
夏来にけらし
白妙の
衣ほすてふ
天の香具山
はるすぎて
なつきにけらし
しろたへの
ころもほすてふ
あまのかぐやま
Весна миновала.
Кажется, лето приспело.
Одежд белотканых
Сохнет холст на склонах твоих,
Небесная гора Кагуяма!
Данное стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», «Песни лета», 175.

См. также Манъёсю, 28
春の夜の
夢ばかりなる
手枕に
かひなく立たむ
名こそ惜しけれ
はるのよの
ゆめばかりなる
たまくらに
かひなくたたむ
なこそをしけれ
Вешней ночи летучий сон.
Забыться бы дрёмой, приникнув
Головою к твоей руке!
Но нет, и такая малость
Мое имя погубит навеки.
Стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 964 («Разные песни», книга первая).
В предисловии к нему говорится: «Светлой лунной ночью месяца «кисараги» (второго, по лунному календарю. — В. С.) множество дам коротали время во дворце Нидзёин, болтая о том, о сем. Суо-но найси лежала, опираясь на локоть. Она прошептала: «О, если бы здесь было изголовье!» Старший советник Тадаиэ, услышав это, протянул свою руку под штору, за которой та отдыхала».
梅花
にほふ春へは
くらふ山
やみにこゆれと
しるくそ有りける
うめのはな
にほふはるへは
くらふやま
やみにこゆれと
しるくそありける
Наугад я бреду,
поднимаюсь на гору Курабу —
но цветов аромат
мне во мраке ночи укажет
верный путь к той сливовой роще…

春の夜の
やみはあやなし
梅花
色こそ見えね
かやはかくるる
はるのよの
やみはあやなし
うめのはな
いろこそみえね
かやはかくるる
В эту вешнюю ночь
окутаны мглою кромешной
белой сливы цветы,
по, хоть цвет и сокрыт от взора,
утаишь ли благоуханье?!

春ことに
なかるる河を
花と見て
をられぬ水に
袖やぬれなむ
はることに
なかるるかはを
はなとみて
をられぬみつに
そてやぬれなむ
Так весну за весной
сливу в водах реки быстротечной
буду я созерцать
и тянуться к цветущим веткам,
рукава в поток окуная…

梅かかを
そてにうつして
ととめては
春はすくとも
かたみならまし
うめかかを
そてにうつして
ととめては
はるはすくとも
かたみならまし
Пусть мои рукава
аромат лепестков пропитает,
чтоб с уходом весны
от нее на память остался
хоть один прощальный подарок…

ことしより
春しりそむる
さくら花
ちるといふ事は
ならはさらなむ
ことしより
はるしりそむる
さくらはな
ちるといふことは
ならはさらなむ
О цветы на ветвях,
что впервые познали сегодня
эти краски весны!
Если б вы могли задержаться,
не опасть вослед за другими…

鶯の
笠にぬふといふ
梅花
折りてかささむ
おいかくるやと
うくひすの
かさにぬふといふ
うめのはな
をりてかささむ
おいかくるやと
Говорят, соловей
на шляпку себе обрывает
вешних слив лепестки —
что ж, сорву-ка цветущую ветку,
чтоб за нею скрыть свои годы…
86. Эта вака является импровизацией на тему «основной песни» (хонка), помещенной в «Кокинвакасю» под № 1081.
よそにのみ
あはれとそ見し
梅花
あかぬいろかは
折りてなりけり
よそにのみ
あはれとそみし
うめのはな
あかぬいろかは
をりてなりけり
Раньше издалека
я красою сливы пленялся —
нынче ветку сорвал,
наслаждаюсь вблизи бесконечно
дивным цветом и ароматом…

君ならて
誰にか見せむ
梅花
色をもかをも
しる人そしる
きみならて
たれにかみせむ
うめのはな
いろをもかをも
しるひとそしる
О, кому же еще
я мог бы отправить сегодня
ветку сливы в цвету?!
Ведь и цветом, и ароматом
насладится лишь посвященный!..

月夜には
それとも見えす
梅花
かをたつねてそ
しるへかりける
つきよには
それともみえす
うめのはな
かをたつねてそ
しるへかりける
В эту ясную ночь
не видно, где лунные блики,
где цветы на ветвях, —
лишь по дивному аромату
я узнаю соцветья сливы…

人はいさ
心もしらす
ふるさとは
花そ昔の
かににほひける
ひとはいさ
こころもしらす
ふるさとは
はなそむかしの
かににほひける
Не знаю, как люди —
сердца их но ведомы мне,
но слива весною,
как прежде, благоухает
в знакомом милом селенье…
Взято в антологию Огура хякунин иссю, 35.
年をへて
花のかかみと
なる水は
ちりかかるをや
くもるといふらむ
としをへて
はなのかかみと
なるみつは
ちりかかるをや
くもるといふらむ
По прошествии лет
на зеркало вод, где, как прежде,
виден сливовый цвет,
лепестки, словно прах, ложатся,
затуманивая отраженье…

くるとあくと
めかれぬものを
梅花
いつの人まに
うつろひぬらむ
くるとあくと
めかれぬものを
うめのはな
いつのひとまに
うつろひぬらむ
Глаз не мог оторвать —
что в сумерки, что на рассвете
все смотрел и смотрел,
но нежданно соцветия сливы
в миг единый сошли, увяли…

ちると見て
あるへきものを
梅花
うたてにほひの
そてにとまれる
ちるとみて
あるへきものを
うめのはな
うたてにほひの
そてにとまれる
На глазах у меня
цветы облетели со сливы,
но они еще здесь —
рукава насквозь пропитались
смутным, тонким их ароматом…

ちりぬとも
かをたにのこせ
梅花
こひしき時の
おもひいてにせむ
ちりぬとも
かをたにのこせ
うめのはな
こひしきときの
おもひいてにせむ
Опадаете вы —
но оставьте нам благоуханье,
вешней сливы цветы!
Пусть хотя бы оно напомнит
о поре любовных мечтаний!..

山たかみ
人もすさめぬ
さくら花
いたくなわひそ
我見はやさむ
やまたかみ
ひともすさへぬ
さくらはな
いたくなわひそ
われみはやさむ
Вешней вишни цветы,
не печальтесь и не унывайте
там, в безлюдных горах,
вдалеке от радостных взоров —
я приду любоваться вами!..

やまさくら
わか見にくれは
春霞
峰にもをにも
たちかくしつつ
やまさくら
わかみにくれは
はるかすみ
みねにもをにも
たちかくしつつ
Горной вишни цветы!
Я вами пришел любоваться,
но по склонам, увы,
растеклась весенняя дымка,
от подножья до самой вершины…

年ふれは
よはひはおいぬ
しかはあれと
花をし見れは
もの思ひもなし
としふれは
よはひはおいぬ
しかはあれと
はなをしみれは
ものおもひもなし
Я с течением лет
все немощнее, все дряхлее,
но случись по весне
увидать цветущую вишню —
и уходят грустные думы…
* Цветы соотносятся с образом дочери (Харуо Сиранэ, "Классический японский язык. Грамматика")

Включено в "Записки у изголовья", 23
世中に
たえてさくらの
なかりせは
春の心は
のとけからまし
よのなかに
たえてさくらの
なかりせは
はるのこころは
のとけからまし
Если б в мире земном
вовсе не было вишен цветущих,
то, быть может, и впрямь
по весне, как всегда, спокойно,
безмятежно осталось бы сердце…
いしはしる
たきなくもかな
桜花
たをりてもこむ
見ぬ人のため
いしはしる
たきなくもかな
さくらはな
たをりてもこむ
みぬひとのため
Ах, когда б на пути
поток мне не встретился бурный,
что спешит меж камней, —
я для милой, не видевшей вишен,
отломил бы цветущую ветку…

見てのみや
人にかたらむ
さくら花
てことにをりて
いへつとにせむ
みてのみや
ひとにかたらむ
さくらはな
てことにをりて
いへつとにせむ
Лишь взглянув на цветы,
смогу ли о вишнях поведать?
Лучше сделаю так:
наломаю цветущих веток
и домой принесу безмолвно…

みわたせは
柳桜を
こきませて
宮こそ春の
錦なりける
みわたせは
やなきさくらを
こきませて
みやこそはるの
にしきなりける
Вижу издалека —
цветы бело-розовой вишни
вместе с зеленью ив
разукрасили всю столицу драгоценной вешней парчою…

いろもかも
おなしむかしに
さくらめと
年ふる人そ
あらたまりける
いろもかも
おなしむかしに
さくらめと
としふるひとそ
あらたまりける
Тот же цвет, аромат,
как и прежде, у вишни цветущей,
только я уж не тот —
год за годом любуясь цветеньем,
постарел и переменился…

たれしかも
とめてをりつる
春霞
たちかくすらむ
山のさくらを
たれしかも
とめてをりつる
はるかすみ
たちかくすらむ
やまのさくらを
Кто явился сюда,
чтоб сорвать эту ветку с цветами?
Ведь как будто бы сплошь
расползлась весенняя дымка,
укрывая вишню по склонам…

桜花
さきにけらしな
あしひきの
山のかひより
見ゆる白雲
さくらはな
さきにけらしな
あしひきの
やまのかひより
みゆるしらくも
Вот и время пришло,
наконец распустились как будто
горной вишни цветы —
вдалеке по уступам горным
там и сям облака белеют…

三吉野の
山へにさける
さくら花
雪かとのみそ
あやまたれける
みよしのの
やまへにさける
さくらはな
ゆきかとのみそ
あやまたれける
Этот вишенный цвет,
что в Ёсино горные склоны
пеленою укрыл,
обознавшись, принял я нынче
за остатки зимнего снега…
92. Во времена создания антологии «Кокинвакасю» горы Ёсино особенно славились снежными пейзажами. Позже стали известны как место любования вишней.
さくら花
春くははれる
年たにも
人の心に
あかれやはせぬ
さくらはな
はるくははれる
としたにも
ひとのこころに
あかれやはせぬ
Хоть лишний прибавился месяц,
Вишни в полном цвету.
Удлинилась весна,
Разве могут сердца людские
Насладиться вдоволь цветеньем?..

あたなりと
なにこそたてれ
桜花
年にまれなる
人もまちけり
あたなりと
なにこそたてれ
さくらはな
としにまれなる
ひともまちけり
Хоть молва и гласит,
что недолговечны, непрочны
вешней вишни цветы, —
целый год они ожидали
появленья редкого гостя…
Приведена также в Исэ-моногатари, 17.
けふこすは
あすは雪とそ
ふりなまし
きえすはありとも
花と見ましや
けふこすは
あすはゆきとそ
ふりなまし
きえすはありとも
はなとみましや
Если б редкий тот гость
сегодня не появился,
верно, завтра уже
все равно цветы бы опали,
закружились метелью снежной…
Приведена также в Исэ-моногатари, 17.
ちりぬれは
こふれとしるし
なきものを
けふこそさくら
をらはをりてめ
ちりぬれは
こふれとしるし
なきものを
けふこそさくら
をらはをりてめ
Пусть опали цветы
и следа от них не осталось,
но, любовью томим,
я сегодня веточку вишни
отломлю хотя бы на память…

をりとらは
をしけにもあるか
桜花
いさやとかりて
ちるまては見む
をりとらは
をしけにもあるか
さくらはな
いさやとかりて
ちるまてはみむ
Если ветку сломать,
должно быть, потом пожалею.
Вешних вишен цветы!
Заночую под вашей сенью,
полюбуюсь, пока не опали…

さくらいろに
衣はふかく
そめてきむ
花のちりなむ
のちのかたみに
さくらいろに
ころもはふかく
そめてきむ
はなのちりなむ
のちのかたみに
Я окрашу наряд
в цвета бело-розовой вишни
и надену его —
пусть останется напоминаньем
о цветах, что давно опали…

わかやとの
花見かてらに
くる人は
ちりなむのちそ
こひしかるへき
わかやとの
はなみかてらに
くるひとは
ちりなむのちそ
こひしかるへき
Эти люди пришли
любоваться цветением вишни
в мой приют среди гор,
но цветы опадут — и снова
будет мне без них одиноко…

見る人も
なき山さとの
さくら花
ほかのちりなむ
のちそさかまし
みるひとも
なきやまさとの
さくらはな
ほかのちりなむ
のちそさかまし
Вешней вишни цветы!
В заброшенном горном селенье
от людей вдалеке
распустились вы позже прочих —
уж повсюду цветы опадают…

春霞
たなひく山の
さくら花
うつろはむとや
色かはりゆく
はるかすみ
たなひくやまの
さくらはな
うつろはむとや
いろかはりゆく
Пеленою легла
весенняя легкая дымка —
и на вишне в горах
вдруг окраска цветов поблекла,
будто близится увяданье…

まてといふに
ちらてしとまる
物ならは
なにを桜に
思ひまさまし
まてといふに
ちらてしとまる
ものならは
なにをさくらに
おもひまさまし
«Погодите!» — скажу,
и если помедлят немного,
если не опадут,
что на свете может сравниться
для меня с цветами тех вишен?!

のこりなく
ちるそめてたき
桜花
ありて世中
はてのうけれは
のこりなく
ちるそめてたき
さくらはな
ありてよのなか
はてのうけれは
Как мне милы цветы
вешних вишен, что уж опадают,
не успев расцвести!
Никого в нашем бренном мире
тот же скорбный конец не минует…

このさとに
たひねしぬへし
さくら花
ちりのまかひに
いへちわすれて
このさとに
たひねしぬへし
さくらはな
ちりのまかひに
いへちわすれて
Попрошусь на ночлег
в незнакомом этом селенье.
Вешней вишни цветы
замели в горах все—все тропинки —
не найти мне дороги к дому…

空蝉の
世にもにたるか
花さくら
さくと見しまに
かつちりにけり
うつせみの
よにもにたるか
はなさくら
さくとみしまに
かつちりにけり
Как похоже на них
все сущее в суетном мире —
вешней вишни цветы!
Только что красовались на ветках,
а сегодня глядь — и опали…

さくら花
ちらはちらなむ
ちらすとて
ふるさと人の
きても見なくに
さくらはな
ちらはちらなむ
ちらすとて
ふるさとひとの
きてもみなくに
Вешней вишни цветы,
опадаете — так опадайте!
Тщетно медлить и ждать,
все равно не придут сельчане
любоваться вашей красою…

桜ちる
花の所は
春なから
雪そふりつつ
きえかてにする
さくらちる
はなのところは
はるなから
ゆきそふりつつ
きえかてにする
Наступила весна,
но там, где с раскидистых вишен
опадают цветы,
снег по-прежнему все не тает,
заметает в саду тропинки…

花ちらす
風のやとりは
たれかしる
我にをしへよ
行きてうらみむ
はなちらす
かせのやとりは
たれかしる
われにをしへよ
ゆきてうらみむ
О, поведайте мне,
где убежище горного вихря,
что весенней порой
оголяет цветущие вишни, —
я пойду к нему с укоризной…

いささくら
我もちりなむ
ひとさかり
ありなは人に
うきめ見えなむ
いささくら
われもちりなむ
ひとさかり
ありなはひとに
うきめみえなむ
Что сказать о цветах!
Я ведь тоже исчезну из мира —
тем печален расцвет,
что, увы, так недолго длится
и предшествует увяданью…

ひとめ見し
君もやくると
桜花
けふはまち見て
ちらはちらなむ
ひとめみし
きみもやくると
さくらはな
けふはまちみて
ちらはちらなむ
Вешней вишни цветы,
кто увидел вас, пусть даже мельком,
может снова прийти…
Подождите хотя бы нынче,
а уж завтра — что ж, опадайте!

春霞
なにかくすらむ
桜花
ちるまをたにも
見るへきものを
はるかすみ
なにかくすらむ
さくらはな
ちるまをたにも
みるへきものを
Для чего от меня
скрываешь ты, вешняя дымка,
этот вишенный цвет?
Пусть цветы уже опадают,
все равно хочу любоваться!..

たれこめて
春のゆくへも
しらぬまに
まちし桜も
うつろひにけり
たれこめて
はるのゆくへも
しらぬまに
まちしさくらも
うつろひにけり
Лежа здесь, взаперти,
я не видел, куда так поспешно
вдруг сокрылась весна,
а цветы долгожданных вишен
между тем поблекли, увяли…

枝よりも
あたにちりにし
花なれは
おちても水の
あわとこそなれ
えたよりも
あたにちりにし
はななれは
おちてもみつの
あわとこそなれ
Что ж, коль скоро цветы
так легко облетели с деревьев,
пусть украсят теперь,
будто хлопьями белой пены,
струи мчащегося потока!..

ことならは
さかすやはあらぬ
さくら花
見る我さへに
しつ心なし
ことならは
さかすやはあらぬ
さくらはな
みるわれさへに
しつこころなし
А не лучше ли вам
и вовсе не распускаться,
вешней вишни цветы,
если вид ваш в пору цветенья
все сердца лишает покоя?!

さくら花
とくちりぬとも
おもほえす
人の心そ
風も吹きあへぬ
さくらはな
とくちりぬとも
おもほえす
ひとのこころそ
かせもふきあへぬ
Как поверить мне в то,
что всего изменчивей в мире
вешних вишен цветы, —
если, ветра не дожидаясь,
вмиг меняется наше сердце?!

久方の
ひかりのとけき
春の日に
しつ心なく
花のちるらむ
ひさかたの
ひかりのとけき
はるのひに
しつこころなく
はなのちるらむ
В ясный день небосвод
безмятежным сиянием залит —
отчего ж и теперь,
ни на миг не зная покоя,
облетают вешние вишни?..
Взято в антологию Огура хякунин иссю, 33.
春風は
花のあたりを
よきてふけ
心つからや
うつろふと見む
はるかせは
はなのあたりを
よきてふけ
こころつからや
うつろふとみむ
Вешний ветер, молю,
не касайся вишневых деревьев —
дай хоть нынче взглянуть,
захотят ли по доброй воле
лепестки поблекнуть и сгинуть!..

雪とのみ
ふるたにあるを
さくら花
いかにちれとか
風の吹くらむ
ゆきとのみ
ふるたにあるを
さくらはな
いかにちれとか
かせのふくらむ
Снегопад над землей —
лепестки облетающих вишен
все кружат и кружат.
И доколе будет им ветер
напевать: «Скорей опадайте»?

山たかみ
みつつわかこし
さくら花
風は心に
まかすへらなり
やまたかみ
みつつわかこし
さくらはな
かせはこころに
まかすへらなり
Вешних вишен цветы,
которыми я любовался,
на вершину взойдя,
отдаю теперь на расправу,
оставляю на волю ветра…

春雨の
ふるは涙か
さくら花
ちるををしまぬ
人しなけれは
はるさめの
ふるはなみたか
さくらはな
ちるををしまぬ
ひとしなけれは
Дождь весенний пошел —
да полно, не слезы ли это?
Разве есть среди нас
хоть один, кто не сожалеет,
не скорбит об отцветших вишнях!..

さくら花
ちりぬる風の
なこりには
水なきそらに
浪そたちける
さくらはな
ちりぬるかせの
なこりには
みつなきそらに
なみそたちける
Словно память храня
о ветре, что их же осыпал,
вешних вишен цветы
над волнами в безводном небе
вознеслись, как белая пена…

ふるさとと
なりにしならの
みやこにも
色はかはらす
花はさきけり
ふるさとと
なりにしならの
みやこにも
いろはかはらす
はなはさきけり
Вот и в наших краях,
в столице покинутой Нара,
с наступлением весны
распустились соцветия вишни,
неизменным цветом чаруя…

花の色は
かすみにこめて
見せすとも
かをたにぬすめ
春の山かせ
はなのいろは
かすみにこめて
みせすとも
かをたにぬすめ
はるのやまかせ
Красоту тех цветов
лицезреть нам не доведется
из-за дымки в горах —
так похить же, ветер весенний,
и примчи аромат цветенья!..

はなの木も
今はほりうゑし
春たては
うつろふ色に
人ならひけり
はなのきも
いまはほりうゑし
はるたては
うつろふいろに
ひとならひけり
Нет, не стану сажать
подле дома дерево вишни —
ведь с приходом весны
в увяданье цветов, быть может,
всем откроется бренность мира…

春の色の
いたりいたらぬ
さとはあらし
さけるさかさる
花の見ゆらむ
はるのいろの
いたりいたらぬ
さとはあらし
さけるさかさる
はなのみゆらむ
Разве краски весны
могут где-то в пути задержаться?
Отчего же тогда
зацветают одни деревья,
а другие все еще медлят?..

三わ山を
しかもかくすか
春霞
人にしられぬ
花やさくらむ
みわやまを
しかもかくすか
はるかすみ
ひとにしられぬ
はなやさくらむ
Склоны Мива-горы
то ли дымкой весенней сокрыты,
то ли там, вдалеке,
распустились цветы на вишнях,
о которых никто и не ведал…

いさけふは
春の山辺に
ましりなむ
くれなはなけの
花のかけかは
いさけふは
はるのやまへに
ましりなむ
くれなはなけの
はなのかけかは
Будем нынче бродить
без устали в кущах цветущих,
в вешней зелени гор,
а стемнеет — поищем приюта
там, под сенью ветвистых вишен…

いつまてか
野辺に心の
あくかれむ
花しちらすは
千世もへぬへし
いつまてか
のへにこころの
あくかれむ
はなしちらすは
ちよもへぬへし
Долго ль сердцу дано
стремиться к тем вишням далеким
на весеннем лугу?
Были б вечны цветы на вишнях,
вечно с ними я был бы сердцем!..

春ことに
花のさかりは
ありなめと
あひ見む事は
いのちなりけり
はることに
はなのさかりは
ありなめと
あひみむことは
いのちなりけり
Каждый год по весне
приходит урочное время,
снова вишни цветут —
и проходит жизнь в ожиданье
той желанной встречи с цветами…

花のこと
世のつねならは
すくしてし
昔は又も
かへりきなまし
はなのこと
よのつねならは
すくしてし
むかしはまたも
かへりきなまし
Если б бренный наш мир
был, как вишни весной, постоянен
в обновленье своем —
то, быть может, и все былое
в нем могло бы вновь повториться…

吹く風に
あつらへつくる
物ならは
このひともとは
よきよといはまし
ふくかせに
あつらへつくる
ものならは
このひともとは
よきよといはまし
Если б мог я просить
о милости яростный ветер,
то сказал бы ему:
«Хоть одну из вишен весенних
пощади, цветов не касайся!..»

まつ人も
こぬものゆゑに
うくひすの
なきつる花を
をりてけるかな
まつひとも
こぬものゆゑに
うくひすの
なきつるはなを
をりてけるかな
Я под вишнею ждал,
по милой, увы, не дождался —
и тогда для нее
отломил я цветущую ветку,
что приют соловью давала…

さく花は
千くさなからに
あたなれと
たれかははるを
うらみはてたる
さくはなは
ちくさなからに
あたなれと
たれかははるを
うらみはてたる
Распустились цветы
в бесчисленных дивных обличьях —
участь их решена,
но неужто должны мы за это
и саму весну ненавидеть?..

春霞
色のちくさに
見えつるは
たなひく山の
花のかけかも
はるかすみ
いろのちくさに
みえつるは
たなひくやまの
はなのかけかも
Разноцветье тонов,
переливы дымки весенней —
уж не видно ли в них
отраженья цветущих вишен,
что укрыли горные склоны?..

霞立つ
春の山へは
とほけれと
吹きくる風は
花のかそする
かすみたつ
はるのやまへは
とほけれと
ふきくるかせは
はなのかそする
Далеко-далеко
раскинулись вешние горы,
дымкой скрыты от глаз —
но доносит оттуда ветер
аромат цветения вишен…

花見れは
心さへにそ
うつりける
いろにはいてし
人もこそしれ
はなみれは
こころさへにそ
うつりける
いろにはいてし
ひともこそしれ
Созерцаю цветы —
и в сердце мое проникает
увяданья печаль.
Только б люди не догадались,
на лице не заметили скорби…

鶯の
なくのへことに
きて見れは
うつろふ花に
風そふきける
うくひすの
なくのへことに
きてみれは
うつろふはなに
かせそふきける
По лугам ли пройду,
по долам, где не утихает
соловьиная трель, —
всюду, всюду, ветром гонимы,
облетают цветы с деревьев…

吹く風を
なきてうらみよ
鶯は
我やは花に
手たにふれたる
ふくかせを
なきてうらみよ
うくひすは
われやははなに
てたにふれたる
Пой же, пой, соловей!
Пусть ветру жестоким укором
станет песня твоя —
разве я хоть пальцем посмел бы
прикоснуться к ветвям цветущим!..

ちる花の
なくにしとまる
物ならは
我鶯に
おとらましやは
ちるはなの
なくにしとまる
ものならは
われうくひすに
おとらましやは
Коль цветы удержать
поможет печальная песня
или горестный плач —
нынче в скорбном своем усердье
соловью уступать не желаю!..

花のちる
ことやわひしき
春霞
たつたの山の
うくひすのこゑ
はなのちる
ことやわひしき
はるかすみ
たつたのやまの
うくひすのこゑ
Опечален ли он
тем, что с вишен цветы опадают?
В вешней дымке звучат,
над горою Тацута льются
соловьиные звонкие трели…
Гора Тацута находится в районе Икома, в префектуре Нара.
こつたへは
おのかはかせに
ちる花を
たれにおほせて
ここらなくらむ
こつたへは
おのかはかせに
ちるはなを
たれにおほせて
ここらなくらむ
Меж вишневых дерев
изливает он скорбную душу —
но поймут ли его,
коли взмахи его же крыльев
на цветы обрушились ветром!..

しるしなき
ねをもなくかな
うくひすの
ことしのみちる
花ならなくに
しるしなき
ねをもなくかな
うくひすの
ことしのみちる
はなならなくに
Все поет соловей,
горюет, что песней не в силах
задержать их уход,
хоть не только этой весною
опадают соцветья вишен…

こまなめて
いさ見にゆかむ
ふるさとは
雪とのみこそ
花はちるらめ
こまなへて
いさみにゆかむ
ふるさとは
ゆきとのみこそ
はなはちるらめ
Поторопим коней,
поспешим любоваться цветеньем —
там, в селенье моем,
нынче, верно, метелью снежной
лепестки облетают с вишен!..

ちる花を
なにかうらみむ
世中に
わか身もともに
あらむものかは
ちるはなを
なにかうらみむ
よのなかに
わかみもともに
あらむものかは
Что сегодня скорбеть
о цветах, опадающих втуне? —
Разве в мире земном
плоть моя заодно с цветами
не исчезнет, не расточится?..

花の色は
うつりにけりな
いたつらに
わか身世にふる
なかめせしまに
はなのいろは
うつりにけりな
いたつらに
わかみよにふる
なかめせしまに
Вот и краски цветов
поблекли, пока в этом мире
я беспечно жила,
созерцая дожди затяжные
и не чая скорую старость…
Взят в антологию Огура хякунин иссю, 9.
をしと思ふ
心はいとに
よられなむ
ちる花ことに
ぬきてととめむ
をしとおもふ
こころはいとに
よられなむ
ちるはなことに
ぬきてととめむ
Если б сердце мое
было свито из множества нитей,
то, скорбя о цветах,
я бы не дал им разлететься —
нанизал бы на нитку каждый!..

あつさゆみ
はるの山辺を
こえくれは
道もさりあへす
花そちりける
あつさゆみ
はるのやまへを
こえくれは
みちもさりあへす
はなそちりける
Через горы бреду
весной, когда с вишен ветвистых
опадают цветы;
замело все пути-дороги,
не найти мне к дому тропинки…

春ののに
わかなつまむと
こしものを
ちりかふ花に
みちはまとひぬ
はるののに
わかなつまむと
こしものを
ちりかふはなに
みちはまとひぬ
Я пришел собирать
на лугу весенние травы,
а теперь не могу
отыскать дороги обратной —
занесло ее лепестками…

やとりして
春の山辺に
ねたる夜は
夢の内にも
花そちりける
やとりして
はるのやまへに
ねたるよは
ゆめのうちにも
はなそちりける
Я в весенних горах
нашел пристанище на ночь —
и всю ночь напролет
в сновиденьях все так же кружились лепестки отцветающих вишен…

吹く風と
谷の水とし
なかりせは
み山かくれの
花を見ましや
ふくかせと
たにのみつとし
なかりせは
みやまかくれの
はなをみましや
Если б ветер не дул
и воды потока в долину
не влекли лепестки —
как еще мы могли бы увидеть
те цветы, что в горах сокрыты?..

よそに見て
かへらむ人に
ふちの花
はひまつはれよ
えたはをるとも
よそにみて
かへらむひとに
ふちのはな
はひまつはれよ
えたはをるとも
Вы, глициний цветы,
обвейте лозой, привлеките
тех, кто улицезрел
только что божественный облик,
ветви им пожертвуйте щедро!..

わかやとに
さける藤波
たちかへり
すきかてにのみ
人の見るらむ
わかやとに
さけるふちなみ
たちかへり
すきかてにのみ
ひとのみるらむ
Перед домом моим
вздымаются гроздья глициний,
словно волны в прилив, —
и теперь, волною подхвачен,
он уйдет, чтобы вновь вернуться…

今もかも
さきにほふらむ
橘の
こしまのさきの
山吹の花
いまもかも
さきにほふらむ
たちはなの
こしまのさきの
やまふきのはな
Верно, там, у реки,
на дальнем мысу Татибана,
в первозданной красе
распустились и благоухают
ямабуки — дикие розы…
103. Татибана — дикий мандарин Citrus deliciosa Tenore; мыс на берегу р. Удзи. Ямабуки — дикие розы желтого цвета Kerria japonica.
春雨に
にほへる色も
あかなくに
かさへなつかし
山吹の花
はるさめに
にほへるいろも
あかなくに
かさへなつかし
やまふきのはな
Не насытиться мне
их красою и благоуханьем!
Под весенним дождем
веет грустью воспоминаний
аромат цветов ямабуки…

山ふきは
あやななさきそ
花見むと
うゑけむ君か
こよひこなくに
やまふきは
あやななさきそ
はなみむと
うゑけむきみか
こよひこなくに
Ямабуки цветы!
Для чего распускаетесь втуне? —
Нынче ночью, увы,
все равно не придет любоваться
тот, кто вас посадил близ дома…

吉野河
岸の山吹
ふくかせに
そこの影さへ
うつろひにけり
よしのかは
きしのやまふき
ふくかせに
そこのかけさへ
うつろひにけり
Ветер с гор налетел —
в водах Ёсино разом поблекло
отраженье цветов,
наклонившихся над потоком,
желтых диких роз — ямабуки…

かはつなく
ゐての山吹
ちりにけり
花のさかりに
あはましものを
かはつなく
ゐてのやまふき
ちりにけり
はなのさかりに
あはましものを
Хор лягушек утих,
облетели давно ямабуки,
те, что в Идэ цвели, —
о, зачем не пришел я раньше,
чтоб застать цветенье в разгаре!..
105. Идэ — местность близ Киото, в уезде Цудзуки ныне Киото.
おもふとち
春の山辺に
うちむれて
そこともいはぬ
たひねしてしか
おもふとち
はるのやまへに
うちむれて
そこともいはぬ
たひねしてしか
Как хотелось бы мне
с друзьями отправиться в горы —
в вешних кущах бродить,
где-нибудь в укромной лощине
для ночлега место приметить!..

あつさゆみ
春たちしより
年月の
いるかことくも
おもほゆるかな
あつさゆみ
はるたちしより
としつきの
いるかことくも
おもほゆるかな
С той поры, как весна,
подобная луку тугому,
осенила наш край,
мне все кажется — словно стрелы,
дни и месяцы пролетают…

なきとむる
花しなけれは
うくひすも
はては物うく
なりぬへらなり
なきとむる
はなしなけれは
うくひすも
はてはものうく
なりぬへらなり
Не осталось цветов,
что мог бы он жалобной песней
удержать на ветвях, —
над последним цветком, должно быть,
соловей скорбит безутешно…

花ちれる
水のまにまに
とめくれは
山には春も
なくなりにけり
はなちれる
みつのまにまに
とめくれは
やまにははるも
なくなりにけり
Далеко я забрел,
но везде лепестки устилают
гладь струящихся вод —
даже здесь, в урочище горном,
задержаться весна не в силах…

をしめとも
ととまらなくに
春霞
かへる道にし
たちぬとおもへは
をしめとも
ととまらなくに
はるかすみ
かへるみちにし
たちぬとおもへは
Что напрасно скорбеть!
Ничто уж весны не удержит,
коль настала пора, —
и уход ее неотвратимый
осеняет сизая дымка…

こゑたえす
なけやうくひす
ひととせに
ふたたひとたに
くへき春かは
こゑたえす
なけやうくひす
ひととせに
ふたたひとたに
くへきはるかは
Пой же, пой, соловей,
разливай неумолчные трели!
Ведь в году только раз
нам весну встречать доведется —
разве дважды весна бывает?!

ととむへき
物とはなしに
はかなくも
ちる花ことに
たくふこころか
ととむへき
ものとはなしに
はかなくも
ちるはなことに
たくふこころか
В бренном мире ничто
задержать и отсрочить не в силах
увяданье цветов —
но, под стать лепесткам летящим,
все сердца объяты печалью…

ぬれつつそ
しひてをりつる
年の内に
春はいくかも
あらしと思へは
ぬれつつそ
しひてをりつる
としのうちに
はるはいくかも
あらしとおもへは
Под дождем я промок,
но сорвал цветущую ветку,
памятуя о том,
что весна окончится скоро,
что цветенье недолговечно…

けふのみと
春をおもはぬ
時たにも
立つことやすき
花のかけかは
けふのみと
はるをおもはぬ
ときたにも
たつことやすき
はなのかけかは
Даже если забыть
о том, что сегодня прощаюсь
с уходящей весной, —
и тогда легко ли покинуть
сень деревьев, еще цветущих?!

春霞
かすみていにし
かりかねは
今そなくなる
秋きりのうへに
はるかすみ
かすみていにし
かりかねは
いまそなくなる
あききりのうへに
В вешней дымке, как сон,
исчезли бесследно когда-то
крики диких гусей,
а сегодня нежданно снова
донеслись сквозь туман осенний…

みとりなる
ひとつ草とそ
春は見し
秋はいろいろの
花にそありける
みとりなる
ひとつくさとそ
はるはみし
あきはいろいろの
はなにそありける
Мне казалось весной,
что одна лишь трава неизменно
зеленеет в полях, —
но великое разнотравье
расцветила цветами осень…

雪ふれは
冬こもりせる
草も木も
春にしられぬ
花そさきける
ゆきふれは
ふゆこもりせる
くさもきも
はるにしられぬ
はなそさきける
Ни деревьев, ни трав,
унынием зимним объятых,
не узнать в снегопад —
краше вешних цветов повсюду
распустились нынче бутоны…

冬なから
そらより花の
ちりくるは
雲のあなたは
春にやあるらむ
ふゆなから
そらよりはなの
ちりくるは
くものあなたは
はるにやあるらむ
Хоть зима на дворе,
но кажется, будто бы с неба
опадают цветы, —
и гадаем, уж не весна ли
началась в заоблачных высях…

けぬかうへに
又もふりしけ
春霞
たちなはみ雪
まれにこそ見め
けぬかうへに
またもふりしけ
はるかすみ
たちなはみゆき
まれにこそみめ
Хоть немного еще
побудь перед тем, как растаять! —
Ведь с приходом весны
не увидеть нам больше снега
сквозь завесу дымки туманной…

いたつらに
すくす月日は
おもほえて
花見てくらす
春そすくなき
いたつらに
すくすつきひは
おもほえて
はなみてくらす
はるそすくなき
Незаметно текут
дни и месяцы каждого года
долгой праздной чредой —
лишь весна минует так быстро
в созерцанье вишен цветущих!..

春くれは
やとにまつさく
梅花
君かちとせの
かさしとそ見る
はるくれは
やとにまつさく
うめのはな
きみかちとせの
かさしとそみる
Вешней сливы цветы,
что первыми около дома
зацвели по весне, —
быть вам тысячи лет украшеньем
на пирах в день рожденья принца!..

かへる山
ありとはきけと
春霞
立別れなは
こひしかるへし
かへるやま
ありとはきけと
はるかすみ
たちわかれなは
こひしかるへし
Говорят, в тех краях
есть гора Возвращенья — Каэру…
Хоть обратный твой путь
и сокрыла вешняя дымка,
здесь тебя будут ждать с любовью…
(Гора Возвращенья) — гора в префектуре Фукуи.
かきくらし
ことはふらなむ
春雨に
ぬれきぬきせて
君をととめむ
かきくらし
ことはふらなむ
はるさめに
ぬれきぬきせて
きみをととめむ
Пусть затмят небосвод
беспросветные тучи навеки,
под весенним дождем
пусть намокнут чьи-то одежды —
лишь бы ты с уходом помедлил!..

山かくす
春の霞そ
うらめしき
いつれみやこの
さかひなるらむ
やまかくす
はるのかすみそ
うらめしき
いつれみやこの
さかひなるらむ
Над горами вдали
ненавистная вешняя дымка
распростерла покров —
и теперь никому не увидеть,
где пределы родной столицы…

今いくか
春しなけれは
うくひすも
ものはなかめて
思ふへらなり
いまいくか
はるしなけれは
うくひすも
ものはなかめて
おもふへらなり
Наслаждаться весной
нам, должно быть, недолго осталось —
и при виде цветов,
что роняет сегодня слива,
соловей исходит тоскою…

浪のおとの
けさからことに
きこゆるは
春のしらへや
改るらむ
なみのおとの
けさからことに
きこゆるは
はるのしらへや
あらたまるらむ
Шум бушующих волн
доносится нынче с рассвета,
будто новый напев
многострунной китайской цитры,
о весне окрест возвещая…

かちにあたる
浪のしつくを
春なれは
いかかさきちる
花と見さらむ
かちにあたる
なみのしつくを
はるなれは
いかかさきちる
はなとみさらむ
Весла в бурных волнах
окутаны хлопьями пены —
как меж них различить
те цветы, что с мыса Икага
наметает в бухту весною?..

浪の花
おきからさきて
ちりくめり
水の春とは
風やなるらむ
なみのはな
おきからさきて
ちりくめり
みつのはるとは
かせやなるらむ
Волны, словно цветы,
что у мыса Кара распустились,
тихо плещут о брег —
не сама ли весна над водою
пронеслась, обернувшись ветром?..

春かすみ
なかしかよひち
なかりせは
秋くるかりは
かへらさらまし
はるかすみ
なかしかよひち
なかりせは
あきくるかりは
かへらさらまし
Словно тушь на воде,
клубится весенняя дымка —
и, не зная пути,
никогда не смогли бы гуси
до родных гнездовий добраться…

春たては
きゆる氷の
のこりなく
君か心は
我にとけなむ
はるたては
きゆるこほりの
のこりなく
きみかこころは
われにとけなむ
Словно лед по весне,
что в сиянии солнца растает, —
под лучами любви
пусть растопится и смягчится
неприступное твое сердце!..

ねになきて
ひちにしかとも
春さめに
ぬれにし袖と
とははこたへむ
ねになきて
ひちにしかとも
はるさめに
ぬれにしそてと
とははこたへむ
Хоть и влажен рукав
от слез, что минувшую ночью
пролила я во сне, —
если спросят люди, отвечу:
«Под дождем весенним он вымок»…

おきもせす
ねもせてよるを
あかしては
春の物とて
なかめくらしつ
おきもせす
ねもせてよるを
あかしては
はるのものとて
なかめくらしつ
То ли явь, то ли сон —
коротаю весенние ночи
под завесою грез,
от зари до зари вечерней
бесконечный дождь созерцая…
251. Включено также в «Исэ-моногатари» (№ 2) с более подробной интродукцией.
あはすして
こよひあけなは
春の日の
長くや人を
つらしと思はむ
あはすして
こよひあけなは
はるのひの
なかくやひとを
つらしとおもはむ
Если вновь до зари
ты мне не подаришь свиданья,
знай, что в сердце моем
память горькой этой обиды
будет долгой, как день весенний…

君により
わかなは花に
春霞
野にも山にも
たちみちにけり
きみにより
わかなははなに
はるかすみ
のにもやまにも
たちみちにけり
Не твоя ли вина
в том, что сплетен и слухов завеса
окружила меня —
как цветы в горах и долинах
укрывает вешняя дымка?!

春霞
たなひく山の
さくら花
見れともあかぬ
君にもあるかな
はるかすみ
たなひくやまの
さくらはな
みれともあかぬ
きみにもあるかな
Взор красою манят
укрытые дымкой прозрачной
горной вишни цветы —
ах, не так ли твоей красою
не могу я налюбоваться?!

かけろふの
それかあらぬか
春雨の
ふる日となれは
そてそぬれぬる
かけろふの
それかあらぬか
はるさめの
ふるひとなれは
そてそぬれぬる
То ли есть, то ли нет —
как знойное марево, тает
милый образ вдали.
Только ливень весенний снова
рукава пропитал слезами…

月やあらぬ
春や昔の
春ならぬ
わか身ひとつは
もとの身にして
つきやあらぬ
はるやむかしの
はるならぬ
わかみひとつは
もとのみにして
Будто бы и луна
уж не та, что в минувшие вёсны,
и весна уж не та?
Только я один не меняюсь,
остаюсь таким же, как прежде…
Включено в Исэ-моногатари, 4
冬かれの
のへとわか身を
思ひせは
もえても春を
またましものを
ふゆかれの
のへとわかみを
おもひせは
もえてもはるを
またましものを
После долгой зимы
трава выгорает на поле —
но уж скоро вослед
подрастет молодая зелень,
предвещая весны явленье!..

さきそめし
時よりのちは
うちはへて
世は春なれや
色のつねなる
さきそめし
ときよりのちは
うちはへて
よははるなれや
いろのつねなる
Много весен прошло
с тех пор, как впервые на ветках
расцвели те цветы, —
о, когда бы и в нашем мире
вечно длилась пора цветенья!..

つくはねの
この本ことに
立ちそよる
春のみ山の
かけをこひつつ
つくはねの
このもとことに
たちそよる
はるのみやまの
かけをこひつつ
Как хотелось бы мне
под сенью деревьев отрадной
сохранить свой приют
на зеленых склонах Цукубы!
Милость вешних гор призываю…
Город Цукуба находится в префектуре Ибараки.
ひかりなき
谷には春も
よそなれは
さきてとくちる
物思ひもなし
ひかりなき
たににははるも
よそなれは
さきてとくちる
ものおもひもなし
В ту долину меж гор
и солнечный луч не заглянет —
там не знают весны,
и печаль о цветах опавших
не томит, не тревожит сердце…

君か思ひ
雪とつもらは
たのまれす
春よりのちは
あらしとおもへは
きみかおもひ
ゆきとつもらは
たのまれす
はるよりのちは
あらしとおもへは
Коли думы твои
похожи на эти сугробы,
как довериться им?
Ведь пригреет солнце весною —
и бесследно они растают!..

ひとしれす
思ふ心は
春霞
たちいててきみか
めにも見えなむ
ひとしれす
おもふこころは
はるかすみ
たちいててきみか
めにもみえなむ
Пусть откроются вдруг
пред взором твоим, повелитель,
словно дымка весной,
все мои заветные думы,
что доселе в сердце таились!..

あふことの
まれなる色に
思ひそめ
わが身は常に
天雲の
はるるときなく
富士の嶺の
燃えつつとはに
思へども
逢ふことかたし
なにしかも
人を恨みむ
わたつみの
沖を深めて
思ひてし
思ひは今は
いたづらに
なりぬべらなり
ゆく水の
絶ゆるときなく
かくなわに
思ひ亂れて
降る雪の
消なば消ぬべく
思へども
閻浮の身なれば
なほやまず
思ひは深し
あしひきの
山下水の
木隱れて
たぎつ心を
誰にかも
あひ語らはむ
色にいでば
人知りぬべみ
墨染めの
タベになれば
ひとりゐて
あはれあはれと
歎きあまり
せむすべなみに
庭にいでて
立ちやすらへば
白妙の
衣の袖に
置く露の
消なば消ぬべく
思へども
なほ歎かれぬ
春霞
よそにも人に
逢はむと思へば
あふことの
まれなるいろに
おもひそめ
わかみはつねに
あまくもの
はるるときなく
ふしのねの
もえつつとはに
おもへとも
あふことかたし
なにしかも
ひとをうらみむ
わたつみの
おきをふかめて
おもひてし
おもひをいまは
いたつらに
なりぬへらなり
ゆくみつの
たゆるときなく
かくなわに
おもひみたれて
ふるゆきの
けなはけぬへく
おもへとも
えふのみなれは
なほやます
おもひはふかし
あしひきの
やましたみつの
こかくれて
たきつこころを
たれにかも
あひかたらはむ
いろにいては
ひとしりぬへみ
すみそめの
ゆふへになれは
ひとりゐて
あはれあはれと
なけきあまり
せむすへなみに
にはにいてて
たちやすらへは
しろたへの
ころものそてに
おくつゆの
けなはけぬへく
おもへとも
なほなけかれぬ
はるかすみ
よそにもひとに
あはむとおもへは
Редко видимся мы
с любовью моей ненаглядной,
с той, что сердце навек
окрасила черной тоскою.
Оттого-то всегда
я тучи небесной мрачнее,
но пылает душа,
словно поле весною близ Фудзи.
Мне, увы, нелегко
добиться свидания с милой —
но смогу ли ее
за страдания возненавидеть?!
Только глубже любовь
и светлее — как дали морские.
Пусть в разлуке скорблю
от неразделенного чувства —
не удержишь любовь,
словно бурные воды потока,
чье теченье влечет,
уносит смятенные думы.
Коль мне сгинуть дано,
растаять, подобно снежинке,
я не стану жалеть,
дитя быстротечного мира…
Только к милой стремлюсь,
о милой в разлуке мечтаю —
так стремится ручей
под сень вековечных деревьев
и по круче с горы
сбегает в тенистую рощу.
Ах, кому же кому
поведать сердечные муки?!
Слишком многим, боюсь,
все выдала краска смущенья…
Вновь сгущается мгла,
подобная пролитой туши, —
и опять на меня
волною тоска набегает.
«О печаль! О печаль!» —
я тяжко в разлуке вздыхаю.
Что ж, быть может, в одном
сумею найти утешенье —
выйду вечером в сад,
в тиши полюбуюсь росою.
Ведь и мне суждено
исчезнуть росинкой прозрачной,
что легла на рукав
моего белотканого платья.
Но не в силах, увы,
сдержать бесконечные вздохи —
должен я хоть на миг
любовь мою снова увидеть,
пусть лишь издалека,
как вешнюю дымку над склоном!..

ちはやぶる
神の御代より
呉竹の
よよにも絶えず
天彦の
音羽の山の
春霞
思ひ亂れて
五月雨の
空もとどろに
さ夜ふけて
山郭公
鳴くごとに
誰も寢覺めて
唐錦
龍田の山の
もみぢ葉を
見てのみしのぶ
神無月
時雨しぐれて
冬の夜の
庭もはだれに
降る雪の
なほ消えかへり
年ごとに
時につけつつ
あはれてふ
ことを言ひつつ
君をのみ
千代にといはふ
世の人の
思ひするがの
富士の嶺の
燃ゆる思ひも
飽かずして
別るる涙
藤衣
織れる心も
八千草の
言の葉ごとに
すべらぎの
おほせかしこみ
卷々の
中に尽すと
伊勢の海の
浦の潮貝
拾ひあつめ
とれりとすれど
玉の緒の
短き心
思ひあへず
なほあらたまの
年を經て
大宮にのみ
ひさかたの
昼夜わかず
つかふとて
かへりみもせぬ
わが宿の
忍ぶ草生ふる
板間あらみ
降る春雨の
漏りやしぬらむ
ちはやふる
かみのみよより
くれたけの
よよにもたえす
あまひこの
おとはのやまの
はるかすみ
おもひみたれて
さみたれの
そらもととろに
さよふけて
やまほとときす
なくことに
たれもねさめて
からにしき
たつたのやまの
もみちはを
みてのみしのふ
かみなつき
しくれしくれて
ふゆのよの
にはもはたれに
ふるゆきの
なほきえかへり
としことに
ときにつけつつ
あはれてふ
ことをいひつつ
きみをのみ
ちよにといはふ
よのひとの
おもひするかの
ふしのねの
もゆるおもひも
あかすして
わかるるなみた
ふちころも
おれるこころも
やちくさの
ことのはことに
すめらきの
おほせかしこみ
まきまきの
うちにつくすと
いせのうみの
うらのしほかひ
ひろひあつめ
とれりとすれと
たまのをの
みしかきこころ
おもひあへす
なほあらたまの
としをへて
おほみやにのみ
ひさかたの
ひるよるわかす
つかふとて
かへりみもせぬ
わかやとの
しのふくさおふる
いたまあらみ
ふるはるさめの
もりやしぬらむ
С Века грозных Богов
тянулась чреда поколений,
коих не сосчитать,
как коленцев в бамбуковой роще,
и во все времена
слагали печальные песни,
уподобясь душой
смятенной разорванной дымке,
что плывет по весне
над кручей лесистой Отова,
где кукушка в ночи
без устали горестно кличет,
вызывая в горах
далекое звонкое эхо,
и сквозь сеющий дождь
звучит ее скорбная песня.
И во все времена
называли китайской парчою
тот багряный узор,
что Тацуты склоны окрасил
в дни десятой луны,
в дождливую, мрачную пору.
Зимним садом в снегу
все так же любуются люди
и с тяжелой душой
вспоминают, что близится старость.
Сожалеют они,
что времени бег быстротечен,
и спешат пожелать
бесчисленных лет Государю,
чтобы милость его
поистине длилась вовеки.
Пламя страстной любви
сердца ненасытно снедает —
как сухую траву
огонь пожирает на поле
подле Фудзи-горы,
что высится в землях Суруга.
Льются бурной рекой
разлуки безрадостной слезы,
но едины сердца,
отростки цветущих глициний.
Мириады словес,
подобно бесчисленным травам,
долго я собирал,
исписывал свиток за свитком —
как прилежный рыбак,
что в море у берега Исэ
добывает со дна
все больше и больше жемчужин,
но еще и теперь
не вмещает мой разум убогий
все значенье и смысл
добытых бесценных сокровищ.
Встречу я Новый год
под сенью чертогов дворцовых,
где провел столько лун
в своем бескорыстном служенье.
Вняв веленью души,
Государевой воле послушен,
я уже не гляжу
на стены родимого дома,
где из щелей давно
трава Ожиданья пробилась,
где от вешних дождей
циновки давно отсырели…

呉竹の
よよの古言
なかりせば
いかほの沼の
いかにして
思ふ心を
述ばへまし
あはれ昔へ
ありきてふ
人麿こそは
うれしけれ
身は下ながら
言の葉を
天つ空まで
聞えあげ
末の世までの
あととなし
今もおほせの
くだれるは
塵に繼げとや
塵の身に
積もれる言を
問はるらむ
これを思へば
いにしへに
藥けかせる
けだものの
雲にほえけむ
ここちして
ちぢの情も
おもほえず
ひとつ心ぞ
誇らしき
かくはあれども
照る光
近き衞りの
身なりしを
誰かは秋の
來る方に
欺きいでて
御垣より
外の重守る身の
御垣守
長々しくも
おもほえず
九重の
なかにては
嵐の風も
聞かざりき
今は野山し
近ければ
春は霞に
たなびかれ
夏は空蝉
なき暮らし
秋は時雨に
袖を貸し
冬は霜にぞ
責めらるる
かかるわびしき
身ながらに
積もれる年を
しるせれば
五つの六つに
なりにけり
これに添はれる
わたくしの
老いの數さへ
やよければ
身は卑しくて
年高き
ことの苦しさ
かくしつつ
長柄の橋の
ながらへて
難波の浦に
立つ波の
波の皺にや
おぼほれむ
さすがに命
惜しければ
越の國なる
白山の
頭は白く
なりぬとも
音羽の滝の
音にきく
老いず死なずの
薬もが
君が八千代を
若えつつ見む
くれたけの
よよのふること
なかりせは
いかほのぬまの
いかにして
おもふこころを
のはへまし
あはれむかしへ
ありきてふ
ひとまろこそは
うれしけれ
みはしもなから
ことのはを
あまつそらまて
きこえあけ
すゑのよよまて
あととなし
いまもおほせの
くたれるは
ちりにつげとや
ちりのみに
つもれることを
とはるらむ
これをおもへは
いにしへに
くすりけかせる
けたものの
くもにほえけむ
ここちして
ちちのなさけも
おもほえす
ひとつこころそ
ほこらしき
かくはあれとも
てるひかり
ちかきまもりの
みなりしを
たれかはあきの
くるかたに
あさむきいてて
みかきもり
とのへもるみの
みかきより
をさをさしくも
おもほえす
ここのかさねの
なかにては
あらしのかせも
きかさりき
いまはのやまし
ちかけれは
はるはかすみに
たなひかれ
なつはうつせみ
なきくらし
あきはしくれに
そてをかし
ふゆはしもにそ
せめらるる
かかるわひしき
みなからに
つもれるとしを
しるせれは
いつつのむつに
なりにけり
これにそはれる
わたくしの
をいのかすさへ
やよけれは
みはいやしくて
としたかき
ことのくるしさ
かくしつつ
なからのはしの
なからへて
なにはのうらに
たつなみの
なみのしわにや
おほほれむ
さすかにいのち
をしけれは
こしのくになる
しらやまの
かしらはしろく
なりぬとも
おとはのたきの
おとにきく
をいすしなすの
くすりかも
きみかやちよを
わかえつつみむ
Если б не было тех,
почивших в веках, поколений,
коим нет и числа,
как коленцам бамбука в роще, —
разве мы бы могли
свои сокровенные думы
донести до людей,
словами выразить сердце?
Немы были бы мы,
как безмолвная топь Икахо.
О, сколь счастлив наш рок,
что некогда, в давние годы,
славный Хитомаро
пребывал в пределах Ямато.
Хоть незнатен он был,
но искусство песни японской
он вознес до небес
и оставил потомкам память.
Мне велел Государь
собрать старинные песни —
недостойный слуга,
исполняю монаршую волю
и вослед мудрецу
стремлюсь дорогой неторной…
Лишь подумать о том —
и кажется, что в смятенье
закричать я готов,
как зверь из сказки китайской,
что, дурмана хлебнув,
вознесся к облачным высям.
Больше нет для меня
ни радостей, ни печалей,
всей душой предаюсь
одной-единственной цели.
Но забыть не могу,
что ранее при Государе
стражем я состоял
да сослан был по навету —
было велено мне
перебраться на запад столицы,
к тем далеким вратам,
откуда приходит осень.
Ах, не думалось мне,
что останусь на долгие годы
бедным стражем ворот
вдалеке от монарших покоев,
где в отрадных трудах
под девятиярусной кровлей
прожил я много лет,
избавлен от бурь и лишений.
Ныне к склону горы
примыкает мое жилище,
так что дымка весной
опускает над домом полог;
летом трели цикад
о юдоли бренной вещают;
осень слезным дождем
увлажняет рукав атласный;
донимает зима
жестокими холодами.
Так влачится мой век
в убогости и забвенье,
быстро годы летят,
все длиннее их вереница.
Тридцать лет пронеслось,
как постигла меня опала.
Отлучен от двора,
встречаю в изгнанье старость.
Втуне прожитых дней,
увы, не вернуть обратно.
Тяжко мне сознавать
свою печальную участь —
на ничтожном посту
служить в преклонные годы…
Но посмею ли я
обратиться с жалобой дерзкой!
Так и буду дряхлеть,
как ветшающий мост Нагара.
Уж морщины на лбу —
словно в бухте Нанива волны.
Остается скорбеть
о своей злополучной доле.
Уж давно голова
белее снежной вершины
Сира, «Белой горы»,
в отдаленных пределах Коси,
но лелею мечту
отыскать эликсир бессмертья,
о котором молва
летит, как шум водопада,
ниспадающего
с утесов горы Отова, —
чтобы тысячи лет
пребывать вблизи Государя!..
376. …как зверь из сказки китайской… — аллюзия на китайскую притчу о том, как пес и петух, выпив волшебного зелья, приготовленного Лю Анем, с воем и кукареканьем поднялись в облачное небо.
…стражем я состоял… — упоминание о том, что Тадаминэ одно время занимал должность начальника императорской гвардии. Затем он был переведен в гвардию Левого крыла, расквартированную в западной части столицы по поверьям, осень приходит с запада, и ему была поручена охрана дворцового комплекса «запретного города», но не покоев самого императора.
冬なから
春の隣の
ちかけれは
なかかきよりそ
花はちりける
ふゆなから
はるのとなりの
ちかけれは
なかかきよりそ
はなはちりける
Долго длится зима,
но весна уж неподалеку —
погляди, над плетнем
между вашим двором и нашим
лепестки цветов закружились!..

春霞
たなひくのへの
わかなにも
なり見てしかな
人もつむやと
はるかすみ
たなひくのへの
わかなにも
なりみてしかな
ひともつむやと
Как хотелось бы мне
стать нежной съедобною травкой
на зеленом лугу,
что затянут дымкой весенней, —
и отдаться пальчикам милой!..

おもへとも
猶うとまれぬ
春霞
かからぬ山も
あらしとおもへは
おもへとも
なほうとまれぬ
はるかすみ
かからぬやまも
あらしとおもへは
Я в разлуке томлюсь,
но встречи, увы, не дождаться —
ведь повсюду в горах,
от вершины и до вершины,
расползлась весенняя дымка…

春の野の
しけき草はの
つまこひに
とひたつきしの
ほろろとそなく
はるののの
しけきくさはの
つまこひに
とひたつきしの
ほろろとそなく
На весеннем лугу
бродит в травах фазан одинокий —
и подругу зовет —
он, вспорхнув, бьет крылами громко
и кричит: «О горе! О горе!»